WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Гонтарева Зинаида Владимировна

СИНТАКСИЧЕСКИЕ КОНСТРУКЦИИ

С БЕССОЮЗНОЙ СВЯЗЬЮ:

СИСТЕМНО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ

(на материале русского и французского языков)

Специальность 10.02.19 – теория языка

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Ростов-на-Дону – 2012

Работа выполнена на кафедре русского языка и культуры речи Педагогического института ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет»

Научный руководитель:

доктор филологических наук, профессор

Малычева Наталья Владимировна

Официальные оппоненты:

Изотова Наталья Валерьяновна

доктор филологических наук,

профессор, ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» / кафедра русского языка, зав. кафедрой

Леденев Юрий Юрьевич,

доктор филологических наук,

профессор, ФГБОУ ВПО «Ставропольский государственный аграрный университет» / кафедра иностранных языков, зав. кафедрой

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Кабардино-Балкарский государственный университет

им. Х. М. Бербекова»

       

Защита состоится «27» апреля 2012 г. в 13.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.208.17 по филологическим наукам при ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» по адресу: 344082, г. Ростов-на-Дону, ул. Большая Садовая, 33, ауд. № 202.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Педагогического института ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» по адресу: 344082, г. Ростов-на-Дону, ул. Большая Садовая, 33, ауд. № 209.

Автореферат разослан « 27 » марта 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                               Григорьева Надежда Олеговна

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

В настоящее время наблюдается рост интереса к изучению семантико-синтаксического аспекта языковых единиц.

В центре данного исследования находятся русские и французские сложные синтаксические конструкции: бессоюзное сложное предложение (далее - БСП) и сложное синтаксическое целое с бессоюзной связью (далее - ССЦ).

Объект данного исследования – синтаксические конструкции с бессоюзной связью в русскоязычных и франкоязычных художественных текстах.

Предметом исследования является системно-функциональный аспект репрезентации бессоюзного сложного предложения и сложного синтаксического целого с бессоюзной связью.

Актуальность темы исследования определяется интересом современной лингвистики к системному описанию разных явлений языка в их связи и взаимодействии, а также к проблемам функционирования и семантики синтаксических конструкций с бессоюзной связью, в частности, в русском и французском языках.

Материалом для исследования послужили тексты произведений художественной литературы XX и XXI вв. русскоязычных и франкоязычных авторов: Б. Акунина (2002, 2005), Э. Багирова (2010), Д. Гуцко (2006), С. Довлатова (2003), Г. Дробиз (2003), С. Иванова (1992), Е. Катасоновой (2005), А. Малышевой (1998), А. Марининой (1997), Ф. Незнанского (1996), В. Пархоменко (1986), В. Пелевина (2011), Ю. Полякова (2006, 2007), З. Прилепина (2006), А. Розовского (2007), О. Роя (2007, 2008), Д. Рубиной (2005), О. Славниковой (2007), В. Токаревой (1995); L. Beckman (2011), F. Beigbeder (2006), P. Chamoiseau (1992), Ph. Claudel (2003), J. M. G. Le Clzio (1992), Th. Cohen (2007), P. Constant (1994), M. Duras (1991), A. Gavalda (2009), J. Giono (2000), J.-Ch. Grang (2008), M. Houellebecq (2001), A. Jardin (1995), M. Levy (2004, 2007, 2009), G. Martin-Chauffier (2007), E. Orsenna (2004, 2006).

Общий корпус примеров, полученных методом сплошной выборки, составил более 5000 текстовых фрагментов на русском и французском языках.

Целью данной работы является комплексное описание синтаксических конструкций с бессоюзной связью в русскоязычных и франкоязычных художественных текстах.

Для достижения этой цели в работе ставятся следующие задачи:

  • выявить и описать дифференциальные признаки ССЦ как синтаксической единицы в русском и французском языках;
  • уточнить признаки, свидетельствующие о переходности структуры и семантики БСП и ССЦ с бессоюзной связью;
  • разработать классификацию структурно-семантических типов ССЦ с бессоюзной связью в русском и французском языках;
  • описать функционирование синтаксических конструкций с бессоюзной связью в русскоязычных и франкоязычных текстах разных типов.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Система синтаксических конструкций с бессоюзной связью включает собственно бессоюзные сложные предложения и сложные синтаксические целые. Вид связи и семантика конструкций позволяет рассматривать их  как систему. Типы БСП и ССЦ в русском и французском языках аналогичны, образуются по одинаковым моделям. Незначительные отличия касаются конкретных средств связи и обусловлены свойствами языковой системы. Так, во французском языке выделена уникальная модель БСП с отношениями уступки: фразеологизированная конструкция avoir beau + инфинитив.

2. ССЦ как конструкция с бессоюзной связью представлена двумя типами: аналогичное и неаналогичное бессоюзному сложному предложению. ССЦ, аналогичные БСП - синкретичные по структуре и семантике единицы - являются переходными между БСП и ССЦ. Такие конструкции изоморфны и изосемичны бессоюзным сложным предложениям, характеризуются монофоничностью и полипредикативностью.

3. Каждый тип сложного синтаксического целого имеет несколько подтипов. Специфика ССЦ с бессоюзной связью определяет набор критериев классификации: ССЦ с бессоюзной связью, аналогичные БСП, по типу семантических отношений подразделяются на две группы: ССЦ с дифференцированными и недифференцированными отношениями, которые, в свою очередь разделяются на типы в соответствии с характером моделирующего БСП. ССЦ с бессоюзной связью, неаналогичные БСП, подразделяются на подтипы по моделирующему ССЦ: ССЦ с цитацией, ССЦ с имплицитным смысловым звеном, ССЦ с семантической оппозицией.

4. БСП и ССЦ с бессоюзной связью являются изофункциональными, но противопоставленными по своей способности менять ракурс подачи представленных в них ситуаций: в ССЦ субъектно-речевой план меняется полностью, в бессоюзном сложном предложении – частично. Синтаксические конструкции с бессоюзной связью функционируют в русском и французском языках в одинаковых типах текста. Параллельная связь в русском языке характерна для однородных отношений между компонентами БСП и аналогичных им ССЦ с семантикой сопоставления, противопоставления, присоединения. Цепная связь характерна для конструкций с семантикой причины, следствия, времени, пояснения, с изъяснительными отношениями.

Во французском языке параллельная связь характерна для БСП и аналогичных им ССЦ с семантикой одновременности и следования. В ССЦ, неаналогичных БСП, в русском и французском языках при совмещении субъектно-речевых планов, как правило, используется смешанный тип связи.

Методологическая база исследования. Диссертационное исследование основывается на общефилософских законах материалистической диалектики о единстве формы и содержания, всеобщей связи явлений, единстве и борьбе противоположностей, причинности, переходе количественных изменений в качественные и т. д. В соответствии с данными законами язык является материальной, объективной, функционирующей и развивающейся системой, обнаруживающей тесную взаимосвязь с общественной деятельностью и неразрывно связанной с человеческим сознанием.

Общенаучным методологическим основанием диссертационного исследования являются принципы системности, антропоцентризма и детерминизма. Общенаучной основой исследования послужили работы: В. Г. Адмони (1958), Ш. Балли (1956), М. М. Бахтина (1979), В. А. Белошапковой (1977), Э. Бенвениста (1974), В. В. Виноградова (1975), В. Г. Гака (1974), И. Р. Гальперина (1981), Т. А. ван Дейка (1989), Ю. М. Лотмана (1970), О. И. Москальской (1981), А. М. Пешковского (1956), Н. С. Поспелова (1948), Е. А. Реферовской (1975), Г. Я. Солганика (1991), З. Я. Тураевой (1994), И. А. Фигуровского (1974), В. Я. Шабеса (1989), Б. Н. Ширяева (1986); G. Antoine (1959), R. Barthes (1970), F. Danes (1974), H. Frei (1929), A. Guillaume (1964), A. Sechehaye (1959), L. Tesnire (1959), R. Wagner, J. Pinchon (1962), H. Weil (1944).

Частнонаучной основой исследования послужили труды: Н. Д. Арутюновой (1998), В. В. Бабайцевой (2000), Н. С. Валгиной (2003), Л. Г. Ведениной (1991), Г. Ф. Гавриловой (2000), Е. И. Дибровой (1998), Г. А. Золотовой (1998), И. Н. Кручининой (2002), В. П. Малащенко (2002), Н. В. Малычевой (2003), К. Э. Штайн (2001); C. Amourette (2004), D. Battistelli, J.-P. Descls (2002), J. Bres (2003), L. Gosselin (2005), H. Nolke (2001), M.-A. Paveau (2006), L. Perrin (d.) (2006), A. Rabatel (1998), M. Roitman (2006).

Для решения поставленных задач в диссертационном исследовании использованы следующие методы: гипотетико-дедуктивный, метод лингвистического описания, метод контекстологического анализа, метод трансформации.

Научная новизна исследования заключается в том, что в нем впервые представлено комплексное описание синтаксических конструкций с бессоюзной связью в системно-функциональном аспекте; уточняется набор интегральных и дифференциальных признаков ССЦ с бессоюзной связью; предлагается классификация структурно-семантических типов сложных синтаксических целых с бессоюзной связью в русскоязычных и франкоязычных художественных текстах.

Теоретическая значимость исследования. Работа вносит вклад в развитие теории языка, общей теории текста и лингвистики текста, синтаксис системы синтаксических конструкций с бессоюзной связью. Исследование уточняет подходы к анализу текстообразующего потенциала данных синтаксических единиц.

Практическая ценность диссертации заключается в возможном использовании ее материалов, результатов и выводов в процессе преподавания вузовских курсов современного русского и французского языков, теории языка, теоретической грамматики, лингвистики текста, стилистики, лингвистического и филологического анализа художественного текста.

Апробация работы. Основные положения диссертации и результаты  исследования излагались в докладах и сообщениях на научных конференциях и научно-методических семинарах кафедры русского языка и культуры речи и кафедры французского языка Педагогического института ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» (2005-2012 гг.).

По теме диссертации опубликовано 10 статей, в том числе 3 в издании ВАК РФ.

Структура диссертационного исследования определяется реализацией поставленных в нем задач и доказательством выносимых на защиту положений. Работа состоит из введения, трех глав, каждая из которых завершается выводами, заключения, библиографического списка, списка словарей и источников языкового материала.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении дается обоснование выбора темы диссертационного исследования, ее актуальность и новизна, определяются цели, задачи, а также методологическая база исследования, обосновываются теоретическая значимость и практическая ценность, описывается материал исследования, формируются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Теоретические основы и принципы исследования синтаксических конструкций с бессоюзной связью современном русском и французском языках» излагаются основные этапы истории изучения бессоюзных сложных предложений и сложных синтаксических целых в русском и французском языках.

Несмотря на то, что бессоюзный тип связи между предикативными частями сложного предложения рассматривается в трудах большинства русских и французских лингвистов, занимающихся проблемами синтаксиса сложного предложения, вопрос о месте бессоюзного сложного предложения в системе сложного предложения окончательно не решен и остается одной из дискуссионных проблем синтаксической теории. В истории разработки вопроса о сущности бессоюзного сложного предложения выделяют два подхода к данной проблеме: 1) деление всех сложных предложений на сложносочиненные и сложноподчиненные и рассмотрение БСП как варианта союзных предложений поддерживалось лингвистами в течение длительного времени (см. работы Д. Я. Вальтера, А. Н. Гвоздева, В. А. Добромыслова, В. А. Кочерегиной, А. М. Пешковского, А. Г. Руднева, А. Б. Шапиро, А. Сешеэ и др); 2) бессоюзное сложное предложение трактуется как самостоятельный структурно-семантический тип сложного предложения, а в сферу сочинения и подчинения включаются только союзные сложные предложения (см. работы В. А. Белошапковой, Н. С. Валгиной, В. Г. Гака, М. П. Жоголевой, Л. Н. Луганской, Н. С. Поспелова, Е. А. Реферовской, Н. Ю. Шведовой, Б. Н. Ширяева и др.); 3) бессоюзное сложное предложение - это текст, состоящий из двух и более предложений (см. работы И. Н. Кручининой).

Исследователи французского языка называют соположением (juxtaposition) бессоюзный тип связи между компонентами БСП и ССЦ.

Французская грамматическая традиция различает три точки зрения относительно места бессоюзного сложного предложения: 1) данная единица является структурным типом сложносочиненного или сложноподчиненного предложения; 2) бессоюзное сложное предложение – вариант сложносочиненного предложения (см. работу А. Сешеэ); 3) бессоюзное сложное предложение – самостоятельный тип сложного предложения, предикативные части которого объединены недифференцированной связью, значение которой должно уточняться контекстом (см. работы Л. Г. Ведениной, В. Г. Гака, Л. И. Илия, Е. А. Реферовской, А. К. Васильевой).

Однако среди романистов, поддерживающих третью точку зрения нет единого мнения о статусе БСП. В. Г. Гак и Л. Г. Веденина считают, что БСП - это сложное предложение, предикативные части которого объединены имплицитно выраженной связью. Семантику БСП можно определить только из контекста. Е. А. Реферовская к БСП относит и собственно бессоюзные сложные предложения, и сложные синтаксические целые, компоненты которых объединены бессоюзной связью.

Первая в русском языкознании попытка четкой постановки проблемы сложного синтаксического целого была предложена А. М. Пешковским, который дал определение этой синтаксической единицы: «В собственно литературной речи (не разговорной) есть единица еще более крупная, чем сложное целое. Это сочетание предложений, соединенных союзами, союзными словами или союзными синтаксическими связями и не разъединенных разделительными синтаксическими паузами» (Пешковский 1938: 407). Однако на сегодняшний день ССЦ остается наименее разработанной областью исследования в современной лингвистике. Это подтверждается уже тем, что до сих пор ученые не пришли к единому мнению, каким термином определять сочетание предложений, посвященных одной микротеме. Среди самых распространенных терминов следует указать сверхфразовое единство (СФЕ) и сложное синтаксическое целое (ССЦ). В данном исследовании, вслед за Н. В. Малычевой, мы используем термин «сложное синтаксическое целое», поскольку именно этот термин «ориентирует на представление о синтаксической природе содружества предложений» (Малычева 2003: 24).

Статус ССЦ во французском языке долгое время оставался неопределенным, так как теории связного текста (discours) во французском языкознании не существовало до середины 1970-х гг. Французские лингвисты считали предложения верхней границей объектов, изучаемых лингвистикой, полагая, что предложение определяется только через свои составляющие; оно поддается расчленению и не является единицей более крупных единств; это самый высший уровень интеграции языковых знаков. Согласно Бенвенисту, «оно... имеет одновременно и смысл, и референцию: смысл - потому что оно несет смысловую информацию, а референцию - потому что соотносится с соответствующей ситуацией» (Бенвенист 1974: 141). Здесь проходит граница лингвистики и начинается новая сфера описания - сфера связного текста, компонентами которого являются предложения; таким образом, предложение находится на стыке лингвистики и «транслингвистики», этот термин ввел Ролан Барт для обозначения науки, изучающей единицы от предложения и далее (Барт 1978: 445).

Исследователи французского языка также несогласны с тем фактом, что наивысшей категорией в изучении языка является предложение. В. Г. Гак считает, что «грамматический анализ предложения не может ограничиваться рамками данного предложения» (Гак 2000: 773). Такой подход вызван тем, что некоторые особенности структуры предложения могут быть объяснены только при условии выхода за его границы и учета его окружающего контекста. Предложение должно изучаться не только с точки зрения своей внутренней структуры, но и как компонент более крупной единицы – СФЕ. В. Г. Гак дает следующее определение СФЕ: сверхфразовое единство - это любой смысловой и структурный элемент связной речи, единый в отношении содержания и с определенной внутренней структурой, в котором развивается одна микротема, включающая ряд событий (Гак 2000: 777). Данный подход подтверждается и в совместной работе Е. А. Реферовской, А. К. Васильевой, которые считают, что одного предложения не всегда достаточно для передачи целого высказывания. В большинстве случае необходимо несколько предложений для выражения мысли, которая является содержанием высказывания. Таким образом, высказывание, состоящее из нескольких предложений, связанных между собой, называется сверхфразовым единством (unit superphrastique). Этот термин, по мнению Реферовской Е. А. и Васильевой А. К., отражает способность предложений объединяться в одно высказывание, несмотря на знаки препинания, которые их разъединяют.

Сложное синтаксическое целое является не просто компонентом текста, а его строевой единицей. Предложение, в свою очередь, является строевой единицей ССЦ. Как предложение способно указать на взаимодействие и взаимосвязь значений слов, которые его составляют, также и сложное синтаксическое целое способно указать на взаимодействие и взаимосвязь значений предложений, его составляющих.

Во второй главе «Сложные синтаксические целые, неаналогичные бессоюзным сложным предложениям, в русском языке» рассматриваются ССЦ и БСП в сравнительно-сопоставительном аспекте в русскоязычных художественных текстах.

В синтаксисе современного русского языка существует концепция аналогичности/неаналогичности сложного синтаксического целого сложному предложению. Данная концепция была разработана в трудах профессора Н. В. Малычевой на примере союзных предложений и ССЦ с союзной связью между компонентами. Исследователь считает, что все ССЦ с сочинительной связью между компонентами можно разделить на две группы: 1) ССЦ, аналогичные сложному предложению, т. е. те, которые могу быть трансформированы в сложное предложение; 2) ССЦ, неаналогичные сложному предложению, т. е. сложные синтаксические целые, трансформация которых в сложное предложение невозможна. Вслед за ученым мы считаем, что ССЦ с бессоюзной связью также можно разделить на аналогичные и неаналогичные БСП. Наличие общих черт у БСП и ССЦ с бессоюзной связью позволяет также выделить в составе сложных синтаксических целых, аналогичных БСП, разновидности с дифференцированными и недифференцированными отношениями между компонентами и представить их как систему.

Среди синтаксических конструкций с дифференцированными отношениями между компонентами системно выделяются следующие:

  • причинные отношения: БСП: Девушка окинула меня неудивленным взглядом, видимо, она была привычна и к подсаживающимся незнакомцам, и к их импровизациям (Розовский А. Женщина с мужчиной и снова с женщиной); ССЦ: Мальчик смотрел на бывшего приятеля и пытался изменить свое представление о нем, чтобы появилась возможность ударить с искренней злостью, имеющей обоснование и оправдание. Было очень желательно найти в облике врага что-то отталкивающее, вспомнить о нем что-нибудь плохое, позорящее его (Дробиз Г. Мальчик);
  • временные отношения: БСП: Веня бросил железяку в наседавших на него, на дорогу откуда-то вылетело сразу две милицейские машины и под ор милиции и вой сирен все собравшиеся у рынка рванули в разные стороны (Прилепин З. Санькя); ССЦ: Лайнер стал круто заходить на посадку. Алексей сладко спал, дети смотрели в иллюминатор (Рой О. Муж, жена, любовница);
  • следственное значение: БСП: Водитель резко затормозил и по-каскадерски съехал на обочину: по днищу часто застукал гравий (Поляков Ю. Грибной царь); ССЦ: После этого открытия оставаться на празднике уже не было никаких сил. Виталий торопливо извинился перед именинницей, сославшись на неотложные дела, потом нашел Лану (Рой О. Черная радуга);
  • пояснительные отношения: БСП: А возле лимузинов шустрят представители «индивидуально-трудовой деятельности», еще один продукт Перестройки: шпанистого вида мальчишки предлагают протереть стекло, бабка носит кастрюлю с пирожками, одноногий инвалид продает какие-то брошюрки, худенькая девушка в косынке торгует ландышами (Акунин Б. Фантастика); ССЦ: В мгновение ока Лана организовала всех на работу. В недостроенном доме и на поляне вокруг поднялась суета. Оператор снимал здание и участок с разных сторон, проектировщики что-то измеряли, размечали, горячо обсуждали, сама Светлана умудрялась быть одновременно в нескольких местах, контролируя и направляя действия каждого (Рой О. Черная радуга);
  • сопоставительное значение: БСП: Сверху сосны и черное небо, вокруг глухие серые заборы (Акунин Б. Фантастика); ССЦ: Некоторое время мы молча сидели друг против друга. Телохранитель тем временем аккуратно повесил на плечики одежду шефа и стоял в дверях с каменным лицом, ожидая дальнейших указаний (Поляков Ю. Небо падших);
  • противительные отношения: БСП: День прошел в суматохе, вечер заканчивался еще хуже (Рой О. Черная радуга); Лана не просто не питала к дочке нежных чувств, она испытывала к ней острую неприязнь (Рой О. Черная радуга); ССЦ: Взял стакан с тумбочки, поставил его на грудь, прихватив левой рукой. Ни одна мысль не шла в голову (Прилепин З. Санькя);
  • изъяснительные отношения оформляются в синтаксических конструкциях с бессоюзной связью при помощи имплицитности, смысловой недосказанности, неясности, которую можно компенсировать контекстуально: БСП: Я отогнул краешек накрахмаленной занавески: мелькающие столбы отмеривали проносящуюся за окнами ночь (Поляков Ю. Небо падших). ССЦ: Михаил Дмитриевич встал, пошел по квартире и глянул в окно. Внизу виднелся его джип, отсюда, сверху, казавшийся почти квадратным. Леша, старательно изогнувшись, протирал стекла. В сторонке, возле дерева, притаилась, как щучка в тине, узенькая темно-синяя «девятка» (Поляков Ю. Грибной царь).

Недифференцированные отношения делают синтаксические конструкции с бессоюзной связью многомерными и предоставляют читателю возможность их собственного прочтения:

  • соединительно-сопоставительные отношения возникают при сравнении в рамках БСП и ССЦ: БСП: Сбоку от крыльца еще висел проржавевший рукомойник, под ним сохранилась широкая подставка на козлах (Рой О. Черная радуга); ССЦ: Солдатики высунули из люков мятые физиономии. Караульный с автоматом без магазина наперевес вышел из темноты (Гуцко Д. Русскоговорящий);
  • временные и сопоставительные: БСП: Не доев вишневый пирог, Катерина шепнула что-то на ухо Стиву, тот понимающе хмыкнул и повел ее к казарме (Поляков Ю. Небо падших); ССЦ: Рука об руку со Снегурочкой выходят они из зала. У дверей, как всегда, стоит Сергей Сергеевич (Катасонова Е. Депрессия);
  • временные и следственные: БСП: Этот самый Кен-Виталий сделался ее любимой игрушкой, девочка почти никогда с ним не расставалась (Рой О. Черная радуга); ССЦ: Солдатики высунули из люков мятые физиономии. Караульный с автоматом без магазина наперевес вышел из темноты (Гуцко Д. Русскоговорящий);
  • временные и причинные: БСП: В прихожей зажегся свет: пришел Гриша (Катасонова Е. Не родись красивой); ССЦ: Смотреть на него стало жутко. Маленькие глазки налились кровью, баба на груди побагровела (Акунин Б. Фантастика);
  • причинно-следственные: БСП: С его точки зрения, вещь была премерзейшая, он ее даже дочитать до конца не сумел (Рой О. Черная радуга); ССЦ: Это «никогда» вырвалось невольно и, наверное, было некстати, особенно по интонации. Вера взглянула на Игоря почти испуганно (Катасонова Е. Депрессия).

Связь между предикативными частями БСП и компонентами ССЦ с бессоюзной связью осуществляется при помощи различных средств, при этом основными средствами связи являются интонация и семантическое соотношение частей, которые опираются на лексические и грамматические средства связи. К грамматическим средствам относят: параллелизм видовременных форм и наклонений глаголов-сказуемых, контактные слова, главные и второстепенные члены: общие члены (второстепенные), порядок слов. Среди лексических средств связи выделяются: анафорические элементы, опорные слова, слова одной лексико-семантической группы.

Таким образом, наличие интегральных языковых средств связи и смысловых отношений между предикативными частями бессоюзного сложного предложения и единицами сложного синтаксического целого свидетельствует о том, что ССЦ действительно можно преобразовать в БСП, так как между частями предложения устанавливаются практически такие же отношения, что и в ССЦ.

Сложные синтаксические целые с бессоюзной связью, неаналогичные бессоюзному сложному предложению, составляют довольно большую группу, внутри которой выделяются следующие виды:

1. ССЦ с цитацией. Один из компонентов ССЦ данного вида является формой чужой речи и не может входить ни в одну из разновидностей БСП. В бессоюзном сложном предложении автору принадлежит содержание всех его предикативных частей, поэтому все речевые планы в БСП скоординированы по отношению к говорящему. ССЦ представляет собой совмещение разных субъектно-речевых планов, принадлежащих автору и герою, а значит, взаимно не проницаемых. В ССЦ экстралингвистическая действительность получает свое развитие и отражает разнообразие точек зрения на нее. Одна и та же реальная ситуация представляется в ССЦ с точки зрения автора текста и персонажа, что и создает полифонию повествования. Этот вид ССЦ включает в себя несколько подвидов:

  • ССЦ с прямой речью: И только один грустный седой мужик, владелец пилорамы, выслушал меня с сочувствием.

- Я тебя прекрасно понимаю, сынок, – сказал он, с шумом прихлебывая из алюминиевой кружки горячий чай. – Сам посуди, чем я могу тебе помочь? (Багиров Э. Гастарбайтер);

  •   ССЦ с несобственно-прямой речью: Он подумал вдруг, что Ирина сейчас в усталой горечи, в досаде и – бедная – не знает, что все кончено, что он погиб, его уже, в сущности, нет. Все кончено, и какая чепуха их ссоры, и мелкие и крупные, их жалкая грызня все эти годы, когда нужно было – так просто! – любить и любить друг друга. Как ясно это теперь и как хочется жить, а надо гибнуть… Надо гибнуть, да не все ли равно – теперь уж все кончено и жить осталось две-три минуты, и те в темени, как и вся жизнь (Рубина Д. Собака).

Несобственно-прямая речь – это речь персонажа, непосредственно включенная в речь автора. В результате авторская речь сплетается с речью персонажа: БСП: Обдумывая солидный предлог для повторного появления (ведь нельзя же просто сказать девочке, что накатило!), он в рассуждении огляделся и сразу охладел: на противоположной стороне большого внутреннего двора стояла серая машина (Поляков Ю. Грибной царь).

Несобственно-прямая речь в сложном синтаксическом целом чаще, чем в бессоюзном сложном предложении, не взаимодействует с авторской речью, когда даже не называется имя лица, которому принадлежит суждение: Тут он и вовсе перешел на шепот, так что конца фразы Ластик не расслышал. Похоже, решалась его судьба, но он думал не об этом, а о своем чудовищном провале. Он все испортил! Погубил! Поделать теперь ничего нельзя. Сейчас Дьяболини распилит Райское Яблоко… (Акунин Б. Детская книга).

В ССЦ при помощи несобственно-прямой речи передается внутренняя, не произнесенная речь персонажа: Мы с Инфантом переглянулись, задумались. Все же глубоко Жека копнула с дном океана. Не для нашего дневного, подпитого ланча (Розовский А. Женщина с мужчиной и снова с женщиной);

  • ССЦ с косвенной речью: Создатель оказался пацаном лет двенадцати, высоким, худым, со светлыми волосами вразлет и спокойными серыми глазами. Он был в застиранной рубашке чугунного оттенка, бурых холщовых штанах и, как и пришедшие к нему гости, босой. Он молча глядел на них, ни о чем не спрашивая, как бы заранее зная, зачем они пришли. Приятель объяснил, что мальчику хотелось бы посмотреть книгу, потому что он не верит, что она есть (Дробиз Г. Мальчик). Косвенная речь «строится на основе непосредственного высказывания, но передается от лица автора в виде придаточного предложения» и представляет собой синтаксическое единство двух субъектно-речевых планов: автора и персонажа. Ей свойственно отсутствие субъективно-оценочных элементов и адресованность от автора-повествователя. Присутствие субъектно-речевого плана персонажа накладывает особый смысловой отпечаток на предложение с косвенной речью, не давая ему полностью слиться с авторским планом речи.

2. ССЦ с имплицитным звеном. ССЦ данного типа разделяются на два подтипа:

  • ССЦ, которым соответствуют неоперациональные пресуппозиции. Между компонентами ССЦ существует имплицитно выраженная связь, которая, однако, легко восстанавливается благодаря «фоновым знаниям». Под «фоновыми знаниями» подразумеваются лингвистические и экстралингвистические знания говорящего и слушающего и их способность воспринимать ситуацию, осмысливать ее и соотносить с личным опытом. Таким образом, текст становится понятен тогда, когда понятна ситуация, о которой идет речь: Я моментально выбежал на улицу, махнул у обочины рукой. Через час уже, жутко волнуясь, я подъезжал к подмосковному Видному. (Багиров Э. Гастарбайтер). В качестве средства связи, лексический состав компонентов ССЦ (у обочины, подъезжал) придает необходимую связность всей поликоммуникативной структуре в целом и подтверждает, что языковое выражение опущенных звеньев совершенно необязательно для понимания смысла ситуации
  • ССЦ, смысл которых основан на операционной пресуппозиции, т. е. компоненты данных ССЦ логически связаны между собой. Каждый из компонентов представляет собой суждение. Для выявления смысла опущенного суждения необходимо сложить два других, окружающих его: С самого детства Ирина обожала горы. В этом их вкусы с отцом совершенно не совпадали (Рубина Д. Когда же пойдет снег). В данном примере отсутствует третье суждение (заключение), которое легко восстанавливается из двух других суждений: отец не любил горы.

3. ССЦ с семантической оппозицией. Внутри данной группы встречаются следующие разновидности ССЦ:

  • ССЦ, отражающие ментальный аспект ситуации. Ментальный аспект ситуации предполагает акцентирование внимания внешнего интерпретатора на рациональной и эмоциональной деятельности персонажа в связи с данной ситуацией: Виктор кивнул и пошел на вялых ногах, жалко улыбаясь. На душе было противно. Он чувствовал себя пустым дырявым мешком, смятым и ни на что не годны. (Рубина Д. Собака);
  • ССЦ, отражающие предметный аспект ситуации. Предметный аспект включает бытовую деятельность героя, а также условия, при которых эта деятельность становится возможной (реальная действительность, окружающая среда, пространство, время и др.): Холодный ветер врывался в темные переулки, шебаршил по тротуарам сухими листьями, рылся в куче сора, сметенного дворником. Было страшновато и немного грустно (Рубина Д. «Все тот же сон!..»);
  • ССЦ, компоненты которых нескоординированы по смыслу. В данных ССЦ один из компонентов имеет обстоятельство времени, а другой – места: На шестнадцатом этаже я подошёл к знакомой двери и нажал кнопку звонка. Через несколько минут внутри квартиры зашаркали шаги, в замке повернулся ключ, и передо мной возникла заспанная, опухшая с очевидного перепоя Димина физиономия (Багиров Э. Гастарбайтер);
  • ССЦ, компоненты которого не скоординированы в пространственном отношении: За стеклом замелькали колонны станции; поезд остановился. Саша дал толпе подхватить себя и медленно поплыл к эскалаторам. Работало два; Саша ответвился в ту часть толпы, которая двигалась к левому. В его голове потекли медленные и обычные для второй половины дня угрюмые мысли о жизни (Пелевин В. Принц Госплана).

Сложные синтаксические целые в отличие от бессоюзных сложных предложений являются поликоммуникативными единицами, компоненты которых представляют собой разные аспекты события: констатация явления и того, как оно сказывается на окружающей жизни, повествование, вводящее субъект и описание обстановки действия, повествование, вводящее двух субъектов по очереди.

В современном художественном тексте наблюдается тенденция к малообъемным абзацам. Это обусловлено небольшим количеством единиц в составе сложного синтаксического целого и малым количеством частей в бессоюзном сложном предложении.

Целью абзацной парцелляции является создание эпичности повествования, когда акцент делается на каждое предложение в составе ССЦ, чтобы описать драматизм ситуации, привлечь внимание читателя, сделать данный элемент повествования запоминающимся.

Деление одного ССЦ на два абзаца при парцелляции однородных сказуемых служит для отделения разных по продолжительности и эмоциональной оценке действий друг от друга: Олег отлежался в горячей влаге до легкого помутнения.

Весело почистил зубы, умылся еще раз ледяной водой и открыл дверь, натянув на сырые еще ноги джинсы, по пояс голый (Незнанский Ф. Кровная месть).

ССЦ может равняться нескольким абзацам с целью увеличить временную длительность осуществления действия:

Минуту все молчали.

Саша вышел на улицу, стоял под тихим снежком.

Следом появился Матвей (Прилепин З. Санькя). Неторопливость придает действующим лицам солидность, а их поступкам – крайнюю степень важности.

В третьей главе «Сложные синтаксические целые, неаналогичные бессоюзным сложным предложениям, во французском языке» рассматриваются синтаксические конструкции с бессоюзной связью между компонентами, их функционирование и особенности образования во французском языке.

Что касается соположения (juxtaposition), то значительная сложность определения этого способа связи компонентов сложного предложения и единиц в сложном синтаксическом целом заключается в трудности установления разницы между перечислением фактов в форме предложений, разделенных запятыми и представляющих структуру «соположения», и отдельными предложениями, разделенными точками, но содержащими такое же перечисление последовательно совершающихся фактов: БСП: Ils se lvent, ils l’entourent, ils l’embrassent, Gabriel est present aux dgoutants virtuoses, voila Gabriel (Orsenna E. L’exposition coloniale ); ССЦ: Ils se lvent. Ils l’entourent. Ils l’embrassent. Gabriel est present aux dgoutants virtuoses, voila Gabriel.

Соположение может служить выражению последовательности событий, которые внутренне, психологически связаны между собой, но могут быть и отдельными, «разрозненными», лишь внешне расположившимися в последовательном порядке.

В сущности, между «соположенными», т. е. включенными в одно сложное предложение без союзов, частями, разделенными внутри этого сложного целого посредством запятых, наличествуют такие же связи, которые могли бы быть и между отдельными  последовательными предложениями, разделенными посредством точек. Но точка и запятая - это показатели пауз разной длительности и разной разделительной силы.

Как было сказано ранее, связь между частями БСП и ССЦ с бессоюзной связью определяется существующими логическими отношениями. Следовательно, тип данных единиц можно установить из анализа их семантических и грамматических средств. В некоторых случаях он сопровождается выяснением формальных признаков, характеризующих тот или иной тип.

К грамматическим средствам связи относятся:

1) соотнесенность категории времени и наклонения: БСП: Les deux femmes hurlent, un passant tente de leur venir en aide, Robert relve son arme et l'homme dtale (Levy M. Les enfants de la libert); ССЦ: Les postes qu'Emile et Alonso occupaient la gare de triage de Toulouse taient prcieux la brigade. Ils avaient constitu avec quelques cheminots une petite quipe spcialise dans les sabotages en tout genre. L'une de leurs spcialits consistait dcoller, au nez et la barbe des soldats allemands, les tiquettes figurant sur les flancs des wagons et les recoller aussitt sur d'autres. Ainsi au moment des assemblages de convois, les pieces dtaches tant attendues Calais par les nazis filaient vers Bordeaux, les transformateurs esprs Nantes arrivaient Metz, les moteurs partant en Allemagne taient livrs Lyon (Levy M. Les enfants de la libert). Формы грамматического времени указывают на связь событий, их одновременность или последовательность;

2) порядок слов в связи с актуальным членением.

Французский язык, как язык аналитический, сохраняет в предложении прямой порядок слов (подлежащее-сказуемое-прямое/косвенное дополнение-обстоятельство), поэтому нередко рема предыдущего предложения становится темой последующего в последовательно объединенных предложениях, в параллельно объединенных - одна и та же тема сохраняется во всех предложениях.

Порядок слов, а также некоторые лексические средства, например определенный/неопределенный детерминатив, анафорические местоимения, повторная номинация и т. д., позволили классифицировать французские ССЦ по тематическим прогрессиям, предложенным чешским ученым Ф. Данешем: ССЦ с последовательной тематизацией, ССЦ с константной темой, ССЦ с производными темами, ССЦ с расщепленной темой, ССЦ с тематическим прыжком.

Среди лексических средств различают:

1) кореференцию, или различное наименование.

Данное средство может быть реализовано через местоименную анафору, лексический повтор, слова разного семантического объема (гиперонимы и гипонимы), синонимы, антонимы и др. Чаще всего в бессоюзных сложных предложениях встречается местоименная анафора, остальные случаи кореференции больше характерны для единиц высшего порядка, например для сложных синтаксических целых;

2) тематическую лексику.

Употребление слов, принадлежащих к одной лексико-семантической группе, также является средством выражения связности бессоюзного сложного предложения. Поскольку БСП, также как и ССЦ, посвящено одной микротеме, то в нем неизбежно присутствуют слова, обозначающие предметы и понятия, относящиеся к данной теме: БСП: Les arbres normes disparaissaient dans cet blouissement; de grands quartiers de forts engloutis dans la lumire n’apparaissaient plus que comme de vagues feuillages de cendre, sans contours, vagues formes presque transparentes et que la chaleur recouvrait brusquement d’un lent remous de viscosits luisantes (GionoJ. Le hussard sur le toit); ССЦ: Etre sans elle signifiait etre seule comme personne. Ma solitude avait empir depuis Christa: quand la jeune fille ne s'apercevait pas de mon existence, ce n'tait plus de solitude que je souffrais, mais de drliction. J'tais abandonne (NothombA. Antchrista);

Средства, которые встречаются только во французском языке.

Помимо вышеперечисленных средств связи, которые можно назвать универсальными, так как они могут встречаться и в других языках, во французском языке существуют свои собственные способы выражения, характерные только для данного языка. Например, фразеологизированная конструкция avoir beau+инфинитив выражает уступительное значение между компонентами БСП: Il a beau hurler que ce sont des salauds, les gardiens me tabassent, je suis plie en deux, mon paule est au sol et les talonnades continuent (Beigbeder F. Windows on the World).

Во французском языке семантика, а следовательно, и сфера функционирования синтаксических конструкций с бессоюзной связью шире, что обусловлено изменением в значении личных тонических местоимений (moi, toi, lui, elle, nous, vous, eux, elles) и их жестко закрепленной позицией  в начале предложения. При таком употреблении местоимение семантически и функционально сближается со служебными частями речи (союзами, частицами или гибридными единицами). В русском языке аналогом таких конструкций служат предложения с устойчивыми сочетаниями (служебные слова и местоимения – а я, но я, я же и др.). Общая семантика подобных синтаксических конструкций, как правило, сближается с сопоставлением или противопоставлением:

Такие единицы представлены либо как компоненты в составе ССЦ, либо как предикативная часть БСП. Конструкции такого типа синонимичны сложносочиненному предложению, однако их трансформация приводит к обязательным структурным изменениям – замена местоимения союзом: ССЦ: Le froid colore ses joues qui dpassent des lainages: la petite a bien vite un visage d’un beau rose tendre qui lui rappelle les boutons de nnuphars, ceux qui closent au tout dbut du printemps dans les mares. Lui, ses yeux pleurent. Le froid fait venir les larmes qu’il laisse couler sur son visage sans pouvoir les essuyer car il tient sa petite fille des deux mains, afin qu’aucun voleur ne puisse la lui prendre (Claudel Ph. La petite fille de Monsieur Linh); БСП: Ma soeur a ressorti ses couleurs, les garons se sont baigns; moi, j’ai observ mon chri qui ressuscitait au fur et mesure que je lui donnais des morceaux de pain recouverts de rillettes (Gavalda A. L’chape belle).

Синтаксические конструкции с бессоюзной связью во французском языке имеют много общего с сочинительными конструкциями и вместе отличаются от подчиненных тем, что объединяют грамматически самостоятельные предложения. Структурная равноценность сочиненных конструкций обусловливается тем, что сочинительный союз формально не входит ни в одну из связываемых частей, а остается между ними. В этом смысле он близок к запятой, разделяющей компоненты БСП и единицы ССЦ. Этот факт позволяет нам рассмотреть французские БСП и ССЦ с бессоюзной связью с точки зрения концепции аналогичности/неаналогичности, предложенной Н. В. Малычевой применительно к сочинительным конструкциям. Наличие общих черт у французских БСП и ССЦ с бессоюзной связью позволяет нам разделить последние на две группы: ССЦ, аналогичные и неаналогичные БСП. Среди ССЦ, аналогичных БСП, во французском языке выделяются ССЦ с отношениями: одновременности, последовательности, присоединительные, причинно-следственные, временные, отношения противопоставления, условия. Среди ССЦ, неаналогичных БСП, во французском языке также как и в русском, встречаются следующие типы:

1) ССЦ с цитацией:

  • прямая речь: Avant de le quitter, la jeune fille lui dit ceci:

- «Demain, on va venir vous chercher, Oncle. C’est votre dernire nuit ici. On vous conduira dans un endroit o vous serez mille fois mieux, bien plus tranquille et plus votre aise» (Claudel Ph. La petite fille de monsieur Linh);

  • несобственно-прямая речь: Boris trouve une chaise et s'assied. Il ferme les yeux et cherche а calmer les battements de son coeur. Pas question de rentrer bredouille, pas question de dcevoir les copains. Bien sr, ce n'est pas ce genre de vengeance que Marcel mrite, mais la dcision est prise (Levy M. Les enfants de la libert”);
  • косвенная речь: Angelo lui raconta comment il tait entr dans trois ou quatre maisons et ce qu'il avait vu dans chacune. Il ajouta que, pour les autres, elles taient pleines d'oiseaux et qu'il n'y avait pas de chances d'y trouver encore un vivant (Giono J. Le hussard sur le toit);

2) ССЦ с семантической оппозицией. В ССЦ, неаналогичных БСП, компоненты могут быть нескоординированы по смыслу. Это выражается в том, что один из компонентов ССЦ содержит обстоятельство места, другой – обстоятельство времени: Au milieu de la pice tait pos le chevalet. Quand Clara ta la couverture qui protgeait le tableau, elle offrit Johnatan ce moment unique dont il avait toujours rv. Il regarda la toile et n’en crut pas ses yeux. (Levy M. La prochaine fois). В данном примере обстоятельство времени представлено в виде придаточного времени во втором компоненте ССЦ.

3) ССЦ с имплицитным смысловым звеном: Elle n'allait jamais avec les autres, pour faire pointer son nom sur la liste, l'hotel Terminus. Elle n'tait pas juive (Le Clzio J. M. G. Etoile rrante).Выводимая из контекста информация - les juifs allaient l'hotel Terminus pour faire pointer leurs noms sur la liste.

Проведенное нами исследование показало, что:

1) БСП и ССЦ с бессоюзной связью имеют много сходных признаков и многие ССЦ могут быть трансформированы в БСП. Однако сходство БСП с ССЦ вовсе не означает их абсолютное совпадение. Нельзя забывать  о том, что знак препинания, стоящий в конце первой части, всегда несет определенную информацию, а, следовательно, синтаксически значим. Аналогичные ССЦ, допускающие преобразование в БСП, отличаются от неаналогичных ССЦ прежде всего своим прагматическим аспектом. Бессоюзное сложное предложение характеризуется семантико-синтаксическим равенством предикативных частей, содержание которых представляется в равной степени важным для говорящего. В сложном синтаксическом целом при таком равноправии частей вторая часть оказывается по своему содержанию более важной и коммуникативно значимой для говорящего, чем в бессоюзном сложном предложении. Таким образом, можно сделать вывод о том, что при одинаковых средствах связи в ССЦ и БСП разным будет то, как информация о событиях, представляемая в компонентах сложных синтаксических целых или бессоюзных сложных предложений, истолковывается, как она представлена и как оценивается говорящим в данном контексте;

2) концепция аналогичности/неаналогичности ССЦ и БСП, явление, которое характерно не только для русского языка, но и для французского. Таким образом, мы можем говорить об универсальности данного явления для языков разных групп.

В заключении обобщаются полученные результаты и подводятся итоги проведенного исследования.

Основное содержание работы отражено в следующих публикациях:

Статьи в ведущих рецензируемых журналах перечня ВАК

  1. Гонтарева З. В. К проблеме изоморфизма сложного предложения и текста (на материале русского и французского языков) [Текст] / З. В. Гонтарева // Научная мысль Кавказа. – Ростов н/Д, 2010. – № 1. – С. 173-177 (0,4 п.л.).
  2. Гонтарева З. В. К вопросу о некоторых типах бессоюзных синтаксических конструкций (на материале русского и французского языков) [Текст] / З. В. Гонтарева // Известия Южного федерального университета. Филологические науки. - Ростов н/Д, 2011. - № 1. - С. 102-109 (0,5 п.л.).
  3. Гонтарева З. В. Синтаксические конструкции на основе бессоюзной связи: системно-функциональный анализ (на материале русского и французского языков) [Текст] / З. В. Гонтарева // Известия Южного федерального университета. Филологические науки. - Ростов н/Д, 2012. - № 1.(0,5 п.л.).

Статьи в сборниках научных трудов

  1. Гонтарева З. В. Личность автора в оригинале и переводе [Текст] / З. В. Гонтарева // Концептуальные проблемы литературы: художественная когнитивность. - Ростов н/Д, 2006. - С.29-33. (0,3 п.л.).
  2. Гонтарева З. В. Соположение предложений (бессоюзие во французском языке) [Текст] / З. В. Гонтарева // Язык. Дискурс. Текст: Материалы III Международной научной конференции. - Ростов н/Д, 2007. - С. 245-247 (0,3 п.л.).
  3. Гонтарева З. В. Концепция аналогичности/неаналогичности ССЦ и бессоюзного сложного предложения в современном русском языке [Текст] / З. В. Гонтарева // Правовая политика Российской Федерации в условиях современного социально-экономического развития: Материалы II Международной научно-практической конференции. - Ростов н/Д, 2007. - С. 249-250. (0,2 п.л.).
  4. Гонтарева З. В. К вопросу о полифонии сложного синтаксического целого [Текст] / З. В. Гонтарева // Континуальность и дискретность в языке и речи: Материалы II Международной научной конференции. - Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 2009. – С. 111-112 (0,2 п.л.).
  5. Гонтарева З. В. Средства выражения синтаксических отношений между частями бессоюзных конструкций во французском языке [Текст] / З. В. Гонтарева // Язык. Дискурс. Текст: V Международная конференция, посвященная юбилею профессора Г. Ф. Гавриловой: Труды и материалы. - 2010 г. - Ч. 1. - С. 85-87 (0,3 п.л.).
  6. Гонтарева З. В. Языковые средства выражения текстовой категории когезии в современном французском языке [Текст] / З. В. Гонтарева // Французская филология: традиции и современность: межвузовский сборник научных трудов, посвященный 80-летию образования Педагогического института ЮФУ. - Ростов н/Д: ИПО ПИ ЮФУ, 2011. - С. 29-34 (0,3 п.л.).
  7. Гонтарева З. В. Средства выражения текстовой категории связности в бессоюзном сложном предложении в современном русском и французском языках [URL: http//science-journal.eu/] / З. В. Гонтарева // Язык, личность и общество в современном мире. - Болгария, Солнечный Берег. - 2011. (1,4 п.л.).






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.