WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

НАСРУДДИНОВ СИРОЖИДДИН МОХАДШАРИФОВИЧ

СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ АНТРОПОНИМОВ

ТАДЖИКСКОГО И АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКОВ

10.02.20 сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Душанбе 2012

Работа выполнена на в Технологическом университете Таджикистана

Научный руководитель:         доктор филологических наук, профессор

                                        Джамшедов Парвонахон

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

                                               Председатель комитета Маджлиси Оли по

науке, образованию и молодежной

политике РТ

Джабборова Мархабо Тухтасуновна

                                       

                                       кандидат филологических наук, доцент

                                       кафедры английского языка Российско-

                                       Таджиского (славянского) университета

                                       Мамадназаров Абдусалом                

Ведущая организация:        Таджикский национальный университет

               

Защита состоится «26» декабря 2012г. в 1300 часов на заседании диссертационного совета Д 737.011.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций в Российско-Таджикском (славянском) университете (734025, г. Душанбе, ул. М. Турсун-заде, 30).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Российско-Таджикского (славянского) университета.

Автореферат разослан «____»___________________2012г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук                                Садуллаев Д.М.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

Актуальность исследования. Интерес к проблеме изучения имени собственного возник еще в глубокой древности. Древние греки, римляне и египтяне пытались постичь феномен явления имени собственного. И можно сказать, что довольно успешно, так как многие лингвисты, особенно 20 века, обращаются к древности за подтверждением своих позиций.

До настоящего времени отсутствует общая точка зрения в отношении определения имени собственного как главной категории ономастики. Ученые - антропонимисты, рассматривая антропонимические категории в общей системе ономастического материала, опираются на различные теории имени собственного.

На сегодняшний день не существует общепринятой концепции имени собственного: это объясняется различием исходных положений и методов их создателей, а также тем, что поиски велись порой в диаметрально противоположных направлениях.

Действительность исследования определяется практически полным отсутствием системных сравнительно-сопоставительных исследований английской и таджикской антропонимии в отечественной и зарубежной литературе. Несмотря на постоянно растущий интерес к исследованию собственных имен, о чем свидетельствуют, например, новые публикации по антропонимии в таджикской и английской литературе, по нашим сведениям, комплексный анализ английской и таджикской антропонимии в сопоставительно-типологическом аспекте ни в Таджикистане, ни в англоязычных странах не осуществлялся.

С другой стороны, актуальность проблемы анализа антропонимии в сопоставительно-типологическом аспекте состоит в том, что, несмотря на открытость спора о наличии у имени значения, в конкретных ономастических исследованиях осуществляется разработка различных проблем ономастической семантики: тематических классификаций, семантических связей между онимами, специфики коннотативного компонента ономастической семантики, семантических трансформаций при деонимизации и др. Однако семантико-прагматические особенности имени собственного до конца не исследованы.

Цель и задачи исследования. В диссертации ставится цель – дать полиаспектное описание английской и таджикской антропонимии в сопоставительно-типологическом аспекте.

В соответствии с поставленной целью нами выдвигаются следующие задачи, обусловленные сложившейся в отечественной лингвистике практикой изучения лексико-семантической системы языка:

- дать системно-семасиологическую характеристику антропонимической лексики сопоставляемых языков, изучив таджикскую и английскую антропонимию с точки зрения денотативного содержания;

- провести структурно-семантическую систематизацию антропонимической лексики английского и таджикского языков;

-описать основные принципы и способы номинации объектов антропонимии сопоставляемых языков;

-дать сопоставительную характеристику антропонимистического пространства таджикского и английского языков в аспекте семантики и структуры.

Объектом исследования являются антропонимы таджикского и английского языков в сравнительно-типологическом аспекте.

Предметом исследования выступают категориальные лексико-семантические и структурно-грамматические отношения, в которые вступают антропонимы таджикского и английского языков, их формально-семантические оппозиции, структурные особенности.

Методологической и теоретической базой исследования явились труды ученых-языковедов в сфере лексической семантики.

Английская антропонимика стала объектом исследования в работах
А. Гардниера, Х. Соренсена, А. Дозы, П. Кристоферсона, О. Есперсона,
Е. Пунграма, Дж. Милля, Ф. Гоббса, Б. Рассела, Р. Солсо, Ч. Пирса, Ч. Морриса, Ван Дейка, Стивенсона, Хорна, П. Рене, Р. Еастона и др.

Исследование проблемы таджикской антропонимии связано с именами таких ученых, как А. Гафуров, Я.И. Калонтаров, А.Л. Хромов, М. Косими,

А. Мирбобоев, Ш. Хайдари, Ш. Хасанова, А. Рахимзода, Ф. Абдулло, М. Аюбова, Р.О. Ортикова, А. Мухторов, Л.И. Ройзензон, Э.Б. Магазанник, Д.Д. Мирзоева, Л.Т.Рузиева и др.

Важны теоретические и практические результаты исследований проблем ономастического пространства, и в частности антропонимов, в России, которые исходят из работ В.А Никонова, А.В. Суперанской, А.В. Сусловой, С.И. Зинина, А.Д. Зверева, Н.Н. Ушакова, Г.Я. Симиной, Т.У. Сурковой, А.В. Барандеева, В.Д. Бондалетова и др.

Научная новизна диссертационной работы заключается в том, что в ней впервые представлен системный семантико-сопоставительный анализ антропонимов таджикского и английского языков. В работе выявлены и описаны основные способы номинации антропонимов таджикского и английского языков. Такой комплексный подход позволяет детально и скрупулезно отразить природу и других лексико-семантических групп слов.

Теоретическая и практическая значимость исследования обусловливается важностью исследования проблем антропонимии для методологических, практических аспектов лексико-семантической системы таджикского и английского языков в целом и ономастики в частности, необходимостью выявления общих закономерностей модификации английских и таджикских антропонимов в системе. Материалы и теоретические положения диссертационного исследования представляют интерес в плане сравнительного изучения лексики других иранских и германских языков. При этом возможно выявление многих универсальных черт антропонимов, функционирующих в том или ином родственном языке, а также их специфики. Работа также будет способствовать усовершенствованию антропонимической терминосистемы сопоставляемых языков.

Результаты исследования могут найти применение при теоретическом описании лексики сопоставляемых языков, при составлении программ, написании учебников и учебно-методических пособий, в учебном процессе, в лексикографической практике.

Кроме того, антропонимическая лексика может заинтересовать и специалистов в области других наук: историков, этнографов и др., поскольку в ней, с одной стороны, закодировано мировосприятие таджикского и английского народов, отражаются их сознание и история, с другой – ощущается стремление приблизиться к научной картине мира.

Материал исследования в основном извлечен путем сплошной выборки из следующих лексикографических источников: а) корпус англоязычных антропонимов, составивший более 1300 единиц исследования, был собран из Oxford English Dictionary of Nicknames, Twentieth Century American Nicknames, Oxford English Dictionary of Names, Longman English Language and Culture Dictionary; б) наибольшее количество сведений по таджикской антропонимике можно найти в работах видного таджикского ономатолога А.Г. Гафурова [1968; 1971; 1987; 1987;], М. Косими и А. Мирбобоева [2000], Ш. Хайдари [2001; 2001; 1986), Ш. Хасановой, А. Рахимзаде [2001], Ф. Абдулло [1972] Р.О.Ортикова, Я.И.Калонтарова [1978;], М. Аюбовой [2002] и др.

Достоверность полученных выводов обеспечивается широким охватом материала, подвергнутого всестороннему анализу. Это списки английских и таджикских личных имен и фамилий, собранные и составленные отечественными, американскими, английскими и другими исследователями /такими, как, например, Ч. Бардоли, П. Рейни, М. Редин, Э. Экваль, Э.К. Смит, Э. Уикли, Г. Тенгвик,

Э.Г. Уитикомб, А. Рыбакин, А.Г. Гафуров, М. Косими и А. Мирбобоев,

Ш. Хайдари и мн.др./, давшими в общей сложности 3000 личных имен и 15000 фамилий.

Методы исследования обусловлены намеченными подходами к описанию антропонимов – системоцентрическим и антропоцентрическим. В современной ономастической науке, дающей общее направление научных поисков, используются следующие исследовательские методы: описательный, сравнительно-сопоставительный, исторический, стилистический, статистический и др. При исследовании в синхронном описательном плане привлекаются также метод семантических полей и др.

Апробация работы. Рукопись диссертации была обсуждена на расширенном заседании научной школы «Культура, философия и филология» с участием специалистов кафедр иностранных языков и иевропейской модели образования, таджикского языка и обучения философии Технологического университета Таджикистана.

Основные содержание диссертации опубликовано в виде статей и материалов научных конференций. Общее количество публикаций составляет 6, в том числе 2 статьи опубликованны в рецензируемых изданиях включенных в перечень ВАК РФ.

Основные положения диссертации излагались на научных и научно-практических конференциях республики, а также на ежегодных научных конференциях Технологического университета Таджикистана.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Антропонимия английского и таджикского языков системно строго организована, что проявляется в четком структурном и семантическом объединении системы личных имен в сопоставляемых языках.
  2. Антропонимы являются одним из средств выражения взгляда на мир, прежде всего субъективного, проявлением более общего познавательного процесса, в ходе которого говорящие осуществляют процесс номинации, сознательно выделяя некоторые свойства лиц, которые соотносятся со структурами ценностных знаний, хранящимися в долговременной памяти субъектов номинации.
  3. Антропонимы английского и таджикского языков по семантическим свойствам объединяют в своем энциклопедическом значении разнообразные смысловые оттенки и ассоциации и являются носителями разнообразных сведений по истории, этнографии, религиозным верованиям, в целом о языковой картине мира данных народов. Антропонимы таджикского и английского языков отображают менталитет народа, его культурно-исторические особенности.
  4. Антропонимы сопоставляемых языков организуют целостную систему семантического поля, концентрированно выражающую категориально-семантическое свойство личных имен и отражающую в целом разнообразие семантических отношений, выявляющихся в пределах поля, в зависимости от категориальной семантики которых выделяются семантические типы различного порядка: классы, подклассы, микрополя и т.п.
  5. Структура антропонимов таджикского и английского языков определяется историей народов-носителей данных языков, их контактами с другими народами, историческими изменениями в социально-политической и идеологической структуре общества и др. Однако на современном этапе в антропонимии сопоставляемых языков выработалась определенная система структурных схем, по которым образуются антропонимы.

Структура работы. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной научно-теоретической и лексикографической литературы.

Основное содержание диссертации

Во введении работа обосновывается актуальность избранной темы, характеризируются предмет и материалы исследования, определяются цели и задачи работы, методы исследования, отмечаются теоретическое значение и практическая ценность, научная новизна исследования, определяются степень изученности проблемы и методика отбора материала.

В главе I «Общелингвистическая характеристика английской и тад­жикской антропонимии» рассматривается проблема изучения собственных имен в истории ономастики, определяется место антропонимики в ономастике, изучается проблема становления английской и тад­жикской антропонимии как особого раздела науки об имени собственном, уточняются аспекты изучения личных имен в современной антропонимии

В разделе 1.1. «К истории становления антропонимии в ономастике» рассматривается история становления антропонимии в ономастике, отмечается, что имена собственные привлекали внимание ученых различных эпох еще с античных времен. Как особый класс слов они были выделены стоиками, однако и позднее – в эпоху Возрождения, в новое время (Т. Гоббс, Дж. Локк, Г. Лейбниц), в течение всего XIX столетия (Дж. Ст. Милл, Х. Джозеф и другие) продолжалась дискуссия о них, которая раскрыла немало противоположных суждений по различным проблемам ономастики. Наиболее дискуссионной оказалась проблема определения особенностей семантики имени собственного. Эта проблема привлекала внимание крупнейших исследователей, таких как Т. Гоббс,

В. Лейбниц, Джон Стюарт Милл, Бертам Рассел, отказавших именам собственным в значении. А. Гардинер уточняет и развивает трактовку Милля об отсутствии значения у имен собственных и выдвигает тезис о «воплощенных» и «развоплощенных» собственных именах. Б. Рассел определил, что обозначаемое собственными именами может быть точнее, научнее, в то же время указывал на их определённое сходство с указательными местоимениями. Пауль Кристоферсен указывал на абстрактность имен нарицательных и конкретность собственных. Другие исследователи (X. Джозеф, Е. Гродзиньский и др.) допускали наличие у имени собственного значения, но находили, что «собственное имя имеет даже большее значение, чем нарицательное». Велика заслуга А.В. Суперанской В.А.Никонова в разработке вопросов теории современной антропонимики.

В целом история изучения вопроса представлена в двух планах: с одной стороны как очерк ономастической науки и различных ее аспектов в ономастике, с другой - в аспекте истории изучения только антропонимии. В широком смысле имена собственные исследуются в работах О.С. Ахмановой, А.А. Реформатского, А.В. Суперанской, О. Есперсен, Н.Ф. Алефиренко, И.А. Стернина, В.Н. Телии и других. Этнолингвистическому аспекту посвящены исследования Н.И. Толстого, С.М. Толстой, В.Н. Топорова, Е.Л. Березович, А.Л. Топоркова и др. Лингвокультурологический подход обнаруживается в работах А.Т. Хроленко,

С.Г. Воркачева, В.В. Воробьева и других. В работах Ю.Н. Караулова,

А. Вержбицкой, С.Л. Кушнерук, И.И. Чеснокова, Т.И. Кожиной, О.В. Галимовой,

Т.Б. Кузнецовой, Ю.В. Мироновой и др. отражен психолингвистический аспект. Ономастика художественной литературы освещается Э.Б. Магазаником,

Ю.А. Карпенко, В.И. Супруном, C.М. Пак, Н.В. Васильевой, А.Н. Куклиным,

М.В. Карпенко, В.А. Кухаренко и др. Вопросы художественных особенностей антропонимии анализируются Л.М. Буштян, К.Б. Жогиной, Г.Ф. Ковалевым,

Н.И. Васильевой, И.М. Петрачковой, Д.В. Гугунава, И.А. Ишутиным,

Л.М. Салминой, О.М. Чевердой и др.

В разделе 1.2. «Становление английской и тад­жикской антропонимии как особого раздела науки об имени собственном» в отдельных подразделах анализируется история становления и развития английской и таджикской антропонимии.

Английская антропонимия становилась объектом исследования еще с ранних периодов истории языкознания в работах Т. Гоббса, Джона Стюарта Милля, Б. Рассела, А. Гардинера, В. Брендаля, Э. Бейссенса, Л. Ельмеслева,

К. Тогебю и ряда др. учёных, которые утверждали, что у собственного имени нет решительно никакого значения. Противоположный взгляд на имя собственное высказывали X. Джозеф, О. Есперсен, М. Бреаль, Дж. Сирль и др. Русские исследователи провели значительную работу в исследовании английской антропонимии. А.П. Непокупный рассматривает ономастикон, или именной фонд «как один из компонентов истории духовной культуры народа». Анализируя историю становления топонимики, Д.И. Ермолович условно разделяет лингвистические концепции имён собственных, в соответствии с их отношением к теории Дж. Милля, на три группы: 1) «теория различительной формы»; 2) «теория предшествующего знания»; 3) «теория языковой индивидуализации» [Ермолович, 1996]. Е.С. Петрова рассматривает план содержания имени собственного, как расчленяющийся на семантическую структуру и лексический фон. В.И. Болотов разграничивает два вида энциклопедического значения имен собственных: общее и индивидуальное. В.В. Денисова выделяет, кроме трех основных, дополнительную информацию имени – символическую. Ф.М. Белозерова предлагает рассматривать антропонимы как единицы, обладающие понятийным значением, в основе которого лежит представление о категории, классе объектов. А.К. Матвеев рассматривает значение принципа семантической мотивированности для этимологизации антропонимов [1969, 192-200]. Комический эффект английских имен собственных в художественном произведении исследуется в работе О.В. Зориной [2006]. Т.С. Олейник исследует общие семантические и функциональные характеристики символических собственных имен [2001]. Контрастивно-социолексикологический аспект исследования субстандартных антропонимов английского и русского языков проводится в работе В.В. Дьяченко [2007]. Проблема истории становления английской антропонимии становится объектом исследования в работах ведущего английского антропонимиста П.Г. Рейни [Reaney 1953; 1953; 1961]. И. Хьюз исследует проблему возникновения и развития фамилии как общественно-исторической и языковой категории [Hughes 1959]. Е.С. Кубрякова описывает исторический аспект номинации, что представляет большой интерес для исследования мотивов имянаречения [Кубрякова, 1978]. Стилистические аспекты антропонимов и использования имен как средства художественной изобразительности и как признак жанрово-стилистической принадлежности художественного текста в аспекте истории формирования антропонимии английского языка исследуются К.Б. Зайцевой.

В.М. Никитевич исследует проблему организации английских антропонимов. Аспект грамматической структуры антропонимов становится объектом исследований А.С. Хорнби, В.М. Никитевича, Л.Н. Мурзина, В.С. Храковского, Л.А. Шкатовой, М.К. Шарашовой, А.Л. Шайкевич, Н.В. Марьеньяновой,

Э.Н .Фадеевой,Н.Г. Комлева, И.С. Чурсины, М.М. Сегаля, Ф. М. Белозеровой,

W. Niva, W.R. Maurer, R.W. Hanning и др.

Особую ценность в изучении английской антропонимии представляют словари, содержащие систематизированный антропонимическнй материал.

Проблемы антропонимии таджикского языка представляются наиболее исследованными среди других иранских языков. Это касается как количественных, так и качественных аспектов исследования проблем антропонимии. Применение метода системного описания при освещении основных проблем антропонимии в научной литературе выявляет следующие основные направления таджикской антропонимии.

Этнографические аспекты таджикской антропонимии отражены в трудах историков-этнографов, а также лингвистов и специалистов широкого профиля М.С. Андреева [1924, 1953], И.И. Зарубинa [1927], О.А. Сухаревой [1929],

А.Л. Троицкой [1935], А.А. Семёнова [1948], А.К. Писарчик [1953],

Н.А. Кислякова [1959], Е.М. Пещеревой [1954], М.Р. Рахимова [1978,183-192] и др. Некоторые аспекты этнолингвистической интерпретации таджикской антропонимии представлены также в работах А. Гафурова, Ш. Хайдарова, Аюбовой, в сопоставительных исследованиях Д.Д. Мирзоевой, Л.Т. Рузиевой и др.

Исследование антропонимии в собственно лингвистическом аспекте в таджикском языкознании началось в 60-е годы. Ее становление связано с именем А. Гафурова, который за 30-летний период (1960- конец 80-х) опубликовал многочисленные научные статьи и целый ряд монографий. В его работах даётся описание структуры и семантики антропонимов, исследуются этнолингвистическая характеристика антропонимической системы, описываются традиции наречения ребёнка, выясняется влияние религии, культурно-исторических и социальных факторов на становление таджикской антропонимии, рассматриваются добавочные номинации, бытующие среди таджиков. Автор рассматривает социальные условия возникновения и развития таджикских личных имён, их структурно-семантические особенности. Синхронное исследование в работах А. Гафурова дополняется историческим анализом.

В работах Ш. Хайдарова отражены теоретические, практические и методические вопросы исследования таджикской антропонимии. Он устанавливает социальную дифференциацию имён, дает их лингвостилистическую и статистическую характеристику, показывает продуктивность тех или иных имён и словообразовательных типов по материалам региональной и общей антропонимии таджиков, характеризует динамику развития и употребления имён в настоящее время. Особое внимание в его работах уделено вопросам образования имён - неологизмов, своеобразия лексического значения личного имени, выявляются системные отношения в антропонимии, устанавливаются основные дифференциональные признаки мужских и женских имён таджиков, определяется место иранизмов в системе антропонимии тюркоязычных народов Поволжья, затрагивается проблема восточных псевдонимов среди жителей России и т.д. В его исследованиях впервые всесторонне анализируются семантические особенности особой группы антропонимов - прозвищ. Им впервые применяется метод статистического исследования таджикской антропонимии [Хайдаров 1980 - 2001],

Среди существующих работ следует выделить некоторую часть, которая носит прикладной характер и направлена на решение практического вопроса выбора имени при наречении в современных условиях. Этот аспект антропонимии таджиков освещается в работах Ш. Хасановой и А. Рахимзаде [2001],

Ф. Абдуллоева [Ардамехр 1989; 1991], X. Ёрзаде [2005], А. Мухторова и

М. Самеъбоева [1993], С. Фатхуллоева [1976], С. Улуг-заде [1940], А. Дехоти [1953; 1957; 1961;1965], X. Хамидова [1961], М. Шукурова [1965; 1966; 1989],

X. Неъматуллоева [1966], в которых даны советы и рекомендации о выборе имен.

Проблема региональной антропонимии, как особого направления изучения таджикской антропонимии, исследуется в работах Ш. Хайдарова, М.Б. Аюбовой, Д. Карамшоева, Т.К Бахтибекова, З. Назаровой. Вопросы лингвогеографического аспекта региональной антропонимии таджиков, системного изучения таджикской диалектной антропонимии, содержания и динамики развития антропонимов, степени использования и границ их распространения по изучаемой территории, сравнительного анализа антропонимии регионов ставятся в работах Ш. Хайдарова [Хайдаров 1980; 2001; 1986; 2007 и др]. Работа М.Б. Аюбовой [2002] посвящена общей характеристике современных лично-составных имен Шаартузского и Кубодиёнского районов РТ. Анализ региональной антропонимии региона памироязычных народов представлен в статьях Д. Карамшоева [1977; 1985;2006], Т.К. Бахтибекова [1985], З. Назаровой [2009].

Проблема функционирования антропонимии в языке художественных произведений в целом в лингвистических исследованиях освещена слабо, ей посвящены отдельные статьи Р. Шоева [1997], Ш. Хайдарова [2001] и др.

Вопросы орфографии и практической транскрипции таджикской антропонимии стали объектом изучения в исследованиях М. Шукурова, который впервые обращается к изучению правописания собственно-таджикских имен и заимствованных антропонимов в таджикском языке и из таджикского в других [Шукуров 1965;1966], а также чешского востоковеда Иржи Бечки [1966],

А. Турсунова [1967], Н. Шаропова [1971], X. Хушбахта [1972],

А. Мирзоматова [1979], Р. Мусульмонкулова [1980], А. Ходжамова [1982],

Н. Мирзоматова [1988, 1991], Ф. Сироджова [1988], С. Фатхуллоева [1989],

И. Шукурова [1989], М. Махмудова [1989], . Курбона [1991], . Саломиёна [1991], Р. Муборака [1992], Ш. Хасановой и А. Рахимзаде [2001] и др. Проблема правописания отдельных исторических антропонимов - имён поэтов, писателей, философов, музыкантов разных эпох затрагивается М.Я. Расуловым и

М.Я. Ахмедовой [1958], А. Мирзоевым [1958], III. Рустамовым [1969],

Р. Мусульмонкуловым [1973] и др.

Вопросы исторической антропонимии, орфографии древнеперсидских имен освещаются в работах акад. М.Н. Боголюбова [1974; 1977].

Были опубликованы орфографические словари таджикских антропонимов Я.И. Калонтарова [1974;1978], Р.О. Ортикова и Ф. Абдулло [1972] и др.

Лексикографическая работа по таджикской антропонимии занимает также значительное место в литературе по антропонимии. Известны следующие словари таджикских имен: «Словарь обиходных имён» (приложение к «Лев и Кипарис: о восточных именах») [1971, 153-239], Толковый словарь имён «Шарњи исму лаќаб» (3687 антропонимов) [1981], «Словарь имён, бытующих среди таджиков» [1968, 84-138] А. Гафурова; наиболее значимым из антропонимических словарей таджикского языка является «Номвожањо» Ш. Хайдарова, включающий 38 тысяч имен [2003]. Частотный словарь антропонимов Аштского района за сто лет (с 1880 - 1980 гг.) [Хайдаров 1986]; Частотный словарь антропонимов Хатлонской области [Хайдаров 2007]; Словарь таджикских имён М. Косими и

А. Мирбобоева (8 тысяч личных имён) [2000], «Номнома» («Книга имён»)

Ф. Абдуллоевa (2500 личных имён) [1972] и др.

Таким образом, исследование лично-собственных имён в английском и таджикском языкознании представляет собой непрерывный процесс. Хотя к настоящему времени проблемам современной таджикской антропонимики посвящены монографические исследования, в том числе и диссертационные работы, однако поднимаемые в таджикской антропонимии проблемы во многом носят еще постановочный характер. В них в основном представлена предварительная характеристика вопросов антропонимии. В таджикской антропонимии накопилось немало нерешённых проблем, требующих постоянных поисков, что, прежде всего, касается аспекта сопоставительного изучения антропонимии. Исследование этой важнейшей проблемы языкознания фактически ограничивается отдельными работами. [Мирзоева 2001; Рузиева 2007]. Важным в сопоставительном исследовании антропонимов является общая лингвистическая характеристика антропонимии таджикского и других языков, а также обращение к изучению конкретных сфер функционирования антропонимов, к использованию личных имен в социолингвистическом, этнолингвистическом и других аспектах. Таджикская и английская антропонимия в этих важнейших аспектах не стала объектом специального исследования

Раздел 1.3. «Аспекты изучения антропонимии» посвящен теоретическому обобщению основных направлений исследования антропонимов в языкознании. Здесь кратко раскрываются основные понятия антропонимии, рассматриваются ее актуальные проблемы, направления исследования в этой области, основные подходы к интерпретации и изучению антропонимии в антропонимике.

В современной антропонимике к основным направлениям исследования антропонимов относят лингвистические, лингво-стилистические и социолингвистические проблемы [Суперанская: 1970, 10-11].

Среди общих проблем антропонимии прежде всего следует выделить место антропонимической лексики в системе ономастики. Антропонимы образуют особую, чрезвычайно важную и интересную систему имён собственных. На антропонимы как единицы определенного уровня языка распространяются лингвистические закономерности данного уровня. В то же время антропонимы образуют совершенно особый слой, в котором возникают свои закономерности.

В свете двух основных подходов к решению вопроса о значении имен собственных автор реферируемой диссертации придерживается направления наличия у антропонима значения, которое проявляется в нем как в специфической языковой единице особым образом. Антропонимы служат для особого, индивидуального обозначения предмета безотносительно к описываемой ситуации и без обязательных уточняющих определений. Антропонимы выполняют функцию индивидуализирующей номинации. У антропонимов следует разграничивать прямую (первичную) и переносную (вторичную) номинативные функции. В прямой номинативной функции антропоним служит для указания на то лицо, которому оно присвоено в индивидуальном порядке. Переносная номинативная функция антропонимов характеризуется переносом наименования на другой предмет, в связи с чем оно получает способность приписывать какие-то свойства ряду объектов. Референтами антропонимов являются люди.

В целом содержание исследования проблемы становления и функционирования антропонимической лексики таджикского и английского языков определяют два направления, находящиеся в неразрывной связи: а) собственно лингвистическое содержание анализа и б) междисциплинарная направленность, исходящая из пограничного характера становления, функционирования и существования антропонимии.

Языковой аспект личного имени характеризует его, прежде всего, как определенный национальный знак, об­ладающий конкретными, возможно специфическими для данного языка, язы­ковыми формами. Однако имя в языковом плане характеризуется не только со стороны языковой принадлежности, но и может раскрывать в нем сведения о времени возникновения, месте его распространения, об обычаях и традициях народа, создавшего имя, раскрыть определенную информацию об истории данного имени. Вся эта информация может быть заключе­на в языковой структуре имени.

В этом отношении антропонимы, являясь продуктом народного сознания, отражают все стороны духовной и материальной жизни человека. Имя выступает как национальный знак в языке и как социальный знак в речи. Сигнификативное значение антропонимов включает универсальный социальный компонент – указание на национальную принадлежность. Национальные особенности антропонимов отражаются в антропонимической формуле. Морфемы, из которых состоят имена, отнюдь не обяза­тельно должны иметь апеллятивное значение в языке данного народа.

. Имя как социальный знак воспринимается в неразрывной связи с историей, политикой, экономикой прежде все­го в плане его функционирования в речи. Та или иная язы­ковая форма имени обычно бывает продиктована конкрет­ной экстралингвистической ситуацией.

Проблема мотивации - важнейший аспект исследования антропонимии. В содержательной стороне антропонимии ярко и непосредственно выражены идеалы народа. Выбор имени для ребенка может быть продиктован различными при­чинами, что в конечном итоге обусловлено теми же причинами связи имени с обществом.

Формами существования личных имен являются функциональные или социально обусловленные формы. Разные формы и формулы имен получают разный статус, попадая в ту или иную социальную сферу. Английский язык отличается многообразием форм представленности гипокористических форм. Таджикский язык не отличается разнообразием форм уменьшительности и ласкательности личных имен, некоторые личные имена в таджикском языке не обладают собствен­ными гипокористическими формами.

На территории, занимаемой таджикскими и английскими народами, непрерывно происходят и ранее происходили языковые и этнические скрещения. Антропоним при усвоении его заимствующим языком, как правило, не исчезает, а, адаптируясь, приспосабливаясь к новой языковой системе, функционирует в новой языковой среде, способствует "долгожительству" антропонима.

Описание и анализ собственных имен невозможны без определенной классификации, которая либо незримо присутствует в ономастической работе как своеобразная платформа автора, либо специально им вводится для более четкого разграничения, Наконец, классификация может быть самоцелью работы. В связи с большим разнообразием ономастических явлений различием могут быть и параметры, по которым проводится классификация имен. По признакам подхода к материалу, методам его изучения, глубине охвата классификации будут различны. В антропонимике принято выделять типы классификации: в связи с именуемыми объектами; по структуре; по процессу исторического развития и становления; по мотивировке; историко-этимологическим свойствам; по объекту закрепленных в них понятий; по дихотомии язык-речь; по функционально-стилистическим признакам др.

Все перечисленные аспекты присущи каждому имени и могут выступать в качестве его характеристик. В то же время из всех возможных классификаций на первое место должна быть поставлена предметно-номинативная.

Таким образом, всестороннее изучение антропонимического материала предполагает рассмотрение его в тех аспектах и теми научными методами, которыми располагает современное языкознание во всей совокупности своих направлений и школ – таких как «внутренняя» лингвистика (структуральная, или конструктивная), социальная лингвистика, этнолингвистика, ареальная лингвистика, сравнительно-историческое языкознание (компаративистика), типологическая лингвистика, прагмалингвистика и др. Антропонимика как лингвистическая наука занимается изучением сущности личных имен, их функциональной специфики, возникновения, развития, их связи со всеми уровнями, или ярусами, языка, теоретическим и практическим значением самой антропонимики, а также ее связей с другими науками.

Глава II «Семантические особенности таджикской и английской антропонимии» посвящена анализу особенностей таджикской и английской антропонимии в семантическом аспекте».

В разделе 2.1. «Общесемантическая характеристика таджикской и английской антропонимии» данной главы таджикские и английские антропонимы получают общесемантическую характеристику.

Как известно, одной из самых спорных проблем, связанных с категорией собственного имени, была и остается проблема семантического содержания. Все противоречивые, зачастую взаимоисключающие точки зрения сводятся к двум научным парадигмам - лингвофилософской и речемыслительной. В рамках лингвофилософской парадигмы семантика онимов и апеллятивов противопоставляется логической оппозицией «единичное - общее», все противоречия можно разрешить признанием наличия обобщающего значения у апеллятива и отсутствия такового у онима, связанного с единичным объектом (референтом) [Алефиренко 1999, 146-148]. Отсюда достаточно широко распространенное мнение о том, что онимы обладают референциальным значением, а апеллятивы - денотативным. А.В. Суперанская выделяет шесть теорий, основанных на связи имени с понятием и именуемым объектом. Она отмечает, что на сегодняшний день не существует общепринятой концепции имени собственного: это объясняется различием исходных положений и методов их создателей, а также тем, что поиски велись порой в диаметрально противоположных направлениях.

В значении антропонима можно выделиться в целом четыре компонента: а) бытийный, или интродуктивный — существование и предметность обозначаемого; б) классифицирующий, основывающийся на денотате имени; в) индивидуализирующий — специальная предназначенность данного имени для наречения, одного из предметов в рамках денотата; г) характеризующий — набор признаков референта, достаточных, чтобы собеседники понимали, о ком идёт речь [Блох, 1989]. В.И. Кузнецова отмечает, что вопрос о значении имён собственных имеет не только теоретический интерес, но и практическое значение, становясь чрезвычайно актуальным при межкультурных и межъязыковых контактах.

Антропонимы обладают понятийным значением, в основе которого лежит представление о категории, классе людей. Этому значению присущи следующие признаки: а) указание на то, что носитель антропонима — человек: Peter, Lewis – Сангин, Гулнора в отличие от London, Thames – Душанбе, Хучанд; б) указание на принадлежность к национально-языковой общности: Robin, Henry, William в отличие от Назар, Суман, Зебо; в) указание на пол человека: John, Henry – Сафарбек, Наср в отличие от Mary, Elizabeth - Марям, Сония.

В значении таджикских и английских личных имён присутствуют (в большинстве случаев) все признаки, в значении фамилий только первый и второй признаки. На языковом уровне многие антропонимы обладают одинаковым обобщённо-предметным значением. При общности языковых компонентов значения у антропонимов особо важную роль играет различительная функция формы.

Антропоним всего лишь указывает на какой-то широкий круг людей и только частично индивидуализирует референта, отделяя его от носителей других имён, но не от обладателей того же самого имени. Однако в речевой практике антропоним постепенно обретает способность к более точной идентификации человека. Это происходит тогда, когда определённый круг лиц связывает знание ряда известных им признаков данного человека с его именем. Однако вне этого круга лиц данные признаки могут быть неизвестны.

Таким образом, антропонимы, являясь единицей определенного уровня системы и структуры языка, обладают определенными признаками, важнейшим из которых является семантическая структура антропонима. Однако семантика антропонимов характеризуется определенными специфическими особенностями, отличающими их от имен нарицательных. Как особый класс имен собственных, антропонимы обладают также свойствами, отличающими их от других собственных имен.

Раздел 2.2. Лексическое поле английских и таджикских антропонимов. По общему мнению лингвистов, основным показателем системного характера лексики являются различные отношения, связывающие слова друг с другом. Здесь различают парадигматические, синтагматические и деривационные связи лексических единиц.

Свое выражение системность антропонимии находит в существовании в ее пределах различных групп имен, противопоставленных по значению, форме, степени сходства форм и значений, по характеру отношений, складывающихся между элементами, образующими ту или иную группу.

На уровне лексики семантика антропонима сводится лишь к тому, что это имя собственное; имя включается в одно общее нерасчлененное ономастическое поле, входящее в комплекс семантических полей. Это поле может быть разделено на более частные в связи с объектной соотнесенностью личных имен: имя, фамилия, отчество, усеченные антропонимы и т.д., в соответствии со сферами, на которые подразделяется антропонимическое пространство.

Семантическая структура антропонима включает в себя семантические связи в рамках определенного семантического континуума. Частная характеризующая и индивидуализирующая семантика антропонима вводит его в определенное семантическое поле; все семантическое пространство антропонимии может быть представлено как сложная конфигурация пересекающихся полей. При формировании семантических полей в антропонимии важную роль играет селективный фактор. Путем контрастивной характеристики семантического потенциала антропонимов может быть определена значимость единиц поля и определить место антропонима в составе определенной полевой структуры.

Раздел 2.3 Лексико-семантические классы таджикской и английской антропонимии. В работе на основе обобщения научной литературы и анализа языкового материала предлагается единая семантико-тематическая классификация, основанная на анализе семантической структуры и лексического фона антропонимов.

Основными видами антропонимов являются: 1) личное имя (имя при рождении), 2) отчество (патроним - именования по отцу, деду и т.д.),
3) фамилия (родовое или семейное имя), 4) псевдонимы различных типов, которые могут быть как индивидуальными, так и групповыми), криптоним (скрываемое имя), 5) антропонимы литературных произведений (литературная антропонимика), героев в фольклоре, в мифах и сказках, 6) антропонимы - производные этнонимов (названий наций, народов, народностей), 7) прозвище и т.п.

Имя обладает различными типами информации. В языковом плане имя может раскрывать в нем сведения о времени возникновения, месте его распространения, об обычаях и традициях народа, создавшего имя, раскрыть определенную информацию также об истории данного имени. Вся эта информация может быть заключена в языковой структуре имени. В целом по семантическим признакам антропонимы следует классифицировать на классы, типы и виды в зависимости от различных свойств. В то же время по общим семантическим свойствам антропонимы сопоставляемых языков подразделяются на две группы: I. По внутрисемантическим свойствам и по обозначаемым антропонимами собственно денотативным языковым значениям. II. По сигнификативному значению, обусловленному внелингвистическими факторами. Определяя два аспекта семантического формирования антропонимов, семантические свойства этих двух групп определяют особенности формирования и номинации личных имен в сопоставляемых языках.

Раздел 2.4. «Семантико-тематические классы таджикской и английской антропонимии» посвящен общей характеристике семантической классификации на основе тематического разграничения по способу мотивации имени. В нем освещается вопрос о общих принципах выбора имени. Выбор имени для ребенка может быть продиктован различными причинами, что в конечном итоге обусловлено причинами связи имени с обществом. На выбор имени могут повлиять такие обстоятельства, как популярность (непопулярность), частотность или редкость имени, в чем проявляются возможные, экстралингвистические требования к имени.

В работе на основе обобщения научной литературы и анализа языкового материала предлагается единая семантико-тематическая классификация, основанная на анализе семантической структуры и лексического фона антропонимов. Хотя при классификации мы придерживаемся общей схемы семантической организации в лексико-тематической интерпретации, однако при этом важным было раскрыть соотношение имени с общеизвестными явлениями, выявляя связи имени с данными явлениями.

Анализ лексико-семантических групп нарицательных имен, положенных в основу однокорневых антропонимов, показал возможность их деления на различные лексико-семантические поля, классы, группы и др.

Раздел 2.5. Мировоззренческий аспект выбора имени. Выбор имени, рост и популяризация антропонимических единиц обусловлены мировоззренческой структурой общества – господствующей идеологией и религиозным мировоззрением общества. Религия и религиозное мировоззрение становятся основным источником пополнения и развития антропонимической системы русского и таджикского языков. Большинство семантических лексических полей личных имен включает именно те имена, которые по происхождению составляют основу канонических имен.

Раздел 2.6. Лексико-семантический класс теофорных имен в сопоставляемых языках. Среди антропонимов сопоставляемых языков следует особо выделить теофорные, т.е. буквально "богоносные", имена, в состав которых входят собственные названия того или иного бога либо нарицательные со значением "бог".

В таджикском языке мусульманские имена в большинстве своем происходят из арабского и персидского языков, например: Иброим, Амад, Исмаил, Алй, асан, усейн и т.п. Однако некоторые арабские имена, по сути, не являются собственно арабскими, поскольку были заимствованы из арамейского и других языков.

Анализируя различные схемы, следует указать на то, что классификация мусульманских имен должна проходить по параметрам, согласующимся с нормативными установками ислама, поэтому мы выделяем такие группы, как 1) имена, отражающие имена и эпитеты Аллаха: Рамон, Раим, аббор, одир, Раим, Карим и др.; 2) имена, отражающие имена и эпитеты (лакаб) пророка Мухаммада: Мустафо, Амад и т.под.; 3) имена, отражающие имена пророков и ангелов: Иброим, Довуд, Сулаймон, Исо, Мусо и др.; 4) имена жен и дочерей пророка Мухаммада: Хадича, Соро, Заро Фатима, Рабия и др.; 5) имена внуков пророка Мухаммада: асан, усейн; 6) имена, указывающие на регламент и нормы жизни мусульманина: Намоз, Муъмин, Зоњид и др.; 7) имена праведных халифов и святых (агионимы): Абубакр, Али, айдар, Умар, Усмон; 8) значительную часть антропонимов религиозного содержания составляют имена-дезиративы. Благое пожелание, вложенное в имя, стало представляться чуть ли не решающим судьбу ребенка: Нуруддин, т. е. «Свет веры». Желание обеспечить своему ребенку покро­вительство святых отражалось на множестве имен, так или иначе посвященных Аллаху или мусульманским святым. Объявляли ребенка «божь­им даром», например, Худойдод, Алланазар.

В английском языке состав теофорных имен так же неоднороден. Теофорные имена эпохи политеизма значительно отличаются от имен эпохи монотеизма: др.-герм. Oswald, Anselm в честь бога Aceni, Jngram, Jngvar в честь бога Jnge; Elfrich, Elbin и др. в честь низших божеств эльфов, Aurellanus - Aurel - имя бога солнца.

В состав теофорных имен входит ветхозаветный компонент, восходящий к Библии. Власть церкви смогла потребовать от верующих наречения именами только канонизированных святых. Становятся распространенными библейские имена John, Peter, James, Michael - для мальчиков и Mary, Joan, Agnes Ann(e) — для девочек. После укрепления англиканской церкви (XVI в.) по закону разрешалось нарекать ребенка любым именем по выбору крестных родителей. В английский именник пришли из мистерий такие имена, как Adam, Eve, Noah, Joseph, Daniel, Anna (из Ветхого Завета), Baptist, John, Peter, Simon, (из Нового Завета).

Раздел 2.7. Этнолингвистические особенности таджикской и английской антропонимии. Разнообразный состав имен собственных таджикского и английского народов содержит богатый лингвоэтнографический материал. Способы наречения детей у разных народов, в том числе у таджикского и английского, и большое разнообразие имен связаны с обрядами, суевериями, с отголмосками самых старых, древнейших представлений о человеке и его природе. Именно эти аспекты проявляются в следующих случаях: а) наименование де­вочек именами Додар, Уѓул, Уѓулой, что означает «Брат», «Сын». По представлениям суе­верных людей, злые духи, что дейст­вительно родился сын, решают, что их чары бессиль­ны и в самом деле отступятся от преследуемой семьи, потом родится наследник; б) вера в возможность влиять на человека проявляется в выборе для девочек имени, означающего «довольно девочек» (Басак, Басгул), Зиёда «лишняя»; Басбиби "хватит девочек"; в) вера в возможности защитить детей от различных бедствий, от преждевременной смерти путем удачного выбора имени ребенка обусловила также такие имена, как Пулод, Рустам, Чањонгир, Девбанд; г) способ уберечь ребенка — это назвать его как-нибудь по­хуже, как можно непривлекательнее: Каврак обозначает степное растение горше полыни; д) имена унизительные, нарочито не­взрачные, непривлекательные: Хошок — «сухая трава», Пахол — «со­лома», Партов —«брошенный, мусор»; е) влияние тотемических представлений, культа природы: Гург, Бур (волк), Лочин (орел) и др. – обманные, так называемые «защитные» имена; ж) если в семье до этого дети умирали, то родные давали ребенку имя Истад - "пусть остается", Турсун - "пусть уцелеет"; з) имена Талбон, Талабшо, Талбон, Талбак - «выпрошенный», Шукрат, Шукрона, – благодарственный, Шодї – радость, Хурсанд – веселый; и) для сохранения жизни новорожденного считалось желательным посвятить его священным местам – мазару: Назри «жертвенный», Назримухаммад, Назришо, Назрак и др.

Этнографически обусловлены такие явления, как эвфемизм и табу на имена собственные. В работе рассматриваются запреты или эвфемизмы, действующие в следующих случаях; б)эвфемизмы в языке семьи, в) эвфемизмы, связанные с именами собственными мужа, жены; г) термины родства и антропонимы.

Раздел 2.8. Лексико-семантический класс «отношения».

2.8.1. Лексико-семантический подкласс «психические, чувственные отношения» включает: а) радость, нежность, любовь: Шодї, Њаёт; Joy – “весёлая, радостная”, б) отрицательные эмоции: Бозгул, Зиёда и др.;

2.8.2. Лексико-семантический подкласс дезидеративов - имена-пожелания, происхождение которых связано с различными верованиями наших предков: а) долгих лет жизни, здоровья: Сангин, Сангинбой, Сангина, Шер, Лайс "лев”, Махкам "крепкий"и др. Leo, Stone, Strongman, Steel; б) антропонимы, в основе которых лежит пожелание счастья, власти, богатства: Бахтиер, Бахтовар; в) имена, в основе которых лежит пожелание красоты: Зебо «красивая», Зеби «красивая»; г) пожелание завоевания общественного положения: Султон, Амир, Хоким; д) пожелание положительных душевных качеств: аким, Олим и др. Earnest,

2.8.3. Лексико-семантический подкласс «имена-посвящения». Распространенными и любимыми именами были и остаются имена царей, военачальников, предводителей войск, героев эпических сказаний, поэтов и т.п.: амшед, Анушервон, Сомон, Баром, Хисрав, Сино, Темурмалик, Хайём, Бедил, Саъдй, офиз, Рустам - Rembrandt, Rafaelle, Rubens, Titian и др.;

2.8.4. Лексико-семантический подкласс «социальное положение» - группа «благородных» имен, этимологически связанных с названиями различных титулов и званий: Амир, Мирзо, Халифа, Хон, Бек - King, Baron, Earl, Lord, Cardinal, Legate.

Раздел 2.9. Лексико-семантический класс «внешние и внутренние черты, признаки человека»: Лексико-семантический класс «внешние и внутренние черты, признаки человека» охвативает три подкласса.

2.9.1. Лексико-семантический подкласс «внешние черты, признаки человека» подразделяется на: 1) цвет: а) глаз: Кабут, Кабуд, ‘синеглазый, голубоглазый’; б) лица: Сурхак ‘красное’, Рушт (из шугнано-рушанск. rut ‘красный’); Сиёхак ‘смуглое, черное’ (Сияпар); Grey ‘серый’ (Grissel, Grizzle), в) волос: Зард, Зардак ‘жёлтый, рыжий’; Залия (арб.) «светловолосая», Hoar ‘изморозь, иней; седой’, Black (вариант Blake) ‘чёрный; чёрный цвет’, 2) наличие родинки: Хол "родинка" и производные него: Холдор, Холак, Холмахмад, Холмад (Холбиби, Холдона); Stain; 3) некоторые излишества, наросты: а) Шаша, Шашамо (‘шестопалый’) – ребенок, родившийся с шестью пальцами на руке или ноге; Whitehead ‘милиум, белые угри’; 4) внешние особенности тела и его частей: а) объем, размер: Майда "маленький", Гульсум «полнощекая», Long ‘длинный’, High ‘высокий’, Low ‘низкий, невысокий‘, Little ‘маленький, небольшой, малый’ и под.; б) форма, сходство с чем или кем-либо: Гирдак "круглый"; удрат "могущество"; 5) физические и физиологические характеристики человека: а) Strong ‘сильный’, Strongman ‘силач’, - Armstrong ‘сильная рука’ и др.; б) характеристика возрастных особенностей человека: Littler, Younger ‘молодой, юный’, Elder ‘старец’ - Пир ‘старец’, в) физические недостатки: Cruikshank ('хромой'); Crump ('горбатый'); Cameron "горбоносый'); Campbell ('криворотый'); г) Knott 'выбритый'; 6) антропонимы-соматизмы: Head ‘голова; главный’, Hands ‘рука,кисть руки’, Arms ’рука’ и др.;

2.9.2. Лексико-семантический подкласс «внутренние черты, признаки человека» включает: 1) характеристика умственных способностей человека: а) положительные черты: Wise ‘мудрый’, б) отрицательные черты: Dull ‘тупой, глупый’, Blunt ‘тупой’ (один из вариантов White ‘белый; белый цвет’); 2) характерис

тика моральных качеств человека: а) положительные качества: Good ‘хороший; праведность, добродетельность’, Joyce, Makepeace (популярная особенно на севере Англии) ‘миротворец’, Love ‘любовь; привязанность’, Merry ‘веселый; радостный’, б) отрицательные свойства: Bad ‘дурной, плохой, скверный’, Bugod и др.;

2.9.3. Лексико-семантический подкласс «профессионально-должностная характеристика человека». Фамилии от названий должностей. В этой группе представлены фамилии, восходящие к различным титулам, чинам и должностям, носители которых в средневековой Англии занимались непосредственным обслуживанием короля, членов королевской семьи-привилегия,. Здесь мы встречаем: Stewart, или Stuart ('королевский сенешаль'), Barber, Spencer ('управляющий'), Page (подавал полотенце), таджикские имена: Домулло, Домуллочон, Хоча, Њољи, Пир, Пири, Халифа, Эшон, Эшонљон; Антропонимы, связанные с сельскохозяйственными профессиями. Здесь, прежде всего, отметим ряд фамилий с основами, относящимися к уходу за животными: Hurd, Hird, Heard, происходящие от herd пастух', Hoggart и Porcher ухаживали за свиньями, Goddart (goat-herd) - за козами, Gozzard пас гусей, Shepherd - овец. – Чупон, Деон и др. Многочисленны фамилии, связанные с различными отраслями ремесленного производства. Практически от всех названий отраслей производства произошли соответствующие фамилии. Mercer торговал в розницу, Grosser оптом. Chapman пошло от cheapman 'тот, кто торговал дешево' (ср. с названием рынка Cheapside в Лондоне) - Усто, Мирзо, производство и торговля сукном: Woollen, Woolley, Packer, Sherman (от shear-man),

Раздел 2.10. Лексико-семантический класс «обстоятельства рождения»:

2.10.1. Лексико-семантический подкласс «место проживания»: Кобулй "из Кабула", Шомй "сирийский, дамаскский", Шерозй "из Шираза" и др.; охватывающая примерно 50% всех английских фамилий: England, English, Irish, Wales, Welsh, Welshman, Germain, France, Spain, Pickard;

2.10.2. Лексико-семантический подкласс «время рождения»: а) абстрактное понятие времени: Замон, Замона; б) антропонимы, обозначающие название календарных месяцев: Сафар, Сафарали, Рааб, Рамазан, а также Шариф - «благородный»; в) имена, обозначающие дни недели или день рождения: Душанбе, Сшанбе, Чоршанбе, Паншанбе; г) имена, связанные с культовыми праздниками: Наврўз «праздник весны, равноденствия», урбон - празднование Курбана; д) в любой праздничный день ребенка можно назвать Идибек, Идимо, Идигул, Айдигул, Байрам «празник» - Christmas, Nowell, Easter, Pask и др.

Раздел 2.11. Лексико-семантический класс «предметность».

2.11.1. Лексико-семантический подкласс «названия благородных минералов»: Санг "камень", Сангак (ласкательное от Санг), Фируза "бирюза", Зумрад "изумруд" - Amber - янтарь; Beryl - берилл; Coral - коралл; Pearl - жемчуг; Ruby - рубин и др.

2.11.2. Лексико-семантический подкласс «зоонимы». Антропонимы, производные от названия животных и птиц Гург "волк", учкор "баран", Бурй "волк", 3of "ворон", Зоак (ласкательное от Зо), Кафтар "голубь", Кабутар "голубь", Тутй "попугай" и т.д.;

2.11.3. Лексико-семантический подкласс «астронимы»: Ситора "звезда", Парвина "плеяда звёзд", Сайёра "планета", Муштари "Юпитер", Сурайё "яркое скопление звёзд плеяд в созвездии Тельца";

2.11.4. Лексико-семантический подкласс «названия предметов быта»: Табар "топор", Теша "мотыга", Парда "занавес", Мисол "камень для определения веса, весом - 4,68 граммов", Болту (от тюркского) "молот" и т.д. Слова - Green (от village green 'деревенский луг, лужайка'), Ford, Bridgman; Royds, Rodd, Rodes, Rhodes и др.

2.11.5. Лексико-семантический подкласс «названия природных явлений». Названия природных явлений стали прототипами для антропонимов: Борон "дождь", Барфак, Бахри "весна", Зилзила, (Залзала, Залзиламо) "землетрясение", Шамол "ветер" и т.д.;

2.11.6. Лексико-семантический подкласс «фитонимы» - названия растительного мира: Нилуфар "водяная кувшинка, лотос", Садбарг "роза", Ёсуман "жасмин" - Blossom - цвет, цветение; Buttercup - лютик; Clover - клевер; Daffodil - бледно-желтый нарцисс и др.

2.11.7. Лексико-семантический подкласс «этнонимы»: Афон, Узбек, Узбак, Лаай, Эра и производными от них: Лааймо, Узбакби, азо, ириз и т.д.

“мечь с позвонками (эпитет меча халифа Али)”, Аскар – “солдат, воин”, Бањодур, Ботур – “богатырь”, Камандир, Майор, Саранг (от сарњанг)

Раздел 2.12. Лексико-семантический класс «оригинальность» - сюда входят редкие, необычные имена: Charisma, Damask, Bina и др.

В таджикском языке подобных имен нам не удалось выявить.

Раздел 2.13. Соотношение многозначности и семантических классов

В семантической структуре некоторых антропонимов представлены несколько семантических признаков, в зависимости от которой они могут соотноситься с различными семантическими классами и подклассами антропонимического поля. Аввал -“старший, первый”, Сония- “дальнейшая, вторая”, Робия- (от арабского)“четвёртая”, First -“первый”, Second -“второй”.

В последнем разделе главы 2.14. Антропонимические серии или соименования. Система имён создаётся незаметно для имеющих вследствие отражения в антропонимах взаимоотношений людей в семье, внутры общественной группы, в селении. Дед: Данило Васильевич Блин Монастырев; Отец: Лев Данилович Оладья Блинов-монастырев; Сын: Пирог Оладьин (15-16 вв,; все имена связаны с названиями хлебных изделий)

В главе III «Пути становления таджикской и английской антропонимии» прослеживается история становление таджикской и английской антропонимии, содержит общие сведения о путях пополнения антропонимического фонда языка.

Номенклатура современных таджикских и английских личных имен представляется своеобразной, весьма причудливой мозаикой, составленной из именований древних и новых, исконно английских и заимствованных, традиционных и придуманных, отличающихся друг от друга по структурным и семантическим признакам. В антропонимике сложилось мнение, что антропонимическая лексика может пополняться: 1) путем онимизации нарицательных имен; 2) путем заимствования готовых имен или именных основ из других языков; 3) путем искусственного создания имен из лексики своего языка; 4) путем деривации на базе СИ своего языка [Непокупный, 1986].

В разделе 3.1. «Исконные антропонимы» расматривается вопрос о формировании антропонимов таджикского и английского языков за счет исконных лексических средств.

Современной наукой установлено, что, уже начиная с каменного века, люди имели имена. С этого времени наблюдается формирование анотропонимической системы языка.

История развития и становления таджикской и английской антропонимии проявляет определенное сходство в формировании исторических пластов, что отражается в выделенных этнолингвистических группах современных английских и таджикских имен, как она сложилась с принятием ислама или христианства у данных народов. На общегерманской или древнеанглийской и древнеиранской почве широко были развиты имена, связанные с социальной стратификацией общества: сановьи, княжеские имена в английском: Baron, King, у предков таджиков: Деваштич, Доро, Кайковус, Кавус, Кайкубод и др.

Изучение доисламских имен таджикского языка на основе историко-героической эпопеи "Шахнаме" Абулкасима Фирдавси и «Таджики" Б.Гафурова, на наш взгляд, может сформировать некоторое представление по проблематике исконных антропонимов.

"Шахнаме" Абулкасима Фирдавси является богатым источником для исследователей истории таджикской антропонимии. К ним относятся: Ардаван или Ардавон на древнеиранском языке означало "благостный", Ардашир или Ардашер "благая весть." [ Гафуров 1971, 137] (имена царей сасанидской династии), Бахром - "победоносный" или "прогоняющий злого духа Вритру", Бунёд - "стремящийся, до­стигающий [там же, 11] , Доро - "обладатель доброй, благой власти", амшид - (древнеиранское Yima Heyta “блистательный Йима" [там же, 152], переносное значение "ве­ликий, мудрый"; Зал - "седой", Зарир - "золотые доспехи", Заххок - "дракон" [там же, 159],

Популярными древнеиранскими именами в современном таджикском языке являются: Шопур или Шапур,, Бузургмер, Ира, Эра, Манучер, Наримон, Парвиз, Рустам, Сиёвуш , Урмузд, Тамина, Рухшона, Рухшеда, Фарангис и др.Из современных личных имен таджиков к исконным относятся Зебо, Зеби, Нозгул, Район, Гавар, Баор, Садбарг, Сабза, Сабзигул, Барфй.

Исконные личные имена в составе английской антропонимии также значительны: Beorhtwine, Beorhtnodh , Brun, Dane, Wulf, Wulfstan, Ead(d)a, Eadweard, Eadgar, Eadwine, Bruning, Aethelweard, Aylward, Thurbeorht, Turbett, Aethelwine, Adlin, Regenbeald, Reynebaud, Hereweard, Harvard, Regenweard, Reynold и др.

В разделе 3.3. «Обогащение таджикской и английской антропонимии путём заимствования имён из других языков» рассматривается вопрос об обогащении таджикской и английской антропонимии путём заимствования имён из других языков.

Кроме исконных имён таджикская и английская антропонимия обогащалась за счёт заимствованных личных имён. Заимствования личных имён произошли в результате захватнических войн и завоеваний, торгово-экономических отношений, в связи с чем произошли изменения во всех сферах жизни народа, в том числе в языке завоёванных народов.

Значительное влияние на образование таджикского и английского литературных языков, главным образом на их лексический состав, как известно, оказали арабский, тюркские, русский (для таджикского), латинский и французский языки и скандинавские диалекты (для английского).

Современная английская антропонимия сохраняет следы взаимодействия родственных древнеанглийских и скандинавских диалектов (IX – XI вв.): Ashkettle, Askwith, Kettle, Thorold и фамилии, образованные от французских топонимов и имен нарицательных: Aguilar, Baskerville, Bayard, Cheever, Corbet, Courtenay, Devereux, Everest, Montague, Russel и др.

Советский период как историческое событие сыграл огромную роль в становлении и развитии науки, культуры, мировоззрения, архитектуры, всех видов искусства таджикского народа. Репертуар таджикских имен пополнился за счет заимствованных личных имен, общих для других народов: Аниса, Илмия, Наира, Нурия, Сония, Руслан, Карина, Анахита. Знакомство с историей мирового революционного движения обусловило появление таких имен, как Камо, Феликс, Сталин. Сталина, Мэлис (Маркс, Энгельс, Ленин и Сталин), Дамира (Да здравствует мировая революция), Рэм (Революция, Электрификация, Механизация), Ким (Коммунистический Интернационал молодежи). Иногда в значении личного имени употребляются фамилии и отчества Марат, Спартак, Энгельс. Некоторые из них, отражающие особо знаменательные события окружающей жизни и памятные даты, стали употребляться как имена личные (Октябрь, Совет, Союз), имена-кальки (Эркин, Озод, Инкилобия, Сулхия, Аскар, Лашкар, Ватан, Зафар, Музаффар и др.). В значении собственных имен были освоены многие русские нарицательные существительные из общественно-политической, культурно-бытовой лексики: Талант, Эра, Искра, Марс.

Раздел 3.4. Заимствования, связанные с религиозным миропониманием таджикского и английского народов. Арабские антропонимы занимают значительное место в системе таджикской антропонимии. Значительна также литература, посвященная исследованию арабских заимствований в таджикском языкознании. Данной проблеме начинают уделять особое внимание с самого начала 20 в.

Принятие ислама оказало значительное влияние на все аспекты деятельности народов Центральной Азии. Это влияние существенно сказалось и на языке данных народов, которые вместе с обрядами и традициями мусульманства приняли арабскую антропонимию.

Данное явление наблюдается в английском языке, в котором с усилением роли церкви юридически законным становится только имя канонизированного святого, данное при крещении.

Особое место среди заимствований, связанных с религией, занимают имена персонажей из святого Корана или Библии, в целом представляющих антропонимы, восходящих к древнеарабскому или древнееврейскому языку. В английский язык канонические имена входили посредством латинского, а в некоторых случаях и через греческий язык. В таджикском языке заимствования происходили непосредственно через арабский язык.

В проникновении коранических или библейских персонажей в номенклатуру таджикских и английских личных имен ведущую роль играла их взаимосвязь с религией и религиозным мировоззрением. При этом следует отметить, что единство в восприятии некоторых религиозных постулатов, совпадение имен многих религиозных персонажей: пророков, святых и т.д. - обусловили распространение сходного антропонимического материала, связанного с религией в сопоставляемых языках. Об этом свидетельствуют имена: Aaron - [лат.<греч. < древ. евр. Aaron предположительно "светлый"]. В Библии старший брат Моисея, тадж. Хорун из араб. англ. Adam –тадж. Одам, [др.eвp., др.-араб. Adam; букв. из красной глины, земли ( из которой , по библейскому преданию, был сотворен первый человек), 'земля, отбросы". В Коране и Библии Адам - имя первого человека на земле; англ. Eva- тадж. авво. Англ. из позд. лат. варианта им. Eve – Ср. англ. <др. англ., а тадж из араб. В Коране и Библии авво - Еve - жена Адама - Ева "источник жизни"; англ. Маrу- - тадж. Марям, библ. Мариам. [ср.англ. Маrе<др.англ. Maria , Marie< лат. Маrа<греч. Mariam, Maria<дp.eвp.Miryam] предположительно 1) горечь; 2) возмущение, 3) желанная, избранная. В Коране Марям и в Библии Мария - дева из города Назарета, обручённая с Иосифом, мать Иисуса Христа; В Библии Мариам - пророчица, сестра Аарона и Моисея. В английском это имя имеет дериваты: Мае, Mai, Mamie, Marietta, Mariette, Marilla, May, Minnie, Moll, Mollie, Molly, Poll, Polly и другие имена, которые включают более ста общих для таджикских и английских имен.

Сравнивая антропонимию таджикского и английского языков, мы приходим к выводу, что влияние арабского на таджикский и латинского и греческого на английский огромно.

Современная английская антропонимия сохраняет следы взаимодействия родственных древнеанглийских и скандинавских диалектов (IX – XI вв.) (фамилии с древнеанглийскими этимонами Baxter, Fatt, Merry, Pink, Sharp и др.). До наших дней сохранились фамилии, образованные от французских топонимов и имен нарицательных: Aguilar, Baskerville, Bayard, Cheever, Courtenay, Devereux, Everest, Montague, Russel и др.

Вторжение в Англию норманнов, жителей северной области Франции — Нормандии, обусловило антропонимы (современные имена Hugo, Ralph, Richard, Robert, Roger, William и др.), которые вскоре стали вытеснять англосаксонские имена. Влияние норманнского завоевания в антропонимии проявляется в переходе прозвищ в фамилии, а также в графическом оформлении имен Aethelweard> Aylward, Thurbeorht> Turbet и др.,

Фактором, оказавшим значительное влияние на развитие системы таджикских и английских личных имен, является литература, самым тесным образом связанная с общественно-политической историей страны. Среди английских личных имен по-прежнему популярны придуманные имена: Pamela — персонаж романа Сиднея «Аркадия» (1590); Stella — героиня цикла сонетов Сиднея «Астрофель и Стелла» (1591), Claribel — персонаж поэмы Спенсера «Королева фей» (1590—96); Vanessa — имя героини поэмы Свифта «Каденус и Ванесса» (1726) и др. Исторические романы В. Скотта и цикл поэм Теннисона «Королевские идиллии» (1859—85) дали вторую жизнь многим забытым именам: Amy, Enid, Gareth, Geraint, Guinevere, Guy, Lancelot, Nigel.

Распространенными и любимыми именами у таджиков были и остаются имена падишахов, военачальников, предводителей войск, героев эпических сказаний, поэтов: Љамшед, Анушервон, Ардашер, Сомон, Бањром, Хисрав, Сино, Темурмалик, Хайём, Бедил, Љомї, Саъдї, Сиёвуш, Њофиз, Рустам, Суњроб, Соро, Сумайа, Самира, Оиша, Рухшона, Халича, Хадича и т.д.

Работа завершается общими выводами, содержащимися в заключении.

Основные положения диссертации отражены в следующих

опубликованных работах:

  1. Периодические издания, включенные в перечень ВАК РФ:
  1. Насруддинов С.М. Пути становления таджикских и английских антропонимов// Известия АН Республики Таджикистан. – 2011 - №6. - С.77-81.
  2. Насруддинов С.М. К истории исследования таджикской антропонимии// Вестник Таджикского национального университета. – 2012. - №4/4. - С. 14-21.
  1. Другие труды
  1. Насруддинов С.М. Методы лингвистического анализа в антропонимии// Вестник Технологического университета Таджикистана. - 2012. - №1. - С. 155-161
  2. Насруддинов С.М. Этнолингвистические особенности таджикской и английской антропонимии// Вестник Технологического университета Таджикистана. - 2012. - №1. - С. 85-90
  3. Насруддинов С.М. Особенности становления таджикской атропонимики// Конкурентоспособность студентов и выпускников в свете их подготовки к работе в инновационной сфере: Материалы международной научно-практической конференции. – Душанбе, 2011. - С. 85-91
  4. Насруддинов С.М. Обогащение таджикской и английской антропонимии путём заимствования имён из других языков// Модель подготовки специалистов новой формации, адаптированных к инновационному развитию отраслей: Материалы международной научно-практической конференции. - Душанбе 2012. С. 165-171

Сдано в набор 12.11.2012. Подписано в печать 19.11.2012.

Бумага офсетная. Печать офсетная. Гарнитура литературная.

Формат 60x841/16. Услов. печ. л. 1,5.

Тираж 150 экз. Заказ № 096.

Отпечатано в типографии РТСУ,

734025, Республика Таджикистан, г. Душанбе,

ул. Мирзо Турсун-заде, 30




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.