WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

Меркулова Евгения Николаевна

Прагматические особенности актуализации семиосферы «Уверенность» в англоязычном детективном дискурсе (на материале произведений А. Кристи и А. Конан Дойля)

Специальность 10.02.04 – германские языки

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук

Барнаул – 2012

Работа выполнена в Автономной некоммерческой организации высшего профессионального образования «Алтайская академия экономики и права (институт)»

Научный консультант: доктор филологических наук профессор Владимирская Лариса Михайловна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук профессор Семенова Татьяна Ивановна профессор кафедры теоретической лингвистики ФГБОУ ВПО «Иркутский государственный лингвистический университет» кандидат филологических наук доцент Андрюхина Марина Сергеевна доцент кафедры иностранных языков ФГБОУ ВПО «Алтайская государственная академия культуры и искусств»

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов»

Защита состоится «23» мая 2012 года в 10.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.011.02 в Алтайской государственной педагогической академии по адресу: 656031, г. Барнаул, ул. Крупской, 108, ауд.

103.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Алтайской государственной педагогической академии по адресу: г. Барнаул, ул.

Молодёжная, 55.

Автореферат разослан « » мая 2012 года.

Учёный секретарь диссертационного совета Колесов Игорь Юрьевич Реферируемое диссертационное исследование посвящено выявлению и системному описанию языковых средств, репрезентирующих семиосферу «Уверенность» (далее: СС «Уверенность») в англоязычном детективном дискурсе (далее: ДД).

Современная лигвистическая наука характеризуется возросшим интересом к изучению языка как антропоориентированного социокультурного феномена. В центре внимания лингвистических исследований находится человек, его роль в организации и использовании языка как средства общения, инструмента получения, хранения, передачи информации и знаниевого потенциала в целом.



Понятие семиосферы относится к семиотике, которая включает такие аспекты, как синтактика, семантика и прагматика. Проблемами семиотики занимались и занимаются исследователи разных направлений (Л. Ельмслев, С.О. Карцевский, Э. Кассирер, Ч.С. Пирс, Ф. де Соссюр, Ю.С. Степанов, Н.С. Трубецкой, В.Н. Филиппов), среди которых Ч.С. Пирс считается одним из её основателей. Он дал определение знака, первоначальную классификацию знаков (индексы, иконы, символы), установил задачи и рамки новой науки.

Идеи Ч.С. Пирса получили свое развитие в фундаментальном труде другого американского философа Ч. Морриса, который определил структуру самой семиотики. Понятие «семиосфера» было разработано в семиотической культурологии Ю.М. Лотмана (Лотман 1984, 1986).

Данная работа опирается на исследования М.В. Никитина, Ю.С. Степанова в области семиотической теории, а также на представление о семиосфере как семиотическом пространстве, включающем совокупность знаков и языковых коммуникаций, сосуществующих в пространстве и времени (БЛС 2008; Лотман 2000).

В предлагаемом исследовании семиосфера рассматривается как комплекс языковых знаков, включающих в семантический объём сему уверенности, а также описывающих речевые и внеречевые действия, которые актуализируют значение уверенности. В основе данного исследования лежит положение о разноплановом характере семиосферы уверенности, что отражается в прагматических особенностях её актуализации в условиях детективного дискурса, соответствующих жанровой специфике, которая выражается в противостоянии двух жизненных тенденций: соблюдение закона – нарушение закона. Концепция исследования прагматической неоднозначности СС «Уверенность» строится на основе того, что её конституенты имеют дифференцированный характер речевой репрезентации, обусловленный личностными особенностями говорящего. Фактор субъектной противопоставленности регулируется принципом соблюдения/нарушения нравственных законов бытия, совпадающих с духовными и каноническими нормами жизни: «не убивай», «не кради», «не лжесвидетельствуй». Поэтому в работе мы дифференцируем свойства субъекта по двум параметрам, исходящим из ценностных принципов бытия. Свойства личности, связанные с соблюдением нравственных и правовых норм жизни общества, отражаются в истинном суждении. Свойства личности, связанные с нарушением нравственных и правовых норм жизни общества, отражаются в ложном суждении. Исходя из данной позиции, мы используем два именования субъекта: субъект истинного основания/субъект ложного основания.

В рамках предлагаемого исследования уверенность рассматривается как понятийная категория, выражающая такое отношение говорящего к содержанию высказывания, которое находится в соответствии с моральнонравственными и правовыми нормами жизни.

Вопросы прагматических особенностей актуализации понятийной категории «Уверенность» рассматриваются в соотнесенности с психологическими и статусными свойствами субъекта речи в рамках специфики детективного дискурса.

Актуальность выбранной темы определяется усилением интереса лингвистов к межкатегориальному взаимодействию в установлении дискурсных особенностей актуализации значения уверенности, что представлено в работе прагмалингвистическим и лингвокультурным аспектами исследования. Обращение к СС «Уверенность» с точки зрения прагматических особенностей актуализации вызывает особое внимание в силу прямой зависимости степени её выраженности от полифакторной заданности субъектной составляющей детективного дискурса.

Объектом данного исследования являются языковые знаки, репрезентирующие семиосферу «Уверенность».

В качестве предмета исследования выступают прагматические особенности актуализации семиосферы «Уверенность», обусловленные спецификой англоязычного детективного дискурса.

Целью данного исследования является изучение коммуникативнопрагматических особенностей актуализации семиосферы «Уверенность» в англоязычном детективном дискурсе.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

1) установить сущностные характеристики семиосферы «Уверенность» и выявить диапазон её конституентов;

2) выяснить особенности субъектных отношений в детективном дискурсе и их влияние на актуализацию семиосферы «Уверенность»;

3) определить прагматические свойства языковых знаков в процессе актуализации семиосферы «Уверенность» в детективном дискурсе;

4) выявить взаимосвязь семиосферы «Уверенность» с концептосферой «Сила» в детективном дискурсе;

5) выделить гендерный показатель актуализации семиосферы уверенности в детективном дискурсе как социолингвистический компонент, способствующий повышению прагматического воздействия на адресата;

6) установить факторы, влияющие на изменение прагматического воздействия актуализационного потенциала СС «Уверенность».

В соответствии с объектом и задачами использованы следующие методы и приемы исследования:

1) контекстологический анализ;

2) метод словарных дефиниций;

3) метод сопоставительного анализа гендерной составляющей;

4) метод логико-смыслового моделирования;

5) описательный метод;

6) количественный метод.

Теоретическую основу исследования составили работы отечественных и зарубежных ученых в области теории познания (Аристотель, Э. Гуссерль, Р. Декарт, Б. Спиноза), антропологической лигвистики (Ю.М. Малинович, М.В. Малинович, Э. Сепир, Б.Л. Уорф), лингвистической гендерологии, прагматики, лингвокультурологии и лингвистики дискурса (Н.Д. Арутюнова, А. Вежбицкая, Т.Н. Воронина, Е.И. Горошко, Г.П. Грайс, Т.А. ван Дейк, Е.А. Земская, Д. Камерон, В.И. Карасик, А.В. Кирилина, Дж. Коатс, Р. Лакофф, Т.В. Ларина, Дж. Лич, Дж. Серль, Ю.С. Степанов, Н.И. Формановская), а также работы по теории модальности (К. Аймер, Е.И. Беляева, В.В. Виноградов, А.В. Зеленщиков, Дж. Лайонз, Ф.Р. Палмер, В.З. Панфилов).

Материалом данного исследования послужили тексты англоязычных детективных произведений А. Кристи и А.К. Дойля общим объемом более 6 000 страниц.

Научная новизна исследования определяется тем фактом, что обращение к семиосфере уверенности в детективном дискурсе позволило установить прагматические особенности актуализации СС «Уверенность» в англоязычном детективном дискурсе, которые ранее не являлись объектом научного и исследовательского внимания. Впервые субъектная составляющая детективного дискурса моделируется как двухтиповая кодовая система, включающая те личностные свойства продуцента речи, которые обусловливают степень выраженности значения уверенности в коммуникативной ситуации и регулируют перлокутивную силу воздействия на адресата.

Полученные автором результаты исследования расширяют представление о СС «Уверенность» и её актуализации в детективном дискурсе за счёт выделения семиологических корреляций «Уверенность/Сила», «Уверенность/Законопослушность».

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что оно 1) систематизирует языковые средства, актуализирующие семиосферу «Уверенность» в детективном дискурсе; 2) раскрывает специфику изменения иллокутивной силы высказываний со значением уверенности в детективном дискурсе; 3) вносит определенный вклад в теорию языковой личности, теорию гендера и теорию межкультурной коммуникации как отражения моральнонравственных констант общества.

Практическое значение исследования состоит в возможности применения результатов диссертационного исследования и иллюстративного языкового материала в практике преподавания английского языка, в курсах по языкознанию, лексикологии, истории и культуре стран изучаемого языка; при разработке спецкурсов по дискурсивной лингвистике, психолингвистике, социолингвистике, а также в научно-исследовательской работе студентов при подготовке курсовых и выпускных квалификационных работ.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Семиосфера «Уверенность» включает комплекс средств английского языка, репрезентирующих разную степень выраженности значения уверенности.

2. Субъектная составляющая в англоязычном детективном дискурсе обусловливает дифференцированную реализацию семиосферы «Уверенность», что объясняется наличием двух противоположных типов субъекта, и характеризуется межличностным противостоянием и противодействием.

Идентификационные показатели истинности/ложности коррелируют с логикофилософским основанием оценки функционально статусной позиции субъекта речи, связанной с понятиями соблюдения/нарушения правовой и культурной нормы.

3. Прагматическая маркированность семиосферы «Уверенность» ориентирована 1) на фактор внутреннего состояния уверенности, изначально присущего субъекту истинного основания в силу правовой заданности его речевого поведения; 2) на фактор внутреннего состояния неуверенности субъекта ложного основания, обусловленной непосредственной связью с криминальным событием как нарушением закона и нравственных норм общества.





4. Установление прагматических особенностей актуализации семиосферы «Уверенность» в англоязычном детективном дискурсе связано с выделением компонентов концептосферы «Сила», которые обусловлены моральной, интеллектуальной, культурной, психической, социально-правовой адекватностью/неадекватностью субъекта речи.

5. Дифференциация англоязычного детективного дискурса по гендерному фактору модифицирует прагматические свойства актуализации семиосферы «Уверенность» в соответствии с полоролевой идентификацией ведущего субъекта речи на основе концептосферы «Сила». Мужское высказывание в детективном дискурсе характеризуется интенсификацией степени выраженности уверенности при наличии высокого интеллектуального статуса героя и в присутствии фоновой фигуры, тогда как показатель внутренней силы ведущего субъекта истинного основания в женском высказывании обеспечивается не только высоким интеллектуальным статусом, но и явно выраженной приверженностью к английским культурным традициям.

6. Изменение прагматического воздействия актуализаторов семиосферы «Уверенность» в детективном дискурсе обусловлено непосредственной или опосредованной зависимостью от собственно лингвистических и социокультурных факторов.

Апробация работы. Основные результаты исследования изложены в публикациях автора, включая 2 статьи в рецензируемом научном издании из числа рекомендованных ВАК РФ и апробированы в докладах на Международной научно-практической конференции «Общетеоретические и типологические проблемы языкознания» (Бийск, 2007), на Всероссийской (с международным участием) конференции молодых ученых (Иркутск, 2009) и обсуждались на лингвистическом семинаре кафедры иностранных языков Алтайской академии экономики и права (институт).

Структура работы определяется целями, задачами и набором методов исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, выводов по главам, заключения, библиографии.

Во введении обосновывается актуальность изучаемой проблемы, ее новизна, формулируются цели, задачи и методы исследования, сообщаются предмет и объект исследования, определяется практическая и теоретическая значимость, перечисляются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Теоретические основы исследования понятийной категории «Уверенность» и особенности ее репрезентации в англоязычном детективном дискурсе» рассматриваются различные подходы к исследованию понятийной категории «Уверенность»; раскрывается феномен уверенности в логико-философском, психологическом, антропологическом, коммуникативнопрагматическом аспектах, а также анализируется английский детективный дискурс как пространство актуализации значения уверенности.

Во второй главе «Прагматические свойства актуализационного потенциала семиосферы «Уверенность» в англоязычном детективном дискурсе» определяются и анализируются языковые средства актуализации семиосферы «Уверенность» в детективном дискурсе, выявляются их прагматические свойства с установлением дифференциальных признаков, обусловленных социальным и психологическим статусом субъекта.

В заключении обобщаются основные результаты исследования, их соотношение с общей целью и конкретными задачами, поставленными во введении, а также намечаются перспективы дальнейшего изучения рассматриваемых в работе проблем.

Библиография включает 255 наименований работ отечественных и зарубежных авторов и список источников иллюстрируемого материала.

Содержание работы Установление сущностных свойств понятийной категории «Уверенность» в детективном дискурсе приводит к необходимости включения в процесс познания критерия истинности, отражающего зависимость степени выраженности значения от психологического статуса субъекта речи. Иными словами, формирование категории уверенности в англоязычном детективном дискурсе регламентируется факторами, связанными с общечеловеческими ценностями как показателями истины.

Неоспоримая связь языка с мышлением, и, соответственно, с логикой и философией, дает возможность исследовать понятийную категорию «Уверенность» на стыке нескольких концептуальных позиций, включающих антропологию, теорию дискурса, лингвистическую прагматику, изучающую прагмасемантические особенности языковой реализации, теорию познания, а также психологию личности и межличностных отношений.

С точки зрения логического мышления чувство уверенности является внутренним свойством человека, действия и мысли которого соответствуют нравственным нормам общественной жизни. Особенностью детективного дискурса является обязательное включение фактора «нарушение закона».

Следовательно, создается предпосылка для присутствия противодействующих сторон. Экстраполяция фактора соблюдения/нарушения нравственных законов на дискурсивный статус личности позволила объективировать свойство ведущего субъекта, в соотнесении с показателем истинности, что отражено в именованиях “субъект истинного основания” (далее: СИ1/СИ2), “субъект ложного основания” (далее: СЛ).

При философском подходе к пониманию категории уверенности языковые средства реализации значения в детективном пространстве рассматриваются с позиций качественных и количественных изменений. Квалитативной характеристикой рассматриваемой категории является в работе эмотивный показатель средств выражения значения, а квантитативной (количественной) – фактор категоричности суждения, при которой насыщенность «звуковых волн» (по терминологии В.З. Панфилова) создает соответствующую интонацию как показатель степени выраженности значения. Кроме того, наличие интенсификаторов (квалификаторов и квантификаторов) дает представление о неоднозначном характере реализации и, соответственно, прагматической ценности знаков уверенности.

Таким образом, логико-философский подход позволяет установить основания для определения данной категории, которые раскрывают особенности её актуализации в пространстве детективного дискурса. К ним относится субъектно-объектная макросфера, взаимодействие в которой носит опосредованный характер с ведущей позицией антигероя, поскольку его реальные действия становятся импульсом для логического следования событий.

Данный ракурс исследования дает возможность установить прагматическую актуализацию понятийной категории уверенности в соответствии с жанровыми закономерностями. Выбор произведений А. Кристи и А. Конан Дойля в качестве иллюстративного материала обусловлен их жанровым статусом классического детектива, что позволяет объективировать важные дискурсивные и языковые закономерности функционирования данной категории.

Исследование темы ориентируется также на английское языковое сознание и ментальные свойства личности. Как известно, английский язык отличается особой номинативностью, которая отражается в стремлении англичан выражать мысль, не договаривая, оставлять что-то недосказанным. Нивелирование категоричности, преуменьшение и смягчение эмоций обусловливает особенности прагматических свойств категории уверенности в английском детективном дискурсе. Как результат – расширение ассоциативной базы в декодировании актуального смысла высказывания (Аверьянов 1993,78).

Таким образом, психологический компонент ДД создается на основе противопоставления и противостояния героя и антигероя. Поэтому в работе значимым является фактор субъекта с различными речевыми действиями в сфере уверенности.

Поскольку в ДД субъектная составляющая двунаправлена, в работе приняты буквенные обозначения с дифференцирующими показателями истинностной позиции: СИ1, СИ2 – персонажи, расследующие преступление (частный сыщик и инспектор полиции, в интенциональный код которых входит стремление к раскрытию преступления), и СЛ – субъект ложного основания (антигерой с мотивацией сокрытия своего участия в совершенном преступлении). Продуценты речи, включающей СС «Уверенность» (СИ и СЛ), обладают личностными свойствами, формирующими понятия «Добро» и «Зло», которые представляют сопряженные категории на основе принципа противоположности.

Схема Субъектно-объектное взаимодействие в детективном дискурсе КCВ (СЛ) КСР - СП СИ1/ СИНа данной схеме представлена логическая структура детективного дискурса и взаимодействие его составляющих. СЛ – субъект ложного основания (преступник); КСВ – виртуальное криминальное событие (преступление, планируемое преступником); КСР – совершенное преступление (противоправное действие, направленное против личности); СП – пассивный субъект (потерпевший); СИ1/ СИ2 – субъект истинного основания (1 – частный сыщик / 2 – представитель полиции). Стрелки демонстрируют последовательность субъектно-объектного и межсубъектного взаимодействия в детективном дискурсе, в котором инициатором выступает личность, планирующая преступление, совершающая его, что вызывает необходимость введения субъекта противоположного действия для раскрытия преступления, установления преступника и его наказания. Актуализация СС «Уверенность» в детективном дискурсе происходит в соответствии с условиями его построения.

В фактическом материале даются характеристики как частных сыщиков, так и полицейских, которые в отличие от первых часто демонстрируют определенное интеллектуальное несовершенство, что инициирует создание искаженной картины преступления. Однако СИ1 и СИ2 объединяет установка на поиск преступника и выяснение истины. Во взаимоотношениях этих двух индивидов присутствует противоречие, но не антагонизм.

Понятийная категория «Уверенность» рассматривается в рамках эпистемической модальности, поскольку данная модальность устанавливает отношение говорящего к содержанию высказывания в плане его достоверности/недостоверности (Беляева 1985). Модальный характер исследуемой категории объясняется тем, что удельный вес субъективных моментов при анализе фактического материала велик. Рассматриваемые языковые средства, актуализирующие семантику уверенности, выражают субъективное отношение говорящего к явлению/факту.

Исследование языкового пространства СС «Уверенность» позволило установить отсутствие единого научного мнения относительно природы феномена уверенности, особенно в соотнесении с фактором сомнения. Анализ иллюстративного материала продемонстрировал следующее: система знаков, представляющих семиосферу «Уверенность», не является общей для любого дискурса, так как она полностью регламентирована свойствами продуцента речи, его социальным, психологическим и интеллектуальным статусом, а также коммуникативными условиями реализации.

Детективный дискурс предоставляет возможность выявить прагматические особенности актуализации СС «Уверенность» при речевом взаимодействии героя и антигероя. Исследование данного дискурса позволяет говорить о специфике репрезентации в нем субъектного фактора в русле теории антропологической лингвистики. Объективация языковой личности обусловлена не только введением в научную парадигму понятия «дискурс», но и установлением особенностей его жанровой идентификации. В предлагаемом исследовании за рабочую дефиницию дискурса взято определение Н.Д. Арутюновой, которая рассматривает дискурс как «связный текст в совокупности с экстралингвистическими, прагматическими, социокультурными, психологическими и другими факторами», как «речь, погруженную в жизнь» (Арутюнова 1990). Дискурс – это явление, исследуемое в режиме текущего времени, то есть по мере его появления и развития, и при его анализе необходимо учитывать все социальные, культурологические и прагматические факторы Интеграция теории дискурса и антропологической лингвистики реализуется в процессе создания речевых произведений, что стоит за известным высказыванием Ю.Н. Караулова: «За каждым текстом стоит языковая личность, владеющая системой языка» (Караулов 1987, 27). С одной стороны, речевые произведения представляют собой результат дискурсивной деятельности языковой личности, с другой стороны, вид дискурса, «... структура дискурса выступает отражением (и выражением) особенностей языковой личности, и в том числе – ее коммуникативной компетенции» (Седов 2004, 6).

Рассматривая дискурс как речь в событийном аспекте, необходимо уточнить, что жанровая дифференциация дает основание проследить неоднозначность реализаций его событийной составляющей, в том числе антропологической. Иными словами, каждый дискурс отмечен собственной субъектной линией в соответствии с жанровой идентификацией и заданностью.

Система дискурсивных связей насыщена множеством разветвлений, представляющих некие подсистемы, сформированные с помощью языковых знаков конкретного назначения. Поэтому в основу предлагаемого исследования положены сущностные особенности детективного дискурса как отражения сложного деятельностного комплекса в актуализации противоположных эмоционально-нравственных позиций субъекта.

Детективный дискурс формируется на базе субъектно-объектного взаимодействия с оценочной противопоставленностью. В качестве коммуникативного объекта в нем рассматривается такое событие, как совершенное преступление, которое находится за пределами принятых нравственных и юридических норм общественной жизни. Обладая свойствами регулятора субъектного взаимодействия, в работе данный объект включается в мотивационный код (МК) одного типа субъекта и интенциональный код (ИК) другого типа. Вслед за В.В. Красных, мы понимаем кодирование как некое действие по созданию формы хранения информации (код), соответствующей лингвистическим и феноменологическим когнитивным структурам, реализуемым в организации языковой личности (Красных 1997, 67-83).

Рассмотрение логико-лингвистического потенциала СС «Уверенность» в английском детективном дискурсе высвечивает функциональные особенности данного языкового явления, свидетельствующие о релевантности прагматического фактора. Исследование понятийной категории уверенности опирается на соответствующую психологическую категорию состояния, «…в состав которой входят разные виды интегрированного отражения воздействий на субъекта…, что связано с индивидуальными особенностями личности» (Психологический словарь 2004, 320). Такое положение свидетельствует о значимости прагматической установки в дискурсивной реализации СС «Уверенность». Поэтому в работе все этапы исследования ориентированы на определение прагматических свойств языковых единиц в процессе актуализации уверенности в английском языке, которые обусловлены статусными позициями субъекта речи в соответствии со спецификой детективного жанра.

Семиосфера уверенности в данном исследовании представлена через призму различной степени выраженности в соответствии с особенностями субъектной составляющей детективного дискурса в событийном, то есть в динамичном контексте.

Детектив как любое литературное произведение имеет художественное пространство, которое определяется как «континуум, в котором размещаются персонажи и совершается действие» (Лотман 1988, 258). Текст как индивидуальная модель мира существует, будучи обусловленной «присущим данной культуре семиотическим пространством… это пространство мы определяем как семиосферу» (Лотман 1996, 165).

Англоязычный детективный дискурс, выбранный в качестве материала для исследования, позволяет рассмотреть языковую и внеязыковую репрезентацию семиосферы уверенности как отражения статусной позиции личности.

Гендерный аспект позволил установить различия в использовании языковых средств, актуализирующих семиосферу уверенности в мужском и женском высказываниях, включая и автора как продуцента высказываний.

Поэтому детективный дискурс на основе произведений А. Кристи рассматривается в работе как дискурс женского типа (ДДФ), а на основе произведений А. Конан Дойля – как дискурс мужского типа (ДДМ). Анализ фактологии дает основание отметить, что прагматические свойства СС «Уверенность» в речи героя-мужчины в ДДФ (Э. Пуаро) в большей степени соотносятся с показателями ДДФ, но не ДДМ, в котором главную позицию занимает мужской персонаж (Ш. Холмс).

Наличие различий в степени выраженности СС «Уверенность» диктует включение в исследование показателей квалитативности как эмоциональнодискурсивного компонента и квантитативности как рациональнодискурсивного, позволяющих установить прагматические свойства актуализации СС «Уверенность», а также их особенности, связанные со спецификой детективного дискурса. Иными словами, речь идет о степени интенсивности актуализации категориального значения уверенности. Вслед за Л.М Владимирской, мы рассматриваем квантитативный признак как степень категоричности высказывания с языковыми средствами уверенности (Владимирская 1997, 95), а также как показатель аргументированности содержания высказывания.

О степени выраженности уверенности в ДД можно судить по окружению, в котором употреблена та или иная лексема – глагольная или именная.

Контекстологический анализ позволяет определить влияние одних языковых единиц на другие и, соответственно, установить степень выраженности уверенности в зависимости от их сочетаемости в рамках высказывания.

Поэтому в работе выделены средства английского языка, которые усиливают выраженность заявленной семантики. К таким средствам относятся интенсификаторы. В рамках исследуемого дискурса это наречия absolutely, quite, fairly, pretty, really, positively, которые в сочетании с языковыми средствами уверенности, увеличивают прагматический эффект высказывания.

1. “I am absolutely sure,” said Miss Marple with finality (Сhristie - 19, 102).

2. “… but it wasn’t Canon Pennyfather that I saw that night. I’m quite sure of it” ( Сhristie - 1, 171).

3. We are fairly sure that she didn’t poison herself,” said Sharpe (Сhristie - 4, 124).

В приведенных высказываниях (1-3) СС «Уверенность» актуализируется с помощью лексемы sure, которая уже указывает на уверенность говорящего в сообщаемом. Степень уверенности СИ1 в высказывании повышается за счет интенсификаторов absolutely, quite, тогда как предложное словосочетание with finality (1), где лексема finality включает сему завершенности действия, коррелирует с понятием категоричности. В данной ситуации интенсивность СС «Уверенность» в ДД актуализируется сочетанием языковых элементов, что свидетельствует о повышении иллокутивной силы высказывания.

В качестве средств, изменяющих интенсивность выражения СС «Уверенность», в работе представлены также такие языковые знаки повышения степени уверенности, как глагол-интенсификатор do и эмфаза.

4. “People do do murder for a large fortune, mothers have been known to kill their children, and children have killed their mothers” (Christie - 1, 163).

5. “She did know her mother’s maiden name” (Christie - 2, 236).

6. “It does give a clue. Whoever wrote that note was the man who brought William Kirwan out of his bed at that hour” (Doyle - 27,586).

7. “He does smoke something terrible” (Doyle - 27,914).

8. “It was I who killed the young man. But you are right – you who say it was an accident” (Doyle-27,917).

В данных утвердительных высказываниях (4-7) глагол-интенсификатор выступает в качестве усилительного языкового знака, который актуализирует повышенную степень уверенности. Эмфаза (8) усиливает выраженность значения уверенности. Использование интенсификатора do и эмфатической конструкции предложения дополняется логическим ударением, которое также служит эмфатизации, что обеспечивает повышенное воздействие на реципиента.

Абсолютно оправданным и необходимым представляется анализ модальных средств с точки зрения актуализации большей или меньшей степени уверенности как фактора, изменяющего прагматические свойства высказывания.

9. “A suspicion might have arisen that he had killed her when he entered the room and found the body – but that was out of the question when a trained hospital nurse would assert positively that she had already been dead an hour” (Christie - 12, 303).

10. “He might have leaped back. You did not see anyone else in the room?” (Doyle - 27, 196).

11. “…Death was due to acute paralysis of the heart, and must have been practically instantaneous” (Christie - 3, 41).

12. “But for two of them, and one a woman, it must have been heavy work, the raising of the stone” (Doyle - 27, 363).

Модальный глагол may/might в значении предположения репрезентирует сниженную степень уверенности говорящего в содержании высказывания, а модальный глагол must повышенную степень уверенности, что дает основание говорить о дифференцированном характере прагматических свойств соответствующих высказываний..

13. “If your hostess asks you to come with her, naturally you go. And certainly Joyce had no suspicion of Mrs Drake” (Christie - 5, 229).

14. “Surely my whole chain of reasoning cannot be false. It is impossible!” (Doyle - 27, 38).

15. “And he was undoubtedly speaking the truth. He did hate Mrs Leidner” (Christie - 12, 286).

Модальные слова (certainly, surely, undoubtedly) в приведенных высказываниях репрезентируют высокую степень выраженности значения уверенности и свидетельствуют о соответствующих прагматических свойствах актуализации СС «Уверенность».

Таким образом, анализ фактического материала, включающий рационально-дискурсивный компонент, позволил установить, что семиосфера «Уверенность» имеет конституенты модального свойства, которые регулируют степень выраженности категориального значения. Рассмотрение данных конституентов в актуализации СС «Уверенность» даёт возможность установить следующие факты.

1. Категоричность/некатегоричность высказывания формирует три степени выраженности значения уверенности: низкую, повышенную, высокую.

2. Степень выраженности рассматриваемого значения зависит от свойств субъекта речи: а) языковые знаки СС «Уверенность» (СИ1) имеют тенденцию к постепенному, последовательному повышению прагматического воздействия;

б) языковые знаки СС «Уверенность» (СИ2) характеризуются стабильностью повышенной степени ее выраженности, что не всегда соответствует прагматическому воздействию на адресата; в) языковой потенциал СС «Уверенность» (СЛ) отличается непоследовательностью и большим разрывом в интенсификации.

3. Фактор интенсивности в актуализации СС «Уверенность» находится в прямой зависимости от гендерной маркированности дискурса: ДДМ имеет тенденцию к повышенной и высокой степени выраженности, что коррелирует с категоричностью высказывания и создает предпосылки для его высокого прагматического эффекта.

ДДФ характеризуется большей стабильностью выражения категориального значения с высокой степенью аргументированности содержания речи и, соответственно, высокой прагматичностью высказывания.

Таким образом, квалитативно-квантитативный фактор выраженности семиосферы уверенности свидетельствует о разноплановом характере ее актуализации в ДД, что позволяет сделать вывод о прагматической неоднозначности языковых единиц, отражающих все нюансы межличностных отношений в коммуникативной ситуации. Анализ фактического материала позволил получить выводное знание относительно особенностей функционирования СС «Уверенность» в детективном дискурсе.

Результаты анализа относительно квалитативного и квантитативного компонентов СС «Уверенность» свидетельствуют о том, что изменение степени выраженности уверенности обусловлено различным речевым поведением субъектов противоположного основания, а также полоролевым различием ДД (ДДМ, ДДФ). Однако и качественный, и количественный показатели актуализации СС «Уверенность» демонстрируют устойчивость таких свойств антропологического кода СИ1, как постепенность и последовательность перехода от повышенной степени уверенности к высокой, что свидетельствует о наличии различий в прагматическом воздействии на адресата.

Исследование СС «Уверенность» в двутиповом англоязычном детективном дискурсе показало, что степень интенсивности выражения данной семиосферы соотносится с концептосферой «Сила», которая репрезентируется содержательными компонентами интеллектуального, нравственного и физического порядка. В данной работе концептосфера рассматривается как концептуальное поле, которое определяется совокупностью взаимосвязанных содержательных компонентов («Закон», «Интеллект», «Аргументация», «Логика», «Сотрудничество»). В качестве одного из компонентов концептосферы «Сила» рассматривается в работе показатель социальной поддержки. Он реализуется как фоновый субъект в англоязычном детективном диcкурсе. К таким героям английских детективных произведений относятся Гастингс, Ватсон. Как показало исследование, фактор силы напрямую связан с повышением прагматического воздействия семиосферы «Уверенность».

Детективный дискурс мужского типа характеризуется интенсификацией компонента «Сила» и, соответственно, прагматической ценности семиосферы уверенности благодаря высокому интеллектуальному статусу ведущего субъекта речи и наличию фоновой фигуры, тогда как показатель внутренней силы ведущего субъекта истинного основания в детективном дискурсе женского типа обеспечивается не только высоким интеллектуальным статусом, но и личностными свойствами в русле английских культурных традиций.

16. “You unutterable little jackanapes of a foreigner!” cried Clarke, purple with rage (Christie - 17, 154).

17. “Don't you despise the old Pussies in this village of yours, my boy," he said. "In case this turns out to be a high powered mystery, which I don't suppose for a moment it will, remember that an elderly unmarried woman who knits and gardens is streets ahead of any detective sergeant. She can tell you what might have happened and what ought to have happened and even what actually did happen! And she can tell you why it happened!” (Christie - 8, 51).

Представление главного героя даётся таким образом, что в том и в другом угадывается женское начало, сближающее этих двух лиц (Эркюль Пуаро, Мисс Марпл). Их объединяет сниженность социального статуса: Пуаро– иностранец (16), Марпл – женщина в пожилом возрасте (17), что отражает традиционное представление о таком человеке, как личности, не имеющей необходимого деятельностного потенциала: иностранец не сможет полностью включиться в этнокультурную специфику жизни английского общества, а почтенная английская дама должна иметь интересы более легкого и утонченного мыслительного плана.

18. “The mental activity, it is so interesting, so stimulating! The employment of the little grey cells is a mental pleasure. They and they only can be trusted to lead one through fog to the truth…” (Christie - 23, 129).

19. Poirot also rose and bowed with his accustomed politeness as I passed out of the room (Christie - 23, 264).

20. “So sorry - so very sorry - to intrude - good-evening, Colonel Melchett. As I say, I am so sorry, but hearing that Mr. Hawes was taken in, I felt I must come round and see if I couldn't do something” (Christie - 22, 264).

Анализ фактического материала позволяет выделить общий антропологический код первого субъекта истинного основания (СИ1) в ДДФ, включающего личностные показатели: «сниженный социальный статус», «высокий интеллектуальный потенциал» (18), «уважение к этнокультурным традициям», «целеустремлённость», «высокая культура поведения» (19-20).

21. “The English law is in the main a just law. You will get no worse than your deserts from that, Mr. Douglas” (Doyle - 27, 1214).

22. “He is his own master, and would act as his own judgment directed. At the same time, he would naturally feel loyalty towards the officials who were working on the same case, and he would not conceal from them anything which would help them in bringing a criminal to justice (Doyle - 27, 1195).

В ДДМ антропологический код первого субъекта истинного основания (СИ1) включаются такие личностные показатели, как «соблюдение закона», «высокий интеллект», «поиск аргументации», «рациональность и логика высказываний», «стремление к сотрудничеству».

Рассмотрение семиосферы уверенности показало, что она обладает достаточным корпусом языковых знаков, репрезентирующих разные степени выраженности исследуемого категориального значения. Использование данного фактора позволило установить зависимость прагматического эффекта актуализации СС «Уверенность» в детективном дискурсе от качественного и количественного показателей.

Высказывания субъекта ложного основания отмечены высокой степенью уверенности, что является показателем демонстративности поведения в коммуникативной ситуации при внутреннем состоянии неуверенности.

23. A cry burst from Nick.

“This is untrue – every word of it!” Poirot pointed a hand at her.

“Voila!” he said. “The person K.! It was Mademoiselle Nick who shot her cousin, Maggie Buckley.” “Are you mad?' cried Nick. 'Why should I kill Maggie?” “In order to inherit the money left to her by Michael Seton! Her name too was Magdala Buckley – and it was to her he was engaged – not you.” “You– you–” She stood there trembling – unable to speak (Christie - 15, 345).

В данном примере степень выраженности уверенности рассматривается в работе как низкая за счет использования эмоционально окрашенной лексики cry burst, что соответствует тезису Е.Н. Зарецкой относительно эмоциональной неуравновешенности как факторе слабости и неуверенности человека.

Словосочетание unable to speak иллюстрирует отсутствие у преступника доводов в свою защиту, что является знаком неуверенности и, как следствие, признанием вины.

Таким образом, прагматические особенности актуализации СС «Уверенность» в детективном дискурсе устанавливаются на основе двух основных факторов: 1) собственно лингвистического; 2) социокультурного.

Обращение к собственно лингвистическому фактору позволило выделить зависимость прагматического воздействия СС «Уверенность» от степени выраженности значения, что представлено языковыми знаками категоричности и интенсивности.

Социокультурный фактор определил зависимость прагматической ценности актуализации СС «Уверенность» от субъектного компонента детективного дискурса, который ориентирован на статусную позицию и на полоролевую позицию дискурса (ДДМ/ДДФ).

Исследование прагматических особенностей актуализации семиосферы «Уверенность» в детективном дискурсе продемонстрировало, что имеются вопросы, требующие дальнейшего анализа, что может способствовать развитию теории дискурса, в частности, актуализация семиосферы «Уверенность» в других дискурсах. Перспективой исследования данной проблематики является изучение эксплицитности/имплицитности средств выражения категории «Уверенность–Неуверенность», а также особенности межкатегориального взаимодействия «Сила/Слабость» и роль фонового субъекта в детективном дискурсе.

Основные положения диссертации отражены в 12 публикациях:

1. Меркулова, Е.Н. Частотные средства выражения микрополя неуверенности [Текст] / Е.Н. Меркулова // Мир науки, культуры, образования. – 2008. – №5 (12). – С. 73-75.

2. Меркулова, Е.Н. Реализация семиосферы «уверенность» через межсубъектные отношения детективного дискурса [Текст] / Е.Н. Меркулова // Мир науки, культуры, образования. – 2009. – №(19). – С. 57-59.

3. Меркулова, Е.Н. Модальная основа категории уверенности [Текст] / Е.Н. Меркулова // Актуальные проблемы лингвистики и лингводидактики. – Иркутск : Иркут. высшее военное авиационное инженерное училище (военный институт), 2005. – С. 137-140.

4. Меркулова, Е.Н. Актуализация модальности уверенности лексическими средствами английского языка [Текст] / Е.Н. Меркулова // Актуальные проблемы лингвистики и лингводидактики. – Барнаул : Изд. Алтайской академии экономики и права, 2006. – С. 100-102.

5. Меркулова, Е.Н. Психологический подход в исследовании семантики уверенности/неуверенности в английском языке [Текст] / Е.Н. Меркулова // Общетеоретические и типологические проблемы языкознания. – Бийск :

Бийский пед. гос. ун-т им. В.М. Шукшина, 2007. – С.57-61.

6. Меркулова, Е.Н. Гендерные особенности реализации категории «уверенность/неуверенность» в английском языке [Текст] / Е.Н. Меркулова // Актуальные проблемы лингвистики и лингводидактики. – Барнаул : Изд. Алтайской академии экономики и права, 2009. – Вып. 3. – Т. 1. – С. 92-96.

7. Меркулова, Е.Н. Модальные глаголы как средство выражения семантики «уверенность/ неуверенность» [Текст] / Е.Н. Меркулова // Актуальные проблемы лингвистики и лингводидактики. – Барнаул: Изд. Алтайской академии экономики и права, 2009. – Вып. 3. – Т. 2. – С. 90-95.

8. Меркулова, Е.Н. Детективный дискурс и фактор субъекта в семиосфере «уверенность/ неуверенность» [Текст] / Е.Н. Меркулова // Русский язык в историко-лингвистическом и социокультурном поле. – Иркутск : Иркут.

гос. тех. ун-т, 2009. – С. 39-42.

9. Меркулова, Е.Н. Разделительные вопросы как средство выражения семиосферы «Уверенность» [Текст] / Е.Н. Меркулова // Актуальные проблемы лингвистики и лингводидактики. – Барнаул : Изд. Алтайской академии экономики и права, 2010. – Вып. 4. – С. 141-145.

10. Владимирская, Л.М. Детективный дискурс: формирование антропологического кода [Текст] / Л.М. Владимирская, Е.Н. Меркулова // Актуальные проблемы лингвистики и лингводидактики. – Барнаул : Изд.

Алтайской академии экономики и права, 2011. – Вып. 5. – С. 92-97. (доля автора составляет 50%) 11. Меркулова, Е.Н. Интенсификаторы в реализации семиосферы «Уверенность» [Текст] / Е.Н. Меркулова // Актуальные проблемы лингвистики и лингводидактики. – Барнаул : Изд. Алтайской академии экономики и права, 2011. – Вып. 5. – С. 140-146.

12. Меркулова, Е.Н. Человеческий фактор в семиосфере «Уверенность» [Текст] / Е.Н. Меркулова // Актуальные проблемы современной лингвистики: материалы II Всероссийской Интернет. – Красноярск :

Краснояр. гос. пед. ун-т им. В.П. Астафьева, 2011. – С. 37-42.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.