WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Жаева Роза Райхановна

способы актуализации Прецедентных феноменов

в публицистических текстах Ю. Д. Поминова

Специальности 10.02.19 – теория языка,

10.02.01 – русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Кемерово 2012

Работа выполнена на кафедре стилистики и риторики

Федерального государственного бюджетного образовательного

учреждения высшего профессионального образования

«Кемеровский государственный университет»

Научные руководители:

доктор филологических наук, профессор Бейсембаев Амангельды Ракишевич (10.02.19)

кандидат филологических наук, доцент Чепкасов Артур Владимирович (10.02.01)

Официальные оппоненты:

Сологуб Ольга Павловна, доктор филологических наук, доцент, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Новосибирский государственный технический университет», заведующий кафедрой филологии.

Лушникова Галина Игоревна, доктор филологических наук, доцент, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Кемеровский государственный университет», заведующий кафедрой английской филологии № 2.

Ведущая организация:        Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Национальный исследовательский Томский государственный университет».

Защита состоится 26 мая 2012 года в 14.00 на заседании диссертационного совета Д212.088.01 в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Кемеровский государственный университет» по адресу: 650043, Кемерово, ул. Красная, 6.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Кемеровского государственного университета.

Автореферат разослан _______________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                        М. А. Осадчий

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Реферируемая диссертационная работа выполнена в русле лингвокуль-турологического анализа функционирования прецедентных феноменов (ПФ) в русскоязычной публицистике Казахстана и изучения характера их восприятия реципиентами.

Актуальность исследования обусловливается несколькими факторами:

1) наблюдается повышенный интерес исследователей к явлению интертекстуальности и прецедентности, в том числе и к прецедентным феноменам; последние изучаются лингвистами в разных аспектах: коммуникативно-прагматическом (Н. Д. Бурвикова, Н. С. Валгина, И. Е. Дементьева,
Е. А. Земская, С. В. Ильясова, Л. В. Лисоченко, О. В. Лисоченко, Ю. Н. Караулов, С. Г. Корконосенко, М. Ю. Сидорова, С. И. Сметанина); когнитивном (Д. В. Багаева, А. Р. Бейсембаев, Д. Б. Гудков, И. В. Захаренко,
В. В. Красных, С. Г. Шулежкова); лингвокультурологическом
(З. К. Ахметжанова, Е. М. Верещагин, В. Г. Костомаров, Г. Б. Мадиева,
Ю. Е. Прохоров, Н. А. Таирова); психолингвистическом (Ю. Н. Караулов,
Ю. А. Сорокин); методическом (Е. М. Верещагин, В. Г. Костомаров,
Ю. Е. Прохоров, А. Н. Ростова). Особый интерес вызывают проблемы функционирования прецедентных высказываний в языке СМИ, в частности в газетных заголовках (И. В. Высоцкая, Т. Г. Добросклонская, Е. А. Земская,
В. Г. Костомаров, О. П. Семенец) и рекламных текстах (Ф. С. Рагимова), но до сих пор нет единой формулировки определения термина прецедентные феномены;

2) исследование прецедентных феноменов в аспекте интертекстуальности является одним из главных, так как значимость прецедентных феноменов базируется на межтекстовом взаимодействии, благодаря чему автор имеет возможность при создании собственных произведений обращаться к «чужому слову»;

3) изучение прецедентных феноменов предоставляет возможность проследить процессы воздействия автора на читателей и получить данные о характере восприятия реципиентами прецедентных феноменов. Однако материал, который подает автор в тексте, должен быть ориентирован на «своего» читателя, следовательно, целесообразно изучение функционирования ПФ не только с точки зрения лингвистической прагматики, но и с социолингвистических позиций, поскольку условия их функционирования, закрепления в сознании личности, частота и предпочтительность употребления членами социума, проживающего в Казахстане, происходит в условиях билингвизма;

4) ПФ являются одним из важных объектов исследования в лингвокультурологии, так как они указывают на интеллектуальные, эмоционально-оценочные и ценностные особенности мировоззрения народа, поставляя модели, структурирующие поведение представителей лингвокультурного сообщества.

Практически любой представитель той или иной культуры при восприятии и создании нового текста обращается к прецедентным феноменам, так как «они во многом задают границы и основные векторы развития национального культурного пространства... Без знания этих текстов невозможно сколько-нибудь адекватное и полноценное понимание не только текстов той или иной культуры, обнаружение их интертекстуальных связей, но и понимание самой культуры»1

.

Взаимосвязь текстов осуществляется с помощью цитирования, ссылки на текст-источник, употребления «чужих» слов в «своем» тексте, что позволяет нам говорить о соотношении категорий прецедентности и интертекстуальности. Следовательно, корреляция данных единиц связывает понятие прецедентности с осознанием функционирования прецедентных феноменов и включает такия понятия, как цитата, аллюзия и реминисценция в область этого определения; отражает их включенность в культурный фонд нации.

Текст функционально эффективен, если способен включить воображение читателя и актуализировать его культурные знания. Немаловажное значение для достижения эффективности имеют прецедентные феномены, включаемые в публицистический текст.

Закрепление прецедентных феноменов в заголовках позволяет им удачно реализовывать основные функции: номинативно-информативную, рекламно-экспрессивную, функцию экономии речевых усилий. Данное явление может рассматриваться как составляющая языковой игры, определяющая уровень развития языковой личности и ее способностей в процессе межкультурной коммуникации.

Объектом исследования являются публицистические тексты
Ю. Д. Поминова; предметом изучения – способы актуализации прецедентных феноменов в публицистическом тексте.

Материалом исследования послужили свыше 1000 проанализированных прецедентных феноменов, выявленных в результате сплошной выборки из областной общественно-политической газеты «Звезда Прииртышья» (с 2000 г. по 2010 г.) и произведений редактора данной газеты Ю. Д. Поминова.

Цель диссертации заключается в анализе способов актуализации прецедентных феноменов в публицистических текстах Ю. Д. Поминова.

Цель исследования определила постановку следующих задач:

– провести анализ сложившихся в современной лингвистике представлений об интертекстуальности и прецедентных феноменах;

– описать роль прецедентных феноменов в построении сообщения и исследовать их возможности с учетом специфики массовой коммуникации;

– проанализировать прецедентные феномены как составляющие идиостиля автора (на примере публицистических текстов Ю. Д. Поминова);

– определить состав прецедентных феноменов в публицистических текстах и выявить способы их актуализации;

– исследовать характер восприятия прецедентных феноменов реципиентами, проживающими в условиях функционирования билингвизма.

Методы и приемы исследования. В работе использован количественный контент-анализ, с помощью которого была определена частота употребления ПФ, контекстологический метод, позволивший изучить ПФ в условиях их речевого употребления, также был применен метод анкетного опроса и статистической обработки собранных данных.

Основные положения, выносимые на защиту:

1) прецедентные феномены, как единицы дискурса, репрезентируют культурные и ментальные ценности той или иной нации и языковой личности, служат средством образования, актуализации нового смысла и усиления его экспрессивности в публицистическом тексте;

2) прагматическая составляющая прецедентных феноменов, их эмоциональная нагруженность как культурных знаков, обусловливает разнообразие функций и способов апелляции к ним в тексте;

3) прецедентные феномены маркируют речь, являются единицами лингвокультурных кодов, средством формирования индивидуального стиля автора;

4) языковая игра служит средством актуализации прецедентного феномена, создания на его основе нового, более актуального для описываемой ситуации смысла;

5) прецедентные феномены являются частью культурной памяти народа и активно используются в публицистике, с одной стороны, пополняя корпус выразительных средств языка СМИ, а с другой, свидетельствуя о характере выбора языковых средств автором текстов.

В качестве методологической основы данной работы следует рассматривать базовые положения в области прагматики (Э. Бенвенист,
И. Р. Гальперин, В. А. Звегинцев и др.), стилистики и речевых жанров
(И. В. Арнольд, М. М. Бахтин и др.), семиотики (Р. Барт, Ю. Кристева,
Ю. М. Лотман, Ю. А. Сорокин и др.), когнитивно-дискурсивной теории
(Л. А. Араева, А. Р. Бейсембаев, Д. Б. Гудков, Н. Д. Голев, В. И. Карасик,
В. В. Красных, Е. С. Кубрякова, С. В. Оленев, Ю. С. Паули и др.), лингвокогнитивистики, психолингвистики (З. К. Ахметжанова, П. А. Катышев, В. В. Красных, Ю. А. Сорокин и др.), межкультурной коммуникации
(Д. Б. Гудков, З. К. Сабитова и др.)

Научная новизна диссертационной работы заключается в том, что в ней впервые собран корпус прецедентных феноменов, функционирующих в публицистических текстах в условиях билингвизма, предпринята попытка исследовать особенности идиостиля журналиста на основе анализа выявленных феноменов, актуализирован социолингвистический аспект интерпретации экспериментальных данных и комплексного описания закономерностей употребления прецедентных феноменов в дискурсе печатных СМИ; выявлены частотные способы актуализации и разработана типология ПФ в публицистическом дискурсе.

Научная гипотеза исследования состоит в том, что прецедентные феномены являются единицами дискурса, служат средством образования, актуализации нового смысла и усиления его экспрессивности в публицистическом тексте, выполняют эмоционально-экспрессивную и оценочную функцию и направлены на достижение конкретного эффекта убеждения или побуждения, поэтому для адекватного восприятия информации адресату нужна определенная эрудиция и подготовленность.

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что проведенный анализ материала дает представление о месте и роли прецедентных текстов в публицистическом дискурсе, которыми обладают носители языка, являющиеся представителями разных национальностей и живущие в Казахстане; в описании функциональных возможностей прецедентных феноменов в публицистическом дискурсе; в уточнении терминологического поля интертекстуальных единиц (крылатые слова, цитаты, аллюзии, реминисценции, прецедентные тексты и т.д.); в расширении предметной области лингвистической стилистики.

Практическая значимость работы состоит в том, что ее материалы могут быть использованы в вузовских курсах современного русского литературного языка, культуры речи, стилистики, лингвистического анализа текста, а также при чтении спецкурсов и проведении спецсеминаров по проблемам интертекстуальности и прецедентности. Материалы диссертации также могут быть использованы при преподавании русского языка и словесности в старших классах средней школы, в журналистской практике, проведении элективных курсов, написании курсовых, дипломных работ.

Апробация диссертации. Основные положения исследования обсуждались на конференциях разного уровня: I Международной научно-практической конференции «Мир и человек: история, современность и перспективы». (Сибирская академия управления и массовых коммуникаций (институт). Новосибирск, Россия, 25 октября 2008 г.), Международной научно-практической конференции «Языковое пространство Казахстана в новом тысячелетии и проблемы мировой лингвистики» (Алматы, Казахстан,
2008 г.), в сборнике научных трудов памяти Е. А. Седельникова «Филология: вчера, сегодня, завтра» (Павлодар, Казахстан, 2008 г.), Международной научно-практической конференции «Междисциплинарность в преподавании языков» (Киргизия, Бишкек, 2009 г.), ІV международной научной конференции «Актуальные проблемы современного словообразования»
(г. Кемерово, Россия, 4-6 июля 2011 г.). Содержание работы отражено в 11 статьях и тезисах докладов, одна из которых опубликована в издании, включенном в реестр ВАК Минобрнауки РФ.

Структура диссертации. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы, списка принятых сокращений и приложений.

ОСНОВНое содержание работы

Во введении обосновывается выбор темы, ее актуальность, научная новизна, определяются цель, задачи, объект и предмет исследования, теоретическая и практическая значимость работы, указывается методологическая основа, характеризуются методы исследования, формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Основные направления и перспективы исследований прецедентных феноменов» проанализированы различные аспекты теории интертекстуальности и прецедентности, выявлены основные признаки ПФ и их место среди других языковых единиц, описаны способы существования ПФ и их роль в лингвокультурологической парадигме исследований.

Особое место в антропоцентрической парадигме лингвистики занимает изучение текста, так как человек большую часть своих познаний о мире черпает из текстов, и именно тексты оказывают огромное влияние на формирование взглядов человека, в том числе на его язык как устройство для создания, преобразования и понимания текстов.

Центральное положение между адресантом и адресатом как в рамках устной, так и письменной коммуникации занимает текст, что дает возможность лингвистического изучения как языковой личности адресанта (автора), так и языковой личности адресата (читателя) посредством анализа особенностей построения текста автором, выбора языковых единиц, а также особенностей восприятия и интерпретации текста читателем в соответствии с его языковой и культурной компетенцией. При этом можно отметить семантикоцентричность большинства исследований текста, т.е. направленность на выявление смысловой составляющей текста, когда мы сталкиваемся с тем, что смысл текста не равен сумме смыслов входящих в него слов, а представляет собой более сложное образование, содержащее подтекстовую информацию, требующую от читателя умения «видеть между строк». В данном случае выдвигается на первый план такой признак текста, как интертекстуальность.

О неоднозначности восприятия этого явления говорит название самого интертекста в разных трудах ученых П. М. Бицилли, Ю. М. Лотмана,
К. Ф. Тарановского, Е. А. Баженовой, В. П. Григорьева, В. М. Мокиенко,
К. П. Сидоренко, Г. В. Денисовой, и др.: «образный концепт», «прецедентное поле», «антецедент», «источник», «цитата», «аллюзия», «реминисценция», «субтекст», «претекст», «интертекстема».

В целом определяя интертекстуальность как текст в тексте, можно выделить три основные проблемы, вокруг которых формируются современные направления лингвистических исследований: источник «чужого текста», способ его «встраивания» в авторский текст и функции интертекстуальных компонентов (А. А. Негрышев).

Интертекстуальность способствует углубленному пониманию неоднозначного, допускающего множественность интерпретаций как художественного, так и любого другого текста за счет многомерных связей с другими текстами. Это подтверждает и мнение М. М. Бахтина о том, что «всякое понимание есть соотнесение данного текста с другими текстами. Текст живет, только соприкасаясь с другими текстами (контекстом)…»2

.

В нашем понимании интертекстуальность – это текстовая категория, которая выражается в способности текста накапливать информацию не только за счет отображения действительности, но и черпая ее из других текстов и обеспечивая смысловую многомерность текста.

Интертекстуальность тесно связана с понятием прецедентности. Термин «прецедентный текст» был впервые введен Ю. Н. Карауловым. Как показывает анализ научной литературы, понятие прецедентных текстов активно используется и другими лингвистами, что влияет на появление новых точек зрения на проблему прецедентного текста, поиск определения, всесторонне раскрывающего сущность данного понятия. Так, В. В. Красных и Д. Б. Гудков, уточняя термин прецедентный текст, предлагают такие понятия, как прецедентный феномен, прецедентное высказывание, прецедентное имя, прецедентная ситуация. Термин прецедентный феномен является родовым по отношению к другим единицам.

Характеристики прецедентных феноменов разных типов существенно отличаются друг от друга. Во-первых, среди ПФ выделяются, с точки зрения их формы, вербальные и невербальные. К вербальным ПФ относятся прецедентное имя (ПИ) и прецедентное высказывание (ПВ), а к невербальным – произведения живописи, скульптуры, музыкальные произведения и т.д.
(В. В. Красных). Обращение к невербальным феноменам возможно как через прецедентные, так и через непрецедентные феномены, например, посредством описания картины или скульптуры. Во-вторых, ПФ подразделяются на вербальные и вербализуемые, т.е. поддающиеся вербализации, в соответствии со способом выражения ПФ в речи. К вербализуемым относятся прецедентная ситуация и прецедентный текст. Некоторую парадоксальность этого разграничения В. В. Красных объясняет тем, что сам ПТ – феномен, безусловно, вербальный, но в сознании хранится не сам текст, а его «сжатый образ, максимально уплотненное представление об этом тексте» (В. В. Красных). В речи происходит обращение именно к этому представлению, которое при необходимости может быть вербализовано. Например, в случае с таким текстом, прецедентным для американского лингво-культурного сообщества (ЛКС), как фильм «Унесенные ветром», его краткий пересказ для представителя иного ЛКС будет являться вербализацией при помощи непрецедентных феноменов.

Обращение к прецедентным феноменам в речи зависит от вида феномена и может происходить как с помощью других прецедентных феноменов (например, ПИ и ПВ), непрецедентных атрибутов ПФ, так и путем использования в речи непосредственно самих ПФ, без активизации представления о соответствующем тексте или ситуации.

Под прецедентными феноменами (прецедентный текст, прецедентное высказывание, прецедентное имя, прецедентная ситуация) понимаем единицы языка, известные большинству представителей национально-лингвокультурного сообщества, входящие в сознание в виде инварианта их восприятия, который обладает определенными характеристиками, присущими тому или иному феномену и наиболее четко выраженными в нем. Инварианту восприятия ПФ характерно некое эталонное значение, постоянная возобновляемость в процессе коммуникации.

Связующим звеном в иерархии литературной преемственности, текстом-основой являются прецедентные тексты. Правильное понимание смысла прецедентных текстов, мыслей, интенций автора, осмысление текста в историко-лингвокультурном аспекте его сосуществования с другими текстами зависит от фоновых знаний реципиента. При восприятии инварианта прецедентного текста в сознании реципиента актуализируется, так или иначе, весь прецедентный текст, способствуя не только генерированию смысла нового текста за счет ссылки на претекст, но и соотнося его с понятием культурной традиции и семиотической памяти культуры. Такой тип взаимоотношений интертекстуальных элементов и прецедентного текста особенно важен в условиях интертекстуальной разновидности литературной коммуникации, представляющей собой «акт чтения-письма, когда писатель, являясь читателем чужих творений, использует компонент содержательной структуры чужого текста для создания своего»3.

Благодаря единицам интертекста (цитаты, крылатые слова, текстовые реминисценции, аллюзии, интертекстемы) создается глобальная связность между текстами, а прецедентный текст становится текстом-основой.

Прецедентные феномены, являясь когнитивной составляющей культуры народа, постоянно участвуют в коммуникации. Роль прецедентных феноменов в публицистической коммуникации значима, так как они «оживляют» публицистический текст, выполняют роль экспрессивного средства в паре «стандарт-экспрессия». Под стандартом «понимается любое интеллектуализированное средство выражения в его противопоставленности экспрессии. Отличительными чертами стандарта выступают воспроизводимость, однозначная семантика и, прежде всего, нейтрально-нормативная окраска»4. «Стандарт – немаркированные языковые единицы, они существуют в готовой форме, легко переносятся из текста в текст, однозначно воспринимаются. Экспрессия – маркированные элементы высказывания, отмеченные авторским отношением к содержанию высказывания, авторской оценкой. Язык, как всякая динамическая система, «переводит» повторяющиеся, часто тиражируемые экспрессемы в разряд стандартных средств»5

.

В рамках современной культурной ситуации, когда «цитатное письмо» стало важнейшим приемом авторов литературных и публицистических произведений, частотность обращения к прецедентным феноменам значительно возрастает. Кроме того, наблюдается и изменение «качества» оперирования этим знаком – повышение его роли в создании образной системы публицистического дискурса, а также системы смыслопорождающих кодов.

Интертекстуальность и прецедентность являются отличительной чертой языка и стиля публицистики, так как они прямо отвечают задачам построения публицистических текстов с использованием элементарных выразительных средств журналистики, в частности, при «одевании» фактов в «образную ткань» и способствуют достижению основной цели публицистического стиля – воздействию на массового читателя.

ПФ характеризуются полифункциональностью, так как в них заложены возможности переосмысления и насыщения текста новыми смыслами. Все варианты употребления ПФ можно свести к одной основной функции – смыслоформирующей, поскольку они используются для создания нового смысла, что осуществляется посредством таких способов функционирования, как выражение авторского отношения, убеждение, ретроспекция и аккумуляция необходимой информации у читателя и коммуникация, которая включает и игру слов, и парольное обращение к прецедентному явлению.

Таким образом, особенностью функционирования ПФ в современном публицистическом дискурсе является то, что они, также как и другие единицы интертекстового пространства, участвуют в смыслообразовании публицистических текстов, выступают как дополнительный прием актуализации «заданных» смыслов.

Во второй главе «Прецедентные феномены в публицистических текстах Ю. Д. Поминова» описана роль прецедентных феноменов в построении сообщения, проанализированы особенности индивидуального стиля речи журналиста и публициста Ю. Д. Поминова на примере его публицистических текстов, представлены результаты анкетного опроса и выделены основные особенности читательского восприятия ПФ различными социально-возрастными группами.

Развитие любого языка обусловлено происходящими в обществе изменениями, интересами и потребностями человека, так как язык взаимосвязан и взаимодействует с человеком в рамках той культурной парадигмы, которая появилась на определенном этапе развития общества. Таковой и является постмодернистская парадигма, вобравшая в себя существенные преобразования в системе культуры, вызванная стремительным развитием информационных технологий, различных средств массовой коммуникации. Характерной чертой газетно-публицистического дискурса является способность быстро и широко охватить все сферы жизнедеятельности и принять «участие» в ней.

Поэтому оправданно обращение к творчеству Юрия Поминова, известного публициста, талантливовго журналиста, тексты которого необходимо рассматривать в парадигме дискурсивности и интертекстуальности, связанных с понятием прецедентности, проявляющейся в использовании прецедентных феноменов. Ю. Д. Поминов часто цитирует, ссылается на текст-источник, употребляет «чужие» слова в «своем» тексте. По словам Ю. Н. Караулова, обращение к прецедентным текстам «всегда есть показатель проявления творческого потенциала личности»
(Ю. Н. Караулов). Отсылка к прецедентным феноменам определена главными целями, мотивами, установками, или ситуативными интенциями языковой личности, т.е. несет в себе прагматическую направленность, выявляя глубинные свойства этой личности.

Именно прецедентные феномены яв­ляются своеобразным маяком, позволяющим установить взаимосвязь между различными авторами, текстами. Поэтому следует подчеркнуть, что прецедентные феномены значимы не только для художников слова, но и для многих дру­гих людей, для разных поколений, они являются смыслонесущими элементами дискурса как всей нации, так и отдельной языковой личности, каковой и является Ю. Д. Поминов.

Творческий потенциал исследуемой нами языковой личности раскрывается в умении просто, лаконично, непринужденно представлять имеющийся в его распоряжении языковой материал для того, чтобы его произведения воспринимались легко и быстро, независимо от возраста и образования читателя. Поэтому общепонятность и общедоступность языковых средств, употребляемых им в своих произведениях, является постоянным ориентиром в его речетворческой деятельности.

В языковой модели мира, которую создает Ю. Д. Поминов, находят отражение политико-идеологическая, социокультурная ситуация, групповые и общественные интересы и др.

В этом отношении показателен мини-рассказ «Воспитательный момент».

...Заседание бюро обкома партии... На повестке дня вопрос вопросов – ход хлебозаготовки. Председательствует, вернее, царит, «сам» – первый секретарь Семен Дмитриевич Кулагин. Семен Дмитриевич и вообще-то крут, а тут еще дела с выполнением плана хлебосдачи идут неважно... Он мечет громы и молнии.

Другие члены бюро, сидящие с ним за одним столом, опасливо помалкивают. Провинившиеся директора совхозов и председатели колхозов, жалкой кучкой сгрудившиеся на стульях в части зала, отведенной для приглашенных, втянули головы в плечи. Кто-то их них предназначен на заклание. Метод Семена Дмитриевича в таких случаях хорошо отработан, он прост и убедителен. Надо найти наиболее злостного нарушителя партийной дисциплины, саботирующего «первую хлеборобскую заповедь», и примерно наказать – чтобы другим неповадно было. Способ многократно проверен, действует лучше всяких уговоров.

Жертва уже найдена: Дымченко, председатель одного из колхозов, при обсуждении вопроса осмелился заметить, что, может, и не стоит так спешить и везти хлеб на элеватор чуть ли не из-под комбайнов – погода стоит хорошая, можно еще успеть и очистить зерно, и подсушить...
– Ну да, ты умный, а мы тут все дураки, – следует любимый аргумент Семена Дмитриевича, за которым им самим обычно вносится предложение об оргвыводах. Предложений у него, как правило, три: объявить строгача, снять с должности, исключить из партии. Тут случай особый – попытка усомниться в незыблемости самой линии, покушение на святая святых –первую заповедь... Отсюда и мера наказания.

– Предлагаю исключить, – голос Семена Дмитриевича спокоен, будничен. Он знает, что его предложение будет принято, получит огласку и в следующий раз ослушников не окажется.

– Семен Дмитриевич, я хочу... – порывается сказать председатель-жертва.

– Потом, потом, – небрежно машет рукой «первый», не удостаивая его взглядом. – Так. Кто против? Против нет. Кто воздержался? Все ясно –исключаем.

Семен Дмитриевич обводит усталым взглядом притихший зал заседания. Он доволен произведенным эффектом. Остается завершить спектакль – поставить последнюю точку. Семен Дмитриевич и это умеет. Глядя поверх голов, он рассеянно разрешает исключенному:

– Так что ты там хотел сказать, Дымченко?

– Я беспартийный, Семен Дмитриевич.

Кулагин медленно багровеет, ловит раскрытым ртом воздух, от его царственной вальяжности не остается и следа.

– Да что же ты, мать твою, молчал! - ревет он на весь зал.

Дымченко невозмутимо пожимает плечами. Директора и председатели, пряча улыбки, отворачивают головы.

Воспитательный момент испорчен. Начисто.

В данном эпизоде (анекдотическое исключение из партии беспартийного человека) Ю. Д. Поминов смог запечатлеть всю сущность бюрократической системы, при которой важна не суть, а форма. Прецедентные высказывания мечет громы и молнии, жалкой кучкой, втянули головы в плечи, жертва уже найдена, покушение на святая святых, поставить последнюю точку и тд., используемые автором, придают дополнительный смысл и помогают увидеть весь комизм ситуации и наплевательство на судьбу человека. В сатирической концовке угадывается символ неминуемого краха тупой, бездушной системы.

Интертекстуальные «вкрапления», используемые Ю. Д. Поминовым, помогают ему создавать «портрет речевой эпохи», выступают источником культурологической информации. Автор умеет отбирать из разнообразных жизненных ситуаций, событий интересные факты, емкие фразы, высказывания, цитируя речи политиков и общественных деятелей и т.д. Приведем примеры из книги «Хроника Смутного времени», заголовок книги отсылает читателей к выражению «Смутное время», принятое историками XVIII - XIX вв. Эпоха Смуты сопровождалась народными выступлениями и мятежами, разрушением государственной власти и разорением страны. Такой заголовок настраивает читателя на «патетический» лад:

«...Б. Н. не нашел ничего лучшего, как заявить: будем создавать немецкий район, но в том случае, если немецкое население будет на его территории преобладающим – до 90 процентов. Заявление в высшей степени непродуманное: уж лучше было бы сказать немцам, что не видать автономии - даже в рамках района - как собственных ушей...»

«...Продолжается чехарда с ценами. Отпущенная на волю торговля, похоже, устанавливает цены попросту «от фонаря», наблюдая за реакцией покупателей...»

«...Из высших должностных лиц на совещании сначала был только
Н. А. Назарбаев. Затем, видимо, почувствовав, что запахло жареным, появился Б. Н. Ельцин.

...Мне запомнилась фраза одного из выступавших о Горбачеве: пришел, не поздоровавшись, и ушел, не попрощавшись...

О каких достижениях перестройки и в самом деле может идти речь? Горбачеву и в кошмарном сне не мог присниться итог его реформаторских деяний...

...Когда государственная партийность и классовость в литературе лопнули, как мыльный пузырь, выяснилось, что единственной реальной ценностью так и остался человек, который оказался один на один со своей совестью...»

... А. В. Руцкой дал интервью «АиФ» о том, что он - голый король, вице-президент без полномочий. Говорит: в окружении Б. Н. Ельцина есть люди, которые играют президентом России и сами вершат за него политику. Называет Бурбулиса. Похоже, противоречия между Руцким и Ельциным будут нарастать.

<...> Стержнем политической работы, по мнению Н. А. Назарбаева, должны стать консолидация, общественный прогресс и социальное партнерство. Важнейшей задачей названы мир и гражданское согласие. А, кроме того, утверждение идеи прагматизма в казахстанском варианте и идеи казахстанского патриотизма.

<...> Краеугольным камнем решения накопившихся проблем, мощным фактором консолидации и укрепления стабильности президент назвал ускорение экономической реформы, формирование широкого слоя собственников, того самого среднего класса, который является реальной опорой современной цивилизации, демократии и т.д.

<...> Значительное место в речи отведено прессе: «Средства массовой информации, будь то государственные или частные, являются катализаторами общественного развития… Пресса берет на себя роль посредника между властью и народом…» Есть и критика: «Со страниц и журналов исчезла настоящая высокая публицистика, которая в критические моменты истории всегда помогала людям разобраться в непростых жизненных коллизиях. А сегодня это необходимо как никогда».

<...> Речь Н. А. Назарбаева дает не только пищу для размышлений, но и очень важные ориентиры.

<...> Очередная встреча глав государств СНГ в Минске. По главному вопросу - военному - так и не договорились. Иногда Ельцин и Кравчук напоминают мне двух быков, упершихся лбами (с легкостью необыкновенной и тот и другой договариваются о чем угодно с США, странами Западной Европы, с Кувейтом и даже Ираком, а вот друг с другом - никак). А одурманенный в очередной раз народ взирает на этот спектакль театра абсурда...».

В своей хронике Ю. Д. Поминов использует огромное количество прецедентных выражений, имен и фамилий; исторических деятелей и просто людей, дает срез примечательных событий, происходивших в области и в стране. Причем не просто их перечисляет, а показывает через судьбы людей. Автор называет политику тех лет театром абсурда. Выражения в кошмарном сне не мог присниться, голый король, как мыльный пузырь, «запахло жареным» и т.д. возвращают читателей ко времени крушения иллюзий и необоснованных надежд.

Таким образом, окружающая действительность становится объектом цитации, формирующей «содержательно-фактуальную информацию»
(И. Р. Гальперин), представляя «чужое» слово в виде прямой цитаты, разнообразных ее модификациях. Прецедентные феномены, как культурные знаки, являются одним из распространенных приемов журналистского письма, «когда способы использования языка, его актуализация, становятся носителями новой информации и втягивают читателя в процесс создания совокупного смысла» (С. И. Сметанина).

Творчество Ю. Д. Поминова отличается многогранностью освещаемых тем и жанровым разнообразием – от новеллы до хроники. Приведем еще несколько примеров из его произведений:

Эрудит.

Одну из своих публичных речей в колхозном клубе Иван Секретарев (а выступал он практически на каждом собрании) начал так:

- Уважаемое аудиторное присутствие!

На собрании в очередной раз утверждали на должность старого председателя. Иван высказался против и обосновал свою позицию:

- Да будь у него хоть семь пятен во лбу, я все равно скажу «нет»: разве можно доверять колхоз человеку, который полностью атрофировался от коллектива.

В зале смешки, легкий шум. Уставшие от долгого сидения, надоевшей всем процедуры, люди не прочь отвлечься... Однако председательствующий требует порядка, урезонивает Ивана:

- Не неси ахинею, а то лишу слова!

- Может, еще скажешь - галиматню, - парирует Иван и, перекрывая хохот в зале, громогласно заканчивает:

- Ну, нет, теперь-то уж я точно в принцип встану!

В этом коротком рассказе «Эрудит» из книги «Блестки» автор блестяще показал особенности сельского просторечия, недостаточно грамотную речь сельчан, которые в разговоре друг с другом используют прецедентные в русском языке выражения, но в несколько искаженном виде или с лексической заменой слов, что придает беседе определенный особый колорит, экспрессию. Так, «уважаемое аудиторное присутствие» соотносится с выражением «уважаемые коллеги, господа и тд.» или «дорогие товарищи», аналог выражения «семь пятен во лбу» - «семь пядей во лбу», «не неси ахинею» – «не неси чушь, ерунду» и «галиматню» – правильный вариант «галиматья», «в принцип встану!» – «на принцип пойду». Значение слова эрудит мы понимаем как начитанность, образованность. В этом контексте автор отступает от общепринятого понимания и использует его в противоположном смысле – недостаточно образованный человек. В повседневной жизни многие сельские жители, как показывают наблюдения, достаточно часто сталкиваются с прецедентными текстами и зачастую употребляют их не всегда правильно.

Почем Россия?

Ходил в воскресенье на барахолку. Вот уж куда не зарастает народная тропа: не только все торговые ряды, но и все мало-мальски свободные места заняты торговцами. Их едва ли не больше, чем покупателей. Новые «предприниматели» хорошо знают друг друга, в случае нужды подстраховывают, обмениваются информацией.

Вот одна из «коммерсанток» кричит - через торговый ряд - своей знакомой:

– Вер, а Вер, почем у нас сегодня Россия?

– Да по 57, - тут же откликается та.

Сразу никак не пойму – о чем говорят, о каком товаре речь... Оказывается, это сегодняшний курс валют – российского рубля по отношению к нашему казахстанскому тенге.

И грустно, и смешно.

В мини-рассказе «Почем Россия?» описана типичная ситуация, происходящая на базаре. С возникновением рыночных отношений, существованием одновременно с национальной валютой Казахстана и валют других государств в наш лексикон стремительно ворвались ранее незнакомые людям слова, прецедентные выражения, одним из которых является приведенный автором, услышанный им в разговоре между торговцами на базаре, прецедентное выражение: «почем сегодня Россия?». Имеют место и аналоги данного выражения: «Почем Европа?», «Америка сегодня сколько стоит?», «Почем баксы?», «У тебя капуста (или зелень) есть?» и т.п.

Заноза из детства

Бывают в жизни события, как будто мелкие, второстепенные, которые сидят в памяти, словно занозы. И саднят...

Вот одна такая заноза из детства.

Мы крепко поругались с соседом Колькой Шарубиным, моим одноклассником. Дошло до горячего – сошлись грудь в грудь, как петухи. Вот-вот должны пойти в дело и кулаки.

Я знаю, что Колька после операции, у него недавно вырезали аппендицит, и думаю: как врежу ему в живот – посмотрим, как запоет.

Что-то удержало – не ударил.

Было это в классе в седьмом–восьмом, тридцать лет прошло. А до сих пор стыдно, как вспомню, что хотел сделать...

«Заноза из детства» – метафоричное прецедентное высказывание использовано автором для придания образности заглавию и в целом тексту.

Вспоминая неприятный эпизод из детства, автор вводит в рассказ и такие известные и употребляемые многими людьми фразы: сошлись грудь в грудь, посмотрим, как запоет. Образные выражения придают рассказу экспрессию, некоторый динамизм происходящим событиям, позволяют читателю зримо представить разворачивающиеся действия.

Новое время - новые песни.

Старший сын пришел из школы.
– Как успехи, - интересуюсь я, - что получил?
Твикс, - мрачно отвечает он, сбрасывая с плеча сумку с книгами.
– Не понял...

– А что тут непонятного, - встревает в разговор младший, второклассник, - ты что, рекламу не смотришь: «Твикс» сладкая парочка».

Все ясно – «двойка». У нас говорили – «пара», бывали еще и «колы». А у них – «твикс».        

Источником является ПФ – текст телевизионной рекламы. Заголовок текста «Новое время – новые песни», часто встречающийся обротот речи в последнее десятилетие в диалоге между людьми, является прецедентым. Его можно отнести к «рождающимся» прецедентным высказываниям. Данное ПВ указывает на «изменение жизненных обстоятельств, в связи с которыми необходимо корректировать свои действия, мысли, слова». Автор приводит в данном тексте один из таких эпизодов из своей жизни, когда услышав от сына слово «Твикс», не понял сказанного, хотя в него было вложено значение «получил двойку». Разумеется, это прямое влияние рекламного ролика «Твикс – сладкая палочка», рассчитанного на привлечение внимания покупателя к этому виду шоколадного печенья, состоящего из двух продолговатых частиц. Изменение жизненных обстоятельств вносит изменения и в лексику.

Одной из особенностей публицистического дискурса Ю. Д. Поминова является обращение к языковой игре, которая несет свою особую «воздействующую» нагрузку и заключается в намеренном искажении известного текста. При этом далеко не всегда автор медиа-текста преследует цель создания комического эффекта. Главная задача – это актуализация используемого прецедентного текста, придание ему особой остроты, жизненности, включенности его в конкретную ситуацию, а языковая игра является действенным средством актуализации смыслов, скрытых в ПФ.

Под актуализацией мы понимаем «реализацию потенциальных свойств языковых элементов в речи, приспособление их к требованиям данной речевой ситуации» (Словарь лингвистических терминов, 1985).

Прецедентные феномены, используемые автором в заголовках, позволяют им удачно реализовывать номинативно-информативную, рекламно-экспрессивную функции, функцию экономии речевых усилий и могут рассматриваться как составляющая языковой игры. Особенность газетных заголовков заключается в том, что они в сжатой, лаконичной форме передают основную мысль публикации, отношение пишущего к содержанию текста.

«Используемые в газетных заголовках прецедентные тексты, представляя в смысловой структуре газетного дискурса культурный компонент и будучи вербализованной частью дискурса, одновременно являются средством выражения грамматической и коннотативной семантики. В системе видов коммуникативного, то есть предназначенного для сообщения, смысла газетные заголовки – текстовые реминисценции являются средством выражения диктального имплицитного коммуникативного смысла (ДИКС).

Диктальным имплицитным коммуникативным смыслом называется такой имплицитный коммуникативный смысл, который равен сообщению о факте действительности (денотате, референте, ситуации), отображенном в мышлении в виде пропозиции или в виде члена пропозиции. Диктальный ИКС может быть назван также денотативным, или референтным» 6

.

На этом основании диктальный ИКС аллюзий, используемых в газетных заголовках или полностью представляющих собой газетные заголовки, равный «сообщению о факте действительности (денотате, референте, ситуации), отображенном в мышлении в виде пропозиции или в виде члена пропозиции», является субъектным, объектным, атрибутивным, адвербиальным, пропозитивным имплицитным коммуникативным смыслом»6.

«Пропозиция – это ментально-языковая категория, репрезентированная языковыми единицами» (Л. А. Араева).

По мнению Н. Д. Арутюновой, пропозиции - это семантические структуры, глубинное содержание высказывания (Н. Д. Арутюнова)

Следовательно, пропозиция – составляющая предложения, семантическая структура, отражающая объективно-субъективное содержание предложения.

Проанализированные прецедентные феномены, используемые
Ю. Д. Поминовым, показали частотность обращения к ПФ и следующее типологическое распределение (типология по О. В. Лисоченко):

– Заголовки – аллюзии, выражающие пропозитивный ДИКС. Они могут представлять собой собственно прецедентный текст и могут включать в свой состав ПТ:

Субъектный ДИКС: всех излечит, исцелит добрый доктор Айболит (Поминов,1997), Бауржан и его команда (ЗП, 2009, № 35),…Кому по карману заслуженный отдых (Поминов, 1996), На ель мужчина взгромоздясь... (ЗП, 2010, № 112).

Объектный ДИКС: Ловись, ловись…браконьер! (ЗП, 2000, № 42), этот безумный, безумный, безумный бизнес (ЗП, 2000, № 26), в лесу родилась сосенка (ЗП, 2002, № 38).

Атрибутивный ДИКС: Кредит под рога и копыта (ЗП, 2007, № 4.)

Предикативный ДИКС: Сантехник – это звучит…пьяно, …важно. (ЗП, 2000, № 55).

Адвербиальный ДИКС: Учеников протестируют по полной программе (ЗП, 2009, № 78).

– Заголовки-аллюзии, по объему (составу) равные ПФ: Без суда и следствия (ЗП, 2000, № 105), «Любви все возрасты покорны» (ЗП, 2001, № 90), «И жизнь, и слезы, и любовь…» (ЗП, 2001, № 84), Кто в тереме живет? (ЗП, 2003, № 50), А у нас в квартире ГАЗ (ЗП, 2004, № 36), «Ваше благородие, госпожа удача…» (ЗП, 2004, № 6), Мой ласковый и нежный зверь (ЗП, 2005, № 28), «Вагончик тронется, перрон останется…» (ЗП, 2007, № 20), Береженного Бог бережет (Поминов, 1997), Мороз и солнце, день чудесный... (ЗП, 2008, № 8).

– Выражающие пропозитивный ДИКС заголовки-аллюзии, по объему (составу) равные ПТ, могут представлять собой формальное сокращение ПТ: За двумя зайцами... (ЗП, 2002, № 17), Слово – не воробей... (ЗП, 2004, № 6), Что имеем – не храним... (Поминов, 1999), Сила есть...( ЗП, 2005, № 128), За себя и за того… (ЗП, 2007, № 59), Устами младенца (ЗП, 2009, № 111), У кого что болит…(ЗП, 2006, № 49), Ученье свет… (ЗП, 2010, № 41), На чужой каравай… (ЗП, 2007, № 121), Место встречи... (ЗП, 2009, № 47).

Часто газетные заголовки представляют собой реминисценции, созданные на основе ПФ – простого или сложного предложений – с заменой в простом предложении одного из его членов – номинативного компонента ПФ, в сложном – одного из простых предложений – предикативного компонента ПФ.

– Замену предикативного компонента ПФ – сложных предложений, выражающих пропозитивный ДИКС, наблюдаем в примере: Иртыш – чемпион, но стулья-то зачем ломать (ЗП, 2008, № 18).

В ПФ – простых предложениях, выражающих пропозитивный ДИКС, может быть заменен номинативный компонент – любой член пропозиции ПТ: субъект, объект, предикат, атрибутивный и адвербиальный члены.

– Замена в пропозиции ПФ субъекта: Земля раздора (ЗП, 2004, № 118), На ель мужчина взгромоздясь... (ЗП, 2007, № 20).

– Замена в пропозиции ПФ объекта: Тепло по осени считают (ЗП, 2002, № 48), И по весне цыплят считают (ЗП, 2005, № 19), Нынче детский сад у нас вроде института (ЗП, 2006, № 37), Мои друзья – мое богатство (ЗП, 2009, № 73), Лес рубят – деньги летят (ЗП, 2003, № 112).

– Замена в пропозиции ПФ предиката: Пришел, увидел... Прочитал! (ЗП, 2006, № 58), Они боролись за Родину (ЗП, 2008, № 119), Вместе весело бежать... (ЗП, 2009, № 84).

– Замена в пропозиции ПФ адвербиального члена: Все дороги ведут в «Темирбанк» (ЗП, 2010, № 62).

– Замена в пропозиции ПФ атрибутивного члена: Вода и грязные трубы (ЗП, 2003, № 53), Самая обаятельная и отзывчивая (ЗП, 2009, № 90)

– Замена в пропозиции ПФ одновременно двух номинативных компонентов: Улыбка хорошо, а смех лучше, Пишем «водка», подразумеваем «яд».

Создание текстовой реминисценции в газетном заголовке может сопровождаться синтаксическим распространением ПФ: «Там ступа с Бабою Ягой» и вечно цветущая сирень… (ЗП, 2004, № 10), Первый блин всегда выходит комом (ЗП, 2007, № 95), Не горюй: не отпадет голова - прирастет борода (Поминов, 1997). Тополиный пух, жара, АПЧХИ (ЗП, 2008, № 107), 70 отличных сел и три села-призрака. (ЗП, 2010, № 67) Место под Солнцем женского бизнеса (ЗП, 2007, № 93), Когда знание-сила (ЗП, 2009, № 67), Форма для него всегда была важней содержания (Поминов, 1997).

– Распространение ПФ с помощью отрицания: Первый блин не комом.

На основании проанализированных заголовочных комплексов газеты «Звезда Прииртышья» и произведений Ю. Д. Поминова мы выявили следующую типологию трансформации исходного текста, основанных на разных языковых механизмах:

– заголовки-аллюзии, по объему (составу) равные ПФ;

– формальное сокращение ПФ;

– замена предикативного компонента ПФ;

– замена в пропозиции ПФ субъекта;

– замена в пропозиции ПФ объекта;

– замена в пропозиции ПФ предиката;

– замена в пропозиции ПФ адвербиального члена;

– замена в пропозиции ПФ атрибутивного члена;

– замена в пропозиции ПФ одновременно двух номинативных компонентов;

– синтаксическое распространение ПФ;

– семантическая трансформация на основе антонимии;

– семантическая трансформация на основе синонимии.

– распространение ПФ с помощью отрицания.

Каждый способ имеет определенную специфику и применяется журналистом в зависимости от того, насколько выбранный в качестве ПФ текст соответствует предполагаемой тематике статьи, автор может оставить исходный текст без изменения, добавить в него, опустить или заменить некоторые компоненты.

Чтобы выяснить насколько результативно и эффективно использование ПФ для достижения поставленных автором целей, мы сочли необходимым обратиться к испытанному и широко распространенному методу социологического опроса различных групп населения, поскольку без изучения и анализа определенных фактологических данных сложно делать достаточно обоснованные научные обобщения, поэтому нами был проведен опрос 120 респондентов, возраст которых составил от 16 до 60 лет.

Задачей исследования было экспериментальное определение того, насколько читатели способны понять, предугадать информацию, которую несет публицистический текст, который содержит намек на прецедентный феномен.

Следовательно, экспериментальной проверке была подвергнута гипотеза, согласно которой употребление различных типов прецедентных феноменов ориентировано на определенную читательскую аудиторию. Для этого мы попытались определить особенности восприятия ПТ различными социовозрастными группами (по роду деятельности респонденты разделены на следующие группы: ученики 11 класса школы № 2 г. Павлодара, студенты 1 курса Павлодарского государственного педагогического института (ПГПИ), сотрудники ПГПИ, работники ТОО «Павлодарэнергосбыт»).

Отбор стимулов: мы собрали наиболее популярные прецедентные тексты из публикаций и произведений Ю. Д. Поминова, поскольку важно было определить самые «обиходные» высказывания - популярные, укоренившиеся в современной речевой практике. Из собранных прецедентных текстов были отобраны тексты из разных источников: книг, кинофильмов, высказываний знаменитых людей, рекламы, устного народного творчества и т.д.

Участники эксперимента должны были определить источники прецедентных феноменов, а также высказать предположение о содержании соответствующих публикаций.

Разумеется, материалы, полученные при наблюдении над ограниченным контингентом информантов, не дают полного представления обо всех читателях, но даже эти данные достаточно репрезентативны и приблизительно отображают характер восприятия читателями соответствующих прецедентных текстов.

Исследование закономерностей восприятия читателями прецедентных феноменов, которые относятся к культурной сфере жизни, предугадывание ими содержательной стороны публицистических текстов, позволяет сделать следующие выводы:

  1. Самые узнаваемые тексты 75–98% – это тексты реклам (средний - 90%). Например, сделай паузу, скушай Twix; Твикс – сладкая парочка, тойота – управляй мечтой.
  2. 68–70% (средний 60%) опрошенных знают пословицы и поговорки, фразеологизмы (Яблоко от яблони, На людей посмотреть и себя показать; Дело не стоит выеденного яйца, Два сапога пара).
  3. 48–78% (средний – 67%) опрошенных знают выражения и песни из художественных кинофильмов За державу обидно, Ваше благородие, госпожа удача.., Самая привлекательная и отзывчивая.
  4. От 40–55% (средний – 52%) опрошенных знают выражения из произведений литературы и названия кинофильмов (Есть женщины в наших селеньях, И жизнь, и слезы, и любовь…, Преступление без наказания, О времени и о себе, Покой нам только снится, Молодым у нас везде дорога, Самая обаятельная и привлекательная, Они сражались за Родину).

Многие информанты способны узнать прецедентные выражения, но затрудняются с указанием их источника. Так, например, школьники и студенты узнали следующие ПТ: Есть женщины в наших селеньях (47,5%), О времени и о себе (25%), Весна, посредник, торжествует (75%), «И жизнь, и слезы, и любовь…» (94%), А король-то голый (49%), Преступление без наказания (62,5%), Покой нам только снится (77,5%), но лишь некоторые указали автора и название произведения. Паспортизация данных единиц чаще всего ограничивалась указанием на его жанровый признак (повесть, роман, стихотворение). Относительно большинства из перечисленных выражений, количество ответов, содержащих верную и полную информацию об источнике заимствования, не превысило порога в 50%. Многие информанты узнали литературные цитаты «И жизнь, и слезы, и любовь…» (95%), Есть женщины в наших селеньях, Весна, посредник, торжествует (92,5%), но не все определили точное авторство данных выражений. Например, в качестве автора известной цитаты из стихотворения Пушкина назывались Некрасов (27,5%), Тургенев (21%), а вместо Некрасова чаще всего фигурировало имя Маяковского (30%).        Различия в культурном багаже старшего и младшего поколения особенно ярко прослеживается при анализе паспортизации цитат, имевших значимость в предшествующую эпоху. Так, информанты старшего поколения в большинстве случаев без труда устанавливают источники таких прецедентных текстов. Например, высказывание «Прорабы перестройки» узнали 78% испытуемых из старшей и средней группы, в то время как участники младшей возрастной группы ответили, что это «должность руководителя», «руководство строительством», хотя слово прораб стало нарицательным и используется в значении — человек, занимающийся созидательной, преобразовательной деятельностью.

Самый высокий показатель узнаваемости и использования ПФ определился у преподавателей вуза, ведущих гуманитарные дисциплины – 81%. Примерный возраст респондентов составил 44–60 лет. Для них характерной особенностью является знание известных рекламных высказываний и определение авторов и названий произведений классической литературы. Существенную роль здесь, безусловно, играет то, что данная категория людей имеет достаточно высокий уровень образования, разносторонне развитый интеллект, хорошую лингвистическую подготовку и обладает высокими профессиональными качествами.

На втором месте оказались работники АО «Павлодарэнергосбыт» в возрасте от 25–47 лет (76%). Данная цифра достаточно высока и свидетельствует об устойчивом использовании прецедентных текстов различного плана. Разумеется, обретенный жизненный опыт, наличие у большинства высшего образования, более разнообразный круг общения преопределили достаточно широкий диапазон употребляемых или известных по содержанию ПФ в их языковой практике.

Более низкий показатель узнавания оказался у школьников (42%) и студентов (48%).

Наличие разных реакций на ПФ определяется особенностями мышления, возрастными, образовательными и профессиональными характеристиками. А они, как известно, формируются под влиянием социальных и экстралингвистических факторов. Влияние общества на мировоззрение, миропонимание личности, групп людей, коллективов огромно. Условия воспитания, обучения в семье и образовательных учреждениях, интенсивность и сила воздействия окружающей действительности на личность, сложившиеся различные традиции социума (политические, культурные, этнические и т.д.), в том числе и языковые, оказывают самое непосредственное влияние на формирование языковой личности, ее лингвистического развития и, в частности, на использование ею и ПФ. Необходимо отметить, что использование русских прецедентных феноменов происходит в условиях билингвизма, и значительная часть опрошенных респондентов – представители казахской национальности. Но поскольку традиции использования русского языка по-прежнему сильны среди коренного и других представленных в социуме этносов, и законодательно он провозглашен официально употребляемым языком в государственных и местных исполнительных органах страны, то в социально-коммуникативном пространстве страны русский язык, наряду с казахским, является одним из основных средств коммуникации. Поэтому уровень владения русским языком среди населения Казахстана достаточно высок.

Но обращает на себя внимание тот негативный факт, что около половины респондентов, особенно молодого поколения, знают недостаточно хорошо ПФ из произведений литературы – около 50%. Это, возможно, зависит, во-первых, от того, что они в последнее время часто используются в различных средствах массовой информации, во-вторых, известны еще с уроков литературы, что и привело к восприятию данных выражений в качестве штампов. Или же обусловлено и тем, что снижается интерес молодого поколения к классической отечественной и зарубежной литературе и отдается большее предпочтение компьютерным возможностям и увлечению Интернетом.

Как отмечает Г. И. Богин, техника понимания текста, реф­лексия - это сложнейший многоаспектный процесс, допускающий различ­ную глубину восприятия и обязательно включающий ряд сложных ментальных опера­ций. Для адекватного понимания текстов с прецедентными феноменами читатель должен быть способен обнаружить явления прецедентности в соответствующем тексте; осознать источник прецедентности; оценить структурные, смысловые, функцио­нальные и другие различия между прототекстом и прецедентным феноменом в новом тексте.

Для выполнения указанных операций адресату нужна эрудиция и подготовленность к правильному восприятию текста с прецедентными феноменами, в противном случае возникает «внешнее непонимание» текста читателем. Как показали результаты анкетирования, не все респонденты способны выполнить выше указанные ментальные операции (узнавание, осознание и оценку).

Необходимо отметить, что Ю. Д. Поминов, используя ПФ, ориентируется на социальные группы людей, имеющих высокий уровень образования, т.е. «высокообразованного интеллигента» (Е. А. Земская).

В заключении работы подведены итоги проведенного исследования, сделаны выводы, обозначены перспективы данной работы.

Проведенное исследование позволило проанализировать способы актуализации прецедентных феноменов в публицистике, изучить особенности восприятия ПФ респондентами и сделать следующие выводы относительно понятия прецедентный феномен и особенностей функционирования этого знака в публицистическом дискурсе Ю. Д. Поминова.

Прецедентные феномены являются единицами дискурса, и все свои свойства проявляют только в конкретном контексте и конкретной коммуникативной ситуации.

Важно также, что ПФ обладают такими свойствами, как воспроизводимость (в некотором роде стандартность) и экспрессивность, поэтому они широко применяются в публицистическом дискурсе, одним из конструктивных принципов которого и является чередование (или иногда сочетание) экспрессии и стандарта.

Прецедентные феномены, наряду с другими культурными кодами, участвуют в формировании идиостиля автора-журналиста.

Автор-публицист, используя прецедентные феномены для актуализации заданных смыслов, рассчитывает на активное творчество читателя в процессе «декодирования» этих смыслов. Следовательно, осуществляется диалог, взаимодействие в коммуникативной цепочке автор – текст – читатель.

Изучение и сравнение выборок из публикаций и произведений Ю. Д. Поминова позволило выявить интеллектуальный потенциал и морально-этический уровень журналиста. Являясь редактором газеты, Ю. Д. Поминов представляет активную часть общества, реагирует на то, что происходит в Казахстане и за рубежом, как публицист он анализирует, делает выводы, квалифицирует действия того или иного политического, общественного деятеля, и как обычный гражданин выражает интересы простых людей, видит окружающую жизнь глазами большинства населения Казахстана.

Прецедентные феномены в публикациях Ю. Д. Поминова представлены несколькими модификационными способами, среди которых наиболее частотными являются заголовки-аллюзии, по объему (составу) равные ПФ – 39%; формальное сокращение ПФ – 25%; замена предикативного компонента ПФ – 10%; замена в пропозиции ПФ субъекта– 2,5%; замена в пропозиции ПФ объекта – 2,5%; замена в пропозиции ПФ предиката – 2,5%; замена в пропозиции ПФ адвербиального члена – 1,5%; замена в пропозиции ПФ атрибутивного члена 2%; замена в пропозиции ПФ одновременно двух номинативных компонентов – 1,5%; синтаксическое распространение ПФ – 3%; семантическая трансформация на основе антонимии – 1,5%; семантическая трансформация на основе синонимии – 1,7%, распространение ПТ с помощью отрицания – 1%.

Распространенность базовых способов трансформации        (заголовки- аллюзии, по объему (составу) равные ПФ, формальное сокращение ПФ, замена предикативного компонента ПФ) связана с тем, что они легко создаются и воспринимаются и обладают воздействующим потенциалом.

Узнаваемость и частота употребления прецедентных феноменов адресатами зависит от таких социальных факторов, как влияние семьи, старшего поколения. Передача культурного багажа знаний посредством различных воспитательных, образовательных и культурно-просветительных учреждений оказывают самое непосредственное влияние на языковое развитие личности. Поэтому важность поднятия на новый качественный уровень процесса изучения накопленного культурного и языкового достояния народа – актуальная задача всех членов нашего социума, и в первую очередь, педагогов и культурологов.

Перспектива исследования. Для решения практических задач возможно создание лингвокультурологического словаря прецедентных феноменов.

Дальнейшее развитие когнитивной лингвистики и лингвокультурологии, а также расширение и уточнение положений теории прецедентных феноменов и интертекстуальности позволит уточнить и развить некоторые положения, высказанные в данной работе.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

В рецензируемых научных изданиях, определенных ВАК Минобрнауки РФ:

1. Жаева, Р. Р. Способы актуализации языковой игры в публицистическом дискурсе (на примере прецедентных текстов) [Текст]/
Р. Р. Жаева // Вестник Кемеровского государственного университета.  - № 1 (49) 2012. – С.148–152 (0,3 п. л.).

В ведущих научных изданиях Казахстана:

2. Жаева, Р. Р. Фразеологические единицы с компонентом-соматизмом «голова» (на материале русского и казахского языков) [Текст]/ Р. Р. Жаева // Вестник Павлодарского государственного университета. Серия филологическая. – Павлодар, 2007. – № 2 . – С. 90–95 (0,3 п. л.).

3. Жаева, Р. Р. К вопросу о прецедентности [Текст]/ Жаева Р. Р. // Вестник Карагандинского государственного университета. Серия филологическая. – Караганда, 2008. –№ 1 (49).– С. 21–26 (0,3 п. л.)

4. Жаева, Р. Р. Прецедентные тексты в заголовочных конструкциях региональной прессы (на примере газеты «Звезда Прииртышья») [Текст] /
Р. Р. Жаева // Вестник Павлодарского государственного университета. Серия филологическая.– Павлодар, 2010. –№ 2 . – С. 95–100 (0, 3 п. л.).

В материалах научных конференций и других научных изданиях:

5. Жаева, Р. Р. Фразеологизм как транслятор культурной информации [Текст] / Р. Р. Жаева // Государственная языковая политика: актуальные проблемы реализации на региональном уровне: материалы международной научно-практической конференции. – Павлодар: ПГПИ– 2008. – C. 207–215 (0, 5 п. л.).

6. Жаева Р. Р. К вопросу о прецедентности паремий и фразеологизмов [Текст] / Р. Р. Жаева // Мир и человек: история, современность и перспективы: материалы 1-ой международной научно-практической конференции. Сибирская академия управления и массовых коммуникаций (институт). – Новосибирск, 2008. – С.121–127 (0,4 п. л.).

7. Жаева, Р. Р. Место прецедентных феноменов в национальном когнитивном пространстве [Текст] / Р. Р. Жаева // Языковое пространство Казахстана в новом тысячелетии и проблемы мировой лингвистики: материалы международной научно-практической конференции. – Алматы, 2008. – С. 591–596 (0,3 п. л.).

8. Жаева, Р. Р. Фразеологические единицы как компоненты языковой картины мира [Текст] / Р. Р. Жаева // Междисциплинарность в преподавании языков: материалы международной научно-практической конференции. – Бишкек, 2009. – С. 99–103 (0,3 п. л.).

9. Жаева, Р. Р. Прецедентный текст как продукт языковой личности [Текст] / Р. Р. Жаева // Актуальные проблемы непрерывного образования: материалы международной научно-практической конференции. – ПГПИ. –
г. Павлодар, 2010. – С. 392–401 (0,5 п. л.).

10. Жаева, Р. Р. Прецедентные тексты как культурные знаки-коды в лингвокультурологической парадигме исследований [Текст] / Р. Р. Жаева // Актуальные проблемы словообразования: материалы ІV международной научной конференции. – Кемерово, 2011.

11. Жаева, Р. Р. Прецедентные феномены как центр национального культурного пространства [Текст] / Р. Р. Жаева // Человек в языке: интерпретативная парадигма: сборник научных трудов, посвященный юбилею д. филол. н. А. Р. Бейсембаева. – г. Павлодар, 2011. – С. 122–129 (0,5 п. л.).


1 Русское культурное пространство: лингвокультурологический словарь. – Вып. 1. – М., 2004.

2 Бахтин, М. М. К методологии гуманитарных наук [Текст] / М. М. Бахтин // Эстетика словесного творчества. - М.: Искусство, 1979. – 364 с.

3 Попова, Е. А. Коммуникативные аспекты литературного нарратива [Текст] / Е. А. Попова // Дис. ... докт. филол. наук. - Липецк, 2002.

4 Костомаров, В. Г., Бурвикова, Н. Д. Единицы лингвокультурного пространства [Текст] / В. Г. Костомаров,
Н. Д.Бурвикова // Русский язык как иностранный: Теория. Исследования. Практика. – Вып. VI. – СПб., 2003. – С. 80.

5 Сметанина, С. И. Медиа-текст в системе культуры (динамические процессы в языке и стиле журналистики конца XX века) [Текст] /С. И. Сметанина // Научное издание. - СПб., 2002. – С. 46.

6 Лисоченко О. В. Риторика для журналистов: прецедентность в языке и речи: учебное пособие для студентов вузов / под редакцией проф. Л. В. Поповской (Лисоченко). – Ростов-на-Дону, 2007. – 318 с.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.