WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Голубничий Иван Юрьевич

Стилевой опыт Юрия Кузнецова

и современный литературный процесс

Специальность 10.01.08 – Теория литературы. Текстология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва – 2012

       Работа выполнена на кафедре Теории литературы и литературной критики ФГБОУ ВПО «Литературный институт им. А.М. Горького».

       Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор Гусев Владимир Иванович.

       Официальные оппоненты:

Злобина Надежда Федоровна, доктор филологических наук

Бобров Александр Александрович, кандидат филологических наук

       Ведущая организация – Институт мировой литературы РАН

       Защита состоится 12 декабря 2012 г. в 15.00 на заседании диссертационного совета при Литературном институте им. А.М. Горького по адресу: 123104, г. Москва, Тверской бул., д. 25, ауд.23.

       С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Литературного института им. А.М. Горького по адресу: г. Москва, Тверской бул., д. 25.

Автореферат разослан ……………ноября 2012 г.

       Ученый секретарь

       диссертационного совета  Стояновский М.Ю.

               ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

       Диссертационное исследование посвящено проблеме эволюции поэтического стиля выдающегося русского поэта второй половины XX – начала XXI вв. Юрия Поликарповича Кузнецова (1941 — 2003) и влиянию его стилевого опыта на современный литературный процесс.

       Степень разработанности проблемы. Будучи последовательно приверженным русской национальной поэтической традиции, Ю. Кузнецов при этом был реформатором русской поэтической школы, искателем обновленных онтологических смыслов, возможностей нового взгляда на бытие, основанного на фундаментальных ценностях русской цивилизации. На протяжении всего пути становления и развития его поэтическое творчество по формальным признакам и тематическому содержанию было органично встроено в доминирующую парадигму русской советской поэзии. Общий фон русской советской литературы определялся сочетанием и активным полемическим взаимодействием двух актуальных дискурсов. С одной стороны — традиционалистская ориентация, декларирующая приверженность русским духовным корням и эстетическим представлениям, дополненная мировоззренческими установками советского периода русской истории. С другой стороны — ориентация на восприятие, в рамках современного литературного процесса, новаторских тенденций, идущих преимущественно из западной («левой») культуры и  предполагающих радикальную трансформацию русской литературной традиции. В профессиональной литературной среде этот онтологический дуализм советской литературы  закрепился в условном делении на «почвенников» и «либералов». В этой реальности Ю. Кузнецов однозначно был представителем «почвеннического» направления русской советской литературы. В то же время масштаб его дарования не давал ему возможности ограничиваться застывшими эстетическими и мировоззренческими рамками, определенными в процессе внутреннего разделения советской литературы. Необходимость поиска новых путей развития русского духовного  мировоззрения и русской поэтической школы в условиях стремительно развивающегося мира он осознавал на протяжении всего своего творческого пути. В целом же творчество Ю. Кузнецова было одним из системообразующих факторов в русской советской поэзии второй половины XX века (особенно его последней четверти), а в начале XXI века (до самой смерти поэта в 2003 г.) он уже воспринимался современниками как фигура общенационального масштаба и значения, как живой классик современной русской поэзии. Под его непосредственным влиянием сформировались многие поэты, определяющие сегодня поэтический ландшафт современной российской  поэзии.  В то же время, многие новаторские тенденции в его творческом методе вызывали непонимание. Были эпизоды в творческой биографии поэта, когда его стихи порождали в литературной среде продолжительные дискуссии, выходящие порой за рамки собственно  произведения и выводящие разговор на более высокий уровень. Наиболее ярким примером является реакция на стихотворение «Я пил из черепа отца...». Небольшое, всего из восьми строк, стихотворение спровоцировало волну критики, обусловленной поверхностным прочтением, но вместе с тем заставило вспомнить и древнерусскую мифологию, и систему фольклорных образов, и, таким образом, пробудило «спящие» смыслы и заставило их «работать» в современных условиях. Другим, более поздним примером того, как творческая смелость Ю. Кузнецова порождала литературно-общественные дискуссии, является история создания поэмы-трилогии «Путь Христа», в основе которой лежали события Евангельских текстов. В контексте исторической ситуации, соответствующей выходу в свет этого произведения, реакция на него со стороны религиозно настроенной общественности (в том числе литературной) была резко негативной. Претензии, предъявляемые автору, преимущественно носили религиозно-богословский характер и не имели прямого отношения к литературным качествам поэмы.

         Критик Юрий Селезнев еще в 1976 г. в своей статье «Но путь далек...» писал: «Трудно назвать другое поэтическое имя, вокруг которого во второй половине 70-х годов кипели бы такие страсти, как вокруг творчества Ю. Кузнецова. Одни принимают восторженно любую строку, если под ней стоит его имя, других, напротив, возмущает едва ли не каждый его образ» 1. Такая литературно-общественная реакция была обусловлена масштабностью и новаторством поэтических задач, которые брал на себя Ю. Кузнецов.  

Творчество Ю. Кузнецова относительно нечасто на сегодняшний день становилось объектом научного изучения. Были опыты систематизации поэтики Ю. Кузнецова по признакам тематики, метрических особенностей, структурных закономерностей. Исследовались особенности его художественного метода, его эволюции и диапазона. Предлагались варианты видения влияния поэзии Ю. Кузнецова на современный литературный процесс. Популярной темой работ, посвященных Ю. Кузнецову,  была и остается тема мифологического сознания в его творчестве.

         Необходимость научного исследования стилевого опыта Ю. Кузнецова и его влияния на современный литературный процесс продиктована в первую очередь тем, что этот аспект его творчества практически не подвергался системному исследованию. Между тем, именно стиль, в динамике своего развития, может стать средством к пониманию смыслов, сокрытых в субъективной авторской символике, и способствовать пониманию внутренней логики становления его лирического героя и его поэтической речи. Русский советский филолог и теоретик стихосложения В.М. Жирмунский в своей работе «Задачи поэтики» писал: «...в живом единстве художественного произведения все приемы находятся во взаимодействии, подчинены единому художественному заданию. Это единство приемов художественного произведения мы обозначаем термином «стиль». При изучении стиля художественного произведения его живое, индивидуальное единство разлагается нами в замкнутую систему поэтических приемов...» 2 

         Творчество Ю. Кузнецова в стилевом контексте классической русской поэзии практически не рассматривалось, поэтому представляет собой обширное поле для изучения.

         Большое внимание значению и роли Ю. Кузнецова в литературном процессе уделял критик и литературовед В.В. Кожинов. Ему принадлежит ряд статей, посвященных различным аспектам творчества Ю. Кузнецова.

         Статья Л. Косаревой «Через дом прошла разрыв-дорога», в которой автор подвергает литературоведческому исследованию три первых поэтических сборника Ю. Кузнецова, предлагает читателю анализ творческого становления его лирического героя и обозначение основных тенденций его поэзии.

         В.С. Камышан в своей работе «О стихах Юрия Кузнецова» осуществляет подробный анализ стилевого метода Ю. Кузнецова в контексте его биографии.

         Попыткой системного исследования творческого пути Ю. Кузнецова является книга К. Анкудинова и В. Баракова «Юрий Кузнецов: очерк творчества». 

         Диссертация О.В. Шевченко (на соискание степени кандидата филологических наук) «Творческий путь Юрия Кузнецова» является первой значительной попыткой осмысления эволюции творчества  Ю. Кузнецова в контексте всего его жизненного пути.

         Диссертация на соискание степени доктора филологических наук В. Баракова ««Почвенное» направление в русской поэзии второй половины XX века: типология и эволюция» содержит раздел «Художественный мифологизм лирики Кузнецова».        

       Диссертация на соискание степени кандидата филологических наук М.В. Жигачевой «Эволюция жанра баллады в русской поэзии 60-80-х годов XX века» содержит главу, в которой рассматривается эволюция жанра баллады в 1970-е годы.

         В статье доктора филологических наук А.Ю.  Большаковой «Архетип, миф и культурное бессознательное в мире Юрия Кузнецова» подробно и на глубоком научном уровне рассматривается проблема о роли бессознательного в творчестве Ю. Кузнецова.

         Диссертация Н.И. Онуфриевой на тему «Герой и время в современной поэзии 2-й половины 1960-х — 1980-х гг. (Н. Рубцов, А. Жигулин, Ю. Кузнецов, О. Чухонцев)» выводит на первый план исследования образ «дома», который имеет глубоко символическое значение в творчестве Ю. Кузнецова.

         Книга С.М. Казначеева «Современные русские поэты» содержит главу «В тени от облака. Оптика Юрия Кузнецова», представляющая собой скрупулезный анализ образной системы в творчестве Ю. Кузнецова.

          Перечисленные и охарактеризованные работы свидетельствуют о том, что в современном литературоведении интерес к творчеству Ю. Кузнецова не снижается, но, напротив, продолжает выделяться в самостоятельную тему. Рассмотрение отдельных аспектов его творчества, завиксированное в диссертациях, монографиях, периодических изданиях и сборниках материалов научно-практических конференций рано или поздно должны трансформироваться в обобщенное изучение его творчества и его значения в русской литературе второй половины XX — начала XXI вв. До настоящего времени не рассматривалась отдельно и всесторонне проблема формирования поэтического стиля Ю. Кузнецова. Этой проблеме посвящена  диссертация.

         Научная новизна диссертации состоит в том, что впервые в литературоведении стилевой опыт Ю. Кузнецова в контексте его влияния на современный литературный процесс становится предметом специального исследования; что впервые его преемственная связь с фольклором и с классической русской литературой рассматривается целенаправленно и системно, притом в строго литературоведческих рамках; что впервые роль Ю. Кузнецова в современном литературном процессе объединена в комплексе с фундаментальными проблемами литературоведения.

         Объектом исследования в диссертации являются поэтические книги Ю. Кузнецова, изданные с 1961 по 2011 гг.  Предметом исследования в диссертации являются основные особенности поэзии Ю.Кузнецова в соотношении с вышеназванными факторами — фольклором, мифом и эпосом; классической русской поэзией в высших точках ее проявления; контекстом литературного процесса второй половины XX — начале XXI вв.

         Методика и методология исследования. В работе над диссертацией автор основывался на исследованиях отечественного литературоведения в области истории и теории литературы, содержащихся в трудах  А.А. Потебни, А.Н. Афанасьева, А.Н. Веселовского, В.М. Жирмунского, Б.В. Томашевского, Я.Э. Голосовкера, Ю.М. Лотмана, М.М. Бахтина,  В.Я. Проппа, Е.М. Мелетинского, В.Е. Холшевникова, В.И. Гусева,  Ю.И. Минералова. В процессе решения поставленных задач автор руководствовался структурно-семантическим методом, что позволило произвести анализ поэтических текстов на соответствующем сложности поставленной задачи литературоведческом уровне и достичь результатов, открывающих новые перспективы для еще более широкого изучения проблем творчества Ю. Кузнецова.

         Научно-практическая значимость диссертации. Результаты исследования предоставляют возможность формирования целостного представления о развитии поэтического стиля Ю. Кузнецова. Полученные данные могут быть использованы как для дальнейшей научной работы, так и в качестве материала для лекций, спецкурсов и методических пособий для изучения русской поэзии второй половины XX — начала XXI вв.  

       Апробация работы. Основные выводы и положения исследования отражены в 5 публикациях, а также в двух докладах на ежегодных конференциях, посвящённых творческому наследию Юрия Кузнецова

       Структура и объем работы. Основная часть диссертации содержит 140 страниц, включающих Введение, три главы и Заключение.

               ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ        

       В первой главе диссертации – «Народное творчество как формирующий фактор становления поэтического стиля Юрия Кузнецова: миф, эпос и фольклор» – рассматривается влияние форм народного творчества на поэтический стиль Кузнецова.        Раскрывается тема мифологического (мифопоэтического) мышления, определившая специфику кузнецовского стиля. Обладая мифологическим сознанием, Кузнецов в развитии именно этого направления потенциальных возможностей современной поэзии  видел наиболее плодотворные перспективы. Одновременно он подчеркивал неразрывную связь между понятиями мифа, эпоса и фольклора, видя в этом гипотетическом триединстве полноту человеческого духовного опыта и средоточие духовных сил каждого конкретного народа.  Несмотря на возможно проведённые Кузнецовым исследования народного творчества, Ю. Кузнецов не оставил собственной формулировки понятия мифа, но оставил достаточно подробное и в то же время компактное описание того, как развивалось мифическое сознание в русской поэзии. Высокую степень мифологического сознания он признавал за А.С. Пушкиным, М.Ю. Лермонтовым и, особенно, Ф.И. Тютчевым. В то же время, яркие проявления мифического сознания он отмечал в поэзии А.К. Толстого, А.А. Фета, А.А. Блока, И.А. Бунина, С.А. Есенина; в прозе Н.В. Гоголя, И.А. Гончарова, Ф.И. Достоевского. В своих представлениях  Ю. Кузнецов основывался на понимании сущности мифа, предложенном А.Ф. Лосевым. Проблема мифа, неразрывно связанная с проблемами символа и фольклора в контексте творчества Ю. Кузнецова, требует предварительного теоретического исследования и обобщения. В первом параграфе этой главы рассматриваются причины возникновения мифа, его семантика в современном определении, актуальность. 

Во втором параграфе данной главы рассматривается непосредственная взаимосвязь поэзии Кузнецова с мифом, поскольку поэтическое мышление является одним из проявлений склонности индивидуума выражаться аллегориями, одушевлять природу, находить связь между несвязанными на обывательский взгляд явлениями.  Рассматривается литературный приём перехода образа в символ, который является одним из основных признаков кузнецовского поэтического стиля. Разобраны попытки Кузнецова сформировать современную поэтическую мифологию, опираясь на языческие мифы славян.  Отмечено,  что  стихи Кузнецова не объединены единым героем, развитием определенного сюжета, что присуще традиционному мифу. Но это известные признаки времени.  Заявлено, что Ю. Кузнецов осуществил в рамках своего творчества эксперимент по овладению мифологическим мышлением. Его поэтическое наследие предоставляет возможность для анализа и изучения тех результатов, которых ему удалось достигнуть. В третьем параграфе первой главы рассматривается подход Кузнецова к проблеме разработки  мифопоэтического сознания, к которому вплотную примыкает проблема соотношения  творчества с некоторыми алгоритмами эпических произведений, прежде всего принадлежащих наследию славянских народов и оказавших влияние на формирование его поэтического мышления и художественного стиля. Рассматривается былинный стих в качестве жанра эпической поэзии. Поскольку эпос неразрывно связан с мифом, следует последовательное рассмотрение произведений Ю. Кузнецова через призму этих двух взаимосвязанных категорий, наиболее убедительно выражающих сущность мифа и эпоса. Особенность его новаторской роли состоит в том, что, будучи убежденным приверженцем классической системы стихосложения, он изменил внутри нее алгоритмы поэтического зрения, радикально раздвинул традиционные тематические рамки (сохранив, тем не менее, их фундаментальное сущностное содержание), раскрепостил личностное творческое начало в соответствии с современной мировоззренческой парадигмой (сохранив при этом духовную основу, соответствующую русскому менталитету), и стал преобразователем поэтического пространства, оставаясь при этом в пределах многовековой традиции. Героический эпос рассмотрен на примере военных произведений автора, которые занимают отдельное место во всём творчестве Кузнецова. Приводятся примеры обращения автора к древнегреческой мифологии через символические образы. Показано, что, несмотря на это, символизм Ю. Кузнецова имеет глубокие славянские корни, что неизбежно накладывает отпечаток на стилевые особенности его творческого метода. Для славянского эпоса характерно обращение к природе, поэтому образы земли, неба, дерева, камня, ветра, воды, огня используются во вполне определенном значении, т.е. являются символами. Анализируется  выраженное эсхатологическое содержание творчества Ю. Кузнецова, как своего рода пророческое предчувствие надвигающейся катастрофы.  Создавая мифологические образы и придавая им актуальность в контексте современности, Ю. Кузнецов пользуется традиционными поэтическими и стилистическими средствами. Эта интеграция элементов архаического мифа в контекст современных стихотворных форм составляет сущность революционного преобразования Ю. Кузнецовым пространства поэтического творчества. Алгоритмы мифопоэтического мышления, созданные Ю. Кузнецовым, в своих ключевых, знаковых моментах («Атомная сказка», «Четыреста», «Золотая гора») органично вписываются в систему мифопоэтических стереотипов, зафиксированных видными учеными (В. Пропп), хотя и в более усложненном, авторском выражении. Рассматривается в качестве особенности литературного стиля Кузнецова обращение к народной лексике. В актуальных условиях современного литературного произведения. Ю. Кузнецов использует мифологическую лексику иногда  радикально, не смягчая парадоксальности вмешательства в традиционную семантику стихотворного текста.

       Во второй главе диссертации – «Влияние классической русской поэзии на формирования стиля Ю.П. Кузнецова (А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов, Ф.И. Тютчев)» –  рассмотрено влияние классической русской поэзии на формирование стиля Кузнецова на примере творчества великих русских поэтов: а.с. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Ф.И. Тютчева. Ю.Кузнецов своих статьях и выступлениях неоднократно подчеркивал свою связь с русской поэтической традицией. В первом параграфе дан анализ влияния Пушкина на творчество Кузнецова. В этом отношении особенно примечательна статья Ю. Кузнецова «О воле к Пушкину». Отрицая возможность достижения совершенства в поэзии, Кузнецов не исключает при этом необходимости стремления к совершенству. Отсюда взгляд на творчество А.С. Пушкина, как недостижимое совершенство, Ю. Кузнецов считает ограниченным, порождающим неверие в появление других поэтических светил. Ю. Кузнецов предстает перед читателем в образе былинного богатыря, обреченного на одиночество, зачастую  с языческими представлениями о мире, с его неуемной силой, всеми видами «дремот» и неукротимым патриотизмом. Рассмотрены структурные особенности произведений автора. Стихи в лирике не являются исключительно формой произведения. Это высочайшая концентрация мысли, сама суть произведения, пропадающая при отсутствии гармонии, которую сообщают стихам ритм и рифма. В  поэтическом слове важную роль играют стилистическая и эмоциональная нагрузки, синергетически увеличивая смысловую ценность сказанного. Рассмотрено влияние содержания на форму произведения, обращение к традиционным темам: назначение поэта и поэзии, одиночества, природа, женщина, вера и т.д. Определённое место отводится рассмотрению звукового содержания и цветового наполнения поэтического слова в сравнении с произведениями Пушкина. Неотъемлемой составляющей отношения Кузнецова к поэзии классиков является вычленение определённых особенно близких автору тем: «череда дорожная», сон России, любовная лирика.  Проведён анализ этого содержания. Во втором параграфе второй главы рассматривается влияние поэзии Лермонтова на творчество Кузнецова. Показана идейная близость лирического героя Лермонтова и главного героя Кузнецова, отождествляемого с автором. Рассмотрены традиционные литературные приёмы, используемые Кузнецовым: антитеза, метафора, анафора и т.д., благодаря которым сформировался поэтический стиль автора. В параграфе третьем данной главы рассмотрено влияние Тютчева на Кузнецова.  В своей статье «Воззрение» Ю. Кузнецов, говоря о внутреннем зрении поэта, выделяет так же Ф.И. Тютчева. Проводя анализ творчества Ю. Кузнецова, нельзя не отметить большого влияния Тютчева на сюжетные линии и символизм его творчества. Не прослеживая очевидного структурного сходства в стихах Тютчева и Кузнецова (поскольку Тютчев использовал инверсию, смещенные ударения), можно выделить определенное семантическое сходство творческих мотивов. Основными творческими приемами Тютчева являются мифологизация образов, при этом поэт часто обращается к древнегреческой мифологии, так же свойственно «разрушение» временных и пространственных границ, нетрадиционность метафоры, углубляющей образ, но не объясняющей его сути. Диалектика поэтического мышления Ф.И. Тютчева очень часто разрушает метафизические, идеалистические основы, на которые он старается опереться в своем поэтическом мировоззрении. Декларация религиозного смирения разрушается стихийным, природным духом его поэтического дара. Христианскому теизму в его поэзии противостоит пантеизм, воплощенный и в системе образов, и в самом темпераменте, пронизывающем ткань его творчества. Прослеживается созвучие тем и раскрытия образов Тютчевым и Кузнецовым. Безумие представляется равнозначным мифическому восприятию мира, метафизическому провидению, пророческому дару. Существующее там, где существовать нельзя, безумие не потеряло жадный слух и внемлет подземному шуму. Это исключительность поэта, обреченного на одиночество. У Ю. Кузнецова, как говорилось выше, данная тема отображена во многих стихах. Перетекание метафоры в символ является одной из основных отличительных черт творчества Тютчева и является одним из отработанных приёмов Кузнецова.

       Третья глава – «Системообразующая роль поэзии Ю.П. Кузнецова в формировании литературного процесса второй половины XX — начала XXI вв.» – раскрывает тему системообразующей роли поэзии Кузнецова в современном литературном процессе, поскольку исследование эволюции стилевого развития современной русской национальной поэзии неизбежно ставит нас перед необходимостью выявления актуальных факторов этого развития, определяемых прямым влиянием поэзии Ю. Кузнецова.  В первом параграфе этой главы рассматривается роль Кузнецова в современном литературном процессе через призму отношений с поэтами –  предшественниками, современниками, последователями. Отмечено, что литература советского периода была в значительной степени отмечена акцентированным преобладанием гражданского пафоса, патриотической мотивации и соответствующими этим содержательным установкам стилевыми средствами. Исторический контекст, сопутствующий становлению литературы советского периода, ставил перед искусством в целом задачи, выходящие за рамки сугубо личных переживаний творца. «Перед нашей литературой 60-70-х годов стояла задача вновь проложить путь большой культурной традиции, большому, высокому искусству; понимание мирового и исторического контекста этого дела, ощущение полноты духовных проблем, личностно-народного характера нашего искусства и всей духовной традиции было важно в дальнейшем пути».3  Инерция, заданная позитивным духовным зарядом творческой энергетики советской поэзии второй половины XX века, в значительной степени сохранила свою актуальность и в начале XXI века. Несмотря на то, что Ю. Кузнецов является представителем послевоенного поколения, его лирика также ярко и с большой глубиной философского осмысления освещает героизм солдата, воина, защитника Отечества. Он словно принимает эстафету поэтов старшего поколения, углубляя семантику символов, воссоздавая поэтические мифы военного периода. Далее рассматривается связь Кузнецова с поэтами-современниками. Это послевоенное поколение с его трудными судьбами. Ю. Кузнецов,  говоря о современных ему поэтах, неслучайно выделял среди них, как наиболее близких по мировоззрению, Н. Рубцова, Н.Тряпкина, В. Казанцева. Несмотря на то, что Ю. Кузнецов позиционируется как основоположник мифопоэтического мышления, это не ставит под сомнение его принадлежности к «почвенному» направлению в поэзии.  Немаловажной характеристикой стиля поэта является звучание стиха. В силу своего максимализма, непримиримости, которое отличает людей, подтвердивших свою неординарность, поэт является неизбежно одиноким, своего рода заложником или затворником собственного предназначения. Существенный вклад Ю. Кузнецова в современный литературный процесс состоит в том, что ему удалось органически вплести семантику эллинского символа в русское бытие. Это касается и религиозно-философского направления в позднем творчестве Ю. Кузнецова. Ю. Кузнецов призывает полюбить живого Христа, прислушаться к его голосу.  Борьбу за возрождение духовности в философском смысле можно определить как борьбу добра и зла. Все творчество Ю. Кузнецова и его последователей развивает это утверждение. Для продолжателей кузнецовских традиций в поэзии характерны резкие трагические ноты. Ю. Кузнецов отводил поэзии едва ли не ведущую роль в борьбе со злом, утверждая, что талант поэта заключается в том, что только поэт может подобрать слово для выражения еле уловимого, подсознательного. Ю. Кузнецов своим творчеством помог  обнажить корни зла, социально-политического и общественного, помог в определенном им самим стиле показать отрицание этого зла, его уродливость, а следующему поколению поэтов время позволяет заглянуть за горизонты, доступные Ю. Кузнецову. Именно эта возможность позволяет трагизму поэзии нашего времени приобрести иные черты, оттенки призыва, предупреждения близости неотвратимой расплаты.

Во втором параграфе третьей главы обсуждается историчность творчества Ю.Кузнецова, которая определяется скорее духовным началом и трансцендентальными хронологически не связанными крупными историческими событиями, нежели цепью отдельных исторических этапов. Кузнецов пытается подвластными ему художественными средствами установить закономерность событий, происходящих в мире и, чуждый всякому рационализму в творчестве, не находя ответов в примитивном мифе, он обращается к религии, сохраняя главную антитезу: добро и зло, тьма и свет, жизнь и смерть. Таким образом, происходит развитие философии стиха, и одновременно развитие и обогащение стилевых возможностей русской стихотворной традиции. Философия Ю. Кузнецова не является исповедальной и созерцательной, ищущей вокруг себя и в себе ответы на различные вопросы. В результате оформляется термин «полистилистика», который служит одной из отличительных черт Кузнецова.

       В третьем параграфе последней главы даётся анализ поэм Кузнецова как заключительного этапа его творческого пути. Особое внимание необходимо обратить на углубленный анализ поэм Ю.Кузнецова, которые являются итогом и вершиной его творчества.  Обращение художественной литературы к евангельским сюжетам представляет собой стилизацию священных историй и образов и рецепцию апокрифов. Эти произведения  отражают своеобразие авторского восприятия религии, путь к Богу.  Подобная стилизация вызывает, как правило, неоднозначное восприятие произведения, как со стороны читателя, так и со стороны представителей церкви. В данном случае трудно конкретно говорить о влиянии поэм Кузнецова на современный литературный процесс, поскольку в литературе созданию подобных  стилизованных произведений ведущее место отводится прозе. В поэтическом жанре рецепция библейских мотивов представлена и по сей день в таком глобальном масштабе, пожалуй, только в произведениях Кузнецова.  Кузнецов является продолжателем духовной традиции в литературе ХХ века. Но в любом художественном произведении на данную тему существует тенденция развития мотивов апокрифов. В результате отчетливо проявляются отличия видения автора от традиционно библейского восприятия религии. Истоки подобного «воззрения» по видимому следует искать в более раннем периоде формирования веры как таковой, т.е. в язычестве, слишком тесно укоренившемся в сознании народа. 

       В заключении содержатся обобщенные выводы диссертационной работы, а также уточняются наиболее актуальные перспективы для изучения аспектов творчества Ю.П. Кузнецова. Делается вывод на основании сказанного выше. Будучи поэтом общенационального масштаба, Ю. Кузнецов обобщил в полном объеме своего творчества как опыт русской классической поэтической школы, так и позитивные наработки литературы XX века. Особое внимание обращено на прямую и нерасторжимую связь стиля Ю. Кузнецова с русской классической традицией. Сочетание большого поэтического дарования, подтвержденного как признанием читателей, так и высокими оценками современного литературоведения, с приверженностью национальной поэтической традиции обусловило выдвижение Ю. Кузнецова в первый ряд русских поэтов XX — начала XXI вв. «Большой стиль», одним из  представителей которого является Ю. Кузнецов, в то же время есть классический стиль русской поэзии. Необходимость изучения эволюции стиля Ю.Кузнецова необходима для более глубокого видения путей развития русской поэзии как во всем ее контексте, так и в масштабах второй половины XX — начала XXI вв.

       Основное содержание работы нашло отражение в следующих публикациях:

1.     Голубничий И.Ю. «Я услышал, как молчит Россия…» – «Литература в школе», №8, 2011.

2.     Голубничий И.Ю. Мифологическое сознание и поэтическое творчество Юрия Кузнецова: взаимосвязь поэзии и мировоззрения. – Вестник Московского государственного областного университета, №3, 2012.

3.     Голубничий И.Ю. Стилевой опыт Юрия Кузнецова как фактор современного литературного процесса. – Филологические науки. Вопросы теории и практики. №5, 2012.

4.        Голубничий И.Ю. Юрий Кузнецов и мировая литература (Материалы 5-й научно-практической конференции, посвящённой творческому наследию Юрия Кузнецова, 9-10 февраля 2011 г.)  – М.: МГО СП России, 2012 г. 

5.        Голубничий И.Ю. Традиция, преемственность и развитие (О                стилевых тенденциях в современной русской поэзии) –         Московский вестник, №3, 2012.


1 Селезнев Ю. Но путь далек… – Литературная газета, 1976 г., 17 ноября.

2 Жирмунский В.М. Задачи поэтики – Теория литературы. Поэтика. Стилистика. – Л.: Наука, 1977. с.34.

3 Гусев В.И. Герой и стиль: к теории характера и стиля. – М.: Художественная лмитература, 1983, с. 203.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.