WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ГУТАЕВА ЖАНСУРАТ ЖУАШОВНА

РОМАНЫ З. ТОЛГУРОВА: ЕДИНСТВО ХУДОЖЕСТВЕННОЙ

СИСТЕМЫ, НАЦИОНАЛЬНАЯ СПЕЦИФИКА, ПОЭТИКА

10.01.02 – литература народов Российской Федерации

(кабардино-балкарская и карачаево-черкесская литература)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Нальчик

2012

       

       Работа выполнена на кафедре русской литературы Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения «Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова».

       Научный руководитель:        доктор филологических наук, профессор

                                               Мусукаева Анджелла Хамитовна

Кабардино-Балкарский государственный университет им.Х.М.Бербекова

       Официальные оппоненты:        доктор филологических наук

                                               Фидарова Римма Японовна

Северо-Осетинский институт гуманитарных и социальных исследований им. В.И. Абаева, ведущий научный сотрудник

                                               кандидат филологических наук

                                               Сарбашева Алена Магомедовна

Институт гуманитарных исследований Правительства КБР и КБНЦ РАН, старший научный сотрудник

Ведущая организация:        Карачаево-Черкесский институт гуманитарных исследований

       

Защита состоится «25» мая 2012 г. в 15.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ.212.076.04 при Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении «Кабардино-Балкарский государственный университет им.Х.М. Бербекова»: (360004, КБР, г. Нальчик, ул. Чернышевского, 173).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения «Кабардино-Балкарский государственный университет им.Х.М. Бербекова» (360004, КБР, г. Нальчик, ул. Чернышевского, 173).

Автореферат разослан «____» апреля 2012 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета                        Борова Асият Руслановна

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. Состояние и тенденции развития современной карачаево-балкарской художественной словесной культуры на сегодняшний день во многом определяет многогранное и самобытное творчество Зейтуна Хамидовича Толгурова (р. 1939) – прозаика, литературоведа, критика, публициста. Его перу принадлежат рассказы, повести, романы, десятки литературоведческих статей и монографий. Среди наиболее известных – рассказы «Торопливая река до моря не добежит», «Урок жизни», «Яблоня», «На перепутье», повести «Медвежий камень», «Ханифа», «Игра в альчики», «Эрирей», «Алые травы», «Белая шаль», «Рассыпавшийся бисер», романы «Большая Медведица» (1983), «Голубой типчак» (1993), «Белое платье» (2005), а также научные труды «Время и литература» (1979), «Формирование социалистического реализма в балкарской поэзии» (1974), «Движение балкарской поэзии. Проблемы развития балкарской литературы. 20-50-е годы» (1984), «В контексте духовной общности: проблемы развития литератур народов Северного Кавказа» (1984), «Балкарская проза. 30-70-е годы» (1994), «Антология балкарской литературы» (1995), «Теория литературы. Для студентов и учителей» (1997), «Балкарская литература» (2000), «Очерки истории балкарской литературы» (2010, ответственный редактор). Приведенный ряд можно дополнить многочисленными учебными и методическими пособиями по истории и теории русской и национальной литературы, предназначенными для учащихся общеобразовательной и высшей школы.

Художественные произведения и теоретические работы З.Х.Толгурова внесли значительный вклад в развитие эстетической мысли Северного Кавказа и Российской Федерации. Уроки талантливого художника и мыслителя являются школой мастерства для молодых прозаиков, критиков и теоретиков литературы. За годы творческой работы писателя в национальной художественной культуре сложилось понятие «толгуровская школа», характеризующаяся этническим колоритом, синтезом исторического, философского и мифологического, глубоким психологизмом, заостренностью нравственно-этической проблематики.

Творчество З. Толгурова не раз становилось объектом внимания и предметом изучения исследователей. Осмыслению различных аспектов его прозы посвящали эссе, рецензии, биографические и аналитические статьи Б.А.Берберов, Т.Ш.Биттирова, А.М.Гутов, Х.Х.Малкондуев, А.М.Теппеев, С.М.Тюбеева, Т.З.Толгуров, А.М.Сарбашева, К.К.Султанов, Ф.А.Урусбиева, А.М.Хасауова и др. Однако в национальном литературоведении до сих пор нет единого комплексного труда, в котором был бы представлен системный, обобщающий анализ литературного творчества писателя. Не получили достаточного научного освещения и романы автора – сложные, новаторские, далекие от однозначной жанрово-стилевой трактовки.



Актуальность данной диссертационной работы определяется настоятельной необходимостью всестороннего изучения романов З.Х.Толгурова, ставших знаковым явлением в балкарской национальной литературе и определивших направление развития эпического жанра в ней. На наш взгляд, изучение эстетического мира романов З.Толгурова может послужить отправной точкой для научного осмысления его творчества в целом, а также определения закономерностей развития современной региональной прозы Северного Кавказа.

Цель и задачи исследования. Основная цель диссертационной работы – исследование трёх идейно и тематически взаимосвязанных романов З.Толгурова – «Большая медведица», «Голубой типчак» и «Белое платье» – в контексте их национальной и жанрово-стилевой специфики.

Для достижения заявленной цели необходимо решение комплекса задач:

-        изучение историко-культурного контекста романного мира З.Толгурова;

-        определение внутрижанровой типологии рассматриваемых романов;

-        выявление идейно-композиционных особенностей исследуемых произведений;

изучение архитектоники романов, предопределенной спецификой хронотопа;

-        изучение художественного этнографизма как компонента романной структуры;

-        выявление и анализ основных художественно-изобразительных и экспрессивных средств в трилогии.

Научная новизна работы заключается в том, что в ней впервые предпринята попытка всестороннего исследования романов З.Толгурова с определением их места и роли в системе балкарской национальной прозы. В работе детально исследованы вопросы творческого метода писателя, особенностей хронотопа его романов, образной системы и системы символов, а также проблема соотношения автобиографического, исторического, философского и мифоэпического начал в произведениях.

Объектом исследования является трилогия романов З.Толгурова «Большая Медведица» (1983), «Голубой типчак» (1993) и «Белое платье» (2005), объединенных общей темой национальной истории Балкарии в общемировом историко-философском контексте.

Предметом исследования является широкий спектр вопросов, связанных с историко-культурным контекстом, поэтикой, национальным колоритом, мифоэпическим компонентом романов З.Толгурова.

Степень изученности темы. На сегодняшний день получены теоретически и практически обоснованные ответы на многие актуальные вопросы, связанные с генезисом и спецификой северокавказского романа, благодаря фундаментальным работам Ф.Урусбиевой «Путь к жанру» (1972), Л.Бекизовой «От богатырского эпоса к роману» (1974), Ю.Тхагазитова «Адыгский роман» (1987), К.Султанова «Динамика жанра (общее и особенное в опыте современного романа) (1989), А.Мусукаевой «Северокавказский роман» (1993). Не претендуя на новое решение общетеоретической проблемы жанра романа, мы стремимся, опираясь на научные достижения классиков отечественного и национального литературоведения, исследовать художественные координаты романов З.Толгурова, которые позволяют выявить основные тенденции развития балкарской эпической прозы.

На сегодняшний день в национальном северокавказском литературоведении нет монографического труда, в котором был бы представлен полный, комплексный анализ романов З.Х.Толгурова, учитывающий все основные аспекты данного литературного феномена. Отдельные моменты затрагивались в трудах А.М.Сарбашевой, Т.З.Толгурова, Ф.А.Урусбиевой, С.М.Тюбеевой, К.К.Султанова, А.М.Хасауовой, но в таком широком историко-литературном, теоретическом, мифоэпическом контексте романы З.Толгурова рассматриваются впервые.

Методологическую основу работы составляют труды ведущих отечественных специалистов по теории романа: Ю.А.Андреева, М.М.Бахтина, А.Н.Веселовского, В.В.Виноградова, Г.Д.Гачева, А.П.Герасименко, В.Днепрова, Л.Ф.Ершова, В.М.Жирмунского, В.В.Кожинова, Д.С.Лихачева, Г.И.Ломидзе, А.Эсалнек и др.

Существенное значение для нашего исследования имеют труды северокавказских ученых: Х.И.Бакова, Л.А.Бекизовой, Т.Ш.Биттировой, А.М.Гутова, Х.Х.Малкондуева, А.Х.Мусукаевой, Т.З.Толгурова, А.М.Теппеева, Ю.М.Тхагазитова, Ф.А.Урусбиевой, Р.Я.Фидаровой, А.Х.Хакуашева, К.Г.Шаззо, Т.Е.Эфендиевой. В их трудах оформилась теоретико-методологическая основа художественного анализа жанра национального романа.

Основным методом исследования стало сравнительно-историческое изучение литературных явлений, а также методы типологического, семиотического принципов анализа художественного текста.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что в научное поле теории романа вовлекаются этноспецифические формы современного северокавказского (балкарского) романа, определяющие общую жанровую картину и движущие силы эпической художественной культуры.

Результаты исследования могут способствовать дальнейшему изучению творчества З.Х.Толгурова, а в более широком плане – стать теоретической основой при изучении романов других балкарских авторов, а также способствовать исследованию эпической прозы северокавказского региона, сравнительному изучению отечественных национальных литератур.

Практическая значимость диссертации обусловлена возможностью широкого использования материалов исследования. Настоящая работа может стать основой для создания учебных и учебно-методических пособий по творчеству З.Х.Толгурова. Результаты исследования могут быть использованы при разработке учебных программ, лекционных курсов и спецкурсов по проблемам современного карачаево-балкарского литературного процесса, по теории и истории романа, а также при создании обобщающих трудов по истории литературы народов Российской Федерации.

Апробация работы. Основные положения и научные результаты диссертационного исследования прошли апробацию на международных, межрегиональных, региональных и республиканских научно-практических конференциях (г.Нальчик, г.Новосибирск).





По теме диссертации опубликован ряд статей, в том числе в журналах, реферируемых ВАК (г.Краснодар).

Диссертационная работа обсуждена на расширенном заседании кафедры русской литературы Кабардино-Балкарского государственного университета им. Х.М.Бербекова (февраль, 2012), а также на заседании научного семинара «Актуальные проблемы литератур народов Северного Кавказа» (декабрь, 2011).

Структура диссертации. Цели и задачи диссертационного исследования определили его структуру. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность исследования, определяются его цели и задачи, степень научной новизны, теоретическая и практическая значимость, обозначается методологическая и теоретическая основа работы.

В первой главе «Поэтика романа Большая Медведица» исследуется художественный мир первого романа З.Толгурова «Жетегейле» (1981). Первый раздел главы посвящен исследованию специфики художественного конфликта в романе.

Художественный конфликт – одна из самых древних эстетических категорий, смысловое содержание которой всегда находилось в тесной соотнесенности с историческим временем. Для характеристики романа З.Толгурова адекватно определение «поликонфликтность»: в нем «вечные», «универсальные» конфликты бытия сочетается с социально-классовыми противоречиями, на которые наслаиваются психологические коллизии внутреннего мира героев.

Исследование северокавказской прозы выявило эволюцию категории «художественный конфликт», развитие от простых форм к сложным. Анализ романов Б.Гуртуева «Новый талисман», Е.Уруймаговой «Навстречу жизни», А.Шортанова «Горцы», Т.Керашева «Мурат» позволяет сделать вывод о том, что движущей силой их поэтики является, преимущественно, внешний – антагонистический – конфликт, противопоставляющий прошлое и настоящее. В дальнейшем, осознав ограниченность и схематизм литературного текста, основанного на буквальном контрасте, прозаики переносят суть общественного конфликта вглубь человеческого сознания. Авторское внимание фокусируется уже на столкновении не полярных типов, а философских идей и психологий, что, в свою очередь, влечет не осуждение антигероев и поэтизацию героев, а исследование сущности человека в тесной связи с историко-культурным контекстом.

Лучшие традиции и наиболее значительные достижения северокавказской эпической прозы воплотились в творчестве З.Толгурова. Для романов балкарского писателя характерны историзм, психологизм, этико-философская направленность.

Поликонфликтность романа «Большая Медведица» определяется наличием множества микроконфликтов в личностной, психологической сфере героев. Так, «внутренней войне» предан главный герой романа Казак, в душе которого в единый узел связаны социально-идеологический и любовный конфликты. Две женщины, Саудат и Жулдуз, находят место в сердце Казака. Писатель тонко показал, как чувство любви предопределяет классовое сознание человека, разочарование в любимой женщине обуславливает перемену в идеологии героя. Большую роль в духовном прозрении Казака сыграла Жалдуз, научившая его отличать «звезды» от «сосновых светильников», фальшивые ценности от подлинных.

Одним из лейтмотивов в советском историко-революционном романе стал мотив выбора, социально-нравственного самоопределения главного героя. Казак, разочарованный в «белых», приходит к выводу, что «красные» тоже далеки от идеала, он видит порочные стороны приверженцев Советской власти, не понимающих, что «в ауле должен быть красным только флаг, и ни в коем случае не кровь».

В романе З.Толгурова изображается и «третий путь», избранный абреками, желающими дистанцироваться и от «бальчебиков», и от «белолобых». Казак примкнул к горцам, избравшим внесоциальный, внеисторический путь, и ему поначалу кажется привлекательной и высокогуманной идея жить в ладу с природой, подальше от общества, раздираемого противоречиями, на принципах свободного и справедливого миропорядка. Но очень скоро романтический идеал Казака рушится: герой видит, как «пещерные братья», не особо отягощенные принципами высокой этики, угоняют чужой скот, не гнушаются воровством, все проблемы с инакомыслящими легко решают физической расправой. Так рушится ещё одна иллюзия Казака, который бежит и от «третьего пути».

Человечество пережило много социальных революций в борьбе за свободу и счастье. Однако, по мнению З.Толгурова, итог любых социально-политических перемен сведется к нулю, если за ними не будет «внутренней революции», «внутренней перестройки» личности.

Сохраняя верность северокавказской эпической традиции, учитывая современные тенденции русской и зарубежной прозы, З.Толгуров создал самобытный историко-философский роман, в котором представлено глубокое художественное осмысление актуальных проблем Северного Кавказа и человеческого общества в целом.

Во втором разделе главы исследуется функциональная роль изобразительно-выразительных средств в романе З.Толгурова «Большая Медведица». Текст романа отличается богатством художественной семиотики, что проявляется в насыщенности текста множеством знаков, толкование которых возможно как в прямом, так и в иносказательном смысле.

Описанный автором в начале романа горный ландшафт прочитывается на символическом уровне, характеризуя сложность исторического времени, в котором много «крутых, коварных мест», «отвесных откосов», «камнепадов», «оползней», «склонов».

Среди всех этих знаков ключевым является «мост», символизирующий переход в новую форму социального бытия. В историческом плане речь идет о переходе Балкарии к новой общественно-экономической ситуации, чреватой классовыми стычками, гражданской войной между «белыми» и «красными», социальной революцией. На философском уровне «мост» становится знаком эволюционного перехода человечества в целом на качественно новый уровень сознания, освобождения от врожденных и приобретенных пороков.

Этот же образ-символ соотнесен с главным героем романа, для которого назрела необходимость самоопределения в «водовороте истории». Казаку предстоит перейти многотрудный путь от равнодушного фаталиста до сознательного борца за преображение мира и человеческой природы. Но для этого главный герой должен пройти мост, который «днем казался обыкновенным бревенчатым настилом, соединявшим два берега, но ночью он преображался, приобретал какую-то волнующую, пугающую силу».

В системе символов романа «Большая Медведица» важное место занимает образ «камня» – один из ключевых образов национальной северокавказской (в том числе, балкарской) символики. Писатель, характеризуя предреволюционную и революционную эпоху, описывая суматошное время и желание людей определиться, не утонуть в «бурном потоке взбесившихся вод истории», многократно использует это образ: «Время вынуждало людей осторожничать, с оглядкой выбирать камень, на который следует ступить».

В фольклоре и литературе Северного Кавказа «камень» выступает как символ природной и социальной устойчивости, как первичная материя и колыбель первочеловека-нарта. Твердая материальная субстанция камня, по всей видимости, делает этот образ удобным для воплощения идеи вековечных, основательных, устойчивых духовных ценностей. Недаром Казак в споре со своими идеологическими оппонентами, противопоставляя «камням» образ «облаков», говорит: «Ваша жизнь подобна жизни облаков в небе». Другими словами, праздно шатающихся, долго сомневающихся людей без историко-культурных корней он называет «облаками», подчеркивая их эфемерное, легкомысленное отношение к проблемам жизни.

Архетипическим образом, противопоставленным камню, является «зола», ассоциирующаяся у З.Х.Толгурова с тленом, кончиной, поражением добра. Наступившую после победы революции пору гражданского противостояния Казак называет «силой, которая отняла у людей сердца, сделала их жестокими, – силой, которая разъединила людей и в горах, и на равнине». Героя страшит, что эта сила «может превратить в золу и вечные заповеди, и совесть, и обычаи».

Еще одной отличительной стороной поэтики толгуровского романа является насыщенность текста художественной афористичностью. Огромное количество народных пословиц, поговорок перемежается авторскими афоризмами. Афористические выражения, высказываемые героями, всегда мотивированы социальными, сословными, аксиологическими аспектами. Художественная афористика становится частью речевой характеристики героев, эффективным средством индивидуализации их сознания, ценностной парадигмы, манеры размышлять и высказываться. Автор, вкладывая в уста своих героев чеканные народные истины, показывает, что у каждого своя правда.

Другая причина, объясняющая насыщенность анализируемого романа народными и авторскими афоризмами, заключается в глубоком психологизме текста, попытке дезориентированных людей «в минуты роковые» найти духовную опору в писаных и неписаных законах. К этому можно добавить горскую привычку выражаться максимально лаконично, ярко, образно, так, как будто «слова высечены на камне» (К.Кулиев). Отмеченные особенности языка романа свидетельствуют о выраженном литературном мастерстве автора-реалиста, умеющего глубоко постичь картину народной жизни и с наибольшей полнотой отобразить ее в тексте.

Одной из важнейших особенностей северокавказского национального романа является этнографичность – воспроизведение в литературном тексте народной психологии, национального менталитета, обычаев, обрядов, традиций и т.д. «Национальная специфичность» романа «Большая Медведица» создается автором посредством системного объединения множества факторов: специфического пространства, предметного мира, непереводимых на русский язык реалий, имен героев, их поведенческого типа, манеры говорить, обычаев, традиций, обрядов.

Образность, поэтичность языка романа З.Х.Толгурова обусловлена широким использованием многообразных художественно-изобразительных средств: метафор, эпитетов, сравнений, гипербол, антитез, олицетворений. Важным стилеобразующим принципом в романе является юмор. Часто комический эффект создается за счет «провозглашения веселой относительности всего». Эту формулу М.Бахтина балкарский прозаик удачно использует в эпизодах, где революция трактуется по-народному, без патетики, смещаясь в плоскость карнавального смеха. Так, мать напутствует сына, отправляющегося к повстанцам: «Смотри, долго не задерживайся, как победит «эреболюция», сразу домой возвращайся: некому в лес за дровами ходить». Здесь комический эффект возникает за счёт снижения образа революции, уравнивания ее значимости с «походом за дровами». Может быть, в народном представлении поход за дровами даже важнее революции.

Таким образом, проведенный анализ свидетельствует о широте художественного обобщения, богатстве семиотической картины романа З.Х.Толгурова «Большая Медведица».

Вторая глава диссертации «Голубок типчак как роман-эпопея» состоит из двух разделов, посвященных исследованию жанровых особенностей романа и его образно-символической системы.

Роман З.Х.Толгурова «Голубой типчак» был издан в 1993 году. Художественную природу романа определяет особая плотность текста, эпическая широта, множественность сюжетных линий, неоднозначность идейно-философских трактовок национальной истории. Подобная усложненность повествовательной техники и многомерное изображение народной жизни достигается синтезом возможностей разных жанров: семейной хроники, исторического романа, философского романа, автобиографической прозы. В главе рассматривается каждый из жанровых уровней, в совокупности образующих единую романную систему.

Центром картины мира в романе выступает семья (Халимат, ее муж Коркмаз и их четырехлетний сын Крым), вписанная в исторический круг. В самом начале романа автор сообщает о том, что глава семьи погиб на войне, – таким образом, остаются мать и сын. Семья, согласно известному определению, является ячейкой общества, от внутреннего здоровья которой зависит здоровье социума и всего мира. З.Толгуров, с одной стороны, показывает, как война, повредившая «семя общества», семью, закладывает основу для последующих глобальных социальных трагедий. Водоворот всемирной истории затягивает эту семью, калечит жизни, ломает ее патриархальную судьбу, разрывая родственные узы, деформируя сознание ее членов. С другой стороны, автор ставит своеобразный социально-художественный эксперимент, чтобы несчастьем этой маленькой, обездоленной семьи проверить нравственное чувство окружающих, всего общества. Фактически, это становится экзаменом гуманизма, милосердия для власти, социальных структур, родственников, друзей, для всей современной цивилизации.

Через весь роман сквозной линией проходит тема отсеченных корней, безродности. «Человек не живет без корней, как и дерево» - эта мысль неоднократно звучит в тексте и в подтексте произведения, находя подтверждение в поступках и судьбах героев. Так, один из красных комиссаров Ханафий, отрекаясь от своих родовых корней, от национальной принадлежности, гордо заявляет «Я интернационал, раз уж ты хочешь знать!» В этом признании утверждается узаконенность в системе новой идеологии безродности, игнорирования исторических корней, родового сознания и родовой ответственности. Насаждаемая новой властью идеология расшатывает устои семьи, за распадом которой неизбежно следует крах и социальных основ общества. З.Толгуров показывает, как поочередно, один за другим физически и морально гибнут поочередно все члены семьи. Не имея родовых связей, крепких уз, они не могут противостоять давлению властных структур, прогинаются, ломаются, предают друг друга, деградируют как личности. Показательной становится история Айшат, которая всю свою энергию направила на материальное обогащение и в итоге погибла, погребенная под грудой накопленного «добра». Жизнь и смерть Айшат доказывает: ложные приоритеты в жизни, доминанта материального над духовным, корыстные интересы, хищные повадки ведут к необратимому нравственному падению человека.

Роман «Голубой типчак» не только семейная хроника, но в первую очередь социально-исторический роман. Отечественной литературой накоплен огромный опыт создания социально-исторических романов, где «переживанием истории» захвачен едва ли не каждый персонаж, и непрерывно движущаяся «громада истории» выступает полновластным демиургом, организующим сюжет, мотивирующим характеры, выносящим высший приговор и оценки героям». Среди этих монументальных, панорамных романов – «Хождение по мукам» А.Н.Толстого, «Тихий Дон» М.А.Шолохова, «Жизнь Клима Самгина» М.Горького, «Русский лес» Л.М.Леонова и др. Масштабным видением реальности и выраженным чувством исторической памяти отмечены и многие романы северокавказской литературы: «Проданный с конем» К.Джетуганова, «Состязание с мечтой» Т.Керашева, «Вершины не спят» А.Кешокова, «Семья Карчи» Х.Байрамуковой, «Из тьмы веков» И.Базоркина. Эти и другие произведения образовали историко-культурный и литературный контекст романа З.Х.Толгуров. В монографии «В контексте духовной общности» писатель, размышляя об исторической обусловленности сущности человека, пишет: «Возможности больших форм прозы, прежде всего, упираются в умение писателя преломлять ход истории, тенденции времени в человеческих судьбах, передавать мыслительный уровень эпохи в системе образов людей, по-своему чувствующих, ищущих и ошибающихся, живущих в конкретно-историческом времени и пространстве».

Именно такой художественный подход осуществлен писателем в романе «Голубой типчак», где социально-историческая печать закреплена на каждом персонаже без исключения, на его манере мыслить, говорить, действовать. Дети, взрослые, женщины, мужчины, богатые, бедные – все детерминированы историей, подчинены ее ходу, ее требованию перемен, смены нравственных, культурных, социальных ориентаций. Как показывает писатель-гуманист, в этих условиях тектонических социальных сдвигов самое главное – сохранить человечность, не подвергать ее девальвации.

По мнению писателя, при всей изменчивости социально-исторической стороны жизни, у народного бытия должен быть незыблемый центр, запас нравственной прочности. Такую роль в романе выполняет породистый скакун с трехсотлетней родословной Алакёз, который, всегда оставаясь свободным духом, не дает себя оседлать ни предателям, ни фашистским захватчикам, ни красным комиссарам. В этом образе балкарский писатель запечатлел свой социально-гуманистический идеал.

В «социальной» части своего романа З. Толгуров показывает, что зло в мировой истории творит не столько какой-то конкретный одиозный диктатор или тиран, но множество «маленьких божков» на местах. И в целом трагедию истории двадцатого столетия с чередой войн, политических переворотов, репрессий писатель склонен объяснять тем, что вместо единого Бога на земле развелось множество «маленьких божков». Колоритный и зловещий образ такого «маленького божка» писатель изобразил в лице Айшат, вообразившей себя главой семьи, фамилии, народа. Сознательно и хитроумно сочиняемый ею миф о том, что она является молочной матерью чуть ли не всех односельчан, постепенно вырабатывает в ней «культ личности». З.Толгуров намекает на то, что болезнь культа личности всеядна, она может поразить любого, независимо от национальной, половой или сословной принадлежности. Он выявляет главную причину этой опасной социальной болезни: бездуховность, отсутствие Бога в душе, гордыня.

Автор далек от советских стереотипов в изображении «красных комиссаров», офицеров Советской власти. Он убежден в том, что «добро» и «зло» определяет не классовая, этническая или конфессиональная принадлежность человека. Человеческая душа – вот место обитания «добра» или «зла». С этих позиций в романе «Голубой типчак» изображены два антипода – подполковник Григорий Марков и майор Сергей Кравцов, два концептуально разных человека с совершенно несхожими мировоззрениями, в том числе и по отношению к Кавказу. В лице Кравцова писатель изобразил лучшие черты русского национального характера. Его отличает обостренное чувство справедливости, чёткий аналитический ум, желание при решении проблем докопаться до сути. По отношению к «туземцам Кавказа» он совершенно не разделяет позиций своего начальника.

По убеждению Кравцова, здесь живет один из самобытных народов России, которому нужно помочь в развитии экономики, просвещения, строительстве дорог, приобщении к цивилизации. Характерно, что Сергей Кравцов, появившись в горском селении, учит балкарский язык, заинтересованно изучает обычаи и традиции, с уважением относится к местному населению. Свидетельством его высокой нравственности является то, что после зверств, учиненных карателями в горах, он морально не в состоянии служить в Армии: «Даже если превратимся в могильные камни для убитых здесь, мы не смоем нашей вины».

Чтобы хоть частично искупить свою вину перед убиенными горцами, он забирает маленького сироту, Крыма, с собой и покидает территорию военных действий. Из эпилога мы узнаем о дальнейшей судьбе мальчика, которого Кравцов фактически спас от неминуемой смерти. Крым стал сыном двух народов: русского и балкарского. Историческая перспектива Балкарии видится писателю не в этнической изоляции, а в открытом выходе в свет, в новых культурных контактах с миром, которые позволят герою с особым интересом и любовью присмотреться к красоте малой родины.

Проведенный анализ жанровой природы романа «Голубой типчак» выявил многослойность произведения, состоящего из нескольких взаимосвязанных и взаимообусловленных повествовательных пластов, главными из которых являются семейный и социально-исторический художественный уровни. Пластическая объемность придается каждой единице предметного мира, благодаря которым воссоздается колоритный и этнографически достоверный облик балкарского национального космоса. Выявленные компоненты дают право обозначить жанровую природу романа З. Толгурова «Голубой типчак» как роман-эпопею, как широкомасштабное произведение, в котором воссоздается народная история в соотнесенности с историей мировой.

Второй раздел главы посвящен исследованию образно-символической системы романа «Голубой типчак». Семиотическая структура романа З.Толгурова включает в себя большое количество художественных образов, архетипов, мотивов, мифологем, взаимодействующих друг с другом, порождая новые культурные смыслы.

Одним из ключевых архетипических образов в романе З. Толгурова «Голубой типчак» является дерево, напрямую соотносящееся в тексте с семьей, фамильным родом. Под ним подразумевается и весь человеческий род («Крым всего лишь крупица, слабый побег на одной из ветвей дерева жизни»). Ключевой образ дерева выступает в романе и как воплощение женского начала – в рябине малолетний герой Крым видит собственную мать, покровительницу и заступницу.

Художественным антиподом дерева (рябины) в романе З.Толгурова выступает голубой типчак – с виду красивая, но опасная, скользкая и коварная трава. В философско-психологическом смысле голубой типчак символизирует общую атмосферу в стране, общественно-политическую ситуацию середины двадцатого века – непостоянную, ненадежную, чреватую неожиданными и опасными поворотами. Исторической дезориентированности противопоставлены неразмывающиеся во времени вековечные ценности народа, способные стать надежной экзистенциальной опорой. Их символом в романе выступает конь Алакёз, появление которого в финале становится знаком живучести народного духа и возрождения национальной культуры. В онтологической плоскости текста этому образу отведена роль Добра, находящегося в вечном противостоянии со Злом, которое выступает здесь в облике волка. Взаимоотношения скакуна Алакёза и волчицы являются своего рода мифопоэтической «декорацией» ко всей романной панораме, к историческому сюжету, к описаниям личных судеб героев. Алакёз и волчица – равнодостойные соперники, ни один из них не может окончательно уничтожить другого. Они всегда рядом, в вечной онтологической схватке.

В символической системе романа «Голубой типчак» важное место занимает образ мечети, выступающей знаком духовной твердыни, противостоящей переменчивым ветрам социальной истории. С большим художественным мастерством З.Толгуров описывает злодеяния ветра как слепой, иррациональной, разрушительной силы, направленной на уничтожение духовно-культурного центра в мире горцев. Автор тонко использует прием психологического параллелизма: разорение мечети тут же отзывается разорением человеческих душ и разрушением семейных уз, неисчислимыми страданиями личностного и общенародного масштаба.

Результаты художественного познания народной истории и человека ХХ столетия, философско-этическое содержание романа «Голубой типчак» воплощены в яркой образной форме с использованием богатейшего арсенала художественно-выразительных средств.

В третьей главе «Архитектоника романа З.Толгурова Белое платье», состоящей из двух частей, основное внимание уделяется идейно-композиционным особенностям романа, анализу его мифоэпической основы. Определяя место З.Х.Толгурова в истории балкарской литературы, следует отметить склонность писателя к постоянным творческим поискам, смелым художественным экспериментам в области романных жанрово-стилевых модификаций. Анализ художественной структуры произведения «Белое платье» позволяет квалифицировать его как роман с ярко выраженным полифоническим композиционным принципом. Следует отметить, что инновационная художественная практика писателя показала органичность литературного «многоголосия» горской эстетике, внутренне связанной с культурой коллективного, «родового мышления», издревле характерного для жителей Северного Кавказа.

Музыкальный термин «полифония», творчески переосмысленный М.Бахтиным и перенесенный в область эстетики словесного творчества, поэтики и теории романа, обозначает «особую и высшую в литературе Нового времени форму авторства, связанную с многомерным художественным видением человека и общества». Именно такая многомерность точек зрения определяет архитектонику эпического полотна романа, вобравшего в себя серьезный исторический материал (революция, коллективизация, гражданская война, Великая Отечественная война, депортация, возрождение, перестройка 90-х ХХ века). Сюда же вписаны микроистории человеческих драм и трагедий на почве любви, предательства, возвышенности духа и грехопадения. Хронотоп романа расширяется и за счет введения героев нартского эпоса, что придает повествованию свойство всемирной истории и вековечности.

Прошлое, настоящее и будущее предстают как единый, неразрывный поток времени, пластические образы легко прорастают друг в друга. Недаром, песню-плач, которую в ХIХ веке исполняет «вечная невеста» Зухура, в конце ХХ века слышит бездушная карьеристка Аскерхан. Или главный герой в зрелом возрасте, очутившись в полном одиночестве в горах, неожиданно встречается с собственным детством, материализовавшемся в худенькую фигурку незнакомого мальчика. Современные герои легко трансформируются внешне и внутренне, порой обретая облик древних нартов.

Романный мир одушевлен, пребывает в постоянном движении, развитии. В романном пространстве Толгурова все обладают правом голоса: эмегены, люди, звери и птицы, деревья и камни. Множественные воспоминания, реминисценции, картины сновидения, танцевальные этюды, музыкальные произведения, живописные полотна придают роману новое измерение бытия, приоткрывая завесу тонкой ирреальной материи.

Управлять всем этим сгущенным движущимся потоком жизни было бы невозможно, если бы не авторская находка - образ художника Зекерии, выполняющего роль всеведающего повествователя и одновременно активного участника событий. Этот образ позволяет стянуть все повествовательные уровни в формат единого живописного полотна. Все романное действо воспринимается как одна большая картина действительности, созданная живописцем, где есть место истории и современности, земному и небесному, аду и раю.

Сюжетная нить, протянутая от нартов до сегодняшнего дня, позволила в укрупненном виде показать художественный конфликт, единый для «всех времен и народов», - вечное противостояние добра и зла. В романе конфликт получил и гендерное выражение: лагерь недалеких властолюбивых мужчин (Чиппо, Шамгун, Чапай) и лагерь высокодуховных, неподкупных женщин, аристократок по происхождению и внутренней культуре (Мисирхан, Зайнаф, Аскерхан). Хотя младшая представительница «крепости добра», Аскерхан, изменив своим родовым принципам, перешла в клан «новых горцев», поклоняющихся «золотому тельцу».

Ее внутренняя трансформация выражается и через внешние перемены. Аскерхан отказывается носить белое платье, которое ей было подарено любимым человеком, объясняя это нежеланием «привлекать светлым платьем внимание злых низших сил». Негативное отношение к белому платью в контексте романа становится символом отказа современного поколения от духовно-нравственных ценностей своих предков и нежелания бороться за светлые идеалы.

Переход Аскерхан в стан «серых волков» расценивается автором как трагическое изменение извечного соотношения добра и зла, как показатель духовного обнищания и моральной деградации современного общества, в котором материальное стало довлеть над идеальным, плотское - над духовным, а рыночная психология стремительно подминать под собой высокое искусство. Всей этой «ярмарке тщеславия» людей противопоставляется чистый, непорочный, высоконравственный мир природы.

Несмотря на очевидность эсхатологической линии, роман нельзя назвать пессимистическим. В заключительном эпизоде голубка (заблудшая душа) находит небесный путь к родному очагу и, вернувшись, садится на ветвь родового дерева. Образ старой груши, ассоциирующейся в сознании балкарского читателя со священным деревом Раубазы, вместе с птицей обретает душу, одухотворяется. Этот эпизод выражает надежду писателя на духовное возрождение народа, который «найдет в себе силы по-прежнему жить в небесной высоте».

Вторая часть третьей главы посвящена исследованию мифопоэтического пространства романа «Белое платье». Одной из примет современной литературы стало обращение к мифу. Мифологизм становится и одной из концептуальных примет романа З.Х.Толгурова. С первых страниц писатель погружает читателя в мифопоэтическое пространство, которое, при всей своей художественной условности, напрямую соотнесено с Кавказским хронотопом. С эпическим размахом автор рисует цепь гор, над которыми возвышается вершина Коштан-тау и ее мифологические обитатели – великаны-эмегены Желбыдыр, Ючлеме и Тертлеме. Стягивая в одну точку доисторические времена и день сегодняшний, З.Толгуров показывает мифологическую вековечность конфликта между добром и злом.

Реалистические события описываемой автором действительности происходят на фоне мифологической панорамной картины. Каждый эпизод может прочитываться как с объективной точки зрения, так и с универсальной, космической. Эти два бытийных измерения и два повествовательных плана в романе постоянно соприкасаются, взаимодействуют. Толгуровские герои могут подвергаться неожиданным метаморфозам в зависимости от того, в каком из контекстов они оказались. Нередко переключение сознания в романе «Белое платье» происходит через сновидения, переводящие героев в мифологическое пространство.

Соединяя в едином смысловом поле мифомотивы из балкарского нартского эпоса и сюжеты из новейшей истории, автор пытается пробудить нравственную память человека, показывает цикличность общечеловеческой и национальной истории, по спиралевидной траектории возвращающей людям «старые» проблемы с надеждой на то, что усовершенствованный разум решит их по-новому в новое время.

В заключении работы обобщаются результаты и подводятся итоги исследования:

-        Проза З.Х.Толгурова, автора трилогии «Большая Медведица», «Голубой типчак» и «Белое платье», во многом определила направление и особенности развития балкарской литературы. Объединяющим началом всех трех романов выступает национальная история Балкарии, рассмотренная сквозь призму индивидуальных судеб отдельных людей.

-        Структуру романов З.Х.Толгурова отличает поликонфликтность, выражающаяся в сплетении онтологических конфликтов бытия, социально-исторических конфликтов и психологических коллизий различного уровня. Диалогичность определяет структуру романов автора, позволяя носителям разных мировоззрений выразить «свою» правду.

-        Для романов З.Толгурова характерна модель расширенного хронотопа, обусловленная совмещением личностного мировидения героя с мифопоэтической основой. Представленный З.Толгуровым усложненный, многоуровневый хронотоп свидетельствует о качественно новом уровне карачаево-балкарского романного мышления и зрелости национальной прозы.

-        Отличительная черта романов З.Х.Толгурова - богатство семиотического мира, в котором природные объекты, предметы быта, явления воспринимаются как символические знаки с иносказательным смыслом. Основными архетипическими образами в его произведениях являются дерево, орел, типчак, конь, волк, мечеть, золотая чаша, арба, колесо, мост, крапива, каждый из которых служит ключом к художественной концепции трилогии.

-        Важной составляющей поэтики романов З.Толгурова является художественный этнографизм, проявляющийся в изображении национального характера, специфики ландшафта, топонимики, обычаев, обрядов, традиций, предметов быта.

-        Одна из основных философских идей романов З.Толгурова - никакая социальная революция не приведет к позитивным переменам в обществе, если она не будет сопровождаться перестройкой внутреннего мира человека. Внешнее зло (война, революция, репрессии, депортация), безусловно, губительно для народа, но гораздо страшнее зло доморощенное, внутренние пороки людей, предавших забвению духовно-нравственные ценности предков. Как полагает писатель-гуманист, в условиях, когда «история выходит из берегов», самое главное – сохранить человечность, милосердие, духовную высоту.

Таким образом, трилогия романов З.Толгурова – новое слово в северокавказской художественной прозе. В произведениях писателя сложные общемировые философские проблемы получают яркое этнокультурное выражение, свидетельствующее о зрелости балкарского романного мышления.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

I.

Ведущий рецензируемый журнал, рекомендованный ВАК:

1.Гутаева Ж.Ж. Поэтика романа З.Толгурова «Большая медведица» // Культурная жизнь Юга России. – Краснодар,  2012, № 1. – 0,5 п.л.

II.

2.Гутаева Ж.Ж. Художественное решение проблем историзма в романе Ж.Залиханова «Горные орлы» // V Международная научно-практическая конференция «Наука и современность – 2010». – Новосибирск, 2010. – 0,5 п.л.

3.Гутаева Ж.Ж. Роман Б.Гуртуева «Новый талисман» в контексте северокавказской историко-революционной прозы 1960-1980-х годов // Материалы международной конференции, 8-9 ноября, 2010 г. «Национальные образы мира в художественной культуре». – Нальчик, 2010. – 0,5 п.л.

4.Гутаева Ж.Ж. Архитектоника романа З.Толгурова «Белое платье» // Материалы международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Перспектива» - 2011. – Нальчик, 2011. – 0,5 п.л.

5.Гутаева Ж.Ж. Человек в романном мире З.Толгурова // Материалы международной конференции, 8-9 ноября 2011 г. «Язык, культура, этикет в современном полиэтническом пространстве». – Нальчик, 2011. – 0,5 п.л.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.