WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

РОЖКОВА Елена Николаевна

СТРУКТУРНО-СОДЕРЖАТЕЛЬНАЯ СПЕЦИФИКА РЕАЛИЗАЦИИ КАТЕГОРИИ ЭКСПРЕССИВНОСТИ В ГЛОССЕ КАК ЖАНРЕ НЕМЕЦКОЙ ПРЕССЫ


Специальность 10.02.04 – германские языки

АВТОРЕФЕРАТ
 
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук



Москва - 2012

Работа выполнена на кафедре теории преподавания иностранных языков факультета иностранных языков и регионоведения

Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Научный руководитель:  доктор филологических наук, профессор

Вишнякова Ольга Дмитриевна

Официальные оппоненты:доктор филологических наук, профессор

Прохорова Ольга Николаевна

(Белгородский государственный национальный

исследовательский университет)

кандидат филологических наук, доцент

Горбачевская Светлана Ивановна

(Московский государственный университет 

имени М.В. Ломоносова)

Ведущая организацияТульский государственный

  педагогический университет имени Л.Н. Толстого

Защита состоится «___» __________ 2012 г. в ____ часов на заседании диссертационного совета Д 501.001.04 при Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова

Адрес: 119192, Москва, Ломоносовский пр., 31, корп. 1, факультет иностранных языков и регионоведения, ауд. ________

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке МГУ имени М.В. Ломоносова.

Автореферат разослан «___» ________ 2012 г.

Ученый секретарьдиссертационного совета Маринина Е.В. 


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

В последние десятилетия медиадискурс, его структура и функции стали все больше привлекать внимание отечественных и зарубежных исследователей.Медиадискурс в силу своей природы представляет собой отражение языкового и культурного состояния общества. В  понимании медиадискурса значительную роль играет медиатекст как видовое понятие по отношению к медиадискурсу, поскольку именно концепция медиатекста позволяет  структурировать движение медиапотока в современном обществе. Медиатекстам свойственна тематическая открытость, отсутствие внешней детерминированности оценок, стилевая раскрепощенность, которые придают медиатекстам выразительность и позволяют включить их в систему культуры.

Настоящее исследование посвящено изучению жанра немецкой глоссы, выступающей как «краткий иронический, саркастический комментарий, ироничное или полемическое замечание в фельетонной форме»1.Жанр глоссы широко представлен в немецкой газетной публицистике. Издания общенационального распространения регулярно размещают на своих страницах глоссы об актуальных событиях и явлениях в Германии и за рубежом («DieZeit», «F.A.Z.», «SddeutscheZeitung», «DieWelt», «DerSpiegel»). В газете «SddeutscheZeitung» первая полоса отводится колонке «DasStreiflicht», которая в 2003 г.  была удостоена премии за вклад в чистоту немецкого языка, а в 2005 г. отмечена премией Генри Наннена за «юмористически-развлекательную форму подачи материала». Среди известных журналистов, специализирующихся на этом жанре -  БастианЗик, автор колонки «Zwiebelfisch», посвященной культуре немецкой речи, а также Карстен Шайбе, который на протяжении многих лет вел  колонку «ScheibesKolumne» в журнале «Stern».

Актуальность диссертационного исследования обусловлена, во-первых, тем фактом, что  медиадискурс является неотъемлемой частью современного дискурсивного пространства, в связи с чем изучение различных аспектов медиадискурса позволяет глубже проникнуть в сущность взаимодействия категорий «дискурс» и «текст». Во-вторых,  специфика жанра глоссы как лингвистического феномена обусловливает необходимость изучения комплексных содержательных образований, находящих реализацию в речевой действительности.  В-третьих, необходимость обращения к анализу жанра глоссы и представленной в ней категории экспрессивности обусловлена фактическим отсутствием подобных работ в отечественной лингвистике. Особого внимания требует изучение тех потенций естественного человеческого языка, которые способствуют смысловому становлению значений в данных условиях контекста.

Объектом исследования является немецкая глосса как жанр современной немецкой публицистики.

Предметом исследования являются способы выражения  экспрессивности в глоссе, обусловленные спецификой функционирования данной категории в текстах подобного типа.

Цель диссертации состоит в выявлении существенных особенностей глоссы, определяющих ее своеобразие как жанра медиадискурса, и рассмотрении структурно-содержательной специфики реализации категории экспрессивности как доминирующего стилистического признака глоссы.

Цель исследования повлекла за собой необходимость решения следующих задач:

  1. выявить специфику функционально-стилистической дифференциациив современной лингвистической науке, а также понятия стиля в отечественной лингвистике и германистике;
  2. раскрыть особенности функционирования медиатекста в системе средств массовой информации;
  3. рассмотреть становление и развитие жанра глоссы;
  4. определить жанрообразующие признаки глоссы, демонстрирующие ее предметно-тематические и функциональные возможности;
  5. выявить лингвистические особенности реализации категории экспрессивности в глоссе;
  6. определить лексико-семантические и синтаксические способы выражения экспрессивности в глоссе;
  7. проанализировать заглавие глоссы как ключевую структуру, мотивированную коммуникативной установкой глоссы.

В соответствии с целью и задачами исследования в диссертации применяются следующие методы исследования: метод словарных дефиниций, метод контекстуального анализа, включающий рассмотрение различных типов контекста, стилистический анализ текста, сопоставительный метод.

Материалом настоящего исследования послужили 538 текстов глосс, отобранных из федеральных и региональных немецкоязычных печатных изданий, а также онлайн-версий немецкой прессы (1991-2011г.), что обеспечивает достоверность результатов. Так, в диссертации рассматриваются тексты, опубликованные в рубрике «Глосса» в таких общепризнанных изданиях, как «DieZeit», «SddeutscheZeitung», «DieWelt», «DerSpiegel», «F.A.Z»  и др.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

  • В работе предлагается подход к изучению жанра глоссы как комплексного содержательного образования;
  • В процессе анализа материала находит отражение тот факт, что жанр глоссы в силу своей экспрессивности представляет собой многоуровневое явление, неразрывно связанное с оценочностью, что в первую очередь направлено на формирование соответствующих представлений у адресата и оказывает влияние на формирование его картины мира;
  • Исследование показывает, что экспрессивность жанра глоссы определяется коммуникативно-прагматическими целями, обусловливающими соответствующий выбор языковых средств, при помощи которых информация передается в наиболее концентрированном виде, а также осуществляется воздействие на адресата;
  • В работе предпринимается попытка определить языковые средства выражения экспрессивности как основополагающего стилистического признака глоссы.

Теоретическая значимость диссертационного исследования определяется тем, что оно вносит вклад в развитие теории немецкоязычного дискурса, в развитие положений о взаимодействии дискурсивных и собственно языковых факторов в процессе речевого функционирования языковых единиц. В диссертации подвергается рассмотрению феномен, обладающий многокомпонентной информационной структурой, что позволяет выявить возможности речевого произведения по репрезентации языковых значений различных уровней и их взаимодействию. Изучение категории экспрессивности в жанре глоссы обусловлено возможностью рассмотрения вопросов соотношения различных стилистически маркированных элементов в системе языка.

  Практическая значимость работы состоит в возможном использовании результатов в разработке курсов по стилистике немецкого языка, лексикологии,медиалингвистике, по лингвистическому анализу текста, жанроведению, а также при написании различного рода квалификационных работ.

Теоретическую базу настоящей диссертации составили труды отечественных и зарубежных исследователей, посвященные проблемам:

- стилистики, лингвистики текста и теории дискурса (О.В. Александрова, И.В. Арнольд, О.С. Ахманова, М.П. Брандес, В.В. Виноградов, М.В. Вербицкая, О.Д. Вишнякова, И.Р. Гальперин, Н.Б. Гвишиани, А.И. Комарова, И.М. Магидова, Г.Г. Молчанова, В.Л.Наер, В.В. Одинцов, Л.В. Полубиченко, С.Г. Тер-Минасова, Р. А. Богранд, Т. А. ванДейк, В. Дресслер, К.Бринкер, В. Зандерс, Б. Зандиг,М. Пфютце и др.);

- семантики и лингвосемиотики (Ю.Д. Апресян, О.С. Ахманова, А. Вежбицка, Ю.М. Лотман, Г.Г. Молчанова, Ю.С. Степанов, Ф. де Соссюр,Т.Г. Тер-Минасова,  И.В. Чекулай, Е.Б. Яковлева и др.);

-  жанроведения (М.М. Бахтин, М.Ю. Федосюк, Т.В. Шмелева, Р. Камен, В. Новак и др.);

- теории массовой коммуникации (М.Н. Володина, Т.Г. Добросклонская, Г.Я. Солганик, С.И. Сметанина, В. Хагеманн, В. Хаке и др.);

- теории экспрессивности (Ш. Балли, Л.М. Васильев, Е.М. Галкина-Федорук, В.А. Звегинцев, Е.А. Земская, Н.Н. Кожина, В.Н. Телия и др.).

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертационного исследования прошли апробацию на аспирантских семинарах, заседаниях кафедры теории преподавания иностранных языков факультета иностранных языков и регионоведения МГУ имени М.В. Ломоносова, международных и российских научно-практических конференциях: XV, XVI, XVII, XVIIIМеждународных научных конференциях студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» (2008-2011 гг.),III Межвузовской конференции Военного университета по актуальным проблемам теории языка и коммуникации «Пространства и метасферы языка: структура, дискурс, метатекст» (2009 г.), Международной научно-практической конференции Самарского экономического университета «Актуальные проблемы лингвистики и переводоведения» (2010г.), Международной научной конференции факультета иностранных языков МГППУ «Проблемы филологии: язык и литература» (2011 г.). Основные результаты диссертационного исследования изложены в 8 публикациях, в том числе в 4 статьях, 2 из которых входят в перечень изданий, рекомендованных ВАК, и 4 тезисах докладов.

Достоверность полученных результатов диссертационного исследования обеспечивается опорой на современные подходы к изучению теории медиадискурса, стилистики текста, теории экспрессивности; применением методов, соответствующих поставленной в диссертации цели; анализом фактического материала исследования.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Дискурсивное пространство жанра глоссы как комментария особого типа может рассматриваться в качестве оптимизирующей структуры вторичного характера по отношению к пространству медиадискурса, находящей воплощение в текстах, отражающих состояние дел за определенный период времени.

2. Экспрессивность в глоссе имеет комплексный характер, что обусловлено функциональной спецификой глоссы, сохраняющей тематическую направленность текстов, формализующих медиадискурс, и решением задачи трансляции новой, обусловленной фактором адресата, информацией.

3. Экспрессивность глоссы находится в отношениях тесной взаимосвязи с оценочностью,репрезентируемой на разных уровнях языка. В этом плане особая роль принадлежит контексту употребления языковых единиц, отражающему специфику взаимодействия лексико-фразеологических и синтаксических особенностей построения речи.

4. Наиболее частотными языковыми средствами выражения экспрессивности в немецкой глоссе могут считаться такие явления, как окказиональные употребления, парцелляция, эллиптические конструкции, риторические вопросы. При этом наиболее значимым для передачи основного содержания глоссы является достижение иронического эффекта на основе реализации целого ряда стилистических приемов (гиперболизация, языковая игра, оксюморон, метафора и др.).

5. Экспрессивность глоссы определяется ее коммуникативно-прагматическими целями, обусловливающими выбор языковых средств, позволяющих передать информацию в наиболее концентрированном виде и привлечь внимание адресата к соответствующей проблематике, побуждая его к размышлениям и полемике, что характеризует глоссу как структуру, направленную на активизацию познавательных и мыслительных способностей адресата, а также на формирование в его сознании элементов соответствующей картины мира.

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии.

Во Введении обосновывается выбор темы исследования, его актуальность и новизна; определяются цель и задачи исследования, теоретическая и практическая ценность; приводятся положения, выносимые на защиту, а также дается  представление о структуре диссертационного исследования.

В Главе I «Cтилистический аспект изучения  текста» рассматриваются основные характеристики процесса функционально-стилистической дифференциации языка, характеризуются различные точки зрения на понятие стиля в отечественной лингвистике и германистике.

Глава II «Глосса как жанр современной немецкой прессы» содержит анализ функционирования понятий медиатекст и медиадаскурс в контексте функциональной стилистики, определение роли  масс медиа в современной действительности, выявлениеосновных характеристик глоссы как жанра современной немецкой прессы.

Глава III «Экспрессивность как одна из основных стилистических особенностей немецкой глоссы» посвящена анализу категории экспрессивности как основополагающего стилистического признака глоссы, выявлению механизмов функционирования экспрессивности в глоссе на различных языковых уровнях.

  В Заключении в обобщенном виде изложены результаты диссертационного исследования и намечены перспективы дальнейшей работы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В Главе I «Cтилистический аспект изучения  текста» исследуются проблемыфункционально-стилистической дифференциации в современной лингвистической науке, текст как объект функциональной стилистики,  а также методологические основы и принципы стилистического анализа текста.

В последние десятилетия проблема функционально-стилистической дифференциации языка оказалась в центре внимания многих исследователей (И.В. Арнольд, О.С. Ахманова, М.М. Бахтин, М.В. Вербицкая, Т.Г. Винокур, И.Р. Гальперин, М.Н. Кожина, В.Л. Наер, Л.В. Полубиченко, Э.Г. Ризель, Э.Д. Розенталь, С.Г. Тер-Минасова). Это связано с тем, что язык нельзя рассматривать, как нечто единое и однородное по своему функционально-стилистическому, жанровому составу. Вариативность языка проявляется именно в его функционировании, соответствующем определенной коммуникативной цели.

К понятию стиля обращается М. М. Бахтин, разрабатывая основы теории речевых жанров. Стиль, по мнению М.М. Бахтина, неразрывно связан с определенным типом структурирования этой целостной единицы, типом ее завершения и типом ее отношения, которое устанавливается между говорящим и другими участниками речевой коммуникации2.В диссертационном исследовании мы, учитывая концепцию М.М. Бахтина, придерживаемся той точки зрения, что функциональный стиль по своей природе является жанровым стилем и должен рассматриваться как компонент жанровой структуры высказывания.

  Представляется необходимым отметить важную роль социолингвистического аспекта в изучении стиля: «Языковой механизм приводится в движение не сам собой, а тем обществом, которому данный язык принадлежит. И вот для фактической жизни языка оказывается чрезвычайно существенным, как пользуется общество своим языком»3

.

В германистике понятие стиля начало активно привлекать внимание исследователей в XX веке. В качестве одного из доминирующих компонентов в определении понятия стиля в германистике выделяется духовное своеобразие личности  (Т. Бенфей, В. Гумбольдт, К. Моритц, Т. Мундт).

С начала XX века начинает вырабатываться структурный метод, что привело к появлению новых подходов в теории стиля. Например, в данном русле находится труд коллектива под руководством Г. Михеля «Введение в методику стилистического анализа». В данной работе под стилем понимается упорядоченная особым образом совокупность стилевых элементов, «совокупность факультативных речевых вариантов, связанных общественными нормами употребления и имеющих целью языковое оформление содержания»4.

В диссертационном исследовании функциональный стиль понимается нами как комплексный лингвистический объект. Функциональные стили представляют собой структурные разновидности функционирования языка, имеющие, в том числе, и социальную обусловленность. Особенностью функционального стиля является сознательный отбор языковых средств в целях оптимизации данного вида коммуникации. Своеобразие функционального стиля осознается говорящими как общеобразовательная норма, отчасти отражающая прагматические потребности общения, отчасти основанная на установившихся традициях.

Процессы стилистической дифференциации неразрывно связаны с интеграцией стилистической системы. Эти процессы обусловлены тем, что функциональный стиль не является жестким однородным образованием. Он представляет собой множество подсистем, объединяющих языковые средства различных уровней, и служит для выполнения разных коммуникативных заданий. Так, О.С. Ахманова определяет функциональные стили  как стили, «дифференцируемые в соответствии с основными функциями языка: сообщения, общения, воздействия»5

.

При рассмотрении текста в контексте функциональной стилистики было обнаружено, что функционально-стилистические исследования основываются на том, что текст представляет собой, в первую очередь, экстралингвистическое явление, выходящее за рамки языковой системы в область социокультурной коммуникации. Понимание текста как явления реальной коммуникации обусловлено переосмыслением признаков речевого целого, позволяющих выделить его в качестве единицы коммуникативной системы.

Глава II «Глосса как жанр современной немецкой прессы» посвящена рассмотрению медиатекста и медиадискурса, роли масс медиа на современном этапе развития, а также изучению становления глоссы как жанра медиадискурса.

В последние десятилетия наблюдается значительное обновление облика средств массовой информации. Помимо традиционных (пресса, телевидение, радио) развиваются новые виды СМИ (Интернет, спутниковое телевидение), что оказывает существенное влияние на мировой информационный процесс.

В настоящее время СМИ являются  механизмом познания и отчасти - преобразования окружающего мира. Средства массовой информации не только отражают события, но и интерпретируют их сквозь призму определенной системы культурных ценностей. При этом необходимо учитывать, что интерпретация предполагает оценку, которая может быть выражена самыми различными способами: от выбора фактического материала до использования определенных лингвостилистических средств.

М.Н. Володина выделяет следующие основные черты языка СМИ:

1) количественное и качественное усложнение сфер речевой коммуникации на уровне СМИ (прежде всего Интернет);

2) разнообразие форм речевого поведения отдельных социальных групп, которое находит отражение в языковой действительности СМИ;

3) следование речевой моде;

4) демократизация публицистического стиля6.

Развитие средств массовой информации привело к значительному увеличению объема речеупотребления в сфере массовой коммуникации. Исследователи придерживаются единого мнения в том, что влияние СМИ на современное речеупотребление, скорость и регуляцию языковых процессов огромно. Как отмечает В.Г. Костомаров, «оказавшись в зоне абсолютного внимания масс медиа, мы все вольно или невольно, слепо или сопротивляясь – ориентируемся на их язык как на образец для подражания»7. Иными словами, СМИ имеют огромное влияние на формирование языковой и концептуальной картин мира носителей языка. Это подтверждается тем, что многие языковые новообразования, прежде чем получить распространение, используются именно в масс медиа.

В данной главе рассматриваются также такие понятия, как медиадискурс и медиатекст. Анализу дискурса СМИ посвящены работы таких исследователей, как О.В. Александрова, М.Н. Володина, В.В. Дементьев,Т.Г. Добросклонская, Л.Р. Дускаева, В.И. Карасик, В.Г. Костомаров, Е.С. Кубрякова и др. Т.Г. Добросклонская определяет медиадискурс как «сообщение в совокупности со всеми прочими компонентами коммуникации (отправитель, получатель сообщения, канал, обратная связь, ситуация общения или контекст)»8. Этот подход позволяет выделить всю совокупность элементов, которые заключает в себе медиадискурс. В данном случае главным элементом является медиатекст, выступающий в качестве формализующей медиадискурс сущности. Отличие текста от медиатекста состоит в том, что «вмасс медиа понятие текста расширяет свои границы, выходя за пределы знаковой системы вербального уровня и представляя собой последовательность знаков различных семиотических систем – языковых, графических, звуковых, визуальных, специфика сочетания которых обусловлена конкретным каналом массовой информации»9.

Что касается участников медиа коммуникации, С.И. Сметанина отмечает, что «в медиатексте, ориентирующемся на авторизацию дискурса, создатель материала стремится подчеркнуть своеобразие своего видения ситуации, своего подхода к формированию оценки факта или лица и выступает как человек частный»10

. Исследователь подчеркивает тот факт, что с течением времени из безмолвного наблюдателя автор трансформировался в самостоятельную личность, которая стремится подчеркнуть своеобразие своего видения ситуации, собственного подхода к формированию оценки. Иными словами, автор текста СМИ выступает как конкретная личность с присущими ему индивидуально-психологическими особенностями.

Роль адресата также весьма существенна, поскольку адресат является вторым субъектом, который реализует свои личностные социально-психологические и ролевые особенности в ответной реакции на высказывание (текст) адресанта. Если ранее адресат рассматривался как пассивный объект управления, то на современном этапе развития СМИ – это личность, способная самостоятельно разобраться в предложенной ей информации.

В жанровом пространстве медиадискурса глосса является особым речевым произведением. Как уже отмечалось, глосса - небольшая газетная статья, представляющая собой иронический, саркастический комментарий.  Как и комментарий, глосса относится к жанрам, основанным на выражении мнения, суждения. Как и в комментарии, в глоссе читатель сталкивается с выражением авторской позиции к определенному событию или явлению (в первом случае, как правило, в серьезной, во втором – в шутливой форме). В то же время, как справедливо отмечает В. Зюскинд, каждая глосса является комментарием, но не каждый комментарий глоссой11. Отличительными признаками глоссы, получившей широкое распространение в немецкой газетной публицистике, в сопоставлении с другими жанрами медиадискурса являются открытая оценочность, полемичность, ярко выраженная ироническая направленность, фокусировка на актуальной проблематике. Основополагающим методом создания глоссы как оптимизирующей структуры является метод компрессии. Автор в концентрированной форме использует в глоссе определенные черты комментария (актуальность тематики, авторская оценка, эмоциональная экспрессия), выдвигая некоторые из них из периферийной области жанра на первый план. Доминирующим признаком глоссы является эмоционально-оценочная составляющая, выражающаяся чаще всего на уровне иронии.

Но основе анализа фактического материала возможно выделить следующие характерные признаки глоссы: эмоциональная оценочность, полемичность, иронизация и гиперболизация. Содержательно-тематическое ядро глоссы структурируется когнитивно-информационными категориями «событие», «проблема». Обратимсякследующемупримеру:

«Dabei hlt selbst Brok, der Vorsitzende des Auswrtigen Ausschusses im Europaparlament einen EU-Beitritt der Ukraine in den nchsten zehn Jahren fr unrealistisch. Zu trist ist die wirtschaftliche Situation des Landes. EineBrautmiteinersolchenMitgiftwirdEuropanichtheiratenwollen» («ДажеБрок, председателькомитетаЕвропейскогопарламентапо
вопросаминостранныхдел, считаетвступлениеУкраинывЕСвследующемгодуневозможным. Экономическая ситуация в стране слишком тяжелая. Европа вряд ли захочет взять в жены невесту с таким приданым.») [DerSpiegel, 21.05.05].

В данном случае мы видим, каким образом автор создает в глоссе иронический эффект, используя возможности метафоризации. Существительное «Mitgift» («приданое») приобретает ироническое значение в связи с реализацией в  контексте, характеризующем ненадежную экономическуюситуацию на Украине и связанное с этим нежелание ЕС принять страну в сообщество, при этом Украина представляется автором как «невеста» («Braut»).

Коммуникативная цель глоссы состоит в оценке, осмеянии, критике отображаемых явлений и событий. При этом автор глоссы выполняет разоблачительную, критическую, а также развлекательно-эстетическую функции. Позиция автора глоссы подразумевает статус интеллектуального превосходства, который позволяет выразить оценку, осуждение, критику. 

Глава III «Экспрессивность как одна из основных стилистических особенностей немецкой глоссы» посвящена рассмотрению понятия экспрессивности как доминирующего стилистического признака глоссы и анализу способов достижения эффекта экспрессивности в текстах данного жанра.

Специфика базовых текстовых категорий глоссы состоит в преобладании эмоционально-экспрессивной составляющей. Экспрессивность языковых произведений является результатом прагматического употребления языка, основная цель которого - выражение эмоционально воздействующего отношения субъекта к объекту высказывания. Наиболее подробно вопросы экспрессивности были описаны Ш. Балли, который определил «экспрессивную стилистику» как науку, изучающую экспрессивно-эмоциональный аспект языка. Исследователь особо подчеркивал связь языка с жизнью: «В процессе общения собеседники взаимодействуют и оказывают влияние друг на друга. Все существенно переживаемое субъективно, все мысли направлены к действию. Соприкасаясь с жизнью, язык пропитывается аффективностью, где каждое слово может получить оценочное значение12.

В отечественном языкознании интерес к экспрессивности появился в 50-х годах XX века. Экспрессивно-выразительной стороне языка отведено важное место в трудах О.С. Ахмановой, В.В. Виноградова и других исследователей. В этот период были сделаны первые шаги в определении понятий «экспрессивность» и «эмоциональность». В 60-е годы и последующие десятилетия отмечается более разносторонний подход к изучению экспрессивности. Исследования в этой области охватывают широкий круг проблем (В.И. Безруков, В.Г. Гак, М.Н. Кожина, В.Н. Телия, Т.А. Трипольская и др.).

В диссертационном исследовании мы, вслед за В.Н. Телия, понимаем под экспрессивностью не-нейтральность речи, придающую речи необычность, выразительность, которая связана с тем, что сигнал, передаваемый языковым выражением, усилен и тем самым выделен из общего потока либо за счет необычного стилистического использования языковых средств, либо в результате восприятия ассоциативно-образного представления, вызываемого данным выражением и служащего стимулом для положительной или отрицательной эмоциональной реакции реципиента13. Иными словами, экспрессивность в нашем исследовании понимается нами как способность языковых значений (как лексических, так и грамматических) к выражению определенных стилистических характеристик с целью реализации различного рода коммуникативно-прагматических задач.

Особое внимание в нашем исследовании уделяется  прагматической стороне экспрессивности, то есть что представляет собой экспрессивность c точки зрения в первую очередь эмоционального воздействия на реципиента. В качестве источника различных экспрессивных смыслов, которые при помощи языковых механизмов способны оказывать воздействие нареципиента, выступает коннотативный аспект семантики номинативных единиц.

Исследователи считают, чтоконнотативностьхарактерна не для всех единиц языка. Есть слова, которые имеют только денотативный компонент - предметно-логическое содержание (Л.М. Васильев, Л.А. Кисилева, М.Б. Никитин, Е.Ф. Петрищева). Вместе с тем, выделяются группы слов, основная часть семантики которых сводится именно к коннотации (некоторые группы частиц, междометия). Граница между денотацией и коннотацией подвижна, некоторые слова постепенно утрачивают или, наоборот, приобретают коннотативный смысл (напр., Hitler, Hiroshima, Fukushima - негативный коннотативыный смысл), Reset (перезагрузка отношений между Россией и США) – положительный коннотативный смысл).Более того, коммуникативная ситуация или вербальный контекст могут усилить или нейтрализовать коннотативный смысл.

Существуют многочисленные примеры того, как одно и то же слово в зависимости от ситуации может менять знак эмоциональной оценки с позитивного на негативный.

Рассмотримследующийпример:

«Ein Urlaub am Lago Maggiore ist was Schnes. Sind Sie ber 98 Jahre alt? Dann haben SieGlck, denn unter diesen Voraussetzungen drfen Sie am Lago Maggiore ohne Fischerschein angeln. Prima, nicht?» («Отпуск на озере Лаго-Маджоре – это нечто прекрасное. Вы старше 98 лет? Или Вам еще нет 13? Тогда Вам повезло, потому что в этом случае Вы можете рыбачить на озере Лаго-Маджоре без разрешения на рыбалку. Здорово, не правда ли?») [DerSpiegel, 19.10.2009].

В данном случае обыгрывается семантическая специфика лексических единиц, и положительные коннотации в контексте меняются на отрицательные. Лексические единицы «schn» («прекрасный»), «Glckhaben» («везти»), «prima» («отлично») имеют ингерентные положительные коннотации. Из контекста (в глоссе речь идет о таком нововведении, как необходимость получения разрешения на рыбалку, которым многие недовольны) следует, что буквальное значение отступает, но не исчезает, иначе отсутствовала бы основа для возникновения контекстуального значения (возмущение, выражение недовольства нововведением), которое и выдвигается на первый план. В результате наложения отрицательного контекстуального значения на положительное словарное появляется эмоционально-оценочный смысл.

Можно сделать вывод о том, что становление смыслового значения языковой единицы зачастую происходит именно в контексте речевой ситуации. Более того, изучение функционального аспекта семантики номинативных единиц показало, что практически любое слово в речи может приобрести те или иные коннотации (Например, жена презрительно называет храпящего мужа «Fernlastfahrer» («дальнобойщик»).Слово «Fernlastfahrer» нейтрально, но в данной коммуникативной ситуации оно получает отрицательный эмоционально-оценочный смысл).

В данной главе также рассматриваются психологические предпосылки экспрессивности. Экспрессивность во многом зависит от эмоциональной вовлеченности автора и определяется степенью заинтересованности предметом речи, ролью объекта оценки в ценностной картине мира индивида. При помощи отбора языковых средств автор глоссы демонстрирует, насколько выражаемая оценка значима для него. При этом дополнительное влияние на речевое воплощение экспрессивов оказывает эмоциональное состояние субъекта – жалость, сочувствие и т.д. Стилистическое представление о не-нейтральности оценочных экспрессивных высказываний следует дополнить информацией об эмоциональном состоянии коммуникантов. Как правило, эмоциональные оценки неверифицируемы, потому что их основания индивидуальны, субъективны.

Важным для нашего исследования представляется тот факт, что экспрессивность в глоссе обусловлена как стремлением автора к самореализации, так и направленностью на восприятие адресата. Иными словами, экспрессивность является неотъемлемым качеством языка как средством общения. При этом для понимания природы экспрессивного необходима общность фоновых знаний концептуальных систем коммуникантов14.

В проведенном исследовании были рассмотрены основные способы активизации внимания адресата, способствующие выражению экспрессивности в немецкой глоссе:

А) Стилистический прием гиперболизации

Гипербола широко используется в глоссах, в результате чего заостряется внимание на характерных сторонах какого-либо явления, усиливается и преувеличивается их значение. С одной стороны, гипербола является проявлением определенного эмоционального состояния (восхищения, страха и пр.), а с другой – средством возбуждения подобного состояния у других. Рассмотрим на конкретных примерах роль гиперболизации в глоссах, реализующейся при помощи употребления единиц с абсолютным экспрессивным значением.

Рассмотримследующийпример:

«EinesensationelleNachricht („EsgibtPommesFrites“) hatunterdenErstsemesterntumulartigeZustndeausgelst.» («Сенсационнаяновость («Естькартошкафри») привелапервокурсниковвнеописуемыйвосторг.») [DerSpiegel, 11.10.01].

Прилагательное «sensationell» в приведенном примере само по себе обладает яркими экспрессивными свойствами. Даже его неметафорическое употребление придает высказыванию выразительность, а обращение к определенным семантическим группам и употребление в данном контексте (наличие картофеля фри в студенческой столовой является сенсационной новостью) – гиперболизированное значение.

Б) Стилистический прием выдвижения

  • парцелляция 

В контексте изучения текста, способов его членения и организации проблема парцелляции стала одной из актуальных в исследовании синтаксиса. Н.К. Филонова понимает под парцелляцией обусловленное коммуникативной интенцией говорящего членение высказывания на две и более части15

.

Рассмотримследующийпример:

  «Es ist das einzig Wahre. Keine Kompromisse. Denn es ist die Perle der Natur. Erfrischend echt eben. Doch nun ist es in Gefahr,das deutsche Bier.»(«Естьтолькооднаистина.Компромиссов не существует. Потому что это жемчужина природы. Но сейчас оно в опасности, немецкое пиво.»)[SZ, 21.03.06].

В данном примере придаточная часть пунктуационно отделяется от главной с целью придания ей большей смысловой самостоятельности, эмоционально-экспрессивного выделения именно этой части высказывания.

  • эллиптические конструкции

  В составе эллиптических предложений отсутствует хотя бы один из главных членов предложения, который является необходимым с точки зрения структуры соответствующего логико-грамматического типа предложений. Вместе с тем, эллиптические предложения могут обладать рядом второстепенных членов, то есть быть распространенными предложениями. Их особенность состоит в том, что в них под влиянием контекста не находит специального выражения один из тех элементов, без которых предложение не получает смысловой и формальной законченности.

  Рассмотримследующийпример: 

«Georg Schneider ist eine akademische Blitzkarriere gelungen. Mit 23 promoviert, mit 28 der eigene Lehrstuhl. Manche Studenten, die er unterrichtet, sind lter als er.» («ГеоргШнайдерможетпохвастатьсяблестящейакадемическойкарьерой.В 23 защитился, в 28 своя кафедра.Некоторые студенты, которым он преподает, старше его.») [DerSpiegel, 12.02.08].

Какмывидим, эллиптическиепредложенияприменяютсячрезвычайношироковтехслучаях, когдаконтекствосполняет главные члены предложения.

В) Реализация окказиональных слов

Основную массу окказионализмов, фиксируемых в немецком языке, составляют субстантивные новообразования, что отражает основную функцию окказионализмов – называть предметы и явления, придавая им экспрессивную окраску. Экспрессивность подобных индивидуальных новообразований способствует выведению на поверхность авторской оценки, превращая ее из скрытой в явную.

Необходимо отметить, что окказионализмы чрезвычайно тесно связаны с контекстом и в большинстве случаев не существуют изолированно. Многие окказионализмы по своей формальной структуре соответствуют словообразовательной модели, однако при их создании были нарушены закономерности сочетаемости и совместимости составляющих. Вследствие этого интерпретация окказионализмов чаще всего полностью зависит от контекста.

Обратимся к примерам употребления окказионализмов в глоссах. В качестве заголовка одной из глосс выступает окказионализм «Furchtbanistan». Автор прибегает к приему контаминации: furchtbar (ужасный) и Afghanistan (Афганистан). Окказионализм в данном случае служит одновременно для привлечения внимания читателя и как выражение осуждения: В Афганистане к смертной казни приговорен мужчина, обратившийся в другую веру.

Г) Риторические вопросы

Как известно, риторические вопросы содержат эмоциональное утверждение или отрицание в форме вопроса и не предполагают ответа. Риторические вопросы повышают экспрессивность высказывания. Сильным приемом эмоционального воздействия являются риторические вопросы, имплицирующие отрицание или утверждение. Так, для текстов глосс риторические вопросы являются довольно распространенным приемомвыражения экспрессивности. Они имеют ярко выраженную  эмоциональную окраску, иронию, заданную не только лексическими средствами, но и самим синтаксическим приемом.

«Der Ausweis der Zukunft soll bescheinigen: „Ich will meine Organe nicht spenden“. Wer diese Weigerung nicht bei sich trage, habe einer Spende zugestimmt – wenn die Verwandten keinen Einspruch erheben. BedeutetdasdieSozialpflichtigkeiteinerLeiche?» («Удостоверением будущего должна стать фраза: “Я не хочу передавать свои органы”. У кого при себе не будет такого «удостоверения», тот автоматически дает согласие на передачу своих органов, если не поступит возражений от родственников. Означает ли это социальную ответственность трупа?»)[DieZeit, 13.05.05].

В данном примере автор при помощи  вопросительного предложения привлекает внимание читателя к рассматриваемой проблематике, а также стремится активизировать его познавательные способности.

Д) Реализация иронического смысла

Традиционно ирония в лингвистике базируется на взаимодействии эксплицитного и имплицитного смыслов лексической единицы, в основе которых лежит столкновение положительной и отрицательной коннотаций (И.В. Арнольд, М.П. Брандес, И.Р. Гальперин и др.). Именно наложение отрицательного контекстуального значения  на положительное словарное порождает новое имплицитное значение лексической единицы. Выход на первый план оценочной составляющей позволяет рассматривать иронию как троп, основанный на взаимодействии прямых и переносных значений. Отметим также, что ирония представляет собой сложное когнитивное явление, обусловленное процессами активизации различных ментальных структур, связанных с выражением оценочных значений, в сознании человека.

Очевидно, что маркированные с точки зрения реализации иронии единицы текста не автономны, они конкретизируются в определенном контексте. Именно контекст позволяет распознать и декодировать иронию в рамках предложения, абзаца и целого текста, хотя ее формирование происходит при помощи лексико-стилистических средств. Следует также отметить, что адекватная расшифровка иронии требует обращения к более широкому контексту: культурному, эмоциональному, психологическому, ситуативному.

Наиболее очевидным случаем реализации иронии в глоссе является тот, когда иронический смысл концентрируется в отдельной самостоятельной лексической единице.

Рассмотримследующийпример:

«Die Regierungskrise in Belgien dauert an. <…>WillkommeninBelgien(«Правительственный кризис в Бельгии продолжается.<…>Добро пожаловать в Бельгию.»)[DieZeit, 04.12.07].

В данном примере лексическая единица «Willkommen» («добро пожаловать») в контексте выражает ироническое отношение автора к сложной политической ситуации в Бельгии. Наложение отрицательного контекстуального значения единицы на положительное словарное служит основой для реализации очевидно выраженной иронии.

В результате анализа фактического материала можно прийти к заключению о том, что ирония в глоссах выступает в качестве завуалированной насмешки, граничащей с сарказмом. Являясь ситуативным и контекстуально обусловленным средством выражения экспрессивности, ирония акцентирует внимание читателя на смысловых доминантах текста и обеспечивает выполнение коммуникативно-прагматических задач.

В данной главе также рассматривается роль заглавий в немецкой глоссе. Как показал анализ материала, эффективность глоссы с точки зрения воздействия на читателя во многом определяется спецификой ее заглавия, поскольку при помощи умело составленного заголовка легче достичь желаемого коммуникативного эффекта. Заголовок играет важную роль в готовности читателя к пониманию текста глоссы. Он является соединительным звеном между читателем и текстом, а также между читателем и внетекстовой реальностью. Заголовок должен всегда рассматриваться в тесной взаимосвязи с содержанием текста глоссы, поскольку он выделяет значимость описываемых в тексте фактов. Следует отметить, что при помощи заглавий автор глоссы создает эффект усиленного ожидания, в результате чего читатель обращается к тексту (Например, «Krise?WelcheKrise?» – «Кризис? Какой кризис?»[DieZeit, 28.06.09], «OmaamComputer» – «Бабушка за компьютером»[DerSpiegel, 18.02.08]).

Одной из основных экспрессивных характеристик заглавия в глоссе является языковая игра. Так,к наиболее распространенным видам языковой игры в глоссе относятся трансформированные цитаты. Например, заголовок глоссы «KeinKnigreich» отсылает читателя к цитате из трагедии В. Шекспира «Ричард III» «EinKnigreichfreinPferd» («Полцарства за коня!»). В трагедии Шекспира король, потеряв в сражении своего коня, готов отдать за него  целое царство. Как известно, желаемого он не получил. Так автор глоссы обыгрывает ситуацию, когда невозможно достичь определенной цели.

Подобные заглавия являются активным публицистическим средством, которое позволяет при помощи определенных приемов трансформации или переосмысления прецедентных текстов добиваться большей выразительности.

Следует отметить, что для раскодирования трансформированных цитат, содержащихся в глоссах, необходим определенный уровень линвгокультурнойэрудиции. Для адекватной интерпретации получаемой в виде сообщения информации и адекватной реакции на ситуацию в лингвоментальном уровне необходимо наличие общности фоновых знаний у автора и адресата (Ахманова, Гюббенет 1977; Вишнякова 2002).

Таким образом, является очевидным тот факт, что для того чтобы выявить прецедентный текст, особенно трансформированный, а также его экспрессивную составляющую, необходимо знать его исходную форму и уметь выявить функционально-семантическую специфику его составляющих. Иными словами, заглавия глосс апеллируют к фоновым знаниям читателя, а также к его чувствам и эмоциям, что лежит в основе их экспрессивности.

Проведенный анализ открывает перспективы для дальнейшего исследования. Анализ фактического материала показал, что специфика функционирования структурно-содержательных категорий в глоссе заключается в доминировании экспрессивной составляющей. Данная особенность объясняется многоуровневым характером глоссы как особого речевого произведения. Возможным направлением последующего исследования может бытьрассмотрение различных стилистических и когнитивно-прагматических особенностей глоссы и сопоставление данного жанра с другими жанрами медиадискурса.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

  1. Рожкова Е.Н. Способы выражения экспрессивности в синтаксисе (на материале немецкого языка) // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия Гуманитарные науки. - № 18 (113). Вып. 11. 2011. С. 151-156 (0.25 п.л.).
  2. Рожкова Е.Н. К вопросу об интертекстуальности в медиадискурсе (на материале немецкого языка) // Научное обозрение. Серия 2. Гуманитарные науки. Москва: Издательство «Экономическое образование», 2011. - № 5. С. 98-101 (0,2 п.л.).
  3. Рожкова Е.Н. Способы реализации языковой иронии // Материалы III Межвузовской научной конференции по актуальным проблемам теории языка и коммуникации. – Москва: ЗАО «Книга и бизнес», 2009. С. 41-46(0,2п.л.).
  4. Рожкова Е.Н. Функционирование немецкой глоссы в газетно-публицистическом дискурсе // Материалы международной научно-практической конференции (27-28 нояб. 2010 г.) «Актуальные проблемы лингвистики и переводоведения». - Самара : Изд-во Самар. гос. экон. ун-та, 2010. С. 106-109 (0,16 п.л.).
  5. Рожкова Е.Н. Стратегии предпереводческого анализа текстов жанра “глоссы”// Материалы Международного молодежного научного форума «ЛОМОНОСОВ- 2008» [Электронный ресурс]. М.: МАКС Пресс, 2008. – 1 эл. опт.диск (CD-ROM) (0,1 п.л.).
  6. Рожкова Е.Н. Многоаспектность понятия языковой иронии // Материалы

Международного молодежного научного форума «ЛОМОНОСОВ-2009»

[Электронный ресурс]. - М.: МАКС Пресс, 2009. – 1 эл. опт.диск (CD-ROM) 

(0,1 п.л.).

  1. Рожкова Е.Н. Прием языковой игры в немецкой глоссе // Материалы

  Международного молодежного научного форума «ЛОМОНОСОВ-2010» 

  [Электронный ресурс]. - М.: МАКС Пресс, 2010. – 1 эл. опт.диск (CD-ROM) 

(0,1 п.л.).

  1. Рожкова Е.Н. Синтаксические средства выражения экспрессивности в немецкой глоссе // Материалы Международного молодежного научного форума «ЛОМОНОСОВ-2011» [Электронный ресурс]. - М.: МАКС Пресс, 2011. – 1 эл. опт.диск (CD-ROM) (0,1 п.л.).

1Camen R. Die Glosse in der deutschen Tagespresse. Bochum, 1984. S.18.

2Бахтин М.М. Проблема речевых жанров // Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 1989. С.252.

3Винокур Т.Г. Закономерности стилистического использования языковых  единиц. – М., 1980. С. 221.

4Michel G. EinfhrungindieMethodikderStiluntersuchung: Ein Lehr- und bungsbuch fr Studierende. Berlin. Volk und Wissen Volkseigener Verlag, 1972.S. 34-35.

5АхмановаО.С. Словарьлингвистическихтерминов. Изд. 2-е, М., 2004. С. 167.

6Володина M.H.Проблема информационно-языковой культуры в современном обществе / М.Н. Володина // Журналистика и культура русской речи на переломе тысячелетий: Рабочие материалы. М., 2002. C. 20.

7Костомаров В.Г. Наш язык в действии: Очерки современной русской cтилистики. - М.: Гардарики, 2005. С. 10.

8Добросклонская Т.Г. Вопросы изучения медиатекстов. М.: МГУ, 2000. С. 22.

9 Там же. С.22.

10СметанинаС.И. Медиа-текст в системе культуры : динам. процессы в яз. и стиле журналистики конца XX в. / СметанинаС.И. – СПб. : Михайлов, 2002. С. 255.

11Sskind W.E. Glosse und Kommentar, in: (Hrsg.): Deutsche Journalistenschule Mnchen, Praktischer Journalismus, Mnchen, 1963. S. 127.

12БаллиШ. Французскаястилистика. М.: Изд-во иностр. лит., 1961. С. 110.

13Телия В.Н. Механизмы экспрессивной окраски // Человеческий фактор в языке: Языковые механизмы экспрессивности. – М.: Наука, 1991. С. 36-66.

14 См.: Ахманова О.С., Гюббенет И.В. Вертикальный контекст как филологическая проблема. Вопросы языкознания. 1977, № 3. С. 47-54; Полубиченко Л.В. Филологическая топология: теория и практика. М.: 1991. С. 43-45.

15Филонова Н.К. Парцелляция полипредикативных высказываний в современном английском языке. Дисс. на соиск. учен.степ. канд. филол. наук. Л., 1982. С. 45.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.