WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

  На правах рукописи

ОЛЬХОВСКАЯ Елена Сергеевна

СЛОЖНЫЕ СЛОВА В РОМАНЕ М. А. ШОЛОХОВА

«ТИХИЙ ДОН»: СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ,

ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ И СТИЛИСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ


10.02.01 – Русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Майкоп - 2012

Работа выполнена в  Педагогическом институте ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет»

Научный руководитель:  доктор филологических наук, профессор

  Гаврилова Галина Федоровна

  (Педагогический институт ФГАОУ ВПО  «Южный федеральный университет»)


Официальные оппоненты:  доктор филологических наук, профессор

Горина Ирина Ивановна

(ФГБОУ ВПО «Армавирская государственная

педагогическая академия»)

кандидат филологических наук

Гончарова Виктория Аркадьевна

  (Адыгейский филиал ФГБОУ ВПО РАНХ и ГС)

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО  "Волгоградский государственный социально-педагогический университет"

Защита состоится «21» марта 2012 г. в 13.00 на заседании диссертационного совета К 212001.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата филологических наук при ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный университет» по адресу: 385000, Республика Адыгея, г. Майкоп, ул. Первомайская, 208, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный университет» по адресу: 385000, Республика Адыгея, г. Майкоп, ул. Пионерская, 260.

Автореферат диссертации размещен на сайте: www.adygnet.ru.

Автореферат диссертации разослан «20» февраля 2012 года

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук, доцент

З.Р. Хачмафова

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования. Необходимость разностороннего, системного исследования сложных слов, которые служат объединению романа «Тихий Дон» в единое необыкновенно образное и экспрессивное целое, определяется недостаточной изученностью их образования, сферы их употребления, стилистико-изобразительных функций, их текстообразующей роли при повторах, а также частеречной принадлежности, диалектных и просторечных источников многих образованных и используемых М.А. Шолоховым композитов.

В настоящее время возрос интерес современных лингвистов к проблемам идиостиля, в частности индивидуально-авторского стиля М.А. Шолохова, и в связи с этим к рассмотрению композитов как одного из средств его формирования и репрезентации. В фокусе внимания исследователей в рамках антропоцентрической парадигмы, казалось бы, должен был присутствовать системный анализ прагматических и стилистических функций сложных слов (композитов), а также их текстообразующего потенциала. Подобный подход, до сих пор не имевший места при исследовании сложных слов в языке М.А. Шолохова, позволит рассмотреть специфику композитов в выявлении исходного авторского замысла и его реализации в художественном тексте.

Несмотря на существование в лингвистической литературе немалого количества работ, посвященных исследованию сложных слов (В.В. Виноградов [Виноградов 1951, 1952, 1954, 1959, 1963, 1972], А.Х. Востоков [Востоков 1931], А. Богородицкий [Богородицкий 1935], Ф.И. Буслаев [Буслаев 1959], А.А. Потебня [Потебня 1958, 2007], Ф.Ф. Фортунатов [Фортунатов 1956], Е.А. Василевская [Василевская 1962, 1968], Е.С. Кубрякова [Кубрякова 1965, 1974, 1976, 1994, 2008], Ряшенцев 1976]), комплексно не описаны модели образования сложных слов, не представлена специфика семантики их компонентов в аспекте идиостиля в тексте романа М.А. Шолохова «Тихий Дон», регулярность и продуктивность способов образования композитов с учетом возможной аналогии отношений между их компонентами с сочинением и подчинением в синтаксисе.

Объектом исследования являются сложные слова (композиты) в тексте романа М.А. Шолохова «Тихий Дон».

Предмет настоящего исследования функционирование сложных слов с учетом особенностей их структуры, семантики и стилистической специфики, их места в идиостиле М.А. Шолохова.

Материалом для исследования послужил роман М.А. Шолохова «Тихий Дон». На основе метода сплошной выборки составлена картотека сложных слов, насчитывающая 526 единиц (без повторяющихся лексем). Для верификации данных, представленных в работе, использовались материалы «Словаря языка М. Шолохова» (главный редактор Е.И. Диброва) [Диброва 2005], «Большого толкового словаря донского казачества» под редакцией В.И. Дегтярева [Дегтярев 2003] и др.

Цель исследования – наиболее полно выявить арсенал сложных слов в тексте романа М.А. Шолохова «Тихий Дон», описать специфику их функционирования, раскрыть их семантико-стилистические и словообразовательные особенности, роль в текстообразовании.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

1. Проанализировать особенности словообразовательной структуры и модели образования сложных слов (композитов) в тексте «Тихого Дона», определить типы связи компонентов, показать синкретизм семантики сложных слов, совмещение в них номинативного лексического и синтаксического значения (в случаях синонимичности их со словосочетанием).

2. Описать сложные слова в тексте романа М.А. Шолохова «Тихий Дон» с учетом тематической закрепленности, сфер и типов изобразительности, в частности метафоричности семантики ряда сложных слов. 

3. Выявить повторяющиеся компоненты в составе композитов с учетом семантической доминанты; показать их роль в формировании единства фрагментов текста, его гармонизации.

4. Уточнить стилистические функции сложных слов в тексте романа, с учетом узуальности/окказиональности; сферы распространения; показать совмещение в них экономии речи и избыточности, служащих реализации художественного замысла писателя.

Основными методами, используемыми в диссертационном исследовании, являются различные взаимодополняющие друг друга методы лингвистического исследования: метод лингвистического наблюдения и системного описания, метод анализа семантической структуры композитов, метод стилистического, филологического анализа, определяющий особенности синтагматики анализируемых единиц и их художественных функций в определенном контексте.

Решение поставленных задач осуществляется на методологической основе, определяющей общую ориентацию и принципы исследования, а также его основные выводы и научные результаты.

Общефилософский уровень методологии диссертационного исследования основывается на диалектических законах единства формы и содержания, всеобщей связи явлений и др. В соответствии с этими философскими принципами язык представляется материальной объективной, динамической, функционирующей системой.

Общенаучная методология опирается на принципы системности, антропоцентризма и детерминизма.

Частнонаучную основу диссертационного исследования составляют идеи В.А. Богородицкого [Богородицкий 1935], Ф.Ф. Фортунатова [Фортунатов 1956], Ф.И. Буслаева [Буслаев 1959], Е.А. Василевской [Василевская 1962, 1968], А.А. Потебни [Потебня 1958], В.В. Виноградова [Виноградов 1951, 1952, 1954, 1959, 1963, 1972], Е.С. Кубряковой [Кубрякова 1965, 1974, 1976, 1994, 2008], В.И. Немченко [Немченко 1984], Ряшенцева [Ряшенцев 1976] и других.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Сложные слова (композиты), репрезентированные в тексте романа «Тихий Дон», обладают множественностью словообразовательной структуры; наблюдается формально-семантическая соотносительность производящих основ с производными. На основе признаков частеречной принадлежности и разновидности способа образования выделены модели: Adj + Adj; Adj + Sub; Adv + Adj; Adv + Adv – регулярные для имен прилагательных и существительных. Для композитов этих частей речи характерно и использование вариантов моделей с усечением основы. Для глагольных композитов регулярной является модель на основе сложения с суффиксацией. Наиболее регулярно употребляются в романе единицы с подчинительными отношениями между компонентами, реже употребляются композиты с сочинением. Думается, что, исследуя такие сложные слова, можно говорить о синкретизме их семантики – совмещении в них лексического и синтаксического значений. Тип связи коррелирует с видами тропов: на основе композитов с сочинением функционируют эпитеты, в том числе метафорические, а на основе подчинения – сравнения и метафоры, наличие сочинения или подчинения в композитах позволяет говорить о синкретизме их значений, совмещении в них лексической и синтаксической семантики.

2. Композиты усиливают эмоциональный план повествования, актуализируют элементы художественного образа в произведении. Анализ выявил определенную тематическую закрепленность композитов в описании внешности персонажа; его внутреннего мира (ментального и эмоционального); донского пейзажа, животного мира.

3. Композиты в тексте «Тихого Дона» часто образуют словообразовательные гнезда. Сложные слова, входящие в их состав, содержат повтор первого или второго компонента или первого и второго одновременно (при повторе всего слова). Частотность употребления повторяющихся компонентов композитов, носящих часто омонимичный характер в структуре разных дериватов, не только создает  определенное звучание описания того или иного события, художественного образа в произведении М.А. Шолохова «Тихий Дон», усиливающее эмоциональный план повествования. Частотность актуализирует восприятие читателем необычности, многокрасочности и разнообразия картин донской природы, особенностей внешности героев, их внутреннего состояния и т. д., а также связывает элементы текста в единое художественное целое, т. е. выполняет текстообразующую функцию. Повтор не носит характер избыточности, он гармонизирует текст, делая его ритмичным, музыкальным, а отдельные образы и эпизоды романа – запоминающимися.





4. Композиты служат реализации принципа экономии речевых средств, вносят дополнительные (интенсифицирующие или деинтефицирующие) эмоционально-окрашенные оттенки значения. Возможно узуальное, с точки зрения семантики, функционирование композита при сохранении тождественного фонетического и графического оформления, что позволяет говорить об омонимичности повторяющихся компонентов сложного слова.

Научная новизна исследования заключается в том, что в нем впервые предпринята попытка комплексного анализа сложных слов в тексте романа М.А. Шолохова «Тихий Дон». Сложные слова исследуются в аспекте их разноуровневых признаков: лексической семантики, частеречного морфологического состава, особенностей словообразования, возможной аналогии отношений их компонентов с сочинением или подчинением, что до сих пор комплексно не анализировалось по языку М. Шолохова. По-новому представлена в работе проблема гнездового объединения повторяющихся компонентов сложных слов как средства эмоциональности и экспрессии, а также выявлена их текстообразующая роль, место в идиостиле писателя.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что оно вносит определенный вклад в развитие лингвистики текста, способствует решению вопросов, связанных с проблемами русского словообразования, дополняет общую картину функционирования сложных лексем в языке романа-эпопеи М.А. Шолохова «Тихий Дон», определяя место и роль языка романа в обогащении лексической системы современного русского литературного языка и языка художественной литературы.

Практическая значимость работы заключается в том, что выводы и результаты могут быть использованы в курсах лексикологии, словообразования, лингвистического и филологического анализа текста, стилистики русского языка, спецкурсах и спецсеминарах по проблемам художественного текста, идиостиля, специфики языка произведений М.А. Шолохова, а также в лексикографической практике.

Апробация работы. Основные положения исследования были представлены на международных и всероссийских научных конференциях Азово-Черноморской агроинженерной академии [Зерноград 2007, 2008, 2009, 2010], Армавирского государственного педагогического института [Армавир 2009],  Педагогического института Южного федерального университета [Ростов н/Д 2010], использовались в учебном процессе в практике преподавания курсов «Современный русский язык», «Стилистика». «Филологический анализ текста», «Лингвистический анализ текста» на факультете лингвистики и словесности Педагогического института Южного федерального университета, в МОУ лицее №3 г. Зернограда Ростовской области в рамках элективного курса «Диалектная лексика Донского края» и при разработке уроков по творчеству М.А. Шолохова.

  Основные результаты исследования отражены в 7 публикациях, 2 из которых опубликованы в изданиях, включенных в утвержденный ВАК перечень ведущих научных журналов и изданий.

Структура и объем диссертации отражают логику рассмотрения материала и подчинены принципам и содержанию работы. Структура  определяется спецификой  диссертационного исследования. Оно включает в себя введение, три главы, заключение, библиографию, список использованных словарей и справочников, приложение, иллюстрирующее исследуемый языковой материал, степень его присутствия в словарях русского литературного языка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, определяются предмет и объект научного поиска, формулируются цель и задачи исследования, раскрывается научная новизна, формулируются цель и задачи работы, характеризуется методологическая база исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Теоретические основы исследования» определяется терминологический аппарат, используемый для изложения сути работы, рассматриваются понятия «сложное слово», «композит»; излагается история исследования сложных слов, основных способов их образования.

В параграфе 1.1. «История изучения сложных слов в языкознании» представлен анализ научной литературы, рассматривающей способы образования сложных слов. Большинство ученых-лингвистов считают, что сложные слова (композиты) образуются путем словосложения, в результате чего в лексике появляется цельнооформленная языковая единица с единым грамматическим и лексическим значением, единым ударением, относящаяся к одной из частей речи. Таким образом, в настоящее время в лингвистической литературе в изучении и определении сложного слова преобладает морфологический подход, хотя мы считаем, что сложные слова в ряде случаев синонимичны существующим в языке словосочетаниям; изучать их следует в сочетании аспектов словообразования, лексики, морфологии и в аналогии с соответствующими синтаксическими структурами, связанными между собой сочинительными или подчинительными отношениями.

В параграфе 1.2. «Терминосистема, используемая в работе» раскрываются идеи номинации и предикации как разноплановых аспектов, в результате которых возникает бифункциональность сложных слов. Это обусловливает все возрастающее количество и разнообразие моделей сложных слов в разных по жанру текстах. Номинация сложных слов связана, например, с обозначением оттенков цветов: «голубовато-серый» – «голубоватый и серый». Номинализация сложного слова позволяет выразить пропозитивные и предикативные значения в более экономном виде, чем в синтаксически эквивалентных ему словосочетаниях и предложениях, развернутых, структурно более громоздких. Сложное слово представляет собой одновременно знак-сообщение и знак-наименование, но доминирующую роль играет номинативная функция, поскольку в результате свертывания синтаксической конструкции часть компонентов, выражающих предикацию, переходит в имплицитное состояние. Однако степень преобладания номинативного аспекта над предикативным может быть различной и зависит от характера сложного слова. Следует добавить, что синтагматика сложных слов обнаруживается также в их синтаксическом окружении, контексте, в котором они употребляются.

В параграфе 1.3. «Язык художественной литературы как объект исследования лингвистики» рассматриваются основные подходы в исследовании языка писателя; раскрывается неопределенность положения науки о языке художественной литературы, неясность в освещении вопроса об отношении индивидуального «языка» (стиля) писателя к языку художественной литературы в целом и к стилям общелитературного языка; приводится многообразие значений и употреблений термина «стиль». Все это до сих пор отражается на несогласованности приемов лингвистического анализа словесно-художественного творчества и на узком понимании целей стилистического исследования языка литературы. В последнее время внимание к проблемам художественной речи возросло. Это связано с расширением объектов и методов исследования, с появлением новых аспектов изучения языкового материала (взаимоотношения языка и речи, функционирования языковых единиц), с усилением антропоцентрического подхода к исследованию языка.

В тексте художественного произведения образ материализуется в форме слова. Именно слово способно к контекстуальному «обрастанию» новыми смыслами, значениями, экспрессией. Слово-образ в художественном произведении обладает практически неисчерпаемыми ассоциативно-смысловыми возможностями. 

Антропоцентрический характер такого текста проявляется в том, что он представляет собой художественно воплощенный иллокутивный замысел конкретного автора.

Будучи прежде всего средством передачи и получения информации, текст создается для того, чтобы быть принятым и понятым, иначе говоря, всегда предполагает читателя, для которого он создан.

Содержание имеющихся работ о языке и стиле М.А. Шолохова заключается в исследовании разных аспектов вербальных особенностей его текстов, в частности и романа «Тихий Дон».

Анализ языка М.А. Шолохова содержится в сборниках «Шолоховские чтения» [Москва 2002, 2003, 2004], сборнике «Проблемы языка и стиля М. Шолохова» [Ростов-на-Дону 2001]. Работы, опубликованные в них, посвящены в основном синтаксису «Тихого Дона». Таковы работы С.Г. Букаренко [Букаренко 2000], Г.Ф. Гавриловой [Гаврилова 2000, 2003], С.В. Коростовой [Коростова 2001], Н.В. Малычевой [Малычева 2002]. Интересны статьи Л.Б. Савенковой [Савенкова 1996], посвященные анализу языка и стиля М. Шолохова, художественно-изобразительной роли пословиц в языке его произведений, и ряд других.

Однако наблюдения над особенностями сложных слов, столь регулярно употребляемых в романе, в работах практически не представлены, то есть специальные исследования, посвященные им, отсутствуют.

Объект нашего исследования – сложные слова как одно из средств изображения человека, описания природы – предполагает их многоаспектное системное рассмотрение, что и осуществляется в данной работе на материале текста «Тихого Дона» и данных «Словаря языка М. Шолохова» [«Словарь языка М. Шолохова» 2005], а также тех подходов к анализу языка М.А. Шолохова, которые представлены в современной лингвистике.

В тексте «Тихого Дона» много авторских неологизмов, а также диалектных сложных слов. Первые выступают как своеобразные произведения художественного характера, составляют особенности языка М.А. Шолохова; их введение в текст объясняется стремлением писателя к наглядно-образному, красочному изображению объективного мира. При этом писатель избегает близких им по смыслу словосочетаний, и в этом ему помогает контекст, употребление сложных слов в определенной комбинаторике. Многие из введенных М.А. Шолоховым композитов даже не отражены в словарях, и в распознавании их значения читателем огромную роль играет контекст.

Ряд встречаемых на страницах романа сложных слов, отсутствующих в современных словарях русского литературного языка, назвать окказионализмами можно лишь условно. Причина их неотмеченности в лексикографических источниках чаще всего объясняется их просторечным или диалектным характером (всего слова или одного из его компонентов). Употребляет их автор с целью передать читателю атмосферу той жизни, в которой существуют, чувствуют, мыслят, переживают его герои и в которой он сам проживал свою жизнь.

Во второй главе «Сложные слова и их роль в описании человека, природы в романе «Тихий Дон» определяется тематическая закрепленность сложных лексем, употребленных М.А. Шолоховым в произведении. Нами отмечено, что они регулярно используются в описании внешности персонажа, его внутреннего мира (ментального и эмоционального), донского пейзажа, животного мира, то есть способствуют выражению семантики определенных концептов.

Параграф 2.1. «Сложные слова как средство характеристики героев романа «Тихий Дон» посвящен  структурно-семантическому анализу композитов, являющихся одним из средств описания внешности героев. Нами отмечается, что сложные слова-эпитеты не только описывают глаза, взгляд, фигуру героя, но и передают в языке романа характер, внутреннее, психическое состояние персонажа, его настроение, отношение к другим людям, всю сложность его переживаний, мыслей и чувств.

Сложные слова, характеризующие внешность персонажа, обладают определенной степенью гендерной и этнокультурной маркированности. Автор использует их для привлечения внимания к важным деталям облика персонажа. Так, при описании внешности большинства мужских персонажей М.А. Шолохов применяет композиты, характеризующие особенности цвета усов (зелено-сединные), что, в частности, указывает и на возраст героя. В двух случаях, например, употребляется в романе композит «черноусый» и в одном примере – «светлоусый» применительно к описанию молодого человека: «Сидевший по левую сторону от него молодой черноусый генерал жег спички, закуривая сигарету, улыбаясь» (3; V). «Почти ничего не осталось в этом здоровенном черноусом казачине от того тонкого, стройного Митьки, которого три года назад провожали на службу» (4; V). «К крыльцу, придерживая шапку, ступая через лужи, подошел молодой светлоусый казачий сотник» (5; XVIII).

Усы пожилых мужчин М.А. Шолохов называет «зеленовато-седыми», «красносединными», «зеленосединными», самих мужчин – «серебряноусыми». Первый компонент – прилагательное со значением оттенка цвета седых волос является отличительным признаком, выделяющим данного героя среди других пожилых казаков, т. е. седина – отличительный признак очень пожилого человека, у разных персонажей имеет разный оттенок:  «Ну, дайте-ка взглянуть на вас… – забасил он (Листницкий  – Е.О.), неловко обнимая невестку, тычась ей в щеки зеленовато-сединными прокуренными пучками усов» (6; V).

Будучи изосемичными распространенным синтаксическим оборотам, сложные слова отличаются своими субъективно-эмоциональными, экспрессивными коннотациями и часто строятся по особым моделям, близким к фразеологизированным: в основном за счет сравнения основной цветовой характеристики с цветом какого-либо предмета, вещества, растения. Так, например, в описании лица Петра, его усов, как бросающейся в глаза детали внешности данного персонажа, сложное слово содержит в своей семантике сравнение: «В дверь просунул длинные пшенично-желтые усы Петро» (1; XV). М.А. Шолохов преобразует сравнительный оборот «желтый, как пшеница» в сложное слово, интенсифицируя основной признак во второй части, передавая оттенок цвета усов путем сравнения с цветом пшеницы.

Специфично в гендерном аспекте и использование композитов при описании фигуры персонажа; автор подчеркивает типичные именно для гендерной принадлежности и субэтноса казаков признаки, использует индивидуально-авторские сложные слова как собственно в номинативной функции, так и в виде различного рода тропов (метафорические эпитеты, сравнения, метафоры): чугунно-крепкий Кошевой; крутошеий Степан, широкоплечий солдат: «Был он (Кошевой – Е.О.) коренаст, одинаково широк и в плечах и в бедрах, оттого казался квадратным; на чугунно-крепком устое сидела плотная, в кирпичном румянце, шея <…>» (1; IX) – М.А. Шолохов данным эпитетом как бы подчеркивает не только силу, но и внутреннюю непривлекательность Кошевого; «Высокий, крутошеий и статный Степан невесте понравился, на осенний мясоед назначили свадьбу» (1; VII).

При описании женщин регулярно используются сложные слова для максимально точной характеристики цвета лица, глаз (в том числе и взгляда), губ. Так описывает М.А. Шолохов приезд Григория домой на побывку и его встречу с родными: «Григорий, улыбаясь, снимал с себя шинель и шашку, а сзади ловила и целовала его руку плачущая Наталья и радостно шлепала в ладони маково-красная Дуняшка» (6; XIII). Вариант данного композита – «красномаковая Ильинична» – автор использует во время сватовства сына Григория к Наталье: «За ним (Пантелеем Прокофьевичем – Е.О.) в шелесте юбок поплыли красномаковая Ильинична и Василиса, неумолимо твердо спаявшая губы» (1; XV). Видимо, автор считает, что определение «маково-красная» более подходит к описанию молодой, цветущей девушки; «красномаковая» – цвет, реально отражающий переживания пожилой  матери, временный признак, внешне свидетельствующий о психологическом состоянии героини. Первый компонент, таким образом, является более семантически и стилистически сильным, так как в функции второго компонента – сравнение; оно отодвинуто на второй план и служит интенсификации, усилению выраженного признака.

Некоторые сложные слова, характеризуя женскую фигуру, передают ее отрицательную оценку. Такой мы видим Лукерью: «Рыхлая, рябая, толстозадая Лукерья, похожая на желтый ком невсхожего теста, с первого же дня отшила Аксинью от печи» (2; XIV), причем просторечное прилагательное употреблено в тексте трижды. Эпитет «толстозадая» используется и в диалектных репликах как субстантивированное прилагательное в ругательном смысле в конфликтной ситуации; так Аксинья говорит Пантелею Прокофьевичу, пытающемуся разорвать ее отношения со своим сыном Григорием: «Ты что меня учишь? Иди свою толстозадую учи! На своем базу распоряжайся!» (1; X) – то есть косвенно оскорбляет и адресата, и его старшую невестку Дарью. А вот описание Дарьи: «Дарья – в малиновой шерстяной юбке, гибкая и тонкая, как красноталовая хворостинка, – поводя подкрашенными дугами бровей, толкала Петра» (1; XXI). Прилагательное «красноталовая» само образовано от сложного существительного «краснотал». Образ создается за счет сочетания «красноталовая хворостинка», сравнение подчеркивает стройность и гибкость фигуры Дарьи.

Отметим, что автор «Тихого Дона» использует сложные слова при описании внешности своих героев как в речи персонажей, так и в авторской речи, а также в несобственно-прямой речи. Неслучайно, например, именно Григорию автор поручает описание Аксиньи в следующем отрывке, где писатель употребляет 4 композита: «Вот она (Аксинья – Е.О.) поворачивает голову, озорно и любовно, из-под низу разит взглядом огнисто-черных глаз, что-то несказанно-ласковое, горячее шепчут порочно-жадные красные губы <…> Ему (Григорию – Е.О.) кажется, что он на секунду ощутил дурнопьянный тончайший аромат Аксиньиных волос <…>» (4; IV).

М.А. Шолохов понимал, что человеческой личности, а, следовательно, и любому персонажу художественного произведения присущ дуализм, органическая связь физического и психического. При этом внутренняя духовная жизнь персонажа представляет собой особый интерес для читателя, сопереживающего герою, сочувствующего ему или осуждающему его. Внутреннее состояние героев романа, эмоции, ментальные процессы, которые наблюдаются автором как выраженные внешне, соматически, описываются в романе при помощи сложных слов редко.

Это «встревоженно-счастливая» Наталья: «Два дня молча поглядывал (Григорий – Е.О.) на встревоженно-счастливую Наталью…» (1; XIX). Кошевой, вернувшийся к родной земле, любовно гладит ее: «<…> улыбаясь, волнующе-нежно ласкал руками нахолодавшую, неприступно-равнодушную землю…» (4; XXI). Следует отметить, что композиты, характеризующие выражение глаз, взгляд персонажа, отражают в романе эмоциональное положительное или отрицательное отношение к собеседнику или ситуации. Вот как, например, описывается взгляд влюбленной Аксиньи с помощью обстоятельственного композита, относящегося к глаголу «глядела»: «Встречала где-либо Гришку  и, бледнея, несла мимо красивое, стосковавшееся по нем тело, бесстыдно-зазывно глядела в черную дичь его глаз» (1; XX). Присутствие во второй части качественного наречия отглагольной формы («зазывно» от «зазывать») свидетельствует о силе, выразительности взгляда любящей Аксиньи, обращенного к Григорию. Присутствие на месте сложного наречия простого («бесстыдно») упростило бы образ Аксиньи, сделало вульгарным, что почувствовал М.А. Шолохов, подчеркивая беззаветность, силу любви Аксиньи.

В параграфе 2.2. «Сложные слова названия важных для жизни персонажей предметов и явлений хозяйственного и социального характера» нами выявлен ряд сложных лексем, которые характеризуют этнические особенности быта героев романа, их дом, хозяйство. Отметим, что, образуя сложные наименования социального и хозяйственного характера, М.А. Шолохов использует в качестве структурного языкового материала общеупотребительные литературные элементы, отмеченные в литературных словарях, архаичные компоненты, как правило, имеющие количественное значение, а также диалектные. Так, например, в ряде обозначающих меру длины, веса композитов, семантика которых имеет отношение к хозяйственной деятельности казака, автор «Тихого Дона» в качестве второго компонента использует архаичные языковые единицы («верста», «аршин», «сажень», «дюйм», «пуд»), а в качестве первого, как правило, – числительные: «Возле баркаса, хлюпнув, схлынула вода, и двухаршинный, словно слитый из красной меди, сазан со стоном прыгнул вверх…» (1; II). Определение «двухаршинный» имеет значение «в 2 аршина», причем второй компонент обозначает не только старую русскую меру длины, но и вносит дополнительный, интенсифицирующий оттенок – «очень большой» [Ожегов 2004].

Среди сложных слов – наименований социального характера – нами были обнаружены в языке исследуемого произведения также лексемы топонимического содержания, именующие тот или иной административный объект или называющие жителя определенной местности: «В двадцатых числах апреля верховые станицы Донецкого округа откололись. Был образован свой округ, наименованный Верхне-Донским» (5; XXI). Здесь сложное слово – имя собственное – является определением существительного «округ», называющего «административное подразделение государственной территории» [Ожегов 2004]. Ещё пример: «Речь, произнесенная им (Секретевым – Е.О.) на банкете, была исполнена пьяного бахвальства и в конце содержала недвусмысленные упреки и угрозы по адресу верхнедонцов» (7; VII). «Верхнедонцами» называли жителей станицы, расположенной в верховьях Дона [Словарь языка М. Шолохова 2005]. Сложное слово образовано смешанным способом посредством сложения двух основ – «верхн-» и «Дон» + суфф. «-ц-» и обозначает лицо, относящееся к тому, что конкретизировано в первой основе сложения.

Параграф 2.3. «Сложные слова как средство описания природы в «Тихом Доне» посвящен анализу композитов, описывающих явления природы, пейзаж, животный и растительный мир Донского края. Мы пришли к выводу, что данные композиты, как правило, образованы на основе конструкций с подчинительной связью и представляют собой тропы, преимущественно метафоры или сравнения. Так, например, описывая ростки травы, автор сравнивает их форму с острым жалом: «Обнаженные грядины земли курились паром. На них уже выметалась острожалая трава, а в низинах еще блистала застойная вода…» (6, LVIII). Цветы ромашки ассоциируются у Шолохова с окраской пены лошади [«Словарь языка М.Шолохова» 2005]: «Он (командир сотни – Е.О.) дал ей (лошади – Е.О.) шпоры и выскочил на ту сторону канавы, на вал, заросший лебедой и желтопенной ромашкой» (3; VII). Специфичным признаком такого употребления можно считать персонификацию, а также наличие устойчивых ассоциативных рядов. При этом возможна интенсификация семантики первого компонента за счет значения второго.

Описание природы неразрывно связано с жизнью героев произведения. Поэтически воспринимает едущий по степи Григорий возрождающуюся к жизни, переливающуюся всеми красками весеннюю донскую природу. М.А Шолохов, передав повествование своему главному персонажу, в небольшом фрагменте романа использует 8 сложных слов: «Почти до самой Каргинской ехал Григорий рысью <…> На буграх, на вершинных гребнях сбоку от дороги взлетывали самцы-стрепеты. Снежно-белый, искрящийся на солнце стрепеток, дробно и споро махая крыльями, шел ввысь, и достигнув зенита в подъеме, словно плыл в голубеющем просторе, вытянув в стремительном лете шею, опоясанную бархатисто-черным брачным ожерелком, удаляясь с каждой секундой. <…>Возле самой земли на зеленом фоне разнотравья в последний раз белой молнией вспыхивало кипенно-горючее оперенье крыльев и гасло: стрепет исчезал, поглощенный травой.

Призывное неудержимо-страстное «тржиканье» самцов слышалось отовсюду. <…>  по обочинам на сухих стеблях бурьяна и полыни, подрагивая на ветру, висели бледно-пестрые с розовым подбоем стрепетиные перья, вырванные в бою из спин и хлупей ратоборствовавших стрепетов. Неподалеку вскочила с гнезда серенькая стрепетка. <…> она перебежала под куст увядшего прошлогоднего донника и, не решаясь подняться на крыло, затаилась там» (6; LI).

В главе третьей «Структурно-семантические и словообразовательные особенности сложных слов в «Тихом Доне» М.А. Шолохова» нами описаны преобладающие модели образования сложных слов в романе.

В параграфе 3.1. «Основные словообразовательные модели и гнезда в системе композитов» мы отмечаем, что специфика образования сложных слов состоит в том, что для этого важен первый деривационный шаг, т. е. образование на базе двух (или более) производящих слов с участием или без участия аффикса в словообразовательном акте. Образованное таким путем сложное слово может стать центром словообразовательного гнезда, соединяясь с новыми аффиксами, основами, представлять собой новые лексемы.

Словообразовательные типы – схемы (формулы) структуры сложных производных слов – характеризуются особенностью следующих элементов:

  1. частей речи производящих слов;
  2. характера их отношений (сочинительных или подчинительных);
  3. позицией опорного компонента;
  4. способом образования.

Анализ сложных слов в романе «Тихий Дон» потребовал определения частеречного состава композитов; характера соотношения основ (сочинительный, подчинительный) внутри сложной лексемы; в пределах сложных слов с подчинительным отношением компонентов – зависимости от позиции опорного компонента в сложном слове; части речи, к которой относится сам композит; повторяемости одного из компонентов композита в составе других  сложных образований.

Содержание параграфа 3.2. «Отношения между частями композитов разных частей речи и словообразовательные средства их выражения» представляет собой подробный анализ словообразовательных типов сложных слов, употребленных М.А. Шолоховым в «Тихом Доне». Учитывая частеречную принадлежность композитов и способы их образования, в результате исследования нами были выделены следующие модели: Adj + Adj; Adj + Sub; Adv + Adv, особенно типичные для имен прилагательных и существительных. В глагольных композитах чаще всего используется модель – сложение + суффиксация. Возможна вариативность моделей – с интерфиксом или без него.

Сложные слова часто образуют более крупные структурные единицы – словообразовательные гнезда. Их первая разновидность – словообразовательные гнезда, включающие сложные слова, которые образуются в результате соединения слов или основ, представляющих собой первый компонент «верхне-»: верхнедонец, верхнечирец; «голо-»: гололедка, голощечина; «коно-»: коннонарочный, коновод, коновязь, конокрад, кономер; «крово-»: кроворазлитие, кровосос и т. д. Вторая разновидность – словообразовательные гнезда, организованные по второму компоненту. При этом в качестве второго компонента, как правило, выступает целое, структурно оформленное слово: так, например, компонент «-черный» как вторую часть сложного прилагательного писатель использует в 18 случаях. Причем, в каждом слове он имеет значение «темный»: «То клубясь, то растягиваясь в ломаную бархатисто-черную линию, с криком летели в густой синеве неба станицы темнокрылых казарок» (7; XXVII). В качестве второго компонента также употребляются «-желтый», «-белый», «-красный» и т. д. Третью разновидность словообразовательных гнезд образуют сложные слова, употребленные в тексте несколько раз (например, сложное слово «телячье-ласковые» встретилось в произведении трижды). 

Проведенный нами анализ позволяет сделать вывод о том, что особенностью употребления сложных слов в романе «Тихий Дон» является их разнообразие по частеречной принадлежности, а также частое повторение одних и тех же компонентов. Композиты повышают экспрессивность текста, способствуют объединению его фрагментов в единое художественное целое, помогают автору создавать незабываемо насыщенные картины природы и необыкновенно яркие образы персонажей, часто за счет одной характеризующей их детали.

Талант М.А. Шолохова, его языковое чутье позволили ему с помощью композитов, образованных нередко им самим, показать читателю мир во всем его многообразии и многоцветии. Совмещение в одном явлении разных признаков и качеств дали возможность автору избежать грубой прямолинейности в наглядно-образном изображении действительности, людей и вечно живой природы.

В Заключении подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы, свидетельствующие о плодотворности многоаспектного описания сложных слов в романе М.А. Шолохова «Тихий Дон». Анализ языкового материала, предпринятый в работе с целью изучения структурных, словообразовательных, семантических, функциональных и стилистических особенностей композитов, показал, что в исследованном нами тексте они выполняют взаимосвязанные и взаимодополняющие функции (номинативную, изобразительную, экспрессивную, текстообразующую).

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

  1. Ольховская Е.С. Композиты в микросфере описания героев – донских казаков в «Тихом Доне» М.А. Шолохова // Научная мысль Кавказа. – Ростов-на-Дону: Изд-во Северо-Кавказского научного центра высшей школы ЮФУ, 2011. – № 2. – С. 144–147 (0,5 п.л.).
  2. Ольховская Е.С. Композиты в романе М. Шолохова «Тихий Дон»: структурно-семантический, словообразовательный и стилистический аспекты // Известия ЮФУ. Филологические науки. – Ростов-на-Дону, 2011. –
    № 4. – С. 79–87 (0,7 п.л.).
  3. Ольховская Е.С. История разработки в языкознании и философии вопроса об эмоциональности и экспрессивности языковых единиц // Актуальные проблемы обществознания: Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 6. – Зерноград: ФГОУ ВПО АЧГАА, 2006. – С. 89–96 (0,5 п.л.).
  4. Ольховская Е.С. Диалектная лексика как отражение языковых традиций казачества в романе «Поднятая целина» М.А. Шолохова // Безопасность России в условиях глобализации: Межвузовский сборник научных трудов. – Зерноград: ФГОУ ВПО АЧГАА, 2007. – 34–36 (0,3 п.л.).
  5. Ольховская Е.С. Сложные слова как средство цветообозначения в романе М.Шолохова «Тихий Дон»: функциональный и стилистический аспекты // Актуальные проблемы обществознания: Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 8. – Зерноград: ФГОУ ВПО АЧГАА, 2008. –
    С. 113–116 (0,3 п.л.).

6. Ольховская Е.С. Сложные слова и стилистические особенности их употребления в «Тихом Доне» М.А. Шолохова: внешность, поведение, внутренний мир персонажа // Культура русской речи: Материалы VI Международной конференции. – Армавир: АГПУ, 2009. – С. 131–133 (0,4 п.л.).

7. Ольховская Е.С. Сложные слова в «Тихом Доне» М.А. Шолохова, образующие концептосферу характеристики персонажа // Язык. Дискурс. Текст: Труды и материалы V Международной конференции. – Ростов-на-Дону: ПИ ЮФУ, 2010. – С. 245–247 (1 п.л.).

ЛР 65-13 от 15.02.99. Подписано в печать 16.02.2012.
Формат 60х84/16. Уч.-изд. л. 1,0. Тираж 100 экз. Заказ № 60.

© РИО ФГБОУ ВПО АЧГАА

347740, Зерноград, Ростовской области, ул. Советская, 15.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.