WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

СИЦЫНА-КУДРЯВЦЕВА Алевтина Николаевна


ВАРИАТИВНАЯ НОРМИРОВАННОСТЬ ЛЕКСИКИ В КУЛЬТУРНО-РЕЧЕВОМ АСПЕКТЕ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Специальность 10.02.01 – русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва 2012

Работа выполнена на кафедре русской словесности и межкультурной коммуникации

Государственного института русского языка им. А. С. Пушкина

Научный руководитель:  кандидат педагогических наук,

  доцент 

Горбич Ольга Ивановна

Официальные оппоненты:  доктор филологических наук,

профессор

Соколовская Татьяна Дмитриевна

                                        кандидат  филологических наук,

  доцент

                                        Магеррамов Искендер Алибала оглы

                                               

                                       

Ведущая организация:         Литературный институт

  им. А.М. Горького

Защита состоится «18» апреля 2012 г. в «10» ч. в зале Ученого совета на заседании диссертационного совета Д 212.047.01 Государственного института русского языка им. А. С. Пушкина по адресу: 117485, Москва, ул. Академика Волгина, 6.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина.

Автореферат разослан «15» марта 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук,

доцент  И.И. Бакланова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Значительные изменения, происходящие в лексической системе современного русского языка конца XX – начала XXI веков приобретают особую значимость в рамках преобразовывающейся дисциплины «Русский язык и культура речи».  Трансформация данной дисциплины на новом витке ее развития побуждает изучать названные стремительные изменения и проводить анализ экстралингвистических и лингвистических причин, рождающих эти перемены. В быстро меняющейся лексической системе особого внимания заслуживают заимствованные, разговорные, просторечные, жаргонные, диалектные слова, которые имеют литературные аналоги. Сопоставление названных пар лексем и оценивание степени приоритетности употребления одной из них в современных текстах и дискурсах, а также выявление тех лингвистических факторов, которые способствуют актуализации того или иного слова, представляет собой важную научную проблему. Решение данной проблемы позволит расширить границы знания, с позиций которого осмысливается функционирование языковой нормы в области лексики в системе и узусе. Рассмотрение названной проблемы в срезе диахронии с привлечением исторического лексического материала будет способствовать проведению более полного анализа причин, по которым в бурные периоды общественной жизни  происходит переформирование корпуса лексем, активно используемых в типичных коммуникативных ситуациях.

Актуальность исследования, в рамках которого назревает необходимость анализа пар лексических аналогов, обусловливается фактом его неполной разработанности в современных учебных пособиях и научных трудах по культуре речи. Так, практически не затрагиваются причины, по которым названное явление имеет место быть в языке, кроме того, часто оно рассматривается в синхронном срезе без привлечения исторического материала. Вместе с тем анализ причин, по которым подобные лексические аналоги возникают в языке, а также их сопоставление в срезе диахронии является важным звеном научного знания, влекущим понимание законов формирования лексического состава русского языка в пределах нормы.

Методологической основой диссертации послужили  труды Ю.А. Бельчикова, И.Т. Вепревой, М.Я. Гловинской, И.Б. Голуб, О.П. Ермаковой, Е.Н. Захаренко, Е.А. Земской, М.В. Китайгородской, Л.Н. Комаровой, М.А. Кормилицыной, В.Г. Костомарова, Л.П. Крысина, И.В. Нечаева, Р.И. Розиной, Г.П. Скляревской, И.А. Стернина, предметом изучения которых является современное состояние лексической системы русского языка, а также работы А.А. Алексеева, В.И. Аннушкина, Е.Э. Биржаковой, В.В. Виноградова, Г.О. Винокура, Л.М. Грановской, В.М. Живова, В.В. Замковой, Г.П. Князьковой, В.В. Колесова, В.М. Круглова, Л.Л. Кутиной, И.М. Мальцевой, А.И. Молоткова, З.М. Петровой, Т.Д. Соколовской, Ю.С. Сорокина,  посвященные исследованию истории развития словарного состава русского языка XVIII – XIX веков.

В трудах, посвященных изменениям, которые наблюдаются на современном этапе развития лексической системы, даются прогнозы относительно долговременности нахождения актуализируемого современными контекстами лексического аналога [Крысин 2008: 18], описываются процессы, влекущие создание подобных словарных пар [Костомаров 1999: 41], приводятся и комментируются примеры передвижения лексем-аналогов с ненормированной периферии к центру нормативного языкового ядра [Стернин 2006: 521], фиксируются случаи вхождения таковых в норму употребления [Скляревская 2001: 187]. В работах по истории развития лексической системы русского языка затрагиваются вопросы выявления экстралингвистических, а также лингвистических  особенностей, которые повлекли стремительное изменение лексической системы русского языка в XVIII и XIX веках.

На стыках исследований, объектом изучения которых, с одной стороны, является современное состояние лексической системы, а с другой – ее анализ в срезе диахронии, и возникает звено, требующее более детального изучения. Это звено возможно обозначить как синхронно-диахронный анализ пар лексем-аналогов в пределах языковой нормы.

Таким образом, объект исследования – заимствованная, разговорная, просторечная жаргонная, диалектная лексика конца XX – начала XXI, первой половины XVIII, второй половины XIX веков, имеющая литературные аналоги, которая актуализируется в текстах и дискурсах обозначенных временных периодов, и особенности ее функционирования в пределах языковой нормы.

Предметом изучения данной работы являются перемещения, наблюдаемые в корпусе лексем-аналогов, в результате которых в речи актуализируются заимствованные, разговорные, просторечные, жаргонные, диалектные слова.

Для обозначения лексических пар, представляющих собой заимствованные, разговорные, просторечные, жаргонные, диалектные словарные единицы и их литературные параллели с идентичной или похожей семантикой, в работе используется термин «лексемы-аналоги». Предлагаемый термин не нов. Он применяется в работах Л.П. Крысина для обозначения слов, имеющих близкое значение [Крысин 2008]. Для слов, которые активно употребляются или употреблялись в разнообразных текстах и дискурсах, вводится понятие «актуальная» или «актуализируемая лексема». В случае вхождения актуальной лексемы в языковую норму применяется термин «приоритетный нормативный лексический вариант», определение которого дается в первой главе работы.

Цель исследования – представить описание движения пар слов-аналогов в лексической системе русского языка конца XX – начала XXI, первой половины XVIII, второй половины XIX столетий в синхронно-диахронном срезе с привлечением культурно-речевой категории «языковая норма» с тем, чтобы выявить основные языковые тенденции, в соответствии с которыми происходит переформирование нормативного словарного ядра русского литературного языка.

Цель исследования позволяет выделить следующие задачи:

1) выявить особенности функционирования категории «языковая норма» на современном этапе развития лингвистики и проследить, как происходило зарождение и развитие теории нормированности в трудах филологов первой половины XVIII, второй половины XIX веков;

2) определить понятие «приоритетный нормативный лексический вариант» и обозначить экстралингвистические и лингвистические факторы, влияющие на его выбор;

3) рассмотреть в срезе диахронии, как оформлялась теория экстралингвистических и лингвистических факторов, воздействующих на формирование корпуса приоритетных нормативных лексических вариантов;

4) изучить механизмы работы экстралингвистических и лингвистических факторов, влияющих на актуализацию употребления иноязычных, разговорных, просторечных, жаргонных, диалектных лексем на современном этапе развития лексической системы русского языка;

5) охарактеризовать внутренние и внешние изменения, произошедшие с лексемами-аналогами первой половины XVIII, второй половины XIX веков.

Поставленные задачи определяют выбор основных методов и приемов исследования. При рассмотрении вопросов, касающихся зарождения, развития понятия «языковая норма» и выделения экстралингвистических и лингвистических факторов, воздействующих на формирование корпуса приоритетных нормативных лексических вариантов, применяется описательно-аналитический метод. При подборе лексического материала используется прием сплошной выборки. При описании подобранной лексики, приведении примеров, иллюстрирующих особенности ее применения в языке, и характеристике лингвистических механизмов, влекущих вытеснение одного из слов-аналогов другим, используются сравнительно-сопоставительный и контекстно-ситуативный методы.

Гипотеза исследования. Проблема существования слов-аналогов в русском языке напрямую зависит от особенностей функционирования языковой нормы.

Материалом исследования послужили современные лингвистические труды, учебники, учебные пособия по культуре речи 2009 – 2011 гг., а также труды филологов и видных деятелей первой половины XVIII, второй половины XIX веков (А.Б., Н.Г.1,  Я.К. Грота, В.И. Даля, В.Р. Долопчева, К.П. Зеленецкого, А.Д. Кантемира, Д.К. Кантемира, Ф. Максимова, Ф.П. Поликарпова, А.П. Сумарокова, В.Н. Татищева, В.К. Тредиаковского, П. Шафирова, И.А. Щербатова и др.).

При определении происхождения, значения, стилистической маркированности слова, был использован материал из следующих словарей: «Толкового словаря живого великорусского языка» В.И. Даля, «Толкового словаря иноязычных слов» Л.П. Крысина, словаря «1000 новых иностранных слов» Л.П. Крысина, «Толкового словаря русского языка» С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой, работы «Слова, с которыми мы все встречались: Толковый словарь русского общего жаргона», «Толкового словаря современного русского языка. Языковые изменения конца XX века», «Толкового словаря русского языка начала XXI века. Актуальная лексика», «Словаря Академии Российской (1789 – 1794)», «Словаря церковно-славянского и русского языка», «Словаря русского языка XVIII века», «Этимологического словаря русского языка» Н.М. Шанского и Т.А. Бобровой.

В работе рассматриваются примеры употребления лексем-аналогов в художественных, публицистических произведениях авторов первой половины XVIII, второй половины XIX веков, а также контексты, в которых используются подобные слова, современных официальных периодических изданий («Российская бизнес-газета», «Российская газета – Неделя», «Российская газета – Столичный выпуск», «Российская газета – Федеральный выпуск», «Союз – Беларусь – Россия» и некоторые др.).

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Особенности функционирования культурно-речевой категории «языковая норма» в системе и узусе определяют формирование состава корпуса приоритетных нормативных лексических вариантов.

2. На современном этапе развития языка происходит актуализация интернациональной, заимствованной, разговорной, жаргонной и сленговой лексики, имеющей литературные аналоги, что обусловлено действием таких лингвистических факторов, как 1) особенности строя и состава языка; 2) индивидуальные особенности истории развития языка; 3) культурно-языковые традиции нации; 4) усиление функциональной мобильности языковых средств; 5) расширение функций литературного языка; 6) преобладающие стереотипные коммуникативно-речевые ситуации; 7) степень коммуникативной актуальности понятия; 8) аномалии, происходящие в области синтагматики; 9) тенденция к усилению дифференциации лексического значения слова; 10) наличие в семантике лексической единицы оценочного компонента; 11) продуктивность словообразовательной модели слова.

3. Актуализация заимствованной лексики, а также групп слов, находящихся за границами русского литературного языка, носит системный характер, так как возникновение и развитие данной тенденции имеет историческую основу. Оно связано с особенностями истории развития лексического состава русского языка последних трехсот лет.

4. Социальные, общественные изменения, произошедшие в жизни русского общества в начала XVIII века повлекли кардинальную перестройку словарной системы языка, в результате которой произошло перераспределение процентного соотношения исконной и заимствованной, просторечной и нормативной лексики, включаемой в активное употребление. Результатом такого перераспределения явилась активизация в речи интернационализмов, западноевропейских заимствований, а также некоторого количества разговорных, просторечных, диалектных слов, имеющих русские литературные аналоги.

5. Диахронно-синхронный анализ пар слов-аналогов показывает, что формирование корпуса приоритетных нормативных лексических вариантов осуществляется под действием набора одних и тех же лингвистических факторов. Сами таковые лексические корпусы конца XX – начала XXI веков, первой половины XVIII века, второй половины XIX столетия возможно представить в виде параллельных систем, имеющих похожую структуру.

Научная новизна работы заключается в том, что в ней представлена попытка уровневой характеристики понятия «языковая норма» в синхронном срезе, а также приводится анализ зарождения и развития данной культурно-речевой категории. В труде производится попытка систематизации экстралингвистических и лингвистических факторов, определяющих особенности формирования корпуса приоритетных нормативных лексических вариантов. Кроме того, в диссертации дан лексикологический анализ пар слов-аналогов трех временных периодов, иллюстрирующий работу экстралингвистических и лингвистических факторов, влияющих на выбор приоритетного нормативного лексического варианта.

Теоретическая значимость работы определяется важностью для современной лингвистики исследований, связанных с диахронным изучением и комплексно-сопоставительным описанием лексических пар, содержащих слова-аналоги, в пределах языковой нормы. Данное описание способствует уточнению представлений, в соответствии с которыми строится теория динамического развития нормативного словарного состава русского языка.

Практическая значимость труда заключается в том, что полученные результаты могут быть использованы в практике преподавания современного русского языка, в учебных курсах по дисциплине «Русский язык и культура речи», на занятиях по русскому языку как иностранному, а также в разработке спецкурсов и спецсеминаров по лексикологии и лексикографии.

Логика развития научной мысли, представленной в работе, определяет композицию труда. В соответствии с данной логикой диссертация состоит из введения, трех глав, последовательность которых призвана отразить современное состояние изучаемой проблемы и ее поступательное развитие в процессе постепенно формируемой отечественной лингвистической мысли, заключения, списка использованной литературы и приложения-словника к каждой главе, содержащего пары лексем-аналогов (1400 словарных статей), возникновение в языке которых датируется концом XX – началом XXI, первой половиной XVIII и второй половиной XIX столетий.

Апробация. Материалы, изложенные в диссертационном исследовании, были представлены научному сообществу в виде четырех публикаций в научных рецензируемых журналах, а также в форме доклада на международной межвузовской конференции «Актуальные проблемы лингвистики – 2010» (г. Сургут).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается выбор темы, определяются цели, задачи, актуальность, новизна, практическая значимость работы, дается характеристика методов осуществляемого исследования, приводятся и поясняются основные термины, которые используются в основной части труда.

Первая глава «Теория нормированности XX начала XXI веков и ее влияние на перемещение лексем-аналогов в границах национального и литературного языка» состоит из трех разделов.

В первом разделе выявляются основные причины, по которым в начале XX века произошло обращение к категории «языковая норма», производится структурный анализ данного культурно-речевого понятия.

Изучение современной литературы по культуре речи позволило заключить, что обращение в начале прошлого века к категории «языковая норма» в рамках культуры речи и работа над его теоретическим осмыслением были обусловлены развитием общей теории языкознания (работы И.А. Бодуэна де Куртенэ, Е.Д. Поливанова, Ф. де Соссюра и др.) и вновь рожденной мыслью о том, что за языковыми процессами требуется не только наблюдать, но и регулировать их (Г.О. Винокур, Пражский лингвистический кружок и др.).

Теоретическое осмысление категории «языковая норма» в рамках культуры речи происходило в несколько этапов, на первом из которых (1920 – 1950-е гг.) обозначились пути осмысления данной категории, на втором (1960 – 1970-е гг.) – произошло формирование теории языковой нормы, определение признаков исследуемого понятия, на третьем (1980-е – по настоящее время) – углубление в природу названного явления, его осмысление на междисциплинарном лингвистическом уровне.

В силу своей «разноприродности» категория «языковая норма» может быть полностью изучена только при комплексном подходе, который включает философский, экстралингвистический и лингвистический уровни. Названное понятие имеет философские основания, поскольку его осмысление невозможно без привлечения категорий времени и движения. Вместе с тем природа языковой нормы определяется экстралингвистическими факторами, к которым можно отнести изменение социума, его психологических, эстетических, этических, культурных установок, и лингвистическими, как то: развитие языка, законы и возможности системы, изменение узуса. Отношения нормы с системой и узусом, ее связь со временем позволяют выявить ее частные характеристики, к которым принято относить устойчивость и консерватизм, распространенность, ориентацию на авторитет источника, кодификацию, объективно-субъективный характер.

На современном этапе развития культуры речи наблюдается увеличение объема понятия «языковая норма», которое трактуется не только как образцовая, но и как прагматическая категория.

Во втором разделе формулируется понятие «приоритетный нормативный лексический вариант» и производится выделение экстралингвистических и лингвистических факторов, воздействующих на формирование корпуса таких вариантов.

Под приоритетным нормативным лексическим вариантом понимается такая лексема, которая становится не только нормативной, но и преобладающей в употреблении по сравнению с близкой по значению словарной единицей в определенный период жизни языка.

На формирование круга приоритетных нормативных лексических вариантов воздействует система факторов философского, экстралингвистического и лингвистического уровней. Основной фактор философского уровня можно обозначить как ментальные языковые особенности, влияющие на восприятие и использование лексических единиц. Названный фактор определяет экстралингвистические факторы отбора приоритетных нормативных лексических вариантов, к которым можно отнести: 1) появление новых форм общественных отношений, как то: новые формы экономической жизни, общественно-политические изменения, изменения в бытовой жизни и т.д.; 2) утрату или возрождение части духовных традиций, культурных ценностей и общественных реалий в ходе истории; 3) изменение общественного сознания, в частности, осознание своей страны как части всеобщей цивилизации либо как чего-то обособленного; 4) наличие тесных контактов с другими народами.

Факторы, влияющие на формирование корпуса приоритетных нормативных лексических вариантов, лингвистического уровня базируются на экстралингвистических. В современном языкознании к факторам лингвистического уровня относят: 1) особенности строя и состава языка; 2) индивидуальные особенности истории развития языка; 3) процесс индивидуализации языкового сознания; 4) приоритетная социальная функция языка; 5) культурно-языковые традиции нации; 6) усиление функциональной мобильности языковых средств; 7) расширение функций литературного языка; 8) преобладающие стереотипные коммуникативно-речевые ситуации; 9) степень коммуникативной актуальности понятия; 10) аномалии, происходящие в области синтагматики; 11) тенденция к усилению дифференциации лексического значения слова; 12) наличие в семантике лексической единицы оценочного компонента; 13) продуктивность словообразовательной модели слова.

В третьем разделе производится анализ пар лексем-аналогов, выделяемых в учебниках, учебных пособиях по культуре речи 2009 – 2011 гг. Исследованный в данном параграфе материал (500 пар слов-аналогов)  позволяет сделать вывод, что в настоящее время в русском языке актуализируются интернациональные, заимствованные, а также жаргонные и разговорные лексические единицы, имеющие литературные аналоги.

Из пятисот словарных статей лексем-аналогов более четырехсот пятидесяти содержат актуальные в употреблении заимствования, при этом более 200 слов – это стилистически немаркированные интернациональные лексемы, к примеру, слова абсурд (фр. < лат.), т.е. нелепость, апологет (нем. < греч.), т.е. защитник, вето (лат.), т.е. запрет, гуманный (фр. < лат.), т.е. человечный, деструктивный (фр. < нем. < лат.), т.е. разрушительный; 100 лексем – это стилистически немаркированные слова, языком-источником которых является английский, например, слова антиперспирант, т.е. дезодорант (нем. < фр. < лат.), беби-ситтер, т.е. няня, бизнес, т.е. предпринимательство, мейкап, т.е. макияж (фр.), секьюрити, т.е. охранник; более 35-ти иноязычных слов представляют собой лексемы, пришедшие из французского языка, к примеру, слова амнистировать, т.е. освободить, вакантный, т.е. незанятый, волонтер, т.е. доброволец, гид, т.е. экскурсовод; 10 лексем – это слова, заимствованные из немецкого языка, например, аннулировать, т.е. отменить, дефект, т.е. недочет.

Актуализация заимствований в речи вызвана 1) тенденцией к замене неоднословных названий однословными (билборд – рекламный щит, брифинг – короткая пресс-конференция); 2) освоенностью слова с данным корнем языком и его широким употреблением в официально-деловом и публицистическом стилях речи (инвестор, инвестиции, инвестировать); 4) закрепленнностью иноязычного слова за определенной сферой профессиональной деятельности (кастинг – отбор); 5) фактором моды, делающим слово часто и навязчиво употребляемым (кейс – дипломат, консенсус – согласие); 6) вторичностью заимствования, при котором появляется новое слово, совпадающее по форме с освоенным ранее, но с иным значением (конференция – спортивный союз, пилотный – пробный); 7) усилением тенденции дифференциации лексического значения слова (антиперспирант – «дезодорант, предотвращающий потоотделение» [Крысин 2009: 34], дезодорант – «химическое средство, уничтожающее дурной запах и ароматизирующее воздух» [Крысин 2009: 81]; 8) более высоким статусом иноязычного слова по сравнению с его русским аналогом (беби-ситтер – няня, паб – пивная, секьюрити – охранник).

Небольшую часть составленного по результатам работы с научной и учебной литературой по культуре речи словника составляют лексемы разговорные, сленговые и жаргонные (приблизительно 40 лексических единиц), имеющие литературные аналоги. Многие лингвисты констатируют, что в современной языковой ситуации подобные лексемы активно вовлекаются в речь [Розина 2008: 103]. «Их вхождение в литературный обиход, несомненно, нарушает культурную традицию, но, по-видимому, не нарушает языковую норму…» [Крысин 2008: 217]. Наблюдается движение большей части таких слов в сторону нормативной части лексического состава русского языка. Так, вошедшие в язык в 1990-е годы в качестве жаргонизмов лексемы беспредел, бомж, гей, фанат вытесняют литературные эквиваленты беззаконие, бездомный, гомосексуалист, поклонник. В настоящее время они оцениваются как разговорные [Скляревская 2005]. Повышению статуса таких лексем способствует ряд факторов:

1) расширение сферы влияния литературного языка;

2) увеличение мобильности языковых средств;

3) наличие в семантике коннотаций, одобряемых обществом, и оценочного компонента (сравним пары драйв – возбуждение, прикол –  розыгрыш, раскрутить – разрекламировать, штатовский – американский);

4) коммуникативная актуальность понятия, влекущая частотное употребление названных слов в разнообразных контекстах СМИ. Например:

Пять лет назад она [Татьяна Павловская] первой в стране написала о беспределе в Кущевской [Юферова 2010: 2].

Такого беспредела в Евросоюзе давно не было [Косарев 2005: 2].

Госказна не справляется с выплатой компенсаций за милицейский беспредел [Козлова 2009: 3].

Футбольный фанат сознался, что бросил в полицейского Филиппо Рачити металлический прут, который и стал причиной его смерти [Зарудный 2007: 4].

По итогам побоища фанат «Шинника» Александр Попов с огнестрельным ранением оказался в реанимации больницы имени Семашко [Никитина 2005: 4].

К назначенному времени на стадионе было всего лишь три фаната «МЮ» [Ярыгин 2008: 5].

Во второй главе работы «Формирование теоретических основ понятия «нормированность» в русском языкознании первой половины XVIII века и его воздействие на движение в группировке слов-аналогов» выявляется историческая основа понятия «языковая норма», экстралингвистических и лингвистических факторов, влияющих на формирование корпуса приоритетных нормативных лексических вариантов, определяются причины, по которым в первой половине XVIII века зарождается проблема бытования слов-аналогов в русском языке.

В первом разделе дается анализ лингвистических работ М.В. Ломоносова, А.П. Сумарокова и В.К. Тредиаковского, посвященных вопросам нормированности. Изучение трудов перечисленных филологов приводит к заключению, что первым к работе над осмыслением явления «языковая норма» приступает В.К. Тредиаковский, вводя в качестве лингвистического термина родственное названной категории понятие «употребление». Несколькими годами позже М.В. Ломоносов в «Российской грамматике» определяет такие свойства языковой нормы, как ориентация на авторитет источника, традиционность (консерватизм). Ему же  принадлежит рождение идеи зависимости выбора нормативного варианта от вкусовых предпочтений общества. Посредством трудов А.П. Сумарокова оформляется мысль о том, что правила (в современной трактовке «нормы»), фиксируемые в грамматиках, должны соответствовать «всенародному употреблению». Таким образом, лингвист обращает внимание на зависимость, существующую между нормой и узусом. Так, в работах названных языковедов возникают предпосылки к формированию триады «система – норма – узус», начинают выделяться признаки языковой нормы.

Во втором разделе исследуются экстралингвистические и лингвистические факторы, которые, по мнению филологов первой половины XVIII века, воздействуют на актуализацию той или иной лексемы в парах слов-аналогов. В трудах М.В. Ломоносова и А.П. Сумарокова формируются мысли о культурно-ментальных основах функционирования лексического состава русского языка, выявляются социально-общественные и собственно лингвистические механизмы, регулирующие формирование активного лексического запаса. А.П. Сумароков отмечает зависимость, существующую между социальными установками общества и лексикой им употребляемой. В работах всех трех филологов формируется понятие о том, что на выбор лексического аналога влияют особенности строя и состава языка, а также его индивидуальная история развития.

В третьем разделе описываются особенности бытования слов-аналогов первой половины XVIII века. В ходе исследования передвижений, наблюдаемых в корпусе лексем-аналогов той временной поры, было выяснено, что в начале XVIII века активизировался процесс вытеснения интернационализмами, западноевропейскими заимствованиями, разговорными, просторечными, диалектными слова русских литературных эквивалентов. Из более чем 400 словарных статей, представленных в словнике, 287 содержат актуальные для XVIII века слова иностранного происхождения (аренда (польск. < лат.) – откуп, глобус (лат.) – шар, диаметр (нем. < фр. < греч.) – поперешник, екватор (лат.) – уравнитель, квалитет (нем. < лат., юр.) – качество, конфирмация (нем., фр. < лат., юр.) – утверждение, корректура (нем. < лат.) – справка (правка), демократия (фр. < греч.) – народоначалие, конституция (фр. < лат.) – устав, корреспонденция (нем. < фр. < лат.) – переписка и т.д.) и небольшую группу (примерно 60 единиц) составляют пары, включающие слова разговорные, просторечные, простонародные и диалектные (дребедень (прост.) – ерунда, крадебница (прост.) – воровка, навьютить (прост.) – нагрузить, преть (прост.) – потеть, притон (разг.) – прибежище, пужать (прост.) – страшить; гомон (обл.) – мятеж, куля (обл.) – глобус, помывки (обл.) – помои, постромка (обл.) – пристяжь и др.).

Заимствованных из немецкого, французского, польского, нидерландского языков в конце XVII – начале XVIII вв. лексемы-аналоги большей частью устарели (современными словарями оцениваются как устаревшие 66 из 120 заимствованных слов-аналогов): аманта (фр.) – любовница, артизан (фр.) – ремесленник, бедекен (нем.) – прикрытие, гезель (нем.) – помощник, фатига (польск. < нем.) – утруждение и т.п.

Анализ пар слов, в которых заимствованная лексема является актуальной для современности, показал, что активность в речи данных лексических единиц обусловлена следующими факторами: 1) неидентичностью значения русского и иностранного слова (авантюра – мошенничество, бриллиант – алмаз); 2) стилистической маркированностью заимствования либо его принадлежностью к какой-либо сфере профессиональной деятельности (гвалт (разг.) – шум, финт (разг.) – уловка, гравер (проф. типограф.) – ваятель, лазарет (военная больница) – больница); 3) стремлением языка заменить многословные наименования на однословные (авангард – передний строй, галстук – шейный платок); 4) прогрессирующей с первой половины XVIII века противоречивой тенденцией, выражающейся, с одной стороны, в «олитературивании» русского языка, с другой – в избавлении его от излишней тяжеловесности и возвышенности славянского (валет – хлап, суп – похлебка, лагерь – стан, рынок – торжище).

Большинство просторечий и диалектизмов, актуализируемых контекстами XVIII века, так и не вошло в норму употребления. Движение к центру лексического ядра наблюдается лишь у небольшой группы слов, чему способствовало уменьшение оценочного компонента семантики, а также расширение круга коммуникативных ситуаций, в которых слова могли быть использованы. Так, просторечные слова ахинея (прост. > разг.), пужать или пугать (прост. > без помет) входят в норму употребления, во многих контекстах заменяя эквиваленты вздор, страшить. Первые из названных лексем часто находим в трудах писателей и деятелей XVIII – начала XIX веков:

Это была великолепная ахинея, но тогда имела некоторый успех, как большею частью все громкое, мрачное и напыщенное [Жихарев 1806: 51].

А. Ф. Мерзляков, прочитав «Артабана», сказал: «Ахинея, братец, ахинея» [Жихарев 1806: 73].

Правда, в Каролине нет такого сильного помешательства, как у матери: она не изобретает причин, чтобы пугать ими свое воображение, не видит противного в своей природе там, где его нет [Лажечников 1813: 27].

Да какая ему охота оставить мирную могилу и переселиться в мою избу, чтобы пугать ребятишек и фалалеевских князей [Нарежный 1814: 83].

Аналогичное явление мы наблюдали при изучении жаргонных лексем языка конца XX – начала XXI вв. Достаточно вспомнить изменение маркированности слов беспредел, бомж, борт, гей, фанат.

Похожесть общественных ситуаций первой половины XVIII и конца XX – начала XXI столетия породила идентичные языковые явления: в оба периода активизируются в речи неусвоенные системой языка заимствования, передвигаются с периферии лексической системы к центру ненормированные лексемы.

В третьей главе работы «Развитие теории нормированности в русской лингвистике второй половины XIX века, ее воздействие на передвижения в корпусе лексем-аналогов» проанализировано дальнейшее развитие понятия «языковая норма» и теории экстралингвистических и лингвистических факторов, влияющих на выбор приоритетного нормативного лексического варианта, а также произведен анализ пар лексем-аналогов, датируемых второй половиной XIX века.

В первом разделе в результате анализа языковедческих работ второй половины XIX – начала XX века делается вывод о том, что понятие о категории «языковая норма» углубляется и расширяется: уточняются знания о функционировании нормы в системе и узусе, о зависимости нормы от вкусовых предпочтений общества, об особенностях кодификации нормативных явлений (работы господина А.Б., Я.К. Грота, В.И. Даля). В это время начинает разрабатываться динамическая теория нормы, обращается внимание на объективно-субъективный характер данной категории (труды В.Р. Долопчева, господина Н.Г.), формулируются идеи, касающиеся вариативности нормы (статьи В.И. Даля). С середины XIX века применительно к речи стал активно использоваться сам термин «норма» (К.П. Зеленецкой, А.А. Шахматов).

Во втором разделе производится анализ экстралингвистических и лингвистических факторов, влияющих на формирование корпуса приоритетных нормативных лексических вариантов, которые выделяют в своих работах языковеды второй половины XIX века.

Констатируется, что в рассматриваемый период происходит выделение большей части лингвистических факторов, которые воздействуют на выбор приоритетного нормативного лексического варианта, как то: фактора особенностей строя и состава языка, фактора расширения функций литературного языка, фактора преобладающих коммуникативно-речевых ситуаций и др. (труды господина А.Б., Я.К. Грота, В.И. Даля).

В конце раздела делается вывод, что на протяжении 150-ти лет (с начала XVIII до середины XIX века) в трудах отечественных филологов идет последовательная разработка теоретических принципов функционирования слов-аналогов в лексической системе русского языка.

В третьем разделе описываются перемещения, наблюдаемые в парах слов-аналогов второй половины XIX века, в переделах языковой нормы. Изучение названных передвижений приводит к выводу, что интенсификация процесса демократизации русского языка способствовала активизации такого лингвистического фактора, как расширение границ литературного языка. В результате его действия в норму входят претерпевшие «обработку» ранее ненормированные лексические элементы (вертопрах (простонар., уничиж. > разг.) – повеса, ералаш (простонар. > без помет) – вздор, ерунда (лакейск. слово. > разг.) – чепуха, позавчера (простонар. > без помет) – третьего дня, кукожиться (влд. > разг.) – сжиматься, мерещиться (пск., твр. > разг.) – казаться, холодец (орл., вор., тмб. > без помет) – студень, жулик (вор. арго > без помет) – вор).

Бытование лексической системы на новых принципах породило усиление функциональной мобильности языковых средств, в результате чего успешно прогрессировала тенденция к «ассимиляции» иностилевых  и иноязычных элементов. Действие данной тенденции выразилось в легкой приспосабливаемости иноязычных слов к лексической системе русского языка. Только шесть из 193-х заимствований, актуализируемых контекстами второй половины XIX века, имеют помету «устарелое» (лексикон (греч.) – словарь, партикулярный (фр. > лат.) – частный, персона (лат., ирон.) – особа, приватно (произв. от лат.) – частно, приватный (лат.) – частный, цивильный (лат.) – гражданский). Четыре из них в настоящее время возвращаются в активный словарный запас (цивильный, приватный, приватно, персона):

«Приватный дом» – журнал для владельцев частных домов, домашних мастеров и строителей [Приватный дом 2011: 3].

ЮАО предоставляет потребительские кредит «Приватный» на любые цели без поручительств и обеспечения (реклама).

Каждый выпуск газеты посвящается одному видному политику, известному актеру, государственному служащему... ПЕРСОНЕ, привлекающей к себе всеобщее внимание [Исакова 2011: 2].

Интенсифицировался процесс дифференциации лексического значения слов, а также процесс его быстрого развития и преобразования. Действие данного процесса демонстрируется при анализе отношений в парах грезить – мечтать, промышленность – индустрия (нем. < фр. <  лат.), святотатство – богохуление. Лингвисты второй половины XIX века констатировали: «Грезить (н. зн. говорить во сн, бредить) – мечтать, строить воздушныя замки. Мы грезили о поездк въ Америку»; «Святотатство (н. зн. похищенiе святыхъ или церковныхъ вещей) – богохуленiе. Фанатикъ бросилъ камень въ икону и за такое святотатство былъ наказанъ. Совершили святотатство: вскрыли гробъ и трупъ изрубили» [Долопчев 1909: 50, 244]; «Погрузить пшеницу, рожь и проч. на судно. «Погрузить» значитъ опустить въ воду» [Зеленецкой 1855: 19].

В рассматриваемый период важную роль в актуализации одной из лексем в парах слов-аналогов начинают играть стереотипные коммуникативно-речевые ситуации. Об этом пишут и сами авторы языковедческих работ тех лет. Сопоставляя лексемы инцидент (нем. < фр. < лат.) – происшествие, версия (лат.) – молва, А.Б. констатирует: «Первоначально  <…> заявили о себе эти выходцы по поводу схватки на франко-прусской границ. Съ техъ поръ эта чета: инцидентъ съ версiею, пристраиваясь ко всякимъ явленiямъ сферъ парламентской, дипломатической жизни <…> надодаютъ до омерзенiя» [А.Б. 1889: 5].

Итак, во второй половине XIX века лексическая система приобретает ту структуру, которая актуальна и на сегодняшний день. Принцип демократизации развития русского литературного языка, провозглашенный в тот временной период, является ведущим в настоящее время. В результате его действия нормативная часть лексической системы постоянно пополняется, так как в нее включаются, вытесняя русские литературные аналоги, актуализируемые в разнообразных контекстах заимствованные, жаргонно-сленговые, реже просторечные и диалектные словарные единицы.

В Заключении подводятся итоги исследования и намечаются перспективы дальнейшего изучения корпуса слов-аналогов в синхронно-диахронном срезе с привлечением культурно-речевой категории «языковая норма».

Приложение представляет собой три словника, содержащих слова-аналоги конца XX – начала XXI, первой половины XVIII, второй половины XIX веков.

Основные положения исследования отражены в публикациях:

  1. Сицына-Кудрявцева А.Н. Лексема слово как духовно-культурное и организующее начало словарного состава русского языка // Актуальные проблемы лингвистики: Сб. ст. междунар. межвуз. науч. конференции / Отв. ред. Н.Н. Парфенова. – Сургут, 2011. – Вып. 4. – С. 159–164.
  2. Сицына-Кудрявцева А.Н. Формирование и трансформация категории «языковая норма» с развитием культуры речи // Вестник Московского государственного областного университета. Серия «Русская филология». М., 2011. № 2. С. 9298.
  3. Сицына-Кудрявцева А.Н. Философские основания функционирования категории «языковая норма» // Вестник Московского государственного областного университета. Серия «Русская филология». М., 2011. № 4. С. 9499.
  4. Сицына-Кудрявцева А.Н. Взгляды лингвистов XVIII века на категорию «языковая норма» и их влияние на теорию нормированности языка XX XXI веков // Международный аспирантский вестник. Русский язык за рубежом. М., 2011. № 2. С. 6266.
  5. Сицына-Кудрявцева А.Н. Языковые факторы, способствующие актуализации употребления разговорных, жаргонных, сленговых единиц в современных дискурсах и текстах // Вестник Московского государственного областного университета. Серия «Русская филология». М., 2011. № 6. С. 8590.

1 Здесь и далее данные авторы приводятся по начальным буквам имени и фамилии, так как достоверно неизвестно, чьему перу принадлежат эти труды.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.