WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ЧЕРНОУСОВА ЮЛИАНА АНАТОЛЬЕВНА

ЯЗЫК БИЗНЕС-КОНТРАКТОВ:

КОМПОЗИЦИОННО-СТРУКТУРНЫЕ,

ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЕ И

ЛИНГВО-ПРАГМАТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ

(на материале современного английского языка)

Специальность 10.02.04 – германские языки

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Пятигорск 2012

Работа выполнена на кафедре английского языка и

профессиональной коммуникации

в ФГБОУВПО

«Пятигорский государственный лингвистический университет»

Научный руководитель:  кандидат филологических наук,

доцент

Ширяева  Татьяна Александровна

Официальные оппоненты:  Склярова Наталья Геннадиевна,

      доктор филологических наук,

              доцент, профессор кафедры теории и

  практики английского языка

  ФГАОУВПО «Южный Федеральный

  университет»

  Чиршева Галина Николаевна,

  доктор филологических наук,

  профессор, заведующая кафедрой

  германской филологии и межкультурной

  коммуникации ФГБОУВПО «Череповецкий

  государственный университет»

 

Ведущая организация:  ФГБОУВПО «Мордовский государственный

университет им. Н.П. Огарева»

Защита диссертации состоится 17 мая 2012 г. в 12 00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.193.02 в ФГБОУВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет» по адресу: 357532, г. Пятигорск, проспект Калинина, 9.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет».

Автореферат разослан 16 апреля 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                     Л.М. Хачересова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Настоящая диссертация посвящена комплексному изучению языка современных англоязычных бизнес-контрактов, их композиционно-структурным, лексико-семантическим и лингво-прагматическим особенностям. Выбор темы исследования определяется тем фактом, что при имеющемся значительном разнообразии лингвистических разработок в области делового дискурса, в целом, и англоязычного делового дискурса, в частности, языковые особенности текста англоязычного бизнес-контракта на сегодняшний день еще не изучены. В тоже время современный уровень дискурсивных исследований открывает ранее не использованные лингвистикой возможности описания, понимания и регулирования различных аспектов профессиональной коммуникации.

Непреходящая актуальность вопросов профессиональной коммуникации, роли языка в жизни определенного профессионального социума обретает сегодня новое звучание в контексте тех стремительных социальных процессов и изменений, свидетелями которых мы являемся. Глобализация бизнес-операций и коммуникационных технологий, интернационализация экономики и торговли, рост Евросоюза и расширение Еврозоны – вот далеко не полный список тенденций развития современного общества, в котором особую значимость приобретает изучение делового английского языка. Деловой английский в двадцать первом веке – это лингва франка (Business English as a Lingua Franca (BELF) – новый профессиональный язык в сфере бизнеса, особый код, используемый членами глобального бизнес-сообщества для совершения бизнес-операций [Kankaanranta, Louhiala-Salminen, 2007, p. 55].

Значимость и глобальные масштабы сферы бизнеса заставляют ученых обращаться к проблемам изучения роли языка и культуры в деловой коммуникации, актуальным вопросам делового дискурса (ДД) – «целенаправленной статусно-ролевой речемыслительной деятельности людей, общей характерной чертой которых являются деловые отношения, … базирующиеся на нормах и правилах общения, принятых в деловом сообществе» [Ширяева, 2010, с. 119].

Однако необходимо отметить, что, несмотря на большое количество исследований в области ДД [Астафурова, 1997; Буркитбаева, 2010; Гурьева, 2003; Ширяева, 2010; Bargiela-Chiappini, 2009; Charles, 2006; Kankaanranta, 2007; Louhiala-Salminen, 2005], бизнес-контракт как один из наиболее востребованных жанров ДД, его композиционно-структурные, лексико-семантические и лингво-прагматические особенности остаются той нишей научных знаний, которая требует пристального внимания, тщательного анализа и рассмотрения, так как данный вид деловой коммуникации исследуется, как правило, фрагментарно или в совокупности с другими жанрами ДД [Дорошенко, 1995; Драбкина, 2001; Максимов, 1984; Суханова, 1983; Boundy, 2010; Thorpe, Bailey, 1999].

Хотя контракты малоизучены, их значение для большинства сфер человеческой жизни неоспоримо. Бизнес-контракты – это те «артерии», которые помогают поддерживать жизнедеятельность как бизнеса, так и общества в целом, что делает их актуальным объектом для лингвистического исследования.

Oбъектом данного исследования являются тексты англоязычных бизнес-контрактов как особый жанр делового дискурса.

Предметом исследования выступают композиционно-структурные, лексико-семантические и лингво-прагматические характеристики текстов англоязычных бизнес-контрактов.

Научная новизна настоящего исследования определяется выбором в качестве объекта исследования текстов англоязычных бизнес-контрактов как особого жанра делового дискурса. В работе впервые подвергаются многоаспектному анализу композиционно-структурные, лексико-семантические и лингво-прагматические особенности текстов англоязычных бизнес-контрактов, которые до настоящего времени не анализировались системно. Новым является выделение основных видов контрактов (маркетинг-ориентированные (49,35%), финансово-ориентированные (38,25%) и социально-ориентированные (12,4%), функционирующих в бизнесе, описание их инвариантных характеристик. Впервые разработана композиционно-обусловленная типология англоязычных бизнес-контрактов и описано их лексико-семантическое поле.

Целью настоящего диссертационного исследования является комплексное исследование языковых особенностей текстов англоязычных бизнес-контрактов, выявление и описание их композиционно-структурных, лексико-семантических и лингво-прагматических характеристик.

Поставленная в исследовании цель достигается путем решения следующих задач:

– проанализировать лингвистическую литературу с целью обобщения достижений в области исследований делового дискурса;

– подтвердить значимость жанра «бизнес-контракт» для современного англоязычного делового дискурса;

– выявить и описать системообразующие институциональные, функциональные параметры англоязычного бизнес-контракта;

– установить основные виды бизнес-контрактов, функционирующих в англоязычном ДД;

– определить особенности композиционной структуры текстов бизнес-контрактов;

– проанализировать лексические единицы, используемые в текстах англоязычных бизнес-контрактов, определив их семантику;

– построить лексико-семантическое поле текста бизнес-контракта, выявив объединение лексических единиц в лексико-семантические группы;

– исследовать текст бизнес-контракт как лингво-прагматический феномен, проанализировав его функционально-прагматическое содержание.

Материалом исследования послужили аутентичные тексты современных бизнес-контрактов на английском языке (американский вариант) с ведущего мирового интернет-сайта по предоставлению правовой информации для юридических фирм http://www.findlaw.com 2000 экземпляров, общим объемом 16712 страниц, а также различные (в том числе и электронные) профессионально-ориентированные словари: лингвистические, бизнес, юридические, культурологические.

Общетеоретическую базу исследования составляют работы как отечественных, так и зарубежных ученых по философии языка и когнитивной лингвистике [Александрова, Кубрякова, 1997; Голованова, 2008; Кобрина, 2009; Кравченко, 2008], теории и анализу дискурса [Демьянков, 2007; Григорьева, 2008; Карасик, 2002; Манаенко, 2011; Прохоров, 2006; Стернин, 2007; Blakemore, 2004; Chafe, 2004; Dijk, 2004; Myhill, 2004; Stubbs, 2003; Schiffrin, 2004; Woods, 2006], по деловому дискурсу [Астафурова, 1997; Безнаева, 2009; Буркитбаева, 2010; Гурьева, 2003; Федотова, 2005; Ширяева, 2010; Bargiela-Chiappini, 2009; Charles 2006; Planken, 2005; Poncini, 2004], по теории речевых жанров [Алексеева, 2009; Бахтин,1986], по юрислингвистике [Голев, 1999; Губаева, 2003; Пряшников, 1990], по теории текста [Бабенко, 2009; Валгина, 2004; Ворожбитова, 2005; Гальперин, 2006; Дридзе, 1976; Николаева, 1977], по лингвистической семантике [Алефиренко, 2005; Аникеева, 2002; Бондарко, 2002; Вердиева, 1986; Долгих, 1973; Жгенти, 1983; Кобозева, 2007; Родин, 2004; Уфимцева, 2004; Trier, 1931; Weisgerber, 1964], по прагмалингвистике [Драбкина, 2001; Матвеева, 2005; Мкртычян, 2010; Grice, 1985; Horn, 2006; Morris, 1982; Leech, 1983; Levinson, 1983; Sadock, 2006], по теории речевых актов [Богданов, 1989; Колшанский, 1978; 1979; Почепцов, 1985; Abbott, 2006; Austin, 1962; Crystal, 1995; Fauconnier, 2008; Searle, 1999].

Исследование фактического материала проводилось с использованием следующих методов: лингвистического описания, компонентного анализа, дефиниционного анализа, валентностного анализа, контекстологического анализа, дискурсивного анализа, квантитативного анализа.

Проведенное исследование позволяет вынести на защиту следующие положения:

– бизнес-контракт, являясь одним из наиболее востребованных жанров англоязычного делового дискурса, характеризуется специфическими институциональными параметрами: целью, участниками, ценностями, хронотопом, коммуникативными стратегиями, прецедентными текстами и дискурсивными формулами;

– на основании функционального и композиционного критериев выделяются типовой бизнес-контракт (regular business contract) (74,28 %) и бизнес-контракт в форме письма (business contract: letter version) (25,72%);

– лексико-семантическое поле (ЛСП) бизнес-контрактов является предметно-процессуальным полем с доминантой (гиперсемой) «agreement» и тремя основными семами-реализаторами, формирующими околоядерное пространство: «promise», «contracting parties», «terms». Сема «promise» актуализируется наибольшим количеством лексических единиц и выражает общий интенциональный смысл бизнес-контракта – «взаимное обещание (обязательства) сторон по отношению к чему-либо»;

– бизнес-контракт – лингво-прагматический феномен, характеризующийся двумя схемами взаимодействия между адресантом и адресатом: агент – агент (равенство) и агент – клиент (доминирование); прагматической установкой на оказание необходимого профессионального воздействия на адресата (подписание соглашения); особым прагматическим содержанием текста, включающим в себя долженствование и императивность;

– текст англоязычного бизнес-контракта представляет собой речевой акт смешанного типа, в котором «главная» иллокуция репрезентируется комиссивами (84,27%), директивами (5,63%) а совокупность «второстепенных» иллокуций актуализируется репрезентативами (6,12%), декларативами (2,7%), экспрессивами (1,28%).

Теоретическая значимость работы заключается в том, что диссертационное исследование расширяет рамки изучения делового дискурса и бизнес-контракта как его особого жанра, обогащает представление о лингвистической сущности бизнес-контрактов. Результаты исследования открывают перспективы для дальнейшего изучения механизмов функционирования лексических единиц в текстах бизнес-контрактов, описывают структуру ЛСП бизнес-контрактов, выявляют, что бизнес-контракт представляет собой речевой акт смешанного типа.

Практическая значимость работы заключается в том, что результаты исследования могут быть использованы в практике преподавания английского языка для специальных целей на языковых специальностях и на факультетах экономического профиля, при разработке курсов по дискурсивному анализу и профессионально-ориентиро-ванной речи. Собранные материалы могут эффективно использоваться в подготовке переводчиков и экономистов, при составлении учебных пособий, словарей по бизнес-контрактам и деловой документации.

Апробация работы. Результаты исследования были представлены на заседаниях кафедры английского языка и профессиональной коммуникации и кафедры делового иностранного языка ФГБОУВПО «ПГЛУ»; на «Университетских чтениях» ПГЛУ (Пятигорск, 2011 г.); на Международной научной конференции «Лингвистические основы межкультурной коммуникации» (Нижний Новгород, 2007 г.); на III Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы лингвистики, лингводидактики иностранного языка делового и профессионального общения» (Москва, 2008 г.); на VI Международной научной конференции «Язык, культура, общество» (Москва, 2011 г.) и отражены в 12 публикациях, общим объемом 4,72 п.л., 4 из которых опубликованы в изданиях, рекомендованных ВАК РФ.

Структура работы. Композиционно работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии и приложения.

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, формулируются его теоретическая и практическая значимость, определяются основная цель, задачи и методика исследования, приводятся положения, выносимые на защиту.

В первой главе обобщаются основные теоретические вопросы, связанные с изучением делового английского языка и делового дискурса, рассматривается понятие «contract» в историческом, этимологическом, синонимическом, функциональном и институциональном аспектах.

Во второй главе исследуется композиционная структура типового бизнес-контракта (regular business contract) и бизнес-контракта в форме письма (business contract: letter version), описываются основные лексические единицы, входящие в лексико-семантическое поле современного бизнес-контракта.

В третьей главе бизнес-контракт анализируется как лингво-прагматический феномен, представляющий собой речевой акт смешанного типа, имеющий своего адресанта и адресата, особое прагматическое содержание и установку текста, нацеленного на достижение программируемого перлокутивного эффекта.

В заключении обобщаются полученные в ходе исследования результаты и подводятся основные итоги, намечаются пути и перспективы дальнейшего изучения бизнес-контракта как жанра ДД.

Библиография включает в себя научные труды, использованные при написании диссертации, а также список словарей и список источников примеров.

Приложение содержит схемы, иллюстрирующие результаты исследования, а также образцы основных типов бизнес-контрактов.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В первой главе «Статус контрактов в современном англоязычном деловом дискурсе» рассматриваются современные тенденции в изучении делового английского языка и делового дискурса, дается историческая и этимологическая справка о понятии «contract», рассматриваются его основные синонимы, выявляется соотношение между понятиями «contract» и «agreement», определяются функции и особенности бизнес-контракта как жанра институционального дискурса.

Проблематика исследования различных типов институционального дискурса обусловлена логикой развития современной лингвистической науки, которая пытается познать самые сложные феномены взаимосвязи языка с психологией и мышлением человека, определяющие его социальное поведение и мотивацию деятельности.

Стремительный процесс глобализации и интенсивное развитие бизнеса, который можно представить в виде трех пересекающихся и взаимовлияющих сфер: маркетинговой, социальной и финансовой – послужили предпосылками развития особого интереса ученых к системному и комплексному изучению делового английского языка, функционирующего в современном бизнес-сообществе.

Именно бизнес и сопутствующие ему сферы стали решающими для развития делового английского языка, который в 60е-70е годы двадцатого века стал изучаться в рамках «английского языка для специальных целей» (English for Specific Purposes (ESP), в настоящее же время, претерпев ряд изменений, трактуется как «бизнес-английский как лингва франка» (Business English as a Lingua Franca – BELF) [Kankaanranta, Louhiala-Salminen, 2007]. Зарубежные исследования делового английского языка, как правило, ограничены лингвометодическими рамками, в отличие от отечественных работ в этой области, которые являются междисциплинарными и в настоящее время ведутся с позиций дискурсивного анализа, когнитивной лингвистики, функциональной стилистики, межкультурной коммуникации, а также теории и практики преподавания делового английского языка [Гурьева, 2003; Данюшина, 2011; Назарова, 2006; Тер-Минасова, 2008 и др.].

Изучение особенностей делового английского языка невозможно рассматривать вне коммуникативного пространства – делового дискурса (ДД), который определяет способ и сферу общения, состав участников коммуникации и выбор ими определенных языковых средств. Анализ ДД возник более двух десятилетий назад из европейских традиций межкультурного изучения деловых переговоров и анализа языка на рабочем месте. Со временем ДД кроме исследователей лингвистических дисциплин смог привлечь различных специалистов из смежных областей: теории коммуникации, теории организации, социологии, международного менеджмента и т.д. По мнению европейских ученых, в настоящий момент анализ ДД представляет собой исследование как устной, так и письменной речи в коммерческих организациях с целью выявления специфики взаимоотношений лингвистических и экстралингвистических коммуникативных факторов [Bargiela-Chiappini et. al., 2007, p. 3].

Динамичное развитие российского общества и активизация бизнес-операций с международными партнерами, изучение языковой личности- стали основными предпосылками активного развития лингвистических исследований делового дискурса в России. В отечественной лингвистике появился ряд работ, в которых исследовались жанровые разновидности ДД [Говорова, 2006; Буркитбаева, 2010; Сошникова, 2009]; грамматические, лексические явления, характерные для текстов делового общения [Сыщиков, 2000; Кутяева, 2006]. Должное внимание отечественные исследователи уделяют прагматике деловых текстов [Гурьева, 2003; Драбкина, 2001; Искина, 2007; Мойсеенко, 2005] и когнитивным особенностям текстов ДД [Федотова, 2005; Ширяева, 2010].

При всем разнообразии сложившихся точек зрения на природу ДД все исследователи единогласны, что этот феномен представляет собой чрезвычайно сложное явление, в котором важное место занимают бизнес-контракты, являющиеся самым «распространенным видом сделок и составляющие 12% жанрового поля деловой документации» [Гурьева, 2003:145]. Все особенности профессиональной деятельности (взаимодействие между бизнесменами и поставщиками, работодателями и работниками, особенности производства, все маркетинговые операции, финансовая деятельность) в основном и в частностях регламентировано контрактами. В зависимости от сферы функционирования и использования языка для достижения определенных профессиональных целей в коммерческих организациях можно выделить следующие типы бизнес-контрактов: маркетинг-ориентированные (49,35%), финансово-ориентированные (38,25%) и социально-ориенти-рованные (12,4%).

Этимологические сведения о слове «контракт» позволяют утверждать, что оно появилось в начале XIV века из латинского (лат. contractus – контракт, соглашение) и стало означать «соединять воедино» (to draw together), а метафорически – «заключать сделку, приходить к соглашению» (to make a bargain). С 1724 года в англоязычных странах впервые начинает упоминаться слово «contractor» – человек, заключающий контракт с целью выполнения работы, оказания услуг или доставки товаров [http://www. etymology_dictionary.com].

Как показал анализ теоретической литературы и фактического материала, бизнес-контракт – это унифицированный и стандартизированный по составу и форме правовой документ, составленный по определенному образцу (трафарету), регламентирующий маркетинговую, финансовую и социальную деятельность сторон, содержащий максимальное количество предметно и коммуникативно – точной информации, выполняющий такие доминантные функции, как правовая, коммуникативно-информационная, управленческая, социальная и дополнительную – культурно-историческую функцию.

Более того, проведенный нами дефиниционный анализ понятия «contract» позволил выделить его ядерную часть – «agreement» и соотнести термины «contract» и «agreement». В некоторых случаях данные термины являются взаимозаменяемыми. Так, можно говорить о «purchase and sale contract/agreement» (договоре купли-продажи), «loan contract/agreement» (соглашении о займе), «employment agreement/contract» (о трудовом договоре). Однако иногда данные термины являются взаимоисключающими. Например, только слово «agreement» используется в названиях соглашений о конфиденциальности «confidentiality agreement», соглашений о несостязательности «non-competition agreement», а слово «контракт» (contract) встречается только для обозначения акцессорного договора (accessory contract), инвестиционного контракта (investment contract). Наше исследование показало, что в большинстве англоязычных бизнес-контрактов (93,7%) в названии используется именно слово «agreement».

Бизнес-контракты, обусловленные институциональной средой (профессиональной деятельностью, социальным контекстом и правовым полем современного бизнес-сообщества), призваны способствовать получению прибыли с минимальным ущербом для интересов сторон и обеспечивать эффективное взаимодействие участников деловых операций – «agent» (агент) и «client» (клиент). В рамках контрактных отношений номинация участников коммуникаций в англоязычном бизнес-сообществе сведена к следующим моделям:

– «агент» заменяется словом «Company», а «клиент» – имя физического или юридического лица, заменяемое словом, отражающим предметную область контракта (41,2%), как например:

364-DAY CREDIT AGREEMENT dated as of June 22, 2011 (this “Agreement”), among AUTOMATIC DATA PROCESSING, INC., a Delaware corporation (the “Company”), the BORROWING SUBSIDIARIES from time to time party hereto (the Company and the Borrowing Subsidiaries being collectively called the “Borrowers”.)

[364-Day Credit Agreement. Jun 22, 2011]

– «агент» и «клиент» – имена собственные, заменяемые соответствующими предметной области контракта профессиональными понятиями (39%): заемщик («lender») — кредитор («borrower»), лицензедатель («licensor») — лицензеполучатель («licensee»):

This OEM Agreement (the «Agreement») is made as of January 6, 2009 between EVERGREEN INTERNET, INC., an Arizona Corporation («Evergreen» or «Licensor») and Caldera Systems, Inc., a Utah Corporation («Caldera» or «Licensee»)

[OEM Reciprocal License Agreement. Jan 06, 2009]

       

– «агент» и «клиент» – имена собственные (названия компаний) заменяются собирательным существительным «the Parties» (стороны) – (19,8%):

This Interactive Marketing Agreement (the «Agreement»), dated as of March 15, 2008 (the «Effective Date»), is between America Online, Inc. («AOL»), a Delaware corporation and PurchasePro.com, Inc. («Purchase Pro»), a Nevada corporation. AOL and Purchase Pro may be referred to individually as a «Party» and collectively as the «Parties».

[Interactive Marketing Agreement. Mar 15, 2008]

Вне зависимости от того, где и как заключается бизнес-контракт, он формирует у участников делового взаимодействия определенную систему ценностей: ценности отношений (взаимная обязательность, лояльность), ценности благополучия (доходность, благосостояние), ценности порядка (пунктуальность, ответственность, безопасность). Данные ценности находят свое отражение в текстах бизнес-контрактов, в специфичных дискурсивных формулах (hereafter referred to, whereas, in consideration of the mutual premises etc.), а также в типичных речевых стратегиях (партнерство и доминирование), которые используют участники контрактных отношений.

Во второй главе «Композиционно-структурные и лексико-се-мантические особенности бизнес-контрактов» рассматривается композиционная структура двух типов бизнес-контрактов: типовой бизнес-контракт (regular business contract) и бизнес-контракт в форме письма (business contract: letter version), строится лексико-семантическое поле современного бизнес-контракта и описываются его структурные особенности.

Изучение теоретических взглядов ученых на проблему композиции, под которой обычно понимают деление текста на части внутренними (лексическими, грамматическими, контекстными) и внешними (деление на главы, параграфы, абзацы и т.д.) способами [Радченко, 2005; Суханова, 1983; Adams, 2008; Fosbrook, Laing, 1996] и анализ фактического материала позволили выделить типовой бизнес-контракт (regular business contract) и бизнес-контракт в форме письма (business contract: letter version). Первый призван детально изложить характер взаимодействия и взаимные требования, в то время как второй предназначен для краткого описания условий взаимодействия, а также для установления долговременного и плодотворного дружеского партнерства. Анализ фактического материала показал, что бизнес-контракты в форме письма составляют около 25,72% от общего количества бизнес-контрактов и в основном представлены в социально-ориентированных контрактах (94,7%), гораздо реже встречаются в маркетинг- и финансово-ориентированных контрактах (5,3%).

Бизнес-контракт в англоязычном деловом дискурсе представляет собой документ, который обладает фиксированной композиционной структурой, характеризующейся строго упорядоченной пространственной соотнесенностью и особым построением с точки зрения взаиморасположения тематически завершенных микротем (статей, пунктов и подпунктов), репрезентирующихся определенными языковыми единицами (терминами, речевыми клише), отвечающими за соблюдение правовой функции контракта, заключающейся в юридической защите прав бизнес-партнеров.

Для всех бизнес-контрактов, функционирующих в англоязычном ДД, характерна рамочно-содержательная композиция: рамочная часть содержит фактическую информацию о сторонах, вовлеченных в контрактную деятельность (реквизиты сторон, их адреса, даты и т.д.); содержательная часть включает предложения, абзацы, главы, разделы, которые выполняют информационную и обобщающую функции. Так, например,

2.2 Ownership; Reservation of Rights. Licensee acknowledges and agrees that AgraQuest shall retain ownership of the Licensed Patents, and the Improvements, subject only to the rights and licenses expressly granted herein …

[License Agreement. Jul 01, 2008]

Лексические единицы «Ownership; Reservation of Rights», функционирующие в название пункта контракта, являются его тематическим и информационным ядром, в то время как ряд уточняющих лексических единиц (licensee, licensed patents, retain ownership, the rights and licenses expressly granted) непосредственно отвечает на вопрос, как будет решена проблема права собственности и сохранения прав.

Элементы рамочной части как типового бизнес-контракта, так и бизнес-контракта в форме письма (за исключением такого элемента, как «a closing sentence») характеризуются строгой регламентацией и минимальной вариативностью на уровне используемых лексических единиц и грамматических конструкций, как например: the Effective Date, hereby agree as follows, hereby acknowledges/grants, intending to be legally bound, if the terms are acceptable, indicate your acceptance. В свою очередь, языковое оформление содержательной части более вариативно и зависит от предмета и функционального типа контракта. Так, в финансово-ориентированном контракте, соглашении о займе (loan agreement), использованные лексические единицы очерчивают предмет контракта, а именно: область финансово-кредитных отношений:

During the term of this Agreement, Lender agrees to make cash advances (“Advances”) to Borrower in an aggregate amount at any one time outstanding not to exceed an amount equal to the difference of (i) the Maximum Revolver Amount minus (ii) the undrawn face amount of the Letter of Credit (Bridge), each as then in effect.

[Loan Agreement. Apr 17, 2009]

Двойственная природа текста бизнес-контракта, который, с одной стороны, представляет собой юридически оформленное соглашение, нарушение которого влечет за собой судебную ответственность, а с другой стороны, – торговую сделку, которая вступает в силу после принятия одной из сторон предложения и определения соответствующих норм поведения контрагентов, обусловливает диффузный характер языковых единиц, входящих в его состав. Анализ фактического материала показывает, что текстовую ось бизнес-контракта составляют следующие языковые единицы:

специализированная бизнес-терминология (43,5%), указывающая на конкретную сферу деятельности деловых людей. Так, в нижеприведенном примере, лексические единицы описывают сферу ценных бумаг:

Purchaser is familiar with the provisions of Rules 144 and 701, under the Act, as in effect from time to time, which, in substance, permit limited public resale of “restricted securities” acquired, directly or indirectly, from the issuer thereof (or from an affiliate of such issuer), in a non-public offering subject to the satisfaction of certain conditions.

[Share purchase agreement. Nov14, 2008];

специализированная юридическая терминология (26,5%), являющаяся обобщенным наименованием юридического понятия и используемая в законодательстве [Пряшников, 1990, с. 65], как например:

For the purpose of this Agreement: «A proceeding that ended without an indictment in a matter in respect of which an investigation was conducted», means- closing the case pursuant to Section 62 of the Criminal Procedure Act 5742- 1982 (the «Criminal Procedure Act») or a stay of proceedings by the Attorney General pursuant to Section 231 of the Criminal Procedure Act.

[Indemnification Agreement. Mar 31, 2009];

общеупотребительная бизнес-терминология (16,3%), включающая основные понятия предпринимательской жизни, наиболее часто воспроизводимые как в устном, так и в письменном общении представителями разных отраслей бизнеса, как например:

Seller wishes to make available and sell and Purchaser desires to receive and purchase a portion of energy produced by the Facility.

[Power Purchase and Sale Contract. Dec 12, 2007];

общеупотребительная юридическая терминология (9.7%), с помощью которой оговариваются условия, регулирующие деятельность сторон, как например:

In case any provision of this Agreement shall be invalid, illegal, or unenforceable, it shall to the extent practicable, be modified so as to make it valid, legal and enforceable and to retain as nearly as practicable the intent of the parties, and the validity, legality, and enforceability of the remaining provisions shall not in any way be affected or impaired thereby.

[Separation agreement. Jan 4, 2012];

общеупотребительная лексика (2,7%):

Each party shall be excused from performance under this Agreement resulting in whole or in part from any of the following: public enemies, criminal acts of any person, hazards, local or national weather conditions, natural disasters, strikes, disruption or failure of communication and information systems …

[Retail Agreement. Feb 9, 2006];

дискурсивные (речевые) формулы (1,3%):

Except as otherwise provided herein, each party hereto shall pay its own expenses incurred with this Agreement.

[Warrant Agreement. Nov 15, 2007].

Таким образом, профессиональная коммуникация в широком смысле и коммуникация в рамках контрактного права осуществляется при помощи особого кода – определенной лексики, незнание которой делает полноценное коммуникативное взаимодействие в сфере деловых отношений затруднительным.

При всем своем разнообразии лексические единицы бизнес-контрактов могут быть сформированы в лексико-семантические поле (ЛСП), которое можно рассматривать как упорядоченную и структурированную по принципу ядра и периферии совокупность лексических единиц, отражающих сферу контрактного бизнес-права. Лексико-семантическое поле (ЛСП) текстов бизнес-контрактов обладает двойственной, предметно-процессуальной природой: с одной стороны, это предметное поле с доминантой (гиперсемой) «agreement», с другой стороны, оно характеризуется присутствием большого количества перформативных глаголов (to perform, grant, acknowledge, carry out, comply with, provide, release, enforce, cease, expire etc.), ключевым из которых является глагол «to agree», которые расширяют «семантическое пространство доминанты «agreement».

Три семы-реализатора формируют околоядерное пространство ЛСП текстов бизнес-контрактов: «promise» (51,2%), «terms» (38,4%), «contracting parties» (10,4%). Сема «promise» является доминирующей и выражает общий интенциональный смысл бизнес-контракта – «взаимное обещание (обязательства) сторон по отношению к чему-либо», что находит свое подтверждение в «начале» (lead-in) любого контракта:

Therefore, in consideration of the promises and mutual covenants set forth herein, and for other good and valuable consideration, the receipt and sufficiency of which is hereby acknowledged, the parties agree as follows:

[Common Stock Purchase Agreement. Oct 20, 2010]

Обобщая результаты анализа фактического материала, подчеркнем, что ЛСП текстов бизнес-контрактов как семантическое поле обладает следующими характеристиками:

существование языковых единиц, объединенных принадлежностью сфере контрактного права в бизнесе, связанных с профессиональной картиной мира контрагентов (corporate veil, subrogation, revocation, novation, incoterms, waiver, warranty, disclaimer, del credere agent);

– наличие имени поля («agreement»);

– наличие гиперсемы «agreement», то есть, объединения всех языковых единиц по интегральному лексико-семантическому признаку;

– существование трех сем-реализаторов: «promise», «contracting parties», «terms»;

– существование определенных лексико-семантических групп (ЛСГ), актуализированных семами-реализаторами: liability (responsibility); rights; obligations (duties); performance (fulfillment); consideration; primary contracting parties; secondary contracting parties; fundamental terms (conditions); minor terms (warranties);

– периферию ЛСП текста бизнес-контракта составляет ЛСГ force majeure;

– принадлежность языковых единиц бизнес-контракта различным частям речи. Поликомпонентные лексические единицы (состоят двух и более элементов) составляют 83%, монокомпонентные (состоят из одного элемента) – 17%. Поликомпонентные лексические единицы репрезентируются следующими частями речи: именные – 53% (confidentiality provisions, indemnity obligations etc.), глагольные – 42% (hold harmless, comply with applicable laws etc), адъективные – 1,3% (willful misconduct, adequate remedy etc.), адвербиальные – 1,7% (legally bound, substantially ready etc.), предложные – 2% (in witness whereof, herein thereof etc.). Монокомпонентные лексические единицы имеют следующую представленность: именные – 49% (claims, losses etc.), глагольные – 37% (purchase, sell etc.), адъективные – 4% (liable, enforceable etc), адвербиальные – 4,7% (directly, indirectly etc.), предложные – 5,3% (under, of etc.);

относительная автономность и открытость;

– включение одного ЛСП в другое более высокого уровня. Так, ЛСП текстов бизнес-контрактов является одной из составляющих ЛСП «бизнес».

Следует отметить, что именно исследование лексико-семантических особенностей бизнес-контрактов указывает на стремление языковой формы к максимально адекватному отражению коммуникативно-интенционального содержания и позволяет выявить и изучить механизм использования языка для достижения разнообразных профессиональных целей, возникающих в ходе социального взаимодействия профессионалов, заключающих бизнес-контракт в современном англоязычном деловом сообществе.

В третьей главе «Лингво-прагматические характеристики текста англоязычного бизнес-контракта» бизнес-контракты анализируются в рамках основных конституентов прагматики: адресанта и адресата; прагматической установки текста; прагматического содержания; программируемого прагматического эффекта; англоязычный бизнес-контракт характеризуется как смешанный речевой акт и выделяются его основные составляющие.

Теоретические взгляды на прагматику как область исследований, предметом изучения которой является выбор языковых средств для оптимального воздействия на адресата и достижения коммуникативной цели в условиях заданной ситуации общения [Азнаурьян, 2005; Баранов, 2009; Драбкина, 2001; Остин, 1986; Дейк, 2009; Horn, 2006; Sadock, 2006], ошибки лингвистического характера в сфере контрактного права, повлекшие за собой судебные разбирательства [Голев, 1999; Губаева, 2003], подтверждают тот факт, что изучение бизнес-контрактов с точки зрения их лингво-прагматических особенностей и функций остается той нишей научных знаний, которая требует пристального внимания, тщательного анализа и рассмотрения.

Любой англоязычный текст бизнес-контракта рассматривается нами, вслед за ведущими отечественными и зарубежными исследователями, в качестве трехуровневого образования, состоящего из локутивного, иллокутивного и перлокутивного актов [Woods, 2006]. Следует отметить, что текст англоязычного бизнес-контракта одновременно реализует и объективность (цель бизнес-контракта), детерминированную институтом «бизнес», и субъективность выбираемых языковых средств для выполнения данной цели [Кравченко, 2008]. Так, завершающая часть бизнес-контракта может варьироваться в зависимости от целей адресата, что наглядно демонстрирует следующие примеры:

If the foregoing accurately sets forth the terms of your employment with the Company, please so indicate by signing below and returning one signed copy of this letter agreement to me by 5:00 p.m. 

[Employment Agreement. Sep 16, 2010]

IN WITNESS WHEREOF, the parties have duly executed this Agreement as of the date first above written.

[Employment Agreement. Feb 17, 2010]

Jim I am looking forward to working with you in continuing to build a company that provides great value to its customers and employees. I believe that you have much to offer and much to gain – personally, professionally, and financially – in sharing this exciting opportunity.

[Employment Agreement. May, 2005]

Очевидно, что целью первого договора является предложение подписать его, целью второго – констатировать факт подписания договора, в то время как последний документ направлен на привлечение работника к долговременному сотрудничеству с данной фирмой, что находит отражение в использовании эмоционально-окрашенной лексики, а также парентезы и градации, призванных усилить эффект воздействия на потенциального работника. Следует отметить, что в последнем примере субъективность в использовании языковых средств отражает желание компании cамопрезентироваться (to build a company that provides great value to its customers and employees).

Использование самопрезентации позволяет, с одной стороны, создать положительный образ адресанта, (компании, которая инициировала данный контракт), призванный стимулировать адресата к принятию необходимых профессиональных действий. С другой стороны, такое речевое поведение приближает дистантное общение к прямому межличностному взаимодействию. Подчеркнем, что «целеустановка на побуждение адресата к принятию самостоятельного решения о необходимости или желательности совершения определенного посткоммуникативного действия в интересах адресанта» [Голоднов, 2008, с. 5] является одной из наиболее частотных (82,7%) в текстах англоязычных бизнес-контрактов. Как показывает анализ фактического материала, компании в рамках контрактной деятельности старательно формируют собственный положительный образ, который вызывал бы у адресата максимальную степень доверия и приводил бы адресата к выполнению всех обязательств.

Коммуникативное взаимодействие в рамках контрактной деятельности выстраивается в двух основных направлениях: агент агент (партнерство) и агент клиент (доминирование). Языковой репрезентацией равноправного взаимодействия (агент – агент) является унифицированное использование понятия «the parties», вместо шаблонных «the Client» и «the Company»; употребление аббревиатур, применение лексических единиц с семантикой взаимодействия, разделения полномочий, ответственности и т.д., как например:

TAX SHARING AGREEMENT (the ‘Agreement’) dated as of ____, 2007 by and among General Motors Corporation, a Delaware corporation (‘GM’), HE Holdings, Inc., a Delaware corporation (‘Hughes’), and Hughes Network Systems, Inc., a Delaware corporation (‘Telecom’)…

WHEREAS, the parties hereto wish to provide for the payment of Income Taxes (as defined herein) and entitlement to refunds thereof, allocate responsibility and provide for cooperation in the filing of returns in respect of Income Taxes …

[Tax Sharing Agreement, Nov, 2007]

Языковой репрезентацией доминирования и управления (агент- клиент) является обозначение агента существительным the «Company», а клиентов – соответствующими лексическими единицами, указывающими на выполняемую ими функцию («Acquiror», «Merger Subsidiary»); присутствие предписательного модуса, облигаторности, директивности, что находит свое лингвистическое выражение в использовании адресантом лексических единиц со значением условий, обязательств и требований по отношению к клиентам («Acquiror», «Merger Subsidiary»):

MERGER AGREEMENT dated as of December 1, 2008 among Mobil Corporation, a Delaware corporation (the «Company»), Exxon Corporation, a New Jersey corporation («Acquiror»), and Lion Acquisition Subsidiary Corporation, a newly-formed Delaware corporation and a wholly-owned first-tier subsidiary of Acquiror («Merger Subsidiary»).

WHEREAS, as a condition and inducement to Acquiror entering into this Agreement and incurring the obligations set forth herein, concurrently with the execution and delivery of this Agreement, Acquiror and the Company are entering into a Stock Option Agreement …

[Merger Agreement. Dec 01, 2008]

Как показало наше исследование, текст англоязычного бизнес-контракта оформляется как строго определенная адресатом система функционирования речевых актов (РА), выстроенная определенным образом для достижения единой цели – формирования программируемого прагматического эффекта. Данный эффект достигается с помощью использования следующих речевых актов, которые определяются в соответствие с выполняемыми иллокутивными функциями: РА комиссив (84,27%), РА директив (5,63%), РА декларатив (2,7%), РА репрезентатив (6,12%), РА экспрессив (1,28%).

Частотность их использования и степень иллокутивной силы, выраженной в РА, позволяет сделать вывод о наиболее свойственных (характерных) англоязычному бизнес-контракту РА: выражение взаимных обязательств сторон и побуждение адресанта к подписанию и беспрекословному соблюдению условий контракта адресатом, репрезентируемые комиссивами и директивами, является «главной» иллокуцией, языковыми маркерами которой в англоязычных бизнес-контрактах выступают различные лексические единицы со значением «promise», «guarantee», «assure», как например:

The Guarantor hereby unconditionally and irrevocably guarantees to the Beneficiary the due and punctual performance and observance by AFL of all its respective obligations, commitments, undertakings, warranties, indemnities and covenants under or in connection with the Principal Agreement (the “Obligations”) …

[Parent Guarantee Agreement. Dec 20, 2009]

В свою очередь совокупность «второстепенных» иллокуций – разъяснение особенностей планируемого ведения дел, целей и задач партнеров (репрезентативы), предупреждение о возможном будущем нежелательном событии или декларирование некоторого положения дел как существующего (декларативы), выстраивание долгосрочных партнерских взаимоотношений, укрепление имиджа компании (экспрессивы) подчинены главной иллокуции.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Переход делового сообщества к отношениям на договорной основе и стремление зафиксировать эти отношения в виде юридически значимых текстов - бизнес-контрактов, представляющих собой унифицированные и стандартизированные по составу и форме правовые документы, составленные по определенному образцу (трафарету), содержащие максимальное количество предметно и коммуникативно точной информации, выполняющие правовую, коммуникативно-информационную, управленческую, социальную и культурно-историческую функции, обусловливают актуальность и значимость проведенного нами исследования, позволившего выделить маркетинг-ориентированные, финансово-ориентированные и социально-ориентированные бизнес-контракты. Следует отметить, что в сфере бизнеса термин «контракт» (contract) используется как родовое понятие по отношению к термину «соглашение».

Бизнес-контракты, детерминированные институциональной средой, являются одним из наиболее востребованных жанров современного делового дискурса. Будучи сложноорганизованным языковым явлением, бизнес-контракт представляет собой  комплексную систему, характеризующуюся единством формы, содержания и функций. Композиционно-структурные особенности бизнес-контрактов обусловлены лексико-семантическими характеристиками, которые в свою очередь детерминированы лингво-прагматическими функциями: фиксацией взаимных обязательств сторон и регулированием взаимоотношений деловых партнеров.

Двойственная природа бизнес-контракта, который с одной стороны, передает информацию, а с другой – юридически фиксирует и регулирует отношения между контрагентами, защищает их права, наделяет контракт особой, рамочно-содержательной композицией. Рамочная часть включает в себя начальные и конечные реквизиты сторон, клише и этикетные формулы и характеризуется минимальным варьированием на языковом уровне. Содержательная часть обусловлена предметом контракта; она более вариативна и представляет собой последовательную цепочку предложений, абзацев, глав, разделов.

Композиционные особенности обусловливают существование основных видов бизнес-контрактов: типовой бизнес-контракт (regular business contract) и бизнес-контракт в форме письма (business contract: letter version), характеризующихся разной степенью представленности в сфере бизнеса и различными функциями. В типовом бизнес-контракте дается подробное описание всех деталей, особенностей сотрудничества сторон и оговариваются взаимные требования. Бизнес-контракт в форме письма, выступающий в качестве предварительного соглашения сторон, предназначен для краткого описания условий взаимодействия и нацелен на установление долговременного и плодотворного дружеского партнерства, налаживание контакта сторон посредством использования оценочных формулировок, характеризующих отношение адресанта к определенным профессиональным явлениям.

Лексика всех типов бизнес-контрактов представляет собой самостоятельный диффузный подъязык, включающий специализированную и общеупотребительную бизнес и юридическую терминологию, общеупотребительные лексические единицы, а также дискурсивные формулы. Все лексические единицы бизнес-контрактов могут быть сформированы в предметно-процессуальное лексико-семантическое поле с доминантой (гиперсемой) «agreement», ключевым перформативным глаголом «to agree» и тремя семами-реализаторами («promise», «terms», «contracting parties»), доминирующей из которых является сема «promise», выражающая общий интенциональный смысл бизнес-контракта – «взаимное обещание (обязательства) сторон по отношению к чему-либо». В свою очередь, каждая из сем-реализаторов репрезентируется посредством ряда лексико-семантических групп, включающих в себя определённые классы слов.

Исследование лексико-семантических особенностей бизнес-контрактов указывает на стремление языковой формы к максимально адекватному отражению коммуникативно-интенционального содержания и позволяет выявить и изучить механизм использования языка для достижения разнообразных профессиональных целей, возникающих в ходе социального взаимодействия профессионалов в современном англоязычном деловом сообществе.

Наличие в англоязычном бизнес-контракте регламентированных отношений между адресантом и адресатом, присутствие прагматической установки текста, реализуемой через определенное прагматическое содержание, нацеленность на формирование программируемого прагматического эффекта в целом характеризуют прагматику этого текстового документа. Неотъемлемым фактором речевой коммуникации англоязычного бизнес-контракта является межличностная интеракция, построенная на реализации участниками коммуникации (адресантом и адресатом) интенций через стратегии, тактики и всевозможные приемы, обеспечивающие успешность делового взаимодействия и достижение поставленных коммуникативных целей.

Типологически маркированной особенностью англоязычного бизнес-контракта является ограниченность адресатов конкретным кругом получателей текста, в качестве которых выступает предполагаемый бизнес-партнер. Участники профессионального взаимодействия, вовлеченные в контрактную деятельность, выстраивают коммуникацию по схеме агент- агент (партнерство) и агент- клиент (доминирование). Использование различных схем такого речевого взаимодействия находит свое отражение в семантике и структуре бизнес-контракта. Присутствие в речевом поведении предписательного модуса, облигаторности и директивности определяет взаимодействие адресанта и адресата по схеме агент – клиент. Дискурс, выстраиваемый по схеме агент – агент, предполагает одинаково значимую степень участия и влияния на условия сотрудничества каждого из бизнес-партнеров и использование нейтральной модальности.

Прагматической установке текста англоязычного бизнес-контракта типична целевая двунаправленность, то есть помимо изложения требований о выполнении предполагаемых действий со стороны адресата, текст рассчитан на выстраивание надежных взаимоотношений между контрактующими сторонами. Прагматическое содержание текстов англоязычного бизнес-контракта образует долженствование. Однако диапазон долженствования в рамках изучаемой сферы делового дискурса широк: от императивности до рекомендательности. Прагматический эффект текста англоязычного бизнес-контракта заключается в успешном достижении перлокутивного эффекта, запланированного адресантом, а именно: в подписании бизнес-контракта, продаже – покупке товара (услуги), соблюдении предписанных контрактом требований и норм, заключении долговременного и продуктивного партнерства и т.п.

Текст англоязычного бизнес-контракта представляет собой выстроенную определенным образом систему функционирования речевых актов для достижения единой цели (формирования программируемого прагматического эффекта). Иллокутивное воздействие в бизнес-контракте осуществляется двумя способами: 1) прямым способом выражения намерения, где адресант – «агент» стремится оказать иллокутивное воздействие на адресата – «агента» или «клиента» путем использования таких языковых средств, иллокутивная сила которых легко распознается слушателем; 2) косвенным способом, где содержание контракта приобретает иллокутивную силу побуждения и может служить мотивом для адресата – «агента» или «клиента» к действию.

Единой иллокутивной целью адресанта является намерение убедить адресата стать участником делового сотрудничества и принять на себя обязательства. Данная цель достигается с помощью использования следующих речевых актов, которые определяются в соответствии с выполняемыми иллокутивными функциями: комиссивы и директивы, актуализирующие главную иллокуцию, декларативы, репрезентативы, экспрессивы - совокупность второстепенных иллокуций. Использование главной иллокуции в системе с второстепенными предполагает достижение общей цели текста бизнес-контракта.

В целом, проведенное исследование позволяет констатировать, что под давлением различных экстралингвистических факторов в конце XX – начале XXI веков бизнес-контракты превратились в один из наиболее востребованных жанров делового дискурса, активную экспансию которого испытывают все коммуникативные сферы. Изучение композиционно- структурного состава и лексико-семантической организации текста англоязычного бизнес-контракта раскрывает, на наш взгляд, внешнюю феноменологическую сторону глубинной, существенной для текста бизнес-контракта системности и открывает перспективы для дальнейшего изучения механизмов функционирования лексических единиц в текстах бизнес-контрактов с целью выявления средств выражения коммуникативных интенций адресата, предотвращающих возможные ошибки и способствующих эффективному деловому взаимодействию.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

Научные статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых

научных журналах и изданиях (по перечню ВАК РФ):

  1. Черноусова, Ю.А. Бизнес-контракт как элемент институционального дискурса (на материале английского языка) [Текст] / Ю.А. Черноусова // Вестник Череповецкого государственного университета. – Череповец, 2011. – № 4 (35), Т. 3. – С. 124-127 (0.52 п.л.).
  2. Черноусова, Ю.А. Типы контрактов в современном англоязычном деловом дискурсе [Текст] / Ю.А. Черноусова // Вестник Челябинского государственного университета. – Челябинск, 2011. – № 33 (248). – С. 128-130 (0.4 п.л.).
  3. Черноусова, Ю.А. Семантико-прагматические особенности современных бизнес-контрактов (на материале английского языка) [Текст] / Ю.А. Черноусова // Вестник ПГЛУ. – Пятигорск, 2012. – № 1. – C. 50-56 (0.8 п.л.).
  4. Черноусова, Ю.А., Ширяева, Т.А. Контракты в англоязычном деловом дискурсе: сущность, основные характеристики, типология [Текст] / Ю.А. Черноусова, Т.А. Ширяева // Гуманитарные исследования Астраханского государственного университета. – Астрахань, 2011. – № 3 (39). – С. 104-109 (0.3/0.3 п.л.).

Публикации в других изданиях:

  1. Еременко (Черноусова), Ю.А. Бизнес-тексты как отражение национально-культурной специфики деловой коммуникации [Текст] / Ю.А. Черноусова // Лингвистические основы межкультурной коммуникации: сборник материалов международной научной конференции (20-21 сентября 2007 г.). – Нижний Новгород: Нижегородский государственный университет им. Н.А. Добролюбова, 2007. – С. 101-103 (0.1 п.л.).
  2. Еременко (Черноусова), Ю.А. Обучение написанию деловой документации на занятиях делового английского языка: контракты. [Текст] / Ю.А. Черноусова // Деловой язык и методика его преподавания: сборник научных трудов. – Пятигорск: ПГЛУ, 2008. – Вып. 7. – С. 15-24 (0.6 п.л.).
  3. Еременко (Черноусова), Ю.А. Лингвистические особенности контракта как типа текста [Текст] / Ю.А. Черноусова // Профессиональная коммуникация: актуальные вопросы лингвистики и методики: межвузовский сборник научных статей / под ред. к.ф.н., доц. Т.А. Ширяевой. – Пятигорск: ПГЛУ, 2008. – Вып. 1. – С. 87-93 (0.4 п.л.).
  4. Еременко (Черноусова), Ю.А. Лингвистика текста: контракты [Текст] / Ю.А. Черноусова // Актуальные проблемы лингвистики, лингводидактики иностранного языка делового и профессионального общения: III Международная научно-практическая конференция. – М.: РУДН, 2008. – С. 192 -193 (0.1 п.л.).
  5. Еременко (Черноусова), Ю.А. Композиционная структура англоязычных контрактов в письменной деловой коммуникации [Текст] / Ю.А. Черноусова // Профессиональная коммуникация: актуальные вопросы лингвистики и методики: межвузовский сборник научных статей / под ред. к.ф.н., доц. Т.А. Ширяевой. – Пятигорск: ПГЛУ, 2011. – Вып. 4. – C. 28-37 (0.5 п.л.).
  6. Черноусова, Ю.А. К вопросу о деловом дискурсе в отечественных и зарубежных лингвистических исследованиях [Текст] / Ю.А. Черноусова // Университетские чтения – 2011: материалы научно-методических чтений ПГЛУ. – Пятигорск: ПГЛУ, 2011. – Часть VI. – C. 160-165 (0.4 п.л.).
  7. Черноусова, Ю.А. Особенности письменной деловой коммуникации [Текст] / Ю.А. Черноусова // Язык, культура, общество: Материалы VI Международной научной конференции. – М.: Институт РАН, 2011. – С. 345-346 (0.1 п.л.).
  8. Черноусова, Ю.А. Использование метода интеллект-карт (mind maps) в обучении письменной деловой коммуникации (на примере бизнес-контрактов) [Текст] / Ю.А. Черноусова // Деловой язык и методика его преподавания: сборник научных трудов. – Пятигорск: ПГЛУ, 2012. – Вып. 11. – С. 107-117 (0.5 п.л.).

Подписано в печать 13.04. 2012

Формат 60841/16. Бумага офсетная. Печать офсетная.

Усл.печ.л. 1,5. Тираж 80 экз. Заказ. № 122

_____________________________________________________________

Пятигорский государственный лингвистический университет

357532 Пятигорск, пр. Калинина 9

Отпечатано в Центре информационных и образовательных технологий ПГЛУ







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.