WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Головинова Наталья Владимировна

ЯЗЫКОВАЯ РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ

СМЫСЛОВОЙ ДИАДЫ МУЖЧИНА / ЖЕНЩИНА

В ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ТЕКСТАХ М. Ю. ЛЕРМОНТОВА

Специальность 10.02.01 – русский язык

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Кемерово 2012

Работа выполнена на кафедре теории языка и славяно-русского языкознания

Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования

«Кемеровский государственный университет»

Научный руководитель: кандидат филологических наук, доцент

Грунина Людмила Петровна.

Официальные оппоненты:

Ким Лидия Густовна, доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка Федерального государственного бюджетного  образовательного учреждения высшего профессионального образования «Кемеровский государственный университет»;

Нестерова Наталья Георгиевна, кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования  «Национальный исследовательский Томский государственный университет».

Ведущая организация:

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Поволжская государственная социально-гуманитарная академия».

Защита состоится 26 мая 2012 года в 16.00 на заседании  диссертационного совета Д212.088.01 в Федеральном государственном  бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Кемеровский государственный университет» по адресу:  650043, Кемерово, ул. Красная, 6.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Кемеровского государственного университета.

Автореферат разослан «25» апреля 2012 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета  М. А. Осадчий

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Реферируемое диссертационное исследование посвящено изучению лингвистической экспликации культурно маркированной специфики пола в языке – гендеру.



Актуальность настоящей работы, выполненной на стыке лингвокультурологии и гендерной лингвистики, обусловлена, во-первых, включенностью в антропоцентрическую научную парадигму, одной из проблем которой является изучение и описание менталитета носителей языка на базе анализа фрагмента языковой картины мира; во-вторых, признанием необходимости изучения гендерных явлений для совершенствования принципов анализа и расширения теоретико-методологической базы современной гендерологии;  в-третьих, включенностью данного исследования в контекст современного лермонтоведения, в котором выделяется как литературоведческий, так и лингвистический аспекты изучения творчества поэта. Исследователи-литературоведы (С. А. Васильев, Л. В. Короткова, Д. Е. Максимов, В. М. Маркович, О. В. Миллер, Н. Н. Скатов, Б. Т. Удодов, Л. А. Ходанен,  И. С. Чистова, И. П. Щеблыкин и др.) рассматривают идейно-эстетическое содержание произведений и его реализацию в образах, символах, мотивах, отражающих специфику организации индивидуально-авторской концептуальной системы. В лингвистическом аспекте творчество М. Ю. Лермонтова представляет малоисследованную область, анализу подвергались образные средства (М. А. Бакина, Е. А. Некрасова, Г. А. Родионова, Н. В. Ярышева и др.).

Объектом исследования выступает смысловая диада мужчина / женщина в системе художественных текстов М. Ю. Лермонтова.

Предмет исследования – языковая репрезентация смысловой диады мужчина / женщина.

Цель настоящего исследования состоит в описании языковой репрезентации смысловой диады мужчина / женщина в творчестве М. Ю. Лермонтова.

Поставленная цель предполагает решение ряда задач:

1) создать эмпирическую базу исследования;

2) рассмотреть научные источники, отражающие проблематику исследования;

3) выработать методику ведения поэтапного анализа художественно представленной диады мужчина / женщина;

4) проанализировать систему средств вербализации смысловой диады мужчина / женщина и выявить внутренние смысловые связи слов-репрезентантов исследуемой диады;

5) описать особенности репрезентации гендерных речевых и поведенческих моделей, определить характер проявления гендерных стереотипов эпохи;

6) представить модель функционально-семантических полей «мужчина» / «женщина», отражающую языковую репрезентацию смысловой диады в художественных текстах М. Ю. Лермонтова.

Обращение к гендерному аспекту исследования художественного материала предполагает уточнение терминологического аппарата, необходимого для проведения анализа: гендер, гендерная картина мира, гендерные стереотипы, гендерный концепт, психологический пол, маскулинность, фемининность, мужественность, женственность, а также описание таких процессов, проявляющихся в языке, как «гендерная асимметрия» и «андроцентризм» языка.

Теоретическую базу настоящего исследования составили труды отечественных ученых в области:

  • гендерных исследований (теоретические положения, описывающие двухъярусную модель антропоориентированного изучения языка Московской школы лингвистической гендерологии А. В. Кирилиной, а также работы Л. Ю. Бондаренко, О. А. Ворониной, А. Г. Фомина и др.);
  • общей семантики и семантики текста (положения работ Л. М. Васильева, А. А. Уфимцевой, Ф. П. Филина и др.);
  • лингвистики текста (разные подходы к интерпретации художественного текста Л. Г. Бабенко, И. Р. Гальперина, Ю. М. Лотмана, В. А. Пищальниковой; к антропоцентричности в художественном тексте Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева, Н. Н. Кудашовой и др.);
  • лингвопоэтики (работы В. В. Виноградова, Г. О. Винокура, В. В. Кожинова, О. В. Миллер, Л. В. Полукаровой, Л. В. Рассказовой, Э. Р. Тенишева,  Б. А. Успенского, И. С. Чистовой и др.);
  • лермонтоведения (работы И. Л. Андроникова, Н. Л. Бродского, Э. Г. Герштейн, Д. Е. Максимова, Б. Т. Удодова и др.).

Стремление раскрыть природу семантических значимостей и проникнуть в сложную сущность гендерных явлений определяет научную новизну работы, в которой впервые:

1) предложена и обоснована методика анализа вербализации гендерных явлений в художественном тексте;

2) проведено комплексное исследование языковой репрезентации смысловой диады мужчина / женщина в творчестве М. Ю. Лермонтова с опорой на концептуальные установки гендерного анализа.

Теоретическая значимость данного диссертационного исследования заключается в углублении знаний относительно языковой репрезентации гендера, проявлении его специфики в художественном дискурсе, а также в изучении мотивной организации творчества М. Ю. Лермонтова в гендерном аспекте.

Практическая значимость исследования определяется возможностью использования его положений при разработке вузовских курсов по стилистике и интерпретации текста, спецкурсов по гендерной лингвистике. Наблюдения и выводы, изложенные в диссертации, могут быть полезны при дальнейшем изучении творчества М. Ю. Лермонтова.

Материалом анализа выступило литературное наследие М. Ю. Лермонтова, взятое во всем его жанрово-видовом разнообразии – лирика, поэмы, стихотворные повести, драмы, прозаические произведения, а также анализу подверглось эпистолярное наследие (проанализировано 54 письма Лермонтова)1. При отборе языковых фактов использовался гендерный подход, то есть ориентированность в контексте на лицо мужского и женского пола, за единицу была принята лексема. Картотеку языковых фактов составили единицы с гендерно маркированными суффиксами, служащими для обозначения лиц мужского пола (–ец, –ин, –ик, –ник, –ок и др.) и женского пола (–иц, –к,  –их, –ух, –ун, –ин, –с, –ш и др.; значение «жена» передается суффиксами –ш, –их и др.). Для выявления объема и содержания исследуемых понятий брались во внимание все возможные средства их вербализации: прямые и образные номинации героев, устойчивые расчлененные номинации (устойчивые словосочетания), а также синонимичные единицы. Объем картотеки составил 7,5 тысяч языковых фактов.

Обращение к творчеству М. Ю. Лермонтова с позиций гендера обусловлено тем, что первая треть XIX века – особое переломное время, которое рассматривается в российской гендерной истории как период, в который традиционная бинарность претерпевает существенные изменения, создается автономность отдельных гендерных групп (В. Агеева, О. В. Рябов): меняются представления о человеческой сущности и человеческом предназначении, сам феномен человека осмысливается по-новому, в нетрадиционных измерениях и соотношениях, когда наблюдается размывание устоявшихся границ фемининности / маскулинности, когда происходит изменение гендерных стереотипов.

Методологической основой предложенного анализа художественного материала послужило стремление описать область индивидуально-авторского знания о мире, которое входит в содержание художественно представленной диады мужчина / женщина. В связи с этим в работе используется термин когнитивной лингвистики «концепт», рассматриваемый как «явление разноуровневое, одновременно принадлежащее логической и интуитивной, индивидуальной и социальной, сознательной и бессознательной сферам»2; как явление, сочетающее в себе знаковую и образную природу и содержащее одновременно «общую идею» в понимании определенной эпохи; как коллективное, безличное и одновременно личное ядро культуры. Исследование репрезентаций гендера в соответствии с поставленными задачами проводилось на основе применения описательного и контекстологического методов, дефиниционного, классификационного, сопоставительного и количественного приёмов, путем проведения концептуального анализа, а также применения методики моделирования.

Научная достоверность и обоснованность полученных результатов обеспечиваются, во-первых, аргументированной выборкой языкового материала и его количеством; во-вторых, использованием в качестве методологической основы исследования положений, выработанных в теориях лингвистического, стилистического и литературоведческого анализов художественного текста; в-третьих, комплексным применением различных методов исследования.

Научная гипотеза исследования заключается в следующем: художественная речь актуализирует гендерный потенциал разноуровневых языковых единиц, проявляя тем самым гендерную «идеологию» эпохи.

На защиту выносятся следующие положения:

1. В творчестве М. Ю. Лермонтова актуализируется как архетипическая гендерная информация (бинарность женского и мужского начал), так и информация, отражающая гендерные стереотипы первой трети XIX века относительно гендерного и речевого поведения персонажей.

2. В качестве ведущих лексико-семантических объединений, вербализующих гендерные аспекты в художественном материале, выявлены группы лексем, объединенных по следующим параметрам: статусу, роду деятельности и выполняемой социальной роли.

3. Гендерную специфику смысловой диады мужчина / женщина проявляют ведущие мотивы творчества М. Ю. Лермонтова: любви, дружбы, одиночества, изгнанничества, странничества.

4. Языковая объективация отражает изменчивость феноменов «мужественность» и «женственность», подверженных сильнейшему влиянию культурных традиций эпохи, и поддается моделированию.

5. Лексический состав, эксплицирующий диаду мужчина / женщина, может быть представлен в виде функционально-семантических полей, объединяющих семантические группы слов разного характера.

6. По структуре функционально-семантические поля мужчина / женщина многомерны и объемны, поскольку гендерная специфика проявляется во всевозможных средствах вербализации.

Апробация результатов исследования. Основные положения работы обсуждались на аспирантском семинаре кафедры русского языка Томского государственного университета. Результаты исследования на различных его этапах излагались и получили одобрение на III (XXXV) Международной научно-практической конференции «Образование, наука, инновации: вклад молодых ученых исследователей» (г. Кемерово, 2008 г.), на II Международной научной конференции «Язык и межкультурная коммуникация» (г. Астрахань, 2008 г.), на конференции молодых ученых «Актуальные проблемы литературоведения и лингвистики» (г. Томск, 2009 г.), на II Международной научной конференции «Славянская филология: исследовательский и методический аспекты» (г. Кемерово, 2009 г.), на VI Международной научной конференции «Русская речевая культура и текст» (г. Томск, 2010 г.), на Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Языки культуры: историко-культурный, философско-антропологический и лингвистический аспекты» (г. Омск, 2010 г.), на Второй Всероссийской научно-практической конференции «Письменная русская речь в вузе и школе: теория и практика» (г. Кемерово, 2010 г.), на конференции «Л. Н. Толстой: художественная картина мира» (г. Кемерово, 2010 г.).





Результаты исследования отражены в 13 публикациях автора, в том числе в двух статьях в изданиях, включенных в реестр ВАК Минобрнауки РФ.

Исследование поддерживалось Российским фондом фундаментальных исследований (гранты по программе «Мобильность молодых ученых»: № проекта 09-06-90736-моб_ст 2009, № проекта 11-06-90729-моб_ст 2011).

Цель и задачи исследования определили структуру и объем работы, которая соответствует логике и содержанию научного исследования и состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы, включающего 296 наименований, списка использованных словарей и 2 приложений (№ 1 – тематические рубрикаторы, № 2 – модели-схемы). Диссертация изложена на 259 страницах, из которых 182 страницы основного текста.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении указывается объект и предмет исследования, обосновывается актуальность работы, ее научная новизна, формулируется цель и задачи исследования, определяется теоретическая и практическая значимость полученных результатов, обосновывается выбор эмпирического материала и устанавливаются критерии его отбора для анализа гендерных репрезентаций, формулируется научная гипотеза исследования, излагаются положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Теоретическая база исследования: гендер в парадигме современного филологического знания» посвящена обзору основных направлений гендерных исследований в современной лингвистике, разработке методики, позволяющей анализировать художественные произведения с точки зрения отражения в них гендерных явлений, в частности, гендерной идеологии соответствующей эпохи.

В терминологическом аппарате гендерной лингвистики основным вопросом является разграничение понятий «пол» и «гендер». Термин «пол» в работе определяется как совокупность биологических свойств, а «гендер» – как социокультурная категория, которая учитывает, помимо половой принадлежности, типы поведения, роли и образы, которые хотя и не детерминированы биологически, но рассматриваются в обществе как присущие мужским и женским представителям.

Анализ в гендерном аспекте предполагает обращение к понятиям «женственность» / «мужественность», под которыми в работе понимается совокупность социокультурных характеристик личности, традиционно считающихся типичными для женщин / мужчин. Поиском смысла мужественности и женственности заняты разные научные области, в числе которых философские, психологические, культурологические, социологические, искусствоведческие и литературоведческие исследования.

Художественные тексты позволяют воспроизвести историю бытия мужчины и женщины, а также обозначить представление о мужественности и женственности как с позиций антропологии, так и в метафорическом, семиотическом, философском понимании этих феноменов. В создании социокультурных гендерных конструктов в каждом отдельном случае значительную роль может играть литература конкретной эпохи.

Исследование гендера на художественном материале способствует глубокому проникновению в специфику его организации, так как гендерный подход основан на идее о том, что «важны не столько биологические или физические различия между мужчинами и женщинами, сколько культурное и социальное значение, которое придает общество этим различиям»3. Творчество художника слова всегда представляет «дух эпохи», индивидуально-авторскую картину мира, в которой находят отражение философские представления, этические и эстетические нормы, характерные для определенного времени.

Исследование художественных произведений в гендерном аспекте нацеливает на обращение к филологическому анализу с выходом на широкий литературный и социально-исторический контекст эпохи.

Методика ведения анализа подкрепилась теоретически значимым предположением о том, что текстовое структурирование констант связано с тремя уровнями, выделение которых практикуется в современной семиотике при исследовании знаковых систем:

1) уровень синтактики (содержит парадигматические и синтагматические характеристики);

2) уровень семантики, связанный с содержательной стороной выделенных единиц;

3) уровень прагматики, позволяющий рассматривать знак в его «обращенности» к системе ценностей4.

Обосновывается необходимость обращения к классификации Г. А. Золотовой для анализа мужских и женских образов. Так, Г. А. Золотова считает, что если человек существует в пространстве и времени, в природе и обществе, испытывает состояния физические и психические, движется в пространстве, действует в отношениях с другими людьми, то эти свойства человека репрезентируются в языке: знаками, обозначающими признаки человеческого характера, индивидуальные свойства личности; знаками, обозначающими признаки физического состояния; локализаторами интеллектуальных способностей, особенностей склада ума, мыслительной деятельности; отражением в языке профессиональной деятельности человека; показателями социальных характеристик человека, материального состояния, принадлежности к общественному строю; признаками национальной принадлежности; отражением образа жизни, привычек; выразителями и локализаторами эмоционального  состояния, чувств, переживаний; знаками отношения к другому человеку, к его поступкам и словам5.

Данная классификация указывает на проявление, во-первых, психического аспекта, выражаемого в языке центральными лексемами и сочетаниями лексем душа, дух, характер, внутренний облик, внутренний мир; во-вторых, физиологического аспекта, который представлен семантическими цепочками внешность внешний вид и внешний облик наружность. Связующим звеном между ними является лексема облик, имеющая в русском языке два значения: 1. Внешний вид, очертание, наружность; 2. перен. Характер, душевный склад6; в-третьих, социального аспекта.

Три перечисленных аспекта бытия человека (психического, физиологического и социального) способствуют полному представлению внешности и внутреннего мира человека. Так, с их помощью освещены основные характеристики исследуемых понятий, представлена языковая репрезентация сфер человеческого характера, внешнего облика, речевой деятельности, интеллектуальной, социальной и эмоционально-волевой сфер.

Во второй главе «Языковая репрезентация смысловой диады мужчина / женщина в творчестве М. Ю. Лермонтова» описывается вербализация пола и отражение гендерных явлений в структуре языковых знаков, анализируются особенности речевых и поведенческих моделей, а также характер проявления гендерных стереотипов в творчестве М. Ю. Лермонтова.

Проведенный анализ языковой репрезентации диады мужчина / женщина позволяет выделить основные смыслы лермонтовского мировидения, наметить гендерные речевые и поведенческие модели и говорить о том, что собранный материал характеризует гендерные образы как комплексные единицы, формирующиеся на базе характерных для эпохи первой трети XIX века общечеловеческих качеств и стереотипов, а также индивидуально-авторского взгляда.

Репрезентанты смысловой диады сгруппированы по разным основаниям (тематические, грамматические разряды). Особый акцент сделан на лексическом уровне ввиду его приоритетной роли в реализации смысла и проявлении авторской индивидуальности. Как правило, через лексический уровень концептуализируются самые существенные, базовые признаки.

Грамматическим центром функционально-семантических полей «мужчина» / «женщина» в творчестве М. Ю. Лермонтова является морфологическая категория рода.

Стоит отметить, что между частотностью слова и его языковой активностью существует закономерная связь: частотные слова имеют широкие словообразовательные связи и вступают в различные типы системных отношений, образуя ядерную зону функционально-семантических полей.

Номинативную сферу исследуемых понятий образуют личные субстантивы, поскольку их первичная функция не указательная, не дейктическая, а номинативная. Лицо, как правило, идентифицируется по комплексу признаков, прежде всего, по одежде, возрасту, росту. Наименования лиц мужского и женского пола образуют сложные системы, включающие как идентифицирующие (муж, отец, Юрий, Мери, княгиня, жена, мать и пр.), так и оценочно-квалификативные имена (горбач, шалун, дурная, красавица и пр.).

В тексте исследуемые понятия в вербальном выражении представлены различными выполняющими дейктическую функцию местоимениями (1-го и 2-го лица), которые обеспечивают единство разных смысловых планов: реального и условно-поэтического, индивидуально-обобщенного, а также индивидуализируют участников коммуникативной ситуации, но не характеризуют их.

Местоимение «я» выполняет разнонаправленные функции: с одной стороны, отражает установку на предельную искренность высказывания, создает ощущение авторского присутствия в тексте, с другой – фиксирует внимание на образе лирических героев, являясь основным средством обозначения, при этом активно подчеркивается его исключительность, непохожесть на других. Местоимения, являющиеся, как правило, средством выражения авторского «Я» на морфологическом уровне, в произведениях исследуемого автора свидетельствуют о личностно окрашенных текстах.

Местоимения «он» и «она», имеющие семантику «третьих лиц», на уровне текста выполняют анафорическую роль, выступая как вторичные средства, в то время как личные местоимения «я» и «ты» обладают свойством уникальной референции и характеризуются максимальной определенностью. Формы 2-го лица используются преимущественно в прямом значении – для указания на адресата. Резюмируя сказанное выше, заметим, что коммуникативно-грамматические особенности в использовании местоимений, на наш взгляд, свидетельствуют о биографическом начале в образе лирических героев.

Изучение лексического пласта, лежащего в основе содержательно-концептуального уровня текста, позволяет говорить о том, что этот уровень является ведущим в обнаружении основных тем и мотивов творчества М. Ю. Лермонтова, объединяемых понятиями «мужчина» и «женщина». Так, анализ повторяющихся смысловых комплексов и средств, их репрезентирующих, позволил выявить систему «доминантных» тем индивидуально-авторской картины мира М. Ю. Лермонтова, что способствует раскрытию концептосферы поэта.

В третьей главе «Парадигматический и синтагматический аспекты анализа смысловой диады мужчина / женщина в творчестве М. Ю. Лермонтова» выявляются внутренние смысловые связи единиц, репрезентирующих бином. Материал рассматривается под углом парадигматического и синтагматического аспектов: изучается способность репрезентантов анализируемой смысловой диады мужчина / женщина вступать в семантические корреляции (парадигматические и синтагматические отношения).

Анализ лексико-семантических подсистем, рассматриваемых как по вертикали, так и в линейной последовательности, раскрывает семантику оттенков значений во всем многообразии.

Рассмотрение парадигматического «измерения» ассоциативно-смысловых полей понятий «мужчина» / «женщина» привело к выделению текстовых парадигм. Исследуемые семантические поля по своей способности входить в лексико-семантические парадигмы разных ступеней явились наглядным примером многоступенчатости и нелинейности парадигматических отношений. За этими противопоставлениями стоят определенные лексико-семантические парадигмы, объединяющие слова с обозначением лица по различным естественным и «культурным» признакам.

Благодаря анализу синонимии удалось «высветить» различные грани понятий с точки зрения их содержательной и эмоционально-оценочной специфики. Так, просторечный синоним «баба» в русской языковой картине мира в рамках семейно-родственных отношений распространяется и на бабушку, а в старину в системе социальных ролей – на повитуху, то есть женщину, которая занималась родовспоможением, а по-народному «бабила»,  у М. Ю. Лермонтова же находит выражение в единичных случаях (4 употребления) в значении «зрелая женщина». Кроме того, конституантами синонимических рядов в контексте произведений М. Ю. Лермонтова являются квазисинонимы, содержащие индивидуально-авторские смыслы («ангел», «раба», «дикарка», а также «женская рожа», «плутовка», «кокетка», «шалунья»). Таким образом, синонимические ряды позволили рассмотреть вербализацию бинома мужчина / женщина как динамический процесс.

Гендерная маркированность проявилась в лексеме «чудо», образованной от «чути» и буквально означающей то, что видно или слышно: в лермонтовской картине мира употребляется в значении «красивая» и затрагивает только вербализацию понятия «женщина», в то время как словообразовательный «родственник» «чудовище» репрезентирует понятие «мужчина», относясь при этом к категории слов-ругательств.

Материал проявил следующую закономерность: синонимические ряды (как особая смысловая парадигма) каждой ЛСГ манифестируется доминантной лексемой. При этом можно отметить функционально-семантическую специфику: почти всегда доминантная лексема распространяется квазисинонимами. К примеру, расширение синонимического ряда с доминантной лексемой «жена», в которой наиболее полно выражена смысловая основа синонимического ряда, за счет новых лексем («солдатка» – номинация женщины по отношению к мужу-солдату, «покорное созданье» – супруга, находящаяся в подчиненном положении по отношению к мужчине) позволяет извлекать новые дополнительные смыслы. Также расширяется синонимический ряд обобщающих именований женщины за счет звуковой схожести с пчелами («рой»); внешней привлекательности («милый рой»); стереотипного мнения о стыдливости («стыдливый пол»).

Лексемы, составляющие синонимические ряды, позволяют сделать вывод о том, что Лермонтов опирается на традиционные способы номинации, привлекая окказиональные смыслы и словоформы.

Исследование в синтагматическом аспекте позволило выявить систему предикатов и описать несимметричные способы актуализации – субъектный и объектный, что способствует смысловой экспликации действий героев.

Женщина и мужчина функционируют в качестве субъектов, имеющих свой облик, возраст и характер; обладающих органами чувств; способных проявлять разнообразные чувства; имеющих социальный статус, национальную принадлежность, родственные связи; обладающих материальным положением, частной собственностью; способных совершать физические действия.

Предикативная часть способствует раскрытию ситуаций, характеризующих функции, действия и обязанности женщины и мужчины (присутствие на балах, общение, исполнение танца, пение, игра в карты, гадание, исполнение супружеского долга, деторождение и пр.).

Исследован характер динамического портретного описания и установлено, что автор отдает предпочтение глаголам, характеризующим деятельную натуру персонажа художественного произведения, что позволяет раскрыть личностные качества героя. Известно, что глаголы действия включают лексемы, обозначающие действия субъекта, направленные на объект, который, в свою очередь, не всегда при этом испытывает физические изменения.

Довольно распространена ситуация средоточия в одной синтаксической конструкции глаголов конкретного действия, что позволяет М. Ю. Лермонтову отразить сменяющийся калейдоскоп событий, участниками которых являются персонажи: «Вдруг она остановилась, опомниласьпосмотрела вокруг, ужаснулась... махнула рукой и выбежала» [Т. 4, С. 25]; «Дай мне припомнить… я столько слышала, видала, испытала, что... навряд… перескажу!..» [Т. 3, С. 49].

С помощью градуально расположенных однородных предикатов по нарастающей передается безропотное смирение перед причиненными страданиями, испытанием боли, мучениями: «Я тайный замысел ласкал, терпел, томился и страдал» [Т. 2, С. 419].

Поскольку обобщенная модель ситуации является семантической моделью типовых ситуаций (пропозицией), то осуществлено обращение к структуре события, а точнее к ситуации как к денотату предложения. При этом предикат позволяет определить структуру пропозиции и задать места для предметов-актантов.

В ходе анализа были выявлены семантические комплексы глаголов со следующими архисемами: «деятельность, связанная с отказом от прежней жизни во имя кого-либо лица», «деятельность, репрезентирующая смену настроения», «действия мужчины, направленные на угождение женщине», «запрет на выполнение определенных действий».

Семантический комплекс глаголов эмоционального состояния представили группы, обозначающие сферу чувств, такие как «страсть», «страдание», «тоска», «смущение», «грусть», «волнение», «страх», «отсутствие эмоций».

Мужчины чаще описываются в эмоциональном состоянии гнева, презрения, женщины – в эмоциональном состоянии смущения, страха. Номинации эмоциональных реакций в художественных произведениях передают больше покорности, слабости, зависимости женщин и настойчивость, в некоторой степени агрессивность, силу, волю мужчин.

Сопоставительный анализ речи мужчин и женщин позволил выделить гендерные речевые модели в зависимости от социального статуса персонажей и выявить группы глаголов речи для описания качества звучания: сказать  (1 101 употребление), говорить (732), отвечать (335), просить (230), рассказать (85), шептать (48), спросить (127), молить (67). При характеристике речи мужчин самыми распространенными являются глаголы сказать (714) и отвечать (212), при описании речи женщин – говорить (412), спросить (74), шептать (34). Предикаты речи не обладают изобразительной силой по причине того, что они необходимы автору для констатации самого факта речи. Отличаясь разнообразием лексического состава, они не имеют в ближайшем контекстном окружении распространителей – обстоятельств образа действия.

При характеристике качества речи мужчин Лермонтов использует больше глаголов, содержащих дополнительную информацию о манере и эмоциях говорящего, тоне и силе звука (бушевать, завопить, горланить, заорать, орать). Глаголы, передающие гнев, недовольство, смущение, чаще используются для характеристики речи мужчин (ворчать, бормотать, пробормотать). Характерным является также и то, что можно выделить целый ряд звукоподражательных глаголов, сопровождающих прямую речь персонажей женского пола (реветь / зареветь, шипеть / зашипеть).

Характер вербализации силы звучания речи персонажей не проявляет гендерной маркированности (глаголы, передающие силу звука: воскликнуть, вскрикнуть, закричать, прошептать, залепетать).

На резкость, категоричность речи мужчин указывают глаголы речи: перебить, отрубить, потребовать. Речь мужчины звучит весомее и категоричнее.

В языковом сознании оценочные признаки качества звучания речи женщин существуют в виде определенных стереотипов и при проекции на референта противоположного пола приобретают ярко выраженные эмоциональные оценки.

Иным образом обстоит дело, если под референтом подразумевается женщина и для ее характеристики используются стереотипные мужские оценочные признаки. В этом случае отрицательные эмоциональные оценки не наслаиваются, так как в языковом сознании представителей обоих полов мужские оценочные признаки имеют большую значимость и традиционно оцениваются как положительные.

Оценочная коннотация лексемы обнаруживает себя в сочетании с прилагательными, которые сообщают добавочную информацию о предмете, выделяя, уточняя или оттеняя его признак. Фактически происходит «наложение» новой категоризации на действительность или ее отдельные фрагменты. Поэтому оценочные компоненты слова эксплицируются посредством семантики прилагательного.

Значение «очень» (переизбыток каких-либо качеств) эксплицируется приставкой пре-: прехорошенькая, преинтересная штука, прелюбезная, прехитрая, прелукавая, преглупенькая, предобрая, премилый, прелюбезный. А отсутствие каких-либо черт имплицируется приставкой бес- / без-: бесхарактерный, безнравственный, безбожный, безрассудная.

Анализ семантики прилагательного позволил «вскрыть», помимо оценочных компонентов, добавочную информацию в исследуемых понятиях. Так, в словаре сочетаемости не находят своего отражения атрибутивные признаки, относящиеся к лексеме «женщина»7 и встретившиеся в лермонтовской картине мира: свежа, бледная, божественная, белая, нежная, простая, хороша / хорошенькая / прехорошенькая, лукавая / прелукавая, коварная, строгая, богомольная и ветреная. Зоной пересечения являются только прилагательные прекрасная, милая, стройная, молодая и слабая.

В анализируемом материале среди прилагательных, синтагматически соотносящихся с лексемами «мужчина» и «женщина», лидируют лексические единицы, описывающие возраст, внешность и характер: молодой (8 употреблений) / молодая / младая (11 употреблений), милая (11), прекрасная (6), свежа (я) (6), бледная (8), божественная (3), добрый / предобрый (4), угрюмый (4), слабый (4), бездушный (4), любезный / прелюбезный (4), злой (3), беспечный (3). Прилагательные белая, нежная, слабая, простая, стройная, хороша / хорошенькая / прехорошенькая, лукавая / прелукавая, коварная, строгая, богомольная и ветреная равнозначны по частотности в текстах Лермонтова – по 2 употребления. В описании женского характера превалируют единицы, традиционно считающиеся в обществе положительными. Стоит отметить, что при описании женщины внешность является значимой, а в случае с мужчиной она «уходит» на второй план (худой / худощавый (3 употребления).

Лермонтов использует нетрадиционные, являющиеся, в какой-то мере, окказиональными словосочетаниями, состоящими из репрезентантов понятия «женщина» + наречия меры: кокетка до невозможности, мила до чрезвычайности, слишком мила, слишком любезна, слишком женщина.

Обращение к семантическому анализу сравнений тематической группы «человек» позволило выделить в зависимости от объекта сравнения шесть основных групп: сравнение с животным и растительным миром, с драгоценными камнями, с природными стихиями и явлениями, с небесными светилами и музыкальными инструментами. Их объединяет то, что признак в них не всегда указывается, его вытесняет четкий, конкретный, выразительный образ. Гендерная маркированность, как правило, проявляется при сравнении с животными: красивые и грациозные животные соотносятся с женщинами, а сильные и агрессивные – с мужчинами.

М. Ю. Лермонтов использует ассоциативно-образную основу сравнения с целью помочь читателю получить дополнительные сведения о внешности персонажей и их душевном состоянии. Сравнения в составе антропоморфизма, выступающего компонентом психологической структуры семантики предложения, способствуют выражению позиции автора. Образ, выражаемый устойчивым сравнением, как результат длительного общенародного отбора национален логически и эстетически безукоризнен. Автор, используя штамп, не претендует на индивидуально-творческий способ отражения особенности описываемого и пользуется сравнением как обычной языковой единицей.

Оригинальность лермонтовской поэтической стилистики не столько в лексическом своеобразии: её определяет высокая «валентность» (Д. Е. Максимов), проявляющаяся как на уровне слов и словосочетаний, так и на уровне целостного высказывания. Благодаря привлечению традиционного материала Лермонтов очень точно выстраивает глубинный семантический ряд, как бы демонстрируя пути его индивидуального освоения.

Частотность лексем способствует выделению «тематических пристрастий» эпохи М. Ю. Лермонтова. Так, охарактеризовать Лермонтова-романтика позволили следующие группы тем: любовь, представленная лексемами «грудь», «сердце», «дорогой», «страсть», «любить», «объятие», «ласка», «поцелуй» и т. п.); страдание, представленная лексемами «встревожить», «тревога», «грустить», «жаль», «зло», «мрачный», «страх», «проклятье», «смятение», «сожаление», «сожаленье», «мука», «мученье», «рана», «отчаянье», «тягость», «пытка» и т. п.; ложь, представленная лексемами «ложь», «обман», «стыд», «стыдно», «честь», «клятва». Можно полагать, что выделение подобных групп ключевых слов позволяет прояснить некоторые устойчивые лейтмотивы (семантические инварианты) творчества Лермонтова, так как повторяется то, что представляет для автора особую значимость в раскрытии его мироощущения. Слова-фавориты, переходя из одного произведения в другое, обрастают собственной семантической структурой, несущей значительный заряд индивидуально-ассоциативных значений. Они становятся метким идентификатором индивидуального стиля автора.

Тема любви и дружбы является основополагающей для М. Ю. Лермонтова (универсальный мотив романтиков), что подтверждается частотностью лексем «любовь» (605 употреблений) и «друг» (428 употреблений). Заметим, что сквозной мотив любви, «подпитывающий» гендерные отношения, выполняет соединительную функцию между героем и героиней и вбирает лейтмотивы счастья, верности / неверия в прочность женского чувства, боли потерь, скептического отношения к любви, невозможности, несбыточности, смятения сердца / чувственной любви (страсти), «обманутой» «жажды любви», страдания.

Опорными мотивами являются мотивы действия, связанного с желаниями, чувствами, мыслями, а также подвига, характеризуемого однократностью и грандиозностью. Действие мыслится преимущественно в виде борьбы. Стимулом действия, как правило, выступает одно какое-то желание, чувство, мысль. Равномерно распределяется лексика, описывающая как действия героев: «дойти до совершенства», «цель», «мне нужно действовать», «искра в нем таилась и ждала», «страстный охотник», «ужасное борение», «упорство», «капризы», так и их бездействие: «любимец мягкой лени», «любимец наслаждений», «гуляка праздный», «враг трудов полезных».

Изучение смысловой диады мужчина / женщина на примере художественных текстов М. Ю. Лермонтова позволило выявить систему языковых средств, отражающую специфику гендерной оппозиции.

В Заключении подводятся основные итоги проведенного исследования, оценивается его перспективность. Так, относительно поставленных в работе задач сделаны некоторые конкретные наблюдения и выводы.

1. Особенности семантической ориентированности на репрезентанты смысловой диады мужчина / женщина, зависящие от граней бытия, сфер жизни, системы отношений, указывают на множественность их проявлений в художественных текстах М. Ю. Лермонтова. Так, исследуемая диада репрезентирована парадигмами номинантов и ассоциатов, фиксирующих тематические сферы бытия человека: характер, внешность, речь, поведение, интеллектуальную, социальную и эмоционально-волевую сферы.

Анализируемый материал позволил выявить следующие группы номинаций, имеющих гендерную специфику: имена собственные, прозвища, экзистенциальные имена, номинации семейных и социальных ролей, мифологемы. Идентифицирующие наименования, как правило, покрывают участки семантического пространства, где в качестве аспекта номинации выступают характеристики, онтологически присущие лицу, – «пол», «возраст».

2. Оценочно-квалификативные наименования содержат аксиологические признаки, отражающие представления об эталонных чертах героев  М. Ю. Лермонтова.

Широкое употребление прилагательных и наречий, выражающих общую положительную оценку, использование синонимов с экспрессивным компонентом значения общеоценочного прилагательного «хороший» (чудный, великолепный, дивный, замечательный, превосходный) позволило Лермонтову создать образы положительных героев.

В лермонтовском мировидении аккумулируется опыт поколений, закрепленный в гендерных стереотипах, представлениях о необходимых добродетелях, присущих мужчине (добрый, удалый и др.) и женщине (любезная, милая и др.). Наделение героев неоспоримыми положительными качествами, своего рода нравственными константами, которые эволюционируют в зависимости от периода, приближает к «прочтению» эпохи.

3. Представление о гендере, бытующее в патриархальной культуре, слагается в творчестве Лермонтова в традиционную оппозицию: «мужчина – субъект» / «женщина – объект». Прототипичность мужского субъекта объяснима его агентивностью, которая предполагает инициатора события, контролирующего его и являющегося «источником» энергии действия, обладающего энергетической активностью, намеренностью (волитивностью), каузуальностью, контролируемостью. Лингвистический факт преобладания глаголов в ситуациях, описывающих героев-мужчин, вполне согласуется со стереотипным представлением о мужчинах как носителях преимущественно активного, действующего начала.

4. Одной из форм языковой объективации исследуемых понятий явилась совокупность гендерных метафор как емкого и экспрессивного языкового средства гендерного маркирования.

Метафорический характер номинаций мужчины и женщины в творчестве Лермонтова обусловил двойственность восприятия и, как следствие, усложнение описательной модели. В качестве метафоризации выступили как одушевленные, так и неодушевленные объекты. Лексическое дублирование словесного состава сравнения вовсе не отменяет стандартности его образного наполнения. Можно говорить о стабильности образного содержания сравнений в произведениях, относящихся к различным временным периодам творчества автора. Повторяющаяся метафора задает перспективу развития художественного мира поэта, создает «ядерный образ».

5. Понятия «мужчина» и «женщина» в своей структуре содержат множество составляющих, которые противопоставляются по разным аспектам – внешности, характеру, кругу интересов, типу ума, логики. Вербализация названных аспектов отражает представления, характерные для первой трети XIX века, составляющие морально-этические стереотипы того времени.

6. В речевом поведении героев и героинь гендер реализуется с позиций грамматической категории рода, номинативной системы, а также с помощью прагматических установок.

В создании образа лирических героев первостепенную роль играет система личных местоимений, благодаря которым формируются и развиваются оппозиции «Я – Он», «Я – Другие», характеризующие взаимоотношения героев и окружающего мира.

7. Гендерное и речевое поведение персонажей своеобразно соотносится с культурой эпохи. С одной стороны, они «впитывают» особенности своего времени, опираются на гендерные стереотипы, но в значительной мере обгоняют его, поскольку мужчина и женщина в наибольшей степени связаны с надысторическими свойствами человека, с тем, что глубже и шире отпечатков эпохи. В процессе гендерной метафоризации происходит производство новых значений, подтверждаются отношения неравенства, иерархии, власти и контроля, так как оппозиция мужское / женское выступает в роли своего рода культурной матрицы установления иерархий и оценок.

8. Описательная модель гендерных образов, построенная по принципу функционально-семантического поля, отражает комплекс полученных в ходе анализа данных относительно исследуемой диады.

9. Выход на мотивную организацию творчества исследуемого автора позволил познать гендерные стереотипы поведения.

Таким образом, рассмотрен большой комплекс культурных установок, воздействующих на поведение личности, то есть гендер. Изучена система культурных образцов, норм и репрезентаций, регулирующих поведение мужчин и женщин, исследованы видовые категории (по отношению к родовому понятию «гендер») «мужественность» и «женственность» на художественном материале.

Настоящее исследование не носит исчерпывающего характера и является лишь попыткой проникновения в идиостиль автора. Последующее развитие проблематики связано с рассмотрением гендерных моделей поведения персонажей на примере творчества нескольких авторов – представителей одной эпохи, а также разных эпох.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

В статьях в ведущих рецензируемых научных изданиях, определенных ВАК Минобрнауки РФ:

1. Головинова, Н. В. Семантика лермонтовской музы как феномен романтической традиции [Текст] / Н. В. Головинова // Вестник Иркутского государственного лингвистического университета. – Иркутск, 2011. – № 2 (14). – С. 20–26 (0,5 п. л.).

2. Головинова, Н. В. Характер сравнений в индивидуально-авторской картине мира М. Ю. Лермонтова (гендерный аспект) [Текст] / Н. В. Головинова // Вестник Томского государственного педагогического университета. – Томск, 2011. – № 11 (113). – С. 102–109 (0,75 п. л.).

В других изданиях:

3. Головинова, Н. В. Концепт «женщина» в индивидуально-авторской картине мира М. Ю. Лермонтова: особенности парадигматики [Текст] /  Н. В. Головинова // Образование, наука, инновации: вклад молодых ученых исследователей: материалы III (XXXV) Международной научно-практической конференции / Кемеровский госуниверситет. – Кемерово: ООО «ИНТ», 2008. – Вып. 9. – Т. 2. – С. 98–101 (0,2 п. л.).

4. Головинова, Н. В. Репрезентация культурологических истин о женщине в творчестве М. Ю. Лермонтова [Текст] / Н. В. Головинова // Язык и межкультурная коммуникация: материалы II Международной научной конференции. – Астрахань: Издательский дом «Астраханский университет», 2008. – С. 105–108 (0,25 п. л.).

5. Головинова, Н. В. Гендерные характеристики в художественном осмыслении М. Ю. Лермонтова [Текст] / Н. В. Головинова // Филологические науки. Вопросы теории и практики. – Тамбов: Грамота, 2009. – № 1 (3). –  С. 57–60 (0,4 п. л.).

6. Головинова, Н. В. Основные аспекты гендерного подхода  к художественному тексту [Текст] / Н. В. Головинова // Актуальные проблемы литературоведения и лингвистики: материалы конференции молодых ученых / под ред. А. А. Казакова. Вып. 10. – Томск: Издание ТГУ, 2009. – Том 2: Литературоведение. – С. 70–75 (0,27 п. л.).

7. Головинова, Н. В. Поэтический «портрет» женщины в художественном мире М. Ю. Лермонтова [Текст] / Н. В. Головинова, Л. П. Грунина // Академический журнал Западной Сибири: научно-практический журнал. – Тюмень: ООО «М-центр», 2009. – № 1. – С. 10–12 (0,3 п. л.).

8. Головинова, Н. В. Гендерные характеристики в художественном осмыслении М. Ю. Лермонтова [Текст] / Н. В. Головинова // Славянская филология: исследовательский и методический аспекты: материалы II Международной научной конференции (1–3 июля 2009 г.) / под ред. Н. Б. Лебедевой / ГОУ ВПО «Кемеровский государственный университет». – Томск: Издательство Томского государственного педагогического университета, 2009. – Вып. 2. – С. 56–62 (0,3 п. л.).

9. Головинова, Н. В. Гендер в парадигме современного лингвистического знания [Текст] / Н. В. Головинова // Русская речевая культура и текст: материалы VI Международной научной конференции (25–27 марта 2010 г.) / Под редакцией проф. Н. С. Болотновой. – Томск: Издательство Томского ЦНТИ, 2010. – С. 141–148 (0,4 п. л.).

10. Головинова, Н. В. Художественное осмысление гендерных концептов М. Ю. Лермонтовым [Текст] / Н. В. Головинова // Языки культуры: историко-культурный, философско-антропологический и лингвистический аспекты: материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием» (9 февраля 2010 г.): В 2 т. Том 1. – Омск: Изд-во Ом. экон. ин-та, 2010. – С. 129–134 (0,29 п. л.).

11. Головинова, Н. В. Сравнения в творчестве М. Ю. Лермонтова: гендерный аспект [Текст] / Н. В. Головинова // Филологические науки. Вопросы теории и практики. – Тамбов: Грамота, 2009. – № 2 (4). – С. 97–101 (0,6 п. л.).

12. Головинова, Н. В. Гендерный аспект в рассмотрении художественного текста [Текст] / Н. В. Головинова // Естественная письменная русская: исследовательский и образовательный аспект. Часть IV: дискурсы и жанры письменной речи: сборник научных статей / под ред. Н. Б. Лебедевой; Кемеровский государственный университет. – Кемерово, 2012. – С. 208–214 (0,4 п. л.).

13. Головинова, Н. В. Художественный концепт в гендерном аспекте: проблемы и перспективы исследования [Текст] / Н. В. Головинова //  Л. Н. Толстой: художественная картина мира. – Кемерово, 2012. – С. 213–220 (0,51 п. л.).


1 Лермонтов, М. Ю. Собрание сочинений в четырех томах [Текст] / М. Ю. Лермонтов. – Ленинград: «Наука» Ленинградское отделение, 1980. (В тексте диссертации при иллюстрации положений указывается том и номер страницы.)

2  Степанов, Ю. С. Слово [Текст] / Ю. С. Степанов // Русская словесность. От теории словесности к структуре текста. Антология / Под ред. проф. В. П. Нерознака. – М., 1997. – С. 290.

3 Словарь гендерных терминов / Под ред. А. А. Денисовой / Региональная общественная организация «Восток – Запад: Женские Инновационные Проекты». – М.: Информация – XXI век, 2002. – С. 24.

4 Воробьев, В. В. Лингвокультурология (теория и методы): монография. / В. В. Воробьев. – М.: Изд-во РУДН, 1997. – С. 68–69.

5 цит. по Коротун, О. В. Семиосфера внешности человека в русской языковой картине мира [Текст] // Мир человека и мир языка: учебное пособие для вузов / Отв. ред. М. В. Пименова. –Кемерово: ИПК Графика, 2003. – С. 187–201. – (Концептуальные исследования, Вып. 2.)

6 Ожегов, С. И. Словарь русского языка: ок. 57 000 слов [Текст] / Под ред. Чл.-корр. АН СССР Н. Ю. Шведовой. – 18-е изд., стереотип. – М.: Рус. яз., 1987. – С. 367.

7 Словарь сочетаемости слов русского языка: ок. 2 500 словарных статей [Текст] / Ин-т рус. яз. им. А. С. Пушкина; Под ред. П. Н. Денисова, В. В. Морковкина. – 2-е изд., испр. – М.: Рус. яз, 1983. – С. 157.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.