WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ИВАНОВА АЛЛА ИГОРЕВНА

Проблема передачи индивидуального стиля в художественном переводе (на материале русских переводов поэзии Джона Китса)

  Специальность 10.02.20 сравнительно-историческое,

  типологическое, сопоставительное языкознание

 

АВТОРЕФЕРАТ

  диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва – 2012

Работа выполнена на кафедре теории преподавания иностранных языков факультета иностранных языков и регионоведения Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Научный руководитель:  кандидат филологических наук, доцент 

Кукурян Ирина Львовна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, доцент

Анисимова Александра Григорьевна

(доцент филологического факультета

  МГУ имени М.В. Ломоносова)

 

  кандидат филологических наук

  Гусева Анна Александровна

  (лингвист отдела прикладной лингвистики

  ООО «Аби ИнфоПоиск»)

 

Ведущая организация: ГОУ ВПО Литературный институт имени А.М. Горького

Защита  диссертации  состоится «____» мая 2012 г. в _____ часов на заседании диссертационного совета № 501.001.04 при Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова.

Адрес: 119192 г. Москва, Ломоносовский проспект, д. 31, корпус 1, факультет иностранных языков и регионоведения, ауд. 107-108.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке МГУ.

Автореферат разослан «_____»  апреля 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета  Маринина Е.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Настоящее диссертационное исследование посвящено проблеме передачи индивидуального авторского стиля в художественном переводе.

В условиях трехсубъектной коммуникации, когда между автором и читателем возникает промежуточное звено – переводчик – последний берет на себя ответственность ввести произведение в литературу иноязычного народа, представить иностранного автора соотечественникам. Стратегически он может встать на позицию переводчика-соавтора, открыто проявлять в переводе элементы своей культуры, личности, индивидуальной философии и создавать пересказ, переложение оригинала. Он может также представлять материал как переводчик-медиатор, стремясь на максимально возможном уровне воплотить в переводе культуру, личность, индивидуальное мышление и стиль оригинального автора. Вне стратегической установки в перевод могут неосознанно вноситься авторские «знаки» стиля.

Перед переводчиком стоят задачи по возможности объективно разделить долю репродукции и долю интерпретации в переводном художественном произведении при анализе, выделить и передать конкретные «знаки» индивидуального стиля оригинального автора, не нарушая системы художественного единства. Это можно сделать, обратившись к корпусу текстов того же автора, к дополнительным источникам, дающим представление о его индивидуальном стиле. Переводчику необходимы конкретные алгоритмы, позволяющие правильно выделять в оригинале и передавать при переводе индивидуальный стиль автора.

Объектом исследования является индивидуальный стиль поэта как системное явление и его структурные элементы.

Предмет данного исследования составляют проблемы передачи индивидуального стиля в поэтическом переводе.

Цель исследования состоит в том, чтобы на основе анализа теоретических работ по проблеме индивидуального стиля и поэтического перевода, анализа поэтических произведений Джона Китса и их переводов на русский язык представить филологическое системно-структурное толкование индивидуального стиля, применимое в теории и практике художественного перевода.

Данная цель определяет постановку следующих исследовательских задач:

  1. проанализировать различные подходы к описанию и передаче в переводе индивидуального стиля, развить идеи общефилологического подхода; дать системно-структурное описание индивидуального стиля, предполагающее выделение его знаков;
  2. проанализировать корпус произведений Джона Китса и выделить знаки его индивидуального стиля;
  3. проанализировать передачу знаков оригинального индивидуального стиля Джона Китса в переводах Б. Пастернака и С. Маршака;
  4. на основе сплошного лингвопоэтического анализа наследия Китса и русских переводов его поэзии и рассмотреть взаимодействие индивидуальных стилей автора и переводчика;
  5. разработать алгоритм действий переводчика или литературного редактора поэтических переводов.

Материалом исследования являются оригинальные произведения Джона Китса (John Keats) общим объемом 10288 строк поэтического текста1

, а также переводы его произведений на русский язык.

В качестве основных методов исследования выступают: метод сплошного лингвопоэтического анализа и метод сопоставительного анализа, статистический метод. Также применяются методы сравнения, обобщения, классификации.

Информационной базой исследования служат материалы научных трудов, статей, монографий, справочных изданий, словарей, учебных пособий, художественные тексты на английском и русском языках.



Актуальность исследования обусловлена необходимостью уточнения понятия «индивидуальный стиль автора» в применении к переводному поэтическому произведению и повышения качества поэтических переводов.

Новизна исследования заключается в разработке особого теоретического и практического подхода к исследованию индивидуального стиля в рамках художественного перевода. Филологический анализ объединяет литературоведческий и лингвистический подходы, позволяя учитывать как исторический, литературный фон, условия создания произведения, так и своеобразие индивидуального стиля автора, отраженное непосредственно в текстах произведений. В работе представлено описание индивидуального стиля Джона Китса, основанное на подобном анализе.

Теоретическая значимость заключается в том, что в настоящем исследовании:

  1. уточнено понятие индивидуального стиля, представлено системно-структурное описание индивидуального стиля, имеющее особое значение для поэтического перевода;
  2. выявлена специфика взаимодействия индивидуального стиля автора оригинального произведения и автора перевода;
  3. сформулирован и обоснован системно-структурный подход к репрезентативной передаче индивидуального стиля поэта в переводах на другие языки.

Практическая ценность исследования заключается в том, что предложенный алгоритм передачи индивидуального стиля в поэтическом переводе может быть применен к переводу произведений других авторов на русский язык. Полученные в ходе практического анализа данные и методы их получения могут быть использованы при составлении словаря поэтического языка Джона Китса. Материалы настоящего исследования могут быть использованы на практических занятиях по переводу. Данные проведенного исследования помогают повысить качество поэтического перевода и оптимизировать работу с индивидуальными стилями оригинальных и переводных произведений.

Гипотеза исследования состоит в том, что для репрезентативной2 передачи индивидуального стиля автора в поэтическом переводе необходимо выделить знаки индивидуального стиля автора оригинала и найти им системно-структурные соответствия в принимающем языке и культуре. При этом индивидуальный стиль переводчика-поэта оказывает воздействие на перевод и может вносить чужеродные знаки в произведение.

На защиту выносятся следующие положения диссертации:

  1. Индивидуальный стиль писателя следует рассматривать как филологический системно-структурный объект во взаимосвязи составляющих его разноуровневых элементов: от системы образов до мельчайших языковых единиц.
  2. Индивидуальный стиль Джона Китса как системно-структурное единство характеризуется:

а) такими излюбленными лейтмотивами, образами, идеями, как:

  • чувства и состояния души, причем в основном вызванные созерцанием окружающего мира, особенно природы;
  • мотив начала, юности, зелени;
  • мифологические мотивы и образы (особенно частотным и знаковым является образ Аполлона);
  • передача цвета, оттенков, тени и света, причем среди цветов преобладают светлые, среди тонов – мягкие, отдельное внимание уделеяется передаче прозрачности как характеристике пространства;
  • образы природы, причем представленные в конкретном временном периоде (обязательно указывается или подробно описывается время года и /или время суток);
  • окружающие звуки, в частности - относящиеся к восприятию речи, и противопоставление их тишине;

б) противопоставлением в образной системе, особенно: верх – низ, небесное – земное, божественное – мирское (земное), звук – тишина, образные противопоставления цветов, света и тени.

в) персонификацией, олицетворением, причем чаще всего человеческих чувств или состояний и объектов, явлений природы; одушевленность выражается местоимениями, соотнесенностью с глаголами, выражающими действия и состояния живых существ, графически – заглавными буквами.

г) сложным синтаксисом, особенно большой длиной предложений, пунктуационным и интонационным разнообразием, вносимым синтаксическими средствами.

д) особой ритмикой, в которой особую роль играют перечисления, параллельные конструкции, синтаксический строй произведений.

  1. Для обеспечения репрезентативности и оптимизации качества поэтического перевода необходимо передавать знаки индивидуального стиля оригинального автора в их системно-структурном единстве.
  2. Индивидуальный стиль переводчика-поэта может оказывать влияние на систему образов и художественное своеобразие переводимого произведения, внося новые элементы; необходимо стремиться к воссозданию оригинального индивидуального стиля, минимизируя случаи непередачи его знаков или замещения их знаками индивидуального стиля переводчика.
  3. Филологический системный подход к передаче индивидуального стиля поэта при переводе дает более четкое представление о знаках индивидуального стиля, позволяет оптимизировать передачу индивидуального стиля автора оригинала за счет идентификации знаков его стиля и поиска системно-структурных соответствий, не нарушая при этом художественного целого, и позволяет выявить влияние индивидуального стиля переводчика на конечный продукт перевода.

Апробация работы. Основные положения исследования и результаты практического анализа представлялись на 10 международных научных конференциях. По итогам доклада на одной из них3 статья «Индивидуальный стиль как семиотическая система», отражающая подход, рассматриваемый в настоящем исследовании, была представлена РУДН на Грант Российского гуманитарного научного фонда, и на конкурсной основе получила право на публикацию в сборнике при поддержке фонда.





По теме диссертации опубликовано 8 работ в научных сборниках, в том числе одна – в издании, рекомендованном экспертным советом ВАК.

Структура работы. Диссертация состоит из Введения, трех Глав, Заключения, Библиографии и Приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении раскрывается актуальность и новизна исследуемой темы, обозначаются объект, предмет, цель и задачи исследования, определяются источники материала и методы его анализа, даётся представление о структуре и содержании работы, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

Глава I «Понятие индивидуального стиля. Теоретические основы изучения индивидуального стиля писателя» содержит обзор литературы по теме исследования.

В.А. Виноградов отмечает, что «специфические речевые особенности данного носителя языка»4 играют особую роль в поэтике, где принципиально соотношение общих и индивидуальных стилевых характеристик. В.С. Модестов говорит об «авторской манере» и об «индивидуальном почерке писателя»5, однако акцентирует внимание на «формах речи» как проявлении авторской манеры. А.И. Ефимов, призывая исследовать элементы того «нового, индивидуально-авторского», что «вносит писатель в систему средств литературного выражения»6, употребляет для описания этих средств словосочетание «слог писателя», который понимает как «индивидуальную систему построения речевых средств, которая вырабатывается и применяется писателем при создании художественных произведений»7.

В целом читатель поэтического произведения интуитивно представляет себе индивидуальный стиль автора и способен отличать его от индивидуального стиля другого автора. Иными словами, в произведении различимы речевые, творческие, художественные проявления автора; эти взаимосвязанные элементы дают представление об индивидуальных стилях оригинальных авторов и поэтов-переводчиков. Однако обозначение конкретного объекта, отражающего «индивидуально-авторское» и «индивидуально-переводческое», представляет значительную смысловую и терминологическую трудность.

Анализ научных работ по теме показывает, что в большинстве случаев исследователи, в том числе филологи и лингвисты, приводят описание идиостилей авторов через представление общей оценки типа «документальность, ораторство, монументальность», либо через перечисление нескольких общих особенностей творчества (например, лейтмотивы автора), в лучшем случае – через описание нескольких излюбленных и рассматриваемых отдельно образно-экспрессивных форм, художественных приемов (например, особенности метафор автора или использование им аллюзий).

Так, например, в книге Н.П. Пинежаниновой8, в работах О.Г. Ревзиной9 рассмотрена звуковая организация как компонент индивидуального стиля, проведена связь звука со смыслом. Несмотря на узкий аспект – рассмотрение только звуковой стороны индивидуального стиля, данная работа вносит значительный вклад в расширение понятия «индивидуальный стиль», поскольку выводит индивидуальный стиль за рамки совокупности сугубо лексических компонентов, представляет фонетический уровень языка как уровень составляющих индивидуального стиля. В.П. Григорьев пишет о грамматике индивидуального стиля В. Хлебникова10. Своей работой автор постулирует необходимость установки на системное описание данного индивидуального стиля. Среди современных исследований встречаются и такие, которые рассматривают другие аспекты идиостиля11. Однако в проанализированной литературе не содержится попыток объединить эти аспекты с целью научного анализа индивидуального стиля как сложного филологического объекта, который должен целостно описываться на разных уровнях языка.

В этом отношении заслуживает внимания работа Т.В. Сургановой, в которой на основе метода филологической топологии12 выявлены устойчивые лингвостилистические характеристики, конституирующие топологический инвариант текстов Р. Киплинга13. Автор развивает метод топологической стратификации для выявления сквозных констант идиостиля.

Во второй части Главы I анализируются работы, посвященные индивидуальному стилю Джона Китса, и работы, связанные с переводом произведений Китса на русский язык. За недолгую жизнь Китса (1795-1821) были выпущены три книги его произведений. Россия дореволюционного периода практически не была знакома с ними, но в 40-х гг. XX века творчество Китса стало здесь предметом активных исследований и переводов. Вышли из печати переводы Б. Пастернака (в 1938 г.) и С. Маршака (в 1941 г.), а еще два десятилетия спустя, в 60-70-х гг., с опозданием на полтора столетия, Китс стал известен советским читателям благодаря трудам переводчиков: Е.  Витковского,  Г.  Гампера,  Т.  Гнедича,  И.  Лихачева,  В. Левика, М. Новиковой, И. Дьяконова, О. Чухонцева, А. Жовтиса, Игн. Ивановского, Г. Кружкова, А. Парина, В.  Рогова,  А. Покидова,  Арк. Штейнберга, В.  Потаповой,  С.  Сухарева и других.

«Одной из главных причин была сложность, косвенность его реакции на центральные общественные проблемы века и вместе с тем необычайная образная насыщенность его стиха, дерзость его словесных находок. Воспроизвести их средствами другого языка можно только ценой усилий по меньшей мере героических и только при таком высоком общем уровне переводческой культуры, какого не было и не могло быть в те годы.» – Утверждает Н.Я. Дьяконова14, автор ряда работ о творчестве Китса и переводах его произведений на русский язык15 и специалист по английской романтической литературе. Это наблюдение, подкрепленное историческими сведениями, подчеркивает актуальность и значимость изучения наследия Китса с целью лучшего понимания его идиостиля и создания качественных переводов. Наследие и переводы Джона Китса представляют интерес для исследователей XX-XXI вв16.

Единица любого языкового уровня может выступать в роли знака индивидуального стиля, однако только их определенное сочетание и принципы построения их системы в комплексе составляют индивидуальный стиль того или иного автора. Целесообразно рассматривать особенности индивидуального стиля на разных уровнях языка, показывая их взаимосвязь и взаимообусловленность, а также учитывать лингвопоэтические особенности произведений. Таким образом, в данном исследовании не просто проводится анализ индивидуального стиля Китса, а выделяются единые принципы, осуществляющие взаимосвязь и системность его структурных элементов.

Глава II «Индивидуальный стиль Джона Китса как системно-структурное единство» представляет собой сплошной лингвопоэтический анализ оригинальных поэтических произведений Джона Китса с целью системно описать индивидуальный стиль поэта.

Литературоведческое описание элементов индивидуального стиля Джона Китса17 формирует целостное восприятие авторской манеры поэта, дополняя и расширяя читательские интуитивные ощущения. Лингвистическое описание конкретизирует и обосновывает выводы, опираясь на языковой материал. Филологический подход совмещает литературоведческое и лингвистическое описания, оптимизируя целостность и объективность восприятия, представляя его результат через взаимодействие уровней, на которых проявляется индивидуальный стиль оригинального автора.

Поуровневое описание особенностей индивидуального стиля Джона Китса может быть представлено следующим образом.

На фонетическом уровне идиостиль Китса характеризуют:

-  использование фонетических средств (прежде всего, аллитерации и ассонанса) для создания звукового колорита, в совокупности с лексическими средствами обеспечивающее представление образов и согласующееся с характером этих образов.

На уровне словообразовательных моделей выделены следующие особенности:

- значительная частота употребления суффиксов, обозначающих превосходную степень прилагательных. В большом числе случаев это прилагательные, описывающие объекты и явления природы: softest rustle (through the trees), whitest Cassia, fairest lake, whitest clouds, freshest breeze, rarest flowers, sweetest flower, greenest woods, deepest grass, fancifullest shells, downiest clouds, balmiest leaves, pearliest dew и т.п., причем множество таких прилагательных описывают водные объекты. Таким образом, морфологическими средствами качества этих объектов гиперболизируются;

- значительная частота употребления суффиксов, образующих значение уменьшительности в существительных (литота): streamlet, cloudlet, circlet, ringlet, brooklet, rivulet, streamlet, owlet, rillet, floweret, большинство таких существительных у Китса – это существительные, описывающие водные объекты. В ряде случаев морфологические средства дополняются лексико-семантическими. Так, например, слово rill обозначает ручей небольшого размера, на что указывает его объективное языковое (словарное) значение; однако Китс дополнительно усиливает значение (сему) «небольшого размера» морфологическим средством – суффиксом -let (-ret). И наоборот, выраженное морфологическим средством значение преуменьшения (например, “streamlet”) дополняется лексическим: “little streamlet”;

- индивидуальное авторское словообразование (“one-thoughted, never-wandering, guileless love”, “ship-mast forests”, “quick cat’s paws on the generous stray-away”).

На лексико-семантическом уровне в идиостиле Китса присутствуют:

- изобилие имен собственных – персонажей из римской и греческой мифологии и античной литературы, излюбленным образом является образ Аполлона (Apollo);

- наиболее частотные мотивы, образы, формирующие целые образно-смысловые группы:

    • описание окружающих звуков (voice, sound, music, silent, silence), в том числе относящихся к и восприятию речи (hear, speak, tongue, listen, spake),
    • описание человеческих чувств и состояний души (happy, alone, sorrow, grief, pleasure, delight, passion, bliss),
    • природа (flower, cloud, leaves, world, forest, stream, trees, Saturn, grass, space, river, mountain), времена года (summer, spring), времена суток (night, morning),
    • цвета, оттенки, тень и свет, среди которых почти все – светлые и неяркие (light, bright, green, golden, white, silver, clear, shade, shadow, faint, gloom, crystal),
    • мотив начала, юности, зелени (green, young, first, youth, morning, spring, child);

– характерные для образной системы автора противопоставления, такие как:

  • «верх» - «низ»: “beneath” – “above”, “sky/heaven(s)/space” – “earth” и др.;
  • другие противопоставления образов, например: “golden” – “silver”, “voice/sound/music” – “silent/silence”, “light” – “shade.

На грамматическом уровне для идиостиля Китса характерны:

    • обращения, построенные на “of-phrase” (“son of the old moon-mountains African!”, “Chief of the Pyramid and Crocodile!”, “Queen of the wide air; thou most lovely queen”, “O Maker of sweet poets, dear delight
      Of this fair world”, “Spangler of clouds, halo of crystal rivers”, “Nymph of the downward smile”)

Идиостиль Китса на синтаксическом уровне отличают:

- Сложные синтаксические конструкции и значительная длина предложений. Так, например, стихотворение “Happy is England! I could be content…” объемом 14 стихотворных строк и отрывок из “Endymion” (“And, truly, I would rather be struck dumb…”) объемом 19 строк состоят всего из двух предложений, стихотворение “This Living Hand” (“This living hand, now warm and capable…”) 8 строк – из одного; таким образом, максимальная длина одного предложения у Китса может составлять 8-11 строк и более.

- Выделение отдельных слов или частей предложения для создания смысловой, логической и интонационной организации строк, например: “I cry your mercy—pity—love!—ay, love!”, “O! let me have thee whole,—all—all—be mine!” (“To Fanny”), “…Cast wan upon it! Burns! With honour due” (“On Visiting the Tomb of Burns”).

На ритмическом уровне для идиостиля Китса характерно:

- обеспечение ритмической организации средствами разных языковых уровней (аллитерацией и ассонансом, параллельными конструкциями, синтаксической организацией);

- в области строфики характерно следование канонам классического стихосложения (размеров, строфики), например, модели Петрарки -  2 четверостишия и 2 трехстишия (например, из 66 сонетов Китса на нее приходится большинство - 45), Шекспира - 3 четверостишия и 1 двустишие (15 из 66), а также авторские вариации (в 6 из 66 сонетов - в четверостишиях использована перекрестная рифмовка или авторские сочетания – различная в первом и втором четверостишии).

С целью более системного описания индивидуального стиля Джона Китса был проведен анализ употребления наиболее частотных лексем в поэзии Китса и на его основании описана характерная для индивидуального стиля данного автора сочетаемость этих лексем с другими лексемами. Учитывались также грамматические характеристики и производные слова, представляющие собой разные части речи.

Так, например, для слова “sweet” (одного из самых частотных у Китса и являющегося знаком его стиля) и его производных были найдены следующие примеры употребления.

SWEET (adj.) ~buds, ~peas, ~delight, ~poets, ~briar, ~flower (flowers), ~desolation, ~spot, ~song (~song of love), ~faintness, ~tale, ~surprise, ~lady (~-lipped ladies), ~spot of earth, ~trance, ~incline, ~thrall, ~heavens, ~converse, ~sleep, ~pleasure, ~Hope, ~comfort, ~brotherhood, ~nun, ~rest, ~forest walks, ~maiden, ~utterance, ~converse, it’s ~ to look into the fair…, ~daughters of England, ~nymph, ~body, bitter-~ (of serpent), ~flower, ~dew (~ with the dews), ~days, ~greeting, ~lays, ~sin, ~kiss, ~name, ~milk, ~wine, ~pride, ~bride, ~cheek (Isabella’s), ~prose, ~spirit, ~Basil, ~Spirits, ~Isabel, the ~Virgin’s picture, ~ dreams (~dreamer), ~ tremble (of voice), ~ vow, ~solution, ~self, ~ melodies, ~ pipes, ~ enforcement and remembrance, ~ incense, ~ birds, ~ Fancy, ~ goblet, ~ kernel, ~-shaped lightnings, ~ palpitations, ~clime, ~ voice, ~Goddesses, ~Peris

SWEET (v.) flower ~s

SWEET (n.) ~of the rose, ~of a woman, ~of a song, ~s of Fairies, The little ~ doth kill much bitterness, Isabel, my ~

SWEETNESS (n.) ~of voice

SWEETLY (adv.) ~slept, ~dream (swans), ~blend (voice), ~, lips part ~, spheres shine ~

Выделенные жирным шрифтом сочетания встречаются у Китса неоднократно. Количество употреблений, разнообразие лексических сочетаний с данным словом и однокоренными словами позволяет сделать вывод: слово “sweet” является частотным и значимым для поэтического языка Джона Китса, именно через его значение передается в значительной мере ощущение прекрасного, приятного, благозвучного. Слово “sweet”, в отличие от “beautiful”, “nice”, “pleasant” содержит сему “kind, gentle”18. Этим во многом объясняется ощущение мягкости, тонкости восприятия, часто отмечаемые исследователями Китса и субъективно воспринимаемые читателем. Сочетаясь с другими лексемами и дополняясь фонетическими и иными характеристиками, эта лексема активно участвует в речевом выражении индивидуального стиля Китса.

Итак, в настоящем исследовании представлено многоуровневое системное описание индивидуального стиля Джона Китса. Оно предоставляет переводчику информацию об особенностях индивидуального стиля данного поэта, а также позволяет обоснованно определить область допустимых вариантов перевода той или иной единицы и избежать недопустимых с точки зрения индивидуального стиля вариантов перевода.

Анализ индивидуального стиля с целью выделения его знаков позволяет построить следующий алгоритм работы с индивидуальным стилем автора:

  1. на основании массива оригинальных текстов конкретного автора выделить черты его индивидуального стиля на разных уровнях языка;
  2. провести литературоведческий (интратекстовый) анализ переводимого произведения;
  3. в выбранном для перевода произведении правильно определить знаки индивидуального стиля.

Выбор той или иной единицы при переводе определяется путем соотнесения возможных вариантов перевода с данными, полученными в ходе описания индивидуального стиля данного автора. Основной целью при этом является передать содержание произведения, не нарушая художественной системы переводимого автора.

При невозможности (например, в силу различия языковых систем, ритмических особенностей) передать индивидуально-авторское употребление конкретной единицы, возможна ее компенсация в другой части текста, по возможности единицей того же языкового уровня. Критерием передачи найденной единицы в переводе будет являться сохранение авторской эстетической информации, содержащейся в соответствующей единице оригинала.

Итак, на основании анализа существующих подходов к описанию индивидуального стиля автора, биографии Джона Китса, исследований, посвященных его творчеству и переводам его произведений на русский язык, был предложен алгоритм работы с индивидуальным стилем поэта для системного описания индивидуального стиля с целью его дальнейшего отражения в переводе.

Глава III «Проблемы передачи индивидуального стиля Джона Китса в русских переводах и взаимодействия индивидуальных стилей авторов оригинала и переводчика» представляет собой сопоставительный анализ поэтических произведений Джона Китса и их русских переводов.

Обобщая сведения, полученные из уже проведенных на данный момент исследованиях различных авторов, касающихся индивидуальных стилей Б. Пастернака и С. Маршака, проявившихся в их переводческих работах, а также путем ознакомления с оригинальными поэтическими произведениями этих двух авторов, было составлено общее представление об особенностях индивидуальных стилей обоих.

Исходя из проведенного в Главе II системно-структурного описания индивидуального стиля Джона Китса, в его конкретных произведениях были выделены знаки его индивидуального стиля. На предмет поиска системно-структурных соответствий этим знакам были проанализированы соответствующие переводы Б. Пастернака и С. Маршака. Было выявлено, что в ряде случаев знаки индивидуального стиля Джона Китса находили в текстах переводов релевантные соответствия. В иных случаях таких соответствий не обнаруживалось. В этом случае в тексте выделялось соответствие, предложенное для данного элемента переводчиком, которое затем анализировалось на предмет принадлежности его к индивидуальному стилю переводчика.

Непередача знака индивидуального стиля оригинального автора в ряде случаев оказывалась не просто потерей этого знака при переводе, а его замещением знаком индивидуального стиля автора-переводчика. В случае, когда такие замещения значительны по количеству настолько, что составляют выявляемое путём лингвопоэтического анализа самостоятельное системно-структурное единство внутри переводных произведений, справедливо говорить о создании самостоятельного авторского произведения на языке перевода. Возможны различные переложения, произведения «по мотивам» оригинальных, однако рассмотрение таких произведений представляет отдельную научную проблему и выходит за рамки задач настоящего исследования.

Итак, при анализе оригинала и перевода, нашей целью было обнаружить такие стилистические особенности перевода, которые не являются релевантными знаками стиля Китса. Выделялись разноуровневые единицы, являющиеся знаками индивидуального стиля Джона Китса, которые затем сопоставлялись с соответствующими единицами в переводах. С другой стороны, отмечались разноуровневые единицы, являющиеся знаками индивидуальных стилей переводчиков, которые анализировались на предмет соответствия знакам индивидуального стиля Джона Китса. Далее проводилось обобщение.

Проведенный сопоставительный анализ знаков индивидуального стиля Джона Китса и знаков индивидуальных стилей переводчиков (на примере Пастернака и Маршака) позволяют сделать следующие обобщения.

Основными чертами индивидуального стиля Пастернака, проявляющимися в его переводах произведений Китса, являются:

  • наглядность образа: образ стремится к денотативной точности и однозначности, предметной конкретности;
  • создание звуковых эффектов скорее за счет фонетики (звукописи, увеличения тесноты ряда и т.п.), чем за счет собственно ритмики, поиск звуковых ассоциативных соответствий;
  • стремление проявлять в произведениях, оригинальных и переводных, авторскую индивидуальность («глубину биографического отпечатка», «высшую ступень авторской точности»19);
  • экспрессивность и разнообразие синтаксического и пунктуационного оформления.

Основными чертами индивидуального стиля Маршака, проявляющимися в его переводах произведений Китса, являются:

  • повышенное чувство ритмики, варьирование ритмического темпа стихов;
  • особое использование глаголов для передачи динамичности, ритмичности стиха;
  • создание звуковых эффектов скорее за счет ритмики, чем за счет фонетики (звукописи и т.п.);
  • отказ от витиеватости, стремление к простоте и ясности слога;
  • элементами диалогичности и персонифицированности (так, например, в переводе стихотворения Китса “On the Grasshopper and the Cricket” он вводит отсутствующие в оригинале местоимения: «мы слышим голос», «вы покою мертвому не верьте», «нам кажется»), в то время как у Пастернака, наоборот, местоимения полностью отсутствуют, даже единственное местоимение «он» (“he”) оригинала (опущено также в строке «что слышишь треск кузнечика знакомый», в остальных случаях использованы другие грамматические конструкции или другие части речи), действие обезличено и совершается самой природой, в ее многообразии;
  • сравнительно нейтральная пунктуация, отражающая скорее соответствующие синтаксические явления и связи и не выполняющая дополнительной экспрессивной функции.

Поэтический перевод в силу своей специфики в каждом случае потенциально многовариантен, вплоть до вольного перевода. Если переводчик ставит задачу не просто создать свое новое литературное произведение на основе другого иноязычного, а представить иноязычного автора в принимающей языковой культуре, то особенно остро встает проблема передачи переводчиком индивидуального стиля оригинального автора.

Для того чтобы повысить качество поэтического перевода, полнее и точнее представляя индивидуально-стилистические особенности переводимого автора, необходимо на максимально возможном уровне стремиться к передаче знаков его индивидуального стиля. Эти знаки должны передаваться не путем механического переноса языковых единиц разных уровней в переводной текст, а путем поиска лингвопоэтических соответствий и передачи их при переводе в системно-структурном единстве.

Предложенный в исследовании системно-структурный анализ индивидуального стиля оригинального автора и сопоставительный анализ оригинала и имеющихся переводов конкретных произведений на предмет передачи индивидуального стиля может использоваться также редактором литературных переводов. Он позволяет с большей объективностью определять степень стилистической «авторизованности» того или иного перевода, отмечать конкретные элементы текста, подлежащие доработке с точки зрения передачи индивидуального стиля, и более четко обосновывать их выделение.

Для удобства общий алгоритм работы с конкретным оригинальным произведением и его переводами можно представить в виде трехчастной структуры, включающей в себя следующие этапы:

I. Интертекстовый анализ (т.е. поиск и обобщение данных из различных источников – работ по литературоведению, переводоведению, лингвостилистике, философии, биографических и библиографических данных и т.п.), представляющий собой:

1. обзор работ, позволяющих сделать общие выводы об индивидуальном стиле данного автора;

2. синтез данных обзора;

3. сбор общей информации о конкретном (подлежащем далее анализу, переводу и (или) редакторской правке) оригинальном произведении и его существующих переводах;

4. синтез общих сведений об особенностях индивидуальных стилей и о конкретных произведениях, подлежащих далее анализу (переводу, редактированию);

II. Интратекстовый анализ (т.е. поиск и обобщение данных, полученных на материале конкретных поэтических произведений, подлежащих наглядному анализу или анализу и дальнейшему переводу, редактированию), представляющий собой:

1. сплошной лингвопоэтический анализ индивидуального стиля автора на материале корпуса его произведений;

2. синтез данных анализа, системно-структурное (поуровневое) описание индивидуального стиля оригинального автора;

3. сопоставление оригинального и переводного(ых) произведения(ий):

а) выделение в рассматриваемом(ых) произведении(ях) знаков индивидуального стиля оригинального автора;

б) выделение по смыслу в переводе(ах) тех соответствующих элементов текста, в которых переданы (не переданы, замещены) указанные знаки;

в) сопоставление знаков индивидуального стиля оригинального автора с соответствующими элементами текста в переводе на предмет их соответствия; в случае их несоответствия – с описанием индивидуальных стилей переводчиков на предмет соответствия их знакам;

г) синтез сведений, полученных в ходе сопоставлений: имеются ли случаи передачи знаков оригинального индивидуального стиля (или компенсации), непередачи или замещения;

III. Обобщение данных интертекстового и интратекстового анализов: вывод о степени передачи индивидуального стиля оригинального автора как системно-структурного единства в данных переводах.

Таким образом, каждый из двух первых пунктов анализа делится на два этапа: анализ материала и синтез полученных сведений. Третий пункт представляет собой обобщенный синтез данных двух первых этапов анализа.

В Заключении кратко сформулированы основные выводы и выделены основные направления дальнейшего изучения проблемы передачи идиостиля в художественном переводе.

В ходе исследования подтверждена гипотеза о том, что для репрезентативной передачи индивидуального стиля автора в поэтическом переводе переводчику требуется выделить знаки индивидуального стиля автора оригинала и найти им системно-структурные соответствия в принимающем языке и культуре; индивидуальный стиль переводчика-поэта оказывает воздействие на перевод и может вносить чужеродные знаки в произведение. Более четко определено понятие индивидуального стиля как системно-структурного образования. Выявлению знаков этого образования как в оригинальных, так и в переводных произведениях способствует филологический анализ, эффективность которого также подтверждена настоящим исследованием.

Библиография включает в себя труды отечественных и зарубежных ученых, использованные в работе над диссертацией.

Приложение содержит фрагменты из произведений Джона Китса, проанализированные в диссертационном исследовании.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях:

  1. Проблема передачи идиостиля и идиолекта в художественном переводе // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2010, № 3. С. 99-107. 0,7 п.л.
  2. Художественный перевод как результат взаимодействия творческой личности поэта-автора и поэта-переводчика // Материалы докладов XV Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых, электронная. М.: Издательство МГУ; СП МЫСЛЬ, 2008. 0,3 п.л.
  3. Художественный перевод как диалог творческих языковых личностей: проблема перевода идиолекта // В сб.: Личность в межкультурном пространстве: Материалы III Международной конференции, посвященной 100-летию социальной психологии. Ч. II.  М.: 2008. С. 171-173. 0,2 п.л.
  4. Художественный перевод как диалог творческих языковых личностей: проблема перевода идиолекта // В сб.: «Феномен творческой личности в культуре» Фатющенковские чтения. Материалы III международной конференции. М.: 2008. С. 592-596. 0,1 п.л.
  5. Проблема передачи идиостиля писателя в художественном переводе // Материалы докладов XVI Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых, электронная. М.: МАКС Пресс, 2009. 0,2 п.л.
  6. Идиостиль как семиотическая система // В сб.: «Функциональная семантика:  Сборник докладов Международной научной конференции II Новиковские чтения». М.: 2009. С. 57-63. 0,7 п.л.
  7. Проблема передачи идиостиля и идиолекта при переводе художественных произведений // Материалы Международного молодежного научного форума «ЛОМОНОСОВ-2010», электронная. М.: МАКС Пресс, 2010. 0,3 п.л.
  8. Проблема перевода идиостиля и идиолекта в рамках сравнительного изучения национальных литератур и теории художественного перевода // В сб.: «Россия и Запад: диалог культур. Сборник статей XIII международной конференции». Выпуск 15. Часть III . – М., 2009. С. 78-80. 0,3 п.л.

1 Для подсчета количества строк был составлен отдельный сплошной текст: вручную аннулировались пробелы между строками, цифры, заголовки, даты. Таким образом, указанные параметры - это объем чистого текста, языкового материала для статистического анализа.

2 Термин был впервые введен В.Н. Комиссаровым, основные идеи развиты С.В. Тюленевым.

3 Международная научно-практическая конференция «II Новиковские чтения «Функциональная семантика языка, семиотика знаковых систем и методы их изучения» (Москва, РУДН, 16-17 апреля 2009 г.).

4 Виноградов В.А. Идиолект // Русский язык: Энциклопедия. – М., 1998. С. 144

5 Модестов В.С. Художественный перевод: история, теория, практика. – М.: Издательство Литературного института им. А.М. Горького, 2006. – 463 с. С.39.

6 Ефимов А.И. Стилистика художественной речи. – М., 1957. С.166.

7 Там же.

8 Пинежанинова Н.П. Индивидуальный стиль и звуковая организация поэтической речи. Изд-во С-Петербургского ун-та. СПб.: 1999.

9 Ревзина О. Г. Поэтический идиолект //Очерки истории языка русской поэзии ХХ века. Поэтический язык и идиостиль. Общие вопросы. Звуковая организация текста. М.: 1990., Ревзина О. Г. Марина Цветаева //Очерки истории языка русской поэзии ХХ века. Опыты описания идиостилей. М.: 1995.

10 Григорьев В. П. Грамматика идиостиля: В. Хлебников. М.: 1983.

11 Артюх И.Н. Сложноподчиненные предложения с придаточными определительными в системе идиостиля В.Набокова (на материале русскоязычных произведений В.Набокова): Автореф. дис. … канд. филол. наук. Краснодар, 1997. ; Ахмадеева С. А. Синтактико-семантические способы выражения авторской модальности в аппликативной метафоре //Семантика языковых единиц: Докл. V Междунар. конф. Т.2. М., 1996.; Ахмадеева С. А. Синтактико-семантические способы выражения авторской модальности в аппликативной метафоре //Семантика языковых единиц: Докл. V Междунар. конф. Т.2. М., 1996.; Чурилова Н. Из наблюдений над синтаксисом М. И. Цветаевой //Исследование языка художественных произведений. Куйбышев, 1975.; Лексические множества и идиостиль автора: количественный анализ / М. Ю. Мухин // Образ человека и человеческий фактор в языке: словарь, грамматика, текст. Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та, 2004. С. 143-146.; Лексические множества и идиостиль автора: количественный анализ / М. Ю. Мухин // Образ человека и человеческий фактор в языке: словарь, грамматика, текст. Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та, 2004. С. 143-146.; Рядчикова Е. Н., Ахмадеева С. А. Аппликативная метафора как особенность идиостиля Марины Цветаевой // Языковая личность: экспликация, восприятие и воздействие языка и речи. Краснодар, 1999., Ахмадеева Светлана Альфредовна. Аппликативная метафора: структурные, морфолого-семантические и коммуникативно-прагматические особенности функционирования в языковом и речевом аспектах: Дис. канд. филол. наук: 10.02.01. Краснодар, 1999.

12 Полубиченко Л. В. Филологическая топология: теория и практика. Дисс. докт. филол. наук. М.: 1991.

13 Сурганова Т.В. Топология поэзии и прозы Редьярда Киплинга. Дисс. канд. филол. наук. М.: 2010.

14 http://www.classiclibr.ru/lib/sb/book/409/page/21 (дата обращения – 11 окт. 2011 г.)

15 Дьяконова Н.Я. Китс и его современники. М.: Наука, 1973.; Дьяконова Н.Я. Миф о Гиперионе в поэзии Джона Китса // Изв. Акад. наук. Сер. лит. и яз. М.: 2003. Т. 12, № 5.; Дьяконова Н.Я. Джон Китс: Стихи и проза // Китс Д. Стихотворения: "Ламия", "Изабелла", "Канун св. Агнессы" и др. стихи / изд. подгот.: Дьяконова Н.Я. и др. Л.: 1986. С. 286-310.; Английский романтизм : проблемы эстетики / Н. Я. Дьяконова; отв. ред. М. П. Алексеев; АН СССР. М.: Наука, 1978.; Poems, Short Stories / R. Kipling; сост.: Н. Я. Дьяконова, А. А. Долтнин; ред. К. Н. Атарова. Moscow: Raduga Publishers. 1983.

16 Витковский Е. Восход Эндимиона // Китс Дж. Стихотворения. Поэмы. М.: 1998., Зыкова Е.П. Античность в творчестве Китса // Проблемы романтизма в русской и зарубежной литературе. – Тверь, 1996., Касаткина Г.Г. Поэтика жанра "сонет о сонете" и сонет Джона Китса // Проблемы метода и жанра в зарубежной литературе. М.: 1985., Касаткина Г.Г. "Ода греческой вазе" Джона Китса в России : Судьба эстет. идеи в процессе восприятия поэтич. текста // Художественное произведение в литературном процессе. М.: 1985., Макаров В. Последний сонет: [анализ сонета Дж. Китса "Bright star..."] // Лит. учеба. 1993. № 4. С. 183-188., Подольская Г.Г. Поэзия Джона Китса в России: автореф. дис. ...канд. филол. наук / Г.Г. Подольская ; Моск. гос. пед. ин-т им. В.И. Ленина. М.: 1986., Чиллаппагари Раджани. Поэзия Джона Китса: автореф. дис. ... канд. филол. наук / Раджани Чиллаппагари; МГУ им. М.В. Ломоносова. М.: 1987., Элиот Т.С. Шелли и Китс / Пер. с англ. М. Гришановой // Элиот Т.С. Назначение поэзии. М.; Киев, 1997., Эртнер Д.Е. Звездная метафорика в поэзии Джона Китса // Проблемы лингвистики и методики преподавания иностранных языков. Тюмень. 2002. С. 74-76.

17 См. прим. 20.

18 Longman Dictionary of Contemporary English

19 Альфонсов В. Поэзия Бориса Пастернака. Монография. Л.: Сов. Писатель, 1990. С.16-17






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.