WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Сохейла Хосейни

Особенности поэтики стихов Фарзоны Худжанди и ее литературные отношения с иранскими поэтессами (Парвин, Форуг и Симин)

10.01.03 литература народов стран зарубежья (таджикская литература)

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Душанбе 2012

Работа выполнена  на  кафедре теории и новейшей персидско-таджикской литературы Таджикского национального университета

Научный руководитель:

-

доктор  филологических наук, профессор

Махмадаминов А.


Официальные оппоненты

-

доктор филологических наук, профессор кафедры  государственного языка и философии образования  Восиев Курбон

кандидат филологических наук, доцент кафедры таджикской литературы Таджикского  государственного педагогического университета имени Садриддина Айни

Ведущая организация:

-

Институт языка, литературы, востоковедения и письменного

наследия имени Рудаки АН РТ

Защита состоится  «____» 2012 г.  в  «_____»  часов на заседании диссертационного совета Д  737.004.03 по защите докторских и кандидатских диссертаций при  Таджикском национальном университете (734025,  г. Душанбе, пр. Рудаки,  17).

С диссертацией можно ознакомится  в научной библиотеке Таджикского национального университета  (734025,  г. Душанбе, пр.  Рудаки,  17).

Автореферат разослан  «____» _________________ 2012г.

Учёный секретарь

  диссертационного совета

доктор филологических наук, профессор                                        Нагзибекова М.Б. 

Общая характеристика работы

Актуальность темы. Поэзия, как и другие виды искусства, явление развивающееся и незнающее покоя. Она бурно стремится вперед, развивается. И современная поэзия, начавшая свою эволюцию в недрах веков, с использованием традиций блестящей поэзии прошлого и опыта современной мировой поэзии, утвердила факт своего существования. В этом процессе некоторые придерживались убеждения, что повторением перепробованных методов и стилей предшественников, избитой лексики могут идти по стопам творцов поэзии прошлого. Другие, напротив, без спешки вкладывают в художественные понятия, в стихотворную форму свой испытанный поэтический опыт. И так как сегодняшний человек в современной поэзии ищет свои реальные нужды, поэт так же с иными, преобразующими чувствами и настроем,  как на уровне формы, так и на уровне содержания, с сознанием грядущих принципиальных нужд общества свершает свое дело. Разнообразные политические и социальные перемены, происходившие в персоязычных  странах, начиная с 60-х гг. ХХ в. Литературные связи Таджикистана с Ираном и Афганистаном получили новый  импульс. «Симпозиум персоязычной поэзии» (18-26 декабря 1968) в городе Душанбе. Многие поэты Ирана, Таджикистана и Афганистана узнали друг друга. На этом собрании знакомство с «новым стихом» и его свойственными особенностями  произошло с разделением на сторонников и противников этого нового творческого явления. Но уже с той даты  в таджикской поэзии начали появляться «новый стих», «сводный аруз» и «белый стих», пополнив ряды поэтических жанровых форм, расширяться поле зрения таджикских поэтов. Современная поэзия сегодня в Иране и Таджикистане продолжается с врожденным талантом поэтов и высокой поэтичностью. Поэтому, как для Ирана, так и для Таджикистана, весьма важно и своевременно ознакомить  литературоведов и литературных критиков, а также почитателей поэтического слова с яркими поэтическими именами и остановиться на их творчестве, установить вклад каждого из них в развитии новой поэзии и новой поэтической мысли.

Сегодня в таджикской поэзии мы стоим лицом к лицу с молодыми поэтами, которые стремятся путем оценки мыслей и убеждений своих предшественников придать силу своему поэтическому видению. Испытывая свой поэтический вкус в различных поэтических видах, они стремятся поднять уровень своего поэтического творчества на большую высоту достоинства. Молодые стихотворцы – Низом Косим, Сиёвуш, Фарзона, Мухаммадали Аджами и другие – связывают критерии развития своей поэзии с творческими дерзаниями Мумина Каноата, Лоика Шерали, Бозора Собира, Гульрухсор Сафиевой.

Таким образом, среди новаторов таджикской поэтической мысли Фарзона Худжанди занимает особое место. Одна из особенностей поэтического мира Фарзоны, замеченная многими литературными критиками, заключается в глубоком и обширном поэтическом мире поэта, созданном освоением как отечественной классики, так и современной иранской и мировой поэзии. Она испробовала свое перо во всех известных поэтических проявлениях. Содержание ее поэзии отличается редкой широтой. То, что в творческом плане имеет значение для Фарзоны, – это ее постоянная заряженность поисками и созданием нового. Она в каждом своем сборнике стихов предлагает читателю свежий, красочный, поэтический мир с новым творческим содержанием.

В этой диссертации соискатель делает попытку на почве краткой истории жизни Фарзоны, сборников стихотворений, определения выраженных особенностей ее поэтического слога выяснить пути и способы тесного творческого обмена между творческими силами персоязычных стран, сопоставить творения Фарзоны с поэзией трех наиболее выдающихся поэтесс Ирана – Парвин Э’тисами, Форуг Фаррохзад и Симин Бехбахани  – и показат, что современная персидская поэзия перешагнула существующие политические и географические границы, что установились тесные взаимопрони­кающие связи между поэтами Ирана и Таджикистана, что с участием глубоко мыслящих поэтов , на подобие Фарзоны, в методе, стиле, развитии и распространении таджикской поэзии появились новаторские достижения; исследовать поэзию поэта-новатора Фарзоны Худжанди с тем, чтобы представить на рассмотрение ведущих литературоведов в Иране и Таджикистане,  в других странах, ускорить процессы по сближению никогда незаслуженно и необоснованно прерванных научно-критических общностей.

Степень изученности темы. В основе нашей работы положены многочисленные исследования иранских, русских и таджикских ученых, в числе которых важное место занимают изыскания таких ученых, как Бахрам Сирус , Сирус Шамиса, Шафии Кадкани, Бехруз Джалали, Шамс Лангруди, Али-Асгар Ше’рдуст, Али-Реза Казве, Мухаммад-Джа’фар, Йахаки, Абдала’ла Дестгейб, Реза Барахани, Сирус Тахирбаз, В.Б.Кляшторина, И.С. Брагинский, Д.С. Комиссаров, Мухаммаджон Шакури, Худойназар Асозода, Матлуба Мирзоюнус, Худойи Шарифов, Мумин Каноат, Мусальмониён Кубодиёни, Абдуррахмон Абдуманнонов, Нуриддин Нурзад и др. Но большинство из работ этих ученых посвящено общим проблемам поэзии и лишь характеристике отдельных явлений поэтического творчества.

О творчестве Фарзоны Худжанди на сей день  в Иране изданы две книги под названиями «Весть предков» и «Неугасимое пламя».  Али-Асгар Ше’р-Дуст является первым, кто представил Фарзону любителям поэзии Ирана (15). Тот же автор в другой своей книге – «Перспективы своевременной таджикской поэзии» (1376/1997) определяет место Фарзоны в таджикской поэзии дня и отмечает наиболее выраженные особенности творчества поэта. Другой сборник стихов Фарзоны – «Неугасимое пламя», вышедший с предисловием доктора С. Абдулло (Ариянфар») в 1385/2007 г., также рассматривается под углом исследования особенностей творчества поэта-новатора.

Другим иранским критиком, обратившимся к творчеству Фарзоны является Али-Реза Казве,  который эту миссию выполняет в книге «Закатившиеся солнца» (« ») и в предисловии  к книге «Роза газели» (« »).

Из других иранских авторов, обратившихся к творчеству Фарзоны, следует упомянуть Мухаммад-Джа’фара Йахаки (20) Мусави Гармаруди (18).

В ряде публикациях таджикских ученых, вышедших в иранских издательствах, в той или иной степени характеризуются отдельные аспекты поэзии Фарзоны. Из таких публикаций следует упомянуть работы М. Шакури Бохарайи («О таджкской литературе ХХ века»), Д. Фарходнажода, С. Юнусова.

О творчестве Фарзоны опубликован целый ряд статей, принадлежащих перу, в частности, Камалиддини ( 138) Турдихон Бердиевой, Мухаммадали Аджами(814 2008), Т. Бобоева в серии своих статей (17;18;19;20;21) предприняла провести углубленный анализ ряда особенностей поэзии Фарзоны. Т. Бердиева в статье «Воззрения Фарзоны и поэзия Аджама» (журнал «Паёми хукук»-«Вестник права»)  Фарзона метафорически определяется как поэт-художник. Лексике поэзии Фарзоны  посвящена статья З. Курбанова «Синонимы в поэзии Фарзоны (  ж. «Паёми Сугд»-«Весник Согда», 2007,№10,97-102). Этой особенности отведена и статья Т. Келдиёрова «Светильник смысла на весах изображения», А. Мирзоевой «В атласном небе поэзии Фарзоны» (ж. « Худжанд», №7,2003).

Знакомство с научной базой со всей очевидностью свидетельствует о свежести и риторичности рассматриваемой темы, что весьма осложняет задачу исследователя: о трех иранских поэтессах – Парвин, Форуг и Симин – написано очень много и разноречивых научных, учебных, эмоциональных и поверхностных материалов. Но наиболее полными и разносторонними изданиями на сей день являются мемориальные собрания (), составленные на всех трех поэтах:

  1. «Звезда неба поэзии» ( ) – книга памяти Парвин Э’тисоми.
  2. «Женщина с полным стихами подолом» ( ) – книга памяти  Симин Бехбахани.
  3. «Книга представленния Форуг Фаррохзад»(­  ) –  книга памяти Форуг Фаррохзад.

Эти книги представляют собой важнейшую, наиболее полную базовую литературу о жизни и творчестве Парвин, Симин и Форуг.

Помимо указанных книг о жизни и творчестве этих поэтов существует обширная исследовательская литература. О Парвин Э’тисами и  ее творчестве издана книга А. Данешгара объемом в 610 стр. (10), в которой ученый, помимо биографического очерка Парвин, рассматривает образную систему поэзии, мировоззрение и взгляды Парвин, использованные его элементы догматики и философии Ислама в последней части ею поэтического собрания, доктор  М. Хосейни в статье «Проявления романтизма в поэзии Парвин Э’тисами» (9) рассматривает романтические мотивы в творчестве поэта. Книга Б. Джалали «Жить вечно и оставаться на вершине» вобрала ряд статей, собеседований и иного рода материалов о творчестве Форуг Фаррохзад. С. Шамиса в книге «О Форуг» рассматривает взгляды поэта о любви (14). Работы М, Хокуки  «Форуг Фаррухзад», Мехри Бехфар «Любовь на ночных переходах» (4) также рассматривают данную тему.

Творчеству Форуг, Парвин Симин посвящена книга Г.Х. Йосуфи «Прозрачный родник» (21).

Творчество Форуг рассматривается в совместной работе И.С. Брагинского и Д.С. Комиссарова «Краткий очерк». В.Б. Кляшторина в книге «Современная персидская поэзия» (34) рассматривает и классическую и современную поэзию Ирана. В другой книге (35) она же рассматривает новое поэтическое течение в Иране. Если В.Б. Кляшторина в первой книге анализирует стихи Симин и еще ряд других поэтов, то во второй книге ее симпатии направлены на поэзию Форуг, которой отводится целая глава этой работы.

Из множества публикаций таджикских ученых на темы классической и современной персидско-таджикской литературы мы укажем лишь некоторые, наиболее важные образцы из них.

Рахим Мусальмониён в книге «Теория литературы» (1990 г.) рассмаривает новейшие формы и содержание современной литературы. Х. Асозода написал ряд книг об Иранской литературе и литературных связях персоязычных народов (23,16). Кроме указанных работ им написана и книга «Лица» (1996 г.).

Целый ряд интересных работ о современной иранской литературе, главным образом, о поэзии написал Умар Сафар, а Матлуба Мирзоюнус посвятила исследованию творчества Форуг Фаррохзад книгу «Бутон печали» (1999 г.).

Особого упоминания заслуживает статья Али-Асгара Баванда Шахрияри «Литературные связи Ирана и Таджикистана и их воздействие  на новую таджикскую поэзию» ( 20,405) , в которой автор подчеркивает близость современной персидской поэзии в Иране и Таджикистане, интерес таджикских поэтов, особенно Фарзоны Худжанди, к творчеству поэтов-новаторов Ирана Нима Юшиджа, Сохраба Сепехри и Форуг Фаррохзад; диссертационные работы П. Барорпур «Вопросы творчества Форуг Фаррухзад и Фарзоны Худжанди» (2001) и  Симин Файзуллахи «Сопоставление поэзии Форуг Фаррохзад и Гульрохсар Сафи», которые написаны по методу сопоставительного анализа. Последние работы предшествуют нашей диссертации в деле сравнительного литературоведческого исследо­вания и определения взаимодействий поэтического творчества двух стран.

Невзирая на перечисленную, разнообразную по форме и назначению литературу, и по сей день не осуществлена научно-аналитическая работа, в которой бы рассматривалось творчество Фарзоны и иранских поэтесс, в которой бы определялись критерии взаимосвязей как творчества Фарзоны, так и новейшей поэзии Ирана и Таджикистана.

Цель и задачи исследования.  Поэзия Таджикистана – наследница персидских литературных традиций и выдающихся персоязычных поэтов – Рудаки, Фирдоуси, Хафиза, Камала Худжанди и Бедиля. Эта поэзия отчетливо проявляет взаимодействие и влияние унаследованных традиций. Если же по внимательне  прислушаться к звучанию новейшей таджикской поэзии, то можно уловить в нем и влияние русской поэзии, и даже современной персидской поэзии Ирана. Невзирая на то, что таджикские поэты значительную часть своих творений создавали в старых формах, но с новым видением в стиле предшественников, имеют вклад и в поэзии нового направления, по которой шли Нима Юшидж, Сохраб Сепехри, Форуг Фаррохзад, Ахмад Шамлу, поэзии нимаистского формирования. В этом отношении Фарзона является поэтом-новатором в плеяде своих современников. В собеседованиях и интервью Фарзона часто подчеркивает свою духовную связь с Парвин, Форуг и Симин, особенно с последней из них. Но она не идет по пути подражания этим выдающимся поэтам, каждая из которых в той или иной степени становилась фактором развития и совершенствования новейшей персидской поэзии. Именно это обстоятельство требует более углубленного и целенаправленного исследования видения Фарзоны и ее отношения к поэзии упомянутых поэтов Ирана.

Исходя из указанного положения, основной целью реферируемой диссертации является определение общности  и особенностей поэзии Фарзоны Худжанди, с одной стороны, Парвин, Форуг, Симин, с другой стороны.

Для достижения указанной цели соискателю предстоит осуществить следующие задачи:

- определить критерии творческого видения Фарзоны и Парвин, Форуг, Симин во времени и пространстве;

- определить выраженные творческие общности и отличия поэзии Фарзоны и Парвин, Форуг, Симин;

- на основе анализа поэтических форм и содержания творчества перечисленных поэтов определить эволюцию современной персидской поэзии в Иране и Таджикистане;

- определить творческое лицо указанных поэтов в развитии современной персидской литературы, поэзии в Иране и Таджикистане. 

Методологическая основа и теоретическая база исследования. Методология исследования основана на учете историко-культурного, литературоведческого состояния темы и сравнительно-историческом принципе изучения творческих явлений. Методологической и теоретической базой исследования явились работы ведущих отечественных и зарубежных ученых, таких, как Бахрам Сирус, Сирус Шамиса, Ш. Кадкани, Б. Джалали, Ш. Лангруди, А.А. Ше’рдуст, А.Р. Казве, М. Дж. Йахаки, А. Дастгейб, Р. Барахани, В.Б.Кляшторина, И.С. Брагинский, Д.С. Комиссаров, М. Шакури, Х. Шарифов, М. Каноат, Х. Асозода, Р. Мусальмониён. Но ряд таких ученых этими именами не ограничивается.

Научная новизна исследования. Поэзия Фарзоны, как и творения Парвин, Форуг и Симин,  – явление иных временных художественно-эстетических воззрений, в корне отличающихся от занузданной поэзии недавного прошлого и, отчасти, сегодняшней традиционной. В связи с этим, диссертант обратился  к теории русских формалистов. С позиций формалистов, художественное произведение, более, чем быть средством выражения каких-то убеждений, или же отражения иной социальной действительности, само является действительностью, принципиальной суверенностью, автономной формой, самостоя­тельной ценностью, созданной из слов. Формалисты придерживались идеи, что художественное произведение является совокупностью всех процессов, нашедших применение в нем. Сегодняшняя критика по сути своей – объективное рассмотрение всех процессов. Это обстоятельство диссертант считает новым подходом в изучении поэзии Фарзоны. Впервые в иранистике углубленно исследуются  важнейшие особенности поэзии Фарзоны и распространяется на  названные иранские поэтессы, ибо в поэзии Фарзоны и этих поэтесс много общего в языке, мелодичности, поэтических фигурах, мыслях и воззрениях.

Теоретическая значимость исследования. Особое внимание новаторской поэзии таджикского поэта Фарзоны Худжанди даст возможность раскрыть тайны поэтического стиля, мысли и технику оформления стиха, сопоставительный анализ ее творчества на одной плоскости с творениями иранских поэтесс откроет просторы для обобщения и выводов и поэтическом художественном творчестве двух  близкородственных этносов на фоне многовекового  процесса отчуждения. Исследование такого порядка создает почву для выводов о взаимовлияниях двух творческих феноменов на основе общего языка, о характере взаимовлияний такого рода. Это тем более важно и необходимо, что в соответствии с последними литературно-эстетическими теориями, феномен каждого индивидуального творчества определяется в синкретическом единстве таких компонентов, как литературные, мыслительные, формальные, содержательные, языковые, структурные, изобразительные, тональ­ные, ритмические и т.п. Исходя из того, что не только новейшая персидская поэзия, но и современное иранское литературоведение переживают стадию созревания, исследования, о принципах которых идет речь, им серьезно необходимо.

Практическая значимость исследования. Материалы и результаты исследования могут быть использованы для создания курса новоперсидской поэзии для ВУЗов персоязычного  региона, чтения спецкурса для филологических учебных заведений, курса лекций для этих заведений. Материалы диссертации могут служить пособием в помощь преподавателям новейшей персоязычной литературы.

Источники исследования. Базовым источником исследования послужило творчество Фарзоны Худжанди, иранских поэтесс Парвин Э’тисами, Форуг Фаррохзад, Симин Бехбахани, научная литература, посвященная их поэзии. Диссертант плодотворно воспользовалась  личными встречами и собеседованиями с госпожой Фарзоной.

Положения, выносимые на защиту:

– Характеристика творчества Фарзоны-

Поэтика стихов Фарзоны: художественные особенности поэзии Фарзоны, разнообразие ее форм; арузовая просодия в поэзии Фарзоны; поэтические фигуры и средства в ее поэзии; особенности поэтического мышления в поэзии Фарзоны.

– Творческое отношение Фарзоны к поэзии Парвин, Форуг и Симин: вопросы литературных связей Фарзоны с иранскими  поэтессами, творческое отношение к содержанию, образных средств поэзии Парвин, Форуг и Симин.

Мир женских эмоций в поэзии Фарзоны и иранских поэтесс.

Апробация диссертации. Работа выполнена и обсуждена на кафедре теории и новейшей персидско-таджикской литературы Таджикского национального университета (протокол №  от 2012г.). Содержание работы нашло отражение в  журналах и сборниках материалов научно-теоретических конференций Таджикского национального университета  (2010-2012).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографии.

Основное содержание диссертации.

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, определяется степень ее изученности, цель и задачи исследования, методологическая основа и теоретическая база работы, ее научная новизна, теоретическая и практическая значимость, указываются источники исследования и положения диссертации,  выносимые на защиту.

В первой главе диссертации в сжатом объеме излагаются биографические сведенья Фарзоны Худжанди, дается обзор творческого становления и созревания поэта.

С провозглашением в 1985  г. перестройки в СССР и объявлением гласности в бывшей сверхдержав в сложилась новая политическая обстановка, вскоре изменившая жизнь народов унитарной страны. Произошли существенные изменения в культурной и духовной жизни народов. Научная и творческая  интеллигенция обратила взор на свои исторические корни, по возможности стали восстанавливать культурные связи, особенно литературные, с Ираном и Афганистаном, где основная масса народа говорила, как и в Таджикистане, на языке фарси, на котором их предки создали великую литературу, поэзию. Творческие люди  по обеим сторонам политических границ обмениваются культурами, духовными ценностями, творческим опытом. На эти процессы  откликнулась и наука. Плодом этих процессов является и настоящая  диссертационная работа.

Фарзона является самой яркой творческой личностью в современной поэзии Таджикистана. Ее настоящая имя и фамилия – Иноят Ходжаева, которая в передаче самой Фарзоны звучит «Ходжаниё». Фарзона родилась в 1964 г. в семье литераторов. По материнской линии Фарзона приходится внучкой Председателя Совета министров Республики Таджикистан, погибшего в 1938 г., в период сталинских репрессий. В 1985 г. Фарзона закончила филологический факультет Худжандского педагогического  Института, но стихами была увлечена и в студенческие годы: первое  ее стихотворение – «Отцветает урюк» – вышло в 1983 г., а первый сборник стихов ее  в 1987 г., когда ей было всего 22 года. В 1988 году она вышла замуж за таджикского поэта-новатора Толибджана Карима, который живет под псевдонимом «Озарахш» (Молния). С 1988 г. Она является членом Союза писателей Таджикистана. Стихи Фарзоны в сборниках  на сей день  изданы на русском, английском, французском и других языках в России, США, Франции, Англии, Индии, Багдаде, Голландии, Швеции и др.

Первое стихотворение начинающего поэта Фарзоны была опубликована в 1983 в газете «Хакикати Ленинобод» с участием Народной артистки Таджикистана Озод Аминзода. В 1986 г. в первом номере журнала «Садои Шарк» с предисловием Лоика Шерали была опубликована серия стихов Фарзоны.

Первый сборник стихов Фарзоны под названием «Тулуи хандарез» в 1987 г. выпустило издательство «Адиб» в Душанбе. В том же году ряд стихов поэта вышли в книге «Барги сабз» («Зеленый лист»), а издательство «Молодая гвардия» включила переводы ее стихов в альманах поэтических произведений. Вскоре в издательстве «Советский писатель» был напечатан крупный сборник стихов Фарзоны в русском переводе, который назывался «Золотые листья». В 1994 г. издательство «Адиб» выпустило сборник стихов поэта под названием «Ояти ишк» («Предвестие любви»). На сей день вышли из печати еще:

Книга «Тень газели» (Худжанд, изд. Рахим Джалил,  1996).

Книга «До бескрайности» переим. на «Налут молнии» (1998).

Книга «Вознесение росы» (Душанбе, «Адиб», 2000).

Книга «Избранные стихи» (Худжанд, изд. Писателей, 2001).

Сборник стихов в 3 томах «Капля из Мулияна» (Худжанд, 2003).

Сборник стихов «Бутон тайн» (Худжанд, 2003).

Книга «Печать хризантемы» (Худжанд, 2007).

Сборник стихов «Роза газели» (Изд. «Нури маърифат», 2008).

Сборник стихов совместно с С.Мамур: В переводе на белорусском языке (2010).

Книга «Сто и одна газель Фарзоны» (Душанбе, «Ирфон», 2011).

В Иране на персидской графике выпущены из печати книги: «Весть предков» ( ) (Тегеран, «Суруш», 1996); «Вечное горение» () (Тегеран, «Расанеш», 2006).

Но привести перечень всех публикаций и переводов творчества Фарзоны в настоящем автореферате не имеем возможности, ибо их гораздо больше, чем указали мы. Необходимо заметить, что наследным изданием стихов Фарзоны на сей день является сборник в 436 страниц под названием «Трилистник» («Себарга»), куда вошли новые стихи и переводы из творчества поэта.

Следует заметить, в изложенном тексте, мы для краткости опустили маленький параграф, озаглавленный «Учителя», в котором даются сведения о лицах, которые сопутствовали творческому созреванию Фарзоны.

Четвертый параграф главы, названный: «Тематика и содержание поэзии поэта», очень короткий по объему, носит информацию, более обстоятельно рассматриваемую во второй главе диссертации. Здесь же рассматривается тематика и отдельные особенности пяти важных сборников стихов Фарзоны – «Предвестие любви», «Налет молнии», «Печать хризантемы», «Роза газели», «Трилистник».

В первом сборнике Фарзона поместила 213 стихотворений, большая часть из которых приходится на жанровую форму газели. «Четверостишие по количеству занимает вторую позицию. Тема самосознание - самая  важная тема стихов этого сборника.

«Налет молнии» второй в хронологическом отношении сборник стихов Фарзоны. Об этом мы узнали из предисловия Лоика Шерали к сборнику. В сборнике 112 стихотворений. Самая излюбленная тема в стихах этого сборника – посвящения великим деятелям культуры своего народа.

«Печать хризантемы», вобравший более 400 стихотворений самых разнообразных поэтических жанров, но газель в нем преобладает над другими жанровыии  формами: их количество – 210.

Сборник «Роза газели» состоит из 100 газелей (на современном таджикском языке роза называется «садбарг» - столепестковый. Отсюда и количество газелей, и название сборника). Стихотворения этого сборника характерны глубиной поэтического взгляда и мысли. 

«Трилистник» («Себарга») вобрал творения последних лет Фарзоны. По объему «Трилистник» занимает первенство среди других сборников поэта. Название книги и существенная часть ее содержания навеяны ирфанической поэзией Маулана Джалалиддина Руми. Это обстоятельство в определенной степени влияет на содержание сборника – ирфаническая мистика, природа, нравственность, философия и т. п. В начальной части сборника поэт поместила образцы переводов из «Западно-восточного дивана» Гете, а такие творчества Пушкина, Ахматовой, Цветаевой и Абая.

Вторая глава «Поэтика стихов Фарзоны Худжанди», – состоящая из трех параграфов, отведена творческим особенностям поэзии Фарзоны. В первом параграфе главы, названном «Художественные особенности стихов Фарзоны» рассматриваются три измерения, определяющих выраженные свойства каждого индивидуального творчества – языкового, художественно-технического и мыслительного.

С этих позиций, во-первых, рассматривается проблема поэтической формы в поэзии Фарзоны, разнообразие форм в ее творчестве. Исследование творчества Фарзоны убеждает в том, что определяющей поэтической формой поэзии в начальном этапе ее творческого пути является тагаззул  ((, вступительная часть классической газели. Обычно  тагаззул намечает мотив или идею стихотворения газельной формы, наподобие: молодость, весна, осень, старость и .т.п. Этот творческий этап Фарзоны вообще характерен следованием по проторенным традиционной персидской поэзией пути. Но чуткое творческое сознание поэта вскоре оставляет этот путь. Знакомство с «новым стихом» (), творчеством иранских поэтов-новаторов, таких, как Форуг Фаррохзад, Сохраб Сепехри, Надер Надерпур и др., изменило творческое мышление Фарзоны. Тем не менее все поэтические формы, в которых испытала Фарзона свое перо, поддавались ее поэтическому дару. Газель, четверостишие, четырех­строчник () пятистрочник  () , свободный стих ( ), белый стих ( ), рубаи, двубейтник  ( ), трибейтник  ( ), маснави – главные жанровые формы, которые можно обнаружить в поэтической тетради Фарзоны. В ее сборниках невозможно найти лишь две традиционные формы – касыду и одностишие (  ). 

В жанре газели в творческом подходе к основным компонентам – содержании и мысли, внешней форме и мелодии слова, эмоций и душевном ладе – Фарзона сумела осуществить высочайшего восхождения. Ее газели с такими мотивами, как любовь от земной до мистической интерпретации, обращение к заботам детства, пейзажная  лирика, одиночество и чужбина, наивность и доверчивость,  безнадежность и отчаяние, оптимистическое отношение к грядущему и тоскливые возвраты к прошлому  и т.п., говорят о широте диапазоны творчества поэта уже в начальном этапе ее пути в поэзию. В этом традиционно исключительно рифмическом жанре Фарзона порой заменяет рифму внутренней рифмой,  построенной на ритмическом созвучии полустиший. В белом стихе все поэтические компоненты зависят от созидательного художественного мастерства Фарзоны.

В жанровых формах чарпаре и мораба’  поэты - новаторы Ирана и Таджикистана проявляют влечение к метрическому раздвижению этой формы, в которой творила Фарзона. С наличием всего отмеченного, одна особенность творческого почерка Фарзоны, в чем сходятся и многие литературные критики, заключается в том, что она в своих стихах постоянно выражает оригинальные мысли, чистые и искроенные чувства. Она избегает  штампотворчества и формализма. Творчество Фарзоны оставляет в читателе впечатление, что поэзия кипит у нее внутри и, выходя наружу, ложится на бумаге, а форму приобретает лишь после этого.

Размеры арузовой просодии в поэзии Фарзоны. Фарзона относится к плеяде тех продуктивных поэтов, которые творят в разнообразных жанровых формах, а об искусстве арузовой просодии помнят из академического курса обучения. Именно поэтому ее поэзия изобилует разнообразием метрической реальности и поисков. В ее поэзии мало размеров арузовой просодии, в которых бы она не испытывала свое перо. В общей сложности,  в  творчестве Фарзоны обнаруживается наличие тридцати наиболее распространенных в персоязычной традиционной поэтической среде размеров. И, что при этом примечательно, Фарзона в этой метрической стихии не испытывает никакого затруднения. Функционирующие ныне размеры арузовой просодии в пяти сборниках Фарзоны – «Предвестие любви», «Налет молнии», «Печать хризантемы», «Зов предков», «Вечное горение»  – по частоте применения располагаются в таком порядке: рамаль, музоре’, хазадж, муджтас, хафиф, раджаз, которые составляют ряд наиболее обиходных и функционирующихся размеров аруза в персидской поэзии. 

Второй параграф главы «Поэтические фигуры и средства в поэзии Фарзоны» – отводится рассмотрению одного из важнейших компонентов поэтизации стихотворного текста в персидской поэзии. В специальных  подпараграфов (1,2,3), соответственно рассматриваются «Смысловые фигуры», «Словесные фигуры» и «Мелодия стиха».

  С помощью таких смысловых фигур, как  уподобление, метафора, аллегория, метонимия, Фарзона создает образы и образные формы. Приступая к сотворению стиха, Фарзона создает образные формы с помощью оригинальных мыслей и свежих слов и, пользуясь неисчерпаемой сокровищницей художественных ценностей своих предшественников, придает своим творениям особую свежесть и красоту. При этом она особо и проявляет свою силу мастера изображения и творца красоты. Из смысловых поэтических фигур Фарзона наиболее часто прибегает к помощи метафоры, олицетворения и антропоморфизации бессловесных вещей и явлений, при котором Фарзона прибегает к помощи метафоры. Это –злюбленный прием поэта. Олицетворение – один из красивейших поэтических образных выражений в поэзии Фарзоны. Естественные или абстрактные элементы Фарзона, подобно поэтам периода господства индийского стиля, передает через чувственные изображения. Поэтическая фигура антитеза придает стихам Фарзоны особое звучание. Эта фигура проявляется в стихах Фарзоны в словесных, глагольных и композитных разновидностях. Такие выражения, как:  ­­   ­­ ( снаружи- все атлас, внутри – все отрепье),  ­  ­ (моя меджнунская душа в моем лейлиском теле), ­ ­ (о, мое милосердие грех , а твой грех- милосердие) и много других создают в стихах Фарзоны поэтические парадоксы, демонстрирующие интеллектуализм творчества поэта.

В творчестве Фарзоны из других смысловых фигур чаще встречается намек (указание, ссылка), с помощью которой она обращаеься к образам поэзии старины, созданных на мифах, легендах, исторических и культурных ценностях. Так, в стихотворном фрагменгте:

   

  ­ .

    .( 16  82-83)

(О  Боже! От твоего сияния разбилось каменное сердце Синая,

Но я встану перед тобой

Как хрупкое стекло: пусть пронзает меня твое сияние).

В поэзии Фарзоны обильно встречаются еще такие смысловые фигуры, как сравнение (уподобление) с разнообразными формами, аллегория (метафора), метонимия, амфибология, ее разновидности, симметрия, тезис и антитезис, гипербола, риторическая фигура, цитирование стихов, притворство незнающим и др.

Во втором подпараграфе рассматриваются словесные (формаль­ные) поэтические фигуры в творчестве Фарзоны. К этому роду фигур относится система факторов, создающих внутренний ритм стиха. К ним относятся: омонимия, равновесие (ритмичность), в ведение внутренней рифмы, повторение, выведение, мелодия слова, которые Фарзона умеренно использует в своих стихах, хотя она, как многие современные поэты, на первое место ставит содержание и смысл, а не форму и внешнее украшение поэтического творения. Обращение к словесным фигурам Фарзоны является знаком того, что поэт хорошо знаком с техникой, искусством традиционной персидской поэзии и властвует над этой системой. В диссертации положения с частотой применения Фарзоной в ее поэзии словесных поэтических фигур рассматривается с образцами этих фигур в стихах.

Касательно темы поэтических фигур и средств художественного изображения, в новейшей литературной критике вызывает интерес вопрос вокруг термина «очуждение» ( defamiliarization). Впервые этот вопрос возник в теории немецкого театрального деятеля и искусствоведа Б. Брехта. Эта идея была принята русскими формалистами (Школовский, Эйхенбаун, Тынянов и др.). В их теоретических выкладках «очуждение» предстает как комплекс приемов в  искусстве (гротеск, парадокс и др.), используемые для достижения художественного эффекта, при котором  изображаемое предстает не обычным, а новым, незнакомым, «чужим» (1,54). Когда отступление от привычных норм и правил, властвующих над языковым явлением, становится обычным делом, возникает стихия нарушения, ухода от норм.  Этот процесс происходит в различных видовых формах:

1- Смысловое нормонарушение. В соответствии с этим принципом, взаимосвязь слов на основе господствующих над языком смысловых правил не является нормой, а происходит по правилам, присущим этому явлению. Эта разновидность нормонарушения является более частотной среди других видов. К смысловым нормонарушениям, в частности, относится олицетворение, гротеск, эстетизация, образование свежих композитов.

2- Словесные нормонарушения. Этот прием дает возможность поэту, отходя от установившихся  словесных структур, образовать новые слова и использовать их так, чтобы оказались читателю неожиданностью. Многие поэты воспользовались этим приемом. Прибегание к этому искусству словообразования становится фактором ломки структуры лексики и придает словам своеобразную выраженность. Использование глаголов со своеобразной структурой выступает одним из таких моментов.

3- Временное нормонарушение: этот прием осуществляется тогда, когда поэт отходит от существующих языковых норм и пользуется языковыми конструкциями, бывшими в обиходе в прошлом. Этот прием принято называть архаикой. Одна из разновидностей архаики выражается особым пристрастием поэта таким традиционным поэтическим размерам, как «рамаль», «раджаз» и «музорэ», что соответствует определению «традиционализм» (5,116-124).  Привязанность  к такого рода размерам в творчестве Фарзоны ощущается изрядно отчетливо.

Последующий подпараграф отводится теме поэтической музыки. У поэзии, в сущности, нет иного назначения, как приобщить язык к музыке, ибо поэзия сама является музыкальным проявлением языка (6,389). Такой вывод основывается на том, что на звуковом и музыкальном уровнях  поэзия регулирует краткость, протяженность строк, расстановку слов в расположении рифмов, повторы и подчеркивания, логические ударения, учитывает размер стиха. Применение большого разнообразия размеров делает мелодию стиха Фарзоны тяжелой. Место музыки  в поэзии подлежит рассмотрению по четырем характеристикам:

1- Внешняя музыка стиха (арузовый размер). 2- Внутренняя музыка (соотношение между согласными и гласными в гармоничном или же контрастном  звучания). 3- Смысловая музыка  (скрытие связи между речевыми компонентами звучании) в поэтических фигурах. 4 - Концевая музыка (рифма, рефрен – редиф и некоторые из повторов) (5, 389-391). В поэзии Фарзоны встречается много длинных  и подвижных рифмов. Иногда она пользуется внутренними и промежуточными рифмами. В современной поэзии, особенно в стихах Фарзоны, наблюдается увлечение редифами, а более всего  – существительными редифами. Рифма и редиф, в качестве концевой музыки, сообщают поэтической речи Фарзоны своеобразную заверяшащую мелодию. В собрании стихов Фарзоны использованы разнообразные рифмы и редифи. Порой одно слово или один глагол, а иногда пространная фраза становится рифмой или редифом.

Третий параграф главы отведен рассмотрению мыслительных особенностей поэзии Фарзоны. В первом подпараграфе внимание исследователя обращено на размышления Фарзоны о своей нации, вере  – о своих этнических корнях, на раздумия и мироощущения поэта.

Внимание к языковым и художественным особенностям творческого явления приобретает научную ценность лишь тогда, когда предметом всестороннего исследования становятся мыслительные факторы и их особенности. То, что в творчестве Фарзоны прежде всего бросается в глаза – это широта горизонта ее мысли мировосприятия.  С одной стороны, ее взор обращен на окружающих ее мелких и ограниченных явлениях, с другой же стороны, ее душевные взлеты охватывают весь мир и человечество, которое обитает в нем. За неимением возможности охватить в данном изложении всю гамму красочного мира поэзии Фарзоны, намечаем лишь наиболее существенные проявления интеллектуально-эмоциональных положений ее творчества.

Воспевание природы – одна из выраженных особенностей поэзии Фарзоны. Весна и ее чудотворная природа изображается поэтом с особенным изяществом.

Поэзия Фарзоны весьма многокрасочна. Краски ее жизни красноречивы и прозрачны. Она пока воспринимает жизнь в красках. Пристрастие к красочности наполняет ее поэзию калейдоскопом разноцветья.

Одна из других стержневых особенностей поэзии Фарзоны выражается ее привязанностью к родине. Каждый сборник ее стихов начинается группой стихотворений о земле предков поэта.

Любовь в творчестве Фарзоны выступает одним из определяющих поэтических мотивов. Любовь в его поэзии начинается своей земной сущностью, а затем достигает божественности в ирфаническом ореоле.

Каждый из современных поэтов в своих творениях возвращается к миру своего детства.  Возврат к памяти детства  –  это, с одной стороны – выражение скорби о чистоте, светлости и искренности, с другой стороны, – раскаяния по убывшей безгрешности и потерянному раю. Детство в восприятии Фарзоны полна красок и фантазии. Изображение детства в этой поэзии ярко, истины осязаемы и чувствительны. Ностальгия по детству настолько же выразительна:

­                     

               

  (3392)

(Сердце всякий раз стучит о том далеком рае,

Об алых платьицах на крыше,

Вспоминая о детства временах).

«Ормоншахр» («Город грез» – идеальный град), или «Хичистон» («Несуществующая страна» – это пространство, которое нигде не существует: этот идеальный край существует вне пространстве и времени. Это несуществующее пространство, наподобие «Нокуджообод» Сохраварди, существует в мире иллюзий. «Нокуджообод» – особое пространство, сущность которого раскрыться может лишь ему самому. В воззрениях социального романтизма, с которыми совпадают мысли Фарзоны, поэт свои идеалы выдвигает в ряд поисков чистоты и безгрешности, справедливости и равенства. Именно эта склонность бросает этих романтиков в объятия социальных бурь и революций. Она воспринимает «Ормоншахр» как страну грез, целью которой является приведение людей в мистическое совершенство, духовное совершенство, а жители этого города живут свободно и счастливо.

Еще один подпараграф третьего раздела посвящен вопросу о языке и женских чувствах, ибо постановка эмоциональных проблем, жизни семьи выступает одной из важнейших особенностей женского поэтического творчества. Быть женщиной в поэзии Фарзоны – одна из важнейших особенностей творчества поэта. Она не интересуется физическим феноменом человека. Женщина в поэтической концепции Фарзоны не выводится за пределы общества и истории ее отечества. Она интересуется чистейшими человеческими проблемами. О женщинах она упоминает в выражениях типа: женщина и несправедливость, бесприютные женщины, женщина, рыдания и слезы, женщина и бедность, женщина и одиночество, женщины – миф терпения и т. п.

В третьем подпараграфе третьего параграфа ставится вопрос о поэтическом психологизме. В литературоведении наиболее приемлемы три метода исследования. Нами избран третий метод, при котором предметом внимания  исследователя становятся и жизненные события, и все творчество поэта. В процессе этого исследования жизненные вехи поэта способствуют объяснению и умозрительных, и внутренних состояний объекта исследования. Она не отчаивается в человеке и убеждена, что божественная сила привязывает душу человека к светлому горизонту грядущего. Фарзона отрицательно относится к повседневной смерти и постоянно стремится к вечности мысли. Ее называют поэтом-оптимистом. И это справедливо:

   

   

 

  (33  9 -10) 

  (О повод моей радости, жизнь,

Пожелай мне  поздравления, жизнь!

Без оговорок можно счастливым быть,

Еще такую, как я, можно открыть).

Последний, четвертый подпараграф, отведен поэтическим символам и ключевым понятиям творчества Фарзоны (виды природы, утро, яблоко, роса, солнце и т.д.)  Но, следует заметить, в этом кратком изложении мы не в  состоянии зафиксировать все выводы нашего исследования.  В творчестве таких поэтов, как Фарзона, сталкиваемся с такими словами и терминами, которые, в отличие от других лексических единиц, носят ключевое, стержневое предназначение, подходят под терминологическое определение «мотив». Можно даже сказать, что , опираясь на эти слова, можно определить творческий стиль поэта. Эти слова определяют основы мыслей поэта.  Использование некоторых слов, таких, как рассвет, солнце, роса, яблоко, сияние, дождь, ночь и т. д.,  носят какие-то признаки увлечения поэта символикой. Поэт может под прикрытием символики установить связь со своим читателем, выразить национальные, социально-политические  мысли и чувства, которые еще недавно держались под строгим контролем. Большинство символов Фарзоны образуются из элементов, существующих в реальной действительности. Средства символического выражения придают поэзии Фарзоны особую ценность и глубину.

Символы поэзии Фарзоны подразделяются на две основные группы. Первую группу символов составляют те, которые имеют в персидской поэзии глубокие традиции. Символисты такие символы отмечают как текущие. К таковым символам относятся зима – символ смерти, отчаяния и безнадежности; гора – символ стойкости; Хизр – символ жизни; волна – символ борьбы; фарвардин и роза – символ весны, молодости и жизни; пузырь – символ небытия и пустоты. зеркало – символ чистоты: звезда – символ прекрасных личночтей; удод – символ доброй вести; рассвет – символ света, победы, и другие.  Вторую группу образуют символы, созданные воображением поэта, и носят печать новаторства. К ним, в частности, относятся: роса – собственный символ поэта с чутким восприятием; осень – символ страха и безнадежности; сатана – символ иноземного врага; птица – символ духа и взлета мысли; порядок – символ благополучия в истории; заря – надежда на грядущее; воробьи – символ свободы, и т.д.

Третья глава, состоящая из четырех параграфов,  называется: «Творческое отношение Фарзоны к трем иранским поэтессам».

Следует заметить, что исследование всех измерений и мыслей поэзии Фарзоны и поэтесс Ирана требует довольно обстоятельного и пространного труда. В нашем же диссертационном исследовании учтены наши возможности в пределах, дозволенных в работах такого характера. Измерения, надлежащие освещению, таковы:

1- некоторые моменты художественных особенностей творчества иранских поэтесс (Парвин, Форуг, Симин). Каждая из этих поэтесс на внешние характеристики речи не обращает внимания, пропорционального содержанию. Они поистине поставили поэзию на службу своих социальных, нравственных и культурных стремлений. Они  в большей мере преследуют сотворение новых мыслей, чем украшение формы поэзии, но нельзя отрицать очевидный факт, что они в определенной мере владеют законами, как классической, так и новой поэзии. Какую бы они не избрали из этих поэтических явлений, становились в нем королями и властителями. Тем не менее мы укажем на ряд моментов литературного сообщества между этими четырьмя поэтами современности.

Какой бы простой, как поэтическая фигура, ни была, скажем, антитеза, поэт с помощью созидающих антитез  может достичь новаторских высот. В поэтических собраниях каждой из этих поэтесс, наряду с обычными антитезами и обиходными их формами, имеют место и красивые образцы, сотворенные их поэтическим воображением, которые прибавляют большей красоты их поэтическому слову. Другой смысловой поэтической фигурой, к помощи которой часто прибегают поэтессы, является ссылка (). Главной целью поэтесс в этом творческом  моменте является оживление легенд, сказаний, мифов, религиозных преданий во внутренних пластах поэзии. Можно здесь упомянуть еще о фигуре повтор (), которую поэтессы  используют в основном для подчеркивания момента, привлечения внимания к нему, растяжения нужного поэтического компонента в стихотворении.

2- Содержательные особенности поэзии иранских поэтесс по отношению с Фарзоной. Литературные критики в одном высказывании поэзию Форуг, Симин классифицировали женской, но поэзию Парвин – мужской. Из этой поэтической тройки Парвин, из-за своей чрезмерной скромности и сдержанности, избегала посещать публичные собрания и выступать с речами. При внимательном знакомстве с творчеством  Парвин можно найти ответ на многие вопросы относительно ее поэтического стиля, позиции и мыслей. Тем временем Форуг, а затем Симин с Фарзоной, посещали литературные собрания, высказывали свои убеждения и взгляды с трибун собраний и в собеседованиях многократно. Поэтому критики могут более раскованно высказывать свои мысли об их убеждениях, думах, личностях. Мы можем отметить ряд общих моментов в содержании их поэзий. Интерес к социальным проблемам сблизил их среди других поэтесс. Они относятся к этим проблемам с чуткостью. В творчестве этих поэтесс такие общие моменты не редкость. Стремление женщин к жизни лишь одна из важных тем их творчества.  Речь идет о женщинах, которые крутят колесо жизни, ведут борьбу с жизненными невзгодами. Изображение облика бедности имеет место  в творчестве каждой из этих четырех поэтесс. Примерами такого отношения к этим проблемам могут служить: «Слезы сироты» Парвин, «Покинутый дом» Форуг, «Боль нужды» Симин, «В сиротском доме» Фарзоны. Глубокие чувства  поэтесс от сопереживания судеб детей-сирот роднят их поэзии. 

Слово «любовь» в творчестве каждой из четырех поэтесс имеет свое особое значение, свою судьбу. В поэзии Парвин она имеет материальную и физическую трактовку. Но она в этой поэзии имеет направленность на выражение чувств матери и детей. Напротив, в поэзии Форуг и Симин она начинается в значениях физиологической и аллегорической любви, но постепенно трансформируется в «божественную любовь». Фарзона также часто прибегает к этому слову, но свойственная складу ее души стыдливость сдерживает, ее выносит на публику свои интимные переживания в обнаженном виде. По этой, как нам представляется, причине она прибегает к помощи защитного нимба: она переносит понятия любовь из сферы земного ее интерпретации в сферу духовного, божественного толкования.

В третьем параграфе главы рассматриваются поэтические фигуры и средства, встречающиеся в творчестве поэтесс. Здесь соискатель выдвигает мысль, что язык современных поэтов женского пола отличается своей реальностью. Это обстоятельство мотивируется тем, что поэты этой категории слишком непосредственно воспринимают события, происходящие в обществе  и  иных эволюционных процессах. Но женщина – поэт, в то же время, остро воспринимает духовные, домашние вопросы, более развернуто – эмоциональные проявления окружающей ее действительности.

Парвин, которая существенную долью своего творчества посвятила жизни беспризорных детей, может служит примером этой категории поэтов.  Форуг также не оставалась в стороне от этих проблем. В  отдельных своих стихах она выражает свои эмоциональные переживания, материальные чувства по отношению к сиротам и обездоленным детям.

Все эти поэты проявляют чувства  сопереживания, привязанности к религиозным ценностям и идеям. Они стремятся выразит  свою поэтическую миссию незавуалированно просто и прямо, для чего меньше прибегают к помощи поэтических фигур и средств украшения поэзии. Все эти творческие проявления приобретают в их творениях всеобщий, социальный характер, выходя из индивидуального  и интимного рамок предназначения. Их творения замешаны символикой, которая в меньшей мере наблюдается в творчестве Парвин, но в творчестве последующих поэтов усиливается. Но, следует подчеркнуть, эти положения нуждаются в более обстоятельных и глубоких изысканиях, уточнении отдельных выводов. В уточнении особенно нуждаются некоторые из их поэтических понятий.

В последнем, четвертом параграфе главы рассматриваются внутренние эмоциональные проявления и женские чувства  поэзии Фарзоны.

Когда женщина вступает на поэтическую стезю, в начале своего пути выступает в качестве некоего эпического героя, или же в облике возлюбленной становится истоком лирического творчества, и создает лирическую поэзию. Среди современных иранских поэтесс имена Форуг Фаррохзад, Симин Бехбахани и Парвин Э’тисами сияют на вершине поэтического творчества.

В то же время, с изменением современной действительности и приходом в литературу представителе женского пола, в Таджикистане появились имена Фарзоны Худжанди, Гольрохсар Сафи, Зольфии Атайи, Адибы и других, которые приняли самое активное участие в обновлении поэтического творчества. И, следует подчеркнуть, определяющим фактором изящества, нежности чувств их поэзии признается факт их женской природы.

Невзирая на то, что художественное творчество своим жизненным путем избирают меньше женщин, чем мужчин, с появлением стихов Форуг Фаррохзад особенно ее «Давайте, примем веру начала холодной поры»

  ( ), в 70-80-х гг. прошлого века стало центром внимания знатоков поэзии. Многие из поэтической среды решили следовать за ней. Поэзия Форуг, ее мысли были приняты поэтической почвой Таджикистана, особенно, молодой поэтической средой. Одна из этой среды, получившей вдохновение в поэзии Форуг, была Фарзона.

В среде просвещенных людей Таджикистана внимание почитателей поэзии, помимо творчества Форуг, притянула к себе поэзия и других поэтесс Ирана, таких, как Симин Бехбахани, Парвин Э’тисами, Жале Исфахани. По той причине, что поэзия Симин характерна новаторскими элементами как в отношении содержания и тематики, так и в отношении арузовой просодии, она нашла своих последователей в молодежной поэтической среде Таджикистана. Хотя и поэзия Парвин во времени опережает творчество Форуг и Симин, но потому, что ее поэтические чувства более характерны поэтам  - мужчинам, и что она пытает большую привязанность к литературе классического периода с ее тяжелыми стихотвореными размерами, а также ее строгостью, не получила такого признания, как две первые поэтесс.

Прямо в противоположность мыслям Форуг, которая кажется, вступила в культурную борьбу и решила убрать с пути все традиции и препятствия, мешающие участию женщины в социальной жизни общества, Симин, а вслед за ней и Фарзона, спокойно и без особого шума вступают в борьбу против тех традиций, которие  стали помехой на пути прогресса, которые приносят мучения. Но если Симин в начале своего поэтического пути проявляла некоторую «строптивость», а вскоре успокоилась и перестала заниматься социальными проблемами женщины, то Фарзона с самого начала занимает ту позицию, к которой пришла Симин потом. Фарзона очень трепетно относится к положению женщины в жизни общества. В своем творчестве она проявляет умеренный феминизм. Она показывает большей благосклонности к поэзии Форуг и Симин. То, что важно в поэзии Фарзоны, выражается в том, что поэт не занимает жесткую позицию феминизма и антипатриархализма. Ненавистнических настроений по отношению к мужчинам в ее творчестве нет места.

Женщина в ее поэзии предстает  образцом измерения женских качеств. Она убеждена, что женщина перед признанием традиций и,  тем, что отпущена ей Богом, достойна быть признанной уважаемой госпожой огромной культуры. Поэт неоднократно  подчеркивает, что истинная цель женщины выражается в устойчивости семейного покоя и воспитании достойного потомства. Она отвергает убеждения, которые в женщине признают ее пол и тело, и которые в определенной степени имеют место в творчестве Форуг и менее, в стихах Симин.

В заключении излагаются основные выводы о проделанной работе:

  1. Фарзона Худжанди – поэт-новатор, обладатель собственного поэтического стиля, достигшая новые грани поэтической искренности.
  2. Оценочными эпитетами поэзии Фарзоны признаны: прозрачная, светлая, чистая, блестящая.
  3. Фарзона в своих стихах  контаминирует новые достижения, выраженные в новых эпитетах  и оборотах с понятиями, унаследованных из классической поэзии.
  4. Важнейшим стихотворным размером в поэзии Фарзоны проявляет себя размер «рамаль» арузовой просодии.
  5. Фарзона пользуется всеми традиционными жанровыми формами, за исключением «касиды» и «свободного бейта».
  6. Фарзона в поэзии выступает с позиций оптимизма и жизне- утверждения, надежды на лучшее «завтра».
  7. Отдавая дань переводам из творчества русских поэтов-романтиков Пушкина, Лермонтова, Есенина, немецкого поэта Гете, под влиянием их творчества приобщилась к романтической поэзии.
  8. Творчество Фарзоны, как новое явление в таджикской поэзии, имеет многогранные связи с поэзией иранских поэтесс Парвин Э’тисами, Форуг Фаррохзад и Симин Бехбахани, начавших обновлять поэтическое творчество задолго до Фарзоны. Поэтому в творчестве этих четырех поэтесс существует много общего в форме, содержании, тематике, поэтических фигурах и средствах.
  9. Эмоциональность в поэзии Парвин, Форуг, Симин и Фарзоны занимает устойчивую позицию.
  10. Женская и феминистическая поэзия в творчестве четырех поэтесс в различной мере имеет свою позицию. Феминизм поэзии Фарзоны из этой среды выражается в беззаветной преданности Фарзоны теме борьбы за свободу женщины как феномена домостройства, воспитания потомства и хранения домашнего уюта и покоя.
  11. В творчестве Парвин и Фарзоны с самого начала их поэтического пути пол и тело женщины не имели поэтической фигуральности, но Форуг и Симин особо не чурались этих определений.
  12.   В  поэзии всех четырех поэтесс поэтической фигуре «амфибология» (указание, намек) – ихам отдается предпочтение перед другими фигурами. Посредством амфибологии поэты обращаются к культурным, историческим ценностям минувших веков, оживляя их в памяти поколений настоящего и грядущего.
  13. Ирфанические или мистические мысли и понятия в разной мере имеют применение в поэзии поэтесс. Они пользуются этими культурными ценностями в решении проблем жизни настоящего.
  14. Сарказм в разной мере в творчестве каждой из поэтесс используется как самое действенное средство в решении возникающих перед ними проблем.
  15. Современные поэты-женщины – преимущественно реалис­ти­­­чески настроенные личности, т. е. имеют склонность к решению социальных и бытовых проблем. Это наблюдается и в поэзии наших поэтесс.
  16. В применение какого-нибудь красивого выражения Парвин, Форуг, Симин и Фарзона имеют не адекватный подход. Каждый из них в свое время поднимает шум по этому поводу, но своим голосом: спокойный возглас Парвин в стихах Форуг превращается в крик. В творчестве Симин в большей мере отдается эхо этого крика. В поэзии Фарзоны этот крик спокойно и горячо принимается за свое дело и этот восклик будет звучать бесконечно.

Перечень использованной литературы:

1.­. . ­.-: 1377.- 384  .

2. ­. 2 1381.-  1552  .

3. : 1388.-320  .

4. .- : 1373 .-  679  .

5. : . 1376 .- 328  .

6. . .-: 1375.-129 .

7. . .- : 1385.-148 .

8. 18 2011 10.

9. () .- : .- 372 .

10. . .- : 1387.-  440 .

11.  Асозода Х. Адабиёти форсї ва се шохаи он. – Душанбе: Маориф, 1991.-127  с.

12. Асозода Х. Адабиёти Эрон дар садаи ХХ. – Душанбе: Пайванд, 1997.-272 с.

13. Бобоева Т. Рўњи замон дар шеъри Фарзона // Хуљанд. – 2002. – №2. –С.33-37.

14.Брагинский И.С., Комиссаров Д.С. Персидская литература: Краткий очерк. – М.: Изд. – во вост. лит., 1963. –213 с.

15.Кляшторина В.Б. «Новая поэзия» в Иране. – М.: Наука, 1975. –208с.

16.Ќўрѓонов З. Вижагињои муродифоти матнї дар шеъри Фарзона // Паёми Суѓд . – 2007. – №10 . –С.97-102.

17. Фарзона.Муњри  гули мино. –Хуљанд: Нашриёти  мушиир 2007. – 399с.

18. Фарзона. Себарга. – Хуљанд: Нашриёти «Ношир» 2011. – 436с.

 

Основные положения  диссертации  отражены в следующих работах:

  1. «Син салом» издат. «Пайванд, Душанбе, 2012,с., (На персид. яз). В печати.
  2. Мыслители из Фараруда. – Тегеран, «Иршад, 2012. (На персид. яз). В печати.
  3. Природа  в  поэзии Фарзоны // Вестник ТНУ, (серия. Филологии). – 2010 . –№7(63). – С.222-231. . (На тадж. яз).
  4. Великий Поэт  двадцстолетия Фараруда. // Вестник ТНУ, (серия. Филологии) . –2011. – №8(72) . –С. 324-331. (На тадж. яз.).
  5. Символы и создание символом в поэзии Фарзоны // Вестник ТНУ. (отд. филол. Наук) . –2011. –№11(1) . –С.294-300. (На тадж. яз).
  6. Специфика  лирической стихотворной системы  Фарзоны худжанди// Вестник ТНУ. (Отд. Фольклора) . –2012 . – №4(2). – С. 212-218.
  7. Женские эмоции в поэзии Фарзона // Материалы междунар. Конферен. «Проблемы использования соврем. технологии в учебных процессах, Душанбе. – 2011. – С.149-154. ( На тадж. яз.).
  8. Яркое Солнце  в поэзии Фарзоны Худжанди // Известия АН РТ, (от обществ. Паук) 2011. –№5. – С.121-125( На тадж. яз.).
  9. Внешняя музика стихтворная Фарзоны Худжанди // Известия АН РТ. (Отд. Общ. Наук) . –2012. –№1. – С. 101-105.
  10. Image in farzaneh khojandis' poems// The Journal of American Science (Marsland press. // ISSN 1545-1003 . –Volume 8, essue 6. –2012–С.430-434 (На англ. яз.).
  11. The utopia  of  farzaneh's  poems// The Journal of American Red opinion // ISSN 1553 -9873 . –Volume 4, essue 6. –2012. –С.33-36(На англ. яз.).
  12. Visual motif in farzaneh  khojahdi's  poem's // The Journal of American science series Data Report  . –Volume 4,–2012. –№6. –С.115-118 (На англ. яз.).
  13. Romanticism Effects in Farzaneh Khojandi's Poems // The Journal of American, New York science. // ISSN 1554 -0200 . –Volume 5, essue 8. –2012.–С.65- 69 (На англ. яз.).
  14. влияние  русских позтов на  творчество фарзоны  худжанди// молодой учёный . –2012. – №6(41). – С. 281-284. (На рус. яз.).

16.Verbal phrases with a different structure from other verbs in Gulistan Saadi's// ' ARCHIVES DES SCIENSES//// ISSN1661-464x.-volume.65-issue7.2012  SWITZERLAND GENEVA.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.