WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

Кузнецова Александра Владимировна

ПРОБЛЕМЫ ИНФОРМАЦИИ И ЭНТРОПИИ В МЕДИАТЕКСТЕ

Специальность 10.01.10 – журналистика

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Ростов-на-Дону – 2012

Работа выполнена в ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет»

Научный консультант: доктор филологических наук, профессор Ахмадулин Евгений Валерьевич

Официальные оппоненты: Коньков Владимир Иванович, доктор филологических наук, профессор, Санкт-Петербургский государственный университет, профессор кафедры речевой коммуникации Акопов Александр Иванович, доктор филологических наук, профессор, Южный федеральный университет, профессор кафедры СМК

Ведущая организация: Воронежский государственный университет

Защита состоится «7» декабря 2012 г. в 1200 на заседании диссертационного совета Д 212.208.09 по филологическим наукам при Южном федеральном университете по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 150, факультет филологии и журналистики ЮФУ, ауд. 22.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Южного федерального университета (344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 148).

Автореферат разослан «____»____________ 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Самигулина Фанира Габдулловна Диссертационная работа посвящена исследованию системных взаимосвязей информации и журналистского текста, а также выявлению возможностей повышения эффективности медиатекста в связи с энтропийными процессами, возникающими на пути прохождения сообщения от коммуникатора к реципиенту.



Актуальность исследования обусловлена той ролью, которую информация играет в жизни современного общества. В информационную эпоху мы столкнулись с необычайным возрастанием потоков и объемов информации. И связано это и с необычайным усложнением всех сфер жизни общества, и с развивающимися гигантскими темпами информационными технологиями.

Современное общество представляет собой очень сложную систему с огромным количеством звеньев, разнообразно соотносящихся друг с другом и с окружающей средой. Сохранение целостности этой системы, ее функционирование и развитие зависит от качества информационных процессов. В этом ряду огромную роль играют и средства массовой информации, которые в том числе являются инструментом социального управления. СМИ – очень мощное средство воздействия на общество, и от того, насколько адекватно воспринята информация членами общества, зависит и утверждение в обществе нравственных и иных ценностей и ориентиров, восприятие новых идей, действенность общественных процессов, вообще способность к развитию – и в целом качество управленческих решений.

В связи с этим очевидны требования к качеству медийных сообщений.

Однако не все то, что предлагается сегодня средствами массовой информации, оказывается принятым и адекватно освоенным аудиторией. Связано это со многими причинами, и в том числе – со знаковой организацией текста.

Исследователь массовой коммуникации В. М. Березин, отмечая потери информации в медиатекстах, говорит о вольном обращении с социальной информацией, которое «расцвело в России последнего десятилетия особенно ярко. В коммуникации осуществляется не новость в со-бытии, а новость себя-в-событии, субъекта-в-событии. Отсюда происходит размывание информации, нередко – ее искажение и шумы, как это происходит в технических каналах коммуникации».Подобных примеров энтропийных явлений и информационных барьеров в ходе прохождения информации от коммуникатора к реципиенту можно привести много. Вот почему эти проблемы неизменно остаются актуальными для исследователей различных областей знаний, так или иначе связанных с процессами массовой коммуникации.

Степень научной разработанности проблемы характеризуется количеством и качеством работ, в которых рассматриваются отдельные вопросы, имеющие отношение к исследуемой проблеме.

Междисциплинарный характер настоящего диссертационного исследования потребовал обращения к работам в различных областях знания – теории информации, теории журналистики, теории коммуникации, лингвистики, в том числе теории текста.

Активный интерес к изучению информации и энтропии возник среди представителей различных областей знания в середине ХХ века после публикации ряда работ К. Шеннона, посвященных проблемам передачи информации по каналам связи.

Прежде всего научное осмысление этих проблем формировалось в трудах Н. Винера, У. Эшби, А. Моля, Л. Бриллюэна, А. Н. Колмогорова, А. М. и И. М. Ягломов и др. Позже внимание к феномену информации значительно усилилось, и явление стало изучаться как общенаучное и фундаментальное в работах философов. Одни из них рассматривают информацию как атрибут материи, свойство всех материальных объектов (Б. В. Ахлибининский, Л. Б. Баженов, Б. В. Бирюков, И. Б. Новик, А. Д. Урсул и др.), другие – как свойство только самоорганизующихся систем (В. Г. Афанасьев, Г. Г. Вдовиченко, Г. И. Царегородцев, Н. И. Жуков, А. М. Коршунов и др.). Представители теории динамических систем – синергетики (Г. Кастлер, Г. Хакен, Березин В. М. Массовая коммуникация: сущность, каналы, действия. – М.: РИП-холдинг, 2004. – С.61.

Д. С. Чернавский, В. И. Корогодин, И. В. Мелик-Гайказян) – также говорят об универсальности информационного подхода при исследовании практически всех процессов самоорганизации и считают возможным описать многогранный феномен информации с учетом всех сторон этого явления. Понимание в синергетике информации как запомненного выбора одного варианта из нескольких возможных и равноправных проявляет многовариантность этого явления и позволяет «построить мост между естественными науками и гуманитарными».Естественно, что основополагающим для средств массовой информации понятием занимались и теоретики журналистики – Е. П. Прохоров, Е. В. Ахмадулин, С. Г. Корконосенко, В. М. Березин, Т. М. Чевозерова и др.

Однако приблизить представление о журналистской информации к общенаучному до сих пор не получилось (при том, что и сейчас все еще нет такого общенаучного определения).

Представление об энтропии как величине, обратной информации и понимаемой как мера хаоса, неупорядоченности системы, из сферы термодинамики и – позже – кибернетики уже проникает и в сферу гуманитарных наук.

Об энтропии в этом плане говорят и филологи С. В. Гусаренко, Т. В. Цвигун, и исследователь журналистики В. М. Березин.

Исследователи в области теории коммуникации и психологии (В. З. Коган, О. В. Елчанинова, Ф. И. Шарков, И. А. Зимняя и др.) говорят о барьерах, препятствующих эффективной речевой коммуникации. При этом приходится признать, что собственно сущность энтропийных процессов, возникающих при знаковой организации текста, остается неопределенной. Конечно, существует достаточное количество статей, фиксирующих стилистические и другие языковые ошибки в текстах СМИ, однако само по себе описание этих ошибок никак по сути не связано с эффективностью восприятия информации, поставляемой журналистскими текстами.

Чернавский Д. С. Синергетика и информация. – М.: Наука, 2001. – С.10.

Таким образом, вопросы, связанные с потерей информации в тексте и ее причинами, до сих пор не нашли в науке системного осмысления.

Отдельное значение для целей настоящего диссертационного исследования имеют работы, определяющие характеристики журналистского текста, или медиатекста, – его коммуникативно-функциональные и лингвосемантические составляющие. Проблемами функционирования языка в сфере массовой коммуникации занимались такие ученые, как В. Г. Костомаров, Л. М. Майданова, Т. Г. Добросклонская, Ю. В. Рождественский, С. И. Сметанина, Н. И. Клушина, Л. Г. Кайда, И. П. Лысакова и др. Однако некоторые сущностные стороны данного объекта, на наш взгляд, до сих пор не получили должной разработки. В первую очередь это касается отсутствия общепринятого определения понятия «медиатекст».

Становление понятия «медиатекст» тесно связано с развитием ключевой для лингвистики теории текста. Важными источниками в этой области явились работы И. Р. Гальперина, З. Я. Тураевой,Т. М. Дридзе, А. А. Леонтьева, О. И. Москальской, В. П Белянина, И. В. Рогозиной, А. М. Шахнаровича, Л. Г. Бабенко и др. О понятии же медиатекста говорят как исследователи, занимающиеся языком СМИ (Г. Я. Солганик, С. И. Сметанина, Т.Г. Добросклонская), так и представители теории медиаобразования, трактующие это понятие более широко (А. В. Федоров, И. В. Челышева, Н. В. Чичерина, Т. Ф. Шак, В. А. Возчиков и др.). Вопросы, связанные с характеристиками журналистских текстов, освещены в работах Л. М. Майдановой, Е. В. Ахмадулина, В. В. Богуславской, О. Р. Самарцева, В. И. Чередниченко и И. В. Чередниченко.

Однако комплексного исследования процесса «информация – медиатекст – энтропия» в системе массовой коммуникации до настоящего момента не предпринималось.

Объектом настоящего исследования является информация в медийных текстах.

Предметом исследования – энтропийные процессы в медиатекстах, а конкретно – текстовые шумы, т.е. такие шумы, которые связаны непосредственно со знаковой организацией текста.

Интерес к процессам рассредоточения систем (в нашем случае – системы информирования с помощью СМИ) и необратимости этих процессов объясняется тем, что при изучении их мы получаем возможность продвинуться в исследовании механизмов формирования, функционирования и понимания журналистских текстов.

Этим и определена цель работы – описать энтропийные процессы, препятствующие восприятию информации в медиатекстах.

Поставленная цель обусловливает решение следующих конкретных задач:

1) определить, что собой представляет журналистская информация в системе информации в целом, каковы ее специфические особенности и виды;

2) уточнить сущность понятия медиатекста и определить его особенности как носителя журналистской информации;

3) дать определение энтропии применительно к информационным процессам в медиатекстах;

4) описать факторы, ведущие к возрастанию энтропии в текстах СМИ;

5) определить те участки коммуникативного акта, где энтропийные процессы наиболее вероятностны;

6) дать классификацию текстовых шумов, возникающих при знаковой организации сообщения.

Теоретико-методологическую базу диссертационной работы составили фундаментальные отечественные исследования в области теории коммуникации, теории текста, журналистики и медиатекста таких авторов, как А. И. Акопов, Е. В. Ахмадулин, В.М. Березин, И. Р. Гальперин, Т. М. Дридзе, В. З. Коган, С. Г. Корконосенко, Е. П. Прохоров, А. А. Тертычный, Ф. И. Шарков и др.

Решение задач и достижение цели оказались возможными в контексте комплексного подхода, предполагающего сочетание различных методов исследования, каждый из которых представляет дополнительные объяснительные ресурсы. Среди них классификация, типологизация, аналогия, сравнение, а также структурно-функциональный, жанровый и лингвистический анализ.

Системно-структурный подход использовался в целом при анализе текстов, а также с целью изучения структуры и закономерностей организации медиатекстов и их текстового пространства; метод формально-логического анализа позволил установить связи между репрезентациями суждений и определить качество формальных выразителей этих связей; с помощью метода сравнительно-сопоставительного анализа производилась экстраполяция возможных смыслов предлагаемого текстового континуума.





Эмпирическую базу диссертационной работы составили тексты, опубликованные в различных российских СМИ в 2000-е годы (картотека текстов составляет 500 единиц).

Научная новизна исследования состоит в том, что в нем впервые представлено комплексное исследование процесса «информация – медиатекст – энтропия» в рамках системы массовой коммуникации. В результате анализа этого процесса выделены следующие теоретические положения: понимание журналистской информации приближено к общенаучной трактовке;

систематизированы свойства журналистской информации; уточнено определение медиатекста как текста, свойства которого определяются характером информации и аудитории и целью информирования; впервые в научный оборот теории журналистики введено понятие энтропии как смысловой неопределенности; определены участки информационного процесса, на которых возможны искажения информации; обозначены средства снижения энтропии;

разграничены понятия шум – барьер – коммуникативная неудача; применительно к медиатекстам дано определение шума как элемента знаковой организации такого текста; классифицированы шумы, ведущие к энтропийным процессам в текстах СМИ; описаны текстовые шумы на уровнях макроструктуры и микроструктуры текста и определены те из них, которые ведут к наибольшей энтропии.

Положения, выносимые на защиту:

1. Понятие информация имеет общенаучное значение. Для системы СМИ актуальным представляется следующее понимание информации: это то новое, что может быть воспринято потребителем из сообщения в соответствии с целью, заложенной в это сообщение отправителем.

2. Особенности журналистской информации заключаются не в ней самой, а связаны исключительно с ее использованием, т.е. особенностями оформления в тексте, доставки потребителю и коммуникационной составляющей, заложенной в сообщении.

3. Носителем журналистской информации является медиатекст. Журналистский текст продолжает оставаться текстом с лингвистической точки зрения, но специфические его свойства определяются характером информации, аудиторной составляющей и целью информирования.

4. Величиной, обратной информации, является энтропия. Энтропийные явления приводят к искажению или невозможности получения информации.

5. К возникновению энтропии как смысловой неопределенности ведут шумы – элементы формальной организации текста, препятствующие восприятию информации – искажающие ее или делающие невозможной ее рецепцию.

6. Шумы делятся на технические и текстовые. Технические возникают на уровне канала передачи и получения сообщения и связаны с технологическими несовершенствами и техническими неполадками. Текстовые шумы возникают на уровне отправителя и / или получателя информации и связаны со знаковой организацией текста.

Текстовые шумы подразделяются на шумы, возникающие на уровнях микроструктуры и макроструктуры текста. На уровне микроструктуры текста выделяются паралингвистические и лингвистические шумы; на уровне макроструктуры – логические и конструктивные.

7. Негэнтропийными свойствами обладают такие явления, как избыточность и фасцинация.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что его основные положения и выводы относительно анализируемого комплекса «информация – медиатекст – энтропия» расширяют предметное поле журналистских и лингвистических исследований как непосредственно медиатекста, так и его коммуникационных составляющих. Разработанные методики определения участков информационного процесса, на которых возможны искажения информации, классификация шумов на уровнях макроструктуры и микроструктуры текста могут быть использованы в аналогичных исследованиях, посвященных эффективности медиатекстов.

Практическая значимость диссертационной работы определяется в первую очередь тем, что она пополняет представления о природе информации и ее разнообразии, вычленяет медиатекст в особый вид носителя социальной информации, задает практические ориентиры журналистам в преодолении барьеров, отделяющих коммуникатора от его аудитории, для снижения энтропийных явлений текста как носителя информации.

Материалы диссертационного исследования могут быть включены в учебные курсы по теории коммуникации, теории медиатекста, стилистики и литературного редактирования.

Апробация работы. Предлагаемая концепция прошла апробацию в процессе обсуждения докладов автора на следующих конференциях: «Журналистика и медиаобразование–2007» (Белгород, Белгородский государственный университет, 1–3 октября 2007 г.); «Юридическая риторика в современном информационном пространстве» (Ростов н/Д – Туапсе, РГЭУ (РИНХ), 10 – 14 октября 2007 г.); «Журналистика в 2007 г.: СМИ в условиях глобальной трансформации социальной среды» (Москва, МГУ, 4–6 февраля 2008 г.); «Язык средств массовой информации как объект междисциплинарного исследования» (Москва, МГУ, 14–16 февраля 2008 г.); «Инфоноосфера и массовые коммуникации» (Ростов-на-Дону, ЮФУ, 1–4 октября 2008 г.).

Основные положения и результаты исследования отражены в девяти научных публикациях автора (общий объем 3,14 п. л.), 3 из которых опубликованы в журналах из перечня ВАК РФ.

Основные идеи диссертационного исследования практически реализованы автором в содержании учебных курсов по дисциплине «Литературное редактирование» для студентов отделения журналистики и магистрантов направления «Прикладная коммуникативистика и документоведение» факультета филологии и журналистики ЮФУ, а также в цикле лекций и практических занятий по курсу «Саморедактирование» для студентов Независимого Российско-Германского института журналистики.

Структура работы определена предметом, целью и задачами исследования. Она состоит из введения, трех глав, заключения и приложения, в котором приведены тексты с энтропийной организацией.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении содержится обоснование актуальности темы, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, дается характеристика методологической базы исследования, раскрываются его научная новизна, теоретическая и практическая значимость, формулируются положения, выносимые на защиту.

Глава 1 «Специфика журналистской информации» посвящена выяснению вопросов о сути журналистской информации в системе информации в целом, о ее специфических особенностях и видах, а также рассмотрению понятия энтропии как величины, обратной информации.

В § 1 «Информация как общенаучное понятие» анализируются определения, данные представителями различных областей знания – теории информации, философии, синергетики, журналистики.

Было определено, что выявить сущность информации можно, только рассмотрев это явление в процессе, составляющими которого являются рецепция, отправление и получение информации.

В результате анализа были сформулированы определения понятий, часто пересекающихся в работах исследователей:

Информация – то новое, что может быть воспринято потребителем из сообщения в соответствии с целью, заложенной в это сообщение отправителем.

Сообщение – доставка информации потребителю каким-либо удобным для данных систем способом фиксации.

Знание – это результат восприятия информации, освоенная информация, информация, «положенная» в память.

Сведения – то, что содержит в себе явление/предмет, то, что может быть воспринято, что может стать информацией.

Информативность – способность сообщения доставить информацию.

Информирование – отражение происходящего в реальной (или творимой в соответствии с поставленными задачами) действительности с целью снятия неопределенности, т.е. обеспечения организованности / устойчивости системы.

В § 2 «Информация как понятие журналистики» приводятся различные классификации информации (на основании тех же источников, что и в первом параграфе), определяется место журналистской информации в структуре потока социальной, разграничиваются свойства журналистской информации и свойства текста, а также уточняется, что особенности журналистской информации заключаются не в ней самой, а связаны исключительно с ее использованием, т.е. с особенностями оформления в тексте, доставки потребителю и коммуникационной составляющей, заложенной в сообщении.

При этом подчеркивается, что журналистская информация – это в основном оперативная информация о новых событиях, отражающая преимущественно социально значимые для текущего момента явления и процессы.

§ 3 «Информация и энтропия» посвящен обсуждению понятия энтропии как явления, связанного с информацией. Этот термин термодинамики был использован К. Шенноном для обозначения меры хаоса (беспорядка) в противовес количеству информации как мере упорядоченности структур.

Сейчас понятие энтропии вышло за пределы термодинамики и теории информации и нашло применение и в других областях знания – естествознании, философии, семиотике.

Представления об энтропии в настоящее время сводятся к следующему:

1) энтропия – это процесс рассеивания энергии;

2) энтропия – это мера неопределенности/беспорядка ситуации с конечным числом исходов; мера внутренней неупорядоченности системы;

3) энтропия – это смысловая неопределенность;

4) энтропия – это кризисная ситуация в обществе, являющаяся следствием искажений при восприятии информации, возникающих при функционировании любой из систем общества.

В нашей работе будем понимать энтропию в третьем значении, имея в виду последствия такой неопределенности в масштабах общества.

К возникновению энтропии как смысловой неопределенности ведут шумы (в терминологии К. Шеннона), возникающие в процессе информационного взаимодействия.

Источники шума могут быть рассмотрены только в связи с общей моделью коммуникации, которая включает такие обязательные элементы, как отправитель, передатчик, канал, приемник, получатель. Помехи, таким образом, могут возникать:

– при рецепции информации (во всех случаях);

– при отправлении информации;

– во всех случаях кодирования и декодирования информации.

Качественные и количественные характеристики шумов при этом различаются.

Шумы могут быть связаны как с экстралингвистическими, так и с лингвистическими факторами.

Способами уменьшения энтропии на этапах получения и декодирования информации адресатом являются избыточность и фасцинация (элемент сообщения, присутствующий в нем одновременно с информацией, но являющийся, в отличие от информации, элементом формы). Если же сообщение искажено на этапе кодирования (отправитель не владеет нормами языка, не учтен тезаурус предполагаемой аудитории и т.п.), то снизить его энтропию с помощью этих способов невозможно.

Глава 2 «Медиатекст как носитель журналистской информации» посвящена рассмотрению вопросов, связанных со свойствами медиатекста как некоей «упаковки» для информации и, естественно, предполагает обсуждение самого термина медиатекст.

Именно об этом говорится в § 1 «Медиатекст и его отличие от других видов текста». О понятии медиатекста говорят как исследователи, занимающиеся языком, так и представители теории медиаобразования, трактующие это понятие более широко. Вопросы, связанные с характеристиками журналистских текстов, естественно, поднимаются и в работах исследователей журналистки. В параграфе проводится анализ этих представлений и доказывается, что ни форма существования текстов, ни их стилистические характеристики не могут послужить основанием к выделению медиатекста среди других видов текстов.

Кроме того, необходимо отграничивать тексты средств массовой информации от других видов текстов, передающихся с помощью современных средств коммуникации, т.к. задачи и функции у них очевидно различны, а следовательно, различаются и их свойства.

На наш взгляд (как и на взгляд теоретиков журналистики), отличительные характеристики текстов СМИ связаны прежде всего с внешними по отношению к этим текстам факторами, а не со стилистическими или определяющимися особенностью канала. И действительно, в зависимости от характера отражаемого объекта (саммит стран ЕС или конкурс Евровидения), от цели (хотя бы общей – сообщить или воздействовать, обозначить проблему), журналист выберет и жанр, и характер знакового оформления текста. И именно в связи с этим медиатекст многогранен и специфичен.

Специфике черт, выделяющих медиатекст среди других видов текста, посвящен § 2 «Медиатекст: облигаторные и факультативные признаки».

На наш взгляд, облигаторными признаками медиатекста необходимо признать характеристики, связанные с особенностями аудитории, информации и прагматической направленностью текста. Именно они обусловливают требования моносемантичности текста и чередования экспрессии и стандарта.

Факультативными признаками медиатекста являются признаки мультимедийности, гипертекстуальности, интерактивности, оперативности.

Можно предложить следующее определение медиатекста: это моносемантичный текст, рассчитанный на массовую рассредоточенную аудиторию, содержащий оперативную социально значимую неспециальную информацию, используемую в целях управления.

В главе 3 «Текстовые шумы и энтропийные процессы в пространстве медиатекста» рассматриваются факторы, ведущие к возрастанию энтропии в текстах массовой информации, и сами шумы, препятствующие эффективному восприятию информации.

В § 1 «Информационные барьеры и классификация шумов в медиатексте» говорится о различении терминов барьер – коммуникативная неудача – шум.

На наш взгляд, лексема барьер в соответствии с ее словарным значением обозначает нечто внешнее по отношению к сообщению, отдельное от сообщения. Именно такой преградой является, например, темпоральный барьер. Если автор не будет принимать во внимание существующие (или потенциально возможные) барьеры, то его текст может сопровождаться шумом.

Например, при игнорировании тезаурусного барьера возникает шум, связанный с тем, что автор, не учитывая особенности аудитории, использует слова, выражения или факты, не известные потребителю, вследствие чего и может наступить энтропийный эффект.

Что касается коммуникативной неудачи, то, на наш взгляд, такая неудача как раз возникает в результате шумов и представляет собой оценку ситуации речевого акта отправителем информации и/или ее получателем. Шумы могут являться одной из причин коммуникативной неудачи (в числе прочих причин могут быть названы, например, чуждая коммуникативная среда, отсутствие интереса к общению у одного из его участников и т. д.).

Мы понимаем под шумом элемент (элементы) формальной организации текста, препятствующий адекватному восприятию информации – искажающие ее или делающие невозможной ее рецепцию.

Не любая ошибка, встречающаяся в тексте, является шумом: язык обладает достаточным арсеналом языковых средств, чтобы противостоять практически любым помехам.

Меньше всего влияют на образование шумов грамматические ошибки, в отличие от, например, лексических, которые, создавая неверную соотнесенность с предметом речи, могут искажать сообщение, тем самым дезинформируя потребителя информации. Однако подобные ошибки не создают шума только в том случае, если единично встречаются в тексте, в остальном соответствующем законам языка и логики. Если же текст оказывается перенасыщенным такими ошибками, то он становится трудным для восприятия.

Самыми незащищенными, на наш взгляд, оказываются фрагменты текста, содержащие противоречия, т.к. последние не позволяют соотнести сказанное с затекстовой реальностью, в результате чего содержание сообщения оказывается абсолютно неясным, и тексты с большим количеством разноплановых шумов.

В работе представлена следующая классификация шумов.

Мы разделяем принятое К. Шенноном первичное деление шумов на связанные со способом доставки информации (технические) и связанные со знаковым ее оформлением. Последние были названы Шенноном семантическими шумами. На наш взгляд, более верно говорить о них как о текстовых, т. к. осмысление семантики сообщения может быть затруднено и из-за физических (технических) помех.

Текстовые шумы возникают на уровне отправитель / получатель информации и связаны со знаковой организацией текста.

Как правило, любой текст с точки зрения формы представляет собой некую последовательность предложений, которые объединяются в более крупные единицы. Эти единицы тоже определенным образом соотносятся между собой, образуя композиционное единство текста. Кроме того, в тексте присутствуют и обособленно стоящие элементы – как иконические (фотография, рисунок), так и вербальные (элементы заголовочного комплекса). В связи с этим будем различать шумы, связанные с микроструктурой текста (т.е. шумы, возникающие на уровне слова, словосочетания, предложения, абзаца и связанные с лингвистическим их оформлением) и его макроструктурой (тематико-композиционным оформлением текста).

В § 2 рассматриваются шумы на уровне микроструктуры текста. К ним целесообразно относить:

1) паралингвистические шумы, связанные со средствами, сопровождающими вербальную передачу информации. В аудиовизуальных СМИ такие шумы, как правило, связаны с высоким темпом речи и типами голоса и тембра;

2) лингвистические шумы, связанные с невозможностью или неумением правильно закодировать или декодировать сообщение с помощью адекватных вербальных средств. Лингвистические шумы делятся на лексические, грамматические и коммуникативные.

Лексические шумы Очевидно, что к шумам ведут не любые лексические ошибки, а только такие, которые связаны с невозможностью соотнести слово или словосочетание с объектом затекстовой действительности. Так, например, речевая избыточность не может создавать помех. Предложение «Это чуткий и отзывчивый человек, который безвозмездно оказывал бескорыстную помощь всем нуждающимся» абсолютно информативно, этому не препятствует содержащаяся в нем речевая избыточность (безвозмездно = бескорыстно).

Чаще всего к невозможности правильно декодировать текст приводят ошибки, связанные с употреблением слов вне учета их семантики: «Наездники знакомятся со своими оседланными коллегами»; «Малые реки донского региона разбухли от внешней воды».

Реже к лингвистическим шумам могут вести и нарушения лексической сочетаемости. Так, например, в заголовке «Символ времени района» создается шум за счет невозможности соотнести языковое высказывание с внеязыковой действительностью: абстрактное представление, выраженное в устойчивом словосочетании символ времени, не сочетается с конкретным понятием район.

Грамматические шумы Грамматические ошибки, на наш взгляд, в гораздо меньшей степени способствуют созданию энтропии в медиатексте, по сравнению, например, с лексическими ошибками. Так, например, очевидная ошибка в согласовании причастия в предложении «На творческом вечере в честь юбиляра, состоявшегося в Донской публичной библиотеке, побывала корреспондент "Молота"» не ведет к непониманию предложения благодаря внеязыковому опыту читателя: юбиляр не может состояться в библиотеке.

Кроме того, грамматические ошибки значительно менее частотны по своей встречаемости в текстах СМИ, чем лексические: грамматические нормы, в отличие от лексических, более устойчивы. Однако и такие шумы встречаются в тексте.

Наиболее распространенными являются шумы, связанные с нарушениием порядка слов. Так, из-за неверной позиции обстоятельства, которое может быть отнесено одновременно к двум разным членам предложения (установить и выступило), возникает очевидная неясность – что происходило или будет происходить в начале года: «С предложением установить скульптурную композицию в начале этого года выступило Министерство образования Ростовской области». Конечно, такой шум может сниматься при обращении к выходным данным издания, однако это требует каких-то дополнительных усилий, что, в общем, не должно входить в задачи потребителя медиатекста.

Другие шумы – это шумы, связанные с ошибками в употреблении местоимений. Приведем примеры.

«Возможно, он (проект – А.К.) будет представлен на конкурс, как состоялось представление проекта водоснабжения и водоотведения по Ростову и ближайшим его территориям, который этот конкурс на софинансирование из Инвестиционного фонда РФ выиграл» (Приложение, текст № 5). В этом случае неясность возникает из-за неверного соотнесения местоимения который с существительным, которое оно замещает: проект или Ростов выиграли конкурс? Еще один тип шума связан с синтаксической недостаточностью предложения (т.е. отсутствием в нем необходимых синтаксических позиций). Так, например, очевидная смысловая недостаточность возникает в следующих примерах из-за отсутствия грамматического объекта или атрибута:

«Теперь участнику ВЭД нет необходимости закупать дорогостоящее оборудование, а также согласовывать схему подключения (чего? – А. К.) с таможенными органами и проходить процесс сертификации».

Коммуникативные шумы Под такими шумами в диссертации пониается неверное использование элементов каких-либо уровней языковой системы – т.е. использование их не в соответствии с коммуникативной установкой. Так, сами по себе слова окрашенные или стилистически маркированные не могут быть оценены как плохие или хорошие – все дело в том, как они употреблены в конкретном коммуникативном акте. Понятно, что связано это не с незнанием грамматических или лексических норм языка, а с неверной оценкой коммуникативной ситуации: автор в этом случае не знает особенностей медиатекста и, конечно, особенностей аудитории.

Один из характерных примеров таких шумов – неоправданное использование неизвестных адресату слов (терминов, профессионализмов, не полностью освоенных языком заимствований и т.п.), например: «Все хотят своего, ссылаясь на кризис: потребители – низких цен, производители – преференций, рынки – уменьшения налогов, ритейлеры – сохранения потенциала для роста. <…> Как показывают многочисленные исследования (в том числе Комкон), две трети россиян в связи с экономическими трудностями стали больше экономить на еде. <…> Со своей стороны, начальник управления по закупкам Южного филиала компании Х5 Retail Group N.V. Андрей Кудряшов отметил, что активного развития ритейла – в отличие от ряда последних лет – не предвидится. Усиливается тенденция к дискаунтерам».

Другой тип коммуникативного шума – избыточное использование экспрессивных средств языка. Особенно это касается метафор и сравнений как приемов, основанных на установлении сходства между явлениями: «Как шаман в ворожбе, он руководил накатами волн и шумом ветра на берегу моря... пардон, в зале филармонии. На Малере измученные философией жизненного конца и многочисленными подтекстами интонаций музыки, после затихания оркестра слушатели застыли в глубокой паузе».

Еще один тип коммуникативного шума – неверное употребление оценочных слов и выражений, что ведет к искажению восприятия образа события или героя. Так, например, выглядят победители афинской Олимпиады в репортаже «Олимпийцы на балу ели и скучали»: во время чествования они жадно набрасывались друг на друга, выпытывая последние новости; при объявлении имени губернатора области они повскакивали с мест и зашлись в овациях. Им быстро наскучил бал: ватерполистки одиноко сидели за столиком, гимнасты смотрели в пустоту. Завершается материал следующим образом: «Олимпийцы медленно брели к выходу. Лишь раз в четыре года они могут, наконец, сбросить спортивные костюмы и пожить “нормальной” жизнью». Словосочетание «герои Афин», употребленное и в подзаголовке, и в тексте, таким образом, входит в противоречие с тем, каким образом они представлены.

В § 3 «Разновидности шумов на уровне макроструктуры текста» говорится о том, что любой текст складывается не только из слов и предложений, но и из других, более крупных единиц, которые обычно называют сверхфразовыми единствами (СФЕ) и которые, в свою очередь, образуют определенное композиционное единство, обусловленное темой и задачами текста. Кроме того, текст включает в себя и другие элементы – например, заголовочные и иконические. Медиатекст еще и находится в соотношении с другими медиатекстами, и это верно не только для печатных СМИ, но и для аудиовизуальных (выпуск новостей, в т.ч. на разных каналах), и для ИнтернетСМИ (где добавляется еще и гипертекст со всеми его свойствами). Добавим к этому, что все элементы текста должны быть организованы логически, – то есть быть последовательными, обоснованными и непротиворечивыми.

Под шумами, возникающими на макроструктурном уровне, понимаются шумы, связанные в целом с организацией текста – композиционной, логической и тематической, – с соотношением внутритекстовых элементов (прецедентных текстов, частей заголовочного комплекса, иконических компонентов и т.п.), а также материалов в пределах полосы, номера, выпуска новостей, текстов различных СМИ на одну тему. Эти шумы делятся на логические и конструктивные.

1. Логические шумы Как и в случае с лингвистическими ошибками, не любая логическая погрешность ведет к шуму. Но опасность логических ошибок состоит не только в том, что они дезинформируют адресата, но и в том, что они вызывают представление об алогичной связи между явлениями объективной действительности.

Особую опасность, на наш взгляд, представляют логические шумы, связанные с ошибкой противоречия, так как текст с такой ошибкой вообще никак не может быть соотнесен с затекстовой реальностью и содержание события оказывается абсолютно неясным: «Дума утвердила генплан Ростова, рассчитанный до 2025 года. И сейчас уже очевидно, что за этот период ростовский аэропорт не сменит свое месторасположение.

В окончательном, утвержденном городской Думой варианте генплана ясности в отношении судьбы ростовского аэропорта нет. Но, как пояснили «Нашему району» в пресс-службе городской Думы, вероятнее всего аэропорт останется на своем прежнем месте».

К возникновению шума ведут и ошибки, связанные с нарушением логического закона достаточного основания. Такой шум влияет на понимание не всего текста, а только его части. В следующем фрагменте из репортажа «Дон-ТР» о концерте, посвященном борьбе с наркотиками, очевидно нарушение причинно-следственных отношений: «На сцене – почти ровесники тех, кто сидит в зале. Оттого концерт называют шоу, а сами предстают в костюмах шприцев и таблеток».

2. Конструктивные шумы Конструктивные шумы возникают, как уже было сказано, при неверном соотношении различных элементов текста, а также при соотношении различных текстов.

Наиболее распространенными, на наш взгляд, являются помехи, возникающие на уровне «заголовок – текст». Очень часто в Интернете можно встретить заголовки новостей, которые, конечно, привлекают внимание пользователей, однако переход по ссылке открывает текст, совершенно не соответствующий заголовку. Приведем два почти одинаковых примера. В одной из заметок под заголовком «Мир потерял одного из лучших актеров» речь идет о том, что Леонардо Ди Каприо в ближайший год не будет принимать предложения о съемках; в другой (заголовок «Россия потеряла одну из лучших телеведущих») – о том, что Мария Ситтель покидает эфир телеканала «Россия 1» по причине беременности Следующий тип конструктивного шума связан с несоответствием иконических и вербальных компонентов текста.

Так, например, полоса под рубрикой «Ноу-хау» и заголовком «Ростовских таксистов оденут в униформу» содержит очень много элементов, соответствующих заголовку, – это и картинка с таксистом в форме, какой ее видят журналисты «Комсомолки», и врезки «Мнение таксистов», «А как у них?». В текстовой же информации о совещании Минавтодора говорится лишь о появившейся в кулуарах мысли об униформе для таксистов.

Не менее часто встречается шум, возникающий при нарушениях вопросно-ответного единства. В одной из публикаций под рубрикой «Связь с читателем» в «Комсомольской правде-на-Дону» на вопрос: «На ул. 1-й Баррикадной, в доме № 3, в последнем подъезде паутина висит до самой головы сплошной пеленой, весь подъезд настолько обшарпан, что стыдно гостей пригласить. За что мы платим огромные деньги? Ни ремонта, ни содержания никакого» – был дан следующий ответ: «Как рассказали «КП» в городском департаменте жилищно-коммунального хозяйства и энергетики, подъезды в доме № 3 убирают сотрудники управляющей компании «Железнодорожник-1». Надо думать, жильцы дома и сами знают, что уборка у них производится сотрудниками УК «Железнодорожник-1», однако вопрос состоял в другом – почему эти сотрудники плохо убирают и почему не производится ремонт.

К энтропии ведут и шумы, возникающие при некорректном использовании прецедентных текстов. Прецедентные тексты вообще изначально «шумоопасны», потому что их использование предполагает, во-первых, наличие у реципиента определенных фоновых знаний, которые должны ему позволить извлечь информацию; во-вторых, способность автора ориентироваться на аудиторию, учитывать ее тезаурус и, конечно, самому владеть адекватной пресуппозиционной информацией. Несовпадение же тезаурусов приводит к невозможности получить информацию, т.е. к энтропии.

К энтропии всего текста ведут не только макроструктурные, но и микроструктурные шумы, т.к. невозможность соотнести, например, слово с его означаемым не дает возможности понять весь текст.

В Заключении подводятся итоги проведенного исследования, обобщаются его результаты, даются рекомендации, намечаются перспективы дальнейших исследований.

В работе отмечается, что в медиатекстах, как и в любой информационной системе, возникают энтропийные процессы, которые ведут к искажению или невозможности получения информации. Энтропийными факторами являются шумы – элементы формальной организации текста. С точки зрения характеристик информации, шум – это то, что препятствует реализации такого ее свойства, как ценность – способность обеспечивать достижение цели.

Текстовые шумы могут возникать как на уровне микроструктуры текста, так и на уровне его макроструктуры и связаны с характеристиками отправителя и / или получателя текста (уровнем речевой культуры, индивидуальным тезаурусом и т.п.).

Масштаб энтропии зависит от вида шума и от того, какую роль играет фрагмент с шумами по отношению ко всему тексту. Самыми незащищенными оказываются фрагменты текста, содержащие противоречия, которые не позволяют соотнести сказанное с затекстовой реальностью, в результате чего содержание сообщения оказывается абсолютно неясным, и тексты с большим количеством разноплановых шумов.

Перспективу исследования составляет изучение энтропийной организации текстов с максимальной избыточностью, которые не могут доставить никакой информации в силу ее известности потребителю. Это потребует отдельных социологических исследований – в зависимости от групп реципиентов и их особенностей.

Основные положения и результаты диссертационного исследования отражены в следующих публикациях:

1) Информация и энтропия в СМИ // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. Специальный выпуск «Филология и журналистика». – 2007. – С.119–121 (перечень ВАК РФ);

2) К определению понятия медиатекста // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. – № 5 – 2010. – С. 141–145 (перечень ВАК РФ);

3) Энтропия в СМИ и способы ее уменьшения // Известия Южного федерального университета. Филологические науки. – 2011. – №2. – С. 191– 195 (перечень ВАК РФ);

4) Семантические шумы при восприятии текстов СМИ // Журналистика и медиаобразование – 2007: сб. трудов 2-й Международной научнопрактической конференции (Белгород, 1–3 октября 2007 г.): в 2-х тт. Т.2 – Белгород, 2007 – С.97–101;

5) Конструктивно-логические шумы при восприятии информации // Юридическая риторика в современном информационном пространстве:

сборник трудов Международной научно-практической конференции (Ростов н/Д – Туапсе, 10 – 14 октября 2007 г.). Ростов н/Д.: РГЭУ (РИНХ), 2007. – С.

64–66;

6) О семантических шумах при восприятии информации // Журналистика в 2007 г.: СМИ в условиях глобальной трансформации социальной среды. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – М.:

ф-т журналистики МГУ им. Ломоносова, 2008. – С. 378–379;

7) Информация в СМИ и энтропия: лингвистический аспект // Известия Южного федерального университета. Филологические науки. – 2008.

– №2. – С. 104–113;

8) Проблемы информационной энтропии в СМИ // Инфоноосфера и массовые коммуникации: материалы Международной научно-практической конференции. – Ростов н/Д., 2008. – С.130–133;

9) Информация и сообщение в медиатексте // Альманах «Акценты:

новое в массовой коммуникации». – 2010. – Вып. 7–8. – С. 32–37.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.