WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Ратникова Елена Игоревна

ПРОСОДИЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ФРАНЦУЗСКОЙ УСТНОПОРОЖДАЕМОЙ РЕЧИ

(экспериментально-фонетическое исследование на материале радио- и телеинтервью)

Специальность 10.02.05 – романские языки

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание

ученой степени кандидата филологических наук

Москва - 2012

Диссертация выполнена на кафедре французского языка факультета иностранных языков и регионоведения Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова.

Научный руководитель:

Бубнова Галина Ильинична

доктор филологических наук, профессор

Официальные оппоненты:

Володина Мария Васильевна

доктор филологических наук, профессор

Московский государственный институт международных отношений (университет) Министерства иностранных дел Российской Федерации « МГИМО (У) МИД России »

Лалова Татьяна Ивановна

кандидат филологических наук, заведующая кафедрой «Иностранные языки — 2», доцент

Московский государственный университет путей сообщения « МИИТ »

Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Оренбургский государственный университет»

Защита  состоится  «______»  ______________ 2012  г.  в ______ часов на

заседании диссертационного совета Д 501.001.04 при Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова по адресу: Москва, Ломоносовский проспект 31, корпус 1, факультет иностранных языков.

С диссертацией можно ознакомиться в Фундаментальной библиотеке МГУ имени М.В. Ломоносова.

Автореферат разослан «_____»_____________2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета                        Е.В. Маринина

Диссертация посвящена анализу просодического компонента французской устнопорождаемой речи монологического типа.

Устная речь - явление многоаспектное, в нем взаимодействуют факторы, изучаемые не только лингвистами, но и нейрофизиологами, психологами, когнитологами, социологами, культурологами. Именно поэтому ее лингвистическое описание характеризуется множественностью подходов и дискуссионностью проблематики, находясь в центре внимания многочисленных современных исследований.

В рамках различных подходов и направлений установлены основные категориальные черты устнопорождаемой речи (А.М.Антипова, Л.П.Блохина, Г.И.Бубнова, Е.А.Земская, М.В.Китайгородская, С.В.Кодзасов, О.Ф. Кривнова, О.А.Лаптева, Р.К.Потапова, Е.Н. Ширяев, С.Blanche-Benveniste, A. Culioli, E.Delais-Roussarie, J.Durand, H.-J. Deulofeu, A.Di Cristo, G.Dostie, O.Ducrot, A.Grobet, S.Henry, D.Hirst, C.Kerbrat-Orecchioni, A.Lacheret-Dujour, F.Beaugendre, P.Martin, P.Mertens, M.A.Morel, L.Danon-Boileau, M.Rossi, E.Roulet, A.-C.Simon, J.Vaissire). Эти положения служат теоретическими предпосылками данного исследования:

  • Многоканальный характер порождения: в ситуации устного порождения смысл создается вербальными (лексико-синтаксический + фонетический каналы) и невербальными (визуальный + кинесический + проксемический + такесический каналы) средствами. Основная задача говорящего - их корректное и эффективное совмещение с учетом конкретной ситуации общения.
  • Интерактивный характер процесса речепорождения: в естественной для устного общения ситуации участник коммуникации с необходимостью является и отправителем (модель порождения), и получателем как чужого (модель восприятия), так и своего собственного (механизм обратной связи) сообщения.
  • Необратимость, поступательность и однонаправленность процесса речепорождения.
  • Синхронность мысли и ее вербализации при равноправном участии лексических, синтаксических и просодических средств.
  • Доминанта процессуального аспекта над продуктивным.
  • Ограничения, накладываемые объемом оперативной памяти (как на говорящего, так и на слушающего).



Актуальность настоящего исследования обусловлена тем, что существующая на сегодняшний день практика описания устнопорождаемой речи (УПР) парадоксальным образом абстрагируется от специфики исследуемого эмпирического объекта на стадии его конкретного лингвистического анализа.

В подавляющем большинстве работ УПР трактуется как продукт речевой деятельности, подлежащий возможно более рациональному описанию в терминах языковой системности.

Однако, чем большей объяснительной силой и, соответственно, большей конструктивной сложностью отличаются получаемые на этом пути модели, тем больше они удаляются от реального процессуального развертывания УПР, за которым стоит конкретная речевая деятельность говорящего субъекта. Это происходит уже на первом этапе анализа, этапе создания письменной фиксации УПР, которая неизбежно приводит к подмене звучащей субстанции, ориентированной на слуховое восприятие, ее графической фиксацией, декодируемой зрительно. Иначе говоря, УПР утрачивает такие категориальные черты, как работа просодического канала и необратимое поступательное развертывание во времени, с одной стороны, и непосредственное, в реальной ситуации всегда однократное слуховое восприятие, сопровождаемое жестами, мимикой, взглядом и прочими паралингвистическими средствами, с другой.

Создавая письменную транскрипцию, исследователь многократно прослушивает УПР с целью зафиксировать все ее элементы (утрата необратимости) и членит ее на традиционно выделяемые графические слова. Но даже разбитая на слова, зафиксированная в письменной форме устная речь практически нечитабельна. Все работавшие с УПР лингвисты отмечают, что зрительное восприятие транскрипции является своего рода лакмусовой бумажкой, проявляющей все несовершентства устной речи по сравнению с письменной. Отсюда вытекает необходимость ввести некоторые правила, обеспечивающие ей «читабельность», то есть сегментировать тем или другим способом: знаки препинания, косая черта, вертикальная запись, таблицы (grilles) и т.д.

По ходу анализа и в зависимости от цели исследователя, из письменной транскрипции произвольно изымается целый ряд компонентов, без которых устная речь попросту не существует (паузы, хезитации, поисковые повторы и пр.). На базе этого искусственно созданного эмпирического объекта проводится выделение инвариантных структурных категорий и абстрактных правил операций с ними. Отметим, что лингвистическое описание практически не принимает во внимание такие категории, как объем оперативной памяти человека, жестовая природа интонации, естественное затухание амплитуды звуковой волны (деклинация), диссипативные процессы и пр. Эти категории лежат в принципиально другой плоскости по сравнению с категориями языковой структуры, но они эффективно работают в условиях устного порождения, они, наряду с языковыми средствами, обеспечивают этому процессу вариабельность, пластичность и открытость, участвуя в создании интралингвистической специфики устного высказывания.

В диссертации развиваются и уточняются такие положения, как структурирующая функция акустической деклинации в озвученной речи, специфика паузальной сегментации речевого потока, трехфазовая организация устной речи, текстообразующая функция лексических и дискурсивных повторов, жестовый характер интонации, многоуровневая структура двигательной активности человека, гетерогенность смысловой структуры, создаваемой взаимодействием информативных и интерактивных дискурсивных стратегий говорящего субъекта, нелинейность и диссипативность как основные текстообразующие параметры.

В центре внимания данного исследования находятся два блока проблем.

Во-первых, описание монологического высказывания (тезис о жестовом характере интонации) как сложного речедвигательного акта, который осуществляется в три фазы: экскурсия, выдержка, рекурсия. В работе предпринята попытка выявить наличие или отсутствие акустических параметров, маркирующих трехфазовое акустическое развертывание монологического высказывания от начала к концу. Описать акустическую специфику каждого периода, установить наличие или отсутствие корреляции наблюдаемых акустических параметров с реализацией трех дискурсивных стратегий (сообщение фактуальной информации, установление и поддержание контакта, рефлексия на собственное речепорождение).

Второй блок проблем: участие акустических средств в создании целостности и связности монологического высказывания. Целостность предположительно обеспечивается общей акустической деклинацией, объединяющей трехфазовую структуру в единое целое. Связность, в связи с отсутствием синтаксической «плавности» речевого построения, реализуется через повторы как лексических, так и дискурсивных единиц. Изучение их акустического оформления позволит, с одной стороны, установить роль просодии как средства их интеграции в трехпериодную структуру устноречевого акта. А с другой, рассмотреть, в зависимости от локализации в периоде, их участие в реализации трех основных дискурсивных стратегий.

Гипотеза исследования сформулирована следующим образом: применение междисциплинарного подхода к изучению устнопорождаемой речи позволяет переосмыслить исследовательские установки, реализованные в ходе изучения продуктивного аспекта устнопорождаемой речи, и описать интегральные свойства устнопорождаемой речи как деятельности.

Объект исследования: устнопорождаемое монологическое высказывание, реализуемое на французском языке в ситуации радио- и телеинтервью.

Предмет исследования: акустический компонент устноречевого смыслообразования, детерминированный 1) спецификой процесса речепорождения и 2) спецификой дискурсивных стратегий говорящего.

Цель исследования: разработка экспериментальной процедуры анализа устнопорождаемого монологического высказывания, рассматриваемого не только как целостный и законченный продукт речевой деятельности, но и как самоорганизующийся во времени процесс, направленный к своему завершению.

Поставленная цель определила следующие задачи исследования:

1. Анализ теоретических и экспериментальных подходов к изучению звучащей речи, существующих в современном языкознании.

2. Поиск новых понятий и методов для анализа процессуального аспекта устноречевой деятельности в работах по психолингвистике, лингвосинергетике, нейрофизиологии, физиологии движений.

3. Подбор экспериментального корпуса, удовлетворяющего требованиям надежности, репрезентативности и непротиворечивости планируемого исследования.

4. Выработка методологии комплексного изучения устнопорождаемого монологического высказывания.

5. Выявление акустической модели, организующей акт порождения монологического высказывания. Эта процедура включает:

- сегментацию речевого потока на единицы, удовлетворяющие требованию акустической и перцептивной вычленяемости: фонационные отрезки (ФО);

- выявление и ранжирование повторов (лексических и дискурсивных) в виде множеств «стимул1-повторn»;

- замеры интенсивности на сегментированных единицах ФО (Imax) и установленных множествах «стимул1-повторn» (Ilex);

- изучение распределения полученных параметров интенсивности во времени с привлечением статистического инструмента анализа;

- построение трехпериодной акустической модели развертывания (Imax) на основании контрастности значений интенсивности;

- верификация сконструированной модели в ходе анализа (Ilex);

- выявление специфики акустической деклинации в двух вариантах модели: развертывание во времени (Imax) и (Ilex).

6. Верификация объяснительной силы акустической модели на языковом материале: установить степень корреляции трехпериодной акустической структуры со смысловой организацией устнопорождаемых монологических высказываний.

Материалом настоящего исследования послужили 10 видео- и 10 аудиоинтервью на французском языке, записанных в прямом эфире. За основную единицу анализа в работе принимаются реплики интервьюируемого, представляющие собой монологические высказывания, длительностью от 1,2 до 3,5 минут. Общая продолжительность звучания 440 минут.

Общее направление работы, ее цель и задачи обуславливают методику исследования, которая носит комплексный характер и включает как традиционные лингвистические и междисциплинарные (моделирование, описание, сопоставление, интерпретация) методы, так и новые акустические (AdobeAudition, GoldWave) и статистические (GraphPadPrism, WordCount) программы, которые использовались для замеров интенсивности во времени, их последующего статистического анализа и построения графиков зависимостей.

Научная новизна исследования состоит в том, что в работе экспериментально и статистически подтверждается предположение о трехпериодном акустическом развертывании устнопорождаемого монологического высказывания.





Описана акустическая и лингвистическая специфика каждого периода. Установлен характер корреляции акустических и дискурсивных речевых характеристик в каждом из них.

Выявлены нелинейные характеристики устного речепорождения. В терминах нелинейной динамики установленное соотношение периодов по параметрам интенсивности и времени позволяет рассматривать трехпериодную акустическую модель как сложную самоорганизующуюся систему.

Получены новые данные, раскрывающие влияние канала порождения на ментальный аспект речевой деятельности. Акустическая матрица трехпериодной структуры является одним из нейрофизиологических компонентов, устойчиво участвующих в когнитивной обработке порождаемых говорящим смыслов.

Тематическое напряжение, создаваемое говорящим в начале монологического высказывания (МВ), оптимально использует акустическую специфику первого периода: малая длительность, средние значения (Imax) и (Ilex), насыщенность ключевыми словами. Активизация интерактивных стратегий, характерная для второго периода, также эффективно поддерживается акустикой: максимальная контрастность и длительность периода, количественная уравновешенность стимулов и повторов идеально обслуживают наблюдаемую во втором периоде тематическую зыбь, создаваемую автокомментированием, контактоустанавливающими импликациями, субъективной «пунктуацией» и пр. Таким образом, подтвержден и уточнен интерактивный характер монологической устнопорождаемой речи.

Получены новые данные о специфике реализации акустической деклинации в трехпериодной структуре. Наряду с общей деклинацией установлены промежуточные инклинации и деклинации (точечные и градуальные). Характер взаимодействия точечных градуальных инклинаций и деклинаций свидетельствует о нелинейном характере развертывания Imax во времени. Градуальные инклинации реализуются в конце первого периода и середине второго периода МВ, а градуальные деклинации в середине второго и в третьем периоде. Увеличение деклинаций к концу МВ свидетельствует о процессах самоорганизации, протекающих по ходу порождения.

Теоретическая ценность работы заключается в разработке методики экспериментального изучения УПР, позволившей выявить трехпериодную модель акустического развертывания ФО (Imax) и множеств «стимул1-повторn» (Ilex) в процессе становления устнопорождаемого монологического высказывания. Эта методика может быть использована для экспериментального изучения устнопорождаемой речи на любом языке.

Установленная на основании контрастности значений Imax трехпериодная модель имеет прогностичный характер, что важно для теории устной речи, когнитологии, корпусной лингвистики, теории и практики преподавания иностранных языков.

Устное речепорождение описано как нелинейный процесс, что расширяет существующие представления о синтагматике устного высказывания. Выявленное соотношение периодов по параметрам интенсивности и времени позволяет рассматривать трехпериодную акустическую модель как сложную самоорганизующуюся систему, что обогащает научные представления о тексте, полученные в лингвосинергетике на материале письменных текстов.

Конкретизировано участие интенсивности в реализации трех основных дискурсивных стратегий: дисперсия (Imax) и (Ilex) в зоне доверительного интервала устойчиво сопровождает развертывание реферативной линии УПР, выход (Imax) и (Ilex) за границы коридора средней вариативности наблюдается при реализации экстравертной (значения больше средних) и интровертной (значения ниже средних) стратегий. Полученные данные свидетельствуют о необходимости пересмотра сложившихся в акустике представлений о «нелингвистичности» интенсивности.

Подтвержден вывод о структурирующей функции акустической деклинации и сложном характере ее реализации: общая деклинация представляет собой взаимодействие промежуточных инклинаций и деклинаций акустических характеристик. Уточнен характер промежуточных инклинаций и деклинаций (точечные и градуальные). Установлено, что в монологическом высказывании, порождаемом на длинную дистанцию, пиковые значения интенсивности локализуются не в его начале, как это описано для чтения, а в пограничной между первым и вторым периодами зоне. Эти наблюдения расширяют и уточняют имеющиеся в акустике сведения, показывая, что акустическая программа речепорождения детерминируется категориальными свойствами УПР: многоканальностью, порождением на длинную дистанцию, ограничениями объема оперативной памяти и т.д.

Практическая значимость исследования заключается в том, что разработанная в нем методика может быть использована в ходе изучения УПР на материале различных языков.

Трехпериодная модель акустического развертывания ФО (Imax) и множеств «стимул1-повторn» (Ilex) в процессе становления устнопорождаемого монологического высказывания и ее лингвистическая интерпретация могут эффективно использоваться при обучении пониманию устной речи, устному продуцированию монологической речи, устному последовательному переводу. Они, следовательно, могут быть использованы для внесения существенных уточнений и изменений в традиционную методику преподавания устной речи и устного перевода.

Данные акустического анализа могут быть использованы при решении прикладных задач: автоматическое распознавание и синтез речи, создание диалоговых систем машина-человек, программное обеспечение автоматизированных обучающих систем, компьютерное моделирование речи.

Материалы исследования могут использоваться при разработке лекционных курсов по теории устной речи, лингвистике текста, прагматике, интонологии, экспериментальной фонетике, психолингвистике, лингвосинергетике, а также других дисциплин, занимающихся изучением процессов речепроизводства.

На защиту выносятся следующие положения.

1. Акустическая фонетика описывает развертывание звукового сигнала в терминах экспоненциальных затухающих колебаний [Фант,1970]. Это означает, что в устнопорождаемом высказывании общий запас энергии уменьшается во времени, т.е. оно может рассматриваться как диссипативная система.

Изменения, происходящие внутри диссипативной системы, имеют нелинейный характер. Любые последовательные изменения, представляющие собой линейный процесс, являются лишь частью более крупного нелинейного процесса, т.е. устнопорождаемое высказывание — нелинейная система.

2. Устнопорождаемое высказывание обладает двойственной природой. С одной стороны, для него характерны невоспроизводимость, непредсказуемость, фокусировка внимания на текущем моменте. С другой стороны, законы его становления жестко детерминированы материальными условиями порождения: многоканальность, необратимость, поступательность, однонаправленность, интерактивность, синхронность мысли и ее вербализации, объем оперативной памяти [Бубнова,1992]. Уровень, координирующий взаимодействие всех этих, разнородных на первый взгляд, факторов, управляет процессом порождения, задавая программу его речевого исполнения.

3. Акустическая программа (модель) развертывания фонационных отрезков (Imax) представляет собой конечную последовательность переходящих друг в друга периодов, которые характеризуются устойчивостью и упорядоченностью. Устнопорождаемое монологическое высказывание любой изученной в диссертации длительности содержит три периода, называемые в работе экскурсия, выдержка и рекурсия.

4. Основным механизмом, обеспечивающим устойчивость и упорядоченность трехпериодной организации устнопорождаемого монологического высказывания на акустическом уровне, является деклинация (уменьшение) акустических значений к его концу. Характер деклинации свидетельствует о том, что развертывание акустических значений интенсивности во времени осуществляется нелинейно. В терминах синергетики деклинация может быть интерпретирована как диссипативный процесс.

5. Трехпериодная акустическая структура детерминирует распределение слов, образующих множества «стимул1-повторn» (Ilex). Наблюдается следующая закономерность:

В первом периоде (26% от общей длительности МВ), практически совпадающем по длительности с объемом оперативной памяти, наблюдается максимальная насыщенность стимулами (до 50% ключевых слов, задающих проблематику сообщения) и минимальное количество повторов (13%), временные интервалы между которыми имеют максимальные цифровые значения.

Второй период характеризуется максимальной длительностью (43% от общей длительности МВ). Насыщенность фактуальной информацией снижается: количество стимулов уменьшается (42%), а количество повторов увеличивается (46%). В речи активизируется интерактивная составляющая в виде двух основных стратегий: экстравертной и интровертной.

Акустические параметры, подсчитанные для третьего периода, характеризуются средними значениями практически по всем показателям: средняя длительность (31% от общей длительности МВ), количество стимулов минимально (8%), а количество повторов (36%) существенно больше, чем в первом периоде, но значительно меньше, чем во втором. Снижается насыщенность как фактуальной информацией, так и интерактивной деятельностью.

6. Слова, образующие множества «стимул1-повторn», демонстрируют единую тенденцию распределения в акустической структуре высказывания, независимо от функции, которую они выполняют в речи (лексические или дискурсивные повторы). Оба типа могут быть сильноударными, среднеударными и слабоударными, и, следовательно, принимать участие в реализации основных дискурсивных стратегий говорящего (сообщения фактуальной информации, экстравертного и интравертного действий).

Апробация результатов исследования.

Основные положения диссертационной работы были освещены на Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» (Москва, 2008); на научной конференции в университете «Париж 10-Нантер» (Париж, 2010).

По теме диссертации опубликовано 5 научных работ (в том числе — 2 публикации в журналах, включенных в перечень ВАК Министерства образования и науки РФ).

Объем и структура диссертации.

Диссертационная работа состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованной литературы, включающего 151 отечественный и зарубежный источник, приложения.

Основное содержание работы.

В первой главе «Проблемы изучения устнопорождаемой речи (УПР) во французском языке» рассматриваются теоретические вопросы изучения звучащей речи во французском, русском и английском языках в рамках различных подходов и направлений [А.М.Антипова, Г.И.Бубнова, Е.А.Брызгунова, С.В.Кодзасов, О.Ф.Кривнова, Н.Д.Светозарова, И.Г.Торсуева, Н.Хомский, F.Beaugendre, C.Blanche-Benveniste, L.Danon-Boileau, E.Delais-Roussarie, P.Delattre, H.-J.Deulofeu, A.Di Cristo, D.Hirst, A.Lacheret-Dujour, D.Luzzati, P.Martin, J.Martinet, P.Mertens, M.A.Morel, M.Rossi, N.S.Troubetskoy, J.Vaissire].

Анализ лингвистической литературы показывает, что экспериментально-фонетические исследования, проводившиеся в первой половине-середине 20 века на материале озвученной речи, позволили описать основные лингвистические функции интонации. В рамках фонологического подхода был установлен инвентарь интонационных контуров при реализации фраз различного коммуникативного типа (повествование, вопрос, приказ, восклицание). Описан характер взаимодействия синтаксиса и интонации (однонаправленное, разнонаправленное, взаимокомпенсирующее), выявлен прагматический и текстообразующий потенциал интонации, который проявляется при чтении письменных текстов в случае реализации читающим активной коммуникативной установки (выражение юмора, подтекста, обращенности к слушающему и т.д). Установлена иерархия просодических характеристик (частота основного тона, интенсивность и длительность) при реализации указанных функций интонации: основным средством выражения лингвистического значения признается, на акустическом и перцептивном уровнях анализа, частота основного тона.

Начиная с 70-х гг. 20 века в центре внимания лингвистов находится изучение устнопорождаемой речи (УПР). Однако, несмотря на ее всестороннее изучение, на сегодняшний день нерешенным остается ряд вопросов, в частности, сегментация УПР на лингвистически релевантные единицы, описание модели просодического и синтаксического развертывания, установление конгруэнтности синтаксис-просодия. Лингвистическое описание УПР, представленное в литературе, практически не принимает во внимание такие категории, как объем оперативной памяти человека, жестовая природа акустического компонента речи, особенности функционирования акустических характеристик речи в физическом времени, нелинейный характер смыслообразования и развертывания языковой формы высказывания и др. Эти категории лежат в принципиально другой плоскости по сравнению с категориями языковой структуры, но они эффективно работают в условиях устного порождения, они, наряду с языковыми средствами, обеспечивают этому процессу вариабельность, пластичность и открытость, участвуя в создании интралингвистической специфики устного высказывания.

Таким образом, актуальным является поиск нового подхода, который бы позволил описать УПР с учетом ее лингвистической и интралингвистической специфики. В диссертационном исследовании в качестве такого подхода использован междисциплинарный подход.

Во второй главе «Теоретические основы междисциплинарного подхода к изучению УПР во французском языке» анализируются теоретические предпосылки междисциплинарного подхода к изучению УПР, которые включают в себя данные лингвистики, психолингвистики, синергетики, нелинейной динамики, теории физиологии движений, а также современные представления нейрофизиологии о речепорождении.

Анализ литературы показывает, что необходимость междисциплинарного подхода сегодня остро осознается как в естественных, так и гуманитарных науках [Князева, Курдюмов, 2007]. В лингвистике наибольшее распространение получил синергетический подход, трактующий текст как природный объект, создание и восприятие которого осуществляется посредством самоорганизации разноуровневых языковых структур. [К.И.Белоусов, Н.А.Блазнова, И.Ю.Моисеева, Г.Г.Москальчук].

Исследуемый эмпирический объект – устнопорождаемое высказывание – обладает основными синергетическими свойствами: сложностью (многоканальный характер порождения), открытостью (интерактивный характер порождения), необратимостью (невозможность непосредственного возврата к предыдущим частям высказывания без их повтора), непредсказуемостью (невозможность предсказать, как будет строиться языковая форма высказывания), невоспроизводимостью (невозможность в точности воспроизвести не только все высказывание целиком, но даже его часть). Порождение устной речи осуществляется во времени и пространстве. Временная протяженность задается началом и концом говорения. Говорящий не может выйти из временного течения времени. Любая длительная пауза приводит к перерыву в порождении, т.е. завершает его развертывание. Говорение, продолженное после паузы, представляет собой новый акт речепорождения, становление которого осуществляется по новой программе порождения.

С физической точки зрения, порождение устной речи представляет собой развертывание звуковой волны в реальном времени. По мере ее продвижения к концу значения акустических характеристик уменьшается [Фант, 1970]. В лингвистике это явление принято называть деклинацией [С.В.Кодзасов, О.Ф.Кривнова, F.Beaugendre, L.Danon-Boileau, A.Lacheret-Dujour, D.R.Ladd, P.Lieberman, S.A.Maeda, M.A.Morel, D.Proctor, N.Thorsen, J.Vaissire]. В синергетике подобное рассеяние энергии характерно для диссипативных систем.

Таким образом, устнопорождаемое высказывание представляет собой сложную систему, все элементы которой связаны между собой. Порождение осуществляется в постоянно изменяющихся условиях коммуникации. Присутствие собеседника (или собеседников) оказывает влияние на речь говорящего, так как он вынужден учитывать их реакцию. Поэтому устнопорождаемое высказывание — открытая система. Порождение представляет собой синергию, объединяющую говорящего, слушающего (или слушающих), механизм обратной связи, а также следующие параметры: ситуативные (место, время и т.д.), социальные (статус, возраст, пол), коммуникативные (идеи, мысли, информация).

С одной стороны, невозможно предсказать, как будет разворачиваться порождение, какие значения примут его акустические параметры, как будет осуществляться распределение слов, какие синтаксические единицы будут реализованы говорящим. С другой стороны, в соответствии с выдвинутой гипотезой представляется возможным выделить ряд устойчивых признаков развертывания УПР во французском языке, которые обеспечивают целостность и динамизм процессу устноречевого порождения.

Третья глава «Экспериментальное изучение устнопорождаемой речи на длинную дистанцию» посвящена исследованию просодического компонента французской устнопорождаемой речи монологического типа.

В ходе решения этих задач была успешно применена переработанная с учетом специфики изучаемого эмпирического объекта методика анализа УПР как на уровне акустики, так и на уровне смысловой интерпретации.

Акустический анализ Imax позволил сделать следующие выводы:

Сегментация речевого потока, осуществленная на паузальных швах длительностью 300 мсек, позволила выделить ФО, минимальные единицы анализа. Лексико-синтаксическое оформление ФО не поддается строгой классификации в терминах лингвистики, поэтому мы рассматриваем их как смысловые или информативные биты. На акустическом уровне информативность каждого ФО выражается значением Imax.

Анализ линейной регрессии позволил установить общую деклинацию (наклонная линия в середине графика 1), значений Imax с увеличением времени, а также обратную зависимость двух параметров. Однако корреляционный анализ показывает, что связь между двумя переменными слабая. Время не определяет цифровые значения Imax, которые, вероятно, задаются другими параметрами. Невозможность описать взаимодействие двух параметров с помощью линейной модели указывает на нелинейный характер развертывания МВ.

О нелинейном характере деклинации свидетельствует и наблюдаемая по отношению к линии общей деклинации дисперсия значений Imax. Дисперсия локализуется в зоне доверительного интервала (верхняя и нижняя границы этой зоны обозначены буквами А и В) и в зоне вероятностного интервала (границы обозначены буквами С и D).

Развертывание Imax осуществляется в виде промежуточных деклинаций и инклинаций. Установлены два типа промежуточной инклинации и деклинации в порождении на длинную дистанцию: точечная и градуальная. На графике 2 точечные инклинации и деклинации отмечены символом «круг», градуальные инклинации символом «звездочка», а градуальные деклинации символом «треугольник». Точечная деклинация и инклинация представляют собой контрастное чередование больших и малых значений Imax. Градуальная инклинация и деклинация наблюдаются на нескольких последовательных ФО, характеризуясь соответственно: увеличением и уменьшением значений Imax.

Таким образом, несмотря на то, что значения Imax уменьшаются с увеличением времени, изменение осуществляется не строго линейно, а через определенные промежутки времени.

На основании контрастности значений Imax в просодической структуре МВ выделяются три устойчивых периода. Наименее контрастный первый период, самый контрастный второй период, средняя контрастность у третьего периода (график 3). Временная протяженность периодов: наименее длительный первый период (от 21 до 50 секунд), самый длинный второй (38-81 секунд), средняя продолжительность у третьего периода (25-52 секунд). Отметим, первый период практически совпадает по длительности с объемом оперативной человека. Суммарная длительность первого и третьего периода (57%) больше длительности второго периода. В нелинейной динамике выявленное соотношение периодов по параметру времени описывается как необходимое условие самоорганизации сложной системы [Анищенко, 2008].

Таким образом, длительность периодов наряду с деклинацией отражает диссипативные процессы, характерные для процесса речепорождения.

Описанные процессы на акустическом уровне МВ наблюдаются на всем массиве данных, что позволяет сделать вывод о трехпериодной модели акустического развертывания МВ.

Анализ Ilex позволяет сделать следующие выводы:

Анализ лексических и дискурсивных множеств «стимул1-повторn» показывает, что в рамках трехпериодной структуры их распределение регулируется общим механизмом перемешивания: никакой специфики лексические множества по сравнению с дискурсивными не демонстрируют.

Первый период. Наблюдается средняя контрастность значений Ilex, как стимулов, так и повторов: Ilex локализуются в пределах доверительного интервала. Однако значения Ilex стимулов устойчиво больше, чем у повторов. Временные интервалы, наблюдаемые между стимулами, меньше чем между повторами. Количественное соотношение стимул-повтор является следующим: стимулов – 50%, повторов – 13%.

Второй период. Наибольшая контрастность Ilex как стимулов, так и повторов по сравнению с первым и третьим периодами. В доверительном интервале локализуется только 40% Ilex, остальные распределяются в вероятностном интервале. Внутри периода значения Ilex распределяются неравномерно: максимальные значения локализуются в начале-середине периода, в конце периода значения Ilex как стимулов, так и повторов уменьшаются, локализуясь в пределах доверительного интервала. Временные интервалы, наблюдаемые между стимулами, больше чем между повторами. Количественное соотношение стимул-повтор является следующим: стимулов – 42% и повторов – 51%.

Третий период. Наблюдается средняя контрастность значений Ilex, как стимулов, так и повторов: Ilex локализуются в пределах доверительного интервала. Однако значения Ilex повторов устойчиво больше, чем у стимулов.

Временные интервалы, реализуемые между стимулами больше чем между повторами. По сравнению со вторым периодом, наблюдается четкая тенденция к увеличению временного интервала для стимулов и его уменьшения для повторов. Количественное соотношение стимул-повтор является следующим: стимулов – 8% и повторов – 36%. Таким образом, анализ Ilex позволяет охарактеризовать развертывание МВ как взаимодействие двух разнонаправленных процессов.

 

Стимулы количественно концентрируются в начале МВ и характеризуются на акустическом уровне средними значениями интенсивности в сочетании с малыми значениями временного интервала. Во втором периоде их количественные показатели уменьшаются, они перемешиваются практически в равной пропорции с повторами и характеризуются максимальной контрастностью Ilex, увеличивая свой временной интервал. В третьем периоде количество стимулов резко уменьшается, сопровождаясь увеличением временного интервала и средними значениями Ilex. Наблюдаемые на стимулах акустические параметры свидетельствуют о реализации деклинации.

Повторы количественно минимально представлены в начале МВ и характеризуются на акустическом уровне средними значениями интенсивности в сочетании с большими значениями временного интервала. Во втором периоде их количественные показатели увеличиваются, они перемешиваются практически в равной пропорции со стимулами и характеризуются максимальной контрастностью Ilex, уменьшая свой временной интервал. В третьем периоде количество повторов резко увеличивается, сопровождаясь уменьшением временного интервала и большими/средними значениями Ilex. Наблюдаемые на повторах акустические параметры свидетельствуют о реализации инклинации.

Иначе говоря, распределение стимулов может быть описано как сворачивание структуры к концу МВ, а распределение повторов как ее развертывание.

Подведем итог. На акустическом уровне первый период характеризуется минимальной контрастностью Imax и минимальной длительностью (26% от общей длительности МВ), второй период – максимальными значениями (42%) этих параметров, а третий период – их средними (31%) значениями. Множества «стимул1-повторn» (Ilex) распределяются в среднем по периодам следующим образом: в первом периоде содержится стимулов – 50%, повторов – 13%, во втором соответственно – 42% и 51%, в третьем – 8% и 36%.

В четвертой главе «Анализ развертывания смыслового сценария французского МВ» дается лингвистическая интерпретация полученной картины акустического развертывания УПР, которая показывает, что выделенные на акустическом уровне периоды отражают этапы развертывания смыслового сценария МВ и могут быть описаны в терминах вступления, основной части и заключения.

В качестве иллюстрации приводим смысловой сценарий И4-МВ-5. Членение МВ на периоды проводится по данным акустического анализа (см. графики 4, 5). Смысловые блоки получены методом субъективной интерпретации: каждый блок отвечает на вопрос «Что делает говорящий?». Ответ экспериментатора на вопрос служит заголовком блока и выделен в таблице жирным шрифтом. Языковой материал каждого блока представлен в двух частях. 1. Краткий «читабельный» вариант транскрипции оформлен одной строкой в две колонки. Левая колонка содержит ключевое слово, выполняющее функцию смыслового ядра, или дискурсивный зачин типа «je crois», вокруг которого группируются уточняющие смыслы (правая колонка). Самоперебивы обозначаются следующим образом: в левой колонке дается слово «самоперебив» с подчеркиванием, в правой колонке – также с подчеркиванием, его языковая реализация. 2. Полная транскрипция входящих в смысловой блок ФО: каждый ФО имеет порядковый номер и печатается в отдельную строку, стимулы выделены жирным курсивом с номером 1, а повторы курсивом с указанием порядкового номера во множестве. Знак # обозначает переход к следующему смысловому блоку, реализованный внутри ФО.

И4-МВ-5

Длительность 1, 50 мин. Количество ФО – 30, стимулов – 19, повторов – 25.

ПЕРВЫЙ ПЕРИОД

Длительность 28 сек., количество ФО – 10, стимулов – 8, повторов –5.

Какое объяснение получил кризис в момент своего возникновения? Отправная точка рассуждения + позиция говорящего

on a parl de la crise

уточняющий самоперебив

mais je crois que

comme si c’tait un choc ptrolier

d’ailleurs on a mis du temps s’en rendre compte et d’ailleurs tout le monde ne l’a sans doute pas compris aujourd’hui

c’est un changement du rgime de capitalisme

/1/ alors (1) d’abord on a parl de la crise comme

/2/ si c’tait bon (1) un choc ptrolier et cetera (1) mais je crois (1) que progressivement

/3/ et dailleurs (1) on a mis

/4/ du temps s’en rendre compte et d’ailleurs (2) tout l(e) monde ne l’a sans doute pas compris (1) aujourd’hui

/5/ finalement que c’est un changement du rgime de capitalisme (2) # c’est--dire que

Когда начался кризис, по мнению автора?

je crois a ne peut pas dater

un deux ans de prs

c’est devenu sensible partir du milieu des annes 70

/6/ vers

/7/ bon (2) a alors (2)

/8/ ne peut pas dater un deux ans (1) de prs mais enfin disons

/9/ c’est devenu sensible

/10/ partir je crois (2) du milieu des annes (2) 70

ВТОРОЙ ПЕРИОД

Длительность 43 сек., количество ФО – 11, стимулов – 9, повторов – 14.

Что происходило в эти годы? Комментирование ситуации.

on sortait

du capitalisme industriel et des formes de rgulation qui avaient t associs au capitalisme industriel y compris

/11/ qu’on sortait du capitalisme (3) industriel (1) et des formes (1) de rgulation (1) qui avaient t associs au capitalisme (3)

/12/ industriel (2) y compris (2)

Что такое социальный компромисс? Что он обеспечивал? Детализация темы.

le compromis social

уточняющий самоперебив

уточняющий самоперебив

des annes 60 qui assurait une certaine forme

d’ailleurs acrobatique fragile et cetera

un certain quilibre entre les intrts du march ayant de la comptitivit, la rentabilit des entreprises et un certain type d’intrt du monde du travail en termes de protection et de scurit des travailleurs

et cette quilibre

un peu boiteux mais quand mme

qui avait une certaine consistance et qui est remis en question

/13/ c’est c(e) qu’on appelait le compromis social (1) des annes (3) 60 peu prs simplement

/14/ et qui assurait une certaine (1) forme (2) d’ailleurs (3) acrobatique fragile et cetera (2) mais

/15/ un certain (2) quilibre (1) quand-mme (1) entre les intrts (1) du march

/16/ ayant de la comptitivit

/17/ la rentabilit des entreprises et

/18/ un certain (3) type d’intrt (2) du monde du travail (1) en termes de protection

/19/ et de scurit des travailleurs (2) et de cette

/20/ donc d’quilibre (2) un peu boiteux mais quand-mme (2)

/21/qui avait une certaine (4) consistance et qui est remis en question

ТРЕТИЙ ПЕРИОД

Длительность 32 сек. Количество ФО – 9, стимулов – 1, повторов – 7.

Как капитализм повлиял на равновесие, обеспечиваемое социальным компромиссом? Точка зрения говорящего

mon avis

peut-tre pas effondr

mais incontestablement effrit par le capitalisme

/22/ peut-tre pas justement (1) effondr

/23/ mais en tout cas mon avis incontestablement effrit par le capitalisme (4)

Какова роль международного финансового капитала? Вывод

alors-l on va pas faire la thorie

уточняющий самоперебив

on comprend que

mais ne serait-ce que justement en faisant jouer le jeu d’une concurrence exacerbe au niveau de la plante

sous l’gide d’ailleurs du capital financier international

a puisse dstabiliser, prendre en contre-pied ces rgulations sociales

/24/ alors-l on va pas faire la thorie mais ne serait-ce que justement (2)

/25/ en faisant jouer

/26/ le jeu d’une concurrence exacerbe au niveau de la plante

/27/ sous l’gide d’ailleurs (4) du capital (5)

/28/ financier international on comprend (3) que

/29/ a puisse dstabiliser prendre en contre-pied ces

/30/ ces rgulations (2) sociales (2)

Систематизируя результаты лингвистической интерпретации МВ, представляется целесообразным показать общую картину развертывания УПР, включив в описание наблюдения, сделанные и на этапе акустического анализа.

Период экскурсии. Полученная акустическая картина показывает, что первый период по длительности (от 21 до 50 секунд) практически совпадает с объемом оперативной человека. Работая в этом оптимальном для себя режиме, говорящий сосредоточен на развитии реферативной темы своего высказывания (т.е. на сообщении так называемой фактуальной информации): в первом периоде наблюдается максимальная насыщенность стимулами (до 50% ключевых слов, задающих проблематику сообщения), минимальное количество повторов (13%), малая контрастность значений как Imax (4 дБ), так и Ilex (3 дБ), которые реализуются в зоне доверительного интервала, т.е группируются в зоне средних значений. Слушающая аудитория также работает в максимально благоприятном для восприятия режиме.

Лингвистический анализ экспериментального корпуса полностью подтверждает полученные на акустическом уровне данные. Первый период обладает максимальной фактуальной информативностью: говорящий задает тему речи. Последовательное развитие референтной линии (один смысловой блок логически переходит в другой блок) может быть интерпретировано как линейный процесс, который заканчивается к концу первого периода в связи с пресыщением кратковременной памяти. Эпизодически наблюдаемые самоперебивы (в основном уточняющего характера), а также непроизвольная вербализация испытываемых в процессе говорения трудностей, которые оформляются всем набором маскирующих средств от простой хезитации до самокомментирования, не нарушают основного движения мысли.

Однако большое количество стимулов, которые не «прикрываются» повторами, свидетельствуют о нелинейности смыслового развертывания внутри блоков. Иначе говоря, тематическая связность в первом периоде обеспечивается в основном логическими связями на границах блоков, и в меньшей степени повторами (повторов в первом периоде 20% от общего количества в МВ).

Период выдержки характеризуется на акустическом уровне максимальной контрастностью Imax и Ilex, значения которых выходят как за верхнюю (38%), так и за нижнюю границы (36%) средних значений, и максимальной длительностью (42% от общей длительности МВ).

Тематический переход от первого периода ко второму, как правило, осуществляется не резко: в 99% экспериментальных МВ в начале второго периода завершается смысловой блок, локализующийся в конце первого периода. В начале-середине второго периода наблюдается значительное количество стимулов (31%), что свидетельствует о развертывании реферативной линии первого периода. Оно происходит по веерному сценарию: введение уточняющей информации, дробление темы, отсылка к общеизвестной информации, примеры и их комментарий, самокомментирование, формулировка собственного мнения.

Однако, несмотря на «тематическую зыбь» говорящий остается в рамках заданной темы. Наблюдается постоянная отсылка к основной теме. Для этого, прежде всего, используется повтор, частота употребления которого значительно возрастает по сравнению с первым периодом, особенно во второй его половине.

Тематическое развертывание по веерному сценарию создает предпосылки для более активного использования интерактивного компонента речи. Говорящему, очевидно, сложнее контролировать развитие мысли, чем в первом периоде. Ему приходится решать множество задач: необходимо развивать тему, сохраняя связь с тем, что было сказано ранее, поддерживать контакт со слушающей аудиторией. По ходу порождения возникают новые ассоциации, нагрузка на оперативную память как говорящего, так слушающей его аудитории возрастает. Все участники монологического коммуникативного акта испытывают определенную усталость. Для ее снятия говорящий более активно использует просодические средства как для прямого воздействия на слушающих, так и для маскировки собственных трудностей, возникающих в процессе речепорождения.

Насыщенность фактуальной информацией снижается: в зоне доверительного интервала наблюдается 28% Imax и 41% Ilex, количество стимулов уменьшается (42%), а количество повторов увеличивается (46%). Вместе с тем в речи активизируется интерактивная составляющая в виде двух основных стратегий. Экстравертная стратегия, ориентированная на слушающего с целью прогнозирования его реакции, поддержания внимания и т.д., и интровертная стратегия, ориентированная на самого говорящего: непроизвольная вербализация испытываемых в процессе кодирования трудностей, субъективная «пунктуация», рефлексия на механизм обратной связи, переформулирование и т.д. В реализации первой из них принимает участие 35% Imax и 36% Ilex, локализующихся за верхней границей доверительного интервала, в реализации второй – (31)% Imax и (22)%Ilex, локализующихся за его нижней границей.

Период рекурсии. Акустические параметры, подсчитанные для третьего периода, характеризуются средними значениями практически по всем показателям. Наблюдается средняя контрастность Imax и Ilex, значения которых однако, в отличие от первого периода, выходят как за верхнюю (0,5%), так и за нижнюю границы (0,5-1%) средних значений, и средней длительностью (31% от общей длительности МВ). Количество стимулов минимально (8%), а количество повторов (36%) значительно больше, чем в первом периоде и существенно меньше, чем во втором. Интересно отметить, что в 50% экспериментальных МВ наблюдается выход Ilex повторов за верхнюю границу доверительного интервала, что свидетельствует об их участии в реализации экстравертной стратегии.

Лингвистический анализ показывает максимальное разнообразие смыслового завершения, наблюдаемого в третьем периоде: возврат к первому периоду, отсылка к общеизвестному событию, факту, мнению, автокомментирование, формулировка собственной позиции по обсуждаемому вопросу и пр.

Третий период выполняет функцию ограничения, сворачивания вариативности, наблюдаемой во втором периоде, как в акустическом, так и в тематическом плане. Суммируются ключевые смыслы, осуществляется возврат к основной теме, формулируется итог развития темы, выражается авторская позиция. Повторяются ключевые слова отдельных множеств с порядковыми номерами 5, 6, 7 и т.д. Однако это не вызывает эффекта перенасыщенности, а наоборот, структурирует МВ после тематического дробления и интерактивности второго периода. В третьем периоде доминируют фактуальное и интровертное речевые действия, что указывает на тематический возврат к первому периоду с целью завершения МВ.

Если в первых двух периодах наблюдается достаточно тесная корреляция акустических и дискурсивных характеристик, то в третьем периоде эта корреляция ослабевает. Надежно отличаясь от первых двух периодов по акустическим параметрам, он демонстрирует значительную вариативность своего смыслового завершения. Для объяснения этого положения требуется проведение дополнительных экспериментов, которые мы планируем осуществить в нашей дальнейшей исследовательской работе.

Список работ, опубликованных по теме диссертации.

  1. Устнопорождаемая речь: изучение синергетических свойств на акустическом уровне [Текст] / Бубнова Г.И. // Вестник Московского университета. Серия 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2009. №3. С.124-136.
  2. Междисциплинарный подход к анализу устнопорождаемого высказывания [Текст] // Вестник Московского государственного областного университета/ Cерия «Лингвистика». 2011 г. №3. с.61-64.
  3. Устнопорождаемое высказывание как объект синергетики [Электронный ресурс] // Материалы докладов XVI Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» / Отв. ред. И.А. Алешковский, П.Н. Костылев, А.И. Андреев. М.: Издательство МГУ, 2009. 1 электрон. опт. диск (CD-ROM); 12 см.
  4. Синергетический подход в лингвистике: отражение тенденций глобализации в науке [Текст] // Романские языки в эпоху глобализации: лингвистический и социолингвистический аспекты /Материалы международной конференции 22-23 июня 2010 г. М.: ООО «Диона», 2010. С.143-148.
  5. Междисциплинарность как основа современных лингвистических исследований [Текст] // Всероссийский журнал научных публикаций. Апрель. — М., 2011.— С.27-34.
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.