WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

ОБЖОРИН Алексей Михайлович

СТРУКТУРНЫЕ И СЕМАНТИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ СО ЗНАЧЕНИЕМ ПСИХИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ ЧЕЛОВЕКА В РУССКОМ И АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКАХ

Специальность 10.02.20 – «Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание»

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Челябинск – 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Челябинский государственный педагогический университет»

Научный консультант: доктор филологических наук, профессор Шиганова Галина Александровна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор декан факультета лингвистики и перевода ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный университет» Нефедова Лилия Амиряновна кандидат филологических наук доцент кафедры английского языка и методики его преподавания ФГБОУ ВПО «Шадринский государственный педагогический институт» Самылина Екатерина Викторовна

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Тобольская государственная социально-педагогическая академия им. Д.И. Менделеева»

Защита состоится «30» марта 2012 года в 10.00 часов на заседании объединённого диссертационного совета ДМ 212.295.05, созданного на базе ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет» по адресу:

454080, г. Челябинск, пр. Ленина, 69, конференц-зал (аудитория 116).

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки Челябинского государственного педагогического университета (454080, г. Челябинск, пр. Ленина, 69).

Автореферат разослан «28» февраля 2012 года

Ученый секретарь диссертационного совета доктор филологических наук, доцент Л.П. Юздова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Выбор подсистемы процессуальных фразеологизмов со значением психических состояний человека обусловлен тем, что этот сегмент фразеологии не был объектом специального исследования в сопоставительном плане, хотя для этого есть достаточные основания. Во-первых, вербальное выражение человеком настроений, чувств, эмоций и соответствующих состояний является проявлением антропоцентрического принципа, активно развивающегося в современной лингвистике. Во-вторых, единицы, вобравшие в себя опыт многих поколений носителей языка, в наибольшей мере отражают тонкость и неповторимость ощущений, чувств, эмоций и соответствующих им психических состояний человека, вскрывая особенности национально-языковой картины мира.

Процессуальные фразеологизмы русского языка, обозначающие психические состояния человека, отдельно не изучались, равно как и в сопоставлении с английским языком. В последнее десятилетие отдельные аспекты названной проблемы решались в работах исследователей, таких как З.Ю. Балакина (2006), Ю.В. Крылов (2007), Н.Е. Почиталкина (2011), Е.В. Самылина (2008), А.А. Соколова (2004), Б.В. Туркина (2002), З.М. Хамизова (2007), Н.Б. Швелидзе (1997) и др.

Диссертационная работа выполнена в русле исследований Челябинской фразеологической школы и дополняет научные представления о подсистеме процессуальных фразеологизмов со значением психического состояния человека как в общеязыковом аспекте, так и в сопоставлении с английским языком.

Таким образом, активная разработка проблемы психических состояний в современной гуманитарной науке с одной стороны и отсутствие в современной лингвистике суммарных знаний об особенностях структурной организации, компонентного состава, семантики процессуальных фразеологизмов, объединенных значением психического состояния человека с другой, обусловливают актуальность исследования структурных и семантических свойств процессуальных фразеологизмов, обозначающих психическое состояние человека в русском и английском языках.

Предварительный анализ проблемы исследования позволил выявить объект, предмет, цель и задачи исследования.

Объект исследования – процессуальные фразеологизмы со значением психических состояний человека в русском и английском языках как системно организованное объединение единиц, характеризующееся особыми структурными и семантическими свойствами.

Предмет исследования – структурные и семантические свойства процессуальных фразеологизмов со значением психических состояний человека, а также классификация исследуемых единиц в сравнительно-сопоставительном аспекте.

Цель настоящего исследования состоит в выявлении структурных и семантических свойств русских и английских процессуальных фразеологизмов со значением психического состояния человека, в описании их универсальных и национальных особенностей.

Достижению цели способствует решение следующих задач:

1. Выявить процессуальные фразеологизмы со значением психического состояния человека в русском и английском языках.

2. Описать структуру, модели и особенности компонентного состава процессуальных фразеологизмов со значением психического состояния в русском и английском языках, определить их сходные (универсальные) и различные (национальные) черты.

3. Проанализировать и сравнить особенности проявления моно- и полисемии процессуальных фразеологизмов со значением психического состояния человека в русском и английском языках.

4. Классифицировать процессуальные ФЕ со значением психического состояния человека, на основе семного анализа, для сравнения их фразеосемантических свойств.

Источником исследования послужили одно- и двуязычные толковые словари русского и английского языков: Большой англо-русский фразеологический словарь (А.В. Кунин, 2006); Фразеологический словарь русского литературного языка (А.И. Фёдоров, 2008); Русская фразеология. Историкоэтимологический словарь (А.К. Бирих, В.М. Мокиенко, Л.И. Степанова, 2007); The Penguin Dictionary of English Idioms (Daphne M. Gulland, David G.

Hinds-Howell, 2002); The Cambridge International Dictionary of Idioms (1998);

The Concise Oxford Dictionary of Phrase and Fable (2003), электронные источники: фразеологические словари онлайн glossword.info, learn-englishtoday.com/idioms/idioms_proverbs.html, translationdirectory.com и др., Национальный корпус русского языка (ruscorpora.ru), Британский национальный корпус (natcorp.ox.ac.uk), а также данные фразеологического фонда русского языка Челябинской фразеологической лаборатории.

Материалом исследования послужила авторская картотека, насчитывающая 507 фразеологизмов русского языка и 484 фразеологизма английского языка в 6236 и 5070 употреблениях соответственно, что обеспечивает достоверность полученных в исследовании выводов.

Теоретическую базу исследования составили труды ученых по указанным ниже основным направлениям.

Структурная и семантическая упорядоченность фразеологических единиц русского фразеологического состава (В.Л. Архангельский, О.С. Ахманова, В.В. Виноградов, В.П. Жуков, В.М. Мокиенко, И.А. Стернин, Н.М. Шанский и др.).

Структурная и семантическая упорядоченность фразеологических единиц английского языка (А.И. Алехина, Г.Б. Антрушина, Т.И. Арбекова, И.В. Арнольд, А.В. Кунин, А.И. Смирницкий (Smirnitsky), Л.П. Смит, G. Leech, A. Wierzbicka и др.).

Семантические свойства и отношения фразеологизмов, формирование семантической структуры фразеологических единиц (Н.Ф. Алефиренко, В.А. Архангельский, А.М. Бабкин, Л.П. Гашева, Ю.А. Гвоздарев, Е.Н. Ермакова, В.П. Жуков, В.А. Лебединская, В.М. Мокиенко, A.M. Мелерович, Н.А. Павлова, Т.Е. Помыкалова, Е.Р. Ратушная, A.M. Чепасова, Г.А. Шиганова и др.).

Проблемы грамматических свойств фразеологизмов (В.А. Лебединская, Г.И. Михайлова, Ф.И. Никоновайте, А.П. Окунева, Н.Б. Усачева, В.Н. Хмелева, A.M. Чепасова и др.).

Анализ процессуальных единиц (Л.П. Гашева, О.Н. Георгиева, А.В. Жуков, В.П. Жуков, Л.М. Закоян, В.И. Кабыш, И.Г. Казачук, В.А. Лебединская, И.В. Несветайлова, Е.В. Радченко, А.В. Свиридова, Е.В. Самылина, О.Д. Тарасова, Н.Б. Усачева, Н.М. Харлова и др.).

Особенности фразеологического значения, классификация фразеологизмов английского языка (Н.Н. Амосова, А.В. Кунин, А.И. Смирницкий, U. Weinreich, A.J. Worrall); функционирование фразеологизмов в английском языке (W.J. Ball, A.P. Cowie); репрезентация эмоций и психических состояний в языке (W. Noth, Z. Kovecses); грамматические особенности английского языка (И.В. Арнольд, G.A. Leech и др.).

Эмотивность языковых единиц в сопоставительном аспекте (В.Ю. Апресян, В.И. Шаховский); особенности фразеологического значения в сопоставительном аспекте (Л.П. Смит, И.А. Стернин); грамматические особенности сравниваемых языков (А.Н. Савченко); межъязыковые соответствия (Е.Ф. Арсентьева и др.).

Для решения поставленных задач, кроме имеющего общеметодологическое значение метода системного анализа, были использованы специальные научные методы и приёмы:

– описательный метод использовался для анализа и классификации фразеологического материала в русском и английском языках, синтеза полученных результатов. Описательный метод способствуют «выделению различных классов фразеологизмов, зависимостей компонентов ФЕ, обеспечивая анализ их морфологических и синтаксических особенностей, а также выразительных средств»1;

– сравнительно-сопоставительный метод применялся для выявления общих и специфических черт структурно-семантической организации фразеологизмов русского и английского языков;

– метод фразео-семантических полей, применяемый при классифицировании русских и английских процессуальных единиц по фразеосемантическим группам, подгруппам и множествам;

– дистрибутивный и контекстологический анализ применялся для исследования особенностей реализации фразеологизмов в контексте;

Кунин, А.В. Курс фразеологии современного английского языка. 2-е изд., перераб. / А.В. Кунин. – М., 1996. – 384 с.

– прием семного анализа структуры процессуальных фразеологизмов использовался для их разложения на мельчайшие смысловые компоненты;

– прием количественного учета применялся для анализа и сравнения количественных показателей продуктивности компонентов, структурных моделей, фразео-семантических подгрупп исследуемых единиц.

Научная новизна работы состоит в следующем:

1) впервые специальному научному анализу подвергнута малоизученная подсистема процессуальных фразеологизмов со значением психических состояний человека русского и английского языка;

2) подробно исследованы структура и компонентный состав изучаемых процессуальных фразеологизмов в сравнительно-сопоставительном аспекте;

3) выявлены и описаны сходства и различия структур фразеологического значения названных языков с учетом денотативно-сигнификативного и коннотативного макрокомпонентов;

4) произведена количественная и качественная сравнительная характеристика моно- и полисемантических фразеологизмов, а также эврисемичных единиц;

5) осуществлена подробная семантическая классификация процессуальных фразеологизмов русского и английского языков в сравнительносопоставительном аспекте. Произведено сопоставление фразео-семантических подгрупп указанных единиц для выявления их универсальных и специфических свойств.

Теоретическая значимость работы состоит в том, что уточнены представления о структурно-семантической организации фразеологизмов, выявлены фразообразующие компоненты процессуальных фразеологизмов со значением психического состояния человека, их влияние на создание фразеологического значения, дана характеристика семантических свойств названных ФЕ. Для введения в научный обиход предлагается оригинальная классификация фразеологизмов со значением психических состояний, внешней и внутренней репрезентации психических состояний.

Практическая значимость работы. Результаты работы имеют непосредственное прикладное значение для практики преподавания фразеологии в высшей и средней школе, в теории и практике фразеологии, а также могут быть использованы в последующем изучении фразеологического состава и сопоставлении с данными других языков. Собранный фразеологический материал русского и английского языков может быть использован при создании фразеологических словарей разных типов.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Процессуальные фразеологизмы являются продуктивными репрезентантами психического состояния человека как в русском, так и в английском языках, охватывая область общей понятийной соотнесенности. На основе этой общности выделяются национально-специфические черты репрезентации психических состояний в каждом из сравниваемых языков.

2. Структура исследуемого сегмента русских и английских фразеологизмов, представленная тремя основными моделями – словосочетания, предложения и сочетания слов, универсальна. В составе русских единиц преобладают глагольные компоненты действия, деятельности, движения, показывающие динамику психического состояния и активность его носителя, тогда как в английских единицах – глагольные компоненты бытия, определяющие большую статичность психического состояния и пассивность его носителя.

3. Универсальный характер семантических свойств исследуемых единиц проявляется в преобладании в обоих языках моносемичных единиц, максимально точно и образно репрезентирующих психическое состояние человека.

Среди них выделяется группа эврисемичных фразеологизмов, обладающих особым комплексным значением.

4. Специфика семантики, зафиксированная в результате сопоставления единиц 13 фразео-семантических подгрупп, проявляется в продуктивности фразеологизмов со значениями «беспокойство», «гнев», «страх» в русском и «гнев», «спокойствие», «беспокойство» в английском языках, а также в большем количестве фразеологизмов со значением внешнего выражения состояния в русском языке.

5. К особенностям коннотативного макрокомпонента фразеологического значения относятся большая экспрессия и эмоциональность русских единиц. Преобладание единиц с пейоративной оценкой является межъязыковой универсалией.

Апробация работы. Основные положение диссертационного исследования изложены в 11 публикациях, в числе которых 2 издания, рекомендованные ВАК. О результатах исследования докладывалось на Итоговых конференциях преподавателей и аспирантов ЧГПУ (Челябинск, 2010, 2011), IX Всероссийской научно-практической конференции «Модернизация системы профессионального образования на основе регулируемого эволюционирования» (Челябинск, 2010), Всероссийской интернет-конференции «Язык.

Речь. Дискурс» (Ставрополь, 2010), V Международная научно-практическая конференция «Современные проблемы гуманитарных и естественных наук» (Москва, 2010), V Международных Лазаревских чтениях «Лики традиционной культуры» (Челябинск, 2011), Международной заочной научнометодической конференции «Современные проблемы лингвистики и лингводидактики» (Волгоград, 2011),V Международной научной конференции «Языки профессиональной коммуникации» (Челябинск, 2011), II Международной научной конференции «Перспективы развития современной филологии» (Санкт-Петербург, 2012).

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии (260 источников литературы) и приложения.

В конце каждой главы имеются выводы. Основное содержание работы

изложено на 165 страницах.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор темы, актуальность диссертационного исследования, определяется цель работы, раскрывается ее научная новизна, теоретическая и практическая значимость.

Первая глава «Содержание понятия «Психическое состояние» в современной науке» посвящена описанию терминологического аппарата исследования: «психическое состояние человека» (в психологическом и лингвистическом аспектах), «виды психических состояний», «фразеологизм», «репрезентация психического состояния», «процессуальный фразеологизм со значением психического состояния человека». В главе проводится сравнение основных понятий в русском и английском языках для нахождения в них тождеств и различий. Представлена классификация психических состояний, которая будет служить основой при распределении ФЕ на фразео-семантические подгруппы. Описана репрезентация психического состояния человека средствами фразеологии в русском и английском языках. Обосновано применение сравнительно-сопоставительного метода для фразеологии.

В параграфе 1.1 «Понятие «психическое состояние» в психологическом и лингвистическом аспектах» проводится анализ состояния проблемы психического состояния человека в психологическом и лингвистическом аспектах. Проведена дифференциация понятия «психическое состояние человека» по отношению к понятиям «эмоция (эмоциональное состояние)», «чувство».

В результате проведенного анализа нами определено понятие «Психическое состояние человека» в лингвистическом аспекте – это репрезентация различными языковыми средствами целостной характеристики психической деятельности за определённый период времени, показывающей своеобразие протекания психических процессов, как ощущаемой внутренне, так и проявляемой внешне (в жестах, мимике, движениях или поведении).

В параграфе 1.2 «Классификация психических состояний человека» рассмотрены существующие в лингвистике и фразеологии классификации единиц со значением психического состояния человека, а также психологические классификации психических состояний. Анализ значений представленных в нашей картотеке единиц показал, что рассмотренные классификации не отвечают всем необходимым требованиям. Исходя из этого, мы представили собственную классификацию, дающую необходимые основания для сравнения психических состояний, свойственных каждому человеку вне зависимости от культуры и языка.

Сравнение значений базовых психических состояний показывает их одинаковое понимание в указанных языках и культурах, таким образом, все психические состояния, репрезентируемые ФЕ, делятся на следующие классы.

1. Удовольствие, радость, счастье, веселье, восторг (напр., взыграться духом – «прийти в бодрое, радостное настроение»; look like the cat after it had eaten the canary – «иметь довольный вид, сиять, светиться довольством»).

2. Гнев, ярость, озлобление (напр., быть на взводе – «находиться в раздраженном, взведенном состоянии»; knit one's (или the) brows – «нахмурить брови, нахмуриться, насупиться»).

3. Спокойствие, уверенность, твердость, решимость (напр., брать себя в руки – «преодолевая свои чувства, настроения, достигать самообладания»;

keep one's balance – «сохранять спокойствие, душевное равновесие»).

4. Отвращение, презрение, пренебрежение, ненависть (напр., глядеть косо – выказывать к кому-л. недоброжелательство, недоверие и т.п.; проявлять во взгляде недовольство увиденным»; curl one's lip – «презрительно кривить рот»).

5. Любовь, страсть, обожание, восхищение (напр., глаза разгорелись – «страстно хочется иметь, получить что-л.»; stand in awe of smb. (smth.) – «испытывать благоговейный трепет перед кем-, чем-л.)).

6. Беспокойство, напряжение, сомнение, волнение (напр., бросает в жар – «приходить в состояние сильного волнения, возбуждения»; be all adrift – «растеряться, быть сбитым с толку, запутаться»).

7. Страдание, отчаяние, расстройство, депрессия (напр., биться о стену – «приходить в отчаяние, исступление из-за неудач, безутешного горя, непоправимых ошибок»; cry over spilt milk – «горевать о непоправимом»).

8. Удивление, изумление, любопытство, заинтересованность (напр., раскрыть рот – «крайне удивиться, прийти в недоумение»; make big eyes – «сделать большие глаза, удивиться»).

9. Смущение, стыд, вина (напр., бросает в краску (кого) – «краснеть, испытывать смущение, волнение, стыд и т.п.»; fret oneself to fiddlestrings – «изводить себя, есть себя поедом»).

10. Страх, ужас, тревога, испуг (напр., бросает в дрожь (кого) – «испытывать чувство страха»; take (the) alarm – «встревожиться, перепугаться, впасть в панику»).

11. Грусть, печаль, тоска, горе (напр., душа разрывается – «испытывать глубокую тоску, печаль, скорбь; очень тяжело переживать что-л.; whip the cat – «тужить, сожалеть о непоправимом; повесить нос»).

12. Сумасшествие, помешательство, безумство (напр., мешаться (помешаться) в уме – «становиться сумасшедшим»; lose one's marbles – «рехнуться, спятить»).

13. Состояние возбуждения, эмоционального подъема, желание действовать (напр., руки горят – «очень хочется делать, сделать что-л.»; be on one's mettle – «проявлять пыл, рвение»).

Параграф 1.3 «Репрезентация психических состояний человека посредством фразеологии» посвящен вопросу выражения психического состояния человека с помощью фразеологических единиц.

Репрезентация психического состояния человека происходит с помощью предметно-логического и коннотативного содержания фразеологического значения, которое организовано определенным способом, выражено семами разного уровня обобщения, имеет определенное количество компонентов и различные способы синтаксической организации.

В основе этой репрезентации лежит переосмысление имеющегося состояния и перенос единиц соответствующей лексики (конкретных наименований, метафор, фразеологических единиц, сравнений и пр.) в область психики человека, например, грызть зубы – «гневаться, сердиться на кого-либо, стремясь принести вред, неприятность»; лезть на стену – «приходить в состояние крайнего возбуждения, досады, раздражения, ярости», be in an agony of despair (или of grief) – «быть в полном, безысходном отчаянии, сильно горевать», have a fit – «быть поражённым или возмущённым» и т.д.

Я уж давно зубы грызу на Войдзевича, за то, что он отсудил при разделе имения моего дяди лучшую долю дальнему родственнику (А. Марлинский. Наезды). Не will have a fit when he hears the news [Его хватит удар, когда он услышит эти новости].

Во второй главе «Структурные свойства процессуальных фразеологизмов со значением психического состояния человека в русском и английском языках» рассмотрена структурная организация и компонентный состав процессуальных фразеологических единиц русского и английского языков. В результате анализа в сравнительно-сопоставительном аспекте были выявлены межъязыковые параллели и различия в структурнограмматической организации названных единиц.

Параграф 2.1 «Структурные модели процессуальных фразеологизмов со значением психического состояния человека» посвящен рассмотрению вопроса структурной организации ПФРЯ и ПФАЯ указанной семантики.

Анализ количественных соотношений и пропорций структурных разновидностей процессуальных фразеологизмов, обозначающих психическое состояние, представлен в таблице 1.

Таблица Количественное соотношение структурных разновидностей РПФПС и АПФПС Исходн. Кол-во Язык Примеры % синт. ед. ед.

Подчин. Рус. яз. Терять голову, чесать затылок 345 сл/соч. Англ. яз. Blow a fuse, freeze blood, go bananas 348 Соч. сл/соч Рус. яз. Ахать да охать, рвать и метать 5 Англ. яз. Мoan and groan, peak and pine, back and fill 14 Предл. Рус. яз. Душа болит, кровь леденеет, бросило в жар 153 Англ. яз. Get of one’s bike, hang it there 111 Сочет. незн. Рус. яз. Не надышишься, чихать на 6 и знам. сл. Англ. яз. – – – Исходным материалом для построения процессуальных фразеологизмов субкатегории состояния в русском и английском языках могут быть структуры подчинительных словосочетаний, предложений и сочетаний слов с различным количеством компонентов.

Общий анализ компонентного состава исследуемых единиц также представлен в параграфе 2.1. (таблица 2).

Таблица Соотношение групп ФЕ по количеству компонентов в составе Кол-во Язык Примеры Кол-во % комп. ед.

2 Рус. Держать сердце, дух заняло, лить слезы 203 Англ. Borrow trouble «беспокоиться из-за трудностей или не- 58 приятностей», give way «нервы сдали» 3 Рус. Обретать дар слова, летать на крыльях 188 Англ. Be off one’s trolley «спятить, свихнуться», 208 get the wind up «испугаться, струсить», have seen a wolf «лишиться дара речи от страха» 4 Рус. И бровью не повести, 91 ложиться камнем на душу Англ. Be on top of the world «быть на вершине 116 блаженства», be out of spirits «быть в плохом настроении» 5 Рус. Лицо вытянулось до (пятой) пуговицы, 15 не чуять под собой земли, себя не слышать от радости Англ. Not to know which way to turn «быть в замешательстве», 77 have wheels in one’s head «быть в состоянии сумасшествия, «не все дома»» 6 Рус. Как будто гору с плеч свалить 9 Англ. Have all one’s wits about one «сохранять самообладание» 24 В параграфе 2.1.1 «Русские и английские процессуальные фразеологизмы, образованные по модели словосочетания» указывается, что по модели словосочетания построено преобладающее количество ПФ в русском и английском языках. Среди них фразообразовательной активностью отличаются:

в РЯ двухкомпонентные формы (лить слезы – «горько плакать», лишиться языка – «утрачивать дар речи под влиянием сильных переживаний (страха, испуга и т.п.)», опускать хвост – «сникать, утрачивать задор, пыл») – 40 % РПФЕ; наиболее распространенной подмоделью является сочетание глагола и существительного в косвенных падежах;

в АЯ трехкомпонентные формы (be all agog – «сгорать от нетерпения», cry like a baby – «горько плакать», tread on air – «ликовать, радоваться») составляют 43 % от общего количества исследуемых АПФЕ.

Максимальной фразообразовательной отличается подмодель сочетания глагола, предлога и существительного.

Продуктивность указанных форм связана с их способностью к созданию целостного фразеологического значения, то есть подчинению принципу экономии формальных средств при передаче максимального смыслового объема.

Особенности падежной системы русского языка дают возможность передачи целостного фразеологического значения с помощью двух компонентов. В английском языке те же значения передаются тремя и более компонентами, например, белены объелся (гл+ сущ. в Р.п.) – blow one's stack «взбелениться, прийти в ярость»; отдаться настроению (гл. + сущ. в Д.п.) – give vent to (one's) feelings «дать волю своим чувствам, настроению»; наболело на душе (гл. + сущ. в П.п.) – be sick at heart «чувствовать тяжесть на сердце, на душе» и др.

Минимальной фразообразовательной активностью в обоих сравниваемых языках обладают четырех- и многокомпонентные формы исследуемых фразеологизмов, что объясняется затрудненностью синтезирования значений таких ФЕ из-за усложнения их структуры (лицо вытянулось до (пятой) пуговицы – «выражать сильное огорчение, недовольство»; be in a great state about (smth.) – «быть в расстроенных чувствах из-за чего-л.»).

Параграф 2.1.2 «Русские и английские процессуальные фразеологизмы, образованные по модели предложения» посвящен анализу РПФЕ и АПФЕ со значением психического состояния, построенных по модели предложения.

В русском языке фразеологизмы, соответствующие модели предложения, составляют 28 % от общего количества употребляемых ФЕ, в английском языке ФЕ, образованные по модели предложения, используются реже (23 %).

Фразеологизмы со структурой предложения распадаются на следующие подмодели: двусоставное нераспространенное, двусоставное распространенное, односоставное определенно-личное, односоставное безличное, сложное, подмодель глагольных компаративов «глагол + as (as if, like) + простое предложение».

Среди фразеологизмов модели предложения наиболее продуктивной в обоих сравниваемых языках является подмодель двусоставного распространенного предложения, представленная трех-, четырех- и многокомпонентными единицами (тоска ест поедом – «испытывать тягостное тоскливое чувство», волосы встали дыбом – «сильно испугаться»;

one's gorge rises at smth. – «ощущать сильную неприязнь, с души воротит от чего-л.», one's blood is up – «приходить в состояние крайнего раздражения, он (она и т.д.) вышел (вышла) из себя» и др.).

Специфичными являются: для РЯ односоставное безличное (бросает (бросило) в жар, не сидится на месте), для АЯ подмодель глагольных компаративен «глагол + as (as if, like) + простое предложение» (look as if one had seen a ghost).

В параграфе 2.2.1 «Глагольный компонент в составе русских и английских процессуальных фразеологизмов со значением психического состояния человека» обоснована идея того, что в формировании семантической структуры исследуемых фразеологизмов участвуют семы всех компонентов, входящих в состав фразеологических единиц.

Наиболее существенный вклад в образование значения процессуальных фразеологизмов исследуемой категории вносят семы глагольного и именных компонентов. Внутриструктурные признаки языков влияют на компонентный состав и формы компонентов ФЕ, поэтому мы наблюдаем нулевую или неполную парадигму компонентов АПФПС.

Анализ и сравнение количественных и качественных характеристик глагольных компонентов РПФПС и АПФПС, которых насчитывается 398 в РЯ и 243 в АЯ, показал, что они различаются морфемным составом, грамматическими свойствами, семантикой. Глагольный компонент участвует в создании значения исследуемых фразеологизмов на всех уровнях, сохраняя категориальную сему процессуальности в составе фразеологизмов состояния.

Все глагольные компоненты РПФПС и АПФПС распадаются на семантические группы бытия; становления; действия, деятельности, движения; действенного состояния, восприятия; отношения, желания (стремления). 39 % глагольных компонентов АПФПС со значением бытия (be [быть находиться], have [в значении «испытывать, ощущать»], feel [чувствовать]), в РЯ на первом месте группа глаголов действия, деятельности, движения (бить, прыгать, ныть, сосать, тянуть, колоть, греть, кусать, ломать, метать, открывать и др.) – таким образом, русским свойственна большая активность и динамика в репрезентации психического состояния, нежели англичанам.

I had done some bawling in his presence – because I felt so cheap… [Я почти кричал в его присутствии. Я испытывал такое чувство унижения...] (U. Sinclair, «Between Two Worlds», сh. 34). Оля Нечаева локти себе будет кусать от раскаяния, что отвергла глубокое чувство такого серьёзного, скромного и, главное, бесстрашного человека, как Петя (В.

Катаев. За власть Советов).

Также глагольные компоненты могут быть распределены по группам с положительным, отрицательным и нейтральным значениями, большинство принадлежит к группе нейтральных (быть, чувствовать, испытывать, прыгать, открывать; be, have, do, sit, know и др).

Наиболее продуктивными являются глагольные компоненты русского языка держать / сдержать (держать гнев – «сердиться, гневаться на когол.» – всего 18 ФЕ), давать / дать (дать волю сердцу – «расчувствоваться» – 12 ФЕ), ходить / выходить (доходить) (доходить до белого каления – «доходить до крайнего раздражения, злости» – 11 ФЕ) и др. В английском языке – глагольные компоненты be [быть, находиться] (be all abroad – «быть в замешательстве, растеряться» – всего 52 ФЕ), have [иметь] (have one's head in the clouds – «витать в облаках» – 24 ФЕ), get [попадать, приходить, делаться] (get off one's bike – «сердиться, злиться; лезть в бутылку» – 22 ФЕ) и др.

Высокие фразообразовательные возможности английских глагольных компонентов объясняются тем, что, кроме прямого значения, глагольный компонент (be, have, get) в сочетании с частицами употребляется в иных значениях как фразовый глагол.

Параграф 2.2.2 «Неглагольные компоненты в составе русских и английских процессуальных фразеологизмов языков со значением психического состояния человека» посвящен рассмотрению компонентов существительных, прилагательных, местоимений, наречий, числительных, и компонентов служебных частей речи – предлоги, союзы, частицы.

В образовании фразеологизмов русского и английского языка участвуют компоненты-существительные (358 в РЯ и 475 в АЯ), относящиеся к различным семантическим группам. Круг обозначаемых ими понятийных областей универсален для сравниваемых языков, что объясняется общими процессами образования ФЕ и способами репрезентации психического состояния человека, не зависящими в большой мере от культурных особенностей.

Фразообразовательная активность конкретных существительных преобладает над абстрактными в обоих сравниваемых языках. Компонентысуществительные, относящиеся к группе конкретных, обозначают предметы (вещи) (дрожать как осиновый лист – «испытывать чувство страха (ощущая мелкую дрожь в теле)», sit on a barrel of gun-powder – «сидеть на пороховой бочке»), лицо (группу лиц) (чувствовать себя королем – «чувствовать собственное превосходство», cry like a baby – «плакать как ребенок»), вещество (кровь в жилах стынет – «испытывать чувство сильного страха, ужаса и т.п.»; feel one’s oats – «быть веселым, чувствовать прилив сил» [oats – овес]), живых существ и организмы (кошки скребут на душе – «испытывать тоску, беспокойство, тревогу»; stare like a stuck pig – «вытаращить глаза от удивления» [pig – свинья]), факты, события, явления (гореть в огне – «находиться в сильно возбуждённом состоянии»; beat a tattoo – «нервничать, волноваться» [tattoo – татуировка]), географические объекты (не слышать земли под собой – «быть в приподнятом, восторженном состоянии», be over the moon – «прыгать от радости, быть на седьмом небе» [moon – луна]), имена собственные (взойти на Голгофу – «принять страдания, муки»; be at ease in Zion – «наслаждаться, отдыхать) [Зион – небесный город]).

Наиболее выделяется активность компонентов-соматизмов, которая объясняется их принадлежностью к древнейшим пластам лексики в обоих языках и ясностью и важностью соматизмов для человека, с чем можно связать легкость их переосмысления и образования ФЕ. Причем компоненты голова и сердце в русском и английском языках употребляются во фразеологических единицах примерно с одинаковой частотой (20/24 и 40/соответственно) (сердце оборвалось «почувствовать внезапный страх, тревогу, испуг», руки опускать «не иметь желания что-либо делать», уши горят «испытывать чувство стыда»; not to bat an eye «не терять самообладания» [досл. глазом не моргнуть], have one's head in the clouds «витать в облаках» [досл. голова в облаках], heart sank «сердце оборвалось» и др.

Среди абстрактных существительных компоненты душа, дух встречаются в 40 и 12 РПФПС, тогда как компонент soul [душа] лишь в единицах АЯ, соотносимые единицы АЯ имеют в своем составе компоненты mind [разум] и heart [сердце], например, be a load off smb.'s mind [досл.

тяжесть упала с разума] «словно камень с души свалился», prey on one's mind [досл. терзает разум] «чувствовать тяжесть на душе», pluck up (one's) heart [досл. сжать сердце] «собраться с духом» и др. При сходном объеме семантики компоненты демонстрируют различную употребительность в языках, что свидетельствует об особой значимости понятия душа в русском и понятий heart (сердце), mind (разум) в английском языках.

В качестве компонентов ПФПС выступают 39 прилагательных РЯ и 62 АЯ. Качественные прилагательные преобладают над относительными и притяжательными прилагательными в РПФЕ и АПФЕ. Компонентприлагательное в составе фразеологической единицы добавляет признак (уточнения, дополнения) в семантику компонента-существительного (делать/сделать круглые глаза – «выражать крайнее удивление, недоумение, возможно неискренне», keep a good heart – «не падать духом, держаться молодцом, не унывать»).

Местоимение как именной компонент вносит в целостное фразеологическое значение индивидуальные семы. В РЯ имеет низкую фразообразовательную способность, выступая компонентами 46 ФЕ, тогда как в АЯ местоимения обладают высокой фразообразовательностью, встречаясь в 227 единицах.

Высокая активность местоименных компонентов в АПФПС объясняется, в частности, тем, что английские притяжательные местоимения употребляются в случаях выражения категории возвратности, тогда как в русском языке категория передается глагольной формой (let oneself go – «перестать сдерживаться, дать волю себе, своим чувствам, разойтись», look oneself again – «прийти в себя, оправиться, принять свой обычный вид», be master of oneself – «владеть собой, держать себя в руках» и др.). Кроме того, притяжательные местоимения АЯ (в отличие от РЯ) обязательны при существительных, обозначающих части тела, предметы одежды, личные принадлежности (get oneself in hand – «взять себя в руки», put one's tall between one's legs – «поджать хвост, струсить» и др.).

Кроме описанных выше компонентов, в составе РПФЕ и АПФЕ со значением психического состояния встречаются бывшие наречия, причастия, союзы, предлоги, числительные, среди которых выделяются компоненты-предлоги, участвуя в образовании 238 РПФПС и 319 АПФПС.

Количественное превосходство в употреблении компонентов-предлогов в АЯ объясняется различием в передаче падежных отношений в сопоставляемых языках.

Третья глава «Особенности семантических свойств русских и английских процессуальных фразеологизмов со значением психического состояния человека» посвящена рассмотрению структуры фразеологического значения и особенностям составляющих его денотативного и коннотативного макрокомпонентов. Анализируются моно- и полисемичные фразеологизмы, явление эврисемичности. Представлена фразеосемантическая классификация процессуальных фразеологизмов со значением психического состояния человека.

Параграф 3.1.1 «Деннотативно-сигнификативный макрокомпонент русских и английских процессуальных фразеологизмов со значением психического состояния человека» содержит анализ денотативно-сигнификативного макрокомпонента исследуемых единиц, в котором выявляются такие сущностные стороны, как категориальное (классное), субкатегориальное, групповое, подгрупповое, множественное и индивидуальное значения, находящиеся в иерархических отношениях между собой.

Универсальной для сравниваемых языков является структура фразеологического значения исследуемых единиц, включающая макрокомпоненты денотативно-сигнификативного и коннотативного значений.

Денотативно-сигнификативный макрокомпонент процессуальных фразеологизмов со значением психического состояния представляет собой иерархию сем различного уровня абстракции: категориальных, субкатегориальных, групповых, подгрупповых, множественных и индивидуальных.

Сема процессуальности передается глагольными компонентами РПФЕ и АПФЕ, сема состояния противопоставлена семам деятельности и отношения.

Да и задал же ты, братец, тут полковнику копоти, напугал его здорово (Г. Данилевский. Беглые в Новороссии). (Задавать копоти – «пугать коголибо; нагонять страху» (деятельность)). However, if he at first put rather a damper on the company, he later dropped a spark which led to an explosion of feeling. [Однако если вначале Роберт и наводил на всех тоску, то позже он заразил всю компанию своим весельем] (Ј. Carnett, Shot in the Dark). (Put a damper – «наводить тоску, отбивать охоту кому-л.» (деятельность)).

Очень часто указания режиссёра старыми актёрами принимались в штыки (М. Велизарий. Путь провинциальной актрисы). Принимать в штыки – «принимать крайне враждебно, неприязненно» (отношение). A bow is made to Robert Bridges, a snook is cocked at William Walson [Перед Робертом Бриджесом раскланиваются, а к Уильяму Уолсону относятся с презрением] (Times «Literary Supplement», Aug. 30, 1968). (Cock a snook – «презрительно относиться к кому-л.» (отношение)).

Среди процессуальных ФЕ со значением психических состояний человека субъектные преобладают над объектными, причем в сравнительно равных пропорциях, составляя процентное соотношение 61 % / 37,5 % в РЯ и 58 % / 42 % в АЯ.

Преобладание субъектных единиц вызвано тем, что состояние (психическое) в большинстве своем не предполагает объекта, а замыкается в самом субъекте, например, биться об стену – «приходить в отчаяние, исступление из-за неудач, безутешного горя, непоправимых ошибок», изодрать на себе ризы – «впав в крайнее отчаяние, выражать глубокое огорчение», кровь бросилась в лицо – «внезапно покраснеть от стыда, смущения, досады»; lose one's balance – «выйти из себя, потерять душевное равновесие», sit on a barrel of gun-powder – «сидеть на пороховой бочке», not to bat an eye – «не терять самообладания» и др.

В параграфе 3.1.2 «Коннотативный макрокомпонент русских и английских процессуальных фразеологизмов со значением психического состояния человека» описываются входящие в состав коннотативного макрокомпонента значения РПФПС и АПФПС оценочный, эмотивный, экспрессивный и функционально-стилистический компоненты.

Отмечено преобладание единиц с пейоративной (отрицательной) оценкой (297 РПФПС и 311 РПФПС), которая может быть выражена эксплицитно или имплицитно (крутить носом – «проявлять неудовольствие, несогласие с чем-л., пренебрежение к чему-л.; отказываться от чего-л.;

привередничать», shake one's head – «покачать головой (в знак скорби, неодобрения, сомнения, несогласия)» и др.).

Встречаются единицы, содержащие полярные оценки в различных своих значениях, например, качать головой: 1. Делая движение головой из стороны в сторону, отрицать что-л., сомневаться в чём-л.; 2. Выражать согласие с кем-л. или с чем-л.

Дядя Аким опустился на завалинку, закрыл лицо руками и безнадёжно качал головою (Григорович. Рыбаки). Я начал толковать ему о Гегеле.

Авенир качал утвердительно головой, поднимал брови, шептал: «Понимаю, понимаю!.. А! Хорошо! Хорошо!» (Тургенев. Смерть).

В качестве межъязыковых параллелей выступают положительная оценка состояний любви, спокойствия, радости, возбуждения и отрицательная оценка гнева, отвращения, грусти, страдания.

Национально-специфические особенности коннотации проявляются в большей экспрессии и различной эмоциональной окраске русских единиц, (лить крокодильи слезы ирон. «лицемерно жаловаться, притворно, неискренне сожалеть о чем-л.»; сердце дрожит как (словно) овечий хвост ирон. «бояться чего-л., быть сильно напуганным» и др., make a martyr of oneself презр. «изображать из себя страдальца, мученика; жертвовать своими интересами»), в большем количестве устаревших, книжных и просторечных РПФПС и жаргонных АПФПС (вращать глазами, вращать белками (прост.

экспрес.), воспарять духом (душою) (книжн.), (устар.); go bananas, go off one's nut, not to have (got) all one's buttons (marbles) (жарг.) и др.).

Параграф 3.2 «Моно- и полисемия процессуальных фразеологизмов со значением психического состояния человека в русском и английском языках» посвящен исследованию моно- и полисемии указанных единиц и их сравнения в русском и английском языках.

В обоих языках, согласно словарным дефинициям, преобладают однозначные единицы (82,5 % в РЯ и 84 % в АЯ), что можно объяснить точностью, емкостью и одновременно образностью значения фразеологизма, репрезентирующего психическое состояние (кусать (себе) локти «быть в подавленном состоянии из-за недовольства чём-л.», метать искры – «зло, сердито смотреть», jump over the moon «прыгать от радости», grin like a Cheshire cat «ухмыляться, улыбаться во весь рот» и др.).

Полисемичными являются 17,5 % русских и 16 % английских единиц указанной семантики. Большинство полисемичных единиц имеют два значения, следующие по продуктивности – трех- и четырехзначные единицы русского и английского языков. Пяти, шести и семизначные единицы не представлены в русском языке, в английском они обладают низкой продуктивностью.

Помимо моно- и полисемичных фразеологизмов достаточно распространены широкозначные (72 ФЕ / 14 % в русском и 24 ФЕ / 5 % в английском языках). Широкозначность (эврисемия) в нашем понимании – наличие у языковой единицы (слова, фразеологизма) одного значения вне контекста, соотносимого с несколькими разными объектами мысли, конкретное содержание которого уточняется в условиях речи, т.е. в контексте (термин введен Н.Н. Амосовой)2. На наш взгляд широкозначные единицы – переходное звено между моно- к полисемичным ФЕ.

Фразеологическую широкозначность следует отличать от многозначности, т.к. широкое значение «остается основой любого специализированного своего варианта»3, т.е. в рамках одного значения.

Критерием отличия от контекстной полисемии или оказзионального значения является не отход от общепринятого понимания, не приятие нового значения, но имеется в виду одно комплексное психическое состояние в разных случаях использования широкозначной единицы с актуализацией той или иной характеристики данного состояния, например, дух заняло (занимало) (у кого) – «стало тяжело дышать, перехватило дыхание от сильного волнения, страха и т.п.»; защемило на сердце (у кого) – «кому-л. стало тоскливо, беспокойно»;

take (the) alarm – встревожиться, перепугаться, впасть в панику, bite one's lip – «закусить губу, кусать губы (о человеке, сдерживающем волнение, гнев, досаду, смех и т.п.)» и др.

Дух занимало от блаженства. – Я говорил, что с седьмого класса перестал интересоваться отметками и наградами. (В.В. Вересаев.

Воспоминания). Но в глазах у меня рябило, дух занимало, и я некоторое время не мог прийти в себя. (М.Е. Салтыков-Щедрин. Дневник провинциала в Петербурге). Платок исчез так быстро и так незаметно, что у Рыжика дух заняло от удивления и любопытства. (А.И. Свирский. Рыжик) и др.

She stole back to bed as quickly as she could, and when she was alone, gave free vent to the sorrow with which her breast was overcharged. (Ch. Dickens.

«The Old Curiosity Shop', ch. XXVI) [Нелли незаметно ушла и постаралась скорее лечь в Постель, чтобы наедине с собой дать волю слезам, так как сердце ее разрывалось от горя]. Without a moment's pause he gave vent to his indignation in a torrent of words. (Fr. Norris, «The Octopus», b. 7) [Свое негодование он излил в нескончаемом потоке слов].

Елисеева, В.В. Лексикология английского языка / В.В. Елисеева. – СПб: СПбГУ, 2003. – С. 11.

Амосова, Н.Н. К вопросу о лексическом значении слова / Н.Н. Амосова // Вестник ЛГУ. – Л., 1957. – Вып. 1. (№ 2). – С. 103-104.

Параграф 3.3 «Фразео-семантическая классификация процессуальных фразеологизмов со значением психического состояния человека в русском и английском языках» содержит описание классификации РПФПС и АПФПС на основании общности интегральных сем. Сопоставление производится для рассмотрения фразео-семантической парадигмы – набора смысловых компонентов, обусловливающих особенности семантики изучаемых ФЕ. Соотношение по количеству РПФПС и АПФПС, входящих в фразео-семантические подгруппы, представлено в таблице 3.

Таблица Продуктивность фразео-семантических подгрупп РПФПС и АПФПС Значения ПФРЯ Значения ПФАЯ 1 Беспокойство, напряжение, сомнение Anger, rage – «Гнев, ярость, озлобление» 2 Гнев, ярость, озлобление Calmness, confidence – «Спокойствие, уверенность» 3 Страх, ужас, тревога, испуг Anxiety, tension, doubt, worry – «Беспокойство, напряжение, сомнение» 4 Страдание, отчаяние, расстройство Pleasure, joy, happiness, delight – «Удовольствие, радость, веселье, восторг» 5 Удовольствие, радость, счастье, веселье, Love, passion, adoration, admiration – «Лювосторг бовь, страсть, обожание» 6 Любовь, страсть, обожание, восхищение Despair, frustration, depression – «Страдание, отчаяние, расстройство» 7 Удивление, изумление, любопытство Fear, terror, fright – «Страх, ужас, тревога, испуг» 8 Грусть, печаль, тоска, горе Sadness, grief, melancholy, woe – «Грусть, печаль, тоска, горе».

9 Спокойствие, уверенность Disgust, contempt, disdain, hatred – «Отвращение, презрение, пренебрежение, ненависть» 10 Отвращение, презрение, пренебрежение, Astonishment, curiosity, interest – «Удивлененависть ние, изумление, любопытство» 11 Сумасшествие, помешательство, Madness, insanity – «Сумасшествие, помебезумство шательство, безумство» 12 Смущение, стыд, вина Embarrassment, shame, guilt – «Смущение, стыд, вина» 13 Возбуждение, эмоциональный подъем Excitement, emotional lift – «Возбуждение, эмоциональный подъем» Количество входящих в подгруппы единиц указывает на значимость репрезентации в речи психического состояния для носителя языка.

В результате сопоставления ФСП изучаемых ФЕ можно констатировать общее семантическое сходство языкового материала, в качестве универсальных черт отмечается:

1) сходная количественная представленность ФЕ, имеющих семы «грусть» (печаль, тоска, горе) (40 РПФПС / 38 АПФПС), «сумасшествие» (помешательство, безумство) (22 РПФПС / 20 АПФПС), «смущение» (стыд, вина) (17 РПФПС / 13 АПФПС) и «возбуждение» (эмоциональный подъем) (4 РПФПС / 4 АПФПС);

2) наличие семантических оппозиций: сема внутреннего проявления состояния (напр., душа уходит в пятки (у кого) – «трусить, испытывать сильный страх», feel flat – «чувствовать себя подавленным, быть расстроенным») и сема внешнего выражения состояния (напр., вытаращить глаза – «уставиться на кого-л. широко раскрытыми глазами (в изумлении, страхе, гневе и т.п.», hang (down) one's head – «поникнуть головой, повесить, понурить голову, унывать, впадать в уныние» и др.).

3) высокая продуктивность коннотативных сем (оценка, экспрессия, эмоциональное отношение, функционально-стилистическая принадлежность);

4) преобладание единиц с отрицательной (пейоративной) оценкой психических состояний, а также межстилевых единиц.

К специфическим чертам относятся:

1. Наиболее продуктивны РПФПС с семами «беспокойство» (потеря спокойствия, напряжение, сомнение, смятение, растерянность, волнение) (83 ФЕ), напр., бросает в жар – «приходить в состояние сильного волнения, возбуждения», не находить себе места – «крайне волноваться, тревожиться», болеть душой – «испытывать тревогу, беспокоиться, страдать» и др.

Господь, кажется, всем меня благословил: богатством, знатностью, чинами... а меж тем душа моя болит (А.Ф. Писемский. Самоуправцы).

Замечание о технике больно заскребло на сердце Михайлова (Л.Н. Толстой.

Анна Каренина).

Максимальная представленность АПФПС с семами «гнев» (ярость, бешенство, озлобление, злость, обида, недовольство, раздражение) (76 ФЕ), напр. be (get или go) up in the air – «выйти из себя, взбеситься, взорваться;

прийти в бешенство, в ярость», set up one's bristles – «ощетиниться, рассердиться», look daggers – «метать молнии (о глазах); бросать гневные взгляды» и др.

«I don't think he'll necessarily hit the celling, Arthur», – he said quietly.

«Chances are very much in favor, though, that he's not going to be overjoyed about it» [«Я думаю, он не обязательно придет в ярость от этого, Артур», – тихо сказал седовласый мужчина. «Но и мало шансов, что будет в большом восторге»] (J. Salinger. Nine Stories. Pretty Mouth and Green My Eyes).

2. Количественное превосходство множественных сем внешнего выражения психического состояния в русском языке (146 в РЯ и 93 в АЯ). К состояниям, выражаемым внешне в РЯ, относятся удовольствие (ахать и охать, кинуть шляпу на воздух, сияет как начищенный самовар), грусть (давать волю слезам, белугой выть, вешать голову), страдание (ломать руки, опускать крылышки, рвать на себе волосы) в АЯ – состояния гнева (knit one's brows [нахмурить брови], look daggers [смотреть сердито], bite one's lip [закусить губу]) и спокойствия (keep one's chin up [держать подбородок поднятым], keep a stiff upper lip [поджать верхнюю губу], look oneself again [выглядеть спокойным]).

3. Особенности компонентов коннотации, (отмеченные в п. 3.1.2) проявляющиеся в различных ФСП.

– Каково мне видеть, что после таких-то, можно сказать, истязаний, трудовые мои денежки в помойную яму выброшены! – Последовало минутное молчание. Порфирий Владимирович готов был ризы на себе изодрать (М.Е. Салтыков-Щедрин. Господа Головлёвы). Roslyn was always singing the blues because she was unhappy with her job [Рослин недовольна своей работой и все время жалуется на судьбу].

В заключении обобщаются результаты исследования, отмечается их прикладное значение для фразеологии и сопоставительного языкознания.

Выявленные структурные и семантические особенности процессуальных фразеологизмов со значением психического состояния человека в русском и английском языках характеризуют исследуемые явления как сложный языковой феномен для каждого из языков, имеющий, однако, достаточное количество универсальных черт.

В качестве перспектив развития данной проблемы можно выделить следующие: репрезентация психических состояний различными классами фразеологизмов, детальное рассмотрение особенностей макрокомпонентов фразеологического значения, реализация психофизического синтеза средствами фразеологии и др.

Основные положения диссертации отражены в следующих печатных работах:

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК для публикации результатов диссертационного исследования:

1. Обжорин, А.М. Соединение психического и физического в русской литературе / А.М. Обжорин // Вестник Томского государственного педагогического университета. – Томск, 2011. – Вып. 3. – С. 171–174.

2. Обжорин, А.М. Особенности перевода фразеологизмов, выражающих психическое состояние человека, с русского на английский язык / А.М. Обжорин // Вестник Челябинского государственного университета. Материалы V Междунар. науч. конф. «Языки профессиональной коммуникации» 27-29 октября 2011 года. – Челябинск, 2011. – № 33 (248). – С. 104–107.

Статьи в сборниках научных трудов и тезисы докладов на научнопрактических конференциях:

3. Обжорин, А.М. Выражение психофизического синтеза средствами фразеологии в русском и английском языках / А.М. Обжорин // Materiay VII Midzynarodowej naukowi-praktycznej konferencji «Europejska nauka XXI powiek – 2011» Volume 16. Filologiczne nauki.: Prsemyl. Nauka I studia. – Str. 31–36.

4. Обжорин, А.М. Фразеологизмы, выражающие психическое состояния человека в русском на английском языках / А.М. Обжорин // Материали за 7-а международна научна практична конференция, «Найновите постижения на европейската наука», – 2011. Том 22. Филологични науки. София. «Бял ГРАД-БГ» ООД. – С. 12–16.

5. Обжорин, А.М. Проблема соединения духовного и телесного в русской литературе / А.М. Обжорин // Международные V Лазаревские чтения «Лики традиционной культуры» Организатор: Челябинская государственная академия культуры и искусств 25 – 26 февраля 2011 года. – Челябинск, 2011. – С. 47–50.

6. Обжорин, А.М. Фразеологизмы, выражающие психическое состояние человека, в русском и английском художественном тексте / А.М. Обжорин // Всерос. нтернет-конф. «Язык. Речь. Дискурс.» (Ставропольский государственный университет) [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://conf.stavsu.ru/conf.asp?ConfId=125&SectionId=183&action=viewreportslist.

7. Обжорин, А.М. Физико-духовный синтез в русской литературе / А.М. Обжорин // Международная заочная научно-методическая конференция «Современные проблемы лингвистики и лингводидактики», апрель 2011. – Волгоград: изд-во Волгоградского гос. ун-та, 2011. – С. 121–129.

8. Обжорин, А.М. Классификация процессуальных фразеологизмов со значением психического состояния человека в русском на английском языках / А.М. Обжорин // Перспективы развития современной филологии:

материалы II Междунар. науч. конф.; секц. «Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание». – СПб. – Петрозаводск:

ПетроПресс, 2012. – C. 35–41.

9. Обжорин, А.М. Психофизический синтез в современной русской литературе / А.М. Обжорин / Модернизация системы профессионального образования на основе регулируемого эволюционирования: материалы IX Всерос. научно-практ. конф.: в 4 ч. Ч. 4 // Междунар. акад. наук пед.

образования; Челяб. ин-т перепод. и пов. квал. работ. образ.; отв. ред. Д. Ф.

Ильясов. – М.; Челябинск: изд-во «Образование», 2010. – C. 114–121.

10. Обжорин, А.М. Соединение психического и физического в русской литературе / А.М. Обжорин // Современные проблемы гуманитарных и естественных наук: Материалы V Международной научно-практической конференции 29-30 декабря 2010 г. – М., 2010. – С. 124–128.

11. Обжорин, А.М. Особенности структуры процессуальных фразеологизмов со значением психического состояния человека в русском на английском языках / А.М. Обжорин // Вестник гуманитарного научного образования: Научно-практический журнал. – М.: ИНГН. – № 12(14)2011. – С.26–27.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.