WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ВАЛИЕВА ЛЕНИЗА ГАЗИНУРОВНА

СЕМАНТИКА И РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ КАУЗАЛЬНОСТИ

В ТАТАРСКОМ ЛИТЕРАТУРНОМ ЯЗЫКЕ

10.02.02 – языки народов Российской Федерации

(татарский язык)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата филологических наук

Казань – 2012

Работа выполнена в отделе лексикологии и диалектологии Института языка, литературы и искусства им. Г.Ибрагимова Академии наук Республики Татарстан

  Научный руководитель:

доктор  филологических наук  профессор

Закиев Мирфатых Закиевич

Официальные оппоненты:

Салимова Дания Абузаровна,

доктор филологических наук  профессор,

заведующая кафедрой русского языка и

контрастивного языкознания филиала

ФГАОУВПО «К(П)ФУ» в г. Елабуга

(г. Елабуга)

Салахутдинова Зифа Фаниловна,

кандидат филологических наук, 

старший преподаватель

ФГБОУ ВПО «НИСПТР» (г. Наб. Челны)

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Стерлитамакская государственная педагогическая академия им. Зайнаб Биишевой»

Защита состоится «27» марта 2012 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 022.001.01 при Институте языка, литературы и искусства им. Г.Ибрагимова Академии наук Республики Татарстан по адресу: 420111, г. Казань, ул. Лобачевского, 2/31.

С диссертацией можно ознакомиться в Центральной научной библиотеке Казанского научного  центра  РАН  (Республика  Татарстан, г.Казань, ул. Лобачевского, 2/31).

Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте ИЯЛИ им. Г.Ибрагимова АН РТ «24» февраля 2012 г. (http://iyali.ucoz.com/index/dissertacii_na_soiskanie_stepeni_kandidata_nauk.html). Режим доступа: свободный.

Автореферат разослан «24» февраля 2012 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук доцент Тимерханов А.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования. В условиях антропоцентризма современной лингвистической науки исследование языковой реализации каузальности имеет непосредственную связь с мышлением и представляет несомненный научный интерес. 

В толковых словарях русского языка каузальность трактуется как «причинная связь явлений, причинность»1. Причинность же является философской категорией, которая определяется как «генетическая связь явлений объективного мира в процессе их развития, состоящая в том, что одно явление (причина)… порождает другое (следствие)»2. Причина и следствие неразрывны друг от друга, так как каждая причина имеет свое следствие, а любое следствие вызывается какой-либо причиной. Проблема каузальности интересовала еще античных философов и явилась объектом исследований и дискуссий в философии.

В философском аспекте каузальность рассматривается в исследованиях таких философов, как Демокрит, Аристотель, Платон, Б. Спиноза, Г.В.Ф. Гегель, Д. Юм, П.А. Гольбах, Т. Гоббс и др.

В западноевропейском и русском языкознании изучению каузальности придается большое значение, имеются монографические исследования, посвященные этой проблеме (А.М. Аматов, Г.А. Кононова, В.В. Лабутина, Ю.Ю. Леденев, М.А. Пахомова, А.В. Прожога, Е.Ф. Пугачева, И.Я. Рыбакова, Н.А. Холонина3 и др.).

В тюркологии каузальность изучается в сравнительном плане (О.Д. Абумова, Н.Н. Дробышева, М.Г. Сымулов, С.Ж. Тажибаева, Г.В. Хораськина, К.С. Чонбашев 4).

В современной лингвистике, когда большое внимание уделяется исследованию семантических возможностей языка и наблюдается повышенный интерес к функциональному описанию разных языковых явлений, каузальность все чаще становится объектом пристального внимания и всестороннего изучения. В татарском языкознании, несмотря на то, что отдельные аспекты проблемы каузальности отражены в грамматиках А. Троянского, А. Казем-Бека, К. Насыри, Дж. Валиди, Г. Ибрагимова, Г. Алпарова, В.Н. Хангильдина, М.З. Закиева5

, в монографическом плане данный вопрос не  изучен, репрезентация каузальности в татарском литературном языке не представлена в полном объеме. Исследование каузальности с точки зрения современных достижений лингвистической науки, с одной стороны, и неизученность данной проблемы в татарском языке во всех ее аспектах – с другой, обусловливают актуальность диссертационной работы.

Объектом исследования являются лексические и синтаксические единицы с каузальной семантикой.

Предметом исследования выступают семантические разновидности и особенности репрезентации каузальности в татарском литературном языке.

Цель диссертационной работы состоит в выявлении семантических видов и особенностей репрезентации каузальности в татарском языке на материале татарской художественной литературы преимущественно второй половины ХХ века, современной периодики, фольклора.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

1) изучить теоретические аспекты проблемы семантики и репрезентации каузальности в языкознании;

2) выявить семантические особенности каузальных конструкций;

3) выявить репрезентативные особенности каузальных конструкций;

4) определить, между какими синтаксическими единицами устанавливаются каузальные отношения;

5) проследить, в какой последовательности репрезентируется каузальное отношение;

6) определить средства выражения каузальных отношений между предшествующей причиной и последующим следствием; предшествующим следствием и последующей причиной.

Материалом исследования послужили языковые факты, полученные методом сплошной выборки из художественных текстов татарских писателей преимущественно второй половины ХХ века, отдельные предложения привлекались из современной периодики и фольклора. Первоначально была составлена картотека, содержащая более 3000 карточек. Картотека анализируемых единиц после их выборки составила более 1500 примеров. Предложения, которые не были использованы в ходе анализа, представлены в Приложении 3 данного диссертационного исследования.

В работе были использованы материалы «Толкового словаря татарского языка» (2005), «Татарско-русского фразеологического словаря» (2001), «Русско-татарского словаря» (1991), «Русского толкового словаря» (1994), «Философского энциклопедического словаря» (1989), а также «Словаря терминов по языкознанию» (2005).

Методы исследования. Выбор методов исследования обусловлен целью и задачами диссертационной работы. Были применены следующие методы: метод лингвистического наблюдения и описания, сопоставительный, статистический, структурно-семантический методы, метод трансформационного анализа.

Методологическую основу работы составили труды татарских и русских языковедов А.М. Аматова, А.В. Бакулева, Р.А. Вафеева, М.В. Всеволодовой, М.З. Закиева, И.Я. Рыбаковой, Р.М. Теремовой и др., посвященные исследованию каузальности.

Научная новизна диссертационной работы заключается в том, что впервые, опираясь на философские, грамматические исследования каузальности в общем, русском языкознании и тюркологии, предпринята попытка выявить смысловые разновидности, систематизировать и наиболее полно представить средства выражения каузальности в татарском языке. Диссертация является первой монографической работой, посвященной исследованию семантики и репрезентации каузальности в татарском литературном языке.

Теоретическая значимость состоит в том, что результаты исследования значимой лингвистической категории, семантических разновидностей и особенностей репрезентации каузальности в татарском литературном языке обогащают и расширяют научно-теоретическую базу для дальнейших исследований по соответствующей проблематике. 

Практическая значимость. Результаты данной работы могут быть использованы при разработке теории функционально-семантических полей в татарском языке, а также при составлении школьных и вузовских учебников по синтаксису татарского литературного языка.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Каузальность в татарском литературном языке устанавливается между членами предложения, между предложениями в составе сложных предложений, между основными предложениями и присоединительными конструкциями, между вставочными и основными предложениями, между самостоятельными предложениями и между абзацами.

2. В определенном контексте модальные средства способны усилить, конкретизировать каузальную семантику или указывать на предположительность причины / следствия.

3. При репрезентации причинно-следственных отношений с помощью аффиксов направительного и исходного падежа, аффиксов деепричастий, послелогов и послеложных слов, подчинительного союза чнки, конструкций с дип, дигч, дигнг кр средство выражения каузальности находится в причинной части; при репрезентации каузальности относительными (союзными) словами и словом димк средство выражения располагается в следственной части.

4. Несмотря на то, что по философской трактовке причина порождает следствие, в языковой структуре причина может вытекать из уже имеющегося следствия.

Апробация работы проводилась в рамках следующих республиканских, всероссийских и международных научных конференций: республиканской научно-методической конференции «Актуальные проблемы татарского языка, литературы и методики их преподавания» (4 февраля 2011г., г.Актаныш); республиканской научно-практической конференции молодых ученых и аспирантов «Наука XXI века: проблемы филологии и искусствоведения» (18 мая 2011 г., г.Казань); всероссийской научно-практической конференции «Ренат Харис и современная татарская литература и культура» (21 апреля 2011 г., г.Казань); III Международной тюркологической конференции (5-6 октября 2010 г., г.Елабуга); Международной научной конференции «Перспективы развития современный филологии» (30-31 августа 2011 г., г.Санкт-Петербург). По теме диссертационного исследования также имеются публикации в сборнике научно-методических трудов «Вестник НГПИ» (Вып. 18, 2010), учебно-методических журналах «Мгариф» (№ 8, 2010) и «Наука и школа» (№ 1, 2011).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, выводов по каждой из глав, заключения, списка использованной литературы, списка лексикографических и художественных источников, трех приложений. В начале работы приводится список принятых сокращений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении раскрывается актуальность выбранной темы, определяются объект, предмет, цель и задачи, материал и методы исследования, обосновываются научная новизна работы, теоретическая и практическая значимость исследования, формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Краткая история и теоретические основы изучения каузальности» каузальность рассматривается как философская и лингвистическая категория; дается история изучения семантики и репрезентации каузальности в общем и русском языкознании, в тюркологии и в татарском языкознании.

В языкознании каузальность изучается в нескольких аспектах: описываются каузальные предлоги и анализируются словосочетания, в составе которых имеются данные предлоги (Л.В. Маркина, Н.С. Попова, Р.Г. Султанова, А.М. Финкель6); каузальные отношения изучаются на уровне простого (О.В. Беленькая, В.В. Жданова, Т.А. Ященко7) и сложного предложений (Л.Л. Бабалова, Л.В. Бардина, О.Д. Боев, Е.Н. Виноградова, М.В. Донецкая, Е.П. Зеленская, Т.В. Иванова, В.И. Силина, Г.В. Соколова, А.Н. Суровцев, А.М. Устинов8) и на уровне текста (М.А. Пахомова, Л.В. Шкодич9). Кроме того, существуют труды, посвященные изучению не причинно-следственных, а только следственных отношений (Н.М. Андреев, Н.И. Бурдина, В.И. Кирсанов, С.А. Кузьменко, Н.Д. Рыбка, Ж.Н. Тимофеева10) и сопоставительному описанию конструкций, выражающих каузальность, в разных языках (Р.А. Вафеев, Н.В. Гелашвили, В. Кнут, Р. Павлова, И.А. Султанова, О.В. Фетисов11).

К изучению каузальности используется и функциональный подход (А.В. Бакулев, А.В. Бондарко, Л.И. Камынина, А.В. Карышева, Р.М. Теремова12

).

Изучение смысловых особенностей каузальных конструкций позволило выявить следующие семантические разновидности каузальности в татарском языке:

1. Способствующая причина.

Причина способствует выполнению действия: Без бурлы бия аркасында аякка бастык (Г.Ибраимов. Алмачуар). Благодаря гнедой кобыле мы встали на ноги.

2. Пассивная или неосознанная причина.

В основном такая причина связана с эмоциональным, психическим состоянием. Например: Эчке киеренкелектн бит урталарына кызыл тимгеллр чыга (С.Зыя. Сыну). От внутреннего напряжения на лице выступают красные пятна.

Неосознанная причина может привести как к неосознанному, так и к осознанному следствию. Например:

1) Неосознанная причина, которая привела к неосознанному следствию: Шатлыктан кулларым дерелдп китте (Г.Бширов. Туган ягым – яшел бишек). От радости у меня задрожали руки. В данном предложении следствие (кулларым дерелдп китте ­– задрожали руки) возникает независимо от воли и желания субъекта действия, т.е. неосознанно.

2) Неосознанная причина, которая привела к осознанному следствию. Например: Хтта шул шатлыгыннан, аерылышканда, кессенд калган согы кмеш берлекне Мирсетк чыгарып бирде (Р.Мхммдиев. Сират кпере). От этой радости при прощании вынула из кармана последнюю серебряную монету и дала Мирсаиту. В этом случае следствие (кессенд калган согы кмеш берлекне Мирсетк чыгарып бирде – вынула из кармана последнюю серебряную монету и дала Мирсаиту) является осознанным, так как субъект действия добровольно совершает данный процесс. 

3. Следственная причина: Шундый батыр сугышу нтисенд ирг ммкин булмаган урыннарда да иеп чыгалар (А.Шамов. Бер мхббт турында). В результате такого самоотверженного сражения они побеждают даже там, где это невозможно.

4. Возместительная причина.

Какое-нибудь событие или процесс является поводом для возникновения результата, следствия: Кырык алтынчы ел башында кайтты ул. Лкин аны, сирлект булганы чен, бернич айдан Себерг озаттылар (М.Хуин. Укалы карлар). Он вернулся в начале сорок шестого года, но через несколько месяцев его отправили в Сибирь, из-за того что он был в плену.

5. Поощрительная причина: Аны Ризван абыйга Кенигсбергны алгандагы батырлыгы чен сугыш беткч биргннр (.Гаффар. Сиртмле бишек). Ее [лошадь] Ризвану абый дали после окончания войны за проявленное мужество во время взятия Кенигсберга.





6. Мнимая или предположительная причина: Шушындый ук тынлык м тынычлык алгы сызыкта да хкем ср булса кирк, ул тарафтан да туплар грелтесе ишетелми, яралылар агылып кайтмый… (.Еники. Без д солдатлар идек). Должно быть, такая же тишина сохраняется и на передовой, не слышны канонады, оттуда не возвращаются раненые. Говорящий по наличию конкретных фактов (ул тарафтан да туплар грелтесе ишетелми, яралылар агылып кайтмый – не слышны канонады, оттуда не возвращаются раненые) предполагает, что может быть причиной этому (шушындый ук тынлык м тынычлык алгы сызыкта да хкем ср булса кирк – должно быть, такая же тишина сохраняется и на передовой).

Следует отметить, что особый подвид составляют примеры, в которых выражается эмоциональное состояние субъекта. В таких предложениях придаточная часть является не просто причиной, а источником психического состояния, описанного в главной части. Например:

Сдгр ят ирд улын ирлгн, шуа кефе юк иде (М.Хбибуллин. Илчег лем юк). Купец похоронил на чужбине сына, поэтому нет настроения.

Аны хзер бер кзе сукыр иде, шунлыктан ул чиннрг аеруча члекле иде (Н.Фттах. Сызгыра торган уклар). Один его глаз был незрячим, поэтому он был особенно зол на чинов.

Также в этой главе приводится характеристика понятия «функционально-семантическое поле каузальности», и описываются зоны его пересечения с функционально-семантическими полями таксиса и условия. Как показали наблюдения, даже если причина должна предшествовать следствию, в сложных предложениях этого типа обычно сказуемые в обеих частях имеют одинаковую временную форму. Это можно объяснить тем, что в некоторых случаях действие причины продолжается и после наступления следствия. Например: Баадирны сокланып каравын бик лл кайчан сиз-тоя килде, шуа кр ул ле алгарак чыгып чапты, ле баадир белн янш атын атлатып барды (М.Хбибуллин. Илчег лем юк). Бикэ давно ощущала на себе восторженный взгляд бахадира, поэтому она то обгоняла его, то скакала рядом.

Хотя сказуемые частей сложного целого и выражаются одинаковой временной формой, в большинстве случаев следствие возникает после причины: Фрит аны бу сзлрне кызык чен ген йтмвен бик яхшы алады, шуа кр ан тынычлыгы качты (Ф.Садриев. Та иле). Фарит очень хорошо понял, что он сказал эти слова не ради забавы, поэтому душевное спокойствие пропало.

Как видим, в предложениях, выражающих каузальность, часто используется форма прошедшего времени. Это наблюдается не только в татарском, но и в русском языке. «Так как причина в системе отношений обусловленности представляет собой реализованное условие, в подавляющем большинстве причинных предложений глагол стоит в форме прошедшего времени»13

.

Если результат (следствие) возникает в тот самый момент, как начинает действовать причина, сказуемые частей сложного целого бывают в одинаковой временной форме. Тем не менее содержание компонентов сложного предложения указывает на последовательность событий: Шулчак стл стен йгн ашъяулыкны кулы белн ялгыш тартып ибрде д чокыр иднг тшеп члпрм килде (М.Хуин. Ак колын). В тот момент он нечаянно потянул скатерть, и чашка, упав на пол, разбилась вдребезги.

Последовательность причины и следствия может выражаться разными временными формами сказуемых компонентов сложного предложения: …Бусын беркем д йт алмый, чнки аларны язмыш йомгагы стелеп ташланган (Ф.Садриев. Та иле). …Этого никто не может сказать, потому что их клубок судьбы распутался.

Сочетание форм будущего времени в придаточной части с формами настоящего или прошедшего в главной встречается очень редко: Ирт кайтсалар, аларны эшк кушачаклар, шуны чен алар булган чаклы сога калырга тырышалар икн (Г.Ибраимов. Яз башы). Если они придут домой рано, их заставят работать, поэтому они стараются остаться на озере как можно дольше.

В таких случаях, как отмечает А.М. Аматов, исследуя подобные предложения в английском языке, «в настоящее время мы имеем дело со следствием, причина которого – в будущем, то есть этой причины на самом деле еще нет»14. Однако это не значит, что следствие может происходить раньше своей причины. Считается, что такое сочетание форм времени возможно, «когда форма будущего времени приобретает дополнительные оттенки уверенности в совершении действия, неизбежности, граничащей с реальностью факта»15. В вышерассмотренном конкретном примере в качестве дополнительного оттенка уверенности выступает форма определенного будущего времени в придаточной части (эшк кушачаклар). Таким образом, «…предложения в будущем времени отражают не положение вещей, а ту или иную степень уверенности говорящего в том, что каузируемое событие произойдет»16.

Формы будущего времени – в главной, а настоящего – в придаточной встречаются, когда сказуемые главных частей выражают психическое состояние, а не действие: лсм д кенмячкмен, чнки сйгнем яншмд тора (М.Хбибуллин. Илчег лем юк). Даже если умру, не пожалею, потому что любимая находится рядом.

В редких случаях следствие возникает одновременно с причиной. В «Философском энциклопедическом словаре» таким явлениям дается следующее объяснение: «Причина во времени предшествует следствию, но вместе с тем существует более или менее длительная стадия, когда причина и следствие сосуществуют вместе…»17. Это встречается и в языковой структуре. Например: (1) Нуриасманы тавышы тыныч, салкын иде, (2) чнки ул йркне инде лл кайчан дрлп янып беткн почмагыннан чыга иде (Ф.Садриев. Та иле). (1) Голос Нуриасмы был спокойным, холодным, (2) потому что он выходил из давно угасшего уголка сердца. В данном предложении причина (2) остается порождающим фактором, следствие же (1) находится в зоне продолжающегося причинного действия и может завершиться одновременно с окончанием действия причины.

Отношения одновременности могут выражаться с помощью деепричастий: Тн шеп-туып калтырана (Н.Гыйматдинова. Эзлмгез ирдн…). Тело дрожит от холода (букв. замерзая).

Взаимосвязь причинно-следственных и временных отношений осложняется еще и тем, что форма деепричастия -гач/-гч, -кач/-кч, при помощи которой придаточное причины может присоединяться к главному предложению, служит и как средство связи придаточного времени. Тем не менее это средство всегда репрезентирует каузальность, если глагольная форма (деепричастие) содержит аффикс отрицания: ире булмагач, сыер малы асрау кыенга тш (М.Хуин. Кеше келе – зе бер кояш). Из-за того что нет земли, трудно содержать корову. Иногда аффикс -гач/-гч, -кач/-кч репрезентирует каузальность, даже если деепричастие в утвердительной форме: Хер, авылдан читт яшгч, ркемне д хтерг тшерерг ае да чыкмагандыр (М.Хуин. Кубыз). Наверное, не было и возможности вспомнить всех, потому что жил далеко от деревни.

Временная асимметрия относится к одним из свойств каузального отношения. «Во времени причина всегда предшествует своему следствию или одновременна с ним, но следствие никогда не может произойти раньше своей причины»18.

Между предложениями могут устанавливаться не только каузальные, но и условно-следственные отношения, которые тоже тесно связаны с временной последовательностью действий. Условие, как и причина, является предшествующим событием. Как показал анализ собранных нами примеров, часто вместе с формой условного наклонения, репрезентируя каузальность, используются и другие средства: Колагы чыласа, димк, сине сйлилр (Ышану). Если у тебя звенит в ушах, значит, о тебе говорят.

Как видим, в вышеприведенном предложении, подчеркивая значение вывода, следствия, употреблено слово димк (значит). Логически формальный показатель условного наклонения (аффикс -са/-с) здесь не может выражать реальное условие, так как звон в ушах не является условием того, чтобы о тебе говорили.

Вторая глава «Семантика и репрезентация каузальности между членами предложения в татарском литературном языке» состоит из пяти разделов, в которых изучаются падежные, причастные и деепричастные формы, послелоги и послеложные слова, наречия причины, однородные сказуемые, репрезентирующие каузальность в простом предложении. При выражении каузальных отношений между членами предложения причина находится в пре-, следствие – в постпозиции (при прямом порядке слов). Семантика и репрезентация каузальности между членами предложения в татарском литературном языке представлена в таблице 1.

Таблица 1.

Семантика и репрезентация каузальности

между членами предложения в татарском литературном языке

Значение каузального отношения

Репрезентация

Примеры

Выражение объекта (или действия), порождающего процесс и являющегося его причиной

Внешняя причина

  • аффикс исходного падежа (-дан/

-дн, - тан/-тн,

-нан/-нн)

  • аффикс направительного падежа (-га/-г,

-ка/-к)

  • послелог чен 

Уяндык ишек шакудан… (Р.Харис. Исемсезлр). Проснулись от стука в дверь.

Мин шатлыгымнан кая сикерерг урын тапмыйм (Г.Ибраимов. Алмачуар). От радости я не нахожу себе места.

злре д шулай пхт, кяз булуларына бик кангать, шат шикелле (.Еники. Без д солдатлар идек). Они, кажется, и сами очень довольны своей чистотой и опрятностью.

Буйга зурлыгы чен аны Озын Хафиз дип йртлр (Г.Ибраимов. Алмачуар). За высокий рост его прозвали Длинный Хафиз.

Внутренняя причина (эмоционально-психическое состояние субъекта действия)

Указание на причину основного действия

  • послеложное слово сбпле
  • послелог чен
  • послеложное слово кр
  • наречия причины

Ул бай белн безне ти арасында, ниндидер бер ир талашы сббеннн, лл кайчаннан бирле дошманлык бара иде (Г.Ибраимов. Алмачуар). Из-за спора о земле между этим баем и моим отцом с давних пор шла вражда.

Атларга бер солы клтсен артык биргн чен д днья чаклы тавыш куптара торган адм (Г.Ибраимов. Карт ялчы). Такой человек поднимает шум из-за каждого снопа овса, отданного лошадям.

…Нсел-нсб ебен яхшы белгнг кр, искртерг кирк тапты (Р.Мхммдиев. Сират кпере). …Так как хорошо знал родословную, посчитал нужным предупредить.

Ирексездн трлесен уйларга туры кил аа ялгызлыкта (.Еники. Тынычлану).  В одиночестве ему приходится поневоле думать о разном.

Подчеркивание следственного компонента каузальности

Положительное следствие

  • послеложное слово аркасында
  • в редких случаях послелог чен

Шушы мылтык аркасында тегермн д, яргыч та, сушилка да исн калды (Р.Влиев. Мирас). Благодаря этому ружью и мельница, и молотилка, и сушилка уцелели.

Бу дуамал авылдашым аркасында миа да шактый элкте ул елларда (Р.Тхфтуллин. Авылдашым Нби). Из-за моего озорного земляка и мне порядком попадало в те годы.

ти чен шулай кимсеттелр м нахакка кыерсыттылар (Р.Харис. Ршит Ваапов). Из-за отца меня унижали и обижали.

Отрицательное следствие

Выражение объекта, являющегося причиной выполнения процесса

  • послелог белн

Кичен, йрдн м эштн д бигрк, зене бетмс борчулары белн тмам талчыккан Срвр Нбине уттан алып суга салып тиргрг тотына иде (Р.Тхфтуллин. Авылдашым Нби). Вечерами, вконец измученная не столько работой, сколько заботами и хлопотами, Сэрвэр набрасывалась на Нэби.

Выражение обязательного, невозможного исключить следствия

  • послелог нтисенд

А.Насыйбуллин м .Ишмурзиннар белн аралашу нтисенд ул социализм идеялрен тартыла (Р.Мхммдиев. Сират кпере). В результате общения с А.Насибуллиным и А.Ишмурзиным он начинает интересоваться идеями социализма.

Обозначение причины, заключенной в добавочном (дополнительном) действии

  • деепричастные формы (-ып/-еп;

-гач/-гч, -кач/

-кч)

Баласын тартып алуларыннан куркып, ккрген ныграк кысты (М.Хуин. Кулаклар колхозы). Испугавшись, что ребенка отберут, сильнее прижала к себе.

Один процесс выступает причиной возникновения другого

  однородные сказуемые

Карчык башына тшкн бу хсртне ктр алмады, шул кннрд к днья куйды (Г.Галиев. Каракош сыртында). Старуха не смогла пережить это горе и в скором времени перешла в мир иной.

В третьей главе «Семантика и репрезентация каузальности между предложениями в татарском литературном языке» анализируются семантика и репрезентация каузальности между предложениями в составе сложноподчиненных и сложносочиненных предложений.

В сложных предложениях каузальность репрезентируется с помощью определенного набора средств. В данном исследовании было обращено внимание на то, в какой части каузальной конструкции (причинной или следственной) располагается средство выражения каузальности. Было установлено, что при репрезентации причинно-следственных отношений аффиксами направительного и исходного падежа, а также аффиксами деепричастий, послелогами и послеложными словами, подчинительным союзом чнки, конструкциями с дип, дигч, дигнг кр средство выражения каузальности находится в причинной части: Тирмнебез авылдан читтрк булганга, миа анда барып йрерг сирк туры кил иде (Г.Ибраимов. Ктчелр). Мельница наша стояла в стороне от деревни, и бывать в деревне приходилось редко; Анда, лабораторияд, куяннар итмгнлектн, эшсез утыралар икн (Х.Камалов. Куян кзе ниг кызыл?). В лаборатории, оказывается, сидят без дела, так как не хватает зайцев; Радиола кызып, йг резин ислре чыккан иде (Х.Сарьян. Паку!..). Радиола нагрелась, и запахло резиной; ле малайлык тавышы чыгып бетм сбпле, еш кына хатын-кыз рольлрен д башкарырга туры кил Мирсетк (Р.Мхммдиев. Сират кпере). Так как у Мирсаита еще не сформировался мужской голос, ему часто приходилось исполнять женские роли; Авылга кадр шулай итклшеп кайттылар, чнки Смбел дм карагыда бтенлй бара алмый иде (.Гаффар. Сиртмле бишек). До самой деревни шли, держась за руки, потому что Сюмбель совсем не могла идти в кромешной тьме; тие-ние шушы йомыкый малайга кояш кебек кызыбызны бирмибез, дигч, мин сине урлап качтым (М.Хуин. Иснме, Раушания!..). Я похитил тебя, так как родители отказались выдать тебя за меня.

При репрезентации каузальности относительными (союзными) словами шуа, шунлыктан, шуны аркасында, шуа кр, шул сбпле и словом димк средство выражения располагается в следственной части: Тик зурлар уенына керерг аа ле иртрк, шуа з тинре белн читтн карап тора (М.Хуин. Ак колын). Но ему еще рано играть с взрослыми, поэтому наблюдает со стороны со своими сверстниками; Шуны стен радиода уйнаштыра, димк, аны кпмедер дрд профессиональ курайчы диярг д була (.Еники. Курай). Он частенько выступает по радио, следовательно, в какой-то степени его можно считать профессионалом.

Когда каузальность репрезентируется при помощи интонации ожидания, после первой (следственной) части делается определенная пауза, и далее следует причинная часть: Кп вакыт рецептыны да кирге булмый: кичтн ут янып яткан бала иртнг инде клеп уянган була (Х.Сарьян. Паку!..). Да и лекарство часто не успевает понадобиться: ребенок, с вечера огнем горевший, просыпается утром веселый, бодрый.

Каузальные отношения являются логико-синтаксическими отношениями, не всегда выражаются формально и могут устанавливаться между предложениями в составе сложносочиненных предложений. Каузальность в данном случае репрезентируется семантикой частей, при этом причинная часть всегда находится в препозиции: Тнл ишеп кар яуган, ир сте ап-ак иде (Х.Сарьян. Паку!..). Ночью шел сильный снег: землю выбелило.

В татарском языке грамматическим средством связи компонентов  сложносочиненных предложений с каузальной семантикой служат сочинительные союзы да/д, та/т, м. Исследованный языковой материал показал, что они могут выражать:

  • Развивающееся действие (второе действие является следствием первого): Шулчак стл стен йгн ашъяулыкны кулы белн ялгыш тартып ибрде д чокыр иднг тшеп члпрм килде (М.Хуин. Ак колын). В тот момент он нечаянно потянул скатерть, и чашка, упав на пол, разбилась вдребезги.
  • Действие второго предложения может следовать за действием первого, объясняясь им, будучи мотивировано им: Нуриасма кодагыены бераз кнлшеп карап утыруын сизде м аа тагын кыен булып китте (Ф.Садриев. Та иле). Нуриасма заметила завистливый взгляд кумы, и ей снова стало неловко.
  • Второе действие может следовать за действием первого, как его естественное следствие: Быел игеннребез уар да кзге байлык мул булыр  (М.Хуин. Кулаклар колхозы). Нынче хлеба уродятся, и урожай будет богатым.

Как показывают примеры, в союзных сложносочиненных предложениях с каузальной семантикой в первой части называется причина, а вторая часть представляет собой изложение факта, являющегося следствием данной причины. Порядок компонентов сложного предложения при этом строго фиксирован. Предикативная единица, выражающая значение следствия, всегда следует за частью, которая содержит в себе значение причины, и не может находиться в препозиции.

Иногда для передачи каузальности в одном предложении могут употребляться и сочинительные, и подчинительные средства. Например, в предложении Бу кл Сн иренд и зур кллрдн санала иде м шуны чен д ул Дигез-кл дип атала иде д (Н.Фттах. Сызгыра торган уклар) Это озеро считалось самым большим на земле Сунь, и поэтому оно называлось озером Море использованы и сочинительный союз, и относительное (союзное) слово.

Встречаются предложения, содержащие в себе и синтетические, и аналитические средства выражения каузальности: Ччк т атмагач, ул, димк, орлык белн ишйми (Г.Хснов. Абага). Раз не цветет, значит, не размножается семенами. В данном предложении имеется аффикс деепричастия -гач (синтетическое средство) и слово димк (аналитическое средство). 

В четвертой главе «Некоторые другие способы репрезентации каузальности в татарском литературном языке» изучается семантика и репрезентация каузальности между основными предложениями и присоединительными конструкциями: Келд курку хисе уянды. Ялгызым булудан (Г.Хснов. Абага). В душе появилось чувство страха. От одиночества; между вставочными и основными предложениями: Нуриасма аа тыштан ачуланган була (чнки эчке шатлыкны ничектер яшерерг кирк!), пклгн була, аны зен рти (Ф.Садриев. Та иле). Нуриасма делает вид, что сердится на него (потому что надо как-то скрыть свою внутреннюю радость!), что обиделась, дразнит его самого; между самостоятельными предложениями и между абзацами: Боларны ишетеп кен бел Злфия. ги ана белн аралашканы юк (Н.Гыйматдинова. Эзлмгез ирдн…). Зульфия знает все это только понаслышке. Она не общается с мачехой.

Как видим, основное предложение выражает следственную часть, присоединенная синтагма выражает и подчеркивает причинный компонент. Также в большинстве случаев основным предложением выражается – следственная, а вставочным – причинная семантика. Когда каузальность устанавливается между самостоятельными предложениями, в первом предложении называется следствие, причина раскрывается в следующем отдельном предложении.

Изучение лексикографических источников позволило выявить лексические средства выражения каузальности: отдельные слова, т.е. лексические единицы с причинной/следственной семантикой (сбп, сбпле, сбплелек, сбпсез, нигез, сылтау, этргеч, стимул, мотив, гозер, гаеп, нти, нтиле, нтилелек, йомгак, сземт, имеш, эффект, эффектлы, эффектлылык, йогынты, продукт, продуктив, продуктивлык, импульс – причина, причинный, причинность, беспричинный, основание, повод, стимул, мотив, вина, следствие, результат, результативный, вывод, плод, эффект, эффективный, эффектный, эффективность, влияние, продукт, продуктивный, продуктивность, импульс). Лексические средства выражения каузальности отличаются от синтаксических единиц тем, что они содержат в себе только причинную/следственную семантику. А в синтаксической единице выражается и причина, и следствие. Таким образом, отдельные лексические единицы не способны выражать каузальность вне предложения.

Также были выявлены фразеологические единицы, между компонентами которых устанавливаются каузальные отношения: ачудан йзе кыйшаю, ачудан кара коелу – позеленеть от злости; куркудан кзлре дрт (шар) булды – от страха глаза на лоб полезли; оялудан бит алмалары утланып яну, оятыннан кып-кызыл (комач кебек) кызару – сгорать от (со) стыда; оялудан кзне ктреп карый алмау – не знать, куда глаза деть от стыда; ояттан лрг ит – быть готовым умереть со стыда; оятыннан кая керер ир тапмау – не знать куда себя девать от стыда; уышлардан баш йлн – головокружение от успехов; хурлыгыннан мамык ебе белн ремг асылынырлык булу – сгорать от стыда; шатлыгыннан канатлану – обрести крылья от радости; шатлыктан кая басканны (да) белм – не знать куда себя девать от радости; кеше аркасында кеше булу – стать человеком благодаря кому-то; жллп л язу – быть готовым умереть от жалости; кл-кл кату чыгу (катуга сабышу) – помирать (умирать) со смеху, надорвать живот со смеху и др.

Модальные средства (модальные слова, частицы), хотя и не способны репрезентировать каузальность, вносят разные смысловые оттенки в причинно-следственную конструкцию. В определенном контексте они могут конкретизировать, усилить каузальное значение или же указывать на предположительность причины/следствия: Теге башта Нби кшелдн капчыкларга ашлык тутыручы кызларга ниндидер мзк сз йтте, ахры, кызлар шаркылдап клеп ибрделр (Р.Тхфтуллин. Авылдашым Нби). На дальнем конце тока рассмеялись девушки, видимо, Нэби сказал им что-то смешное.

Хотя данное предложение оформлено как сложносочиненное, и между компонентами нет формальных показателей зависимости, по семантике оно тождественно сложноподчиненному предложению: Теге башта Нби кшелдн капчыкларга ашлык тутыручы кызларга ниндидер мзк сз йтте, ахры, шуа кр кызлар шаркылдап клеп ибрделр. Видимо, Нэби сказал что-то смешное, поэтому на дальнем конце тока рассмеялись девушки; Кызлар шаркылдап клеп ибрделр, чнки теге башта Нби кшелдн капчыкларга ашлык тутыручы кызларга ниндидер мзк сз йтте, ахры. На дальнем конце тока рассмеялись девушки, потому что Нэби, видимо, сказал им что-то смешное и др.

Таким образом, по семантике одно предложение (Кызлар шаркылдап клеп ибрделр) – главное, другое (Теге башта Нби кшелдн капчыкларга ашлык тутыручы кызларга ниндидер мзк сз йтте, ахры) – зависимое, т.е. возможной причиной является то, что Нэби сказал что-то смешное, в результате девушки рассмеялись. Как видим, модальное слово ахры вносит в это предложение значение предположительности. Названное в придаточной (по смыслу) части действие необязательно приводит именно к такому выводу (следствию). Причина (Нэби сказал что-то смешное) является предполагаемой (сомнительной, возможной), так как девушки могли рассмеяться и по какой-либо другой причине.

Модальные слова могут, наоборот, усилить значение достоверности следствия: …Бирег укырга диеп килгч, билгеле, бтен вакытны китаплар, дреслеклр, китапхан ала инде (М.Вли-Барылы. Идел яры). …Так как приехал сюда учиться, конечно, все время занимают книги, учебники, библиотека.

Сами по себе частицы не могут выражать каузальность, они, подобно модальным словам, усиливают или указывают на предположительный характер причины/следствия: ичбер вакыт ичкем аны хлен белерг, берг кайгырышырга телмгнг, ул зе д йргене барлыгын, аны ярасын оныткандыр (Г.Ибраимов. Карт ялчы). Оттого что никогда никто не интересовался им и не хотел разделить его горе, он, видимо, и сам забыл о своем сердце, забыл о ранах в нем.

Практический материал настоящего диссертационного исследования был подвергнут количественному анализу с целью выявления частотности употребления средств выражения каузальности между членами предложения и между предложениями в татарском литературном языке (табл. 2).

Таблица 2.

Частотность употребления средств выражения каузальности

между членами предложения и между предложениями

в татарском литературном языке

(1500)

Репрезентация каузальности

%

Кол-во примеров

Между членами предложения

1.

Аффикс исходного падежа

-дан/-дн, -тан/-тн, -нан/-нн

17, 66

265

2.

Аффикс направительного падежа

-га/-г, -ка/-к

1, 46

22

3.

Причастные формы

1, 26

19

       4.

Аффиксы деепричастий:

-ып/-еп

2, 26

34

-гач/-гч, -кач/-кч

1, 06

16

-а/-, -ый/-и

0, 46

7

5.

Послелоги и послеложные слова:

– кр

1, 73

26

– чен

4, 46

67

– сбпле

1, 60

24

– белн

1, 06

16

– нтисенд

0, 26

4

– аркасында

4, 73

71

6.

Наречия причины

2, 40

36

7.

Однородные сказуемые

1, 06

16

Между предложениями

1.

Аффикс исходного падежа

-дан/-дн, -тан/-тн, -нан/-нн

4, 26

64

2.

Аффикс направительного падежа

-га/-г, -ка/-к

4, 06

61

3.

Аффиксы деепричастий:

-ып/-еп

0, 73

11

-гач/-гч, -кач/-кч

3, 86

58

4.

Послелоги и послеложные слова:

– кр

2, 20

33

– чен

1, 40

21

– сбпле

1, 26

19

5.

Относительные (союзные) слова:

– шуа кр

8, 13

122

– шунлыктан

2, 26

34

– шуны чен

0, 46

7

– шуа

3, 60

54

– шул сбпле

0, 80

12

– шулай булгач

0, 53

8

– шуны аркасында

0, 66

10

6.

Подчинительный союз чнки

9, 93

149

7.

Слово димк

4, 06

61

8.

Слова

– дип

0, 80

12

– дигч

0, 26

4

9.

Интонация ожидания

2, 80

42

10.

Сочинительные союзы:

– да/д, та/ т

1, 06

16

– м

1, 46

22

11.

Интонация в бессоюзных сложносочиненных предложениях

3, 80

57

Как видно из таблицы, наиболее часто употребляемыми средствами выражения каузальности в татарском языке выступают аффикс исходного падежа, относительное (союзное) слово шуа кр, подчинительный союз чнки.

В заключении делаются основные выводы по данному исследованию.

Каузальность устанавливается между разными синтаксическими единицами и обладает своеобразным набором средств оформления. Основной характерный признак конструкций, репрезентирующих каузальность, на всех синтаксических уровнях – двухкомпонентность каузального строения, т.е. оно (каузальное строение) всегда содержит в себе два события: событие с причинным значением и событие со следственной семантикой.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Статья в ведущем рецензируемом журнале

из Перечня ВАК РФ:

1. Валиева Л.Г. Семантика и репрезентация каузальности в татарском языке // Вестник Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета. – Казань, 2011. – № 4 (26). – С. 164-167. 

Публикации в различных научных сборниках и журналах:

2. Валиева Л.Г. Краткая история изучения каузальных отношений // Вестник Елабужского государственного педагогического университета: материалы III Международной тюркологической конференции (5-6 октября 2010 г., г.Елабуга). – Елабуга, 2010. – № 3, октябрь. – С. 6-8.

3. Влиева Л.Г. Сбп-нти мнсбтлре (Причинно-следственные отношения) // Мгариф. – 2010. – № 8. – 29-30 б.

4. Валиева Л.Г. Средства выражения причинно-следственных отношений в простом предложении в татарском языке // Вестник НГПИ: сборник научно-методических трудов. – Выпуск 18. – Набережные Челны: НГПИ, 2010. – С. 85-86.

5. Валиева Л.Г. Связь причинно-следственных отношений с категорией времени в татарском языке // Наука и школа. – 2011. – № 1. – С. 58-59.

6. Валиева Л.Г. Средства выражения причинно-следственных отношений в сложносочиненном предложении татарского языка // Актуальные проблемы татарского языка, литературы и методики их преподавания: материалы республиканской научно-методической конференции (4 февраля 2011 г., г.Актаныш). – Казань: РИЦ, 2011. – С. 143-146.

7. Влиева Л.Г. Ренат Харис иатында сбп-нти мнсбтлрене бирелеше (Выражение причинно-следственных отношений в творчестве Рената Хариса) // Ренат Харис и современная татарская поэзия: материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 70-летию народного поэта Татарстана Рената Хариса (21 апреля 2011 г., г.Казань). – Казань, 2011. – С. 127-133.

8. Валиева Л.Г. Понятие функционально-семантического поля каузальности в татарском языке // Наука XXI века. Проблемы филологии и искусствоведения: материалы научной конференции молодых ученых и аспирантов (18 мая 2011 г., г.Казань). – Казань, 2011. – С. 30-33.

9. Валиева Л.Г. К вопросу о функционально-семантическом поле каузальности // Перспективы развития современной филологии: материалы I Международной научной конференции (30-31 августа 2011 г., г.Санкт-Петербург). – Петрозаводск: ПетроПресс, 2011. – С. 34-37.


1 Толковый словарь русского языка / Под ред. проф. Д.Н.Ушакова. – М.: Советская энциклопедия, 1934. – С. 1337.

2 Словарь русского языка / Под ред. А.П.Евгеньевой. – М.: Русский язык, 1985. – С. 457.

3 Аматов А.М. Причинно-следственные связи на разных уровнях языка: дисс. …докт. филол. наук. – М., 2005. – 347 с.

Кононова Г.А. Выражение каузальных отношений в немецкой диалогической речи (на материале немецкого языка): дисс. …канд. филол. наук. – Пятигорск, 1994. – 178 с.

Лабутина В.В. Вторичная номинация в сфере обозначения причинно-следственных отношений в русском языке: дисс. …канд. филол. наук. – Самара, 1998. – 158 с.

Леденев Ю.Ю. Структурно-семантические особенности каузативных детерминантных конструкций в современном русском языке: дисс. …канд. филол. наук. – Ставрополь, 1996. – 194 с.

Пахомова М.А. Структурно-семантический анализ причинно-следственных отношений в тексте: на материале английского языка: дисс. …канд. филол. наук. – Самара, 2009. – 210 с.

Прожога А.В. Реализация причинно-следственных отношений в неофициальном и официальном диалоге: На материале английского языка: дисс. …канд. филол. наук. – Саранск, 2002. – 192 с.

Пугачева Е.Ф. Эволюция системы средств выражения каузальных отношений в языке английской научной прозы XVIII-XX вв.: автореф. дисс. …канд. филол. наук. – М., 1996. – 17 с.

Рыбакова И.Я. Причинные конструкции современного русского литературного языка: дисс. …канд. филол. наук. – Ленинград, 1985. – 190 с.

Холонина Н.А. Сложноподчиненные предложения, выражающие причинно-следственные отношения: На материале русского и английского языков: дисс. …канд. филол. наук. – Воронеж, 2001. – 160 с.

4 Абумова О.Д. Структурная типология тюркских причинно-следственных конструкций и ее семантическая реализация в хакасском языке: дисс. …канд. филол. наук. – Новосибирск, 2002. – 198 с.

Дробышева Н.Н. Категория обусловленности в русском и чувашском языках: дисс. …канд. филол. наук. – Чебоксары, 2008. – 164 с.

Сымулов М.Г. Способы выражения каузативных отношений в разноструктурных языках: На материале английского и чувашского языков: дисс. …канд. филол. наук. – Чебоксары, 2005. – 198 с.

Тажибаева С.Ж. Способы выражения каузальных отношений в казахском языке: Сопоставительный аспект: дисс. …докт. филол. наук. – Новосибирск, 2004. – 356 с.

Хораськина Г.В. Синкретичные отношения обусловленности в разноструктурных языках: на материале русского и чувашского языков: дисс. …канд. филол. наук. – Чебоксары, 2006. – 167 с.

Чонбашев К.С. Сложные предложения с придаточными дополнительными, времени и причины в русском и киргизском языках: автореф. дисс. …канд. филол. наук. – Фрунзе, 1964. – 37 с.

5 Троянский А. Краткая татарская грамматика. – С.-Петербург: Императорская типография, 1814. – 199 с.

Казем-Бек А. Общая грамматика турецко-татарского языка. – Казань: Университетская типография, 1846. – 459 с.

Троянский А. Краткая татарская грамматика. – Казань: Типография Коковиной, 1860. – 236 с.

Насыйри К. нмз. – Казан: Тип. Казан. ун-та, 1895. – 86 б.

Влиди . Татар телене грамматикасы. – Казан, 1919. – 175 б.

Ибраимов Г. Татар нхе. – 5-басма. – Казан: Сабах, 1919. – 52 б.

Алпаров Г. Шкли нигезд татар грамматикасы. – Казан: Татар. кит. ншр., 1926. – 164 б.

Зкиев М.З. Хзерге татар дби теле. Синтаксис. – Казан: Казан университеты ншрияты, 1958. – 242 б.

Хангилдин В.Н. Татар теле грамматикасы (Морфология м синтаксис). – Казан: Татар. кит. ншр., 1959. – 641 б.

Зкиев М.З. Хзерге татар дби теле синтаксисы м пунктуациясе. – Казан: Татар. кит. ншр., 1984. – 256 б.

Татар грамматикасы. 3 томда. – Т. III. Синтаксис / Ред. М.З. Зкиев. – М.: «ИНСАН», Казань: «ФИКЕР», 1999. – 512 с.

Зкиев М.З. Татар синтаксисы. – Казан: Мгариф, 2005. – 399 б.

6 Маркина Л.В. Предложно-падежное сочетание с причинным значением в составе простого предложения и его соответствие с придаточным причины: дисс. …канд. филол. наук. – М., 1977. – 185 с.

Попова Н.С. Предлоги, выражающие причинные отношения в современном русском литературном языке и их синонимия: автореф. дисс. …канд. филол. наук. – Ленинград, 1986. – 21 с.

Султанова Р.Г. Группа предлогов, выражающих причинные отношения в современном немецком языке: дисс. …канд. филол. наук. – Иркутск, 1967. – 257 с.

Финкель А.М. Предлоги, выражающие категорию причинности в современном русском литературном языке: автореф. дисс. …докт. филол. наук. – Ленинград, 1965. – 27 с.

Финкель А.М. Производные причинные предлоги в современном русском литературном языке. Их возникновение, развитие, значение, употребление. – Харьков: Изд-во Харьк. ун-та, 1962. – 238 с.

7 Беленькая О.В. Модели простых предложений с глагольными причинными предикатами: автореф. дисс. …канд. филол. наук. – М., 1994. – 17 с.

Жданова В.В. Простые предложения с именной причинной группой, выражающие причинно-следственные отношения в мире неживой природы: дисс. …канд. филол. наук. – М., 1998. – 189 с.

Ященко Т.А. Выражение причинно-следственных отношений в структуре простого предложения: автореф. дисс. … канд. филол. наук. – М., 1982. – 23 с.

8 Бабалова Л.Л. Семантические разновидности причинных и условных предложений в современном русском языке: автореф. дисс. …канд. филол. наук. – М., 1974. – 24 с.

Бардина Л.В. Бессоюзная причинная связь в двухкомпонентных и многокомпонентных предложениях: автореф. дисс. …канд. филол. наук. – М., 1970. – 23 с.

Боев О.Д. Сложное предложение с причинными отношениями в современном немецком языке и их коммуникативное членение: автореф. дисс. …канд. филол. наук. – М., 1963. – 17 с.

Виноградова Е.Н. Трансформационная и актуализационная парадигма сложных предложений, выражающих причинно-следственные отношения: дисс. …канд. филол. наук. – М., 2002. – 271 с.

Донецкая М.В. Сложноподчиненные предложения с придаточными предложениями причины в современном английском языке: автореф. дисс. …канд. филол. наук. – М., 1955. – 22 с.

Зеленская Е.П. Каузальные связи в английском сложноподчиненном предложении: автореф. дисс. …канд. филол. наук. – Львов, 1984. – 20 с.

Иванова Т.В. Синтаксическая структура сложных предложений, выражающих причинные отношения, в современном немецком языке: дисс. …канд. филол. наук. – М., 1978. – 166 с.

Силина В.И. Бессоюзное сложное предложение с общим значением обусловленности и причинно-следственных отношений: дисс. …канд. филол. наук. – Киев, 1970. – 346 с.

Соколова Г.В. Бессоюзные сложные предложения с причинным значением в аспекте описания русского языка как иностранного: автореф. дисс. …канд. филол. наук. – М., 1983. – 18 с.

Суровцев А.Н. Сложноподчиненное предложение с придаточными причины и придаточными следствия в современном русском литературном языке: дисс. …канд. филол. наук. – Ленинград, 1953. – 260 с.

Устинов A.M. Сложноподчиненное предложение с придаточным причины в современном русском литературном языке: автореф. дисс. …канд. филол. наук. – М., 1969. – 27 с.

9 Пахомова М.А. Структурно-семантический анализ причинно-следственных отношений в тексте: на материале английского языка: дисс. …канд. филол. наук. – Самара, 2009. – 210 с.

Шкодич Л.В. Структурно-семантическая организация причинно-следственных комплексов как единиц текста (английский язык): автореф. дисс. …канд. филол. наук. – М., 1982. – 21 с.

10 Андреев Н.М. Грамматические средства выражения следственных отношений в современном русском литературном языке: дисс. …канд. филол. наук. – Саратов, 1956. – 271 с.

Бурдина Н.И. Сложные предложения со значением следствия в истории русского языка (по памятникам XI – первой половины XVIII вв.): дисс. …канд. филол. наук. – Казань, 1971. – 320 с.

Кирсанов В.И. Средства выражения следственных отношений в английском языке: автореф. дисс. …канд. филол. наук. – Ленинград, 1980. – 18 с.

Кузьменко С.А. Сложные предложения со значением следствия в научном стиле Ломоносова: автореф. дисс. …канд. филол. наук. – Ленинград, 1968. – 23 с.

Рыбка Н.Д. Выражение значения следствия в простом предложении в современном русском литературном языке: дисс. …канд. филол. наук. – М., 1984. – 186 с.

Тимофеева Ж.Н. Способы и средства выражения следственных отношений в простом и сложном предложениях в современном русском литературном языке: дисс. …канд. филол. наук. – Ставрополь, 1996. – 204 с.

11 Вафеев Р.А. Двустороннее татарско-русское двуязычие и бинарное сопоставление языков (Причинно-следственные отношения в сопоставляемых языках): дисс. …докт. филол. наук. – Тобольск, 2000. – 378 с.

Гелашвили Н.В. Сложноподчиненные предложения с придаточными причинными в современном русском и грузинском языках: автореф. дисс. …канд. филол. наук. – Тбилиси, 1956. – 22 с.

Кнут В. Полупредикативные конструкции, выражающие причинные отношения, в русском языке и их соответствия в эстонском языке: дисс. …magister artium. – Тарту, 2010. – 176 с.

Павлова Р. Сопоставительное исследование конструкций с предлогами причинного значения в болгарском и русском современных литературных языках: автореф. дисс. …канд. филол. наук. – М., 1971. – 33 с.

Султанова И.А. Способы выражения причинных и целевых отношений в лезгинском языке: в сопоставлении с английским: дисс. …канд. филол. наук. – М., 2007. – 141 с.

Фетисов О.В. Категориальная сущность каузальных отношений в русском и английском языках: дисс. …канд. филол. наук. – Армавир, 2005. – 169 с.

12 Бакулев А.В. Функционально-семантическое поле каузальности в современном русском языке: дисс. …канд. филол. наук. – Таганрог, 2009. – 189 с.

Бондарко А.В. Функциональная грамматика. – Ленинград: Наука, 1984. – 136 с.

Камынина Л.И. Функционально-семантическое поле каузальности в современном английском языке: автореф. дисс. …канд. филол. наук. – М., 1992. – 14 с.

Карышева А.В. Периферийные синтаксические средства выражения причинных отношений в современном немецком языке и их дискурсивно-прагматический потенциал: дисс. …канд. филол. наук. – Самара, 2004. – 198 с.

Теремова Р.М. Опыт функционального описания причинных конструкций. – Ленинград, 1985. – 70 с.

13 Кнут В. Указ. соч. – С. 37.

14Аматов А.М. Указ. соч. – С. 74.

15Бабалова Л.Л. О семантических разновидностях причинных предложений // Русский язык в школе. – 1974. – № 1. – С. 84.

16 Аматов А.М. Указ. соч. – С. 216.

17 Философский энциклопедический словарь. – М.: Советская энциклопедия, 1989. – С. 511.

18 Философский словарь / Под ред. И.Т.Фролова. – М.: Республика, 2001. – С. 463.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.