WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Белоусова Анна Евгеньевна

РЕЧЕВОЙ ПОРТРЕТ КАК СТРУКТУРНЫЙ КОМПОНЕНТ МАКРОУРОВНЯ НАРРАТИВА

Специальность 10.02.04 – Германские языки

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва – 2012

Работа выполнена на кафедре лексикологии и стилистики немецкого языка факультета немецкого языка Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московский государственный лингвистический университет»

Научный руководитель:               кандидат педагогических наук, профессор            Любимова Наталия Викторовна

Официальные оппоненты:               доктор филологических наук, професор

  Ноздрина ЛюдмилаАлександровна

заведующая кафедрой общего и сравнительного языкознания, профессор кафедры грамматики и истории немецкого языка ФГБОУ ВПО «Московкий государственный лингвистический университет»

  кандидат филологических наук,

  Трошина Наталья Николаевна

  старший научный сотрудник отдела

  языкознания ИНИОН РАН

       

Ведущая организация:         ГБОУ ВПО «Московский городской

  педагогический университет 

Защита диссертации состоится «1» октября 2012 года в 11ч. 30 мин. на заседании диссертационного совета Д 212.135.01 при ФГБОУ ВПО МГЛУ (119034, Москва, ул. Остоженка, 38).

С диссертацией можно ознакомиться в диссертационном читальном зале библиотеки ФГБОУ ВПО МГЛУ.

Автореферат разослан « »  августа 2012 года.

Ученый секретарь диссертационного совета,

канд.филол.наук  А. В. Анищенко

  1. Общая характеристика работы

Основной задачей междисциплинарных исследований в области художественного дискурса, является выявление особенностей построения нарратива и его текстообразующих категорий. Важнейшими категориями нарративного  художественного текста являются повествовательные формы и повествовательные инстанции. Проблему, связанную с выделением и типологизацией нарративных инстанций и уровней, в разное время исследовали отечественные и зарубежные учёные М. М. Бахтин, В. В. Виноградов, И. Р. Гальперин, Ж. Женнет, В. Изер, В. Кайзер, Ю. М. Лотман, В. Я. Пропп, Э. Г. Ризель, Ц. Тодоров, Б. В. Томашевский, Б. А. Успенский, К. Хамбургер, Е. И. Шендельс, Ф. К. Штанцель, и др. Проблемы нарратологии продолжают оставаться в центре внимания современных исследователей, изучающих художественный дискурс на когнитивных основаниях: О. Н. Веселкова, Е. С. Чернявская, И. Ф. Подъяпольская, Н. И. Матвеева, В. Н. Сыров, А. Г. Кириллов, О. С. Федотова, Т. В. Артемова, В. А. Андреева, Ю. В. Юсева, Ю. В. Тихонова, В. Шмид и многие другие.

С течением времени претерпевают изменения формы художественных текстов. Художественные тексты второй половины XX – начала XXI вв. значительно отличаются от текстов предыдущих литературных эпох. Исследователи сталкиваются с такими принципиально новыми характеристиками, как, например, разорванность повествования, речевая эклектика, бесфабульность, открытость и незавершенность текста, невыраженность или отсутствие хронотопа, немаркированная смена повествовательных инстанций в рамках многоголосной структуры, игра с цитатами и аллюзиями.

Особенности многослойной нарративной структуры современных художественных произведений позволяют рассматривать традиционные макростилистические аналитические категории с позиций когнитивно-дискурсивного подхода. Речевой портрет представляет собой одну из основных категорий лингвостилистического анализа литературного текста, так как в нем синтезируется совокупность лексико-фразеологических, грамматических, фонологических и даже невербальных особенностей репрезентированного в тексте речевого поведения любой обладающей голосом повествовательной инстанции.

Диссертационная работа посвящена описанию лингвостилистистических способов создания речевых характеристик повествовательных инстанций, и способов выведения глубинной нарративной макрокатегории речевой портрет, а также определению места этой категории в структуре нарратива.

Актуальность исследования обусловлена необходимостью разработки комплексного междисциплинарного подхода к описанию, анализу и интерпретации категорий нарратива с точки зрения их роли в порождении смыслов художественного произведения, в частности, через выявление и описание речевого портрета, который представляет собой важный инструмент создания литературного образа. Речевой портрет видится как особая аналитическая категория, структурный компонент нарратива, который может быть описан с опорой на явление текстовой полифонии. Предлагаемый аналитический подход к описанию речевого портрета отражает современные тенденции в междисциплинарных исследованиях художественного текста и позволяет представить речевой портрет как феномен выводного знания.

Объектом исследования является современный немецкоязычный художеcтвенный нарратив. В качестве материала исследования использованы произведения немецкоязычной художественной прозы 2-ой половины XX – начала XXI вв., в большинстве своем обнаруживающие в нарративной структуре характеристики литературной эпохи постмодернизма (А. Андерш, Г. Бёлль, Б. Вандербеке, Э. Елинек, П. Зюскинд, У. Пленцдорф, У. Тимм, М. Фриш, Б. Шлинк и др.).

Предметом исследования являются лингвостилистические способы и средства, обеспечивающие репрезентацию речевого портрета в текстах художественного нарратива, а также реализуемые ими функции.

Целью исследования является выделение и описание функционально обусловленной роли маркеров речевых характеристик в художественном тексте, определение места глубинной аналитической макрокатегории речевой портрет в структуре нарратива и создание описательной модели данной макрокатегории.

Рабочая гипотеза настоящего исследования состоит в том, что речевой портрет, который является структурным компонентом нарративного текста, может быть реконструирован при опоре на лингвостилистические маркеры, содержащиеся в тексте. Реконструкция речевого портрета требует применения пошаговой процедуры анализа, предполагающей проведение целого ряда ментальных операций, результатом которых станет выводное знание о речевом портрете повествовательных инстанций текста, а также о речевом портрете представленных в тексте микросоциумов.

Для достижения указанной цели решены следующие задачи:

1.        описание структуры современного художественного нарратива с точки зрения констелляции повествовательных инстанций;

2.        анализ способов репрезентации речевого портрета в художественном нарративе и типологизация лингвостилистических маркеров речевых характеристик;

3.        определение и описание функций маркеров речевых характеристик повествовательных инстанций;

4.        построение описательной модели речевого портрета как компонента макроуровня повествовательной структуры художественного текста.

Теоретико-методологическую основу междисциплинарного исследования составили труды отечественных и зарубежных специалистов в области нарратологии, лингвостилистики, литературоведения, теории интерпретации художественного текста, а также когнитивной лингвистики.

Цель и конкретные задачи обусловили выбор таких методов исследования, как сопоставление, наблюдение, микро- и макростилистический анализ текста, в том числе анализ семантической плотности текста, мотивный анализ, элементы контентного анализа.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

–        выделены и описаны текстообразующие функции маркеров речевых характеристик повествовательных инстанций в современном художественном нарративе;

–        определены критерии систематизации маркеров речевых характеристик, участвующих в построении модели речевого портрета;

–        разработана пошаговая процедура реконструкции глубинной макрокатегории речевой портрет;

–        рассмотрена макрокатегория речевой портрет как структурный интегрированный компонент макроуровня художественного нарратива и сконструирована описательная модель речевого портрета.

Теоретическая значимость заключается в том, что данная работа вносит вклад в изучение структуры современного художественного нарративного текста. Разработанный подход к анализу и интерпретации нарратива для извлечения и обобщения информации о речевых характеристиках нарративных инстанций может быть применён к исследованию и описанию других макростилистических категорий. В рамках предложенного подхода разработана процедура выведения глубинной макрокатегории речевой портрет на основе дисперсного набора речевых характеристик. Речевой портрет понимается как структурный компонент маркоуровня нарратива, для реконструкции которого необходимо осуществить ряд ментальных операций (сравнение, обобщение, получение выводного знания). Такой подход позволяет рассмотреть речевой портрет не с точки зрения его состава, а с позиции его роли в познании фиктивной реальности.

Достоверность полученных результатов и обоснованность выводов обеспечивается проработанностью обширного теоретического материала по избранной проблеме, а также общим объёмом проанализированого языкового материала (более 3500 страниц немецкоязычных художественных произведений).

Практическая ценность диссертации заключается в возможности использования предложенной методики анализа художественного нарратива с опорой на систему специальных маркеров в процессе обучения работе с художественным текстом в рамках курсов «Стилистика», «Интерпретация текста», «Аналитическое чтение», «Теория текста и дискурса» и других. Диссертация вносит вклад в разработку междисциплинарного подхода к интерпретации художественного текста, материалы исследования могут стать основой для создания учебных материалов и написания учебных пособий.

Апробация работы: тема исследования соответствует проблематике, предусмотренной планом НИР кафедры лексикологии и стилистики немецкого языка и планом НИР ФГБОУ ВПО МГЛУ. Материал исследования неоднократно обсуждался на заседаниях кафедры лексикологии и стилистики немецкого языка МГЛУ в 2007–2011 гг. Основные положения работы изложены в пяти публикациях автора по теме исследования общим объемом 2,1 п. л., вышедших в научных изданиях, входящих в «Перечень российских рецензируемых научных журналов, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук».

На защиту выносятся следующие положения:

1.        Речевой портрет представляет собой выводную глубинную макрокатегорию, коррелирующую со способами оформления фрагментов передачи речи и рефлексий, содержащих маркеры речевых характеристик. Речевой портрет реконструируется на основании результатов лингвостилистического и контентного анализа, а также интерпретации маркеров речевых характеристик повествовательных инстанций.

2.        Маркеры речевых характеристик обладают текстообразующими функциями и способствуют распознаванию дополнительных смыслов. В частности можно выделить следующие функции: идентификация «голоса» повествовательной инстанции, ключ к характеристике персонажа при неописательных изложениях, создание «шумового фона», придание ситуации комического модуса, сигнал о принадлежности к микросоциуму. Критериями для отбора маркеров речевых характеристик являются их типичность, стабильность, рекуррентность, эксплицитность и частотность употребления.

3.        Модель речевого портрета конкретной повествовательной инстанции выстраивается на основе выводного знания о её речевом поведении в различных коммуникативных ситуациях. При наличии в тексте репрезентативного числа повествовательных инстанций, относящихся к одному микросоциуму, может быть сконструирована модель коллективного речевого портрета данного микросоциума, т. е. так называемый «опосредованный социальный речевой портрет». Опосредованный социальный речевой портрет не сводится к сумме речевых портретов участников событий нарратива, а может быть реконструирован из типичных для группы речевых портретов маркеров речевых характеристик.

4.        Речевой портрет является структурным компонентом макроуровня нарратива, обладающим когнитивными категориальными признаками универсальности и системности.

II. Структура работы

Структура работы определяется поставленными в ней исследовательскими задачами. Диссертация состоит из Введения, трех глав, Заключения, Библиографии и двух Приложений.

Во Введении обосновывается выбор темы исследования, ее актуальность, научная новизна, теоретическая и практическая значимость, рассматривается предмет исследования, указываются источники эмпирического материала, определяется цель работы, формулируется рабочая гипотеза, раскрываются задачи и методы исследования.

В Главе I «Речевой портрет как категория лингвостилистического анализа» определяется понятийный аппарат исследования, речевой портрет рассматривается как лингвостилистическая макрокатегория, описывается корреляция способов передачи речи (прямой, косвенной, несобственно-прямой речи и ее подвидов) и способов репрезентации речевого портрета в художественном тексте; определяется место речевого портрета в структуре нарратива.

Глава II «Нарративная структура текста как объект междисциплинарных исследований» посвящена категориям нарративность и нарратив. Основу нашего исследования категории речевой портрет как структурного компонента нарратива составляет идея полифонии М. М. Бахтина, которую мы рассматриваем как метафору «голосовой многослойности» современного художественного текста.

В рамках главы III «Речевой портрет в структуре макроуровня нарратива» выделяются функции лингвостилистических маркеров речевых характеристик в художественном нарративе; предлагается их классификация; определяются критерии типологизации маркеров речевых характеристик, участвующих в построении речевого портрета; приводится фрагмент анализа художественного текста на основе речевых характеристик повествовательных инстанций; конструируется описательная модель речевого портрета. Все аналитические шаги иллюстрируются конкретным языковым материалом.

В заключении подводятся итоги исследования и намечаются пути дальнейшей разработки данной проблематики.

В Приложении 1 представлена схема коммуникативных уровней литературного произведения. Приложение 2 включает корпус анализируемых контекстов к главе 3.

III. Содержание работы

Глава 1 «Речевой портрет как категория лингвостилистического анализа» состоит из двух разделов. Первый раздел посвящен проблеме определения категории речевой портрет. Большинство литературных текстов эксплицитно и/или имплицитно репрезентирует образ каждой нарративной инстанции (рассказчик, персонажи) в виде речевого портрета, представляющего собой индивидуализированную и одновременно типизированную характеристику речевого поведения данной инстанции. Речевой портрет является важной составляющей вертикальной структуры художественного текста.

Для решения задач, поставленных в исследовании, потребовалось дифференцированное рассмотрение феноменов речевой портрет и речевая характеристика, т. к. объем значения термина речевой портрет, с нашей точки зрения, превосходит объем значения термина речевая характеристика. Под речевыми характеристиками в рамках данной работы понимаются конкретные особенности речевого поведения той или иной повествовательной инстанции, представленные в тексте особыми лингвостилистическими маркерами или эксплицированные в комментариях рассказчика и в речи персонажей. На основе маркеров различных уровней можно сформулировать речевые характеристики, которые складываются в новую сущность глубинного порядка – речевой портрет. При этом речевой портрет не является простой совокупностью маркеров речевых характеристик. Для выделения речевого портрета повествовательной инстанции проведен контентный анализ литературного произведения с целью выявления, отбора и категоризации маркеров речевых характеристик.

В разделе втором описана корреляция способов передачи речи и репрезентации речевого портрета в художественном тексте. Категории речевой портрет и нарративная структура обнаруживают точки соприкосновения в контекстах, где использованы способы передачи речи и виды рефлексий, содержащие маркеры речевых характеристик. В этих контекстах возникает внутритекстовая интерференция в рамках полифонии голосов повествовательных инстанций.

Для литературных текстов последней четверти ХХ в. характерно, что прямая речь персонажей имеет тенденцию к сближению с комментариями рассказчика и других повествовательных инстанций. Сращение комментариев к прямой речи и собственно прямой речи персонажей обусловлено появлением персонифицированных типов рассказчика, развитием повествовательной перспективы, при которой роль рассказчика берет на себя одно из действующих лиц. Часто прямая речь не оформлена вводящими словами и комментариями к прямой речи, что усиливает динамику повествования.

Наблюдаются и другие изменения, касающиеся оформления передачи речи. Способы репрезентации речевого портрета также претерпевают изменения: количество контекстов нормативно оформленной прямой речи в современных художественных текстах имеет тенденцию к уменьшению. В отношении косвенной и несобственно-прямой речи наметилась тенденция к их более активному использованию. Очевидны такие изменения в графическом оформлении прямой речи, как отсутствие кавычек и нормативных знаков препинания (например, вопросительного знака).

Необходимо отметить, что в текстах современной художественной прозы происходит формальное и семантическое сближение различных способов передачи речи, что, безусловно, усложняет процесс понимания и интерперетации художественного произведения.

В контекстах, в которых происходит реализация различных форм передачи речи, содержатся маркеры речевых характеристик повествовательных инстанций (рассказчик, персонажи), из которых впоследствии может быть выведен речевой портрет соответствующей повествовательной инстанции. Таким образом, категория речевой портрет присутствует в структуре нарратива именно благодаря формам передачи речи и формам рефлексии, без которых невозможно представить себе повествование. Это делает речевой портрет неотъемлемым компонентом нарративной структуры, который, однако, обладает глубинной сущностью, так как потенциально является производным набора характерных индивидуальных черт и особенностей речевого поведения каждой повествовательной инстанции. Средства, служащие для выражения речевых характеристик, будут выступать при идентификации голосов в роли маркеров, или индикаторов, учитываемых при интерпретации художественного текста. При таком подходе речевой портрет становится универсальной симптоматической категорией, при этом большое значение имеют его составляющие, выделенные на основе анализа лексических, социостилистических, фразеологических, грамматических, фонетических и др. особенностей речи.

Глава II «Нарративная структура текста как объект междисциплинарных исследований» состоит из четырех разделов. Раздел первый посвящен понятию нарративность. Нарративность текста является ключевым моментом при отборе материала для анализа, поэтому представилось необходимым сформулировать определение нарративного текста в нашем понимании. К нарративным мы относим тексты, в которых разворачивается некая история, основу которой составляют события, повествуемые рассказчиком (нарратором) или другой повествовательной инстанцией. Нарративная структура художественного текста представляет собой совокупность свойственных тому или иному произведению художественных приемов, семантических средств и способов организации композиции и традиционно предполагает наличие фигуры рассказчика, и, как правило, некоего множества других повествовательных инстанций, каждая из которых представлена своей точкой зрения и своим голосом. Вопрос об обладании голосом конкретных повествовательных инстанций решается во втором разделе главы.

Из представленных в художественном тексте повествовательных инстанций далеко не каждая обладает эксплицитно выраженными речевыми характеристиками, которые позволяют провести реконструкцию речевого портрета. Как правило, в тексте четко представлены маркеры речевых характеристик, которые свойственны рассказчику и персонажам. Реконструкция речевого портрета абстрактного автора гораздо сложнее, она возможна только при обнаружении имплицитных маркеров при условии наличия этой инстанции в тексте. Что касается речевого портрета конкретного автора, то есть реальной личности, то его признаки, как правило, не проявляются в фикциональном художественном тексте в рамках одного произведения. Если реконструкция речевого портрета конкретного автора и возможна, она потребует сложной многоступенчатой процедуры верификации в рамках стилометрических исследований на базе нескольких или даже всех произведений данного автора.

В третьем разделе главы 2 рассматривается точка зрения как основа многоплановости нарративного текста. В нарратологии различают множество возможных точек зрения. Многообразность нарратива предполагает наличие разных точек зрения, что создаёт полифонию, т. е. одновременное «звучание» голосов повествовательных инстанций. Категория речевой портрет в нарративе рассмотрена с опорой на идею полифонии М. М. Бахтина, которая в четвертом разделе главы рассматривается как метафора «голосовой многослойности» современного художественного текста. Голос в понимании М. М. Бахтина является философской категорией, это некая «идея», которую представляет каждый из участников повествования. В тексте, в рамках литературного произведения, эта идея должна быть «озвучена», вербализована, претворена в речь. Она фиксируется в ткани произведения при помощи лингвостилистических средств, оформляющих различные формы передачи речи и виды рефлексий, способы изложения (например, статические, динамические, характеризующие описания), через которые в том числе осуществляется репрезентация категории речевой портрет.

В рамках первого раздела главы III «Речевой портрет в структуре макроуровня нарратива» предлагается классификация текстообразующих функций маркеров речевого портрета в немецкоязычных литературных текстах. Наряду со своей основной функцией (характеристика речевого поведения нарративной инстанции) маркеры речевых характеристик выполняют в современных литературных текстах следующие задачи:

               Идентификация голосов повествовательных инстанций:

например, в речи друга главного героя повести Ульриха Пленцдорфа „Die neuen Leiden des jungen W.” (1973) легко идентифицировать «голос» последнего на основании использования характерной лексемы из его репертуара (в тексте примера этот маркер выделен курсивом):

Aber am sauersten war er immer, wenn er rauskriegte, da sie, also seine Mutter, mal wieder eine Karte von seinem Erzeuger..., ich meine: von seinem Vater..., ich meine: von Ihnen zurckgehalten hatte. (U. Plenzdorf, S. 20)

В тексте примера персонаж производит самокоррекцию, так как употребил в разговоре с представителем старшего поколения обидное слово, которым его друг обозначал своего отца.

–                Ключ к характеристике персонажа при неописательных изложениях:

под неописательным мы понимаем изложение, которое не содержит детальную характеристику участников событий. Так, например, повесть Б. Вандербеке «Das Muschelessen» (2000) представляет собой прямой пространный монолог, имитирующий устный рассказ одной из протагонисток, и является примером разветвленного повествования, когда рассказчица то отклоняется от основной сюжетной линии, углубляясь в детали, как это часто случается в устном повествовании, то вновь возвращается к ней. В потоке речи главной героини легко идентифицировать следы речевых характеристик членов ее семьи, так как она, рассказывая о них, прибегает к цитированию или к имитации их речи.

–        Создание «шумового фона» коммуникации:

примером такой ситуации может служить фрагмент романа М. Фриша «Homo faber» (1957), в котором рассказчик-протагонист воссоздаёт атмосферу неформальной беседы «обо всем на свете», которая обычно сопровождает «гламурное» времяпрепровождение представителей определенного круга, социального слоя (реплики, служащие для создания фона эпизода, выделены нами жирным курсивом):

Ich wute nicht, was anfangen. Zum Glck erwartete mich wenigstens die Meldung, da die Turbinen fr Venezuela еndlich zur Montage bereit sind, also Weiterflug sobald wie mglich – ­ich fragte mich, оb ich meiner Aufgabe gewachsen bin. Wh­rend Williams, der Optimist, seine Hand auf meine Schul­ter legte, nickte ich; aber ich fragte mich.

Соmе оn, Walter, hаvе а drink!

Die bliche Umhersteherei.­

Roman Holidays, оh, how marvelous!

Ich habe niemand gesagt, da meine Тоchtеr gestorben ist, und ich trage auch keine Trauer im Кnорfloch, denn ich will nicht, da sie mich fragen, denn еs geht sie ja аllе nichts an.

Соmе оn, Walter, another drink!

Ich trinke viel zu viel­.

Walter has trouble, sagt Williams ringsum, Walter can't find the key of his hоmе!

Williams meint, ich msse eine Rolle spielen, besser eine komische als keine. Man kann nicht einfach in der Еckе stehen und Mandeln essen.

Fra Angelico, оh, I just love it!

Аllе verstehen mehr als ich.­

How did you enjoy the Masaccio-fresco?

Ich wei nicht, was reden. ­

Semantics! You've never heard of semantics?

Ich komme mir wie ein Idiot vor. (M. Frisch, S. 202–203)

–        Придание контексту общения комического тона:

пример из текста романа Биргит Вандербеке «Ich will meinen Mord» иллюстрирует прием вкрапления чужого голоса в речь персонажа для создания иронического эффекта за счет использования интертекстуальных приемов (аллюзия на фильм Педро Альмодовара, выделенная жирным курсивом, находится внутри цитируемого героиней высказывания, которое выделено нами курсивом):

Sie wei nur: da es allerhchste Zeit ist, nach Hause zu kommen, weil ihre Mutter schon seit vergangenem Freitag am Rande eines Nervenzusammenbruchs steht und ihre drei Enkel insgeheim fr schwererziehbar erklrt hat. (B. Vanderbeke, 1998, S. 28)

  • Сигнал о принадлежности нарративной инстанции к одному из микросоциумов, представленных в тексте:

маркеры речевых характеристик членов одной социальной группы, проявляющиеся в рамках коммуникации, формируют так называемый социальный речевой портрет, отражающий манеру речи, присущую не отдельно взятому индивиду, а целому микросоциуму или более представительной социальной группе. Так, например, основными маркерами речевых характеристик в романе Б. Леберта «Crazy» являются речевые инструменты, свойственные молодёжному сленгу.

В разделе втором главы 3 представлена процедура анализа текста с целью реконструкции речевого портрета одного из персонажей произведения популярной немецкоязычной писательницы Б. Вандербеке «Friedliche Zeiten» (2006). Маркеры речевых характеристик могут находиться на всех уровнях языка: лексическом, морфологическом, синтаксическом, фонологическом. Наряду с языковыми маркерами должны быть учтены эксплицированные в контексте маркеры невербального поведения, сопровождающие коммуникативные действия повествовательной инстанции в том случае, если они оказывают влияние на речевое поведение. Опора на такие маркеры позволяет сформулировать конкретные обобщающие речевые характеристики, которые, в свою очередь, являются «строительным материалом» для речевого портрета.

К составляющим речевых характеристик помимо сугубо лингвистических маркеров относятся сформулированные в тексте комментарии, характеристики и оценки особенностей манеры речи персонажа со стороны фиктивного автора, рассказчика и других персонажей. На основе речевых характеристик может быть проведен анализ текста с целью реконструкции речевого портрета повествовательных инстанций, присутствующих в тексте.

Для реконструкции речевого портрета повествовательной инстанции предложен контентный анализ литературного произведения, предполагающий следующие этапы:

–                тотальная выборка контекстов для анализа на основании принадлежности к дискурсу повествовательной инстанции;

–                выявление рекуррентных маркеров и маркеров, обладающих потенциальными инвариантными признаками речевых характеристик посредством сопоставления контекстов;

–        подсчет инвариантных признаков;

–                выделение релевантных и фоновых маркеров речевых характеристик;

–                выведение речевого портрета из полученной в результате анализа информации.

За счет активирования процессов инференции интерпретатор может анализировать не только очевидную, но и имплицитную информацию. Так, например, проведенный нами анализ дискурса персонажа мать из романа Б. Вандербеке «Friedliche Zeiten» («Мирные времена»), зафиксировал рекуррентные сигналы мотива суицид, которые персонаж использует в качестве аргумента для оказания морального давления на членов своей семьи. Этот мотив прослеживается в контекстах, приводимых ниже. Курсивом выделены маркеры речевых характеристик, которые определяют структуру названного мотива:

1)        Am besten, ich nehme das Auto und fahre an eine Wand, sagte sie manchmal... (2006, S. 9)

2)        Als wir auf der Brcke waren, schluchzte die Mutter und sagte, Kinder, das ist der Rhein, jetzt fahre ich in den Rhein. ... (2006, S. 14)

3)        ... aber die Mutter wollte lieber sterben als eine Scheidung... (2006, S. 24)

4)        Wenn die Mutter mit dem Stopfen fertig war, und es lief noch Negermusik, sagte sie oft, ich habe solche Kopfschmerzen, ich glaube, ich nehme das Auto und fahre damit an die Wand. Manchmal sagte sie, ich kann nicht mehr, am liebsten mchte ich gar nicht geboren sein, einfach nicht auf die Welt gekommen. (2006, S. 76)

5)        Wasa ging in unser Zimmer, damit die Mutter sie nicht die ganze Zeit ansehen musste und sich dann solche Sorgen machte, dass sie auf die Idee kme, an die Wand oder in den Rhein zu fahren. (2006, S. 109)

6)        ...Eine Schlaftablette reicht nicht bei solchen Sorgen, sagte sie, am liebsten wrde ich das ganze Rhrchen voll Schlaftabletten auf einmal runterschlucken, dann wre ich wenigstens sicher, dass ich danach bald einschlafen knnte. (2006, S. 110)

В результате анализа мы получаем следующую эксплицитно выраженную изотопическую цепочку:

fahre an eine Wand – fahre in den Rhein – lieber sterben als... – fahre an die Wand – kann nicht mehr – an die Wand oder in den Rhein fahren – das ganze Rhrchen voll Schlaftabletten auf einmal runterschlucken.

       Складывающийся мотив самоубийства подкрепляется имплицитными маркерами типа:

am liebsten mchte ich gar nicht geboren sein; einfach nicht auf die Welt gekommen; danach bald einschlafen.

       Анализируя маркеры, формирующие мотив суицид в названном тексте, мы формулируем следующую речевую характеристику персонажа мать: склонна к употреблению языковых средств, сигнализирующих о константном маниакально-депрессивном состоянии.

       С другой стороны, к частотным маркерам речевых характеристик персонажа мать в тексте Биргит Вандербеке относятся также так называемые «усилители смысла» и сигналы повышенной эмоциональности высказывания:

-        sofort (S. 7: «...sollten wir sofort zum Arzt».);

-        sofort auf der Stelle (S. 37: «... weil die Mutter davon sofort auf der Stelle krank wurde...»);

-        bestimmt mal (S. 7: «Ich werde bestimmt mal nicht alt, ich sterbe bestimmt mal jung».);

-        immer genau (S. 8: «...und ihr immer genau in die schlaflosen Ohren schnarchte...»);

-        erst einmal grndlich (S. 27: «...uns Mdchen erst einmal grndlich vergewaltigen»);

-        nur noch, recht bald (S. 48: «...denn davon wurde sie immer so traurig, dass sie sich nur noch wnschte, ihm recht bald ins Grab folgen zu knnen);

-        nun blo (S. 16: «...Kinder, wo soll ich mit euch nun blo hin»);

-        endlich mal (S. 85: «...ob ihre Daumen immer noch krumm und schief wren oder endlich mal anfingen, gerade zu wachsen»).

Речевая характеристика, выводимая на основе приведенных примеров, может быть сформулирована следующим образом: Речь персонажа мать отличается отрицательной эмоциональностью.

Раздел третий главы 3 посвящен разработке описательной модели речевого портрета. С целью выведения целостного речевого портрета мы обнаруживаем и фиксируем маркеры, указывающие на принадлежность каждой речевой характеристики той или иной повествовательной инстанции. Таким образом, каждый маркер потенциально является не только образующим речевые характеристики элементом, но и единицей информации о речевом портрете. В процессе анализа собранных и систематизированных по различным критериям речевых характеристик выявляются закономерности контекстного употребления маркеров. Для решения вопроса о том, каким будет речевой портрет нарративной инстанции, интерпретатору следует выполнить следующие шаги, подробно описанные в предыдущем разделе:

- во-первых, необходим отбор контекстов, содержащих маркеры конкретной повествовательной инстанции;

- во-вторых, сопоставив контексты, содержащие маркеры речевых характеристик, мы выявляем совпадения конкретных маркеров в различных контекстах c целью обнаружения рекуррентных маркеров;

- в-третьих, для обнаружения главных и существенных маркеров речевых характеристик необходимо выделить инвариантные признаки и сгруппировать их по следующим критериям:

1. Частотность. Этот квантитативный признак указывает на маркеры, постоянно проявляющиеся в речевом поведении повествовательной инстанции.

2. Рекуррентность. На основании данного квалитативного признака принимается решение о целесообразности учета того или иного маркера речевой характеристики при выведении речевого портрета.

3. Эксплицитность vs. имплицитность. Этот критерий подразумевает различение явных или скрытых маркеров в анализируемых контекстах.

4. Типичность vs. нетипичность. Критерий показывает имманентность данного маркера повествовательной инстанции. Нетипичный маркер может свидетельствовать, например, о самочувствии, состоянии здоровья, психики, самооценке персонажа в конкретной ситуации и т.п.

5. Стабильность vs. спонтанность. Критерий служит основанием для принятия решения относительно приемлемости маркера для речевого портрета повествовательной инстанции.

Модель речевого портрета конкретной повествовательной инстанции выстраивается на основе выводного знания о нюансах её речевого поведения. Первым уровнем обобщения и анализа здесь будет «контент первого порядка», то есть все выделенные маркеры. После их обработки на основании названных критериев осуществляется переход на уровень выводных знаний второго порядка, т. е. речевых характеристик. Третьим уровнем инференции (собственно макроуровнем) станет речевой портрет как продукт анализа, сравнения, отбора и других ментальных операций.

       В каждом художественном произведении потенциально можно выделить множество речевых портретов (РП) по числу действующих повествовательных инстанций. Если смотреть на художественное произведение под социально-критическим углом, то на макроуровне текста представляется возможным сконструировать опосредованный социальный речевой портрет (ОСРП), который можно представить в виде схемы:

-        n потенциально замещает любое количество РП;

-        ОСРП представлен сегментом, общим для всех РП.

       ОСРП складывается из типичных для всех РП речевых характеристик, маркеры которых отличаются качествами типичности, стабильности, рекуррентности и частотности употребления.

Речевой портрет, как глубинная нарративная категория, представляет собой продукт аналитической деятельности по получению выводного знания на макроуровне текста. Для получения выводного знания необходима опора на когнитивные операции категоризации, сравнения, обобщения и др. Полученное выводное знание составляет неотъемлемую часть литературного образа персонажа, рассказчика или иной нарративной инстанции.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

  1. Белоусова А. Е. Речевой портрет в романе Б. Леберта «Crazy» // Профессиональное общение: когнитивно-функциональный аспект. – М.: «Рема», 2007. – С. 185–190 (Вестн. Моск. гос. лингвист. ун-та; вып. 519).  – 0,3 п.л.;
  2. Белоусова А. Е. Речевой портрет и нарративная структура как взаимодополняющие категории анализа (на материале современной немецкоязычной прозы) // Язык в мире дискурсов. Лексикон. Текст. Дискурс. – М.: «Рема», 2009. – С. 123–134 (Вестн. Моск. гос. лингвист. ун-та; вып. 559). – 0,5 п.л.;
  3. Белоусова А. Е. К проблеме соотношения понятий «речевая характеристика» и «нарратив» в художественных текстах // Коммуникация, дискурс, професииональное общение: лингвокультурологический аспект. – М.: ИПК МГЛУ «Рема», 2009. – С. 30–39 (Вестн. Моск. гос. лингвист. ун-та; вып. 561). – 0,5 п.л.;
  4. Белоусова А.Е. Речевой портрет через призму полифонии М. М. Бахтина // Дискурсивные стратегии профессионального общения. – М: ИПК МГЛУ «Рема», 2010. – С. 9–14 (Вестн. Моск. гос. лингвист. ун-та; вып. 14 (593)). – 0,3 п.л.;
  5. Белоусова А.Е. Повествовательные инстанции в нарративных текстах // Лингводидактические технологии формирования межкультурной среды профессионального общения. – М.: ИПК МГЛУ «Рема», 2010. – С. 14–23 (Вестн. Моск. гос. лингвист. ун-та; вып. 26 (605)). – 0,5 п.л.;



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.