WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

Новиков Александр Николаевич

СЕМАНТИКА И ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ТИПА ГЛАГОЛОВ С ПРИСТАВКОЙ ПОД- В РУССКОМ ЯЗЫКЕ XI-XVII ВЕКОВ

Специальность 10.02.01 – русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Майкоп – 2012

Работа выполнена на кафедре общего языкознания ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный университет» Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Малевинский Сергей Октябревич ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный университет» Официальные оппоненты: Шмелева Татьяна Викторовна, доктор филологических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Новгородский государственный университет им. Ярослава Мудрого»/ кафедра журналистики Шемелева Татьяна Владимировна, кандидат филологических наук, доцент, ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный университет» / кафедра современного русского языка

Ведущая организация: ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет»

Защита состоится «23» ноября 2012г. в 11 часов на заседании диссертационного совета К 212.001.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата филологических наук при ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный университет» по адресу: 385000, Республика Адыгея, г. Майкоп, ул. Первомайская, 208.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный университет» по адресу: 385000, Республика Адыгея, г. Майкоп, ул. Пионерская, 260.

Текст автореферата размещен на официальном сайте ВАК РФ:

http//www.vak.ed.gov.ru и на сайте Адыгейского государственного университета:http//www.adygnet.ru

Автореферат разослан «23» октября 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор филологических наук, доцент З.Р. Хачмафова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Диссертационное исследование посвящено комплексному анализу древнерусских глаголов одного приставочно-словообразовательного типа (глаголы с префиксом под-). Данная группа глаголов остается все еще мало изученной в диахронном аспекте с привлечением источников XI-XVII веков и представляет собой интерес для истории русского языка, так как способствует пониманию развития грамматической системы русского языка.



Подходы к изучению глаголов приставочнословообразовательного типа в лингвистической науке весьма разнообразны.

Понимание того, что при изучении приставочных глаголов необходим исторический подход, возникло в отечественном языкознании еще в XIX веке (Н.В. Крушевский), поскольку анализ префиксальных глаголов в современном языке не позволяет полнее обнаружить взаимосвязь отдельных значений префикса. В XX веке (особенно во второй его половине) в науке получил распространение метод структурного анализа: исследовались производные и производящие основы и аффиксы, словообразовательные цепочки, словообразовательные типы (Е.А. Земская, А. Н. Тихонов). Все это, в основном, анализировалось в рамках синхронного среза. При рассмотрении словообразования префиксальных глаголов с точки зрения как синхронии, так и диахронии исследователи в последнее время главным образом обращаются к описанию семантики глагольных основы и префикса: тех дополнительных значений, которые появляются у глагольных основ при приставочном словообразовании (Л.A. Вараксин, Г.А. Волохина, М.А.

Кронгауз, Р.И. Мальцева). Приставочные глаголы все активнее исследуются как неотъемлемая часть языковой картины мира (Н.Т. Валеева).

В отечественном языкознании последнего десятилетия XX века и первого десятилетия XXI века в качестве основных направлений при изучении словообразования славянских языков предстают когнитивный и коммуникативный аспекты анализа производных слов, исследование связей между историей и современным состоянием языка, при этом особое внимание уделяется устранению разрыва между синхронным и диахронным языкознанием (Е.В. Петрухина, О.И. Дмитриева), а также в дальнейшем созданию особого синкретичного синхронно-диахронного словообразования (И.С. Улуханов). В таком же русле выполнено и настоящее диссертационное исследование: это комплексное описание определенной группы слов, функционировавших в русском языке на протяжении нескольких веков, и оно является дополнением к уже существующим исследованиям диахронного характера, в чем и заключается актуальность избранной темы.

Основной целью работы является комплексный анализ функционирования глаголов с приставкой под- в русском языке XI-XVII веков и раскрытие особенностей динамики глаголов данного приставочнословообразовательного типа в русском языке указанного периода.

Реализация цели опирается на решение следующих задач:

- определить степень изученности развития приставочнословообразовательного типа глаголов в научных исследованиях;

- охарактеризовать основные особенности формирования и развития в русском языке XI-XVII веков глаголов с приставкой под- и установить принципы появления новых значений у данных лексем;

- выявить степень взаимосвязи префикса под- и глагольной основы и установить роль приставки в появлении новых значений;

- исследовать особенности развития новых значений у глаголов с приставкой под- в русском языке XI-XVII веков с учетом контекста и выявить основные модели конструкций, ядром которых является глагол с приставкой под-.

Методологической основой диссертационной работы является системный подход, то есть отношение к анализу каждой языковой единицы как элементу системы, которая представляет собой сложное единство и взаимовлияние одно- и разноплановых начал элементов, подсистем и связей между ними и которая может быть рассмотрена в разных плоскостях и аспектах (И.И. Чесноков).

В рамках системного подхода в качестве особого уровня обобщения анализируемых единиц можно выделить историко-типологический подход к материалам различных уровней языка (словообразование и лексика, словообразование и синтаксис, морфология и синтаксис). Подобные исследования, являющиеся теоретической базой настоящей работы, проводились как зарубежными учеными (В.Гумбольдт 1985, Д. Пайар 1997, А. Вайан 2007), так и представителями отечественной лингвистики (В.В.

Виноградов 1952, В.В. Лопатин 1977, А.В. Бондарко 1996, Л.А. Вараксин 1996, Р.И. Мальцева 1999, Анна А. Зализняк 2001, В.А. Плунгян 2001, О.А.

Горбань 2004, Л.В. Табаченко 2012) и др.

Материалом исследования послужили данные письменных памятников XI-XVII веков: источниками работы выступили лексемы, извлеченные из картотеки Словаря русского языка XI-XVII веков (КДРС) при Институте русского языка РАН, лексемы, содержащиеся в исторических словарях, а также в издаваемых по настоящее время памятниках Древней Руси. Сбор материала проводился путем сплошной выборки из указанных источников. Объем выборки составил более 300 глаголов и 2000 примеров их функционирования в текстах.

Учитывая специфику данного исследования, необходимо уточнить употребление термина «древнерусский язык». Под древнерусским языком в настоящей работе понимается период развития русского языка XI-XVII веков, хотя существует несколько понятий для обозначения русского языка указанной эпохи («древнерусский язык», «старорусский язык» (русский язык XIV-XVII веков), «русский язык XI-XVII веков» и т.д.).

Выбор методов и приемов, используемых в исследовании, обусловлен спецификой объекта, целью и задачами работы. Основным методом является системный анализ, частными проявлениями которого выступают описательный, реализующийся в приемах сопоставления, обобщения, интерпретации и классификации исследуемых единиц, и метод компонентного (семного) анализа. Статистический метод использовался для выявления частотности значений префиксов при анализе семантики глаголов.

Объектом исследования является приставочно-словообразовательный тип глаголов русского языка XI-XVII веков.

Предметом исследования выступают языковые единицы, представленные группой глаголов одного приставочнословообразовательного типа (глаголы с приставкой под-) и функционировавшие в русском языке XI-XVII веков.

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые на основе большого фактического материала проведен комплексный анализ глаголов с приставкой под-: определены словообразовательные возможности данной приставки, охарактеризованы грамматические особенности глагольных образований и выявлены основные семантические преобразования, вносимые приставкой под- в смысловое содержание глаголов.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. При словообразовании глаголов с приставкой под- значение префикса непосредственно влияло на формирование и развитие семантики производного глагола. Поскольку этимология приставки под- связана с понятием низа, то первичные значения производных глаголов с данным префиксом соотносились с нижней окрестностью либо с воздействием на периферию.

2. Метафоризация семантики глаголов с приставкой под- появлялась как следствие семантического «заражения» глагольной основы первичным значением приставки, и появление переносных значений связано с дальнейшим «включением» приставки в глагол (от преверба к префиксу).

3. Глагольная приставка под- не являлась чистовидовой, так как в сознании носителей языка еще сохраняла, хотя и ослабленное, значение низа.

Отсюда возникает заметное количество глаголов с приставкой под-, в значении которых просматривается коннотация, связанная с отрицательным характером слов «низ», «дно». Данное обобщение подтверждается спецификой появления негативного компонента: в первую очередь – у глаголов, обозначавших физическое состояние человека, затем – у глаголов, выражавших направленное действие субъекта на объект.

4. В русском языке XI-XVII веков увеличивалось количество синтаксических конструкций, центром которых являлся глагол с приставкой под-. Данный процесс неразрывно связан с появлением у префикса новых значений: синтагматические возможности глагола возрастали вследствие ослабления первичной семантики приставки под-.

Практическая значимость работы состоит в возможности использования ее результатов в курсах по исторической грамматике русского языка, при подготовки спецкурсов и в рамках научно-исследовательской работы студентов и аспирантов, а также для создания словарей источников, в частности, исторических словарей.

Апробация работы. Основные положения диссертации докладывались и обсуждались на заседании кафедры общего языкознания Адыгейского государственного университета. Результаты исследования были представлены на конференциях, в том числе на научной конференции молодых ученых Адыгейского государственного университета (2004); на II и IX Международных научных конференциях молодых ученых «Наука.

Образование. Молодёжь» Адыгейского государственного университета (2005, 2012).

Структура работы. Диссертация состоит из Введения, трех глав, Заключения, к работе прилагается Библиографический список, Список словарей, справочных изданий и Список источников иллюстративного материала.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении определяется объект, предмет, цель и задачи исследования, обосновывается актуальность и научная новизна работы, формулируются основные положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования, указывается методологическая база и описание методов исследования, представлена апробация работы.





В первой главе «Семантика глагольных приставок: проблемы описания» рассматриваются различные аспекты описания глагольных приставок в зарубежном и отечественном языкознании, раскрываются понятия «словообразовательный (приставочно-словообразовательный) тип», «значение приставки», «инвариант» и «прототипическое значение», «способ глагольного действия» и др.

В данном исследовании под словообразовательным типом понимается формально-семантическая схема построения слов, характеризующихся: а) общностью части речи мотивирующего слова, б) формально и семантически тождественным формантом [Улуханов 1977: 13]. Таким образом, мотивирующим словом является глагол, формально и семантически тождественным формантом – приставка под-. Слова одного типа могут делиться на семантические подтипы. Так, тип глаголов с приставкой под- можно разделить на два подтипа: 1)«движение, связанное с пространством» и 2)«непространственные употребления».

В отечественном языкознании дискутируется вопрос о том, имеет ли приставка самостоятельное значение. По мнению Г.О.Винокура, «аффикс может иметь значения только тогда, когда он применен к какой-нибудь основе, а не существует сам по себе» [Винокур 1959: 426]. С Г.О. Винокуром соглашается К.А. Тимофеев, который утверждает: «Морфемы, в отличие от слова, не обладают самостоятельным значением. Значение морфемы реализуется только в слове в сочетании с другими морфемами. Морфема, взятая в отдельности, реально не существует… В составе слова у морфемы две основные обязанности: выражение лексических и грамматических значений» [Тимофеев 1985: 18]. В других исследованиях приводятся соображения о наличии у аффикса значения, независимого от значения мотивирующей основы [Улуханов 1977; Сигалов 1975; Земская 1992;

Кронгауз 1998 и др.], то есть постулируется мысль о том, что не основа создает семантику присоединяемого к ней форманта, а сам формант с определенной семантикой присоединяется к основе.

Существование у глагольных приставок самостоятельного значения доказывается следующими факторами: 1) наличие у глаголов с одной приставкой разных значений при одной производящей основе: подвести – «довести до какого-либо места» и подвести – «произвести действие с неблагоприятным для кого-либо результатом»; 2) возможность образования от одной основы глаголов с разными приставками и соответственно с разной семантикой: делать – подделать, выделать, переделать, заделать и т.д. 3) вероятность окказионального образования глаголов с приставкой по следующей, существующей в языке модели: префикс с определенным значением + производящая основа: например, подойти, подбрести, подмаршировать (пример из В. Тендрякова, приводится в РГ-80). Сюда же относится и возможность использования приставок в качестве текстообразующего элемента. В этом отношении хрестоматийным является пример из стихотворения В.Ходасевича, приводимый как иллюстрация в нескольких исследованиях [Земская 1992, Кронгауз 1998, Дмитриева 2005]:

Перешагни, перескачи, / Перелети, пере- что хочешь.

Значение приставки как повторение значения беспрефиксного глагола относится в первую очередь к так называемым семантически пустым (чистовидовым) приставкам, которые участвуют в процессе видообразования [В.В. Виноградов 1972, 1986; Е.А. Земская 1952, 1955; А.Н. Тихонов 1997, 1998; М.Я. Гловинская 1982]. А.Н. Тихонов приводит всего два производных глагола с приставкой под-, в которых значение приставки, с точки зрения автора, «невозможно объяснить как словообразовательное: подготовить и подковать» [Тихонов 1998: 133]. Если принимать теорию чистовидовых приставок, то можно констатировать, что префикс под- к подобной группе приставок отнести нельзя.

Глагольная приставка под- является полисемичной. Для современного русского литературного языка это означает, что при помощи префикса под- образуются глагольные лексемы с разными, иногда не соотносимыми друг с другом, значениями. Это подтверждается данными словарей и современных грамматик. В частности, авторы РГ-80 выделяют у глаголов с префиксом под- (подо-) девять основных значений.

Характер многозначности глагольных префиксов также вызывает дискуссии. Полисемия приставки предполагает построение «инварианта», то есть дает возможность считать, что значение у каждой языковой формы всетаки одно – их наблюдаемое многообразие является не более чем контекстным семантическим эффектом. В этом отношении вызывает интерес гипотеза Л.В. Вараксина о наличии у глаголов с одним префиксом так называемой «семантической доминанты», которая является первичным, конкретно-пространственным значением префикса [Вараксин 1996: 37].

С точки зрения диахронного изучения глагольных приставок заслуживает внимание понятие прототипического значения. В качестве такого значения обычно рассматривается конкретное пространственное значение префикса, от которого прежде всего путем метафорических переносов образуются все остальные значения приставки [Волохина, Попова 1997]. В диахронном исследовании возможно воссоздать инвариантное значение, которое в этом случае связывается с прототипическим [Дмитриева 2005: 65].

Обобщение значений конкретных глагольных приставок, как правило, проводится в рамках способов глагольного действия - семантикословообразовательных или, реже, семантических группировок глаголов на основе количественно-временных значений [РГ-80: 596-598]. Глагольная префиксация и способы глагольного действия связаны с наличием у приставок модификационных и мутационных значений. Л.А. Вараксин, например, считает мутационными пространственные значения приставок, а все остальные значения – модификационными. При таком понимании глагольная приставка под- проявляет прежде всего именно мутационные значения: «Средством выражения мутационных словообразовательных значений являются приставки-квалификаторы, реализующие разнообразные локальные значения: направленность внутрь, изнутри наружу, на предмет, мимо предмета, за предмет и т.д.» [Вараксин 1996: 32]. Более традиционным является мнение о том, что модификационными словообразовательными значениями обладают все префиксальные глаголы, образованные от глаголов [Улуханов 1979, 1986; Соболева 1980, 1983; Кубрякова 1981; Лопатин 1987].

В лингвистике, таким образом, сложились различные подходы к описанию значений глагольных приставок, и разность эта связана с многообразием аспектов выделения семантики префикса, однако только диахронный анализ позволяет подойти к решению проблемы описания приставочных глаголов комплексно.

Во второй главе «Структурно-семантическое развитие глаголов с приставкой под- в русском языке XI-XVII веков» анализируются словообразование и семантика древнерусских глаголов с приставкой под-, выявляются основные группы значений приставки и динамика развития семантики лексем.

Исследование приставочно-словообразовательного типа глаголов не обходится без характеристики деривационных возможностей лексем описываемой группы. В этом отношении диахронный анализ предполагает обращение к этимологии исследуемых единиц, что позволяет также определить производность глаголов с приставкой под-.

Производность префиксального глагола принимается всегда безоговорочно, однако необходимо провести словообразовательный анализ, поскольку из разницы между значениями производного и производящего во многом обнаруживается значение форманта [Милославский 1980].

Установить «степень» производности древнерусских глаголов с приставкой под- возможно, учитывая исследование О.И. Дмитриевой, которая, опираясь на лексикографические данные, выводит «генетическое ядро древнерусской производящей базы». «Это та часть базовых глаголов, которая относится к общеиндоевропейскому и общеславянскому лексическому фонду» [Дмитриева 2005: 96-114]. Это около 600 бесприставочных глаголов, которые являются непроизводными в древнерусском языке. Глаголы, образованные приставочным способом от базовых глаголов, можно считать первично производными относительно системы русского языка XI века.

Опираясь на список глаголов древнерусской производящей базы, представленный в упомянутой работе, можно проанализировать состав первично производных глаголов с приставкой под- (по данным КДРС и Сл.

РЯ XI-XVII веков). Всего представлено 59 глаголов. В группу первично производных глаголов также можно отнести глаголы , , , (базовые глаголы – , h, #, ), несмотря на то что в данном случае следует говорить о конфиксном способе образования, а не префиксальном. Префиксальный способ образования обязательно сопровождается перфективацией, а приведенные глаголы (, , и ) - несовершенного вида.

Первичные концепты базовых глаголов – положение субъекта в пространстве, перемещение субъекта и объекта и конкретное действие по отношению к объекту – следует признать определяющими и в первично производных глаголах с префиксом под-, что объясняется исконной семантикой приставки под- – «значение низа». Таким образом, данные глаголы - это либо направленное действие субъекта на нижнюю часть объекта, либо положение субъекта в нижней точке пространства, либо перемещение субъекта (или объекта) относительно нижней части какоголибо объекта.

Данная мысль подтверждается материалами КДРС и исторических словарей: наиболее древними значениями первично производных глаголов с приставкой под- являются те, которые связаны с понятием низа. Так, общее значение «направленное действие субъекта на нижнюю часть объекта» характерно для следующих первично производных глаголов с префиксом под-, зафиксированных в памятниках XI-XII веков:

(-, -) – «поддержать, подпереть (снизу)»;

h – «приделать, поддержать, сделать опору чему-либо»; – «подбить, ударить снизу»; h – «подсечь, подрубить»; (, ) – «подостлать или подложить»; – «поддержать, подхватить»; () – «перемещать снизу вверх». Как правило, к данной группе относятся глаголы, обозначавшие движение снизу вверх, внизу вертикально или даже сверху вниз, однако при действии субъекта воздействие испытывает нижняя окрестность ориентира (термин В.А. Плунгяна). Именно поэтому часто синтаксемы с глаголами этой группы содержали предлог-конкретизатор под, как бы дублирующий значение приставки: h (1152). Ипат. лет., 4631. Сокращения названий источников по кн.: Словарь русского языка XI-XVII вв. Указатель источников (в порядке алфавита сокращенных обозначений). М., 1975. В приведенном примере процесс, обозначаемый префиксальным глаголом, имеет четкую направленность – движение снизу вверх. Обозначение такого действия – доминирующее у глаголов рассматриваемой группы: h h h h. Др. Пам., 169. XI. ~ # ~ h. # ~ ~ # #/. Ж. Андр. Юрод. 3120. XIV ~ XII. h h h h h. (1196) Ипат.

лет., 698.

Общее значение «положение субъекта в нижней точке пространства» изначально было присуще меньшему количеству первично производных глаголов, и это объясняется тем, что группа глаголов состояния с приставкой под- не до конца сформировалась к XI веку. Такими глаголами Сокращения названий источников по кн.: Словарь русского языка XI-XVII вв. Указатель источников (в порядке алфавита сокращенных обозначений). М., 1975.

являются «лежать, находиться внизу, снизу, ниже; быть подвластным, подчиняться кому-, чему-либо» и «стоять внизу».

С префиксом под- первично производные глаголы со значением «перемещение субъекта (или объекта) относительно нижней части какоголибо объекта» также фиксируются в памятниках XI-XII веков: – «подвести, привести»; () – «подойти, подплыть под чтолибо», – «перемещаясь, постепенно приблизиться, подойти;

подползти».

В целом, семантику глагольной приставки под- в русском языке XI-XVII веков можно разделить на 2 смысловые группы:

«пространственные» и «непространственные» значения. При образовании глаголов первой группы на формирование семантики глагола оказывало прототипическое значение приставки под-. Поскольку первоначально приставки были предлогами, то прототипическое значение приставки под- следует искать в значении самого предлога под. Изначально значение предлога под соотносимо с понятием низа. Так, Сл. РЯ XI-XVII в. первым значением рассматриваемого предлога указывает значение, которое возможно при употреблении под при обозначении предмета, места, лица, ниже которых или на которые снизу направлено действие [Сл. РЯ XI-XVII вып. 15: 210]. Соответственно, древнейшими значениями глаголов с приставкой под являются те, которые указывают на действие, в котором присутствует семы ‘низ’, ‘внизу’.

«Пространственные» значения у глаголов с приставкой под-, у которых выделяется сема ‘действие, связанное с понятием низа’, были хорошо представлены в русском языке XI-XVII вв. Многие из них расширяли круг значений – от прямых к абстрактным, и это и есть естественная эволюция приставки под-, значение которой со временем «попадало под влияние» глагольной основы.

Как и предлог под, приставка под- могла обозначать такой тип движения, конечный пункт которого находится в окрестности, прилегающей или примыкающей к ориентиру. Как отмечает В.А. Плунгян, «при этом чаще всего имеется в виду зона непосредственной номинации ориентира, его, так сказать, «зона притяжения»: для населенных пунктов это ближайшая географическая окрестность, для вертикальных объектов (таких, как деревья, постройки, преграды) – пространство внизу перед ними или вокруг них и т.д.», поэтому данное значение «…возникает у русских морфем с семантикой «под» в качестве закономерной трансформации общей идеи функциональной номинации, которая им свойственна во всех употреблениях» [Плунгян 2000:

107]. Развитие значений глаголов данной группы в русском языке XI-XVII вв.

показательно для изменения всего приставочно-словообразовательного типа «глаголы с приставкой под-», поскольку семантика глаголов, входящих в эту группу, менялась по направлению к «избавлению» древнего значения, «диктуемого» глагольной основе приставкой, – значения низа. Это доказывает, в первую очередь, валентность глаголов данной группы, относящихся к XI-XII вв. и зафиксированных, в том числе, в старославянских памятниках: все они сочетаются с именами посредством предлога под. Таким образом, значение подобных глаголов – не просто приближение к какому-то ориентиру, а приближение под какой-либо ориентир (объект) (подчеркнуто нами – А.Н.). В частности, глагол (), употреблявшийся и в старославянском языке, и в древнерусских текстах, зафиксирован в четырех значениях. Наиболее древнее (XI в.) значение «подойти подплыть под чтолибо» является движением, конечный пункт которого находится в нижней поверхности ориентира. Интересен тот факт, что движение это заканчивается не под объектом (ниже объекта), а ниже и рядом с объектом. В современном русском языке глагол подойти управляет именем при помощи предлогов к и под, в русском языке XI-XII веков используется только предлог под-. Следует отметить, что развившиеся значения глагола подойти не утратили смысловой и грамматической связи с исходным значением. Это такие значения, как «приблизиться» (XVI); «оказаться в непосредственном соседстве с чем-либо, расположиться вблизи чего-либо» (XVI); «подчиниться» (XV).

Показательно в этом отношении развитие семантики глаголов движения к нижней окрестности ориентира и h.

Глагол , известный с XIII в. в значении «приблизиться при езде к чему-либо, подъехать» также управлял именами при помощи предлога под:

(1406). Модель +под+вин. п.

была широко распространена и употреблялась даже в XVII веке: h… (1631г.). Первые два значения глагола h «подбегать подо что-либо, прятаться где-либо» (XIV) и несов. h «прийти внезапно с целью военного нападения» (XVII) также соотносятся с приближением к нижней окрестности ориентира, так как употреблялись с предлогом под: … h h, h h Изм., 396. XIV. h 191 … h … ДАИ X, 363. XVII.

Зафиксированное значение глагола h «прибегать, обращаться к чему-либо» в XI веке являлось калькой с греческого, а потому дальнейшего распространения не имеет.

Таким образом, проанализировав пространственные употребления глаголов с приставкой под- в русском языке XI-XVII вв., можно сделать следующее заключение: данная группа была довольно продуктивна, т.е. значение приставки, соотносимое с понятием низа, было актуально на протяжении всего анализируемого периода. Более того, некоторые глаголы утратили исходные значения, поскольку все большее влияние на значение глагольного слова оказывает значение мотивирующего глагола.

Среди прочих словари и грамматики отмечают у глаголов с приставкой под- и значения, не только не соотносимые с пространством, но и имеющие дополнительный эмоциональный компонент – негативную коннотацию. В частности, в РГ-80 отмечаются глаголы со значением «тайно, скрыто совершить действие, названное мотивирующим глаголом»:

подсказать «тайно сказать», «подбросить, подговорить, подсмотреть, подслушать» и др. [РГ-80: 368]. Анализ примеров из КДРС и Сл.РЯ XI-XVII позволяет говорить о том, что глаголы с префиксом под- с негативной коннотацией довольно частотны в письменных памятниках XI-XVII вв.

Чтобы судить о динамике значения негативной коннотации у глаголов анализируемого приставочного типа, необходимо в первую очередь рассмотреть полисемичные глаголы с префиксом под-. У 24 многозначных глаголов с приставкой под- (35% от всех полисемичных глаголов с данным префиксом) как минимум в одном из значений обнаруживается негативный компонент «с неблагоприятным результатом»: / , / , h/// h, , , h/ h, , , , / , , , , , , , h, , . Следует предположить, что и оформившееся к XI веку у некоторых глаголов с приставкой под- значение «тайно, с умыслом, с неблагоприятным результатом, исподтишка» также можно расценивать как метафору исходной семантики префикса – значения низа. Такими, к примеру, являются глаголы с корнем –-/--/--(--): (), , h (h) и . То же можно сказать о некоторых значениях полисемичного глагола . Так, у глагола развитие полисемии шло по пути «от пространственного значения, движение которого обусловлено семантикой преверба, к непространственному, содержащему в семантике коннотацию». Следует отметить, что в исходном конфигурационном значении уже содержалась негативная оценка, о чем свидетельствуют данные КДРС и Сл. РЯ XI-XVII: первое зафиксированное значение глагола – «смотреть исподлобья в знак недоброжелательности»: h # # $# h. Изб. Св. 1076: 152. Поскольку анализируемый глагол в старославянских памятниках не встречается (по данным «Старославянского словаря (по рукописям X-XI веков)»), а мотивирующий глагол h не имел коннотации, то можно утверждать, что негативная оценка появилась непосредственно у префиксального глагола / . Довольно рано, таким образом, пространственное значение у глаголов с префиксом под- и корнем –-/--/--(--) утратилось полностью. Например, у глагола h, фиксируемого в текстах с XII века, пространственной семантики уже не было: (1146) h h . Ипат.лет., 325.

У глагола , судя по памятникам, негативная оценка в значении содержалась если не изначально, то с очень древнего периода (ср., например: ….. h <> hh : (1175).

(Лавр.лет., 366.). В целом, примеров употребления глагола в текстах XI-XVII вв., по данным КДРС, порядка 40, из них 9 (около 22,5%) имеют негативную коннотацию. Следует отметить довольно высокую частотность употребления глагола с отрицательной семантикой на протяжении всего анализируемого периода (XI-XVII вв.). Ср., например:

[] h .

Моск.лет., 60. XV; Лет. Тушина: 62. XVI; h … , АЮБ II: 514.XVII. Из примеров видно, что наряду с «обычным» для глаголов с префиксом под- в древнерусском языке предложным управлением с предлогом под встречается синтаксическая конструкция с предлогом на, характерная только для глагола с значением «действие с неблагоприятным результатом». Можно, таким образом, констатировать, что у рассматриваемого типа глаголов направление действия уже не «диктовалось» исходным значением приставки – значением низа, в противном случае невозможна функционирование конструкции подвести на + вин.п. К тому же данный тип был и остается продуктивным и пополняется новыми словоформами (ср. значения современных глаголов подбросить, подкинуть, подговорить, подсмотреть, подслушать, подделать (подпись), подослать и подобных).

Приведенные примеры употреблений глагола могут являться иллюстрацией связи приставки под- в значении «тайно, с неблагоприятным результатом» со временем, что отмечается и другими исследователями. В частности, М.А. Кронгауз, анализируя лексему подкузьмить, делает вывод о том, что «…в момент совершения соответствующее действие (подкузьмить) отсылает к некоему событию (договору) в прошлом, т.е. некоторое действие является нарушением какого-то предшествующего условия…» [Кронгауз 1998: 53]. В памятниках XV-XVI вв. конструкция употреблялась именно в подобном значении. Однако такая модель оказалась в русском языке непродуктивной.

У некоторых глаголов при этом негативный компонент в семантике утрачивался. Так, например, у глагола среди прочих зафиксировано значение, синонимичное одному из значений глагола h, а именно «фальсифицировать текст, написанное»: : , , h , , h , , h . АЮБ I, 209.

1547г. Вызывает интерес то, что, если судить по памятникам, глагол с нейтральным значением появился примерно в XV – XVI веках, и самые ранние его фиксации указывают на направленное действие: «запись внизу документа»: : , . (Чин. избр. еп.) РИБ VI, 455. 1423 г. Со временем у этого глагола появляется стилистическая маркированность, что приводит к активному использованию его в памятниках деловой письменности. Например, в «Вестях-Курантах» за 1645 1646 гг. (В-К III) глагол в значении «сделать запись внизу документа» встречается 12 раз.

Специфика развития значений группы глаголов с приставкой под-, имеющих в семантике негативную коннотацию, состояла, по-видимому, в следующем: раньше других возникал негативный компонент в семантике у лексем, мотивированных глаголами, обозначающими физическое состояние человека (говорить, смотреть, слушать и др.) и позднее – у глаголов, мотивированных глаголами, обозначающими направленное действие субъекта на объект (бросить, кинуть, делать, купить и др.). Данная мысль подтверждается примерами, глаголы , h, имеют более раннюю фиксацию.

У глаголов, мотивированных глаголами с пространственным значением, данная семантика утрачивается. Особенно наглядно это видно у глаголов поздней фиксации: в XIV-XVII веках словообразование глаголов с префиксом под-, имевших в семантике негативную коннотацию, шло с отсутствием конфигурационной семантики (в скобках указан век первой фиксации в памятниках): «усыпляя бдительность, обмануть» (XVI), «привлечь на свою сторону деньгами, подарками, подкупить» (XV), «побудить, склонить выступить против коголибо» (XIV), «спрятавшись, выждать чьего-либо появления» (XVI), «стараться присвоить что-либо, злоумышлять» (XIV) и некоторые другие.

Из приведенных следует отметить в первую очередь глагол , поскольку он обозначает не характерный для глаголов с негативной коннотацией способ действия – количественно-временной (многократное действие), а также оттого что дополнительный эмоциональный компонент у данного глагола утратился. Действительно, современное нейтральное значение у глагола появилось не ранее начала XVIII века, и, по-видимому, связано это с образованием коррелятивной пары -. До этого глагол почти не фиксируется (в исторических словарях он не отражен, нами обнаружен лишь один пример: w h u s uh uh h u/ Южн. 66. 15 дек. 1601г.

Вызывает интерес структура словосочетаний с глаголом в памятниках XIV-XVI вв.: во всех случаях употребления данной словоформы с негативным значением присутствует предлог под, что является отличительной особенностью пространственных глаголов с префиксом под-. Можно сравнить, например: , h. Др. пам. 1, 266. 1387. u u u h .

Пам. Ряз. 14. 1496. 1534г. … .., … h [князя Василия и его детей] … .

Львов. лет. II, 420. Возможно, появление коннотации способствовало утрате конфигурационного значения при сохранении первичной синтаксической конструкции.

Эмоциональный компонент мотивирующей основы из приведенных глаголов присутствовал лишь у глагола , а потому он включается в данную группу лексем только на основе общей семы «действие с неблагоприятным для кого-либо результатом». Это означает, что при словообразовании префиксального глагола в семантике производного слова коннотация диктовалась производящей основой .

Однако анализ обнаруженных примеров позволяет говорить о том, что префикс под- конкретизировал значение мотивирующего глагола.

Полисемичная лексема при деривации приобрела значение не только «незаконно присвоить себе чужое», но и 1) «тайно, незаметно украсть», а также 2) «обмануть, усыпив бдительность». При этом в первом значении глагол употреблялся, обозначая действие, совершенное раньше другого, обычно передававшегося личной формой глагола h: ….. h . АИ I, 317. 1556г. …[ , ] ... …... h . ДАИ VI, 420. 1651г. Дополнительная коннотация, привносимая префиксом под-, таким образом, могла «накладываться» на значения разнородных производящих основ, что свидетельствует о высоком потенциале данной разновидности исследуемого словообразовательного типа.

В целом, при первичной производности у глаголов с приставкой под-, имеющих дополнительную (негативную) коннотацию, изначальное пространственное значение префикса не изменяло семантики производящей глагольной основы. Прямого пространственного значения, таким образом, у префикса глаголов данной группы уже не было, и, как отмечено ранее, у приставки под- появилось дополнительное, метафорическое значение «тайно, с умыслом, с неблагоприятным для кого-либо результатом». В этом состоит специфика появления новой семантики у глаголов с приставкой под-.

В третьей главе «Синтагматика глаголов с приставкой под- в русском языке XI-XVII веков» анализируется функционирование глаголов с приставкой под- в русском языке указанного периода, устанавливаются особенности сочетаемости данных глаголов.

Как правило, основанием для группирования глаголов в семантические типы является общность значения (например, направленность или завершенность действия). Сочетаемость глаголов одной группы поэтому будет одинаковой или, по меньшей мере, похожей. Другими словами, глаголы единого семантического типа будут управлять одними и теми же формами. Глаголы со значением «действие, названное мотивирующим глаголом, направить вниз, подо что-нибудь» имели формулу сочетаемости глагол + под + вин.п. Наиболее часто в памятниках встречались лексемы / (, ), , , (), , . Аналогичную современной (в сравнении с примерами из РГ-80) валентность имели глаголы «подостлать или подложить», «поставить подо что-либо, подставить», «перемещаясь, постепенно приблизиться, подойти, подползти». В отличие от современных глаголов синтагматика глаголов и имела свою специфику: сочетаемость данных глаголов непосредственно зависела от того, обнаруживается ли в значении глагола коннотация: беспредложное управление именами, если у глагола наблюдается коннотация, беспредложное – если не наблюдается. В целом, схема глагол + под + вин.п. была распространена только в конструкциях с глаголами, у которых значение приставки конкретизирует семантику глагольной основы как воздействие на нижнюю окрестность предмета или ориентира. Глаголы со значением «действие снизу вверх» при себе требовали обязательного распространителя, которым выступало имя в винительном падеже: Сказ. о роск. житии, 41. XVII в. Глагол , в частности, довольно рано начинает употребляться в идиомах, создавая устойчивые конструкции, которые представляли собой синтагмы: 1) + вин.п. – h «поднять святые дары (при богослужении)»; «поднять знамя, давая сигнал ко вступлению в бой»; 2) + на + вин.п. – ( ); кого-либо «убить, подняв на копья»; 3) + на + пр.п. – на чем-либо «поклясться в чем-либо перед иконой». Подобные устойчивые конструкции требовали ограниченного количества обязательных распространителей. В полной мере это относится и к выражениям, в которых глагол выступал в метафорическом значении: на кого-либо – «начать вооруженную борьбу».

Несмотря на то что прототипическое значение приставки в большей или меньшей степени отражалось в семантике, с точки зрения сочетаемости нельзя исторически считать какую-либо синтагму доминирующей, предпочтительной, а возможно только констатировать наличие у определенных значений глагола определенных синтагм. Так, глагол , имевший в русском языке XI-XVII вв. пять значений, управлял именами, образовывая следующие синтагмы: + вин.п., + на + вин.п., + под + вин.п. При этом последние две были возможны только у глагола со значением «подделать фальсифицировать (текст)» и были устойчивыми сочетаниями: «подписать, утвердить обвинительный приговор», кого-либо «подчинить кому-либо, написав соответствующий документ».

В целом, количество синтагм-конструкций, ядром которых выступал глагол с приставкой под-, увеличивалось, что связано с добавлением новых значений глагольных словоформ (развитие явления глагольной полисемии);

изменяется управление, главным образом, в сторону увеличения количества предложных конструкций, что объясняется общей тенденцией развития синтаксической системы русского языка, а именно увеличением предложного управления.

В Заключении подводятся итоги, делаются обобщающие выводы в соответствии с поставленными задачами и положениями, выносимыми на защиту, намечаются перспективы дальнейшего исследования в данной области.

Основные результаты диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора:

1. Новиков, А.Н. О некоторых дискуссионных вопросах глагольной префиксации (применительно к приставке под-) / А.Н. Новиков // Вестник Адыгейского государственного университета. Сер. Филология и искусствоведение. – Майкоп: АГУ, 2009.- Вып. I. – С. 134-138. – [Статья. – (0,3 п.л.)]. (Издание из перечня ВАК РФ).

2. Новиков, А.Н. Развитие значений глагола подвести в истории русского языка / А.Н. Новиков // Наука. Образование. Молодежь. Материалы научной конференции молодых ученых АГУ (6 февраля 2004 года). – Майкоп: изд-во АГУ, 2004. – Том 2. – С. 69-70. – [Статья. – (0,2 п.л.)].

3. Новиков, А.Н. Семантическая эволюция глагола подымать / А.Н.

Новиков // Материалы II Международной научной конференции молодых ученых «Наука. Образование. Молодёжь» (7 февраля 2005 года). – Майкоп:

изд-во АГУ, 2005. – Том II. – С. 70-75. – [Статья. – (0,3 п.л.)].

4. Новиков, А.Н. «Пространственные» значения глаголов с приставкой под- в русском языке XI-XVIII веков (по материалам исторических словарей) / А.Н. Новиков // Филологический вестник. – Майкоп: АГУ, 2006. – № 8. – С.

90-96. – [Статья. – (0,4 п.л.)].

5. Новиков, А.Н. Возникновение негативного компонента в семантике глаголов с приставкой под- / А.Н. Новиков // Материалы IX Международной научной конференции молодых ученых «Наука. Образование. Молодёжь» (910 февраля 2012 года). – Майкоп: изд-во АГУ, 2012. – Том II. – С. 351-354. – [Статья. – (0,3 п.л.)].






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.