WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

Дубровская Ольга Вячеславовна

ТЕМПОРАЛЬНЫЕ КОНСТРУКЦИИ В ШОРСКОМ ЯЗЫКЕ (в сопоставлении с южносибирскими тюркскими языками)

Специальность 10.02.20 Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Новокузнецк 2012

Работа выполнена на кафедре русского языка и литературы Кузбасской государственной педагогической академии (ФГБОУ ВПО КузГПА).

Научный консультант: доктор филологических наук, г. н. с.

Невская Ирина Анатольевна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Алишина Ханиса Чавдатовна (ФГБОУ ВПО «Тюменский государственный университет) кандидат филологических наук, с. н. с.

Озонова Айяна Алексеевна (ФГБУН институт филологии СО РАН)

Ведущая организация: Тувинский государственный университет

Защита состоится «17» декабря в 13:30 на заседании диссертационного совета Д 003.040.01 по защитам диссертаций на соискание учёной степени доктора филологических наук по специальности 10.02.20 сравнительноисторическое, типологическое и сопоставительное языкознание при Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институт филологии Сибирского отделения РАН по адресу:

630090, г. Новосибирск, ул. Николаева, д. Тел. (383) 3308469 Факс (383) 33015E-mail: romodan@philology.nsc.ru

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института истории СО РАН по адресу: ул. Николаева, д. 8.

Автореферат разослан «16» ноября 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат филологических наук А. А. Мальцева Реферируемая работа посвящена одному из актуальных вопросов тюркского и общего языкознания – выявлению и описанию структурносемантических типов темпоральных конструкций в шорском языке в сопоставлении с темпоральными конструкциями южносибирских тюркских языков.

Цель работы – описать структуру и семантику темпоральных полипредикативных конструкций (ТППК) и темпоральных конструкций (ТК) с непредикативным темпоративом в шорском языке в сопоставлении с южносибирскими тюркскими языками (хакасским, алтайским и тувинским). В соответствии с заданной целью нами решались следующие задачи:

1) выявить и систематизировать ТК с непредикативным темпоративом в шорском языке;

2) выявить и систематизировать ТППК в шорском языке;

3) провести классификацию выявленных конструкций по их структурным типам;

4) провести функционально-семантическую классификацию выявленных ТК: описать их семантику, определить соответствия между структурными и функциональными типами;

5) выявить соотношение темпоративов различных семантических типов с акциональными классами ситуаций;

6) выявить место темпоративов в синтаксической структуре предложения (выявить темпоративы-актанты и темпоративысирконстанты);

7) провести типологическое описание ТК в шорском языке в сопоставлении с другими южносибирскими тюркскими языками.

Актуальность исследования определяется объектом исследования.

ТК шорского языка не были предметом специального рассмотрения.

Сложные системы временных отношений, выражаемых темпоральными полипредикативными конструкциями, для тюркских языков Сибири описаны Н. Н. Ефремовым1, Л. А. Шаминой2, Т. П. Филистович3, Т. Н. Боргояковой4. В шорском языке сложное предложение изучалось Э. Ф. Чиспияковым5, который дал общий обзор функциональных и структурных типов шорского сложного предложения, Ефремов Н. Н. Сложноподчинённые предложения времени в якутском языке. М.: Наука, 1984. 97 с.

Шамина Л. А. Временные полипредикативные конструкции тувинского языка.

Новосибирск: Наука, 1987. 140 с.

Филистович Т. П. Темпоральные полипредикативные конструкции алтайского языка (в сопоставлении с тувинским и хакасским). Новосибирск: Изд-во НГУ, 1991. 172 с.

Боргоякова Т. Н. Способы выражения временных отношений между двумя событиями (на материале хакасского языка). М.: Изд-во РУДН, 2002. 174 с.

Чиспияков Э. Ф. Придаточные предложения в шорском языке: Автореф. дис.... канд.

филол. наук. Томск, 1973. 22 с.

А. В. Есиповой6, описавшей причастные определительные конструкции, И. А. Невской7, исследовавшей конструкции с зависимым предикатом, выраженным деепричастием и формами деепричастного типа. Что касается ТК с непредикативным темпоративом, то их структурные и семантические типы не были ещё предметом специального рассмотрения в южносибирских тюркских языках.

Материалом исследования послужила выборка из фольклорных, художественных и учебных текстов, а также данные грамматик и словарей. Шорский язык за свою письменную историю знал графических систем. Чтобы облегчить доступ к иллюстративному материалу, мы приводим все примеры в современной графике и придерживаемся действующих сейчас правил орфографии.

Материалом исследования является выборка языковых примеров объемом примерно 4500 фраз из произведений шорской литературы, отчасти из переводных изданий, грамматик и специальных работ по синтаксису алтайских языков, а также из материалов составленной нами анкеты. Информантами выступили носители языка. Материалом для сопоставления с другими тюркскими языками послужили рад статей, монографий и диссертаций: М. И. Черемисиной8, Т. П. Филистович9 по алтайскому языку; Л. А. Шаминой10 по тувинскому языку;

Т. Н. Боргояковой по хакасскому языку, А. Б. Хертек11 по тувинскому и хакасскому языках. Основной метод исследования – модельное описания предложения с применением трёх видов анализа: 1) компонентного; 2) трансформационного; 3) семантического.

Нами анализировались простые и сложные предложения, содержащие непредикативные и предикативные компоненты, служащие для темпоральной детерминации высказывания – обстоятельства времени, а также темпоральные актанты – с точки зрения семантики и формы их компонентов, их места в синтаксической структуре предложения. Нами осуществлялись различные преобразования предложений с изменением формы существующих компонентов, добавлением и исключением Есипова А. В. Употребление причастий первого семантического типа в простом и распространенном определении в шорском языке // Синтаксис алтайских и европейских языков. Новосибирск: Наука, 1981. С. 71–81.

Невская И. А. Формы деепричастного типа в шорском языке. Новосибирск: Изд-во НГУ, 1993. 118 с.

Черемисина М. И. Предикативное склонение причастий в алтайских языках. Новосибирск:

Наука, 1984. 192 с.

Филистович Т. П. Темпоральные полипредикативные конструкции алтайского языка (в сопоставлении с тувинским и хакасским). Новосибирск: Изд-во НГУ, 1991. 172 с.

Шамина Л. А. Система бипредикативных конструкций с инфинитными формами глагола в тюркских языках Южной Сибири: Дис. … д-ра филол. наук. Новосибирск, 2004. 334 с.

Хертек А. Б. Значение локальных падежей в тувинском и хакасском языках: Диссертация...... канд. филол. наук. Новосибирск, 2008.

некоторых компонентов. Для оценки правильности построения изменяемых конструкций применялся лингвистический эксперимент, сущность которого заключается в том, что вновь построенная языковая единица предъявлялась информантам с просьбой проверить правильность преобразования и прокомментировать особенности конструкций с точки зрения семантики и грамматики. Такой метод помог полнее выявить семантические и синтаксические свойства языковых единиц, а также правила и закономерности их использования, что, несомненно, сложно сделать на материале только письменных источников.

В исследовании синтаксиса предложения мы опираемся на терминологию, которая была успешно разработана и совершенствуется в настоящее время коллективом Сектора языков народов Сибири Института филологии СО РАН12.

Научная новизна работы. Работа посвящена одному из наименее изученных разделов шорской грамматики – описанию структуры и семантики ТК. В работе впервые проанализированы структурносемантические типы ТППК и ТК с непредикативным темпоративом шорского языка, установлены их соотношения с акциональными классами предикатов этих ТК.

В работе впервые для южно-сибирского тюркского языкознания выделены структурно-семантические типы актантных ТК с непредикативным темпоративом.

В работе впервые проанализировано место шорских ТК по отношению к системам близкородственных южно-сибирских тюркских языков.

Положения, выносимые на защиту 1. Основными формальными средствами выражения темпоральных конструкции с непредикативным темпоративом в сопоставляемых южносибирских тюркских языках являются производные и непроизводные наречия разных структур, существительные в основном (именительном), местном, дательном, исходном, винительном, направительном и инструментальном (если он в данном языке сложился) падежах, существительные в сочетании со служебные именами и послелогами, субстантивированными прилагательными в различных локальных падежах и числительными. Хотя основной состав падежей, послелогов и служебных слов, выражающих временные значения, в этих языках един, системы этих языков различаются по разным параметрам при детальном рассмотрении. Так, в тувинском языке винительный падеж в темпоральном значении употребляется только в сочетании с послелогом ттр ‘через’, а значение инструментального (творительного) падежа Структурные типы синтетических полипредикативных конструкций в языках разных систем. Новосибирск: Наука, 1986. 319 с.

здесь выражается аналитически – существительным в именительном падеже в сочетании с послелогом биле ‘вместе с’, – и в темпоральном значении не используется. В алтайском языке направительный падеж ещё не сложился, значение этого падежа передаётся сочетанием существительного в именительном падеже с направительными послелогами. Даже если локальные послелог или служебное имя имеются во всех этих языках, они не везде способны передавать временные значения и заменяются синонимами, или различаются по своей падежной форме, например: значение ‘действие произойдет ЧЕРЕЗ некоторое время’ передается служебным именем паш / пас /баш ‘голова, начало’ в местном или исходном падежах, или тувинским послелогом болгаш: Шор.

пажында, Хак. пазына, Алт. бажына, Тув. болгаш; ‘действие произойдет ПОСЛЕ некоторого момента времени’ – служебным именем соо / соо / кийин ‘задняя часть’ в местном или исходном падежах: Шор.

соонда, Хак. соона, Алт. кийнине, Тув. соонда; ‘действие произойдет ПЕРЕД некоторым моментом времени’ – именем ал / алд / алын или Тув.

мурну ‘перед’ в локативе: Шор. алында, Хак. алнында, Алт. алдында, Тув.

мурнунда и т. д.

2. Семантические типы темпоральных конструкций непредикативным темпоративом возможно подразделить на собственно темпоральные, среди которых выделяются темпоральные конструкции с временными локализаторами и таймерами, а также темпоральноквантитативные конструкции, включающие в себя конструкции однократности и многократности. Эти семантические типы представлены во всех сравниваемых языках, основные средства выражения темпоративов также, в основном, здесь едины. Основным средством выражения темпоральных локализаторов является местно-временной падеж имени. Таймеры представлены большим разнообразием существительных в падежах, употребление которых различается в зависимости от типа значения таймера. Таймеры, обозначающие левую (начальную) границу временного интервала, представлены существительными в исходном падеже, а также существительными в исходном падеже с послелогом ала‘ с тех пор как’. Таймеры, обозначающие правую (конечную) его границу, – существительными в дательном падеже с послелогами со значением ‘до’: Шор. тнче, Хак.

теере, Алт. јетире, Тув. чедир. Таймеры, обозначающие длительность временного интервала, выражаются существительными в основном, винительном, инструментальном и направительном падежах и существительными с кванторным местоимением тооза ‘полностью’.

Темпорально-квантитативные конструкции однократности представлены производными и непроизводными наречиями и существительными в основном падеже. Особенностью темпорально-квантитавных конструкций многократности является использование существительных с послелогом сайа / сай ‘каждый’. Данная темпоральная семантика также выражается различными наречиями и существительными в основном и инструментальном падеже.

3. Семантические типы темпоральных конструкций в южносибирских тюркских языках сочетаются с акциональными классами ситуаций следующим образом: показатели объемлющего времени совместимы со всеми длящимися и законченными ситуациями;

показатели включённого времени совместимы только с длящимися ситуациями; таймеры (как замкнутые, так и незамкнутые) сочетаются с длящимися ситуациями – с процессами, состояниями, узуальными событиями и положениями, – и не сочетаются с законченными ситуациями; показатели однократности сочетаются с длящимися ситуациями, обозначающими временные состояния и процессы, и со всеми законченными ситуациями; показатели многократности также сочетаются с длящимися ситуациями, обозначающими временные состояния и процессы, что касается законченных ситуаций, то они сочетаются только с показателями кратности. Тем самым, тюркский материал подтверждает закономерности, разработанные на материале русского языка. Можно предположить, что эти закономерности являются универсальными.

4. Конструкции с темпоральными актантами представлены в сопоставляемых языках конструкциями с сильно управляемыми актантами и со слабо управляемыми актантами. Темпоративы в темпоральных конструкциях с сильно управляемыми актантами имеют форму конкретного падежа, которую требует валентность глагола. В темпоральных конструкциях с сильно управляемым актантом-«дата» употребляется темпоральный актант в форме местно-временного и дательного падежа во всех сопоставляемых языках, кроме тувинского, в котором этот актант имеет форму направительного падежа. В темпоральных конструкциях с сильно управляемым актантом-«время» темпоральный актант длительности временного периода выражается основным или винительным падежом, а актант конечной границы временного интервала – именной группой существительного в дательном падеже с послелогами со значением ‘до’; он может также дополнительно уточняться с помощью местоимения тооза ‘полностью’. В темпоральных конструкциях с сильно управляемым актантом-«срок» актант выражается дательным падежом во всех сопоставляемых языках, за исключением тувинского, где используется основной падеж или именная группа со служебным именем иштинде ‘внутри’. Темпоральные конструкции с сильно управляемым актантом-«момент» выражаются во всех сопоставляемых языках местно-временным падежом имени номинализатора с аттрибутами-числительными. Темпоративы в темпоральных конструкциях со слабо управляемыми актантами имеют форму, которая соответствует определенной семантике актанта, предопределяемой семантической валентностью вершинного глагола, конкретный падеж актанта тут не обязателен. Это, в основном, бытийные предложения, в которых область бытования объекта ограничивается по временному параметру с актантом – временным локализатором.

5. В образовании зависимой предикативной единицы темпоральных полипредикативных конструкций в шорском языке участвуют причастнопадежные конструкции с зависимым предикатом в форме местного падежа: -ан-да, -баан-да, -ар-да, -алак-та, -чатан-да, а также темпоральные конструкции с формой местного падежа именных предикатов; конструкции с аффиксами дательного падежа: -алак-ка и -арга, орудного падежа -ан-па, -ар-па; с аффиксом исходного падежа -арда, конструкции с формами деепричастий: -п, -а, -ала, -баан, -анче, баанче; конструкции деепричастного типа -са, -аны, которые образуют синтетический тип темпоральных ППК. Аналитико-синтетический тип ТППК включает в себя конструкции с послелогами: -ан-на ала, -чатанна ала, -паан-на ала, -ан-на пертин / пери, ан сайа, -ан озыба / позынча, -ан была / пыла, -ар была / пыла; со служебными именами: -ан соонда / соона, -ан пажында, -ар алында темпоральные конструкции с номинализаторами в падежной форме: -прч- // тем (туш, шен)- // -да / -га и с частицами: -ан-да ла, -ан ла, -п ла, -са ла, -анче ле.

Яркой особенностью шорского языка является темпоральная конструкция с зависимым предикатом в форме на -ан озыба / позынча. Присутствие в этой форме послелога, восходящего к возвратному местоимению, а также последовательная моносубъектность и монофункциональность этой полипредикативной конструкции дают основания рассматривать эту шорскую форму как идущую по пути становления как возвратное деепричастие.

6. Семантические типы временных значений, выделяемые нами у непредикативных темпоративов, в темпоральных полипредикативных конструкциях являются большей частью контекстными значениями той или иной конструкции, большинство же темпоральных полипредикативных конструкций относится к типу темпоральных локализаторов. Имеется специализированная конструкция кратности -ан в форме основного падежа с послелогом сайа, а также конструкции таймера начальной границы временного интервала -ган ала / пеери / пертин. Таксисные же значения двух соотносимых во времени действий, одно из которых определяет время другого действия, выходят тут на первый план и выражаются целым рядом темпоральных конструкций, специализирующихся на выражении одного из таксисных соотношений зависимого и главного действий. Полипредикативные конструкции, которые выражают только одно таксисное значение, мы рассматриваем как специализированные: -ан соонда – общее следование, -ар пыла, -ан-па / -ба / -ма, -ар-па / -ба / -ма, -ала, -ан ла, -са ла, -ан-да ла, -п ла, -п оло озыба / соада, -анче ле – близкое следование, -ан-на ала, -паан-на ала, -чатан-на ала, -ан-на пертин / пери, -ан сона, – ан озыба / позынча, -ан(-//) пос-// – ограничительное следование, -ар алында – общее предшествование, -алак-ка – близкое предшествование, чатан-да, -алак-та, -п чадып, -баан-да, -п ала, -аны, -а – ограничительная одновременность, -баан-да – неограничительная одновременность, тем самым короткая временная дистанция между зависимым и главным действием является одним из самых специализированных семантических типов с широким спектром формальных средств. Те полипредикативные конструкции, которые выражают различные таксисные значения в зависимости от контекста, мы считаем неспециализированными: -са – общее следование и неограничительная одновременность, -анче – близкое следование, общее и близкое и ограничительное предшествование, а также ограничительная одновременность. Выражающие помимо темпоральных таксисных и обстоятельственные значения иных семантических типов (например, каузального, характеризующего и т. д.) – обстоятельственные контекстные полипредикативные конструкции. Среди них: -ан-да – общее следование и различные каузальные значения, -ар-да – общее следование и общее предшествование -ар-да, -ар-га – общее предшествование. Есть и ряд форм (например, форма на -п), которые выражают помимо различных типов обстоятельственной семантики и сочинительные значения, т. е. они являются формами с наиболее общим значением некоего соотношения действий. Их мы рассматриваем как контекстные.

Практическое применение работы. Результаты исследования могут быть использованы при написаний пособий и учебников, при разработке учебных курсов по шорскому языку, в процессе преподавания тюркских языков в ВУЗе, в курсе исторического языкознания, а также для инвентаризации грамматических систем языков в целом. Данные, полученные в ходе исследования и изложенные в работе, также могут быть использованы при обучении шорскому языку как лиц, говорящих на нем, так и желающих изучить его. Полученные результаты, благодаря использованию единой разработанной базы в теории и терминологии, облегчают сопоставление с языками других систем.

Апробация работы и публикации. Основные положения диссертации были представлены и обсуждены на: I Международной научнопрактической конференции «Лингвистика в современном мире», Москва, 2010; IV Всероссийской научно-практической конференции «Тумашевские чтения: актуальные проблемы тюркологии», Тюмень, 2010; III Международной научной конференции по самодистике, Новосибирск, 2010.

По теме работы имеется 7 публикаций, из них 3 статьи в журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении дается краткое описание исследуемого языка, обосновывается актуальность исследования, выделяется объект и раскрываются предмет, цели, задачи работы и методы их решения, определяется ее новизна, теоретическая и практическая значимость, называются источники материала, формулируются положения, выносимые на защиту, а также информация по апробации и структуре работы.

В Главе I «Исходные теоретические положения и понятийнотерминологический аппарат исследования» мы предлагаем обзор литературы по рассматриваемой теме и вводим понятийнотерминологический аппарат исследования. Время – универсальная категория, с которой человек сталкивается постоянно и без которой немыслимо его существование. Вопросы времени исследуются в литературе, лингвистике, психологии, истории, биологии, химии и других науках. В лингвистике отводится значительное место исследованию в самых разнообразных аспектах и под разными углами зрения этой фундаментальной категории, которая имеет непосредственную связь с мышлением и речью человека и репрезентирует языковую универсалию.

Идея времени находит отражение в нескольких семантических категориях, выражаемых различными средствами и тесно связанных друг с другом. Данный комплекс включает категории темпоральности, аспектуальности, временной локализованности, таксиса, выражаемые языковыми средствами различных уровней. Для нашего исследования в первую очередь важна лексическая категория времени. Под лексической категорией времени мы понимаем всю совокупность лексических средств, выражающих категорию темпоральности, а также категорию кратности.

Эти лексемы выступают в качестве темпоративов в составе ТК.

Под темпоральной конструкцией (ТК) мы понимаем такое синтаксическое построение, в котором присутствует показатель времени (t), выраженный отдельной синтаксемой и соотносящий некоторую ситуацию (s) с точкой на временной оси. Различаются ТК с предикативным и непредикативным темпоративом. Непредикативные темпоративы по составу являются простыми, сложными или выражены словосочетаниями. Предикативные темпоративы составляют обстоятельственные придаточные предложения в составе сложного предложения. Среди темпоральных конструкций мы выделяем ТК с темпоральным актантом и ТК с темпоральным сирконстантом, в зависимости от того, является ли темпоратив обязательным или факультативным распространителем предиката. В работе мы опираемся на основные теоретические положения Е. И. Убрятовой13, развитые ее последователями – представителями новосибирской синтаксической школы. В частности, мы пользуемся термином ППК, введенным в научный оборот М. И. Черемисиной. Под ППК мы понимаем предложение, в котором содержится более одной предикативной единицы (клаузы), независимо от того, какой формой – финитной или инфинитной – выражены предикаты этих единиц.

В Главе II «ТК с непредикативным темпоративом в шорском языке в сопоставлении с хакасским, алтайским и тувинским языками» мы выявляем и систематизируем ТК с непредикативным темпоративом в шорском языке, проводим классификацию выявленных конструкций по их структурным типам, описываем их семантику, даём функциональносемантическую классификацию выявленных ТК, определяем соответствия между структурными и функциональными типами, выявляем соотношение темпоративов различных семантических типов с акциональными классами ситуаций, выявляем темпоративы-актанты и темпоративы-сирконстанты и сопоставляем полученные результаты с южносибирскими тюркскими языками.

В результате проведённого исследования нам удалось классифицировать структурные типы ТК с непредикативным темпоративом в шорском языке по 14 типам. В итоге сопоставления полученных структурных типов с данными сопоставляемых языков удалось установить, что принципы структурной организации темпоративов в тюркских языках едины. Однако есть и существенные различия, которые определяются особенностями лексикализации отдельных временных наречий, их идиоматичностью в разных тюркских языках, уникальностью их падежных систем и наборов пространственных падежей, присущих тому или иному языку. Структурные типы временных обстоятельств хакасского языка описаны в его грамматике 1975 года [ГХЯ 1975: 362-365]14, в грамматиках же тувинского и алтайского языков раздел синтаксиса в основном отсутствует, поэтому мы пользуемся материалами нашей анкеты. Собранные нами материалы подтверждают наш тезис об общности структурного построения темпоративов в этих языках.

Убрятова Е. И. Предикативное склонение в якутском языке // Падежи и их эквиваленты в языках народов Сибири. Новосибирск, 1981. С. 3–12.

Грамматика хакасского языка. М.: Наука, 1975. 418 с.

Тувинский по всем этим параметрам отличается от шорского, хакасского и алтайского языков в значительной мере по сравнению последних между собой. Особенно близки шорский и хакасский языки.

Мы представляем полученные нами результаты в форме таблицы, приводимой ниже:

Структурные шорский хакасский алтайский тувинский типы производные и пир атнап пірсінде бир катап бир катап непроизводные ‘однажды’ ‘однажды’ ‘однажды’ ‘однажды’ наречия кече ‘вчера’, чайызын эртен кзн разных кскзин ‘летом’, ана ‘завтра’, ‘осенью’, хая структур ‘осенью’, ана ‘потом’, пн эиргери ‘потом’, ‘потом’ ‘сегодня’ оно ‘потом’, бгн бгн ‘сегодня’ ‘сегодня’ N в основном пиp ай ‘один р тус ‘в кажы ла јыл дараазында (именит.) месяц течение ‘каждый год’. хн ‘на падеже (прожил)’ долгого тни-тжи другой день’ времени’ ‘день и ночь’ N в местном... чылда ‘в...... чылда ‘в...... јылда ‘в...... чылда ‘в...

падеже году’ году’ году’ году’ N в дательном ол шен темге он кнге ‘за беш числого кежээ ‘к падеже ‘за то время’, 10 дней’, ікі ‘на 5 число вечеру’, дне по чажына часха ‘на 2 (перенес)’, ‘к ночи;

‘всю жизнь’, часа бир јылга ‘на ночью’ пир чылга ‘на (назначил)’, 2 года 2 года пір чыла ‘на (арендовать)’ (арендовать)’ 2 года (арендовать)’ N в исходном ноябрь айда ирткен носители эртенден ‘с падеже ‘с ноября’ неделяда ‘с восп. такую утра’, сес прошлой форму как шактан ‘с недели’, искусствен., восьми часов’ сигіс час используют иртенне ‘с исходный восьми часов падеж с утра’ послелогом ала в данных контекстах N в пежинчи пизіні кнін эки кнди ‘два в сочетании с винительном чылды ‘пятый ‘пятый день дня послелогом падеже год’ уже (ехали)’ (отработал)’ ттур ‘через’ N в направит. иирзер ‘к орты падеж еще не бешти падеже - вечеру’, пир хараазар ‘к сложился, это хннче ‘на заар / зар айче ‘в полночи’, значение пятое число’ N в эквативно- течение иирзер ‘к передается направит. приблизитель вечеру’, направительн.

падеже -че но месяца’ чарым часча послелогами ‘с полчаса’ N в тнибе ‘всю часна ‘по тниле ‘всю выражается инструмент. ночь’, тни часам (рос)’ ночь’ сочетанием падеже книбе ‘день и сущ.+ биле, во ночь’ временном значении не используется N + служебные пеш кн пис кн беш кнни дайын соонда имена пажында пазына кийнине ‘после N пажында/ ‘через пять ‘через пять ‘через пять войны’, оо пазына/... дней’, ша дней’, чаа дней’, тн мурнуда N соонда/ соонда ‘после соона ортозында ‘в ‘прежде’ соона/.. войны’, ийги ‘после полночь’, N алында/... мун чыл войны’, jууны N алында ‘2000 январь айда кийнине ортозында/... лет назад’, сыара ‘с ‘после N кийнине/... октябрьди января’ войны’, он N сонында ‘в кнни туркунына/... конце туркунына И т. д. октября’, ‘за 10 дней’ N + послелог иирде ала ‘с иирде сегис саата кежээге ала ‘с тех пор самого сыара ‘с ала ‘с восьми чедир ‘до как’, пеере ‘с’, вечера’, ол вечера’, часов’, чаган вечера’, оон тнче ‘до’, кнне пеере анна пеер ‘с айына ала ‘с бээр ‘с тех сайа ‘каждый’, ‘с того дня’, тех пор’, пис января’, пор’, он хонук болгаш ‘через’ эртен час иирге эртен турага иштинде ‘за араыа теере ‘до јетире ‘до 10 дней’, бир тнче ‘с утра пяти часов утра’ шак болгаш до ночи’, вечера’ ‘через 1 час’ чайы сайа ‘каждое лето’ Adj в местном пурунуда ‘в хаан- изде ‘в жару’ аныяанда ‘в падеже древности’, пурунда ‘в молодости’ улуг соота ‘в древности’, большой чиитте ‘в мороз’ молодости’ Num сегизинде ‘в сигізінде ‘в сегизинде ‘в сегизинде ‘в его 8 лет’ его 8 лет’ его 8 лет’ его 8 лет’ Вслед за Падучевой [Падучева 1988]15 мы подразделяем временные показатели на: собственно темпоральные, среди которых можно выделить: временные локализаторы – Tlok и таймеры – Tt; темпоральноквантитативные (термин Е. Кржижковой [Кржижкова 1966: 86–93]16, включающие в себя: показатели однократности – Tq и показатели многократности – Td. Соотношение структурных и семантических типов непредикативных темпоративов в южносибирских тюркских языках также показательно представить в табличной форме:

Структурные шорский хакасский алтайский тувинский типы Собственно темпоральные конструкции непредикат. Tlok темпоративов произв. и кече ‘вчера’ чайызын эртен ‘завтра’ бгн непроизв. ‘летом’ ’сегодня’ наречия местоимён. ана ‘потом’ ана ‘потом’ оно ‘потом’ хая ‘потом’ наречия N в падежах:

-местном... чылда ‘в...... чылда ‘в...... јылда ‘в...... чылда ‘в году’ году’ году’... году’ -направит. иирзер ‘к вечеру’ орты хараазар данное бешти ‘к полночи’ значение хннче ‘на передаётся пятое направит. число’ послелогами N с арааа кире ‘к чаа соона тн оо мурнуда Падучева Е. В. Выводима ли способность подчинять косвенный вопрос из семантики слова? // Логический анализ языка. Знание и мнение. М., 1988. С. 33–46.

Кржижкова Е. Темпорально-квантитативная детерминация глагола // eskoslovensk rusistika. Ro. XI, 1966. C. 86–93.

послелогами наст. ночи’, иир ‘после войны’ ортозында ‘в ‘прежде’ и саары ‘к вечеру’ полночь’ служебными именами Adj в пурунуда ‘в хаан-пурунда изде ‘в жару’ аныяанда ‘в местном древности’, улуг ‘в древности’, молодости’ падеже соота ‘в чиитте ‘в большой мороз’, молодости’ Tt N в падежах:

-дательном ол шен темге он кнге ‘за 10 бир јылга ‘на 2 беш хонукка ‘за то время’, дней’, пір года ‘на пять по чажына чыла ‘на 2 (арендовать)’ дней’ ‘всю жизнь’, года пир чылга ‘на (арендовать)’ 2 года (арендовать)’ -исходном ноябрь айда ирткен сегис саата эртенден ‘с ‘с ноября’ неделяда ‘с ‘с восьми утра’, сес прошлой часов’ шактан ‘с недели’ восьми часов’ -винительном пежинчи пизіні кнін эки кнди ‘два часты чылды ‘пятый ‘пятый день дня ттр ‘всю год’ (ехали)’ (отработал)’ весну’ -основном пиp ай ‘один р тус ‘в тни-тжи беш дугаар месяц течение ‘день и ночь’ хун ‘пятый (прожил)’ долгого день уже времени’ (ехали) -направит. пир айче ‘в чарым часча ‘с падеж ещё не не течение полчаса’ сложился используется приблизительн как таймер о около месяца’ инструмент. тнибе ‘всю часна ‘по тниле ‘всю не ночь’, тни часам (рос)’ ночь’ используется книбе ‘день и как таймер ночь’ N с ышы тооза хыс тооза ‘в хнн бадыр кванторными ‘в течение течение всей ‘целый словами (тооза) всей зимы’ зимы’, кн день’ (< ‘весь, целый’ и тооза ‘целый бадыр т. д. день’ большая чашка) N с послелогами иирде ала ‘с иирде сыара сегис саата кежээге самого ‘с вечера’, ала ‘с восьми чедир ‘до вечера’, ол анна пеер ‘с часов’, чаган вечера’, оон кнне пеере ‘с тех пор’, пис айына ала ‘с бээр ‘с тех того дня’, час иирге января’, пор’, он эртен теере ‘до пяти хонук араыа часов вечера’ иштинде ‘за тнче ‘с утра 10 дней’ до ночи’ Темпорально-квантитативные ТК Tq произв. и пир атнап пірсінде бир катап бир катап непроизв. ‘однажды’ ‘однажды’ ‘однажды’, ‘однажды’ наречия бир кн ‘однажды’ Td произв. и книн кнне кнге бирде ‘иногда’ чамдыкта непроизв. ‘ежедневно’, ‘изо дня в кажы ла јыл ‘иногда’, наречия айын день’ ‘каждый год’ хнн-не ‘месяцами’ ‘иногда’, хаая ‘изредка’ N в инструмент. часна ‘с книле эквивалент - книбе тюнибе падеже каждым часом ‘ежедневно’, послелог ‘днями и (рос) jыл-была была: хн ночами’ ‘временами, в хн-биле ‘изо некоторые дня в день’ года’ N с послелогом кн сайа чылды сай jыл сайын хн -сайа/сайын, ‘каждый день’ ‘каждый день’, ‘каждый год’ бр/брде Тув. ай сай ‘каждый бр/брде/ ‘ежемесячно’ день’, брзнде шак/чыл/ай (<бр - лист) брзнде ‘ежечасно, ежегодно, ежемесячно ’ Tt во всех сопоставляемых языках представлены большим разнообразием N в падежах, причем употребление падежей различается:

падеж левая граница правая граница длительность временного временного временного интервала интервала интервала N в исходном Шор.: ноябрь падеже айда ‘с ноября’;

Хак.: ирткен неделяда ‘с прошлой недели’;

Тув.: эртенден ‘с утра’ N в исходном Шор.: иирде ала падеже с ‘с самого вечера’;

послелогами Хак.: иирде сыара ‘с вечера’;

Алт.: чаган айына ала ‘с января’ N в дательном ‘до пяти часов падеже с вечера’ послелогами Шор.: пеш час-а иир-ге тнче;

Хак.: пис час иирге теер;

Алт.: беш чазын-а јетире;

Тув.: беш шак-ка чедир N в основном Алт.: р тус ‘в падеже течении долгого времени’ N в винительном Тув.: часты падеже ттр ‘всю весну’ N в Шор.: тнибе ‘всю инструментальном ночь’; тни книбе падеже ‘день и ночь’ Хак.: часна ‘по часам (рос)’ Алт.: тниле ‘всю ночь’ N в Шор.: пир айче ‘в направительном течение падеже приблизительно около месяца’;

Хак.: чарым часча ‘с полчаса’ N + тооза Шор.: ышы тооза ‘в течение всей зимы’ Хак.: хыс тооза ‘в течение всей зимы’ N в исходном падеже и N в исходном падеже с послелогами выражают левую границу временного интервала: Шор.: ноябрь айда ‘с ноября’;

Хак.: ирткен неделяда ‘с прошлой недели’; Тув.: эртенден ‘с утра’;

Шор.: иирде ала ‘с самого вечера’; Хак.: иирде сыара ‘с вечера’; Алт.:

чаган айына ала ‘с января’.

N в дательном падеже с послелогами выражает правую границу временного интервала, например ‘до пяти часов вечера’: Шор.: пеш час-а иир-ге тнче; Хак.: пис час иир-ге теер; Алт.: беш чазын-а јетире; Тув.:

беш шак-ка чедир.

Длительность временного интервала выражается: 1) N в основном падеже: Алт.: р тус ‘в течении долгого времени’; 2) N в винительном падеже: Тув.: часты ттр ‘всю весну’; 3) N в инструментальном падеже: Шор.: тнибе ‘всю ночь’; тни книбе ‘день и ночь’, Хак.: часна ‘по часам (рос)’, Алт.: тниле ‘всю ночь’; 4) N в направительном падеже:

Шор.: пир айче ‘в течение приблизительно около месяца’; Хак.: чарым часча ‘с полчаса’; 5) N + тооза: Шор.: ышы тооза ‘в течение всей зимы’, Хак.: хыс тооза ‘в течение всей зимы’.

Среди Tlok мы выделяем показатели объемлющего времени, при которых отрезок времени, реально занимаемый ситуацией, составляет собственную часть референциального момента показателя времени и показатели включённого времени, при которых референциальный момент показателя времени составляет собственную часть отрезка времени, реально занимаемого ситуацией, что можно изобразить следующей схемой:

Схема А – объемлющее время Схема В – включённое время [ …………. ( …… ) …………. ] ( ………… [ …… ] ………… ) Сочетаемость временных показателей с акциональными классами ситуаций можно представить следующим образом:

Аспектуальный Объемлющее вклю- таймер одно- много- класс ситуации время чённое кратн. кратные обычн. сверх- время интер- длин.

валы интер валы временные + – + + + + состояния д л я щ и е с я ии уац Сит процессы + – + + + + устойчивые – + + + – – состояния узуальные – + + + – – события свойства – + + + – – результаты + + – – + – скачки + + – – + – кратные + + – – + + события В соответствии с номенклатурой семантических ролей, созданной Ю. Д. Апресяном17 мы выделяем ТК с сильно управляемыми актантами и ТК со слабо управляемыми актантами, а именно:

ТК с сильно управляемым актантом-«дата».

Например ТК с вершинным глаголом «встречаться» – ‘Мы в два часа встречаем делегацию в аэропорту’:

Шор.: Ол делегацияны аэропортта пис ийги часта тоажарбыс. Хак.:

Піс ікі часта аэропортта делегация удурлапчабыс. Алт.: Бис эки часта аэропортто делегация уткыырыс. Тув.: Бис ийи шакта делегацияны аэропортка уткуур бис.

ТК с сильно управляем актантом -«время».

Например: а. ТК с глаголами пердуративного (длительноограничительного) способа действия: ‘Мы с семьёй провели месяц в деревне’ Шор.: Семьябыспа пис аалда пир ай полдыбыс. Хак.: Піс семьяда аалда пір ай полабыс. Алт.: Бис билебисле деремнеде бир ай ткрдис.

Тув.: Бис г-блевис-биле суурга бир ай болган бис.

б. ТК с глаголами делимитативного (ограничительного) способа действия.

‘Мы почитали книжку с полчаса, а потом пошли спать’:

Шор.: Номны чарым час шен ыырыб-алып, ана узура пардыбыс.

Хак.: Піс чарым часча книга хыырып алып, узира чатхабыс. Алт.: Бис јарым саат бичик кычырала оно уйуктап бардыс. Тув.: Чартык шак ишти ном номчаан бис, оон удуп чыдып алган бис.

в. ТК с глаголами финитного способа действия. ‘Мой дед отвоевал всю войну’:

Шор.: Аам ша тооза шалап чрди. Хак.: Мині аам чааны тооза ирткен. Алт.: Мени карган адам бастыра јууны јуулажып ткн. Тув.:

Мээ кырган-ачам дайын езинде дайылдажып турган.

г. ТК с глаголами завершительного способа действия.

Апресян Ю. Д., Богуславский И. М., Иомдин Л. Л. Теоретические проблемы русского синтаксиса: Взаимодействие грамматики и словаря / [отв. ред. Ю. Д. Апресян]. М.: Языки славянских культур, 2010. 408 с.

закончен.

‘Нам осталось доработать две недели до праздников’:

Шор.: Пайрамнара тнче писке ийги недле иштерге алды. Хак.:

лкнге теере піске ам даа ікі неделя тоынара кирек. Алт.: Биске байрамдарга јетире эки неделе иштеерге арткан. Тув.: Бис байырлалдар хннеринге чедир ийи неделя ажылдаар бис.

ТК с сильно управляемым актантом-«срок». Например: ‘Мы арендовали квартиру на год’ – Шор.: По квартираны пис пир чыла арендовать эттибис. Хак.: Піс пір чыла чурт суурабыс. Алт.: Бис бир јылга тура (квартира) арендага алдыс. Тув.: Бис бир чыл иштинде бажыны арендалап алган бис.

ТК с сильно управляемым актантом -«момент»: ‘Это общественное движение возникло (началось) два века назад’:

Шор.: По алы-чон движениези ийги чс чыл алында тзелди (пажалды). Хак.: Пу чон чрімі ікі чс чыл мыны алнында пасталан.

Алт.: Бу тондык кыймыгу эки чак кайра тзлгн (башталган). Тув.: Ол хй-ниитини шимчээшкини ийи чс чыл бурунгаар тывылган.

ТК со слабо управляемыми актантами имеют форму, которая соответствует определенной семантике актанта, предопределяемой семантической валентностью вершинного глагола, конкретный падеж актанта тут не обязателен. Слабо управляемые темпоральные актанты мы встречаем в целом ряде конструкций, которые относятся к типу «бытийных». Они формируются на базе бытийного предиката (в шорском языке это типично глагол пол- ‘быть, являться, находиться’) в качестве связки и его аналогов – глаголов, которые также можно отнести к бытийным, поскольку они выражают в той или иной степени идею бытия, существования некоторого объекта, привнося при этом какие-то семантические добавки (положение в пространстве бытующего объекта, его обнаружение, возникновение или исчезновение и т. п.): крн- ‘казаться’, уыл- ‘слышаться’, ал- ‘оставаться’, с- ‘расти’, пол пар- ‘возникнуть’ и т. п., а также ряда именных предикатов.

В результате проведённого в Главе III «ТППК в шорском языке в сопоставлении с хакасским, алтайским и тувинским языками» исследования установлено, общие принципы организации системы временных отношений едины для всех южносибирских тюркских языков, что можно представить таблицей.

шорский хакасский алтайский тувинский Темпоральные конструкции с аффиксом местного падежа причастий в функции зависимого предиката -ан-да -ан-да -ган-да -ган-да -баан-да -баан-да ба-ган-да -баан-да -ар-да -ар-да -ар-да -ар-да -алак-та -алах-та -галак-та -галак-та -чатан-да -чатхан-да - - Темпоральные конструкции с формой местного падежа именных предикатов Темпоральные конструкции с аффиксом дательного падежа причастий в функции зависимого предиката -алак-ка -алах-ха - - -ар-га -ар-а - -ар-га Темпоральные конструкции с аффиксом исходного падежа причастий в функции зависимого предиката -ар-да -ан-на -ган-на - - -ар-бас-та -галак-та - Темпоральные конструкции с аффиксом орудного (творительного) падежа причастий в функции зависимого предиката -ан-па - - - -ар-па -ар-на -ар-ла -ар-биле Темпоральные конструкции с формами деепричастий в функции зависимого предиката -п -п -п -п -а -а -а -а -ала -ала -баан -бинан -бай -пайн -анче -ана -ганча -гыже -баанче - - - Темпоральные конструкции с формами деепричастного типа в функции зависимого предиката -са -са -са -са -аны - - - Общим для структурных типов ТППК всех языков является:

использование причастных форм на -ан, -ар, -алак в роли зависимого сказуемого; оформление этих причастных форм аффиксами местного и исходного, падежей; участие формы условного наклонения на -са в построении ТППК, хотя в тувинском эта форма во временном значении используется редко; употребление деепричастных форм на -п, -а, -баан (Алт. -бай, Тув. -пайн, Хак. -бинан), -анче (Алт. -ганча, Хак. -ана, Тув.

форма предельного наклонения на -гыже); использование причастнопослеложных конструкций и общих послелогов: пертин / пери (Алт. бери, Хак. пeep, Тув. бээр); служебных имен: Шор. соонда (Хак. и Тув. соонда, Алт. соында).

В шорском языке нами было выявлено 37 способов оформления зависимого предиката. Синтетический и аналитико-синтетический типы ТППК могут быть моносубъектными и вариативно-субъектными.

Разносубъектных конструкций, т. е. таких, в которых субъекты ЗПЕ и ГПЕ обязательно различны, не выявлено. Среди МС особый интерес представляют конструкции с озыба / пойымма, так как тут присутствует возвратное местоимение, которое и предопределяет их моносубъектность, тем самым, это ППК с возвратными формами деепричастного типа.

Временные значения, выделяемые нами у непредикативных темпоративов, в темпоральных ППК являются большей частью контекстными значениями той или иной конструкции. В свою очередь таксисные значения одновременности, предшествования и следования двух действий во времени – это основные грамматические значения, передаваемые в шорском языке ТППК. Сочетаемость структурных и семантических типов ТППК в шорском языке мы представляем в форме следующей таблицы:

Предикат Разновременность Одновременность ЗПЕ Следование Предшествование Не Ограничи- Не Ограничи- Не Ограничи- ограничит. тельное ограничит. тельное ограничит. тельное Синтетический тип темпоральных ППК Темпоральные конструкции с аффиксом местного падежа причастий в функции зависимого предиката -ан-да + + + + -баан-да + + -ар-да + + -алак-та + + -чатан-да + + Темпоральные конструкции с формой местного падежа именных предикатов + + Темпоральные конструкции с аффиксом дательного падежа причастий в функции зависимого предиката -алак-ка + -ар-га + Темпоральные конструкции с аффиксом исходного падежа причастий в функции зависимого предиката -ар-да + Темпоральные конструкции с аффиксом орудного падежа причастий в функции зависимого предиката -ан-па + -ар-па + Темпоральные конструкции с формами деепричастий в функции зависимого предиката -п + + + + -п чадып + + -п, олок + озыба/ соада ГПЕ -п ала + + -а + + -ала + -баан + -анче + + + + -баанче + Темпоральные конструкции с формами деепричастного типа в функции зависимого предиката -са + + + -аны + + Аналитико-синтетические ППК Причастные формы с послелогами и служебными словами в функции зависимого предиката -ан-да ла + -ан-на ала + -паан- на + ала -чатан-на + ала -ан-на + пертин/пери общее общее полная близкое близкое неполная -ар пыла + -ар алында + -ан ла + -ан соонда + -ан сона + -ан озыба/ + позынча -ан(-//) + пос-// Деепричастные формы с послелогами и служебными словами в функции зависимого предиката -п ла + -са ла + -анче ле + ППК с номинализаторами в падежной форме в функции зависимого предиката -прч-// тем + + (туш, шен) - // -да/га Формы деепричастного типа как зависимое сказуемое плюс слово союзного типа -са + + + Аналитические ППК ачан (ЗПЕ), (ГПЕ) -ан + + В шорском языке нами выделяются также специализированные ТК (выражающие одно темпоральное значение), неспециализированные ТК (выражающие различные темпоральные значения, обстоятельственные ТК (выражающие помимо темпоральных и обстоятельственные значения иных семантических типов, например, каузального, характеризующего и т. д.) и контекстные ТК, выражающие помимо различных типов обстоятельственной семантики и другие, например сочинительные значения.

Как отдельный, специализированный ТППК мы рассматриваем конструкцию кратности – ППК с зависимым предикатом в форме на -ан сайа, поскольку во всех других случаях кратность выражается лексически, значением глагола, его акциональным классом, акциональной формой. Действие главной части происходит всякий раз, когда происходит зависимое, наступление главного события неразрывно связано с наступлением зависимого. Например:

Шор.: а. Ачыта келген сайтын тк небе аккелип одуран. ‘Каждый раз, как приходил с промысла, приносил пушнину’.

Семантические типы ТППК в шорском языке:

Семантика Специализированные Неспециализирован. Обстоятельственные Контекст конструкции контекстные ные конструкции Общее -ан соонда -са -ан-да -п следование -ар-да Близкое ар пыла,-ан- -анче следование па/ба/ма, -арпа/ба/ма, -ала, -ан ла, -са ла, -ан-да ла, -п ла, -п оло озыба/соада, -анче ле Ограничительное -ан-на ала, -паан- -п следование на ала, -чатан-на ала, -ан-на пертин/пери, -ан сона, -ан озыба/позынча, ан(-//) пос-// Общее -ар алында -анче -ар-да предшествован -ар-да -ар-га Близкое -алак-ка -анче предшествован Ограничит. -анче предшествован Неограничит. -чатан-да, -алак-та, - -са -п одновремен. п чадып, -баан-да, п ала, -аны, -а Ограничит. -баанче -анче -баан одновремен.

В заключении изложены основные выводы, полученные в результате исследования.

Число выявленных в шорском языке структурно-семантических типов ТК, а также их сопоставительный анализ с южносибирскими тюркскими языками мы не считаем конечным. При дальнейшем исследовании возможно выявление новых структурно-семантических ТК и особенностей их функционирования в южносибирских тюркских языках.

В качестве приложений в работе даны сокращения и символические обозначения, обозначения текстовых источников, список информантов, модели ТППК в шорском языке, а также таблицы.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Дубровская О. В. Различия между актантами и сирконстантами в современной синтаксической теории // Теоретические и практические аспекты лингвообразования: прикладная лингвистика и обучение иностранному языку в Вузе / [под редакцией Л. С. Зникиной], Кемерово:

ГУ Куз ГТУ, 2009. С. 280–283, (1.2 п / л);

Дубровская О. В. Категория обстоятельства в шорском языке// Актуальные вопросы филологии и методики преподавания иностранных языков: материалы второй международной научно-практической конференции. СПб.: Электронная книга, 2010, (0.25 п / л);

Дубровская О. В. Обстоятельство времени в лингвистической литературе // Лингвистика в современном мире: материалы I Международной научно-практической конференции / [под редакцией канд. филол. наук Е. В. Шутовой]. М.: Изд-во Спутник, 2010. С. 93–99, (0.5 п/ л);

Дубровская О. В. Структурные типы обстоятельств времени в шорском языке // Молодой учёный, №2 (25). Чита: Изд-во Молодой учёный, 2011. С. 197–201, (0.4 п / л);

Невская И. А., Дубровская О. В. Структурные типы темпоральных полипредикативных конструкций в шорском языке // Вестник Башкирского Университета, Т. 16, №3. Уфа: Изд-во Башкирского гос. ун-та, 2011. С. 743–751, (1.3 п/ л);

Дубровская О. В., Невская И. А. Семантические типы темпоральных полипредикативных конструкций в шорском языке // Российская тюркология №2 (5). М.-Казань, 2011, С. 12–28, (1.5 п/ л);

Дубровская О. В. Семантические типы темпоральных конструкций с непредикативным темпоративом в шорском языке // Сибирский филологический журнал, Новосибирск (принято в печать).

Дубровская Ольга Вячеславовна Автореф. дис. на соискание ученой степени кандидата филологических наук Подписано в печать 12.11.20Формат 60х84 1/Бумага книжно-журнальная Тираж 110 экз. 1,5 п.л.

Редакционно-издательский отдел КузГПА 654000, г. Новокузнецк, ул. Покрышкина,







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.