WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Сибирцева Елизавета Игоревна

Поэтика парадоксального в творчестве О. Генри

10.01.03 – Литература народов стран зарубежья

(американская литература)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Иваново – 2012

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Камчатский государственный университет имени Витуса Беринга»

Научный руководитель:  доктор филологических наук, доцент

Токарева Галина Альбертовна

Официальные оппоненты:  доктор филологических наук, профессор

       Морозова Ирина Васильевна, ФГБОУ ВПО «Российский государственный гуманитарный университет», профессор кафедры сравнительной истории литератур

       кандидат филологических наук, доцент

       Савченко Алла Леонидовна, ФГБОУ ВПО

«Воронежский государственный университет»,

доцент кафедры зарубежной литературы

Ведущая организация:        ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет»

Защита состоится 24 мая 2012 года в 10-00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.062.04 при ФГБОУ ВПО «Ивановский государственный университет» по адресу: 153025, г. Иваново, ул. Ермака, д. 37, ауд. 403.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Ивановский государственный университет»

Автореферат разослан «___» ___________ 2012 года

Ученый секретарь 

диссертационного совета,

доктор филологических наук  Е.М. Тюленева

общая характеристика работы

Диссертационное исследование посвящено изучению творчества известного американского писателя-новеллиста О.Генри (1862-1910). О творчестве этого автора написано достаточное количество работ,  в которых проза писателя изучалась с точки зрения жанровых характеристик, выбора тем рассказов, стилистических особенностей. Споры американских критиков касались оценки вклада писателя в литературу, были посвящены специфике его сюжетов и образов. В работах ученых советского периода взгляд на творчество О.Генри во многом был связан с попытками исследователей оценить его произведения с точки зрения их социальной значимости, определить место автора в системе произведений критического реализма, выявить его отношение к таким вопросам, как классовая борьба, социальное неравенство, эксплуатация рабочих. Из-за желания вписать О.Генри в рамки критического реализма неоцененным до конца оказался гуманизм писателя, его вера в человека. Сказочно-счастливые финалы новелл автора признавались его мировоззренческими заблуждениями, его сознательным стремлением «сгладить острые углы социальных противоречий»1

.

Большинство критиков в своих работах отмечают особую юмористическую стихию произведений О.Генри, ироничность автора, его умение воссоздать облик Америки начала ХХ века, представить огромное количество типов и характеров, передать  любовь к простому американцу. Одним из отличительных элементов индивидуального стиля писателя, по общему мнению исследователей, являются двойные развязки, превращающие новеллы в развернутые загадки. Парадокс в творчестве О.Генри не был предметом отдельного изучения ни в российском, ни в западном литературоведении; этот аспект не рассматривался исследователями концептуально.

Проблема парадокса является объектом для изучения нескольких научных дисциплин, в связи с этим феномен оказывается многоаспектным, полифункциональным, а термин - полисемантичным. Почти всегда парадокс «выступает одним из эффективных способов преодоления автоматизма мнений, культурных стереотипов и прорыва за завесу обывательского сознания, а парадоксальная поэтика рассматривается как один из способов «разрушения бытовой инерции», «демонстрации обилия творческих возможностей человека», замкнутого в «порочном круге условностей»2.

Исследователи, изучавшие поэтику рассказов О.Генри, прямо или опосредованно отмечали парадоксальность его новелл. В ряду определений парадокса как литературного приема, как явления логики, как лингвистического понятия,  противоречивость, вызванная неожиданным столкновением мнений, точек зрения выступает как основополагающий принцип парадоксальности. Неожиданность в данном случае – то важное свойство, которое помогает «взорвать» привычную ситуацию; появление новых обстоятельств, в итоге, позволяет найти необычное в обыденном, расширить представление о  вариантах разрешения жизненных коллизий. Парадокс привлекает и шокирует неожиданностью, и О.Генри в полной мере использовал этот принцип в своих новеллах. В.И. Самохвалова пишет, что «ироничность, парадоксальность и пародийность произведений О.Генри поднимала его над уровнем современной ему литературы»3; парадокс как излюбленный прием автора отмечает Ф. Золотаревская4. Е. М. Мелетинский в работе «Историческая поэтика новеллы»5 указывает на парадокс как основой принцип построения рассказов О.Генри и обозначает тип структурной организации текста, связанный с парадоксом. П.В.Балдицын6 рассматривает творчество О.Генри в связи развитием жанра новеллы, которая трактуется как жанр имманентно парадоксальный. Ученый обращает внимание на логику парадокса, на основании которой выстроены сюжеты многих рассказов, и упоминает о парадоксальной эстетике автора, в рамках которой разворачивают свое действие многие из его рассказов. Но парадоксальность как важный феномен в поэтике и мировоззрении писателя только отмечалась исследователями, изучение этого аспекта творчества не проводилось специально.

Актуальность нашего исследования определяется  интересом к изучению проблемы парадоксальности на протяжении последних десятилетий, а также недостаточной степенью изученности творчества О.Генри в целом, проблемы парадоксальности его произведений в частности,  отсутствием системного подхода к его творчеству и потребностью в глубоком, концептуальном представлении его новел на новом уровне анализа.

Новизна исследования: изучение поэтики парадоксального в творчестве О.Генри обусловлено необходимостью осмыслить литературное наследие писателя как целое, представить парадокс как формально-содержательный компонент в художественной системе писателя. В данной диссертации впервые предпринимается попытка системного исследования сущности и структуры парадокса как ведущего принципа поэтики О.Генри.

Целью данной диссертационной работы является исследование парадоксальности как формально-содержательного принципа организации новелл О.Генри.

В соответствии с целью наметим круг приоритетных исследовательских задач:

- рассмотреть парадокс в творчестве О.Генри как формально-содержательную категорию, имеющую системообразующее значение для поэтики писателя в целом;

- выявить особенности парадоксальных структур и их функциональное предназначение на различных уровнях построения текста (на жанровом уровне, уровне композиции, лексико-стилистическом уровне);

- исследовать типы парадоксальных финалов новелл О.Генри и обозначить их непосредственную связь с важными мировоззренческими принципами творчества О.Генри;

- рассмотреть художественную природу парадокса в творчестве О.Генри в контексте жанровой традиции новеллы;

- проанализировать языковые средства создания парадоксальных структур в их функциональном предназначении.

Объект исследования - творчество О.Генри как художественная система.

Предмет исследования - парадокс и парадоксальное в произведениях О.Генри.

Методологическую основу работы составляет синтез сравнительно-исторического, сравнительно-типологического, культурно-исторического методов; неизбежным оказывается также использование целостного и аспектного видов анализа художественного произведения. При анализе парадоксального у О.Генри на уровне читательского восприятия использованы методологические принципы рецептивной эстетики.

Теоретической базой исследования послужили работы ученых разных специальностей, поскольку феномен парадокса  – явление  междисциплинарное. Это фундаментальные труды таких авторов, как  Ж.Делез, Б.Успенский; работы  Б.Д.Базарова, Г.И.Артамонова, Б.Т.Ганеева, В.В.Овсянниковой, Н.Ю. Шпекторовой, Г.Я Семен, А. В. Ахутина, Е. Е. Бирюковой, В.Шмида,  И.В.Силантьева. Важный пласт исследования составляют труды, посвященные различным аспектам литературного процесса США. Это работы Я.Н. Засурского, А.М. Зверева, Б.А. Гиленсона, А.Н. Николюкина, П.В. Балдицына, А.В. Ващенко, В.В. Брукса, Ф.Л.Патти др. При анализе проблем поэтики автора мы опирались на труды М.М. Бахтина, В.М. Жирмунского, Е.М. Мелетинского, Н.Д. Тамарченко, Б.В. Томашевского и др. Базовыми для изучения творчества О.Генри явились труды Б.М.Эйхенбаума, В.И.Самохваловой, П.В.Балдицына, Ю.Каррент-Гарсиа, Х. Лонга, Г.Лэнгфорда, Дж.Ф.Кастеллано, К.Блэнсфилда и др.

Положения, выносимые на защиту:

1. Парадокс – формально-содержательная категория, и в прозе О.Генри парадоксы могут быть классифицированы на основе семантического диссонанса, заключенного в них: парадокс героя, парадокс заблуждений, парадокс несостоявшегося счастья.

2. В то же время парадокс является композиционным конструктом, и в этом случае типологию парадоксов прозе О.Генри можно построить на их структурных особенностях: двойной парадокс, «зеркальный парадокс», парадокс-пуант.

3. Специфика парадоксальности произведений О.Генри связана не только с общелогическими принципами мышления, нашедшими своеобразное отражение в поэтике писателя, но и с внутренней парадоксальностью национального американского сознания, которое становится предметом художественного осмысления автора.

4. Двойная природа эмоциональной оценки, потенциально заключенная в парадоксе (трагический и комический парадокс), своеобразно осмыслены в мировоззренческой и поэтологической системе О.Генри. Актуализация понятий «игра», «ирония», «самоирония» в парадоксах О.Генри формирует особый модус художественности его произведений, в котором сплавлены комическое и лирическое7 начала.

5. Особое сочетание лирического (сентиментального) и комического модуса художественности в поэтике О.Генри сближает понятие «парадокса» и понятие «чуда» в его мировоззренческой системе, что находит отражение в жанровой специфике  его произведений.

6. Многообразие сюжетных нюансов, которые формируются на основе сходных фабул в парадоксально организованных новеллах О.Генри, дает возможность говорить о существенном вкладе О.Генри в разработку автором новых композиционных приемов и приемов комического на основе общего для сферы смехового принципа «переворачивания» ситуации.

Научная ценность работы обусловлена задачами исследования. Теоретическая значимость работы заключается в попытке осмысления художественного потенциала парадокса. Практическое значение диссертации состоит в возможности использовать ее материалы при чтении курсов и спецкурсов по истории зарубежной литературы конца XIX – начала XX в. и истории американской литературы в системе вузовского обучения.

Соответствие содержания диссертации паспорту специальности,
по которой она рекомендуется к защите. Диссертация соответствует специальности 10.01.03 «Литература народов стран зарубежья (американская литература)». Диссертационное исследование выполнено в соответствии со следующими пунктами паспорта специальности: п. 3 – проблемы историко-культурного контекста, социально-психологической обусловленности возникновения выдающихся художественных произведений; п. 4 – история и типология литературных направлений, видов художественного сознания, жанров, стилей, устойчивых образов прозы, поэзии, драмы и публицистики, находящих выражение в творчестве отдельных представителей и писательских групп; п. 5 – уникальность и самоценность художественной индивидуальности ведущих мастеров зарубежной литературы прошлого и современности, особенности поэтики их произведений, творческой эволюции; п. 6 – взаимодействия и взаимовлияния национальных литератур, их контактные и генетические связи.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертации были отражены в докладах на научных конференциях: Всероссийской научно-методической конференции «Актуальные проблемы современного литературного образования», г. Уссурийск, 2007 г.; Межвузовской научно-практической конференции «Смысловое пространство текста», г. Петропавловск-Камчатский, 2007 - 2008 гг.; Межрегиональной научно-практической конференции «Университет ХХI века: достижения и перспективы», г. Петропавловск-Камчатский, 2008 г.; Пуришевские чтения, г. Москва, 2011. Содержание работы отражено в восьми статьях, в том числе три статьи опубликованы в журналах, рецензируемых ВАК. Работа в целом и отдельные ее фрагменты обсуждалась на кафедре литературы и журналистики КамГУ им. Витуса Беринга.

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, пяти глав, заключения и библиографии; оно изложено на 216 страницах. Список использованной литературы состоит из 211 источников, в числе которых 47 работы на английском языке.

        1. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается выбор темы диссертационного исследования, его актуальность, научная новизна, определяются его общая проблематика, цель и задачи, формулируются выносимые на защиту положения, указывается возможность их научно-практического использования,  а также дается обзор исследований о жизни и творчестве О.Генри и систематизируются основные методологические подходы к изучению его произведений.

Глава первая «Парадокс как поливалентный феномен» посвящена  рассмотрению феномена парадокса в филологии, а также взгляду на парадокс и парадоксальное в культурно-историческом контексте эпохи. Как объект филологического исследования парадокс сложен: он может функционировать как явление логико-понятийного плана и формировать содержательную сторону художественного целого; может выступать и как художественный прием, подчиненный содержательным задачам. Открытым остается вопрос классификации парадоксов.

В литературоведении парадокс рассматривается как мировоззренческая категория и как художественный прием. Парадокс также может быть чертой индивидуального стиля автора. Парадоксы придают художественному произведению глубину мысли в сочетании с остроумной формой и изысканностью стиля.

Однако если в лингвистике акцент делается на отличительных чертах парадоксов, их классификации, путях разрешения, на проблеме соотношения логической схемы, лежащей в основе высказывания, и ее вербального воплощения, то в литературоведении исследователи останавливаются, прежде всего, на роли парадоксов в раскрытии главной идеи художественного произведения, на значимости парадокса для понимания характера героя, на интеллектуальном и эмоциональном воздействии парадокса на читателя. Проблема парадокса может решаться на разных уровнях текста: композиционном, лексическом, идейно-содержательном. Интерес представляет  парадокс и в его связи с различными типами модусов: лирическим, драматическим, трагическим.

Парадоксы в лингвистике связаны с проблемами языкового выражения понятия: в сферу интересов лингвистики включается, прежде всего,  формально-языковая реализация данной фигуры. Кроме того, парадокс как лингвистическая категория представляет достаточно интересный феномен, поскольку его можно рассмотреть с точки зрения его семантического, прагматического, фразеологического, стилистического потенциалов.

В нашем диссертационном исследовании мы будем рассматривать парадокс и как художественный прием изображения, и как мировоззренческий прницип, основывающийся на наличии разных точек зрения, полифонии.  Согласимся с теми исследователя, которые представляют парадокс как средство выражения авторской позиции, способ  высказать свое отношение к жизненным явлениям. Что касается классификации парадоксов, то как один из продуктивных видится способ создания типологии применительно к творчеству отдельного автора.

Природа парадоксального в европейской культуре и культуре США имеет разное происхождение. В Англии конца ХIХ – начала ХХ века парадоксальное в литературе оказывается своеобразной реакцией на викторианство с его буржуазными устоями и мещанским отношением к жизни.

Феномен парадоксального в литературе США связан с самобытным развитием литературы, ее особыми чертами. Прежде всего, это регионализм, обусловленный, прежде всего, геополитическими факторами. Север, Юг, Средний Запад, Дальний Запад, Восток – все эти регионы и их культура в ХIХ веке отличались друг от друга значительно. Специфические признаки, уникальные для каждого из основных американских регионов, определены исторически сложившимися особенностями менталитета уроженцев различных территорий, обладавших неповторимым сочетанием социально-экономических условий. Таким образом, национальная литература США складывалась из довольно разнородных «региональных литератур», каждой из которых были присуще свои особые черты и характеристики.

Представляется важным фактор быстрого развития газет и журналов, которые становятся основными источниками информации для простых американцев, своеобразными носителями культуры, популяризаторами творчества многих американских писателей, которые приходят в литературу из журналистики, среди них – У.Уитмен, М.Твен, Б.Гарт и др. Происходит рост читательской аудитории, что впоследствии приводит к возникновению массовой литературы в США. Писатели, в свою очередь, начинают ориентироваться на вкус массового читателя, поднимая близкие ему темы, улавливая спрос на читательском рынке. Творчество О.Генри во многом связано с сотрудничеством писателя с американскими газетами и журналами, в которых печатались его рассказы. Работа в газете определяла частоту написания рассказов, их объем и даже тематику, например, обязательные новеллы к Рождеству. С одной стороны, автор зависел от массовой аудитории, простого среднего читателя с его мышлением. С другой стороны, именно парадоксальное преодоление стереотипов в финале новелл стало своеобразной визитной карточкой О.Генри.

На наш взгляд, поэтологическая парадоксальность, обнаруживаемая нами  в творчестве О.Генри, во многом определяется образом жизни современной автору Америки, ее многоликостью, разнородностью, сочетанием, казалось бы,  несочетаемых реалий, разнообразием жизненных сценариев и общей похожестью на «плавильный котел». Парадокс является реакцией на быстро меняющуюся жизнь в США, на неоднозначные процессы поисков национальной идеи, бурное становление молодого государства  и одновременно связан с верой американцев в открывающиеся перед ними возможности.

Полиаспектность парадокса обуславливает трудность создания классификации парадоксов в целом и, в частности, в литературе. Наиболее продуктивный путь решения этого вопроса исследователи видят в создании типологии парадоксов применительно к творчеству отдельного автора. В представленном диссертационном исследовании  мы будем работать с триадой «текст – автор – читатель» и обратим внимание на возникновение парадокса на каждом из названных уровней. На уровне текста (изображенная реальность) мы рассмотрим следующие типологии парадоксов в творчестве О.Генри:

Типы композиционных  парадоксов, или парадоксальных конструктов на уровне композиции:

- парадокс-пуант;

- зеркальный парадокс;

- двойной парадокс.

Типы семантических парадоксов, и в этом случае в основу классификации можно положить семантический диссонанс, заключенный в парадоксе:

- парадокс героя;

- парадокс заблуждений, или обманутых ожиданий;

- парадокс несостоявшегося счастья.

Первый перечень (триада) рассматривает явление  в прагматическом аспекте (то есть в функциональном, выходящем за пределы текста как формы вербализации парадокса); второй ряд – чисто дискурсивный (то есть внутри самого текста) – формально-содержательные характеристики парадокса.

На уровне автора мы проанализируем парадокс национальной ментальности, на уровне читательской рецепции – парадокс двойной реальности.

Обращаясь в дальнейшем к авторскому типу парадокса, отметим, что нас будет интересовать не весь комплекс художественных средств, в котором реализуется авторская позиция, а непосредственная реализация принципа парадоксальности на уровне авторского сознания.

Такой подход позволяет максимально полно рассмотреть поэтику парадоксального в творчестве О.Генри на всех трех уровнях анализа: уровне самого текста (изображенная реальность), уровне автора (парадокс авторского сознания), уровень читателя (парадокс читательского восприятия).

В главе второй «Сказочное и чудесное как парадоксальное в новеллах О.Генри в контексте авторской жанрологии» уделяется внимание жанру новеллы и тем структурным элементам, которые позволяют исследователям определять жанр произведений О.Генри как новелла-сказка. В сознании читателя сказка всегда связана с высокими этическими идеалами, торжеством добра, воплощением идеала. Чаще всего функция введения сказочных элементов заключается в создании контраста между реальной жизнью и желаемой, представляемой героями. Парадоксальность, заложенная автором, снимает дидактичность, это превращает сказку в новеллу. Обращение к жанру восточной сказки связано не просто с категорией «чудесного»,  но и, на наш взгляд, с наличием неоромантического компонента в рассказах О.Генри, его особым мировоззрением. Ощущение чудесного после прочтения рассказов у читателя чаще всего связано с темой человеческих отношений, которые автор высоко оценивает и считает истинным чудом.

В связи с возможностью соотнесения понятий «парадоксальное» и «чудесное» наше внимание привлекли новеллы, построенные на основе жанровой модели святочного рассказа. Их анализ позволил установить, что О.Генри активно использует сказочную формульность, архетипические образы, прибегает к сказовой манере повествования, что, безусловно, роднит его короткие рассказы (shot stories) с жанром святочного рассказа-сказки.  В некоторых историях сходство со святочным рассказом ощущается только на уровне эмоциональной составляющей композиции, но и в этом случае сюжет не обходится без чудесной метаморфозы.

Выбор жанра рождественского рассказа у О.Генри во многом обусловлен его творческим методом: автор привычно прибегает к характерным парадоксальным развязкам. Парадоксальность рождественских рассказов строится и на самом феномене чудесного, который лежит в основе этого жанра. Чудо осмысляется автором как необходимый жизненный парадокс, обеспечивающий  идею счастья. В то же время то рукотворное счастье, которое преимущественно изображено автором в так называемых святочных рассказах, парадоксально и в силу его рукотворности: оказывается, творить чудо и делать людей счастливыми просто.

В ряде рождественских рассказов О.Генри происходят случайные счастливые события в конце, при этом случайность воспринимается читателем тоже как чудо, но сотворенное автором-сказочником. О.Генри заставляет посмотреть на простые поступки героев взглядом искушенного философа, что придает глубинный смысл непритязательным, на первый взгляд, бытовым историям; побуждает по-новому оценить привычные вещи, и эта новизна становится новой «парадоксографией» писателя.

В главе третьей «Парадокс на уровне изображенной реальности в рассказах О.Генри» рассматриваются композиционные и семантические типологии парадоксов. Жанр короткого рассказа предполагает стремительное развитие событий, неожиданный пуант в финале. О.Генри не только умело использует жанровую схему, превращая все повествование в ожидание финального хода, но добавляет авторские находки: двойные развязки, двойные сюжетные линии, пересекающиеся в конце новеллы, зеркальные ситуации, позволяющие увидеть истинное положение вещей. Среди компонентов, приводящих к парадоксальному разрешению ситуации на уровне композиции, выделяются следующие:

- использование вставных новелл, сюжетный ход которых парадоксально находит точку соприкосновения с линией основной коллизии;

- построение рассказа по принципу детектива, с целью создания атмосферы загадочности, при этом опровергается заявленное ранее;

- название рассказа,  обманывающее ожидание читателя;

- экспозиции, идущие вразрез с последующим повествованием;

- прием переключения внимания с истинной ситуации (персонажа) на мнимую.

Парадокс-пуант, неожиданный  и быстрый поворот в финале, особый композиционный конструкт, оказывается возможным в связи с тем, что О.Генри разрушает стереотипы мышления читателя, предлагая неординарную развязку. Во многом это удается благодаря изображению непредсказуемости человеческого поведения, кроме того, автор использует привычные приемы умолчания, недосказанности по ходу развития действия, раскрывая утаенное в финале.

В качестве композиционной формы в рассказах О.Генри часто использует принцип зеркальности (зеркальный парадокс), заключающийся в повторе возникающих ситуаций, похожести героев и их поведения, а также в восполнении какого-то недостающего качества или свойства в развязке ситуации взамен чему-то утраченному по ходу действия. Зеркальность положений может проявляться как в полном совпадении событий, так и в перевороте, опровержении ранее заявленного. Таким образом, автор придает ситуации новый смысл, переворачивает взгляды героя и читателя.

Детальный анализ композиционных структур, наиболее часто востребованных в  новеллах О.Генри, позволяет дифференцировать функции отдельных композиционных приемов, при том, что все перечисленные композиционные варианты связаны с парадоксальными развязками в сюжете. 

Наряду с представленной типологией парадоксов, можно выделить и условный ряд семантических моделей парадоксального типа, что является лишним доказательством двойственной (формально-содержательной) природы  парадокса. В рамках этой семантической типологии в особую группу можно выделить рассказы с наличием парадокса героя, в которых парадоксальное разрешение конфликта выражается в понимании героем новой истины, меняющей его мировоззрение. Открытие это неожиданное, выясняется, что все то, что герой высмеивал, недооценивал, считал ложным и ненужным в жизни, на самом деле ценно, по-настоящему истинно и важно. Персонаж ощущает изменения внутри себя, принимает новую жизненную установку. Более того, герой понимает правильность сделанного им вывода и чувствует гордость за свое «прозрение». Таким образом, герой становится другим человеком и приобретает в своих собственных глазах некий новый личностный статус, происходит своеобразная инициация персонажа. Интересным и парадоксальным оказывается то, что на самом деле имеет место псевдоинициация.  Открытие героя хотя и важно, но случайно и непреднамеренно, внутреннего роста персонажа не случается. С нашей точки зрения, автор  высмеивает ситуацию несостоявшейся героизации. Таким образом, в новеллах с «парадоксом героя» на самом деле О.Генри представляет читателю пародию на героя.

Кроме рассказов со счастливыми концовками, благодаря которым критики называли О.Генри сказочником и развлекающим писателем, у автора есть достаточно большое число новелл, не имеющих счастливого финала. В таких рассказах О.Генри традиционно для него парадоксально переворачивает ситуацию, но ожидаемая читателем счастливая развязка не случается. После прочтения такого рода рассказов остается ощущение «несбывшихся надежд», ускользнувшего случая, несостоявшегося счастья. С точки зрения О.Генри, концовка рассказа оказывается закономерной, поскольку тот тип персонажа, о котором повествует автор, не способен взять верх над повседневностью и изменить свои представления о жизни. Рассказы подобного рода более реалистичны, о чем часто писали исследователи советского периода, оценивая такие финалы как своеобразный прорыв автора к критическому реализму, удачное обличение буржуазного строя. На наш взгляд, именно в новеллах с подобной «несчастливой» концовкой читатель в наибольшей степени чувствует, что его ожидания обмануты, поскольку  разрушается психологическая установка на счастливый финал,  которого всегда подсознательно ждет  человек.

По нашему мнению, в рассказах встречается парадокс несостоявшегося счастья трех типов, когда:

- герои нарушают законы жизни на Диком Западе, где особую ценность имеют свобода, честность, открытость; эти качества оказываются противопоставлены личной выгоде и личному счастью; в финале герой наказывается за выбор; мир Дикого Запада предстает как настоящий, природный, бесхитростный;

- герои играют роль, надевают маску, притворяются, их настоящие желания оказываются скрыты, в результате такой игры они упускают важную встречу, которая могла бы изменить жизнь;

- в рассказе вскрывается важность свободы человеческого выбора, который определяет качество жизни героя. Герою представляется шанс, но он его упускает, либо ошибочно оценивает. Обычно в рассказе дано какое-то событие, идущее в разрез с повседневной жизнью персонажа, через этот момент высвечивается вся жизнь героя, но этот тип персонажа не способен изменить свой жизненный путь, его мечты расходятся с делами.

       Парадокс заблуждений, или обманутых ожиданий в рассказах О.Генри работает на столкновении точек зрения героев; он основан на  незнании одним из персонажей всех обстоятельств или связан с ложными представлениями героя о жизни, в развязке они меняются в связи с возникшими обстоятельствами; парадокс рождается из-за несоответствия поведения другого героя привычному или ожидаемому в этой ситуации. Жизнь оказывается шире понятий героя, действия другого персонажа идут вразрез с надеждами героя. Если в парадоксе героя у персонажа случается внутренне открытие, озарение, то в парадоксе обманутых ожиданий происходит столкновение точек зрения, здесь обязателен внешний вектор действия. Довольно часто ситуация заблуждения оказывается комической, герой попадает впросак из-за своей самоуверенности и убежденности в абсолютной правоте и знании истины. В тексте на парадокс обманутых ожиданий работают фигуры умолчания, недосказанности. Парадокс заблуждений может иметь как комическое, так и трагическое разрешение; на наш взгляд, это связано с авторским диалектическим пониманием жизни; в художественном мире О.Генри смешное и печальное сосуществуют рядом.

Глава четвертая «Парадокс на уровне авторского сознания» посвящена особому авторскому парадоксу национальной ментальности, через который выражается авторская позиция в отношении жизненных явлений, характерных для США конца ХIХ-го начала ХХ века. По нашему мнению, в новеллах О.Генри возникает авторский парадокс, связанный с особым взглядом на мир самого автора, с его иронией по поводу американского образа жизни.

Изучая проблему несовпадения точек зрения героев в художественном тексте и рассматривая это несовпадение как один из принципов создания комической ситуации, отметим, что О.Генри часто иронизирует по поводу действий и поступков героев, которые можно объяснить спецификой американского менталитета; чертами их характера, которые воспринимаются как типично американские. В то же время, писатель демонстрирует жизнеспособность подобной модели поведения на американской почве в контексте взятой эпохи. Такое несоответствие формирует особый парадокс национальной ментальности, в основе которого лежит двойственная оценка автора. Ирония О.Генри часто связана с несоответствием точек зрения автора и повествователя (или героя-резонера) в отношении к действиям, поступкам, чертам характера, которые ассоциируются в сознании с типично американскими. Несоответствие лежит в основе авторской иронии по поводу американского образа жизни, воплощения американской мечты в жизнь, качеств характера, отличающих американцев как нацию.

Таким образом, парадокс национальной ментальности рождается на основе специфики субъектно-объектных отношений в структуре повествования: объектом авторской иронии становится образ жизни в Америке в целом в период становления государства, когда преуспевал только тот, кто был находчивым и даже нарушал закон. В то же время, субъектом иронической оценки остается американец, чье сознание формировалось в этом социально-этическом контексте и не могло не оказаться в зоне его влияния.  Парадокс рождается именно на основе авторского стремления  «выйти из самого себя».

С парадоксом национальной ментальности   в творчестве О.Генри связан двойной парадокс: автор ведет читателя от парадокса как художественного приема изображения к парадоксу национального сознания и к парадоксальному мироощущению самого автора. Художественная картина мира оказывается противопоставлена парадоксальной рецепции автора. Парадокс становится двойным: ирония писателя направлена не только на стереотипы мышления героя, но и на свое мировоззрение (самоирония).

В главе пятой «Парадокс на уровне читательской рецепции в рассказах О.Генри» рассматриваются  приемы, приводящие к парадоксу читательского восприятия.

Развязки в рассказах О.Генри часто оцениваются читателем как парадоксальные не только в связи с непредсказуемым действием, неординарным решением героя или случайным удачным стечением обстоятельств. На наш взгляд, У О.Генри есть второй, «внутренний парадокс» ситуации, присущий только ему. Комическое на поверку оказывается скорее трагическим, или к нему добавляется лирический компонент. Драматические события внезапно имеют счастливое разрешение. Такое переплетение позволяет обогатить ощущения читателя, открыть некую новую грань в ситуации и героях. Таким образом, парадокс складывается не только из-за нарушения логических связей, но возникает  и на уровне эмоционального восприятия. Более того,  логическая и эмоциональная составляющие оценки событий читателем вступают в противоречие, поэтому рождается столь парадоксальное восприятие художественной реальности читателем.

На наш взгляд, для большинства рассказов О.Генри, несомненно, характерен комический модус, но,  переворачивая ситуацию в финале многих рассказов, автор меняет и акценты повествования: изначально комическая коллизия приобретает сентиментальную окраску. В новеллах же с несчастливым для героя финальным разрешением появляется комическая составляющая, снижающая трагический пафос.

Отметим, что сочетание комического и сентиментального модусов в литературе встречается реже, чем трагикомизм, поскольку представляет своего рода эмоциональный оксюморон, однако является достаточно закономерным для парадоксальной  картины мира О.Генри.

Подобная тонкая авторская игра с чувствами и эмоциями читателя объяснима диалектическим видением жизни О.Генри, пониманием близости существования веселого и грустного, трагического и комического, их возможной быстрой смены в жизни.

На наш взгляд, парадокс двойной реальности представляет интерес для изучения не только в связи с особым писательским взглядом, но и потому, что он является своеобразной авторской стратегией ведения диалога с читателем. Формирование парадокса двойной реальности в новеллах О.Генри обусловлено наличием неоромантического компонента, это своеобразный выход в воображаемый мир. С одной стороны, появлению этого мира способствуют сказочные элементы в прозе О.Генри, к рассмотрению которых мы обратились во второй главе; с другой стороны, активизация двойной реальности происходит при создании автором игрового пространства. Но и в первом, и во втором случае читатель настраивается на вымысел и принимает особые правила вымышленной реальности.

Игровое пространство в новеллах О.Генри создается при введении в текст образов и мотивов, обладающих повышенным игровым модусом: карты, казино, театр, маскарад. Игра и жизнь персонажей оказываются тесно связанными, переплетенными между собой; возникающие игровые ситуации помогают читателю дистанцироваться от действительности и через появившуюся вторую реальность увидеть истинное положение вещей. Парадоксальность ситуации в этом случае заключается в том, что прояснению ситуации способствует усложнение ее «конструкции»: двойная реальность, как двояковыпуклая линза, приближает истину. Кроме того, и игра, и парадокс основываются на непредсказуемости, неожиданности. Автор использует этот эффект для обмана читательского ожидания в развязке. Парадокс двойной реальности в произведениях О.Генри проявляется, с одной стороны, в том, что игровая ситуация оказывается обманчивой и заставляет ожидать ложного разрешения конфликта, с другой стороны, может быть осуществлен обратный переворот, смена точки зрения: именно игровая ситуация оказывается настоящей, а подразумеваемая до развязки истина не проходит проверку жизнью и оказывается мнимой. Кроме того, во многих рассказах автор включает читателя в игру, предлагая ему размышление над игрой-загадкой. Маркеры игры в тексте формируют условную, игровую ситуацию, что также является  способом организации специфического диалога автора и читателя. В игровом пространстве новелл О.Генри парадокс ситуации осмысляется как парадокс онтологический.

В Заключении диссертационной работы подведены ее итоги и сделаны необходимые выводы.

В ходе нашего исследования мы выявили, что парадокс в творчестве О.Генри имеет системообразующее значение для поэтики писателя в целом; идея парадоксального реализуется на различных уровнях текста. Парадоксальность наблюдается на всех уровнях композиции: общая архитектоника, композиция системы образов – зеркальность персонажей; композиция отдельного образа – парадокс героя; композиция повествования – лексические парадоксы. Во многих рассказах выделение отдельно композиционного или семантического парадокса достаточно условно, поскольку парадоксальность пронизывает все творчество писателя, в связи с этим более корректно говорить о парадоксе как формально-содержательной категории в целом.

Еще раз акцентируем внимание на системообразующем значении парадокса для поэтики О.Генри в целом; парадоксальное выявляется на  уровне изображенного; на уровне авторского мировоззрения и уровне читательского восприятия.

Основные положения диссертации отражены

в следующих публикациях:

  1. Сибирцева Е.И. Проблема национальной идентичности в новеллах О.Генри в контексте поэтики парадоксального // Филологические науки. Москва, 2009. № 1. С. 40-46. (0,3 п.л.)
  2. Сибирцева Е.И. Элементы сказочного дискурса в рассказах О. Генри // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. 2009. № 4(2). Киров, 2009. С. 170-173. (0,5 п.л.)
  3. Сибирцева Е.И. Феномен двойного парадокса в новеллах О.Генри // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета. 2011. № 2 (апрель-июнь). Пятигорск, 2011. С.211-213. (0,5 п.л.)
  4. Волчкова (Сибирцева) Е.И. Парадокс как основа композиции сюжета рассказов О.Генри // Человек и язык в поликультурном мире: Материалы межрегиональной научно-практической конференции «Дальний Восток России: перспективы развития 2-9 февраля 2007 г. Петропавловск-Камчатский». Петропавловск-Камчатский, 2007. С.43-47. (0,4 п.л.)
  5. Сибирцева Е.И. Закон сообщающихся сосудов как композиционный принцип парадоксальных конструкций в рассказах О.Генри // Актуальные проблемы современного литературного образования. Уссурийск, 2007. С.87-92. (0,4 п.л.)
  6. Сибирцева Е.И. Парадоксография: к истории вопроса // Смысловое пространство текста. Литературоведческие исследования. Материалы межвузовской научно-практической конференции. Петропавловск-Камчатский, 2007. С.128-137.(0,5 п.л.)
  7. Сибирцева Е.И. Жанр рождественского рассказа в творчестве О.Генри // Университет ХХI века: достижения и перспективы. Петропавловск-Камчатский, 2008. С.319-325. (0,4 п.л.)
  8. Сибирцева Е.И. Парадокс двойной реальности в игровом пространстве новелл О.Генри // Всемирная литература в контексте культуры. Сборник научных трудов по итогам XXIII Пуришевских чтений. М., 2011. С.134-142. (0,5 п.л.)

1 Богословский, В.И. О.Генри / В.И.Богословский // История зарубежной литературы ХХ века – М., 1963. –  С. 560.

2 Якунин, А.В. Концепция парадокса в художественном сознании О.Мандельштама. дис…канд. филолог. наук : 10.01.01 : / А.В.Якунин – Комсомольск-на-Амуре, 2002.

3 Самохвалова, В.И. Творчество О.Генри. / В.И. Самохвалова. Дис… канд. филол. наук: 10.03.01. / В.И.Самохвалова  –  Москва, 1973.

4 Золотаревская, Ф. О.Генри и его новеллы. В кн: О.Генри. Избранные произведения. – М: «Издательство «Правда»,  1991.

5 Мелетинский, Е.М. Историческая поэтика новеллы. [Текст] / Е.М.Мелетинский. М.: «Наука», 1990. – 280 с.

6 Балдицын, П.В. Развитие американской новеллы. О.Генри // История литературы США. Литература начала ХХ века. Т.5. / П.В.Балдицын  – М.: ИМЛИ РАН, 2009. – с. 544-597.

7В нашей работе мы будем употреблять термин лирический в значении «чувствительный, с преобладанием душевных переживаний над рассудочным началом». В этом значении термины сентиментальный и лирический оказываются синонимичными.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.