WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Антипина Ольга Павловна

СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ПАРОНИМОВ РУССКОГО И АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКОВ

Специальность 10.02.19 – теория языка

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Уфа – 2012

Диссертация выполнена на кафедре английского языка Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Башкирский государственный университет»

Научный руководитель

доктор филологических наук, профессор  Шафиков Сагит Гайлиевич

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор,

зав.кафедрой английского языка

Нухов Салават Жавдатович

(Башкирский государственный педагогический университет)

кандидат филологических наук, доцент

кафедры иностранных языков

Загирова Зарема Рашитовна

(Башкирский государственный аграрный университет)

Ведущая организация

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Уфимский государственный нефтяной технический университет»

Защита диссертации состоится 9 ноября 2012 года в 14.00 ч. на заседании диссертационного совета ДМ 212.013.12 по защите диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук при Башкирском государственном университете по адресу: 450076, г. Уфа, ул. Коммунистическая, 19, ауд. 31.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Башкирского государственного университета по адресу: 450074, г. Уфа, ул. Заки Валиди, 32; с авторефератом – в научной библиотеке и на официальном сайте БашГУ.

Автореферат разослан «___» 2012 года.

Учёный секретарь

диссертационного совета

Чанышева З.З.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Реферируемая диссертация посвящена комплексному исследованию проблем, связанных с типологическим изучением паронимии в русском и английском языках. Паронимы являются объектом изучения на протяжении многих лет, однако в современной науке о языке отсутствуют как единый подход к их изучению, так и единство точек зрения на их лингвистический статус. В связи с этим необходимо определить место данного явления в лексико-семантической системе языка и обосновать дифференциацию паронимии и сходных явлений звукового созвучия слов. Основное внимание уделяется сопоставительному анализу паронимических отношений в системе русского и английского языков. Сравнительное исследование эквивалентных языковых структур позволяет выявить общие и специфически национальные черты языков сравнения. Проведение подобных исследований необходимо для установления признаков, характеризующих лексикон любого языка, для типологии лексико-семантических систем по совокупности выделенных черт. Анализ паронимических единиц на различных уровнях (семантическом, фонологическом, деривационном, стилистическом) с целью установления общих и индивидуальных черт русского и английского языков позволяет увидеть, что превалирует – межъязыковое сходство или межъязыковое различие – а также, по возможности, объяснить то и другое. Все сказанное определяет актуальность и содержание данного исследования.

Характеризуя степень изученности проблемы паронимии, следует отметить, что в последние десятилетия интерес к изучению данного явления и его функционированию в речи возрос. В разные годы к изучению этих вопросов в русском языкознании обращались О. В. Вишнякова (1964, 1978, 1987, 1990), Н. П. Колесников (1961, 1971, 1973, 1995, 2005), Ю. А. Бельчиков (1968, 1994), А. А. Евграфова (1975), И. Н. Кузнецова (1977), В. П. Григорьев (1977, 1992), Ф. А. Литвин (1976, 2005), Л. Н. Федотова (1989, 1990, 1991, 1994), З. К. Ишкильдина (2006), С. С. Иванов (2009) и др. Однако до сих пор не выработано четкое единое мнение по очень многим вопросам, связанным с природой паронимических явлений, не разработаны конкретные критерии включения слов в паронимические пары/ряды. В западноевропейском языкознании отдельные материалы по проблемам созвучия слов можно найти в работах У. Коутса (1968), Д. А. Круза (1986), А. Рума (1979, 2000), А. Хьюма (1999), Р. Р. К. Хартманна и Г. Джеймса (1998) и др. В этих исследованиях распространено широкое представление о явлении паронимии как любых созвучных слов. Многие вопросы, касающиеся природы паронимов, все еще остаются недостаточно изученными. Проблемы сопоставительного изучения структурных и функциональных свойств языков изложены в работах А. А. Реформацкого (1962), Л. В. Щербы (1974), В. Г. Гака (1977), В. Н. Ярцевой (1981), Б. Комри (1981, 1988), Дж. Ховкинса и Дж. Гиллигана (1988), Р. З. Мурясова (2002), С. Г. Шафикова (2004, 2005) и др. В работах указанных авторов рассмотрены основные принципы сопоставительного изучения как близкородственных, так и неродственных, но контактирующих языков, что предполагает установление сходств и различий в системах двух и более языков, анализ конкретных явлений одного языка по отношению к другому. Исследование паронимии в сопоставительно-типологическом аспекте остается вне поля зрения отечественных и западноевропейских лингвистов.

Данные обстоятельства обусловливают актуальность исследования проблем паронимии для языкознания и подтверждают обоснованность выбора темы исследования.

Объектом исследования служит группа паронимических единиц, входящих в словарный состав русского и английского языков; в качестве членов паронимических пар выступают адъективные, субстантивные и глагольные лексемы, обладающие близостью формальной структуры и системной или контекстной семантической соотнесенностью, которые могут ошибочно или намеренно смешиваться в речи.

Предметом исследования являются паронимические отношения в лексике русского и английского языков.

Материал исследования представлен корпусом из 606 русских и 571 английских однокорневых паронимов, извлеченных из словарей паронимов и толковых словарей. Лексические значения отдельных паронимических образований раскрывает иллюстративный материал из художественных произведений.

Целью исследования является выявление общих и индивидуальных свойств явления паронимии в русском и английском языках.

В соответствии с поставленной целью в исследовании выдвинуты следующие задачи:

- проанализировать состояние проблемы паронимии в русском и западноевропейском языкознании;

- определить место паронимии в лексико-семантической системе языка;

- установить общие и специфические характеристики фонологических структур паронимов русского и английского языков;

- описать функционально-семантические типы паронимичных единиц в языках сравнения;

- определить сходства и различия между паронимами в языках сравнения на функционально-стилевом уровне;

- установить общие и индивидуальные свойства морфемных структур паронимов в русском и английском языках;

- выявить продуктивные словообразовательные модели русских и английских паронимов.

Поставленные в диссертации задачи определяют необходимость использования комплексной методики исследования. В ходе работы применялись в их взаимосвязи и взаимодействии следующие методы: метод лингвистического описания, сравнительный (типологический) метод, метод анализа словарных дефиниций, метод количественного анализа.

Научная новизна исследования заключается в том, что в работе впервые предпринята попытка комплексного сопоставительного изучения паронимов русского и английского языков на функционально-семантическом, морфемном, деривационном, фонологическом, функционально-стилевом уровнях. Данный анализ способствует выявлению общих и специфических свойств паронимов в языках сравнения.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

1. Паронимы определяются как слова, обладающие близостью формальной структуры и характеризующиеся системной или контекстной семантической соотнесенностью, которые могут ошибочно или намеренно смешиваться в речи.

2. Системная классификация паронимов требует учета не только структурно-семантических, но и функциональных особенностей паронимов, то есть контекст употребления.

3. Паронимы любого языка составляют паронимическое поле в лексико-семантической системе этого языка, при этом ядро паронимического поля занимают однокорневые рекуррентные и окказиональные единицы.

4. Сравнение со смежными языковыми явлениями показывает, что паронимическая лексика характеризуется дифференциальными фонетическими, семантическими и морфологическими признаками, позволяющими представить паронимы как самостоятельную подсистему внутри лексической системы языка.

5. Фонологическая характеристика позволяет определить фонологические типы паронимов, отражающие изменения фонемного состава слов, и трансформации, которым подвергаются фонемы в паронимических парах русского и английского языков.

6. Морфемный и деривационный анализ выявляет больше сходств, чем различий между русскими и английскими паронимами; это касается, в частности, выделения продуктивных аффиксальных словообразовательных моделей паронимичных лексем, что придает  отношениям между ними системный характер.

Теоретическая значимость исследования связана с необходимостью изучения паронимов русского и английского языков в плане контрастивной лингвистики, что позволяет обогатить соответствующие разделы сопоставительной лексикологии, семасиологии и словообразования, поскольку анализ словообразовательной структуры и семантики слов в разных языках помогает глубже понять общие законы, управляющие лексическим значением слов, выявить общие словообразовательные тенденции развития словарного состава русского и английского языков, что чрезвычайно важно как в общелингвистическом, так и в лингводидактическом планах.

Практическая значимость полученных результатов определяется тем, что они могут быть использованы при исследовании проблем теоретической лексикологии, семасиологии и лексикографии, а также в практике составления словарей паронимов, при переводах художественных произведений и любых текстов на русском и английском языках. Материал исследования также может быть включен в учебный курс сопоставительной типологии русского и английского языков, в методику преподавания английского языка для русскоязычной аудитории и русского языка для англоязычной аудитории.

Апробация результатов исследования. Основные положения данного диссертационного исследования были изложены на Всероссийских научно-практических конференциях Башкирского государственного университета в 2010-2012 годах, на Международном научно-методическом коллоквиуме «Проблемы билингвизма в современном межкультурном дискурсе» [Пермь, 2011], на IV Международной научно-практической конференции «Индустрия перевода в инновационной образовательной, исследовательской и профессиональной деятельности» [Пермь, 2012], на II Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы теории и практики филологических исследований» [Пенза-Москва-Решт, 2012], на V Международной научно-практической конференции «Новое в современной филологии» [Москва, 2012]. Результаты диссертационного исследования также докладывались автором на заседаниях кафедры английского языка Башкирского государственного университета.

Материалы этих докладов и сообщений опубликованы в соответствующих сборниках. Кроме того, идеи и положения диссертации нашли отражение в научных статьях, опубликованных в сборниках «Человеческий фактор в языке» [Уфа, 2010], «Вестник Башкирского государственного университета» [2011, 2012], «Вестник Челябинского государственного университета» [2012].  Итоги исследования отражены в одиннадцати публикациях, включающих научные статьи, материалы и тезисы всероссийских и международных конференций.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, библиографического списка и списка использованных словарей.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются предмет, объект, методы исследования, ставятся цели и задачи, формулируются выносимые на защиту положения, представлена структура работы.

В Главе I («Изучение паронимии как явления языка») приводится обзор ряда теоретических изысканий в области теории паронимии с целью установления границ рассматриваемого явления на фонетическом и семантическом уровнях и характеризации функционирования паронимичных слов в речи.

В современной науке о языке до сих пор отсутствует единое мнение по вопросу о сущности паронимии.

В русском языкознании можно выделить два основных направления в толковании термина пароним. Сторонники широкого толкования паронимов (О.С. Ахманова, А.Н. Гвоздев, Ю.С. Степанов, Н.П. Колесников и др.) относят к ним любые созвучные слова, имеющие разные значения и ошибочно употребляющиеся одно вместо другого, например, апеллировать // оперировать, заведовать // завидовать, ампула // амплуа. Сторонники узкого толкования данного понятия (М.И. Фомина, О.В. Вишнякова, Э.В. Кузнецова, Ю.А. Бельчиков, М.С. Панюшева и др.) понимают под паронимами созвучные однокорневые слова, не совпадающие по значениям и принадлежащие к одному логико-грамматическому ряду, например, дымный // дымовой // дымящийся, соседний // соседский, горячка // горячность. Несмотря на то, что большинство лингвистов подчеркивают различия в семантических значениях паронимов, нельзя не отметить, что такие примеры как одеть // надеть, остерегать // оберегать, соседний // соседский наводят на мысль о соотнесенности значений паронимичных слов.

В западноевропейской филологической традиции термин пароним редко употребляется как таковой; для обозначения паронимов обычно пользуются термином confusible («слово, смешиваемое с другим словом») или включают их в более общее понятие «malaprop» (или «malapropism»), то есть ошибочного, неверного словоупотребления, например, absence // abstinence, costume // custom. Основные критерии выделения слов, определяемых как confusibles, являются такими же, как и в толковании паронимов: сходство в звучании и написании, контекстуальная смысловая близость, которые определяются под общим названием “sight – sound – sense criterion” [Room 1979: 3-4]. Данное понимание равносильно широкой трактовке паронимии в работах отечественных лингвистов.

Сложная природа явления паронимии обусловливает невозможность описания паронимов с учетом лишь одного фактора, так как паронимия является результатом сложного взаимодействия формального, семантического и функционального факторов. Созвучие слов, близость их фонетического строя отражается на их понимании, на их семантических связях, вызывая тем самым семантическую контаминацию. Поэтому суть явления паронимии следует искать, прежде всего, исходя из семантических и фонетических связей слов в языковой системе в процессе ее функционирования в речи. В связи с этим в данной работе паронимы определяются как слова одной части речи, характеризующиеся близостью формальной структуры и системной или контекстной семантической соотнесенностью, которые могут намеренно или ошибочно смешиваться в речи.

Паронимы представляют собой весьма обширный класс в системе языка, вследствие чего возникает вопрос об их упорядочении. В реферируемой работе представлен обзор имеющихся в современной лингвистике классификаций данных лексических единиц. Паронимический фонд можно классифицировать по следующим аспектам: 1) сфера употребления паронимов (Н.П. Колесников), 2) семантический признак (Н.А. Янко-Триницкая, И.Н. Кузнецова, В.И. Половникова), 3) структурно-семантический критерий (О.В. Вишнякова, В.И. Красных, В.Н. Штыбен). Данные классификации нельзя считать общепринятыми, т.к. они учитывают лишь отдельные аспекты рассматриваемого явления.

В типологии паронимов необходимо учитывать не только семантику единиц, составляющих паронимический фонд, но и функционирование лексем в речи, то есть контекст употребления. В данном исследовании предлагается типология паронимов по функционально-семантическому принципу, согласно которой паронимичные единицы можно разделить на две большие группы: рекуррентные и окказиональные паронимы (схема 1). Обе группы представлены однокорневыми и разнокорневыми единицами.

Схема 1. Функционально-семантическая типология паронимов

       Пару/ряд рекуррентных однокорневых паронимов образуют слова с общим корнем, характеризующиеся близостью фонетической и семантической структур. В некоторых контекстах подобные паронимы взаимозаменяемы (например, практический/практичный человек/на-род/директор), однако в большинстве случаев использование одного из них вместо другого невозможно (например, практическая деятельность, практический семинар).        

Рекуррентные разнокорневые паронимы немногочисленны в паронимических фондах русского и английского языков. Редко слова разного происхождения имеют схожее звучание и значение. Зачастую сходство в их значениях наблюдается при минимальном совпадении их фонетических структур, что роднит подобные паронимические лексемы с синонимами.

       Окказиональные однокорневые паронимы представляют собой слова с общей этимологией и звуковым сходством, характеризующиеся семантическим различием. В редких случаях такие паронимы даже имеют противоположные значения, то есть являются антонимами, например, полый // полный. Тем не менее, в речи подобные слова часто используются одно вместо другого с целью достижения определенных стилистических эффектов или же по причине недостатка языковых навыков.

       Количество окказиональных разнокорневых единиц не ограничено, поскольку в том или ином контексте для выполнения определенных прагматических функций в качестве паронимов могут выступать любые созвучные слова одной части речи со сходным количеством слогов. Такие единицы становятся паронимами, вступая в отношения семантической контаминации только в тексте, и являются речевыми, а не языковыми единицами.

       Паронимы любого языка составляют паронимическое поле в лексико-семантической системе этого языка, при этом ядро паронимического поля занимают однокорневые рекуррентные и окказиональные единицы. Ближнюю периферию образуют разнокорневые рекуррентные единицы, в то время как область дальней периферии представлена разнокорневыми окказиональными паронимами.

Описанная выше классификация паронимов по функционально-семантическому принципу достаточно полно отображает тот слой лексических единиц, которые характеризуются формальным сходством и семантической соотнесенностью.

Следует отметить, что паронимический эффект создается при наложении (интерференции) паронимов в рамках идентичного контекста. Следовательно, необходимо учитывать прагматические факторы, которые детерминируют содержание высказывания. Для паронимии релевантны следующие факторы: 1)  ущербное владение коммуникантами языковым кодом, 2) наличие определенного «литературного» задания. В первом случае имеет место непреднамеренное ложное употребление в речи паронимов как в стилистически нейтральных паронимических высказываниях (оговорках, описках/опечатках, ослышках), так и в стилистически маркированных (малапропизм). Во втором случае паронимия преднамеренно используется автором для создания языковой игры, порождающей комический эффект.

На употреблении паронимов основаны высокоуровневые технологии создания языковой игры. К ним можно отнести: 1) фонетическое членение слова с последующей трансформацией, 2) структурно-семантическое членение слова на псевдозначимые элементы с последующей трансформацией, 3) подмену слов в идиоме созвучными словами. В подобных случаях звуковая составляющая неотделима от смысловой составляющей, точнее, даже опережает ее, что дает основания обозначить высокоуровневые технологии создания игры слов термином звуковая игра слов или звукосмысловая игра слов.

В Главе II «Место паронимии в лексико-семантической системе языка» рассматривается соотношение паронимии со смежными семасиологическими явлениями, а также связь данного явления со сходными явлениями созвучия слов.

Паронимы как самостоятельные лексические единицы входят в состав лексико-семантической системы языка наряду с омонимами, синонимами и многозначными словами. Паронимия и названные смежные явления соотносятся на фонетическом, семантическом и морфологическом уровнях.

Разграничение паронимов и омонимов сводится к следующему: 1) на фонетическом уровне абсолютные омонимы основаны на формальном тождестве, паронимы – на формальном сходстве; 2) на семантическом уровне у омонимов отсутствует общность значений; ядро паронимического поля, в свою очередь, составляют единицы, характеризующиеся определенной содержательной соотнесенностью; 3) на морфологическом уровне для паронимов важнейшим признаком является принадлежность к одной части речи, в то время как для омонимов это нерелевантный признак.

Разграничение паронимов и многозначных слов сводится к следующему: 1) на фонетическом уровне для полисемии характерна общность формы, паронимию же отличает не общность, а сходство формы;  2) на семантическом уровне для большинства многозначных слов характерно наличие в их содержательной структуре общего инвариантного значения, что не свойственно паронимам.

Разграничение паронимов и синонимов сводится к следующему: 1) на фонетическом уровне большинство синонимов представляют собой фонетически несоотносимые слова; для паронимов звуковая близость является одним из главных критериев; 2) семантическое сходство между членами одного синонимического ряда проявляется сильнее, чем у паронимов, и носит системный (языковой) характер; соответственно синонимы характеризуются бльшей возможностью взаимозамены в контексте, чем паронимические единицы.

Характеристика паронимов будет более полной, если обратиться к таким понятиям, как «народная этимология», «парономазия», «паронимическая аттракция», которые в той или иной степени примыкают к паронимии и взаимосвязаны с ней. Анализ этих явлений базируется на главной роли функционального критерия паронимии: результатом звуковой близости и семантической контаминации паронимов является их непреднамеренное (ошибочное) или преднамеренное (игровое) смешение в речи.

Народная этимология определяется как «стремление искать в словах внутреннюю форму в качестве рационального объяснения значения слов без учета реальных фактов их происхождения», например, мелкоскоп вместо микроскоп, гульвар вместо бульвар [Ахманова 1966: 529]. С паронимией народную этимологию сближает главным образом звуковое подобие слов и их частичное морфемное совпадение. Однако в отличие от слов народной этимологии, которые стоят вне литературного языка, паронимы входят в состав общелитературной и специальной лексики. Паронимические единицы в большинстве случаев не взаимозаменяются, а слова народной этимологии функционируют в речи малообразованных людей как варианты литературных слов.

Парономазия определяется как стилистическая фигура, сущность которой заключается в постановке рядом слов одной части речи, близких по звучанию, но разных по значению [Розенталь 1987: 117], например, не глух, а глуп. В речи столкновение паронимов происходит, как правило, непреднамеренно, в результате ущербного владения коммуникантами языковым кодом. Парономазия в данном исследовании понимается как преднамеренное использование  автором явления паронимии для создания определенных стилистических эффектов.

Паронимическая аттракция определяется как речевой прием, обладающий чрезвычайно высоким стилистическим потенциалом и в силу этого использующийся для построения различного рода каламбуров. Прагматические функции паронимической аттракции и  парономазии совпадают, оба понятия основаны на преднамеренном употреблении паронимов в речи с целью придания ей образности и выразительности либо создания комического эффекта. Однако анализ научной литературы позволяет прийти к выводу, что при парономазии сопоставляются слова, относящиеся к одной части речи, в то время как при паронимической аттракции могут сопоставляться слова, принадлежащие как к одной, так и к разным частям речи. Более того, ряд лингвистов определяют паронимическую аттракцию как родовой термин, включающий в себя и парономазию, и народную этимологию, и малапропизмы, и гетерофемию [Минаева, Феденев 1982: 93].

Сопоставление паронимии со смежными семасиологическими явлениями и сходными явлениями созвучия слов подтверждает тот факт, что паронимы являются самостоятельными лексическими единицами, способными организовать лексико-семантическую подсистему языка.

В Главе III («Фонологические, семантические и стилистические особенности паронимов русского и английского языков») дается разноаспектная характеристика паронимов в сопоставительном плане.

В рамках данной диссертации невозможно систематизировать весь паронимический фонд языков сравнения. Поэтому для эмпирического анализа отобраны паронимические единицы, репрезентирующие ядро паронимических полей. Ядром соответствующих паронимических полей служат однокорневые паронимические пары субстантивного, глагольного и адъективного характера современного русского и английского языков. В русском языке материал исследования представлен корпусом из 606 однокорневых паронимических пар, извлеченных из словарей паронимов О.В. Вишняковой [1984] и Ю.А. Бельчикова [2008].  Паронимический фонд английского языка был выделен из словарей Macmillan English Dictionary for Advanced Learners [2002] и Dictionary of Confusibles А. Рума [1979] методом фронтального анализа и составляет 571 паронимическую пару.

Необходимо отметить, что отобранные парные единицы отвечают следующим критериям выделения паронимов: 1) фонетическая близость, 2) этимологическое родство единиц, 3) полное или частичное различие в лексическом значении, 4) принадлежность к одной части речи, 5) полная или частичная невозможность взаимозамены в речи вследствие несовпадения сфер лексической сочетаемости.

Паронимия основывается на сходстве в звучании парооппозиций, что дает возможность проанализировать степени звукового созвучия и звукового несоответствия в паронимических образованиях [Веракша 2000: 27]. В языках сравнения паронимы могут различаться гласными звуками, например, темнеть // темнить ([e] : [и]), affect // effect ([] : [i]). Обозначим такие паронимы как вокалические. Паронимы, различающиеся согласными звуками, например, хваткий // хватский ([-] : [c]), historic // historical ([-] : [l]), назовем консонантными. Соответственно, паронимы, имеющие различия и в гласных, и в согласных звуках, такие как абонент // абонемент ([-] : [е]; [-] : [м]); amuse // bemuse ([] : [i]; [-] : [b]), обозначим как комбинированные. В процессе де/кодирования паронимического высказывания в результате ассоциативной работы мозга создается ряд звукосмысловых ассоциаций разной силы, где сильные вытесняют слабые. В результате этого процесса имеют место следующие трансформации исходного члена паронимического ряда: а) субституция (суб.), б) добавление/стирание (доб./стир.), в) перестановка (пер.) фонем. На фонетическом уровне трансформации обратимы, то есть исходным может быть любой член ряда, поэтому в данной классификации процессы добавления и стирания фонем объединяются и рассматриваются как один вид трансформации. Кроме того, можно выделить чистые и смешанные типы трансформаций. Под чистыми трансформациями в работе подразумеваются изменения только одного вида, в то время как смешанные трансформации объединяют в себе несколько видов. 

Таким образом, для паронимов характерны следующие фонологические модели:

1. Вокалические:

а) [суб.]: ящер // ящур, allusion // illusion;

б) [стир./доб.]: кожаный // кожный, fun // funny;

в) [суб.+стир./доб.]: довольствие // довольство, sob // sober;

г) [суб.+пер.]: стеклянный // стекольный. Данная модель характерна исключительно для паронимов русского языка.

2. Консонантные:

а) [суб.]: советник // советчик, recede // secede;

б) [стир./доб.]: скрытный // скрытый, trusting // trusty;

в) [суб.+стир./доб.]: работник // рабочий, stimulus // stimulant;

г) [суб.+пер.]: высший // вышний, deploy // employ.

3. Комбинированные:

а) [суб.]: венец // венок, bravery // bravado;

б) [стир./доб.]: приветный // приветственный, distinct // distinctive;

в) [суб.+стир./доб.]: эстетический // эстетичный, perversion // perversity;

г) [суб.+пер.]: клеёночный // клеёнчатый, inject // reject;

д) [суб.+стир./доб.+пер.]: celebrated // celebratory, compulsive // compulsory. Данная модель характерна только для паронимов английского языка.

Фонологические структуры русских и английских паронимов характеризуются значительным сходством. Комбинированные паронимические пары составляют более половины корпуса обоих языков (в русском языке – 68,5 %, в английском языке – 68 %). Русские паронимы на вокалической основе более чем вдвое превышают соответствующие паронимы в английском языке (в русском языке – 15,5 %, в английском языке – 6,9 %). Это можно объяснить морфемной структурой паронимов русского языка, где непроизводные единицы наблюдаются чаще, чем в английском языке, а также широким распространением суффиксов, состоящих исключительно из гласных фонем. Небольшое количество вокалических паронимов компенсируется преобладанием консонантных паронимических лексем в английском, в сравнении с русским языком (в русском языке – 16 %, в английском языке – 25,3 %). Это объясняется спецификой аффиксации в языках сравнения.

Фонологическая типология паронимического корпуса в обоих языках позволяет установить количество чистых и смешанных типов трансформаций. В английском языке чистые трансформации фонем характерны приблизительно для половины единиц (49,2%), в то время как аналогичные преобразования фонем русских паронимов наблюдаются у 38% пар слов. Таким образом, в английском паронимическом фонде степень звукового созвучия выше, чем в русском. Доминантной моделью в обоих языках сравнения служит [доб./стир.+суб.] (в русском языке – 58,5 %, в английском языке – 48,6 %).

Согласно функционально-семантической классификации однокорневые паронимы представлены как рекуррентными, так и окказиональными лексемами в обоих языках сравнения. В английском паронимическом корпусе количество окказиональных единиц больше, чем в русском (в русском языке – 21,6 %, в английском языке – 33 %).

Среди рекуррентных паронимов преобладают лексемы, которые имеют одно или несколько общих значений в лексико-семантической структуре (например, длинный // длительный, наследие // наследство, evoke // invoke, forceful // forcible). Значительную группу рекуррентных паронимов составляют слова, связанные с одним и тем же понятием, но в результате аффиксации разграничивающие свои значения (например, спасательный // спасительный, bravery // bravado // bravura). К рекуррентным паронимам также относятся единицы, характеризующиеся отдаленным семантическим сходством и использующиеся в абсолютно разных контекстах. В качестве примеров подобных паронимичных лексем можно привести прилагательные аритмичный // аритмический в русском языке, оба имеющие отношение к ритму, и английскую пару radiance // radiation, составляющие которой имеют отношение к чему-то, исходящему из одной точки в разных направлениях.

Окказиональные однокорневые паронимы, характеризуясь семантическим различием, вступают в паронимические отношения только в контексте.

В русском языке часто встречаются окказиональные паронимы-прилагательные, образованные посредством прибавления разных суффиксов к лексико-семантическим вариантам одного и того же существительного. Так, члены паронимической пары сметливый // сметный образованы от существительного смета, имеющего следующие значения: 1) исчисление предстоящих расходов и доходов, примерный расчет чего-нибудь; 2) соображение, догадка, рассуждение. Прибавление суффикса -н- к основе образует прилагательное сметный, финансовый термин со значением ‘относящийся к смете, предусмотренный сметой, включённый в смету’. Прибавление к производящей основе суффикса -лив- образует прилагательное сметливый (‘обладающий смёткой, догадливый’). Иногда прилагательные образуются от омонимичных существительных, например, заводной // заводской, мирный // мировой.

В английском языке случаи образования окказиональных паронимов-прилагательных от разных значений существительных представлены реже. Например, паронимы deductible // deductive имеют общую производительную основу с существительным deduction, которое имеет несколько значений; deductible соотносится со значением ‘an amount or number taken from the total’, а deductive – со значением ‘something that you know from the information or evidence you have’. Это позволяет отнести пару deductible // deductive к однокорневым окказиональным паронимам.

Рекуррентные паронимы в сравнении с окказиональными единицами чаще ошибочно используются в тексте. Семантика таких пар содержит определенное сходство, поэтому необходимо учитывать все оттенки значений и дистрибуцию лексем, чтобы избежать ошибок.

Паронимы русского и английского языков различаются на функционально-стилевом уровне. В качестве общей для языков сравнения классификационной схемы выбрана функционально-стилевая классификация лексики, предложенная Л. М. Васильевым [Васильев 1990: 71].

Исследуемые паронимы можно разделить на две группы: 1) незакрепленные в функционально-стилевом отношении, 2) закрепленные в функционально-стилевом отношении.

К незакрепленным в функционально-стилевом отношении паронимам относятся единицы без стилевых помет (например, адресант // адресат, debar // disbar). Группа лексем, закрепленных в  функционально-стилевом отношении, состоит из следующих подгрупп: 1) единицы высокого стиля (например, дерзать (1 высок.), (2 книжн.) // дерзить, admittance (formal) // admission), 2) единицы низкого стиля (например, жалостливый (разг.) // жалостный (разг.), drippy (very informal) // dripping), 3) единицы специализированного стиля (например, аккордный (спец.) // аккордовый (муз.), nutritive (technical) // nutritious).  К паронимам, закрепленным в функционально-стилевом отношении, целесообразно отнести единицы, характеризующиеся эмотивной значимостью, определяющей эмотивный заряд наименования или модальность его употребления (например, бабий (пренебр.) // бабский (пренебр.), trusty (humorous) // trusting).

Более половины корпуса обоих языков сравнения представлены лексемами, незакрепленными в функционально-стилевом отношении (в русском языке – 54 %, в английском языке – 53 %). Среди стилистически маркированных паронимов в русском языке преобладают лексемы, относящиеся к низкому стилю (разговорные и просторечные слова) (21 %), в английском языке превалируют лексемы, относящиеся к высокому стилю (книжные слова) (29,2 %). Паронимы специализированного стиля, представленные терминами, составляют 19 % в русском языке и 7,5 % в английском языке. Паронимические единицы, характеризующиеся эмотивной значимостью, немногочисленны в обоих языках сравнения (в русском языке – 2 %, в английском языке – 1,3%).

Анализ темпоральной значимости показывает, что малоупотребительные, или маркированные, лексемы получили более широкое распространение в русском паронимическом корпусе (10,4 %), чем в английском (2 %); при этом малоупотребительные компоненты паронимов в русском языке часто характеризуются также отнесенностью к низкому стилю.

В Главе IV («Морфологическая и деривационная характеристика паронимов в русском и английском языках») выявлены продуктивные модели образования адъективных, субстантивных и глагольных паронимических единиц, а также обозначены семантические особенности производных слов.

В паронимическом фонде русского и английского языков особенно широкое распространение получили имена прилагательные (в русском языке – 67 %, в английском языке – 62 %). На втором месте по степени распространенности в русском языке находятся паронимы-глаголы и паронимы-существительные, число которых примерно совпадает (паронимы-глаголы – 17 %, паронимы-существительные – 16 %). В английском языке на втором месте по численности находятся паронимические существительные (24 %) и менее всего представлены паронимы-глаголы (14 %).

Паронимы русского и английского языков по своей морфемной структуре распадаются на два типа: производные и непроизводные (корневые) единицы. К непроизводным паронимам относятся слова, в корнях которых наблюдаются чередования гласных и согласных звуков, например: воскресать // воскрешать, крестный // крёстный, biennial // biannual, older // elder. Такие лексемы раньше функционировали в языке в качестве либо однокоренных синонимов, либо лексических вариантов, однако с течением времени утратили семантическую близость и перешли в разряд паронимов. Непроизводные единицы крайне редко встречаются в обоих языках сравнения (в русском языке – 4,5 %, в английском языке – 0,7 %).

К производным паронимам относятся те паронимические пары, члены которых представляют собой производные слова, образованные различными словообразовательными способами. Производные паронимы можно разделить на две группы: 1) простые производные паронимы (например, основать // обосновать, покорный // покорливый, allude // elude, steaming // steamy) и 2) сложные производные паронимы (например, домоправление // домоуправление, handwork // handiwork). Сложные производные лексемы немногочисленны в паронимическом фонде русского языка (0,8 %), в английском языке они представлены всего одной парой. Преобладающее число паронимов обоих языков являются простыми производными лексемами; среди них можно выделить префиксальные (в русском языке: 15,3 %, в английском языке: 21,5 %), суффиксальные (в русском языке: 79 %, в английском языке: 76 %), флективные (характерны только для русского языка (1,2 %) и смешанные (характерны только для английского языка (2 %).

Анализ производных слов предполагает изучение сочетаемости словообразовательных элементов с основами и выявление тех связей, которые существуют между производящими основами различных семантических классов и аффиксами. Рассмотрим продуктивные аффиксальные словообразовательные модели каждого из лексико-грамматических классов слов.

Паронимы-прилагательные русского языка насчитывают 391 пару. Для них характерны исключительно суффиксальные  словообразовательные модели, которые можно разделить на следующие группы по степени убывания продуктивности суффикса:

1) Модель -ическ-(-еск-)//-ичн- (21 %): феерический // фееричный, трагический // трагичный, технический // техничный и др.

2) Модель -н-//-ск- (19 %): генеральный // генеральский, заводной // заводской, конный // конский и т.д.

3) Модель -н-//-лив- (8,5 %): завидный // завидливый, удачный // удачливый, непонятный // непонятливый, докучный // докучливый и др.

4) Модель -н-//-ов-(-ев-) (5,5 %): цветной // цветовой, зубной // зубовой, классный // классовый и др.

5) Модель -очн-//-чат- (5 %): булавочный // булавчатый, сеточный // сетчатый, клееночный // клеенчатый и т.д.

6) Модель -н-//-ств/енн- (3,5 %): бедный // бедственный, приветный // приветственный, умный // умственный и т.п.

7) Модель -н-//– (3,5 %): рыбный // рыбий, безличный // безликий, цельный // целый, сытный // сытый и т.д.

8) Модель -ск-(-еск-)//– (2,5 %): бабский // бабий, проповеднический // проповедничий, столовский // столовый и др.

9) Модель -ов-(-ев-)//– (2 %): акуловый // акулий, крокодиловый // крокодилий, дельфиновый // дельфиний и др.

10) Модель -ат-(-ит-)//-аст-(-ист-), -аст-//-ист- (2 %): усатый // усастый, рогатый // рогастый, маститый // мастистый и др.

Паронимы-прилагательные английского языка насчитывают в настоящем исследовании 356 пар. Большинство из них (89 %) образованы с помощью различных суффиксов, что позволяет выделить продуктивные суффиксальные словообразовательные модели:

1) Модель -ed//-ing (14 %): tired // tiring, shattered // shattering, vexed // vexing и др.

2) Модель -ing//-y (6 %): bouncing // bouncy, brooding // broody, creeping // creepy, stinking // stinky и др.

3) Модель -able(-ible)//-ive(-ative) (5 %): communicable // communicative, deductible // deductive и т.д.

4) Модель -able(-ible)//-ous(-ulous) (4 %): credible // credulous, enviable // envious, pitiable // piteous, tenable // tenuous и др. Суффикс -able(-ible) очень продуктивен в словообразовательной структуре имен прилагательных английского языка и создает паронимические ряды в сопоставлении с другими суффиксами. В качестве примера таких моделей можно привести следующие:

a) -able//-ed: damnable // damned, sustainable // sustained, measurable // measured и др.;

б) -able//-al(-ual): practicable // practical, sociable // social и др.;

в) -able//-ary(-ory): honourable // honourary, imaginable // imaginary, laudable // laudatory и т.д.

5) Модель -ous//-al (4 %): continuous // continual, imperious // imperial, nutritious // nutritional и др. Суффикс -ous также продуктивен в создании других словопроизводительных моделей паронимичных имен прилагательных:

а) -ous//-ive(-ative): presumptuous // presumptive, nutritious // nutritive, tenuous // tentative;

б) -ous(-ulous)//-ant(-ent): arduous // ardent, congruous // congruent, pendulous // pendent.

6) Модель -(i)al// – (4 %):>

Префиксация является продуктивным методом словообразования для 11 % английских адъективных паронимов (например, inflammable // flammable, accidental // incidental, innumerable // numerous).

Паронимы-существительные в русском языке насчитывают 93 пары. Суффиксальные словообразовательные модели паронимов-существительных (88 %) можно классифицировать следующим образом по степени убывания продуктивности суффикса:

1) Модель -ник-(-ль/ник-)//-ль/щик- (10 %): телевизионник // телевизионщик, холодильник // холодильщик, купальник // купальщик и т.д.

2) Модель -ант-(-ент-)//-ат-(-ет) (9 %): адресант // адресат, гидрант // гидрат, фабрикант // фабрикат и т.д.

3) Модель -иц-(-ниц-)//-ниц-(-щиц-) (5,5 %): вафельница // вафельщица, здравица // здравница, безделица // бездельница и др.

4) Модель -к-//– (5,5 %): отметка // отмета, мелодика // мелодия, экономика // экономия, пометка // помета и др.

5) Модель -ок-(-ак-)//-ец- (4,5 %): венок // венец, стрелок // стрелец, ставок // ставец и т.д.

6) Модель -лив-(-чив-)//-н- (3 %): доходчивость // доходность, удачливость // удачность, понятливость // понятность и др.

7) Модель -ств/енн-//-н- (3 %): искусственность // искусность, безответственность // безответность, безыскусственность // безыскусность и др.

8) Модель -ок-(-ек-)//-ник- (3 %): подбородок // подбородник, подголовок // подголовник, ошеек // ошейник.

Образованию созвучных, но семантически не тождественных лексических единиц среди существительных способствуют также префиксальные структуры (12 %). В данной группе можно выделить следующие словообразовательные модели:

1) Модель от-//о- (4,5 %): отдышка // одышка, отклик // оклик, отписка // описка, отпечатки // опечатки и др.

2) Модель по-//про- (4,5 %): поступок // проступок, поселок // проселок, поиски // происки, поверка // проверка и т.д.

Паронимы-существительные английского языка насчитывают в настоящем исследовании 137 пар. Морфологический анализ позволяет прийти к выводу, что большинство  английских паронимичных имен существительных образовано суффиксальным способом (80%). Субстантивные словообразовательные модели можно классифицировать следующим образом по степени убывания продуктивности суффикса:

1) Модель -ion(-ation/-ization/-itation)//-ity(-ivity) (8 %): action // activity, civilization // civility, diversion // diversity и т.д.

2) Модель -ance(-ence)//-ion(-ation/-sion) (6 %): admittance // admission, occupancy // occupation, radiance // radiation и т.д.

3) Модель –e//– (5 %): morale // moral, madame // madam, artiste // artist, motive // motif и др.

4) Модель –ing/ – (4 %): helping // help, seasoning // season, bashing // bash и др.

Образованию созвучных, но семантически не тождественных субстантивных единиц способствуют также префиксальные структуры (20 %), среди которых можно выделить следующие продуктивные модели:

1) Модель a-(al-/am-/ac-)//– (4 %): allure // lure, ammunition // munitions, avocation // vocation и др.

2) Модель pro-(pre-)//a-(ad-/an-/ap-) (3 %): proposition // apposition, premonition // admonition, protagonist // antagonist и др.

Паронимы-глаголы русского языка насчитывают в данном исследовании 98 пар. Образованию паронимических глаголов в значительной степени способствует характерное для русского языка морфемное разнообразие префиксальных структур (26,5 %). Среди префиксальных паронимов-глаголов можно выделить следующие группы по степени убывания продуктивности префикса:

1) Модель в-//вз-(вс-) (8 %): вбежать // взбежать, вдохнуть // вздохнуть, вдеть // вздеть, впрыгнуть // вспрыгнуть и др.

2) Модель о-//об-(обо-) (6,5 %): оделить // обделить, охватить // обхватить, основать // обосновать, огреть // обогреть и др.

3) Модель о-//от- (5 %): окликаться // откликаться, описаться // отписаться, отирать // оттирать и др.

4) Модель по-//про- (4 %): последовать // проследовать, поглотить // проглотить, поверять // проверять и др.

Суффиксальные словообразовательные модели паронимов-глаголов (73,5 %) чаще всего представлены единичными случаями. Тем не менее, исследование позволяет выявить несколько групп по степени убывания продуктивности суффикса:

1) Модель -е-//-и- (56 %): охладеть // охладить, обессилеть // обессилить, чернеть // чернить, мертветь // мертвить и т.д.

2) Модель -а-//-и- (3 %): ломать // ломить, дерзать // дерзить, начертать // начертить.

3) Модель -ва-//-вл/я- (3 %): восставать // восставлять, заживать // заживлять, оживать // оживлять.

Паронимы-глаголы в английском языке насчитывают 78 пар. 80% английских паронимичных глаголов образуются с помощью различных префиксов. Наиболее продуктивными префиксальными моделями паронимов-глаголов по степени убывания продуктивности префикса являются следующие:

1) Модель a-//con- (7 %): assent // consent, accede // concede, attribute // contribute и др.

2) Модель a-//e- (6 %): affect // effect, amend // emend, allude // elude и др.

3) Модель be-//– (4 %): begrudge // grudge, befall // fall, befuddle // fuddle и др.

4) Модель a-//– (4 %): arise // rise, arouse // rouse, absolve // solve и т.д.

5) Модель pro-(pre-)//– (4 %): preoccupy // occupy, predominate // dominate и т.д.

Добавление к производящей основе разных суффиксов способствует появлению глагольных паронимических единиц всего в 20 % исследованных пар. Морфологический анализ позволяет выделить следующие суффиксальные словообразовательные модели паронимов-глаголов по степени убывания продуктивности суффикса:

1) Модель –ate//– (6,5 %): commentate // comment, differentiate // differ и др.

2) Модель –en//-ise (3%): chasten // chastise, moisten // moisturise.

Исходя из вышеизложенного, можно с уверенностью сказать, что аффиксальное словопроизводство является наиболее важным и продуктивным морфологическим способом образования паронимов русского и английского языков. Проведенные исследования по отношению к суффиксации и префиксации свидетельствуют в пользу факта большего тяготения обоих языков к способу образования паронимов с помощью суффиксации и меньшего – префиксации.

Произведенный деривационный анализ позволяет определить продуктивность суффиксальных и префиксальных словообразовательных моделей прилагательных, существительных и глаголов современного русского и английского языков и описать семантические различия между членами паронимических пар. Данное исследование придает паронимам системный характер на уровне словообразования и лексической сочетаемости. Овладение структурой паронимических единиц устраняет смешение созвучных однокорневых слов и обеспечивает уместное и точное их словоупотребление [Пазова 2009: 132].

Каждая глава диссертации заканчивается выводами. Текст работы сопровождается таблицами и схемами.

В Заключении подводятся общие итоги работы, формулируются основные выводы и намечаются перспективы дальнейших исследований.

Основные положения диссертации получили освещение в следующих публикациях:

  1. Антипина О.П. Критерии соотнесения паронимии и смежных явлений // Вестник Башкирского государственного университета. Вып. 4. Том 16. 2011. С. 1296-1300. 
  2. Антипина О.П. Фонологическая типология паронимов современного русского языка // Вестник Башкирского государственного университета. Вып. 1. Том 17. 2012. С. 257-259.
  3. Антипина О.П. Структурно-словообразовательная характеристи-ка адъективных паронимов русского и английского языков // Вестник Челябинского государственного университета: Филология и Искусствоведение. Вып. 69. № 23. 2012. С. 14-17.
  4. Антипина О.П. Пути возникновения паронимов в современном русском языке // Лингвометодические и культурологические проблемы обучения иностранным языкам в ВУЗе: Материалы Всероссийской научно-методической конференции / РИЦ БашГУ; Гл. ред. Р.И. Виноградова – Уфа, 2010. – С. 19-20.
  5. Антипина О.П. Употребление паронимов при обучении иностранным языкам // Человеческий фактор в языке и культуре / РИЦ БашГУ; Гл. ред. Р.З. Мурясов – Уфа, 2011. – С. 100-103.
  6. Антипина О.П. Паронимия и омонимия: сходства и различия // Проблемы билингвизма в современном межкультурном дискурсе: Материалы международного научно-методического коллоквиума / Изд-во Пермского гос.тех.ун-та; Гл.ред. Т.С. Серова – Пермь, 2011. – С. 445-448.
  7. Антипина О.П. Роль паронимии в создании высокоуровневой игры слов // Лингвометодические и культурологические проблемы обучения иностранным языкам в вузе: Материалы Всероссийской научно-методической конференции / отв.ред. Р.И.Виноградова. – Уфа: РИЦ БашГУ, 2011. – С. 15-19.
  8. Антипина О.П. Паронимия и паронимическая аттракция (на материале английского и русского языков) // Индустрия перевода в инновационной образовательной, исследовательской и профессиональной деятельности. IV Международная научно-практическая конференция / Изд-во ПНИПУ; Гл.ред. Т.С. Серова – Пермь, 2012. – С. 93-97.
  9. Антипина О.П. Структурно-семантическая типология паронимов // Межкультурная  Интер-культурная коммуникация: теория и практика обучения: Материалы Всероссийской научно-методической конференции / отв.ред. Н.П.Пешкова. – Уфа: РИЦ БашГУ, 2012. – С. 17-21.
  10. Антипина О.П. Функционально-семантическая классификация паронимов // Актуальные вопросы теории и практики филологических исследований: Материалы II международной научно-практической конференции / ред.коллегия: А.К. Голандам, Л.К. Салиева. – Пенза-Москва-Решт: Социосфера, 2012. – С. 13-17.
  11. Антипина О.П. Прагматический аспект паронимии // Новое в современной филологии: Материалы V Международной научно-практической конференции (29.03.2012) / отв.ред. А.А. Билюкина. – Москва: Издательство «Спутник+», 2012. – С. 83-87.
 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.