WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Летова Анна Михайловна

СЕМАНТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ФИТОНИМОВ

В РУССКОМ ФОЛЬКЛОРЕ

Специальность 10.02.01 – русский язык

Автореферат диссертации

на соискание ученой степени кандидата

филологических наук

Москва –  2012

Работа выполнена на кафедре истории русского языка и общего языкознания

ГОУ ВПО «Московский государственный областной университет»

Научный руководитель:  Коренева Юлия Викторовна,

                                               кандидат филологических наук, доцент 

Официальные оппоненты:        Маркова Елена Михайловна,

  доктор филологических наук, профессор

(ГОУ ВПО «Московский государственный областной университет», кафедра славянской филологии)

Шармар Светлана Валерьевна,  кандидат филологических наук

(АНО ВПО «Московский гуманитарный институт» в образовательном консорциуме Среднерусский университет, кафедра лингвистики)

Ведущая организация:        ФГБОУ ВПО «Елецкий государственный университет имени И.А.Бунина»

       Защита состоится «8» ноября 2012 года в 14:30 ч., на заседании диссертационного совета Д 212.155.02 по защите докторских и кандидатских диссертаций (специальности: 10.02.01 – русский язык, 13.00.02 – теория и методика обучения и воспитания [русский язык]) при Московском государственном областном университете по адресу: 105005, Москва, ул. Энгельса, д. 21-а.

       С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного областного университета по адресу: 105005, Москва, ул. Радио, д. 10-а.

Автореферат разослан «___»  ________ 2012 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук,

профессор  В.В.Леденёва

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Диссертационное исследование посвящено «Семантическим особенностям фитонимов в русском фольклоре».

Актуальность работы обусловлена рядом изменений, произошедших в языковедческой системе научных направлений за последние десятилетия. В современной лингвистике наметилась антропоцентрическая тенденция, выражающаяся в изучении языка как части духовной культуры человека (Ю.Д.Апресян, Н.Д.Арутюнова, Ю.Н.Караулов, В.В.Колесов, Е.В.Падучева, Ю.С.Степанов, А.Ш.Жумашева). С новым подходом открылись новые возможности для исследований междисциплинарного характера, оформились такие перспективные отрасли антропоцентрической лингвистики, как лингвокультурология (В.Н.Телия, Ю.С.Степанов, Н.Д.Арутюнова, В.В.Красных, В.А.Маслова и др.), этнолингвистика (В. фон Гумбольдт, Э.Сепир, Б.Уорф, А.А.Потебня, А.Н.Афанасьев, Н.И.Толстой и др.), лингвофольклористика (А.Т.Хроленко, С.Е.Никитина, И.С.Климас, М.А.Бобунова, Л.И.Ларина и др.). Многочисленные работы пишутся с опорой на понятие  национальной специфики языка (В.В.Колесов, А.С.Герд,  Н.И.Толстой, В.А.Маслова, Т.Б.Радбиль,  Ю.П.Солодуб), языковой картины мира (Ю.Д.Апресян, Е.С.Кубрякова, Ю.Е.Прохоров, С.Г.Тер-Минасова, Ю.Н.Караулов, В.Н.Телия), национального стереотипа (Е.М.Верещагин, В.Г.Костомаров, Т.Н.Бурмистрова), фольклорной языковой картины мира (Е.Б.Артеменко, Т.Б.Радбиль, Е.И.Алещенко, Н.И.Коновалова) и др.

       Несмотря на большое количество исследований, выполненных с позиций антропоцентрической лингвистики, в настоящее время существуют вопросы, не осмысленные в полном объеме. Лингвокультурология и лингвофольклористика, направленные на решение проблемы культурной специфики описания языкового материала, являются сравнительно молодыми науками и их терминологическая база пока не имеет однозначного подхода среди ученых, поэтому возникает необходимость выявить различные пути изучения лингвокультурологических и лингвофольклористических понятий, которые определяют фундаментальные свойства человеческого языка – антропоцентризм и системность. 

      В связи с тем, что природа фольклорного произведения подчинена «описанию эмоционального мира человека» [Хроленко 2010: 49], в последней четверти XX столетия в лингвистической литературе  наблюдается активизация и расширение лингвофольклористической тематики: лексическое своеобразие русских волшебных сказок (У.А.Томова, М.В. Петрухина), лексикон лирических песен (Р.В.Головина, С.В.Супряга), народных примет (К.Р.Вагнер, Н.Н.Иванова, Е.Г.Павлова), загадок (В.Г.Сибирцева, Е.А.Денисова) и т.д. Усиление внимания к изучению устного народного творчества в лингвистическом аспекте объясняется тем, что обращение к фольклорным текстам позволяет рассмотреть взаимодействие языковой системы и этноса в диахронии, с новых позиций осмыслить языковой феномен народной культуры и его влияние на современную языковую личность.

Данная работа вписывается в круг актуальных проблем, поскольку в центре ее изучения находится один из базовых репрезентантов фольклорной языковой картины мира – поле ‘фитонимы’, семантические особенности которого реализуются посредством метафоризации и коннотации, а также стереотипов фольклорного сознания. Таким образом, тема диссертации предполагает обращение к проблематике двух направлений лингвистического анализа: проблематике семантического поля и проблематике лингвокультурологического анализа лексем фольклорной семантики. 

Актуальность исследования предопределила выбор объекта и предмета исследования.

       Объект исследования – фитонимы, функционирующие в фольклорных текстах.

       Предмет исследования – полевая семантическая организация фитонимических единиц с учетом их метафорических и коннотативных особенностей в русском фольклоре.

Основным материалом для  исследования послужили фольклорные тексты волшебных сказок, представленные в сборнике «Народные русские сказки» А.Н.Афанасьева (1957); народных лирических песен: сборник «Мудрость народная. Жизнь человека в русском фольклоре» Н.И.Толстого и В.П.Аникина (1994), «Русская народная поэзия: Лирическая поэзия» А.А.Горелова (1984), «Песни, собранные П.В.Киреевским» (1868), «Песни, собранные П.Н.Рыбниковым» (1910), «Русская народная поэзия. Обрядовая поэзия» К.Чистова и Б.Чистовой (1984); народных духовных стихов: «Голубиная книга: Русские народные духовные стихи XI – XIX вв.». 

       Цель работы – дать системное описание семантики фитонимов с номинативных, лингвокультурологических, фольклористических и фразеологических позиций путем построения семантического поля и анализа иерархического устройства тематических групп наименований растительных реалий, функционирующих с различной степенью частотности в фольклорных текстах.

       В соответствии с целью предполагается решение следующих задач:

  1. определить объем понятий ‘фитоним’, ‘фитонимическая лексика’ и обосновать  использование указанных терминов в лингвистической литературе;
  2. посредством выявленных из фольклорных текстов фитонимических наименований составить словник, словарь частотности фитонимов;
  3. на основе полученного языкового материала построить  семантическое поле, с позиций внутриполевых системных отношений определить лексико-семантические группы слов-наименований растений;
  4. провести разноуровневый анализ семантических особенностей фитонимических единиц: с точки зрения мотивационного, номинативного,  коннотативного, метафорического и мифологического аспектов, определяющих стереотипное представление фольклорного сознания о растительных реалиях;
  5. применить метод семантического поля при анализе фольклорных фразеологизмов с фитонимическим компонентом,  систематизировать идиомы посредством фразеосемантических  групп на основе общего интегрального значения, характеризующего метафорические представления человека об окружающем мире.

Теоретическую основу исследования составляют фундаментальные

работы в области теоретической семантики (Н.Ф.Алефиренко, В.М.Мокиенко), этнолингвистики (Т.И.Вендина, А.С.Герд, С.М.Толстая), лингвокультурологии (Н.Д.Арутюнова, А.Вежбицкая, В.И.Карасик, Д.С.Лихачева, В.А.Маслова, Ю.С.Степанов, В.Н.Телия), лингвофольклористики (А.Т.Хроленко, С.Е.Никитина, И.С.Климас, М.А.Бобунова, Л.И.Ларина), фразеологии (Б.А.Ларин, О.С.Ахманова, С.И.Ожегов, Н.М.Шанский, В.М.Мокиенко, В.Н.Телия, А.И.Молотков, В.П.Жуков). 

Научная новизна диссертации заключается в следующем:

  1. обосновано использование основных понятий лингвокультурологии и лингвофольклористики в аспекте интересующей проблемы;
  2. выявлен и проанализирован фитонимический фонд ФЯКМ (фольклорной языковой картины мира), предложена тематическая классификация наименований растений, определено место метафорических и коннотативных значений, зафиксированных в фольклорных текстах;
  3. охарактеризованы семантические и функциональные особенности фитонимов в фольклорном дискурсе с позиции лингвокультурологии и лингвофольклористики;
  4. полученные выводы пополняют представления о фольклорной языковой картине мира, фольклорных стереотипах, обусловленных языковой спецификой волшебных сказок, лирических песен, духовных стихов как особых жанров фольклорного текста.
  5. выявлены и интерпретированы с позиции антропоцентрической лингвистики фольклорные идиомы с фитонимическим компонентом, которые отражают ценностные представления о наиболее значимых для русского человека признаках, свойствах растительного мира. 

       Теоретическая значимость. Выдвинутая в диссертационном исследовании проблематика лингвистического анализа семантического поля ‘фитонимы’ решается в русле современных подходов к вопросам семантической специфики языковых единиц: антропоцентрическом, лингвокультурологическом. Исследование вносит вклад в дальнейшее развитие семантической теории фольклорной языковой картины мира, связанной с понятиями культурного стереотипа, вегетативной метафоры и коннотации контекстуально обусловленного значения. Представленные результаты могут найти применение при уточнении теории полевой организации  лексической системы и методики проведения лингвокультурологического и лингвофольклористического анализа. Выработанный способ лингвокультурологического описания, включающий образно-мотивационный, фольклорный и фразеологический аспекты исследования семантического поля ‘фитонимы’, может быть применен при анализе других тематических классов лексики, организующихся в поле. На основании предложенной разработки описания фольклорной языковой картины мира могут изучаться другие малые жанры фольклора (пословицы, поговорки, загадки и др.)

       Работа вносит определенный вклад в создание общей теории лингвокультурологии и способствует дальнейшему развитию положений, связанных с вопросами взаимоотношения языка и культуры. 

  Практическая значимость. Основные положения, материалы работы, выводы могут быть использованы в лекционных курсах по лексикологии, в спецкурсах по лингвокультурологии, этнолингвистике, лингвофольклористике, на занятиях по лингвистическому анализу текста. Результаты могут быть рекомендованы для различных исследований по теории фольклорного языка, в практике вузовского и школьного преподавания.

Методы и приемы исследования. В диссертационном исследовании использован метод изучения фрагмента фольклорной языковой картины мира (семантического поля ‘фитонимы’).  В качестве основного метода исследования выбран метод метаязыкового описания, включающий приемы наблюдения, классификации, интерпретации, компонентного и контекстного анализа, прием статистической обработки данных, прием сплошной выборки. При структурной организации и классификации собранного материала применялся полевой метод, позволяющий представить фитонимический лексикон фольклорной языковой картины мира в виде иерархической системы лексико-семантических и фразеосемантических групп, а также метод дискурсивного анализа. Помимо традиционных лингвистических методов, использовались методики лингвофольклористического и лингвокультурологического анализа, разработанные курскими исследователями, применялась методика семантического анализа фольклорного слова, предложенная А.Т.Хроленко.

       На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Семантическое поле ‘фитонимы’ служит оптимальной системой для изучения семантических преобразований лексических единиц в фольклорном дискурсе.

3. Вегетативная метафора служит одним из главных средств моделирования семантического поля ‘фитонимы’, позволяет проследить фрагмент развития семантического пространства антропоцентрической парадигмы ‘человек–фитоним’ в фольклорной языковой картине мира.

4. В основе коннотативного значения фитонимического лексикона – мелиоративная и пейоративная оценка, отражающая стереотипное представление фольклорного сознания о признаках и свойствах растительного мира.

5. Стереотипы фитонимов, послужившие основой для возникновения фольклорных фразеологизмов, позволяют выявить закономерную связь между тем запасом сведений о природных явлениях, зафиксированных в фольклорных текстах, и тем объемом информации, отраженным в идиомах для современной языковой личности.

6.  Фольклорная языковая картина мира – это фрагментарная картина мира, репрезентирующая фольклорное сознание средствами языковой семантики в произведениях различных жанров устного народного творчества, отражающих образно-метафорическое восприятие человеком окружающей действительности.

       Апробация работы. Апробация представленной работы проходила на научно-практической конференции студентов, аспирантов и преподавателей «Актуальные вопросы филологии» (Москва, 2007, 2009), Международной научной конференции «Русский язык и литература: история и современность», посвященной 70-летнему юбилею профессора Л.Ф. Копосова (Москва, 2010), Международной конференции «Русский язык и славистика в наши дни», посвященной 80-летию Московского государственного областного университета и 10-летию кафедры славянской филологии (Москва, 2011), Международной конференции «Десятые Поливановские чтения» (Смоленск, 2011), III Всероссийской научной конференции «Слово и текст в культурном сознании эпох» (Вологда, 2011), II научной интернет-конференции с международным участием «Филология – культурология: диалог наук» (Одинцовский гуманитарный институт, www.odinuni.ru, 2011), Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Русское слово: прошлое, настоящее, будущее» (Арзамас, 2012).

       Содержание работы отражено в 13 публикациях, в том числе 3 из них в центральном рецензируемом издании.

       Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы, приложений. 

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

       Во Введении обосновываются актуальность исследования, его новизна, определяются предмет, объект, материал исследования, формулируются цель и задачи, характеризуются методы, использованные в процессе описания собранного материала, приводятся сведения о практической значимости и апробации работы,  а также излагаются основные положения, выносимые на защиту.

       В первой главе «Фитонимика как система организующихся в семантическое поле лексических единиц» определяется теоретическая база лингвистического исследования, которую составляют такие понятия, как семантическое поле, лексико-семантическая группа, номинация, метафора, вегетативная метафора, метафорическое поле, коннотация.

В разделе 1.1. «Из истории исследования фитонимической лексики» обосновывается использование терминов ‘фитоним’, ‘фитонимика’, ‘фитонимическая лексика’, определяется семантический объем данных понятий. 

В нашей работе наряду с термином ‘фитоним’, ‘фитонимическая единица’, под которыми подразумевается ‘семантическая общность наименований деревьев, трав, кустарников, цветов, ягод, овощных и иных культур’, используются термины: ‘фитонимика’ – ‘совокупность фитонимических единиц’, ‘фитонимический лексикон’ – систематическое описание фитонимических лексем, используемых в данном корпусе текстов. Достаточно подробно значение указанных терминов было прокомментировано в диссертационных исследованиях Ю.А.Дьяченко, Н.И.Коноваловой, материалы которых привлекались в ходе нашего теоретического исследования. 

На основе обобщения и изучения лингвистического материала, связанного с наименованиями растений, нам представляется, что исследование семантических особенностей фитонимов должно быть комплексным и проводится на основе мотивационных, номинативных, лингвокультурологических и лингвофольклористических позиций.

Лингвистический аспект анализа фитонимов, направленный на исследование мотивационных, номинативных моделей лексических единиц (В.А.Меркулова, В.А.Иванов,  В.В.Копочева, Е.И.Чинок, Н.И.Коновалова,  Н.В.Шеина, Й.Свободова, Р.Д.Сетаров, Л.Ж.Заксор), предполагает: систематизацию лексического материала посредством применения метода семантического поля; исследование  парадигматических отношений внутри поля ‘фитонимы’ и входящих в его состав частных лексико-семантических групп; выявление закономерностей, действующих в сфере номинации посредством этимологического анализа мотивем, фиксирующих мотивировочные признаки фитонимических наименований. Значение исследования мотивационных характеристик семантического поля определяется тем, что выявленные мотивационные признаки фитонимических лексем позволяют определить существенные для этноса признаки номинируемых растительных реалий.

Лингвокультурологический аспект направлен на выявление семантических особенностей фитонимов, связанных с понятием мелиоративной и пейоративной коннотации, с типологией метафорических значений, представленных в фольклорном дискурсе, а также с  анализом наименований растений как мифологем, отражающих мифологическое представление человека о растительных реалиях. Обозначенный подход получил развитие в работах Ф.П.Филина, Д.Н.Шмелева, Ю.А.Бельчикова, в которых прослеживается мысль о том, что: «… слово – носитель не только актуальной информации, передаваемой в ходе повседневной речевой коммуникации, оно вместе с тем аккумулирует социально-историческую информацию, интеллектуальную и экспрессивно-эмоциональную, оценочную, общегуманистического и конкретно национального характера»  [Бельчиков 1988: 49].

Лингвофольклористический аспект предполагает опору на научные достижения и разработки курской школы, в которых предприняты попытки семантического анализа фитонима как фольклорного слова (М.А.Бобунова, А.Т.Хроленко, И.С.Климас) с точки зрения его парадигматических и синтагматических особенностей, а также метафорической и коннотативной обусловленности. Исследование образно-мотивационной основы фитонимов, функционирующих в фольклорных текстах, обращает наше внимание на фасетную и стереотипную характеристику лексем [И.С.Климас, Н.И.Коновалова], которая репрезентирует в языке существенные для этноса признаки растительных реалий, лежащие в основе образной метафорической системы ФЯКМ.

       В разделе        1.2. «Признаки семантического поля ‘фитонимы’» обосновывается выбор лингвистического понятия ‘поле’ в качестве оптимальной системы для изучения семантических преобразований фитонимов в истории языка. 

Полевой аспект активно разрабатывается в последнее время в трудах отечественных лингвистов:  В.И.Кодухова, А.А.Уфимцевой,  Д.Н.Шмелева, В.П.Даниленко, И.М.Кобозевой, З.П.Поповой, И.А.Стернина, Ю.Н.Караулова и др.  В результате изучения различных подходов к теории  полевой организации лексических единиц, которая существует в лингвистике более 100 лет, дается определение семантического поля ‘фитонимы’. Данное понятие подразумевает связанный с денотатом ‘растение’ фрагмент языковой картины мира, обладающий своими закономерностями семантического развития, парадигматическими отношениями, представляющими собой «совокупность частных систем, или подсистем» [Даниленко 2011: 154]. Результатом рассмотрения и обобщения изученного материала, направленного на исследование наименований растений, послужило определение принципов организации фитонимической системы, которая характеризуется следующими признаками:

  1. целостность (наличие общей семы в номинативном значении, определяющей общность семантических функций лексических единиц);
  2. стремление к классифицирующей функции (выявление смысловых групп внутри семантического поля);
  3. наличие системных корреляционных отношений между словами, составляющими смысловые группы;
  4. выявление закономерности номинационных процессов у элементов;
  5. членение центр (ядро) – периферия;
  6. динамичность, открытость (подвижность лексического значения, стремление к пересечению с другими семантическими полями).

Стремление к классифицирующей функции является одним из признаков фитонимической системы, который указывает на необходимость выявления смысловых групп внутри семантического поля (раздел. 1.2.1. «Классификация фитонимов внутри семантического поля»).  За единицу систематизации лексических единиц поля ‘фитонимы’ нами было выбрано понятие лексико-семантическая группа, которое демонстрирует один из подходов организации фитонимов, активно функционирующих в фольклорном дискурсе. Лексико-семантическая группа в нашей работе рассматривается как  «совокупность слов, относящихся к одной и той же части речи, объединенных внутриязыковыми связями, различными семантико-парадигматическими отношениями» [Вендина 2005: 214].

На основе тематических классификаций, представленных в лингвистических, ботанических словарях, а также  в научных исследованиях:  М.А.Бобуновой, Ю.А.Дьяченко, Н.А.Гончаровой и др. – в нашей работе  внутри семантического поля ‘фитонимы’ предлагается построение лексико-семантических групп с учетом словарных дефиниций и контекстов употребления:

  1. дендрологические наименования (подгруппы: наименования деревьев и плодов (дерево, берёза, дуб, сосна, яблоня, яблоко), наименования кустарников (куст, черемуха); номинации сказочных героев с семантическим компонентом ‘дерево’(Ветродуб, Дубыня-богатырь, Катома-дядька дубовая шапка, Сосна-богатырь);
  2. растение и его части, партитивные фитонимы (ветка, корень, стебель);
  3. фитонимы дикорастущих трав (трава, полынь, камыш);
  4. фитонимы ягод (ягода, смородина, малина);
  5. фитонимы огородных травянистых растений (подгруппы: садовые цветы (мак), наименование корнеплодов (репа), наименования бобовых культурных растений (боб, горох), фитонимы злаковых культур (овес, пшеница, рожь);
  6. номинации грибов (гриб, опенок).

Семантическое исследование с учетом анализа слов по лексико-семантическим группам показывает, что границы между выявленными группами и подгруппами подвижны, поскольку по поводу систематики растений как в ботанических, так и лингвистических исследованиях, не сложилось единого мнения.

В разделе 1.2.2. («Закономерности номинации единиц семантического поля ‘фитонимы’») представлена характеристика следующего признака семантического поля – закономерности номинации фитонимов, который предполагает актуализацию основ антропологической лингвистики. Обращение «к человеку как носителю языковой способности» [Радбиль 2010: 11] на современном этапе развития лексикологии обуславливает сложность в исследовании проблемы мотивационной основы, номинации, связанной с определением существенной роли психологического и культурно-исторического факторов в акте наименования. Обозначенный подход позволяет рассматривать фитонимическую номинацию как приписывание номинатором растению тех или иных специфических свойств, типичных признаков, составляющих основу наименования языковой единицы. Мотивировочный признак, обозначенный в нашей работе как мотивема [Маркова 2007], направлен на выявление типов номинации, систематизирующих закономерные пути формирования и освоения в сознании человека реалий окружающего мира.

Опираясь на существующие классификации, представленные в работах В.А.Ивановой (1985), Н.В.Шеиной (1995), Е.Н.Слесюк (2001), Е.М.Марковой (2007), мы распределили выявленные наименования по следующим номинативным группам, которые позволяют установить закономерные принципы называния фитонимов:

1. номинация по характерным особенностям внешних признаков растения (берёза, белянка, сосна, рябина, калина, цветок и др.);

2. номинация по свойствам растения, особенностям его функционирования в природе (колос, липа, крапива, верба и др.);

3. названия растений по месту и способу произрастания (листок, гриб, груздь);

4. номинация по характеру использования растения в быту (дерево, горох);

5. название растений по запаху (смородина);

6. название растения по характерным признакам плода (ягода).

В некоторых случаях может оказаться спорным отнесение конкретной лексемы к той или иной мотивационной модели. Примером может послужить  лексема дуб, наименование которой оформилось в результате актуализации мотивировочных признаков:  ‘свойства поверхности растения’, ‘место произрастания’, ‘темный цвет’.

Выявление закономерности номинационных процессов, действующих в фитонимической системе, позволило определить особенности познания человеком растительного мира. Типичными признаками, которые были определены в качестве основы наименования растений, послужили следующие мотивемы: ‘цвет’, ‘свойства поверхности растения’, ‘способ произрастания’, ‘место произрастания’. Обозначенные мотивемы доказывают, что наиболее продуктивный тип номинации фитонимов – ‘номинация по характерным особенностям внешних признаков растения’ – в основе которого зрительное и осязательное восприятие человеком растительных реалий, выдвинутое на первый план среди существующих систем познания окружающего мира, его объектов.

       В разделе 1.2.3. «Общая характеристика частотного словаря фитонимов» объясняется иерархическое устройство фитонимического лексикона в ЛСГ на основе выявления ядерной и периферийной лексики.

       В итоге составленный нами фитонимический словник на избранном материале насчитывает 47 лексем в 495 словоупотреблениях (с/у). Структура ЛСГ фитонимических единиц, отмеченных в анализируемых текстах, имеет «полевой» характер. Центр «поля» представлен ядерной лексикой, которую составляют наиболее употребительные, общие по своим значениям слова-фитонимы:  дуб 62 (с/у), 12 %; трава 61(с/у), 12%; дерево 41 (с/у), 8%;  яблоня 36 (с/у), 7,2%;  цветок 34 (с/у), 6,9%; берёза 27 (с/у), 5,4%; ягода 23 (с/у), 4,6%; корень 16 (с/у), 3,2%; пшеница 13(с/у), 2,6%; периферия представлена лексемами, составляющими 1 % словоупотреблений: полынь, плакун-трава, ковыль-трава и т.д.

       При этом ядерная лексика представлена в ЛСГ «Дендрологические наименования», которая включает в свой состав  16 лексем в 243 (с/у), а также в ЛСГ «Растения и его части, партитивные фитонимы»: 4 лексемы, 68 (с/у), ЛСГ «Фитонимы дикорастущих трав»: 5 лексем, 66 (с/у).

В разделе 1.3. «Особенность вторичного поля: метафоризация и коннотация фитонимов» освещается один из важнейших вопросов лингвокультурологии – проблема выявления культурных оттенков значения фитонимических единиц посредством таких понятий, как метафора,  коннотация, стереотип, с опорой на которые выполняется большинство современных работ в рамках лингвокультурологического анализа антропоцентрической направленности (А.Т.Хроленко, Е.В.Крепкогорская, Н.И.Коновалова, Ю.А.Дьяченко, М.А.Бобунова).

Обозначенная проблема предполагает обращение к одному из типов вторичного поля – метафорическому полю, включающему образные слова и выражения с метафорическими смыслами. Метафорическая основа как один из основных способов познания мира флоры посредством имитативного образного восприятия человеком окружающей жизни направлена на расширение смыслового объема поля ‘фитонимы’, характеризующегося динамичностью, подвижностью.

Для выявления особенностей метафорического поля в фольклорном дискурсе вводится понятие вегетативной метафоры, которое в разделах 1.3.1., 1.3.2. («Классификации метафор», «Вегетативная метафора как средство пересечения семантических полей фитоним человек») рассматривается как средство пересечение сдвоенной структуры полей ‘фитоним’ – ‘человек’. Нам представляется целесообразным использовать определение ‘вегетативная метафора’, которое отвечает принципам системности, наглядности в описании метафорических конструкций, используемых в языке и в фольклоре для номинации и описании человека, его внешних особенностей, характера, физиологии, возрастных этапов жизни, восприятия объектов окружающей действительности и т.д. на основе общности признаков, обозначенных в работе термином фасета (предложен А.Вежбицкой).

На основании выявленных типов метафорического переноса ‘человек’ – ‘фитоним’  нами предложена следующая парадигма вегетативных метафор ФЯКМ, обусловленная жанровой спецификой и функциональностью фитонимов в фольклорных текстах:

1. персонифицированные метафоры (Дубыня, Ветродуб, Сосна-богатырь, Царь Горох, Перекатигорошек, Репка и др.);

2. гиперболические (горох, боб, дерево способны дорасти до неба, герой может «за один раз сто дубов вырубить» и т.д.);

3. метафоры олицетворения (берёза, яблоня, дуб, рябина наделяются способностями говорить, думать, слышать, выполнять действия и т.д.);

4. метафоры сравнения (девушка будто ягодка красна, словно яблочко наливное, князь – величественный дуб, созревание плодов яблони – время замужества девушки).

Выделенные нами парадигматические ряды вегетативных метафор служат средством моделирования вторичного семантического поля ‘фитонимы’ в фольклорных текстах. Вегетативной метафоризации в фольклорном дискурсе чаще всего подвергаются фитонимы ЛСГ «Дендрологические наименования», «Фитонимы огородных травянистых растений», связанные с образным осмыслением растительных реалий, нашедших свое применение в бытовой и культурной деятельности человека. Важную роль играют метафоры олицетворения, посредством которых растения наделяются речевыми характеристиками, способностью видеть, слышать, двигаться, выполнять приказания и т.д. В обозначенных группах метафоризированных предикатов (К.Р.Вагнер), наиболее частотными в условиях фольклорных контекстов служат глаголы «Движения», «Речи», предикативная сочетаемость которых с фитонимическими лексемами представлена следующими примерами: «...стоит береза. И говорит ему человеческим голосом… » [Афанасьев 2: 357]; «Яблонь, яблонь, скажи, куда гуси полетели?» - «Съешь моего лесного яблока, скажу» [Афанасьев 1: 135]; «Провещало ей одно дерево человеческим голосом…»[Афанасьев 2: 122]; «Диво дивное на свете деется: в лесу старый дуб все мне, что было, сказал и что будет – угадал!» «Ну, иди скорей, пока дуб говорит; а когда замолчит, слова не допросишься» [Афанасьев 3: 261]; «Однажды говорила о себе репа: «Я, репа, с медом хороша!» [Афанасьев 3: 309]. Таким образом, метафора отражает антропоморфный код, который одухотворяет, очеловечивает предметы окружающего мира, различные действия, процессы, тем самым продуцирует образную основу растительных реалий.

Аксиологическое восприятие действительности человеком, его постоянное стремление к оценке предметов и явлений объективного мира посредством языковых средств, сближает понятия метафоры с коннотативным значением (раздел 1.3.3.). Связь коннотации с культурно-историческими факторами проводилась на основе представленных в лингвистике исследований В.В.Виноградова, И.М.Кобозевой, Л.В.Щербы, И.А.Стернина, Н.Д.Арутюновой, Ю.Д.Апресяна и т.д. Несмотря на значительный объем научной литературы, связанной с исследованием культурно маркированного содержания языковых единиц, именно культурная коннотация представляется менее изученной, требующей дополнительного научного анализа. Попытки выявления и описания особенностей культурной коннотации в семантике фитонимических единиц, отражающих связь с историей и культурой русского народа, его ценностными предпочтениями, предприняты в работах И.Я.Пак,  Е.В.Крепкогорской, Н.И.Коноваловой. Под коннотацией лексемы в нашей работе понимается «несущественные, но устойчивые признаки выражаемого ею понятия, которые воплощают принятую в данном языковом коллективе оценку соответствующего предмета или факта действительности» [Апресян 1995: 67], а также «отражают связанные со словом культурные традиции, господствующую в данном обществе, практику использования соответствующей вещи» [Апресян 1974: 67]. Оценочность в свою очередь рассматривается как заложенная в семантике слова или выражения положительная или отрицательная характеристика (оценка) человеком предмета, явления, события. 

Материал исследования показывает, что культурный коннотативный потенциал слова, обусловленный фольклорным контекстом, основывается на мелиоративных (положительных) и пейоративных (отрицательных) стереотипных оценочных наращениях, отражающих семантические оппозиции: шелковая трава – «светлое состояние души», «весна» / полынь, крапива – «горькая судьба», «трагедия»; цветок – «красота», «радость» / коренья – «чары, колдовство, обман»; малина – «сладкая жизнь, веселое времяпровождение» / калина – «горькая судьба, печаль»; черемуха –  «влюбленность» / ракитов куст – «знак печали, гибели»; верба – «наступающая весна», «здоровье» / ива – «тоска, печаль» и т.д.

Источником семантических оппозиций, которые реализуют культурную коннотацию посредством оценочных компонентов значения, служит уходящий в историю народа, ментальную, духовную сферу стереотип «добро» / «зло», определяющий многомерность ФЯКМ. Таким образом, фитонимия как один из фрагментов фольклорной языковой картины мира заключает в себе этнокультурную информацию, отражающую народное восприятие растительных реалий, их аксиологическое и стереотипное осмысление.

Во второй главе «Семантические особенности фитонимов в фольклорном дискурсе» характеризуются понятия ‘фольклорный дискурс’, ‘фольклорная языковая картина мира’, которые определяют семантические особенности фитонимов.

В диссертационной работе понятие ‘дискурс’ (раздел 2.1) рассматривается на уровне содержания фольклорной языковой картины мира, отражающей народные традиции, определенные ментальные установки, представления об особенностях фитонимической семантики. Изучение фольклорного дискурса как особой формы существования языка с целью выявления семантических особенностей слов, номинирующих тематическую группу ‘растения’, – одна из актуальных проблем современных исследований, о чем свидетельствует широкий круг представленных лингвофольклористических работ: И.С.Климас, М.А.Бобуновой, А.Т.Хроленко, С.Е. Никитиной и др. Обращение к фольклорным источникам при семантическом исследовании лексем как лингвокультурем, по мнению исследователей, составляет особую ценность лингвокультурологического описания средств вторичной номинации, поскольку «одним из важнейших категориальных свойств дискурса является его способность порождать новый смысл, неаддитивный семантике составляющих его языковых единиц» [Алефиренко 2011: 5]. Поэтому лингвокультурологический анализ дискурсивно обусловленных лексем направлен на трансформацию лексических единиц как знаков вторичной номинации, которые возникли на основе образных представлений человека.

В концепции Ю.С.Степанова понятие дискурс замыкает на себе и понятие возможного мира, и серию лингвистических понятий: «Дискурс существует прежде всего и главным образом в текстах, но таких, за которыми встает особая грамматика, особый лексикон, особые правила словоупотребления и синтаксиса, особая семантика, – в конечном счете – особый мир. В мире всякого дискурса действуют свои правила синонимических замен, свои правила истинности, свой этикет. Это – «возможный (альтернативный) мир» в полном смысле этого логико-философского термина. Каждый дискурс – это один из «возможных» миров». [цит. по: Сулеменко 2011: 180]. Таким образом, в нашей работе понятие фольклорный дискурс рассматривается как репрезентация особенностей ФЯКМ посредством вербального фольклорного текста, обусловленного народной традицией и жанровым многообразием, поскольку в основе формирования любого типа дискурса лежит картина мира, отражающая определенные ментальные установки.

Каждый язык представляет особую картину мира, в соответствии с которой языковая личность организовывает содержание высказывания, в этом проявляется специфически человеческое восприятие мира, зафиксированное в языке (В.А. Маслова). С позиции антропоцентризма фольклорная языковая картина мира дает богатый материал для исследования закрепленных в лексических единицах стереотипов мышления народа, характерных для конкретного языкового коллектива. Под понятием ФЯКМ (раздел 2.2) подразумевается репрезентация фольклорного сознания в произведениях различных жанров фольклора, отражающих информацию о среде и человеке в определенный период его развития. При этом «фольклорное сознание выступает как идеальная система, призванная примирить реальный мир, каким он дан из вне и независимо от человека, с миром желаний, стремлений человека посредством конструирования неких идеальных образов и в результате гармонизировать отношения человека с действительностью» [Венгранович 2003: 59]. Так, с точки зрения лингвокультурологии содержание мировоззренческих основ ФЯКМ характеризуется следующими идеями: системность, стереотипность, аксиологичность,  мифологичность [Климас 2004, Коновалова 2007], которые в нашей работе рассматриваются применительно к исследованию ЛСГ фитонимов.

       Фитонимия как один из фрагментов фольклорной языковой картины мира заключает в себе этнокультурную информацию, отражающую народное восприятие растительных реалий, их аксиологическое и стереотипное осмысление. Теория стереотипа (раздел 2.2.2) как носителя лингвокультурной информации разрабатывается в трудах Ю.Д.Апресяна, Е.М.Верещагина, В.Г.Костомарова, В.А.Масловой, Ю.Е.Прохорова и др. В лингвистической литературе этнокультурные стереотипы – это обобщенное представление о типичных чертах, характеризующих какой-либо народ, «некое минимизированное и национально-детерминированное представление об объекте или ситуации» [Бурмистрова 2008: 9]. Среди исследований культурных стереотипов применительно к фитонимической лексике необходимо отметить работы Т.Н.Бурмистровой, Л.Н.Виноградовой, Т.Н.Уфимцевой, С.М.Толстой, Т.А.Агапкиной, А.Л.Топоркова и др. В нашей работе фитонимический стереотип, обусловленный семантикой фольклорных текстов, представляет собой научный интерес, поскольку определяется специфичными для русской культуры метафорическими и коннотативными особенностями, отражающими в языковых единицах ценностные для языкового коллектива доминанты, приоритеты тех или иных явлений окружающей действительности, представленные в ФЯКМ.

Исследование особенностей ФЯКМ позволяет  выявить запас знаний славян об объектах природы, специфику уклада жизни и систему представлений о мире, главным средством познания которого служит метафора. Обращение к метафорическим представлениям, нашедшим свое отражение в таких жанрах русского фольклора, как волшебные сказки (раздел 2.2.1), лирические песни (раздел 2.2.2), духовные народные стихи (раздел 2.2.3),  позволяет выявить причины образного осмысления фитонимических единиц, обозначить роль и значение растительных реалий в фольклорном сознании.

       Так, в диссертации с разной степенью подробности нами описаны более 40 лексем, номинирующих реалии растительного мира (раздел 2.3).  Проведенное исследование фитонимического лексикона с учетом ЛСГ позволило увидеть богатство фитонимического словаря ФЯКМ, которое определяется следующими факторами:

  1. Многообразие фитонимической лексики обусловило распределение всех выявленных языковых единиц по лексико-семантическим группам: «Дендрологические наименования», «Растение и его части, партитивные фитонимы», «Фитонимы дикорастущих трав», «Фитонимы ягод», «Фитонимы огородных травянистых растений», «Фитонимы грибов».
  2. Наиболее употребительными являются фитонимы группы «Дендрологические наименования», которые номинируют деревья, кустарники и относятся к ядерной фитонимической лексике ФЯКМ.
  3. Особую подгруппу составляют выявленные из фольклорных текстов наименования фитонимических персонажей, обозначенных в нашей работе как ‘номинации сказочных героев с семантическим компонентом ‘дерево’, а именно: Ветродуб, Дубыня-богатырь, Катома-дядька дубовая шапка, Сосна-богатырь и др. Изучение семантических особенностей представленных номинаций привело к выводу, что через образы мифологических и сказочных персонажей с присущими им константными характеристиками гиперболизированного типа: ‘сила’, ‘крепость’, ‘выносливость’ – реализуются образы-эталоны самого человека.
  4. Список лексем-доминант представленных ЛСГ составляют: дуб (62 с/у), трава (61 с/у),  дерево (41 с/у),  яблоня (36 с/у), цветок (34 с/у), ягода (23 с/у). Основная мотивация употребления тех или иных фитонимических лексем обусловлена распространенностью называемых растительных организмов в природе родного края, целесообразным использованием их в бытовой деятельности человека, а также отражением приобретенной в фольклорных контекстах семантической значимости, служащей средством для передачи синтеза чувств, эмоций. 
  5. Самым частотным оказался фитоним дуб, который обладает широким метафорическим потенциалом, обусловленным стереотипами национального фольклорного сознания, что позволяет сделать вывод об особой значимости данного фитонима в русской культуре. Так, дуб как доминантная фитонимическая единица в фольклорном дискурсе отражает народные стереотипы:  ‘сила’, ‘мощь’, ‘крепость’, ‘одиночество’,  ‘долголетие’,  ‘печаль’,  основанные на метафорическом осмыслении фасет: ‘многолетний характер’, ‘внешние признаки’, ‘крепкий характер ствола’, ‘свойства  растения как атрибута обрядовой деятельности’. Связанный с фитонимом дуб метафорический круг представлений формирует образную систему фольклорной языковой картины мира, помогает выявить особенности фольклорного сознания, связанные с мифологическими воззрениями.
  6. Активное использование слов с субъективно-оценочным значением составляет группу фольклоризмов, отражающих отношение человека к тем или иным растительным реалиям (дубье,  деревцо, берёзка, берёзонька, берёзынька и др.).
  7. Положительное восприятие и метафорическое осмысление березы как лексемы-доминанты в фольклорном дискурсе фиксируют не только деминутивные формы слова, но и колоративные константы: белая, беленькая, кудрявая, кудреватая, которые подчеркивают культовое представление о березе в народной культуре. В вербальной парадигматике берёза отражает стереотипный спектр значений: ‘девичество’, ‘молодость’, ‘жизненная сила’, ‘красота’, ‘стройность’, ‘печаль’, основанный  на образном осмыслении мотивировочных признаков: ‘белый цвет ствола’, ‘внешние признаки растения’, ‘пышный, обильный характер листвы’.
  8. Атрибутивная сочетаемость фитонимов ЛСГ является более частотной, чем предикативная. Отличительной особенностью ФЯКМ является цветовая характеристика растений разных групп, которая часто сопровождается обонятельными и осязательными впечатлениями. Частотными атрибутами служат цветовые характеристики, представленные устойчивыми колоративными прилагательными: белая береза, красная калина, красная рябина и др. Доминантным цветом служит красный, который в национальном сознании метафоризируется, тем самым выступает в качестве стереотипа ‘красоты’, ‘яркости’, ‘жизни’. Красный цвет растений служит мотивемой фитонимических номинаций (например, рябина), а также фасетой образного метафорического осмысления растений (например, калина, земляника, мак).
  9. Среди выявленных нами фитонимических фасет, которые подвергаются вегетативной метафоризации, наиболее продуктивными являются: ‘внешние признаки растения’, ‘растение как атрибут обрядовой деятельности’, ‘применение растения в быту’, ‘свойства растения’, ‘место произрастания’,  ‘красный // белый цвет растения, его плодов’, ‘сладкий // горький вкус’, ‘запах растения’, ‘многолетний характер’.
  10. Лингвокультурологический аспект исследования позволил определить стереотипные представления о фольклорных фитонимах, обусловленных фасетными признаками и метафорическими значениями: осина – ‘вредное’, ‘плохое’, ‘горькая судьба’; верба – ‘исцеление’,  ‘здоровье’,  ‘жизненная сила’,  ‘плодородие’, ‘печальная девушка’; корень – ‘чары’, ‘волшебство’,  ‘порча’, ‘начало’, ‘источник’,  ‘род’ и др. Дуалистическое восприятие в фольклорном сознании растительных реалий определило пейоративную и мелиоративную коннотацию фитонимических единиц, которые отражают представление человека о ‘добром начале’ (берёза, кипарис, дуб, верба, черемуха, липа и др.), и ‘злом’ (осина, ива, полынь, крапива, смородина, гриб и др.) Мифологический аспект позволил выявить фитонимические мифологемы, в значении которых отражены сакральные представления человека о растительных реалиях: дерево – ‘мироздание’, ‘мировое дерево’, ‘познание’,  ‘связь с хтонической сферой’, ‘жизнь/смерть’,  ‘дерево рода’, мифологема ‘живых существ, обладающих способностью к метаморфозам, превращениям’; дуб – ‘мировое дерево’, ‘жизнь/смерть’,  берёза – ‘светлое начало’, ‘связь с хтонической сферой’; ягода – ‘наказание, испытание’; горох, боб – ‘познание’, ‘урожай’, ‘деторождение’ и др.
  11. Растения составляют один из важнейших компонентов ФЯКМ, приобретая особую смысловую значимость и выступая в роли своеобразных метафорических образов посредством фольклорного дискурса.

Исследование семантических особенностей фитонимов подвело к закономерному изучению фольклорных идиом, поскольку они отражают значительную устойчивость лексико-тематической группы растительный мир в языковой системе посредством выражаемого коннотативного значения и стереотипных представлений, характеризующих аксиологическое отношение человека к растительному миру в славянской традиционной культуре.

В третьей главе  «Фольклорная фразеология с фитонимическим компонентом» исследуются понятия фольклорная фразеология, фитонимический компонент, фразеосемантическая группа.

Нам представляется, что актуальность фольклора возможно определить благодаря исследованию идиоматических выражений: 1.возникших на основе внелингвистических фактов, предметов или представлений, связанных с древнейшей славянской культурой, обрядностью; 2.  зародившихся на основе мифологических воззрений,  символического толкования повседневного мира, поскольку фразеологические единицы могут представлять собой осколки сказочных, мифологических текстов; 3. получивших свое распространение непосредственно из семантики фольклорных произведений в результате превращения констант, формул, представленных в произведениях устного народного творчества, в идиомы. Таким образом, фольклорная  идиома представляет собой языковую единицу, в процессе формирования которой отражается мастерство народа, его искусство представить, переосмыслить слова-компоненты, имеющее этнокультурную ценность в русском фольклоре, в виде образных вторичных номинаций, отражающих оценочный, экспрессивный характер ФЕ.

В нашей работе рассматривается сегмент фразеологической системы –  фольклорная идиоматика с компонентом фитонимом, которая позволяет проанализировать образные представления о растительном мире в славянской традиционной культуре, а также определить формирование оценочной семантики фразеологизма под влиянием его компонента.

Одним из современных и актуальных направлений фразеологической системы является комплексное изучение фольклорной фразеологии в составе компонентных тематических полей. Исследование фитонимического компонента в составе идиом представлено в научных работах: Н.А.Гончаровой (2007),  С.С.Шумбасовой (2011),  Е.В.Крепкогорской (2012), О.Г.Хабаровой (2004), К.Т.Гафаровой (2007),  О.В.Худенцовой (2008) и т.д.

Метод семантического поля позволил систематизировать выявленные нами из анализируемых текстов фольклорные фразеологизмы с фитонимическим компонентом посредством фразеосемантических  групп по критерию образной характеристики человека, его оценки окружающей действительности. Понятие фразеосемантическая группа в нашей работе рассматривается как «совокупность фразеологических единиц, обладающих одним общим семантическим признаком и рядом дифференциальных признаков (смысловых и стилистических), которые дают полную характеристику смысловой структуры фразеологической единицы» [Багаутдинова 2006: 17].

Систематизация идиоматических выражений с компонентом фитонимических единиц посредством фразеосемантических  групп антропоцентрической направленности осуществляется на основе выявления коннотативных сем. В ходе исследования фразеологизмов с компонентом фитонимом было выделено семь фразеосемантических групп по критерию образной характеристики человека, его деятельности, поступков:

1.ФСГ «характеристика поступков и действий человека» (корнями обвести, рыть лютые коренья, гадать на бобах, на вербе груши (сказать, наговорить);

2. ФСГ «отношения между людьми» (кому вершки, кому корешки, одного поля ягоды, забить осиновый кол, без черемухи);

3. ФСГ «восприятие окружающего мира» (по макову зернышку, макова росинка, память гороховая, при царе Горохе);

4. ФСГ «условия жизни» (разлюли малина, не жизнь, а малина, остаться на бобах, как горох при дороге);

5. ФСГ «состояние и особенности характера человека» (маком сидеть, гороху объесться (наесться бобов), трястись как осиновый лист);

6. ФСГ «умственные способности, интеллектуальная деятельность» (дуб дубом, дубина стоеросовая, шут гороховый (пугало гороховое);

7. ФСГ «внешность человека» (как маков цвет).        

Идиоматическая классификация отражает способ вербализации коллективных наивных представлений о растительном мире, определяет культурную значимость фитонимических единиц в составе общенационального языка. Исследование ФСГ позволяет определить фразеологически активные фитонимы: мак, горох, боб, малина, корень, в значении которых аккумулируется культурная аксиологически значимая информация эмоционально-оценочного характера (хорошо/плохо), этически-оценочного (морально/аморально), утилитарно-оценочного (полезно/вредно), эстетически-оценочного (красиво/некрасиво), которая определяет пейоративную / мелиоративную коннотацию фразеологизмов, например: корень – ‘порча’, ‘колдовство’; бобы – ‘ворожба’; горох – ‘шутовство’, ‘неправдоподобие’, ‘урожай’, ‘деторождение’, ‘бедность’; мак – ‘красота’, ‘девичество’, ‘мелкая частица’; верба – ‘бесплодность’;  осина – ‘опасное’, ‘проклятое дерево’, черемуха – ‘влюбленность’, ‘сентиментальность’; малина – ‘раздолье’, ‘веселье’, дуб – ‘упрямство’, ‘глупость’.

Стереотипы фитонимов, послужившие основой для возникновения фольклорных фразеологизмов, позволяют выявить закономерную связь между тем запасом сведений о природных явлениях, зафиксированных в фольклорных текстах, и тем объемом информации, отраженным в идиомах, актуальных для современной языковой личности.

Общность и сущность лингвокультурологических стереотипов в массовом сознании определяет отрицательную оценочную сему, констатирует ее преобладание над количеством фразеологизмов с положительной коннотацией, что объясняется эмоциональной реакцией человека на отрицательные явления. Так, исходя из представленного в работе материала, положительная и нейтральная  коннотативная сема содержится в значении ФЕ: по макову зернышку, разлюли малина.

Мотивационной метафорической основой ФЕ, репрезентирующих в языке набор универсальных общечеловеческих черт, послужили фитонимические фасеты, которые указывают на: ‘целительные свойства растения’, ‘свойства растения как атрибута обрядовой деятельности’, ‘внешние признаки растения’, ‘место произрастание’, ‘применение растения в быту’, ‘сладкий вкус’. Обозначенные фасеты свидетельствуют об избирательности фольклорного сознания, направленного на констатацию и репрезентацию в языке явных, наиболее значимых признаков растения.

В заключении приведены выводы исследования согласно поставленным цели и задачам и обозначены его перспективы.

Проведенное исследование показало, что фольклорные фитонимические единицы имеют большое распространение в русском языке, обладают культурной маркировкой и, как следствие, отражают народное мировидение. Через художественные средства такие, как вегетативная метафора и коннотация, обозначается прежде всего сам человек – его внешность, характер, состояния, действия и т.д.

Основным итогом диссертационной работы послужило построение  семантического поля ‘фитонимы’, репрезентирующего семантические особенности номинаций растений в языковой и фольклорной сферах. Классификационный подход позволил наметить пути изучения фитонима как фольклорного слова с номинативных, лингвокультурологических, фольклористических и фразеологических позиций, обусловленных особенностями физического и психического устройства человека, его эмоциональной сферой, духовной деятельностью,  а  также склонностью к метафоризации как особой черте русской ментальности.

Приложение к диссертации представляет собой словник и словарь частотности фитонимических лексем, проанализированных на материале фольклорных текстов.

Перспективы исследования. Дальнейшее изучение фитонимического лексикона видится в описании многочисленных словообразовательных гнезд, включающих слова с фитонимическим корнем, которые в силу ограниченного объема нашего диссертационного исследования не представлены в анализируемом семантическом поле. Лексикон может быть расширен за счет включения глаголов, номинирующих действия, свойственные растениям (вянуть, расти, цвести и т.д.). Перспективы работы также связаны с изучением семантического поля ‘фитонимы’  в других языковых сферах устного народного творчества, в совершенствовании методик лексического анализа, а также в описании определенных концептов на материале фольклорной фитонимической лексики.

       По теме диссертации опубликованы следующие работы:

  1. Летова А.М. Особенности функционирования фитонима дерево в русских волшебных сказках // Вестник МГОУ. Серия «Русская филология».- М.: МГОУ, № 6,2011. С. 67-73.
  2. Летова А.М. Роль вегетативной метафоры в фольклорной языковой картине мира // Вестник МГОУ. Серия «Русская филология».- М.: МГОУ, № 1,2012. С. 58-64.
  3. Летова А.М. Из истории исследования фитонимической лексики: лингвокультурологический аспект // Вестник МГОУ. Серия «Русская филология».- М.: МГОУ, № 2,2012. С. 30-34.
  4. Летова А.М. О семантических изменениях слова баба в истории русского языка // Актуальные вопросы филологии. Выпуск III. Сборник научных трудов. – М.: МГОУ, 2007. – С. 120-128.
  5. Летова А.М. Тип номинации «человек»-«фитоним» как результат семантической деривации «терминов родства» // Актуальные вопросы филологии. Выпуск V. Сборник научных трудов. – М.: ООО «Диона», 2009. – С. 110-116.
  6. Летова А.М. Понятие семантического поля как выражение парадигматических отношений лексем // Русский язык и литература: история и современность. Сборник научных статей по материалам докладов и сообщений конференции, посвященной 70-летнему юбилею проф. Л.Ф.Копосова. – М.: МГОУ, 2010. – С. 254-258.
  7. Летова А.М. Из истории коннотативных значений фитонимической лексики (на материале русских народных сказок под редакцией А.Н.Афанасьева) // Русский язык: история, диалекты, современность. Выпуск XI. Сборник научных работ. – М.: МГОУ, 2011. – С. 56-62.
  8. Летова А.М. Семантические особенности фитонимической лексики в обрядовой фразеологии (на материале бобовых культурных растений) // Русский язык в системе славянских языков: история и современность (выпуск IV). Сборник научных трудов, посвящённый 80-летию Московского государственного областного университета и 10-летию кафедры славянской филологии. – М.: МГОУ, 2011. – С. 144-149.
  9. Летова А.М. Фитонимы «берёза», «верба», «рябина» в русском обрядовом фольклоре // Десятые Поливановские чтения. Сборник статей по материалам докладов и сообщений конференции. Часть II. – Смоленск: Маджента, 2011. – С. 245-252. 
  10. Летова А.М. Из истории коннотативных значений фитонима ягода (на материале русской волшебной сказки) // Слово и текст в культурном сознании эпохи: Сборник научных трудов. Часть 8. – Вологда: Легия, 2011. – С. 234-241.
  11. Летова А.М. Лингвокультурологический аспект в исследовании фитонимических единиц (на материале русского фольклора) // Сборник научных трудов II научной интернет-конференции с международным участием «Филология – культурология: диалог наук». www.odinuni.ru, 2011.
  12. Летова А.М. Метафорическая основа фольклорных фразеологизмов с фитонимическим компонентом // Русский язык: история, диалекты, современность. Выпуск XII. Сборник научных работ. – М.: МГОУ, 2012. – С. 84–90.
  13. Летова А.М. Культурный стереотип добро/зло в фольклорной картине мира (на материале фитонимической лексики) // Русское слово: прошлое, настоящее, будущее: материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием 17-18 мая 2012 г. – Арзамас: АГПИ, 2012. – С. 222-227.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.