WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 
На правах рукописи




Вайсурова Раисат Абдулгамидовна

Сравнительная морфемика глагола

аварского и даргинского  языков

Специальность 10.02.20 – cравнительно-историческое,

типологическое и сопоставительное языкознание

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

 

Махачкала – 2012

Диссертация выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Дагестанский государственный педагогический университет».

Научный руководитель  –  кандидат филологических наук, доцент 

Нурмагомедов Магомед Магомедсайгидович

Официальные оппоненты:  доктор филологических наук, профессор, внс ИЯЛИ ДНЦ РАН Маллаева Зулайхат Магомедовна; доктор филологических наук, профессор ДГПУ Чеерчиев Мугума Чеерчиевич

Ведущая организация  – Адыгейский республиканский институт гуманитарных исследований им.Т.М. Керашева (г.Майкоп)

Защита состоится 13-го апреля 2012 г., в  16 часов, на заседании диссертационного совета Д 212.051.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора и  кандидата наук при ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный  педагогический  университет» по адресу: 367003, Республика Дагестан, г. Махачкала, ул. М. Ярагского, 57, ауд. 78.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный педагогический университет».

Автореферат разослан и размещен на сайте Министерства образования и науки РФ (www.vak.ed.gov.ru) и на сайте ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный педагогический университет» (www.dgpu.ru) 12-го марта 2012 года.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат филологических наук,

доцент  М.О. Таирова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Объектом исследования служат глаголы современных аварского и даргинского языков.

Предмет исследования составляют морфемный состав и морфемная  структура глагола аварского и даргинского языков в сравнительном плане, а также глагольная аффиксация в генетически родственных аварском и даргинском языках.

Актуальность темы исследования. В различных формах функционирования языковой системы неодинаково проявляются закономерности формально-семантического устройства. Наряду с общими закономерностями строения и функционирования языковых элементов в каждом языке проявляются специфические особенности различных языковых уровней. Исследование соотношения общих закономерностей и специфических особенностей в различных языках является одной из важных проблем сравнительно-сопоставительного языкознания. Решение данной проблемы может быть осуществлено на материале различных уровней языка, среди которых до сих пор наименее изученным остается морфемный уровень. В связи с этим особую актуальность имеют исследования, посвященные описанию явлений морфемной системы дагестанских языков: инвентаря морфем, структурной типологии основ, закономерностей строения слов различных частей речи. В ходе таких исследований решается еще одна важная проблема – определяются теоретические и методические основания морфемного анализа слова в языке, что необходимо не только для адекватного описания морфемной системы языков, но и для решения общетеоретических и методических проблем морфемного анализа слов в языке. Сравнительное исследование генетически родственных языков позволяет более наглядно прослеживать структурные особенности каждого из них.

Актуальным представляется и сопоставление (сравнение) материала именно двух родственных языков, чтобы проследить формирование и развитие структуры исследуемых глагольных форм в современных дагестанских языках. Полученные результаты могут способствовать освещению некоторых спорных вопросов дагестанских языков и заложить основу более глубокого их сравнительного изучения.

Актуальность данной темы не вызывает сомнения еще и потому, что имеющиеся в современной научной и учебной литературе сведения о морфологической структуре глагола  неоднозначны. В дагестанском языкознании существуют разногласия по вопросу о составе и строении глагольной парадигмы.

Цель данной работы заключается в комплексном исследовании морфологической структуры глагола аварского и даргинского языков в сравнительно-сопоставительном плане, включая анализ семантики, построения парадигмы форм, выявление функциональных особенностей глагольных форм, проявляющихся в коммуникативном акте, выявление общего и специфичного в построении глагольных форм в сравниваемых языках.

Морфемный анализ слова в языке предполагает решение задач, состоящих в выявлении и систематизации морфем в языке, в установлении законов их функционирования и сочетания, а именно:

- определить теоретические, методологические и методические основания морфемного анализа слова;

- проанализировать научную литературу по данной теме;

- выделение минимально значимых элементов слова – морфов;

- описание строения морфем;

- их классификация по месту в слове и по функции, иначе – определение видов морфем;

- провести контрастивный анализ аффиксальных морфем глагола сравниваемых языков;

- выявить в структуре глагола сравниваемых языков сходства и расхождения.

Научная новизна работы заключается в том, что в этой в ней впервые проводится сравнительный анализ морфологической структуры глагола в родственных дагестанских (аварском и даргинском) языках. Структурные элементы глагола подвергаются специальному системно-комплексному исследованию. В сравниваемых языках словообразовательная структура глагола рассматривается как целостная система, определяется его парадигма. В ходе исследования выявляется общее и специфическое в глагольной структуре сравниваемых языков. Получили освещение и некоторые семантические и синтаксические особенности употребления глагола в исследуемых языках.

Научную новизну диссертационного исследования составляет разработка концепции морфемного анализа слова в дагестанских языках и ее практическое применение в процессе анализа дагестанских глаголов,  определяется корневой и аффиксальный фонды глагольной лексики, разрабатывается функционально-семантическая типология морфем в структуре основ глаголов на материале дагестанских языков. Дальнейшая разработка теоретических и методологических принципов и использование предлагаемой в диссертации методики морфемного анализа аварского и даргинского глагола может способствовать изучению морфемики языков в аспекте других частей речи и на материале других дагестанских языков, что в будущем обеспечит более или менее полное, адекватное описание морфемной системы дагестанских языков.

Методологическую основу исследования составили труды  известных ученых-лингвистов В.В. Виноградова, А.В. Бондарко, Е.А. Бокарева, Т.И. Дешериевой, А.С. Чикобавы, Т.Е. Гудавы, З.Г. Абдуллаева, С.М. Хайдакова, М.М. Нурмагомедова, Р.О. Муталова, З.М. Маллаевой и других, имеющие принципиальное значение для понимания сущности рассматриваемой проблемы и соответствующей ее интерпретации.

Методы и приемы исследования определили обозначенные выше цель и задачи. Основными методами исследования являются описательно-аналитический, синхронно-описательный, сравнительно-исторический, сравнительно-сопоставительный и статический, в рамках которых используются различные виды анализа: морфемный, словообразовательный, морфонологический. Основу морфемного анализа составляют методики позиционного и оппозиционного анализа морфемного состава и морфемной структуры основ  глаголов аварского и даргинского языков. В работе используются также отдельные приемы методов внутренней реконструкции и лингвистического эксперимента.

Теоретическая и практическая значимость диссертации определена ее актуальностью и новизной.

Результаты проведенного исследования могут послужить материалом для дальнейших исследований грамматического строя аварского и даргинского языков. Основные теоретические положения диссертации могут быть использованы при сравнительно-историческом изучении дагестанских языков.

Практическую ценность работы определяют возможности использования ее результатов в обобщающих исследованиях по теории морфемного анализа слова, при подготовке раздела «Морфемика и словообразование дагестанских языков», ныне отсутствующего в учебниках по дагестанским языкам, в работах, посвященных морфемному анализу слов других частей речи на материале других родственных языков. Материалы работы могут найти отражение в преподавании вузовских курсов морфемики и словообразования по дагестанским языкам, дагестановедении, проведении спецкурсов и спецсеминаров по дагестанской морфемике. Полученные результаты могут быть использованы при написании исторических, сравнительных и сопоставительных грамматик по аварскому и даргинскому языкам.

Результаты исследования позволяют сформулировать следующие основные положения, которые выносятся на защиту:

1. Морфемный анализ слова предполагает вычленение и описание составляющих его морфем и характеристику их взаимоотношения в структуре слова.

2. Определение временных координат морфемного анализа слов в дагестанских языках требует особой осторожности, так как здесь одновременно происходит консервация архаических элементов и отношений и активное вхождение новообразований. Учет этих тенденций напрямую связан с разграничением диахронического и синхронического подходов к морфемному анализу слова, а точнее – с определением понятия языковой синхронии. В лингвистической традиции она определяется либо с позиции отсутствия качественных изменений системы на некотором этапе ее развития, либо с позиции определенного временного периода существования этой системы. Анализ элементов и отношений морфемной системы дагестанских языков, на наш взгляд, убеждает в преимуществах второго, временного, подхода, причем динамика развития языковой системы в исследуемый период будет иметь пространственную проекцию.

3. Определение структурно-мотивационных координат морфемного анализа слов в дагестанских языках основывается на соотношении элементов морфемной структуры этих слов с элементами комплексных единиц морфемной системы: корневых и аффиксальных парадигм.

4. Категориально-грамматическую основу морфемного анализа слов составляет их отнесенность к определенной части речи.

Практическую реализацию перечисленных принципов определения временных и структурно-мотивационных координат морфемного анализа слов в дагестанских языках целесообразно производить следующим образом. При определении хронологических параметров исследования необходимо придерживаться принципа временной однородности фиксации языкового материала. В соответствии с этим материальную основу данного исследования составляют глаголы современных аварского и даргинского языков.

5. Рассматривая структурные отношения слов в языковой системе с позиций категориально-грамматической отнесенности слов к определенной части речи и на основе взаимодействия этих слов между собой, в данном диссертационном исследовании осуществляется морфемный анализ основ глаголов – слов наиболее сложной, «морфологически емкой» части речи, морфемная структура которых отражает существенные особенности их словообразовательной и морфологической структуры.

6. Морфемная структура основ аварского и даргинского  глаголов отражает общие закономерности строения глагольных слов в дагестанских языках. Это проявляется на уровне инвентаря морфем (в первую очередь – аффиксальных), их комбинаторики, семантики и функций, определяет возможность создания общеязыковой типологии основ глаголов, типов и способов их слово- и формообразования.

7. Особенности морфемной структуры глагольных основ проявляются как на уровне морфемного состава глаголов, так и с позиций их морфемной структуры.

8. Морфемный состав основ глаголов характеризуется наличием  морфем (в первую очередь – корней) различной сферы локализации, а также морфов общедагестанских корней, появление которых обычно обусловлено фонематическим варьированием морфем и морфемных комплексов в структуре слова. Большинство морфем имеет общедагестанский характер и обнаруживает соответствия в других дагестанских языках, что свидетельствует о единстве общедагестанского морфемного фонда глагольной лексики.

9. Функционирование общедагестанских морфем в структуре аварских и даргинских глаголов характеризуется более широким формальным и семантическим варьированием, более разнообразной дистрибуцией, часто обнаруживает более высокую степень их морфемной самостоятельности. Основанием для этого служит динамический характер языковой системы, в которой наряду с сохранением архаических элементов языка активно появляются новообразования, возникновение которых обусловлено развитием общедагестанских тенденций морфемики и словообразования.

10. Специфика морфемной синтагматики глагольных основ в дагестанских языках, а также динамика членимости этих основ во многом определяются функциональными характеристиками морфем в их составе: структурным типом основы, сферой употребления ее корней и аффиксов, характером их воспроизводимости в исследуемой системе, свободным или связанным положением корня, функциональной и семантической полноценностью аффиксальных морфем и, наконец, семантическими отношениями между всеми морфемами основы. Следует отметить, что морфемная синтагматика глагольных основ в системе дагестанских языков, с одной стороны, свидетельствует об архаичности морфемной системы языков, а с другой – обнаруживает активное функционирование в ней тенденций морфемо-, осново- и словообразования разговорной речи.

11. Анализ морфемного состава и морфемной структуры глаголов позволяет определить характерные признаки морфемной системы.

Единство языковой системы во всех формах и сферах ее функционирования. На морфемном уровне об этом свидетельствует устойчивый состав общеязыковых морфем и словообразовательных типов, наличие общих закономерностей синтагматики и парадигматики морфем в исследуемых языках, общих принципов построения корневых гнезд и аффиксальных парадигм. Поэтому описание морфемики аварского и даргинского языков имеет ряд общих теоретических и методологических оснований;

Функционально обусловленный динамический характер языковой системы. На основании этого положения можно прогнозировать выявление общих закономерностей морфемики, а также предполагать наличие собственно языковых явлений морфемной системы языка;

Типологическая и хронологическая неоднородность языковых систем. В связи с этим изучение морфемной системы языков невозможно без учета  исторических  данных.

Апробация работы. Основные положения предлагаемой работы были апробированы на заседании кафедры дагестанского языкознания ДГПУ и в научных сборниках и журналах. Рукопись диссертации обсуждена на расширенном заседании кафедры дагестанских языков. По теме диссертации опубликовано 5 статей.

Структура и объем диссертации. Исследование состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной научной литературы. Объем работы составляет 150 страниц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении даются квалификационные характеристики исследования: обосновывается выбор и актуальность темы диссертационного исследования, указываются объект и предмет исследования, формулируются цели, гипотеза и задачи работы, определяются её научная новизна, теоретическая и практическая значимость, описываются методы и приёмы исследования, а также основные положения, выдвигаемые на защиту.

В первой главе «Теория морфемного анализа глагола и проблема выделения корня в дагестанских языках» обосновываются теоретические и методологические принципы морфемного анализа слов в языковой системе. Здесь рассматриваются характерные признаки этой системы, особенности функционирования в ней слов и морфем, в результате чего определяются условия и этапы морфемного анализа слов с позиций исследуемых в диссертации языков.

В составе элементов морфемного уровня дагестанских языков обнаруживаются и сходства и различия. Сходства обусловлены единством корневого фонда дагестанских языков и общими закономерностями аффиксального оформления словоформ определенных частей речи во всех функциональных разновидностях языка. В результате формирование рядов межъязыковых соответствий морфемного уровня продуктивно только в отношении ограниченного числа морфем. Это, как правило, аффиксальные морфемы, выполняющие формообразовательную функцию (например, морфемные показатели форм инфинитива), или словообразовательные аффиксы, образующие производные слова одной части речи с одним деривационным значением.

В системе дагестанских языков, как уже неоднократно отмечалось исследователями, одновременно происходит консервация архаических языковых элементов, а также их отношений и более свободное вхождение новообразований в соответствии с продуктивными тенденциями развития языка. Учет этих особенностей  систем дагестанских языков составляет одну из существенных проблем морфемного анализа слова и напрямую связан с решением такого важного для нашего исследования вопроса, как соотношение диахронии и синхронии в процессе анализа слова в аварском и даргинском языках.

В разделе «Теория моноконсонантизма корня и проблема выделения корня в дагестанских языках» констатируется, что моноконсонантность глагольного корня получает последовательное развитие и признание в трудах кавказоведов. Она в частности нашла свое отражение в трудах А.С. Чикобавы [1942], Г.В. Рогавы [1956], Т.Е. Гудавы [1959] и др.

Наличие моноконсонантного корня (особенно глагольного) в последующем отмечается  в трудах почти всех исследователей дагестанских языков (З.Г.Абдуллаева, Р.И. Гайдарова, У.А. Мейлановой, М.-С.Мусаева, Б.Б. Талибова, З.М. Магомедбековой, З.М. Маллаевой, М.М. Нурмагомедова и многих других).

Однако при определении корня современных дагестанских, в том числе аварского и даргинского, языков этот принцип не находит безусловного применения. И здесь надо четко разграничить синхронный и диахронный аспекты. Если в результате диахронического анализа в аварском и даргинском языках выявляются моноконсонантные корни, то при синхронном исследовании обнаруживается осложнение исторического моноконсонантного корня гласными и согласными, окаменелыми классно-числовыми показателями и т.д.

Характерной особенностью глагольных корней исследуемых языков является омонимия корней, т.е. различные глаголы могут совпадать друг с другом своими корневыми морфемами.

В обоих исследуемых языках встречаются следующие типы корней: СГ, СГС. Только для аварского глагола характерны модели: Г, ГС, СГСС, и только для даргинского – С, СС (Г – гласный, С – согласный).

Для сравниваемых языков характерно и наличие сложных основ. Характерная особенность таких основ – образование в большинстве случаев от глагольных словосочетаний.

Сложные глаголы в обоих языках могут быть получены посредством присоединения превербов, однако  в даргинском языке этот способ доминирует.

Компоненты сложных глаголов в процессе слияния подвержены морфологическим изменениям и постепенно переходят в разряд аффиксальных морфем.

Во второй главе  «Префиксальные элементы глагольной структуры в аварском и даргинском языках» рассматриваются предкорневые элементы глагольной структуры: превербы, классно-числовые аффиксы, форманты негатива.

В качестве префиксальных морфем в аварском и даргинском языках могут выступать классный показатель и превербы. Однако в даргинском глаголе форманты негатива располагаются перед корнем, в отличие от аварского, где они располагаются после корня.

При анализе синхронного состояния дагестанских языков по выявлению в них превербной системы обнаруживается, что, во-первых, имеются языки, в которых наряду с развитой системой местных падежей получили развитие и превербы в  глаголах, во-вторых, языки, глаголы которых не имеют системы превербов.

Отсутствие в языках западной группы глаголов с локальной и направительной семантикой, по мнению Хайдакова [1975: 20], связано с тем, что отношение вспомогательных компонентов с глаголом осталось на уровне свободного словосочетания и не преобразовалось в сочетание высшего уровня – в аналитическую конструкцию.

Среди дагестанских языков особой живостью превербной системы отличаются даргинский, табасаранский, агульский и лезгинский. Но в исследованиях последних лет  все чаще высказывается мнение о наличии превербов и в системе аварского глагола.

В даргинском языке наряду с корнем в составе глагольной основы преверб играет исключительную роль словообразующей семантемы. Преверб оформляет не только глагольную основу, но и как важнейшая семантема этой основы участвует в образовании различных категориальных форм. Преверб играет значительную роль в образовании сложных глаголов.

К направительным превербам  можно отнести следующие аффиксы: а- «вверх», ка- «вниз»,  са–«сюда», бет- «туда»: абаэс «дойти снизу», кабаэс «дойти сверху», сабаэс «дойти сюда (по горизонтали к говорящему)», бетаэс  «дойти туда».

Наблюдаются разные подходы в объяснении происхождения  превербов даргинского языка. В специальной литературе  пространственные превербы даргинского языка возведены к наречиям места и представляют собой формы латива. В северных диалектах к ним могут присоединяться также показатели эссива (падежа покоя), функцию которых выполняют изменяющиеся классно-числовые показатели в, р, б. в южных диалектах к пространственным превербам помимо показателей эссива (классных показателей) может присоединиться и показатель аблатива (исходного падежа) –р: чир-  (гур-, сар- и т.д.): чи-р-ка-б-ухъ-ана-й «слезть», сар-ка-б-атуй «провести спереди».

При одновременном употреблении в одной и той же глагольной форме двух пространственных превербов – одного семантического  направления и другого общей ориентации на ту или иную сферу по отношению к говорящему лицу – непосредственно перед видовой основой глагола располагается преверб направления, а преверб общей ориентации занимает начальную позицию: че-ка-бушес «накинуть сверху», че-са-бушес «накинуть сюда», че-бет-ушес «накинуть туда» и т.д.

Образуя все новые лексико-грамматические единицы, превербные элементы наслаиваются друг на друга.

Весьма спорным является  признание наличия превербов в аварском языке. В специальной литературе многими исследователями ставится под сомнение наличие превербов в аварском языке.

Однако в исследованиях последних лет в аварском языке в роли превербов выделены в основном наречия с локально-направительной семантикой.

При сочетании наречия с глаголом формируется своеобразное глагольное словосочетание или глагол с превербом, например, тlаде кlанцlизе (букв. «вверх прыгать») – тlадекlанцlизе – «нападать» данде чlезе – (букв. «напротив останавливаться») – дандечlезе «сопротивляться»; цебе биччазе – (букв. «вперед пускать») цебебиччазе «пропускать» и т.д.

Рассмотрение наречий т1(ад), т1ад-, т1аде-, т1аса-  с общим значением «на»; гъоркь-, гъоркье-, гъоркьа- «вниз»; це(б, в, й, р)е «перёд»; нахъ-, -нахъе-, нахъа-, нахъаса- «назад»; хаду(б,в, й, р)- «после» и т. д. как  превербов, когда они стоят перед глаголами и несут локально-направительное значение получает распространение.

Вопрос о препозитивных наречиях аварского языка, выступающих с глаголами, в науке остается открытым. Среди исследователей нет единодушия по поводу рассмотрения этих глаголов либо как сложных, либо как префиксальных.

Для определения природы глаголов типа наречие плюс глагол, недостаточно одного синхронического аспекта, требуется еще и  диахронический.

Анализ исторического развития глагольной лексики не только аварского, но и других дагестанских языков показывает, что исконные непроизводные глаголы составляют лишь около 10-15 %  от его общего числа. Остальные же глаголы являются производными двумя способами: а) переходом в суффиксальные морфемы второго компонента, а именно – простого глагола; б) переходом в префиксальные морфемы первых компонентов, которыми обычно являлись адвербиальные слова, редко и имена. До вхождения этих компонентов в аффиксальные морфемы они представляли собой сложные слова.

Однако в каждом языке преимущественно развивались либо префиксальные, либо суффиксальные морфемы. А в аварском языке развитие глагольной лексики шло в основном суффиксальным способом.

Во втором разделе отмечается, что одной из характерных и специфических категорий нахско-дагестанских языков является категория грамматического класса. Все глаголы аварского и даргинского языков  можно распределить по двум группам: классные и неклассные.

Строгая иерархичность линейного расположения показателя класса и вслед за ним репрезентанта вида позволяет  говорить о хронологическом соотношении этих категорий, о первичности  категории класса по отношению к категории вида. И показатель грамматической категории класса, и репрезентант глагольного вида находятся в позиции перед корнем, т.е. занимают префиксальную позицию. Классный  показатель в аварском и даргинском языках  имеет устойчивую позицию в структуре простого глагола – стоит в начале словоформы и предшествует корневому гласному: б-елъине «сварить», б-ичизе «продать» (авар.); б-елч1-ес  «прочитать», б-иц-ес «продать» (дарг.).

В рассматриваемых языках  негативные форманты располагаются в структуре глагола по-разному. Если в аварском языке форманты отрицания располагаются после корня, то в даргинском, наоборот, располагаются перед корнем.

В третьей главе «Посткорневая структура глагола аварского и даргинского языков» получили освещение детерминанты и суффиксы глагола. В качестве суффиксов рассматриваются показатели отглагольных образований – масдара, инфинитива, причастия, деепричастия, временных форм, а также показатель каузатива.

Тематический гласный и детерминант в общеграмматическую основу не входят. Общепарадигматическая основа – это основа без суффиксальных морфем.

Тематический гласный оформляет основу конкретной категориальной формы (частнословоформную основу) и функционирует в качестве формообразующей суффиксальной морфемы.

Функциональные особенности детерминативов в системе аварского и даргинского глаголов дает возможность полагать, что они являются формообразующими суффиксами, выступающими в определенной позиции, – между общепарадигматической основой и категориальной флексией.

Глагольный детерминант в даргинском языке, так же, как и в аварском, функционируя в конкретной категориальной форме  парадигматики, несет определенную грамматическую нагрузку, т.е. репрезентирует аспектуальную корреляцию (берж-и-ли «выпив» - буж-у-ли «выпивая»). Здесь наблюдается двойное отражение видовой корреляции: с одной стороны, при помощи противопоставления аспектуальных превербов, с другой – противопоставлением суффиксов-детерминантов. Выразители видовой корреляции располагаются непосредственно по обе стороны корневой морфемы: префикс размещается слева, перед корнем, а суффикс – справа, после корня.

В современном аварском языке в качестве детерминативов  чаще всего выступают –р-, -н-, -м-, -л-, -б-, -д-. В литературном даргинском языке в качестве распространенных суффиксов-детерминантов зафиксированы следующие: -иб-, -уб-, -яб-, -ун-, -ян-, -ар-, -ур-, -ил-, -ул-, -ал-, -ял-, -ес-, -яс-, -а-, -и-, - у-, -я-. Надо заметить, что суффиксы-детерминанты даргинского глагола структуры  ГС – это не единые суффиксы, а комплексы, состоящие из двух самостоятельных детерминативных суффиксов.

В структуре глагола обоих сравниваемых языков возможен переход категориального суффикса одной формы в детерминативный суффикс другой формы.

В аварском языке тематический гласный может выполнять функции:

1) различения темпоральной корреляции (в финитных формах);

2) различения аспектуальной корреляции (в инфинитиве).

Функционирующий в качестве формообразующей суффиксальной морфемы, составляя основу конкретной категориальной формы, тематический гласный в глагольных формах аварского языка исследователи относят к соответствующему категориальному форманту [Маллаева 2007: 18].

Масдарная форма в аварском языке получена способом усечения (отбрасывания) категориальных аффиксов от полных форм глаголов, т. е. от инфинитива. Формантами масдара в современном аварском литературном языке выступают: -и-, -ин-,  -й.

Историческими показателями масдара в даргинском языке являются также суффиксы –а, -и, -у, -ри, -уди, -ари. В современном даргинском языке масдар образуется при помощи суффиксов: -ни, -деш, -ала.

Сопоставление суффиксов масдара аварского и даргинского  языков показывает их материальную близость.

В современном аварском  языке сохранились и функционируют только два суффикса инфинитива: -е- , -зе-.

Суффиксы даргинского инфинитива –из-, –ис  С. Абдуллаев увязывает

с -з – формантом аварского инфинитива –изе и с аффиксом -с языков лезгинской группы [Абдуллаев 1954: 146].

Таким образом, сравнение формантов инфинитива аварского и даргинского языков доказывает их общность и генетическое родство, а также обнаруживают материальное сходство с формантами датива. В обоих языках инфинитив не спрягается, хотя в некоторых диалектах спряжение сохраняется.

В аварском языке различают четыре временные формы причастий: прошедшее (бата-ра-б – «найденный»), общее  (ба-тул-е-б – «находящие»), будущее (батил-е-б – «который найдётся») настоящее (батулеб буго –  «находит» (глагол) – батулеб бугеб – «находящий» (причастие).

Образуются причастные формы прошедшего времени глагола в аварском языке при помощи суффикса –ра-: воржана «полетел» (гл. прош. вр.) -воржа-ра-в  «полетевший» (прич. прош. вр.).

В диалектах аварского языка представлены варианты данного форманта (-ри-, -ар-, -ор-, -ур-).

Суффикс -е- образует причастия общего, будущего и отрицательные формы всех времён: ц1алулев «читающий» (общ. вр.), ц1алулареб «нечитающий» (отр. ф. общ. вр.); ц1алилеб «который будет читать» (утв. ф. буд. вр.): ц1алулареб «который не будет читать».

В даргинском языке претериальное причастие совершенного вида образуется присоединением суффикса –си к форме 3-го лица претерита:

б-елк1-ун-си «написанный». Претериальное же причастие несовершенного вида образуется от формы имперфекта: биркьуй «делать» –  биркьибци.

Причастие настоящего времени образуется присоединением суффикса -си через посредство форматива (тематического гласного) –у- к несовершенной основе: буц-у-си «ловящий». А аффиксом причастия общего времени служит –ан, присоединяемый к основе несовершенного вида: бурцан «ловящий».

Инфинитное причастие образуется посредством присоединения суффикса –си к форме инфинитива и выражает значение долженствования.

В некоторых северных диалектах даргинского языка выделяется причастие, образованное посредством суффикса –ари/-яри, который присоединяется к совершенной основе глагола со значением достаточности.

Все форманты и образованные с их помощью деепричастия  М.М.  квалифицирует по следующим разрядам:

1) деепричастия с формантами временной ориентации: -ун-, -то-, -дал-, -гун-,-лде;

2) деепричастия с формативами со значением образа действия: -хъе-,

-хъин-, -духъ-, -лъун-: лъовухъ-хъе «как положили»; баккилехъин «так, чтобы появилось», бич1ч1уле-духъ «понимающе», ах1изе-лъун «чтобы вызвать»;

3) деепричастие с формантами со значением причины: -лъидал-, -лъул-: бахъулеб-лъидал «так как отберет», х1алт1улеб-лъидал «так как работает»,  барщуле-лъул «так как созреет», вортуле-лъул «так как упадёт», бекуле-лъул «так как поломает»;

4) деепричастие с формантами со значением места: -лъу(б)-; батара-лъу(б) «там, где нашёл», тара-лъу(б) «там, где оставил», щвара-лъу(в) «там, куда прибыл».

Все деепричастия образа действия в даргинском языке образуются при помощи показателя –ли. Различают три группы таких деепричастий: претериальное, настоящее и инфинитивное. Претериальное совершенного вида образуется от формы претерита: багьурли «узнав». Но при присоединении показателя –ли к этой форме наблюдаются различные фонетические процессы ( ассимиляция, выпадение звуков, дифтонгизация). Претериальное деепричастие несовершенного вида образуется от основы имперфекта (биркьибли «делая»), деепричастие настояшего времени образуется от основы несовершенного вида ( балули «зная»), инфинитное деепричастие даргинского языка образуется от инфинитива (буцийли « чтобы ловил»).

В многих южных диалектах представлено деепричастие образа действия, образованное при помощи аффикса –гьер: бяркьибгьер «сделав».

Деепричастия места образуются в даргинском языке посредством суффиксов –на, (и)х1и, различающихся между собой только функционированием.

Деепричастия времени  образуются присоединением к форме претерита 3-го лица или к основе несовершенного вида через форматив у суффиксов:

-х1ели «в то время, как» (барибх1ели «в то время, как сделал»), -х1ейс «к тому времени, как» (вак1ибх1ейс «к тому времени, как пришел»), -мад/ -мадан «как только» (барибмад «как только, сделал»), -кад «по мере того, как» (бирукад «по мере того, как делает»), -айчи «до того, как…» (барайчи «до того, как сделает»), -ла «после того, как» (барибла «после того, как сделал»), –ларг1и «после того, как..» (барибларг1и «после того, как сделал»), -кат «как только…» (бяркьибкат «как только сделал»).

Уступительное деепричастие оформляется аффиксом –къи, присоединяемым  к форме претерита или к несовершенной основе глагола (посредством форматива –у-): барибкъи «хотя сделал».

При морфологическом образовании каузатива аварского языка используются базовый глагол в инфинитиве и вспомогательный глагол гьабизе «делать». Морфологическое образование каузатива сопровождается морфонологическими изменениями в структуре основного и вспомогательного глаголов (бихьизе гьабизе - бихьиз(е)+(гь)абизе - бихьизабизе «показать»).

Морфологический каузатив в даргинском языке можно получить практически от любого глагола, присоединяя непосредственно к глагольному корню суффикса –ахъ: белч1ес «прочитать» - белч1-ахъ-ес «заставить прочитать». Все остальные элементы, функционирующие до показателя каузатива непосредственно за корневым согласным, перемещаются в постпозицию.

В аварском и даргинском языках категориальное значение времени глагола находит выражение в образованиях двух типов – аналитическом и синтетическом.

Временные формы аналитического образования в аварском языке образуются при помощи вспомогательного глагола буго (/ бук1ине) «есть, быть», а в даргинском языке – посредством вспомогательного глагола биэс «быть» в той или иной форме.

Расхождения в подходах к морфемному (суффиксальному) членению синтетических временных форм глагола в аварском языке связаны с определением структуры производящей основы, мотивировкой происхождения и выделения временных формантов глагола.

В аварском языке согласный элемент во временных суффиксах представлен в виде -н- и -л-. Гласные, варьирующие в зависимости от каждой временной формы перед –н- или -л-, в литературном языке носят дифференциальное значение времени, например: бач1-ан-а «пришёл» (прош. вр.), бач1-ун-а «приходит» (общ. вр.), бач1-ин-а  «придёт» (буд. вр.), бос-ан-а  «взял»  (прош. вр.); бос-ул-а «берёт» (обш. вр.), бос-ил-а «возмёт» (буд. вр.). Согласный элемент временного суффикса -н- сохраняется во всех временных формах при изменяющихся гласных (-а-, -у-, -и-), если инфинитив оканчивается на –е- (бач1ине  «прийти»), а согласный –л- появляется в общем и будущем временах в глагольных формах с инфинитивом на -з- (боси-зе «взять»).

При образовании временных форм немаловажное значение имеют основа и формы инфинитива. В литературном языке инфинитив имеет две формы – форму на –е- и форму на -зе: бук1ин-е  «быть», хьвади-зе «ходить».

Глаголы с формантом инфинитива –зе- и основой, оканчивающейся на согласный звук, имеют следующие временные суффиксы: для прошедшего времени -ан: раг1изе – paгl-ан-а «услышал», бокьизе – бокь-ан-а «понравилось» для обшего времени –ул-: раг1изе – раг1-ул-а  «слышит», бокьизе – бокь-ул-а  «нравится»; для будущего времени –ил-: paгl-ил-а  «услышит», бокь-ил-а  «понравится».

Глаголы с формантом инфинитива -е- и основой, оканчивающейся на согласный звук, устанавливают временные суффиксы: для прошедшего времени –ан-: бачине -бач-ан-а «привёл», боржине - борж-ан-а  «полетел»; для общего времени –н-:  бачине - бач-ун-а  «приводит»,  боржине - борж-ун-а  «летает»; для будущего времени –ин-: бачине - бач-ин-а «приведёт»,  боржине - борж-ин-а  «полетит».

К непроизводной (моноконсонантной) основе глаголов с формантом инфинитива –зе- присоединяются суффиксы: для прошедшего времени -ан-: ккезе – кк-ан-а «показалось»; для общего времени -ол-: ккезе – кк-ола «показывается»;  для будущего времени -ел-: ккезе - кк-ел-а «покажется».

Однако у некоторых глаголов данного типа появляется в прошедшем времени алломорф -ун- вместо -ан-: лъезе - лъ-ун-а  «положил», кквезе - кк-ун-а  «схватил», кьезе - кь-ун-а  «отдал».

Значение абсолютного времени в даргинском языке получают морфологическое выражение в девяти глагольных временах: прошедшие времена (претерит, перфект, результатив), настоящие (презенс, хабитуалис), будущие (футурум, прогрессив, поссибилитив, облигатив).

Помимо синтетических и смешанных форм в даргинском языке имеются и аналитические формы, образованные посредством вспомогательного глагола биэс «быть» в той или иной форме.

В зависимости от вида претерит имеет две разновидности: претерит несовершенного вида (имперфект) и претерит совершенного вида (аорист).

Маркерами формы 3-го лица аориста, являющегося базой для образования форм 1 и 2-го лиц, выступают: -иб, -уб, -ур, -ун; они присоединяются к исходной основе глагола совершенного вида: биц-иб «продал», ак1-уб «родился», берг-ур «завернул», белк1-ун «написал». Формы 1-го и 2-го лиц образуются присоединением к форме 3-го лица предикативных личных окончаний -ра, -ри.

При присоединении личных показателей -ра, -ри (-рая) к формам 3-го лица, образованным посредством маркера -иб, исходный согласный б в литературном языке подвергается выпадению (что не характерно при их присоединении к маркеру -уб): буциб+ра – буцира «схватил» (но: ак1убра «родился»).

Формы претерита являются одними из ранних финитных образований. Исследователи предполагают, что при возникновении данные формы были маркированы глагольными личными окончаниями, которые в отличие от форм хабитуалиса и условного оптатива, не различали категорию переходности и имели в составе личных окончаний гласный а, который образует нейтральные формы.

Перфект совершенного вида образуется от деепричастия прошедшего совершенного вида + предикативные личные окончания: б-ар-и-л-ра (1л.) «сделал», барилри (2 л.), баррили саби (3 л.).

Перфект несовершенного вида образуется от деепричастия прошедшего совершенного вида +маркер -ри: (нуни, х1уни, итини) б-ар-и-л-ри «сделано было (мною, тобою, им).

Результатив совершенного вида образуется присоединением предикативных личных окончаний к претериальному причастию: барибси-ра (1л.) «сделавший есть», барибсири (2л.), барибси-сай (3 л.), а результатив несовершенного вида образуются от претериального причастия несовершенного вида + предикативные маркеры лица.

Презенс (настоящее время) образуется от деепричастия настоящего времени +предикативные личные показатели: бурцулра (1 л.) «ловлю», бурцулри (2л.), бурцулисаби (3 л.).

Форма настоящего в прошедшем образуются от деепричастия настоящего +маркеры прошедшего времени –ри (-ди в южных диалектах): бирулри «делал».

Хабитуалис образуется от основы несовершенного вида + глагольные личные показатели, дифференцированные по переходности – непереходности: -ис, -ил, -у (переходные формы), -ус, -уд, -ар/-ур (непереходные  формы): бирц1ис –бирц1ус. Необходимо отметить, что хабитуалис образуется в даргинском языке от основы несовершенного вида. В южных диалектах окончаниями хабитуалиса служат маркеры –уд, -утт, -а\-ан (переходное значение), -ид, -итт, -у (непереходное значение).

Прошедшее категорическое время образуется от основы несовершенного вида + глагольные личные маркеры –ас, -ад (не дифференцированные относительно категории переходности) +и.

В основе футурума лежит глагольное образование «основа несовершенного вида + ан», к которой присоединяются предикативные личные показатели -ди, -да: биркьанада (1л.) «сделаю», биркьанди (2 л.), биркьанни (3 л.).

Проспектив совершенного вида образуется от деепричастия достаточности несовершенного вида + предикативные личные окнчания:  бирес лира (1 л.), биреслири (2 л.), биресли сай (3 л.).

Поссибилитив образуется от причастия долженствования (образованная от инфинитива + си) +предикативные показатели лица:  барессира (1л.), барессири (2л.),  барессси саби(3 л.).

Облигатив (или будущее запланированное) образуется от причастия настоящего + предикативные маркеры лица:  бирусира (1л.), бирусири (2 л.), бируси саби (3 л.).

Таким образом, временные формы аварского языка образуются при помощи суффиксов -ан, -ун, -н (прошедшее время), - -ул, -ун, -ол, -л (общее время), -ил, -ин, -ел, -л (будущее время).

Аорист  даргинского языка маркируется показателями –иб,-ун, -ур, -уб. В образовании остальных временных форм активное участие принимают предикативные показатели лица.

Сравнение форм времен аварского и даргинского языков показывает, что категориальное значение времени глагола в обоих исследуемых языках выражается двумя способами: синтетически и аналитически.

Отсутствие предикативных показателей лица в аварском и в наличие таковых в даргинском языке составляет отличительную особенность последнего.

  В «Заключении» к диссертационной работе изложены основные выводы.

Список использованной литературы включает 210 наименований.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях автора:

Статья в журнале, рекомендованном ВАК РФ:

1. Детерминант и тематический гласный в структуре глагола аварского и даргинского языков // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Серия «Общественные и гуманитарные науки» №3(12), Махачкала, 2010. С.74-78.

Статьи, опубликованные в других изданиях:

2. Сложная глагольная основа в аварском и даргинском языках // Вопросы дагестанских языков и литературы. Выпуск VIII. Махачкала, 2009. С.16-23.

3. Превербы в аварском и даргинском языках // Вопросы дагестанских языков и литературы. Выпуск VIII. Махачкала, 2009. С. 23-28.

4. Негативные аффиксы в аварском и даргинском языках. // Вопросы дагестанских языков и литературы. Выпуск VIII. Махачкала, 2009. С. 31-34.

5. Теория и методика морфемного анализа слова в дагестанских языках. // Вопросы дагестанских языков и литературы. Выпуск VIII. Махачкала, 2009. С. 31-34.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.