WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ПОДОЙНИЦЫНА Ольга Эдуардовна

ПОЭЗИЯ Н.М. КАРАМЗИНА: ТЕМЫ И ЖАНРЫ

Специальность 10.01.01 – русская литература

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата филологических наук

Москва – 2012

Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Московский педагогический государственный университет» на кафедре русской литературы филологического факультета

Научный руководитель

доктор филологических наук, профессор Коровин Валентин Иванович

Официальные оппоненты

Сапченко Любовь Александровна

доктор филологических наук, доцент, ФГБОУ ВПО «Ульяновский государственный педагогический университет имени И.Н. Ульянова»,

филологический факультет, кафедра литературы, профессор кафедры

Дмитриева Екатерина Евгеньевна

кандидат филологических наук, Институт мировой литературы

им. А.М. Горького, Российская академия наук,

сектор русской классической литературы, старший научный сотрудник

 

Ведущая организация

ФГБОУ ВПО «Государственный институт русского языка

имени А.С. Пушкина»

Защита состоится 21 декабря 2012 года в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.154.02 при ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет» по адресу: 119991, г. Москва, ул. Малая Пироговская, д. 1, стр.1, ауд. 304.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет» по адресу: 119991, г. Москва, ул. Малая Пироговская, д. 1, стр.1.

Автореферат диссертации разослан «___»______________ 2012 г.

Ученый секретарь 

диссертационного совета  Волкова Екатерина Валерьевна

ПОЭЗИЯ Н.М. КАРАМЗИНА: ТЕМЫ И ЖАНРЫ

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Творческое наследие Н.М. Карамзина на протяжении многих десятилетий вызывает неизменный интерес у отечественных и зарубежных литературоведов. Написано немало научных работ и статей, посвященных изучению различных аспектов творчества Карамзина. Этот факт свидетельствует о том, что интерес к личности и произведениям писателя не ослабевает, а отдельные направления его творчества остаются в поле пристального внимания исследователей.

В богатой истории России немного найдется имен людей, которые по оставленному ими следу, по масштабам и многогранности своей деятельности были бы сопоставимы по значимости с фигурой Николая Михайловича Карамзина.

Карамзин не только великий историк, писатель и журналист, он являет собой уникальное явление русской культуры, и каждое направление его деятельности должно быть исследовано и осмыслено как часть серьезного творческого наследия, оказавшего значительное влияние на последующее развитие, в том числе русской литературы.

Поэзия не занимает в творческом наследии Карамзина столь же значительного места, как история, журналистика и беллетристика. Можно даже сказать, что из всех видов творчества, пронесенных через всю жизнь (первое из дошедших до нас стихотворений Карамзина было написано в 21 год, последнее незадолго до смерти), его стихи имели намного меньше читателей и привлекали меньшее внимание исследователей.

Тем не менее, поэзия Н.М. Карамзина заслуживает особого внимания как важная составляющая его творческого наследия, оказавшая влияние на формирование последующих поколений русских поэтов, включая В.А. Жуковского, К.Н. Батюшкова и А.С. Пушкина.

За последнее время были опубликованы исследования, касающиеся тех или иных аспектов поэзии Н.М. Карамзина. Неоднократно отмечалось влияние системы философских и эстетических воззрений Карамзина на его поэтическое творчество. Б.М. Эйхенбаум прямо утверждал, что «поэтика неразрывно связана у Карамзина с общефилософскими его суждениями». Однако анализ поэтического наследия Н.М. Карамзина в тематическом и жанровом аспекте, включая его эстетические воззрения, не становился предметом специального и разностороннего исследования. Влияние эстетических воззрений автора на его поэтическое творчество во многом определяет новизну тематики и жанрового содержания поэзии Н.М. Карамзина и способствует выводу на новый уровень значимости темы поэтического наследия писателя и места поэзии Н.М. Карамзина в развитии русской литературы. Целостный  подход к изучению поэзии автора, ее тем и жанров в контексте особенностей Н.М. Карамзина как поэта определяет основное направление проведенного исследования. Этим и определяется, на наш взгляд, актуальность предпринятого исследования.

Цель диссертации – осуществить целостный анализ поэзии Н.М. Карамзина. В диссертации были поставлены следующие задачи:

1.        Изучить и представить исследование литературы, посвященной поэзии Н.М. Карамзина, показав, что анализ поэтического наследия автора, в том числе влияние эстетических воззрений на темы и жанры, не становился предметом специального исследования.

2.        На материале статей и писем Карамзина определить его понимание поэзии, критерии оценки поэтических произведений и показать применение этих критериев в творчестве.

3.       Установить  круг тем, жанров, поэтических приемов, определяющих своеобразие поэзии Карамзина.

4.       Осуществить анализ стихотворений, имеющих определяющее значение для характеристики поэтического творчества Карамзина.

5.        Выявить и объяснить соотнесенность и пересечения поэзии Карамзина с его прозой.

6.       Осуществить целостный анализ поэзии Карамзина, ее тем и жанров.

Объект исследования. Поэзия Карамзина, ее темы и жанры.

Теоретико-методологической основой диссертации являются теоретические и историко-литературные труды исследователей творчества Карамзина и его современников, в частности П.Н. Беркова, Г.А. Гуковского, Н.Д. Кочетковой, Д.С. Лихачева, Ю.М. Лотмана, Г.П. Макогоненко, И.З. Сермана, Н.Я. Эйдельмана, Б.М. Эйхенбаума. В процессе решения поставленных задач использовались следующие методы:  описательный структурный, культурно-исторический, социально-генетический, сравнительно-типологический, метод системного анализа.

Научная новизна проведенного исследования заключается в оригинальном научном подходе к целостному анализу поэтического наследия Н.М. Карамзина, основанном на взаимосвязи тематического и жанрового аспектов его поэзии и эстетических воззрений. Тематическая и жанровая палитра поэзии Карамзина существенно обогащена впервые вводимым в научный оборот материалом, целостным анализом большого количества стихотворений, никогда не привлекавших к себе специального внимания. Особое внимание в работе уделено анализу влияния эстетических воззрений писателя на его поэтическое творчество и развитие интереса к поэтическому наследию Н.М. Карамзина в XIX – XXI веках, что можно отметить как индивидуальный подход соискателя к представленной теме.

Практическое значение полученных результатов. Результаты проведенного исследования могут быть использованы при преподавании русской литературы XVIII века, при подготовке спецкурсов и спецсеминаров, разработке тематики курсовых и дипломных работ на филологических факультетах университетов и педагогических институтов, в гуманитарных лицеях и гимназиях, в классах с углубленным изучением русской литературы.

Положения, выносимые на защиту:

1) Период поэтического творчества Н.М. Карамзина длился около полутора десятилетий. В это время было создано большинство статей, в которых автор изложил свое понимание поэзии и дал характеристики отдельным поэтам. Эти статьи до сих пор остаются на периферии внимания исследователей. Вместе с тем, совокупность сказанного Карамзиным о поэзии и поэтах является основополагающим для понимания эстетических установок писателя, критериев подхода к анализу и оценке поэтических произведений.

2) «Поэзия» как наиболее значимое, «программное» стихотворение Н.М. Карамзина, - один из первых образцов творческой декларации – жанра, ключевого для русской поэзии последующих периодов, который позднее станут называть стихами о поэте и поэзии.

3) «Богатырская сказка» Н.М. Карамзина «Илья Муромец» как уникальное произведение в творческой биографии Карамзина и в истории русской поэмы XVIII века, поскольку Карамзин вступает в противоречие с традициями не только античной мифологии, греческого и римского героического эпоса, но и с русской былинной традицией.

4) Стихотворения в прозаических произведениях Карамзина. Роль стихов в тексте «Писем русского путешественника» и песен в повести «Афинская жизнь». Стихи и проза существуют и взаимодействуют в произведениях Н. М. Карамзина как две стихии: контрастируя, они дополняют друг друга в реализации единой художественной функции.

Апробация результатов диссертации. Основные положения диссертации докладывались на заседаниях кафедры, были подтверждены авторитетными рецензиями на статьи, принятые к публикации в журналах, рекомендованных ВАК, а также были одобрены ведущими учеными кафедры, выступавшими в качестве рецензентов и экспертов на заключительном обсуждении диссертации.

Публикации. Основное содержание диссертации отражено в 4 публикациях. Опубликованные Подойницыной О.Э. работы дают целостное представление о решении основной научной задачи, поставленной соискателем. Эти работы отражают как поэтапные результаты исследования, так и итоговые. Результаты нашли отражение в научных статьях, опубликованных в периодических изданиях, включенных в перечень научных изданий ВАК РФ.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, последняя из которых включает 8 подразделов, и заключения. Общий объем диссертации - 185 страниц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В Введении обосновывается актуальность работы, ее новизна и практическая значимость, формулируются цели и задачи, определяется объект исследования, приводятся данные об апробации, публикациях и структуре  работы.

В первой главе осуществлен анализ литературно-критических работ и научных исследований, посвященных поэтическому наследию Н.М. Карамзина и появившихся на протяжении последних полутора десятилетий. Хотя стихи Карамзина многократно перепечатывались и при его жизни, и после смерти, и им неизменно отводился первый том в собраниях сочинений автора, едва ли не первая статья, специально посвященная  их анализу, была написана лишь через сорок лет после смерти Н.М. Карамзина. Статья П.А. Вяземского «Стихотворения Карамзина» впервые появилась в 1867 г. Мемуарный материал, вошедший в статью, и суждения Вяземского о поэзии Карамзина, открыли русской поэзии не только новую философию и новый эмоциональный мир, но и новую палитру художественных средств: краски, точность выражения и музыкальный ритм. В Карамзине Вяземский усматривает родник, явившийся истоком следующих потоков, которыми «Жуковский, Батюшков, Пушкин оплодотворили нашу поэтическую почву».

Следующая статья о поэзии Н.М. Карамзина появилась полвека спустя. В 1912 г. вышел в свет составленный Б. Покровским сборник «Н.М. Карамзин. Его жизнь и сочинения». В сборник была включена статья Я.К. Грота «Литературная деятельность Карамзина». Несмотря на небольшой объем статьи и очевидно сдержанную оценку литературного творчества Карамзина в целом и его поэзии в частности, авторитетность имени автора привлекла к теме внимание современников, которые не раз ссылались на статью Грота.

В годы, предшествовавшие Октябрьской революции, на протяжении сравнительно небольшого времени появляется несколько статей, посвященных поэзии Карамзина. В диссертации разобраны, в частности работы Н. Чечулина, И.Н. Розанова, Д. Рогинского и др. Все рассмотренные статьи при очевидных различиях объединяет то, что методологически они выполнены на уровне своего времени. Однако одновременно с ними была написана статья, вошедшая в научный оборот намного позднее, но по своеобразию и зрелости подхода принадлежавшая будущему и открывавшая новый путь к пониманию и объяснению Карамзина. Ее автором был молодой Б.М. Эйхенбаум, статья вошла в его сборник «Сквозь литературу».

Главное в статье – это обоснование того факта, что поэтика Карамзина может быть разгадана и правильно объяснена только исходя из понимания особенностей эстетических воззрений писателя. Лучшее из того, что было написано о поэзии Карамзина, вплоть до Г.А. Гуковского и Ю.М. Лотмана, строилось на понимании указанного Эйхенбаумом соответствия между философией и поэтикой писателя.

В 1936 г. в Малой серии «Библиотеки поэта» вышел сборник «Карамзин и поэты его времени». Это было первое издание стихов Карамзина при советской власти. И хотя он разделил пространство книги с другими авторами, сам факт ее выхода должен быть расценен как событие. В предисловии, написанном А. Кучеровым, собственно стихам  уделено сравнительно скромное место. Бльшую часть статьи занимает общая характеристика творческого пути Карамзина, которая, безусловно, была в свое время полезна и информативна.

В 1953 г.  в Большой серии «Библиотеки поэта» Карамзин был издан вновь вместе с И.И. Дмитриевым. Вступительная статья и здесь написана А. Кучеровым. Наиболее одиозные формулировки 1936 г. в ней заметно смягчены.  Собственно поэзии Карамзина уделено значительно больше специального внимания, сделано немало существенных наблюдений. Заслуживает внимания материал, приводимый А. Кучеровым в поддержку его тезиса о влиянии Карамзина на стихотворный язык своего времени.

К поэзии Карамзина дважды обращался выдающийся исследователь русской литературы Г.А. Гуковский: в 1939 г. в учебнике «Русская литература ХVIII века» (М.: Учпедгиз, 1939, с. 516-518) и в 1941 г., в «Истории русской литературы» (т. 5, М.:Л.: Изд. АН СССР, 1941, с. 91-94). Оба соответствующих раздела во многих случаях совпадают буквально. Природа у Карамзина, отмечает исследователь, одухотворена чувствами живущего вместе с ней человека. «Бледная осень – это образ, не реализуемый зрительно, конкретно (аллегории здесь явно нет), а лишь словесная нота, настраивающая душу на “осенний“ лад. Слово значимо не своим конкретным значением, а обертонами, лирическими ассоциациями, ему свойственными»1. Специальное внимание уделяет Г.А. Гуковский тому, как осваивал Карамзин-поэт опыт европейских литератур.

В 1955 г. вышла в свет монография А.Н. Соколова «Очерки по истории русской поэмы  XVIII  и первой половины XIX века» (М.: Изд. МГУ, 1955 – 692 с.). Первый раздел главы «Сказочно-богатырская поэма» содержит анализ поэмы или, как определял ее сам автор, «богатырской сказки» Карамзина «Илья Муромец». Это наиболее обстоятельный разбор данного произведения, содержащий ряд верных наблюдений, которые необходимо принять во внимание. Но проделанный анализ отличает прокурорский тон, который был в 50-е гг. прошлого века общепринятым применительно к Карамзину, и очевидна предвзятость оценок. Сам термин «сентиментализм» получает в языке монографии очевидное обвинительное звучание. А последняя фраза звучит как приговор: «“Западнические“ тенденции взглядов Карамзина вступали в противоречие с его стремлением придать национальное своеобразие отечественной поэме и усиливали тот классовый антагонизм, который не позволил вождю дворянского сентиментализма стать автором “русской эпопеи“»2.

В 1964 г. вышли в свет двухтомные «Избранные сочинения» Карамзина. Это издание, выпущенное тиражом в 50 000 экз., надолго стало базовым для широкого читателя и источником текстов для других массовых изданий. Вступительная статья к нему «Жизнь и творчество Н.М. Карамзина», написана П.Н. Берковым и Г.П. Макогоненко. Авторы, в частности, отмечают, что фразеология Карамзина, его образы, поэтические словосочетания (типа: “люблю – умру любя“, “слава – звук пустой“, «голос сердца сердцу внятен“, “любовь питается слезами, от горести растет“, “дружба – дар бесценный“, “беспечной юности утеха“, “зима печали“, “сладкая власть сердца“ и т.д.) были усвоены последующими поколениями поэтов, их можно встретить и в ранней лирике Пушкина.

В «Истории русской поэзии» (Л.: Наука, 1968) глава  «Поэзия русского сентиментализма» (т.1, с.163-187) написана Н.Д. Кочетковой. Следует отметить особое внимание, уделяемое исследовательницей жанровой палитре Карамзина-поэта. В его любовной лирике наличествует мягкий юмор, шутливый слог, создающий «впечатление дружеской беседы, в которой участвует читатель или слушатель как молчаливый собеседник»3. В «Аглае», отмечает Н.Д. Кочеткова,  «жанровые разграничения теряют свой смысл, так как организующим началом в композиции здесь действительно становится тематический принцип. Все это в корне противоречило традициям классицизма  <…> В творчестве Карамзина еще заметнее стремление отойти от системы жанров, установленных классицизмом»4.

Богата новыми и интересными наблюдениями статья А. Кросса «Разновидности идиллии в творчестве Карамзина»5. Ее автор сумел даже в произведениях такого далекого от политики  жанра, как идиллия, увидеть отпечаток общественных позиций поэта и его отношения к актуальным событиям своего времени.

Как уже отмечалось в «Введении», статья Ю.М. Лотмана «Поэзия Карамзина» – самая глубокая, содержательная и убедительная из всех работ, посвященных данной теме. Подлинный предмет внимания ее автора – не собственно поэзия Карамзина, а сам Карамзин, в характеристику которого вписана характеристика его поэзии.

В последнее десятилетие появилось несколько работ о поэзии Карамзина, ознаменованных и новыми подходами, и оригинальными, зачастую убедительно аргументированными наблюдениями. Это, в частности, статьи В.А. Лысогорского «Мотив мечты в поэзии Н.М. Карамзина  (Филологические этюды. Сборник статей молодых ученых. Саратов, 2000, вып. 3, с. 97-99);  Л.А. Сапченко «Символика осени у Карамзина и у Боратынского» (Ученые записки Казанского гос. ун-та, 2000, т. 139, с.132-137); Т.А. Алпатовой «Взаимодействие прозы и поэзии в художественной системе «Писем русского путешественника» Н.М. Карамзина (XVIII  век: судьбы поэзии в эпоху прозы, М., 2001, с. 184-197);  А.А. Смирнова «Концепт дружбы в лирике Н.М. Карамзина и А.С. Пушкина (Проблемы изучения русской литературы XVIII века. СПб, 2003, с. 295-316); Е.П. Садовниковой «Вклад Карамзина в русскую поэзию (Известия Пензенского гос. пед. ун-та, Пенза, 2005, № 1, ч. 2, с. 44-46), О. Козьминой «Своеобразие поэзии Н.М. Карамзина  (Клушинские чтения-2007. Орел, 3007, с. 43-48) и др. В 1999 г. была защищена кандидатская диссертация Е.В. Ефремовой «Стихотворное наследие Н.М.Карамзина: проблемы поэтики и версификации» (М., МГУ, 1999).

Как заслуживающие особого внимания нами анализируются статьи Н.И. Михайловой «Из комментария к лирике Пушкина (Пушкин и Карамзин). (Болдинские чтения. Нижний Новгород, 1999, с. 157-164), И.Б. Александровой «“Высокая простота“ поэзии Н.М. Карамзина» (Русская речь, 2003, № 3, с. 3-10), опубликованные в 2006 г. в 24 выпуске сборника «XVIII век»  две статьи немецких исследователей: «“Эстетика отказов“ и отказ от похвалы в поэзии Карамзина 1792-1793 гг.» М. Денэ и «Поэтологическая лирика Карамзина» М. Шрубы.

Изучение работ, в которых идет речь о стихах Карамзина, позволяет проследить движение научной мысли к сегодняшнему уровню представлений о поэзии Карамзина, по достоинству оценить сделанное и очертить круг задач, еще не получивших своего решения.

Мнение, что Карамзин ознаменовал свое  место в русской культуре в первую очередь как историк, во вторую как прозаик и лишь в третью как поэт, высказывалось не раз. Так его воспринимали современники, это мнение остается актуальным и соответствует истине. Тем не менее, эволюция в подходе к стихам Карамзина несомненна. На протяжении Х1Х и начала ХХ веков появилось считаное количество статей о Карамзине-поэте. Во второй половине ХХ века положение заметно изменилось.

Интерес к стихам Карамзина в значительной степени стимулировало их издание в Большой серии «Библиотеки поэта», особенно «Полное собрание стихотворений», выпущенное Ю.М. Лотманом. Но данные интерес еще  не соответствует их действительной значимости. Во второй половине прошлого века издательства «Художественная литература», «Детская литература», «Советская Россия» и другие огромными тиражами, рассчитанными на широкого читателя, выпускали сборники стихов и крупных, и второстепенных поэтов. Но стихотворения Карамзина в них отсутствовали. Соответственно, круг исследователей поэзии Карамзина был также достаточно узок.

Поэтому важно отметить сделанное исследователями в последние годы. Пристального внимания и высокой оценки заслуживают, в частности, работы известной исследовательницы литературы XVIII века Н.Д. Кочетковой.  Значительный интерес представляют и работы некоторых молодых ученых. Очевиден и отраден интерес, проявляемый к поэзии Карамзина западноевропейскими специалистами.

Но необходимо признать, что на сегодня поэзия Карамзина изучена и изучается избирательно: отдельные произведения, отдельные темы, отдельные жанры, отдельные проблемы. Поэтому актуально исследование, цель которого показать результаты анализа поэзии Карамзина, особенности ее тем и жанров, раскрыть место Карамзина-поэта в истории русской литературы. Думается, что предлагаемый краткий очерк научного изучения поэзии Карамзина подтверждает актуальность темы данной диссертации и перспективность избранного аспекта ее рассмотрения.

Во второй главе на материале высказываний, содержащихся о поэзии и поэтах в статьях и письмах Карамзина, предпринята попытка установить их место в эстетической системе Карамзина. Содержание данной главы вмещает в себя часть материала, который содержится в анализируемых в работе статьях и письмах Карамзина, и который необходим для исследования основной темы. Также важно отметить, что очень многое о понимании поэзии и отношении к поэтам было выражено Н.М. Карамзиным в его стихах, исследуемых в третьей главе. Такое структурирование материала представляется эффективным для раскрытия темы работы. Целостное представление об эстетических позициях Карамзина складывается на основании совокупности всех источников, т.е. стихотворений, статей, писем. Естественно, формы выражения в них различны, но существенных противоречий обнаружить нельзя, т.к. у них один автор – Карамзин, и его эстетические воззрения последовательны.

Главное, что необходимо отметить и что прежде всего обращает на себя внимание и в стихотворениях, и в статьях, - первостепенное значение того места, которое автор отводил поэзии в творчестве и в своей системе ценностей. Слово «поэзия» многократно сопровождается у него эпитетами «священная», «святая» и т.п. Именно этим высоким статусом во многом объясняется требовательность Карамзина к поэзии и поэтам.

Уже в одной из первых его статей «О сравнении древней, а особливо греческой, с немецкою и новейшею литературою» впечатляет самостоятельность и глубокая теоретичность мышления двадцатипятилетнего автора. Особое внимание обращают на себя историзм его мышления и ориентация на полноценный учет национального своеобразия литератур. Автор объясняет, что совершенство не есть вечное и вневременное понятие – оно различно в разные времена, вкус, т.е. само представление о прекрасном, подвергается изменениям. Новая поэзия не может и не должна копировать древнюю, ибо различны «обстоятельства, в которых образовалась  поэзия древних и наша поэзия».

Поэзия, ее свойства и место в жизни были постоянным предметом раздумий Карамзина. Ему было свойственно обобщать результаты своих раздумий и формулировать требования, предъявляемые им к поэзии и поэтам особенно в то время, когда он задумывал новое издание и приступал к реализации этого замысла. Так, в 1791 г. начиная выпуск «Московского журнала», Карамзин высказал следующую мысль: «Высокое парение мыслей вместе с жаром чувства составляет душу лирической поэзии; у нас по большей части ищут в одах пустого грома слов, ищут и не находят»6.

А тремя годами позднее, начиная издавать альманах «Аглая», он в первом же выпуске помещает программную статью, которая называлась «Что нужно автору?», где он формулирует требования к поэту.

Если стихотворец пишет не о том, что подлинно занимает его душу, если он описывает не те предметы, которые  ему близки и влекут его воображение, он не достигнет той живости, истины и сообразности в частях, которые составляют художественное целое. Особенно характерно и показательно для эстетических позиций Карамзина его указание на то, что не одни «великие предметы могут воспламенять стихотворца», следует изображать  «обыкновенную мысль, обыкновенное чувство». При этом  следует украшать выражением, означить горесть не только общими чертами, которые, будучи слишком обыкновенны, не могут производить сильного действия в сердце читателя, – но особенными, имеющими отношение к характеру и обстоятельствам поэта»7.

Он добивается того, чтобы поэты изображали действительность, правду событий и правду чувств, изображали то, что им знакомо и ими испытано, ибо именно такое изображение пробудит отклик в душах читателей.

В том же 1796 г., когда  появилось предисловие к «Аонидам», Карамзин написал и приложил к письму к И.И. Дмитриеву философско-эстетический этюд «Мысли о Любви», в котором Карамзин настаивает на том, что для изображения своих ощущений необходимо «отделиться от них», «разобрать, разложить, видеть их цель, совокупность, оттенки».

Это суждение очень характерно для эстетики Карамзина. Он убежден, что изображение эмоций должно быть аналитичным. Следует не просто изливать страсти, но осмысливать их, быть способным оценить их как бы со стороны, оставаться во власти трезвого рассудка. В своих собственных стихах о любви автор воплощает этот принцип в творческую практику.

Особого внимания заслуживает и статья «Письмо в “Зритель“ о русской литературе», главная мысль которой состоит в том, что русские не менее богаты талантами, чем другие народы, и лишь в силу своей скромности не оспаривают пальму первенства у французских, немецких и других литераторов.

Трезво и реалистически оценивая состояние русской поэзии, Карамзин не мог не признавать, что она отстает от поэзии европейских стран, что ей есть, чему учиться, что перенимать у других народов. Каждый факт создания произведений, которые могли соперничать с европейскими образцами («Слово о полку Игореве» и поэмы Оссиана, поэма Богдановича «Душенька» и «Басня» Лафонтена) он воспринимал с нескрываемым торжеством. В тексте статьи «Отчего в России мало авторских талантов?» выражена уверенность, что «со временем будет, конечно, более хороших авторов в России».

Обобщенных суждений о природе поэзии Карамзин оставил относительно немного. Однако мы располагаем значительным объемом его оценок отдельных русских поэтов, распыленных в его статьях и особенно в письмах. 

Особое место в ряду статей Карамзина о поэзии  занимает его статья «О Богдановиче и его сочинениях». Это не только самый обстоятельный анализ творчества поэта из всех, которые оставил Карамзин, но и важная веха в истории русской критики. И.И. Дмитриев даже считал, что глубокий анализ творчества писателей начинается в России с этой статьи Карамзина.  Обращает на себя внимание широта подхода автора к своему предмету: статья содержит не только характеристику жизненного и творческого пути Богдановича, но и попытку оценить его произведения в аспекте компаративистики – дать сопоставительный анализ Богдановича и Лафонтена. При этом Карамзин видит в Лафонтене и Богдановиче фигуры равновеликие, каждая из которых имеет свои преимущества: «Лафонтеново творение полнее и совершеннее в эстетическом смысле, а “Душенька“ во многих местах приятнее и живее…»8. Можно с уверенностью утверждать, что решающее значения и для восприятия поэмы, и для ее длительного последующего влияния на литературное развитие имело то ее прочтение, которое утвердила статья Карамзина.

Значительный материал, характеризующий отношение Карамзина как к поэзии вообще, так и к отдельным поэтам содержат дошедшие до нас мемуарные источники и  письма, в особенности письма к Дмитриеву.

Именно в  письме к Дмитриеву нашла себе  место формулировка, открывающая путь к пониманию одной из существеннейших основ философии и эстетики Карамзина. 28 августа 1796 г. Карамзин  написал своему другу: «Поэт имеет две жизни, два мира; если ему  скучно и неприятно в существенном, он уходит в страну воображения и живет там по своему вкусу и сердцу как благочестивой магометанин в раю с своими семью Гуриями»9.

В течение того относительно недолгого времени, когда Карамзин издавал журналы и альманахи, он с особым вниманием следил за поэтическим творчеством своих современников, в особенности авторов своих изданий. Письма этих лет  в полном смысле слова насыщены оценками стихотворных произведений. Этот обширный материал, впервые систематизированный и анализируемый в данной диссертации, убедительно подтверждает, что в Карамзине-критике органически сочетались доброжелательность и требовательность. Не были исключением и дошедшие до нас отзывы Карамзина о произведениях Пушкина.

Карамзин, как немногие, стремился и умел видеть за стихами их автора и глубоко ощущал зависимость сильных и слабых сторон поэтических произведений от достоинств и недостатков, присущих личности их создателей.

В третьей, наиболее обширной главе диссертации анализируются непосредственно стихи Карамзина: их темы, жанры, образная система, особенности стиля. Творческий путь Карамзина-поэта был относительно недолгим: он длился с 1787 по 1803 год. В последние 26 лет своей жизни он написал менее десятка стихотворений и за исключением двух-трех, это незначительные произведения и наброски, не заслуживающие серьезного внимания. Поэтому эволюция, пережитая им за эти 15 лет, хотя и имела место, но не была значительной и тем более ярко выраженной. Намного очевиднее те общие черты, которые характеризуют его поэтическое творчество, особенности тем и жанров его поэзии.

Уже ранние стихи Карамзина впечатляют строгостью и стройностью поэтического рисунка, глубиной и самостоятельностью мысли. На первый взгляд может показаться, что наполняющие их поэтические жалобы, вздохи  и стенания тривиальны, избиты, часто встречаются в стихах русских поэтов. Надо вспомнить, что эти стихи писались в 1780-е годы. То был век Просвещения, а просветительское мировоззрение было пронизано историческим оптимизмом, верой в безграничные возможности и неизбежное торжество разума. В России ее с выразила поэзия Державина.

Но немногими годами позже данная философия в глазах следующего поколения была полностью дискредитирована. Это привело к коренному перелому в общественном сознании. Преклонение перед разумом, якобы способным утвердить справедливые основы мироустройства, было решительно отвергнуто. Исторический оптимизм уступил место «космическому» пессимизму. Героями времени становятся личности, персонифицирующие идею «мировой скорби». Место ведущего лирического жанра занимает элегия, крылатое определение которой дал позднее В.Г. Белинский, назвав ее «песней грустного содержания». Именно «грустное содержание» отвечало потребностям эпохи. Жалобы на несовершенство мира становятся штампом, кочующим из стихотворения в стихотворение. «Здесь радости – не наше обладанье» (Жуковский). «Мы в юдоли испытанья» (Баратынский). Прямым предшественником этих настроений был Карамзин.

1787 г. датируется одно из наиболее значимых, по определению Ю.М. Лотмана, «программных» стихотворений Карамзина – «Поэзия». Перед нами один из первых образцов творческой декларации – жанра, которому в русской поэзии принадлежало большое будущее и который позднее стали называть и зачастую называют до сих пор стихами о поэте и поэзии. Такие стихи будут  писать  многие русские поэты с начала Х1Х века до наших дней.  При всех различиях в жанрах, в эмоциональном тоне, такие стихи объединяет то, что в каждом из них автор объяснял цель и смысл своей деятельности, иногда цель и смысл своей жизни. Лишь с учетом огромного последующего опыта, накопленного авторами творческих деклараций, создававшихся на протяжении двух последующих столетий, можно по достоинству оценить место жанра творческих деклараций в поэзии Карамзина и роль автора в развитии данного жанра.

На протяжении своей поэтической биографии он создал три такие стихотворения. Первым из них была «Поэзия», вторым, написанным в 1797, – «Дарования», третьим, созданным годом позднее, – «Протей, или несогласия стихотворца». Все они велики по объему, что объясняется неизменным стремлением автора как можно более аргументированно развернуть свою мысль, а по тональности  представляют собой ораторские монологи, что предопределило появление в них многочисленных обращений и восклицательных предложений. В диссертации они рассматриваются  как явления одного ряда. Это позволяет выявить сквозные идеи, проходящие сквозь все творчество поэта, и проследить развитие его эстетических установок.

Специальным предметом нашего внимания является  взаимодействие в творчестве Карамзина стихов и прозы. Речь идет о поэтических вкраплениях в повести Карамзина, в частности, в «Афинскую жизнь», но, прежде всего, в «Письма русского путешественника». Среди них, как известно, есть вещи разной значимости.  «Алина» – единственное из включенных в «Письма русского путешественника произведений, которое представляет собой стихотворную повесть. Это своеобразный поэтический аналог «Бедной Лизы».

Поскольку «Бедная Лиза» – произведение, хорошо известное широкому кругу читателей и даже изучаемое в средней школе, а «Алина» известна узкому кругу читателей Карамзина, то рассмотрение ее в контекстном сопоставлении со знаменитой повестью позволяет глубже проникнуть в содержание произведения и полнее представить себе этическую и эстетическую позицию автора. Сюжет «Алины» во многом совпадает с сюжетом «Бедной Лизы», сходство обнаруживается и в образах главных героев, и в общей тональности повествования, и даже в некоторых его деталях. Но важно что, если вначале можно было себе представить, что автор перелагает в стихи услышанное им от его собеседницы, то затем начинает звучать его собственный голос, который передает не только изображение, но и психологический анализ происходящего. «Некоторые мысли, нравственные истины» выходят на первый план.

Другое стихотворение, вошедшее в «Письма…» в известной мере уникально для поэтического наследия Карамзина, оно представляет собой развернутую поэтическую инвективу. Восходящее, по указанию автора, к «Генриаде» Вольтера оно включено в издание Ю.М. Лотмана под заглавием «Политика». Не приходится сомневаться, что эмоциональная страстность этих стихов не в последнюю очередь определялась неприязнью Карамзина к Ришелье, но слово «чудовище», употребляемое Карамзиным, равно относится и к Ришелье, и к политике вообще. Между тем, Карамзин вовсе не был человеком чуждым политическим интересам, а о некоторых политиках  оставил оценки, проникнутые не только благожелательностью но и восхищением. Несомненен политический подтекст одного из самых значительных стихотворений Карамзина – «К Милости», заключавшего в себе открытый протест против расправы, учиненной над Н.И. Новиковым.

Одним из излюбленных жанров поэзии Карамзина были послания. Часто объемные по размеру, они вмещают в себя многообразную этическую проблематику. В отступление от господствовавшей в его времена традиции, в них основное место занимает не дидактический элемент, а размышление с значительной долей самоанализа. В диссертации детально проанализированы «Послание к женщинам», «Послание к Дмитриеву», «Послание к Александру Алексеевичу Плещееву», а также примыкающее к ним послание к самому себе. В этих стихах особенно зримо проявилось присущая Карамзину аналитичность, постоянное стремление осмысливать конкретное как проявление общего. Эти стихи характеризуют Карамзина как поэта-психолога, создавшего мастерские образцы анализа сложностей и противоречий психологии человека. Он не просто описывает любовь или дружескую привязанность, он их исследует, проникает в их природу, в диалектику соотношения общих закономерностей с особенностями индивидуального эмоционального мира. Призвание поэта в том, чтобы постичь этот мир в его противоречивости и изменчивости.

Стихотворения Карамзина создавались в разных жанрах, но лишь однажды он обратился к поэтическому эпосу в точном смысле этого понятия,  – когда приступил к созданию поэмы или, как определял ее жанр сам автор, «богатырской сказки». Это «Илья Муромец», первая часть которого была напечатана в «Аглае» в 1795 г.

Как известно, отношение Карамзина к фольклору претерпело в конце ХVIII – начале XIX вв. заметную эволюцию. Создание и даже сам замысел «Ильи Муромца» был важнейшей вехой этого процесса. Поэма Карамзина открывается творческой декларацией, которая, по справедливой оценке Ю.М. Лотмана, «представляет собой демонстративный отказ от эпической (в духе классицизма) и одической поэзии». Нельзя не отметить, что она далеко не исчерпывает своеобразия того подхода к материалу и трактовки традиционной темы, которое можно видеть в произведении Карамзина. Поэт заявляет о своем намерении отказаться не только от не удовлетворяющих его и отвергнутых им тем, но и от подхода к их раскрытию и тональности их освещения. Он намеревается писать не только не о том, но и не так… Он с иронией отзывается не только о Гомере и Виргилии, не только о творцах мифических сюжетов, в правдоподобие которых нельзя верить. Автор осмеивает и античные, и современные, отечественные образцы. Он вступает в противоречие и с русской былинной традицией. Карамзин обратился к Илье Муромцу с намерением наделить этим именем человека, не имеющего ничего общего с прославленным богатырем «он подобен маю красному: / розы алые с лилеями / расцветают на лице его…».  Происходит встреча, подобной которой нельзя найти ни в одной былине об Илье Муромце. Его взору предстает «беспримерная красавица, / всех любезностей собрание, / редкость милых женских прелестей». Выясняется, что «сердце твердое, геройское» «нетвердо против женских стрел, / мягче воску белоярого / против нежных, милых прелестей». «Илья Муромец», ставший первой «фольклорной поэмой» в русской литературе и оказавший заметное влияние на становление и дальнейшую эволюцию этого жанра, был воспринят современниками как заметное достижение и в освоении национальной тематики, и в раскрытии новых возможностей русского стиха.

Наряду со стихами, которые Карамзин называл посланиями, им были созданы три стихотворения, которые называются одами, но могут быть сочтены «скрытыми посланиями». Первое из них – «Ода на случай присяги московских жителей Павлу Первому», два других – «Его императорскому величеству Александру I» и «На торжественное коронование его императорского величества Александра I». Хотя слово «ода» включено в заглавие лишь одного из них, все они могут быть с достаточным основанием  отнесены к данному жанру.

Однако, верноподданнические славословия составляют лишь внешний слой произведения, необходимость которого определялась и обстоятельствами и спецификой его жанра. Подлинное их содержание составляли искреннее убеждение и независимая мысль. Элемент поучения здесь налицо: восхваляя завтрашнего властителя, поэт в действительности объясняет ему, чего от него ждут обездоленная страна и разочарованное общество. Главное, чего неизменно требует Карамзин от всех трех монархов – отстаивать приоритет закона, признавать его власть над собой. Во всех случаях его усилия безуспешны: надежды неизменно сменялись разочарованием. Причем самым глубоким оказалось разочарование в Павле. В «Речи на торжественном собрании Российской Академии» он не раз будет славить Екатерину Великую и Александра I, но третье имя обойдет молчанием.

Как известно, последние 23 года своей жизни Карамзин работал над «Историей государства Российского» и практически не писал стихов. Но необходимо отметить два стихотворения, создание которых было вызвано подъемом патриотических чувств во время войн с Наполеоном.

Первое из них  – «Песнь воинов» –  согласно авторской пометке, сочинено в 1806 г. В поэзии Карамзина оно стоит особняком. «Песнь воинов» была вдохновлена стремлением духовно мобилизовать сограждан, вселить мужество в их сердца, объяснить им смысл и меру справедливости предстоящей войны. Поэт говорит от имени русского народа и русского воинства. Привычное, доверительное лирическое «я» заменено лирическим «мы»: «У нас святое знамя», «Ты нам дерзаешь угрожать», «Мы все на месте ляжем», «Мы славы вашея достойны» и т.п.

Весь текст пронизан призывными интонациями, обусловившими обычно нехарактерное для Карамзина обилие восклицательных знаков. В 1806 г. такие стихи не были явлением распространенным и характерным: Карамзин выступил новатором.

После Отечественной войны 1812 года Карамзин создал стихотворение, которое фактически завершало его биографию как поэта – «Освобождение Европы и слава Александра I». Когда Карамзин его писал, в нем продолжал жить историк, и это наложило особый отпечаток и определило своеобразие стихотворения.

Особенно существенно понимание Карамзиным Отечественной войны 1812 года как войны народной: «Толпы героев и вождей / Война народная рождает». То, что сегодня может показаться тривиальным,  тогда было очевидно не для всех. Даже в прославленном «Певце во стане русских воинов» Жуковского не нашлось места для здравицы за народ. В час победного торжества Карамзин славит не военное преобладание, не силу оружия, а мир, гуманизм и нерушимость гражданских прав: «Не для войны живет властитель: / Он мира, целости хранитель»  <…>  В этих строках сформулированы основы мироздания Карамзина, которые лейтмотивом прошли сквозь его поэтическое творчество.

В заключении подведены краткие итоги проведенного исследования. Карамзин был воспитан на идеях эпохи Просвещения и навсегда сохранил приверженность к рационализму, убеждение в силе разума и возможности торжества справедливости и всеобщего мира. Идейный кризис, пережитый им под влиянием драматических событий конца XVIII века, внес существенные коррективы в его мироощущение, но не поколебал его основ. Эти воззрения легли в основу его эстетических принципов и отразились в тематическом и жанровом своеобразии поэзии Карамзина.

Не отказываясь от прошлого, он более чутко, чем кто-либо из его современников, провидел будущее. Белинский считал главной заслугой Карамзина то, что он ввел литературу в мир новых идей. Великий критик неоднократно определял первые десятилетия ХIХ века как «карамзинский период», а в его ведущих деятелях видел учеников и последователей Карамзина.

Рационализм Карамзина отчетливо проявился в настойчивом стремлении осознать и объяснить значение, природу и необходимость поэзии, что реализовалось в его творческих декларациях и других стихотворениях, которые немецкий литературовед М. Шруба определял термином «поэтологическая лирика».

Важнейшим предметом поэтического творчества для Карамзина всегда были чувства, переживания, многообразие явлений эмоционального мира человека. Вместе с тем он постоянно напоминал, что для их правдивого отображения поэт должен обладать «свободой ума», уметь отделиться от своих ощущений, взглянуть на них со стороны, вникнуть в их оттенки, проявить способность осмыслить страсти, оставаясь во власти трезвого рассудка. В поэзии Карамзина всегда или почти всегда присутствует анализ переживаемых эмоций, тонкий лирик сохраняет качества мыслителя. То, что главным делом его жизни стал выдающийся научный труд, было предопределено складом его  мышления, который был сущностной особенностью его личности и наложил отпечаток и на его поэтическое творчество.

Одной из идей, которой Карамзин неизменно и убежденно придерживался на протяжении жизни и которая заняла заметное место в его стихах, была приверженность к миру и неприятие войны. К этой теме Карамзин возвращался всякий раз, когда писал свои приветствия-наставления вступающим на престол монархам.

Итоги собственного творчества и длительных, напряженных раздумий и над многовековой историей мировой поэзии, и над произведениями своих современников Карамзин подвел и обобщил в речи, произнесенной 5 декабря 1818 г. на торжественном собрании Российской Академии.

Один из вопросов, неизменно занимающих внимание Карамзина, – это вопрос о месте русской поэзии в мировой культуре. Он признает, что «век Периклов, Августов еще впереди для России», но высказывает уверенность в том, что он настанет.

Диссертационное исследование поэзии Н.М. Карамзина, анализ эстетических воззрений автора и его творчества в целом, изучение исследовательской литературы, посвященной поэзии писателя, анализ тематических и жанровых особенностей, позволили представить целостную картину поэзии Карамзина, включая ее темы и жанры, а также выявить влияние поэта – Карамзина на последующий литературный процесс.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

1. Подойницына О. Э. Проблемы поэзии в литературно-критических статьях Н.М. Карамзина. // Вестник Томского государственного университета. Томск,  2012.  № 357. С. 25-28. (0, 4 п.л.)

2. Подойницына О. Э. Эстетическое кредо молодого Карамзина. // Наука и школа. М., 2012.   № 2,    С. 82 83. (0.2 п.л.)

3. Подойницына О. Э. «Богатырская сказка» Карамзина // Преподаватель XXI век. М., 2012.  № 2,  Ч. 2 С. 373 378. (0.6 п.л.) 

  1.   Подойницына О. Э. Стихи в прозаических произведениях Н.М. Карамзина // Наука и школа. М., 2012. № 5, С. 29 -31.  (0. 3 п.л.)

  5. Подойницына О. Э., Сапожков С.В. Поэзия 1880 – 1890-х годов.// История русской литературы XIX века. – М., Ч. 3,  2005. – С. 349 352. (0.4 п.л.) (авторство не разделено).


1 История русской литературы. – М.-Л.: Изд. АН СССР, 1941. –  Т. 5., 92 с.

2 Соколов А. Н. Очерки по истории русской поэмы XVIII и первой половины XIX века. – М.: 1955, 292 с.

3 Кочеткова Н.Д. История русской поэзии. –  Л.: Наука, 1968, 176 с.

4 Там же, С. 179, 180.

5 XVIII век: судьбы поэзии в эпоху прозы. – М.: Изд-во МГУ им. М. В. Ломоносова, 2001, С. 210-228.

6 Погодин М. П. Николай Михайлович Карамзин по его сочинениям, письмам и отзывам современников: Материалы для биографии. – М.: 1866. – Ч. 1, 186 с.

7 Карамзин Н.М. Избранные статьи и письма. –  М.: Современник, 1982, С. 56-57.

8  Карамзин Н.М. Избранные статьи и письма. –  М.: Современник, 1982, 119 с.

9 Погодин М. П. Николай Михайлович Карамзин по его сочинениям, письмам и отзывам современников: Материалы для биографии. – М.: 1866. – Ч. 1, 89 с.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.