WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Бандурина Наталья Сергеевна

ПОЭТИКА ОБРАЗА В ЛИТЕРАТУРНОМ ТВОРЧЕСТВЕ

В. Г. ШЕРШЕНЕВИЧА

Специальность 10.01.01 – Русская литература

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Иваново – 2012

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО

«Шуйский государственный педагогический университет»

Научный руководитель:        доктор филологических наук, доцент

                       Шукуров Дмитрий Леонидович

                                                       

Официальные оппоненты:        Холодова Зинаида Яковлевна,

                       доктор филологических наук, профессор,

              ФГБОУ ВПО «Ивановский государственный

                университет», профессор кафедры теории

       литературы и русской литературы ХХ века

  Масленникова Ольга Николаевна,

        кандидат филологических наук, доцент,

        ФГБОУ ВПО «Ивановский государственный

химико-технологический университет»,

               доцент кафедры истории и культурологии

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Тверской государственный

университет»

Защита состоится 19 октября 2012 года в 15-00 часов на заседании диссертационного совета при ФГБОУ ВПО «Ивановский государственный университет», по адресу: 153025, г. Иваново, ул. Ермака, 37, ауд. 403.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Ивановский государственный университет»

Автореферат разослан  « ___ » сентября 2012 года

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор филологических наук  Е.М. Тюленева

Общая характеристика работы

Творчество Вадима Габриэлевича Шершеневича (1893 –1942) – одна из самых интересных страниц возвращенного русского авангарда. Несмотря на то, что его относят к так называемым поэтам второго ряда (например, так характеризуют его творчество издатели Малой серии библиотеки поэта), сам поэт привлекает внимание читателей и исследователей как определенный тип творческой личности. Но следует признать, что поэзия В.Г. Шершеневича все еще малоизвестна. В силу разных причин имя В.Г. Шершеневича еще не заняло своего достойного места в «поэтическом каталоге».

Тем не менее, творчество поэта становится предметом научного рассмотрения, в частности, в исследованиях, посвященных проблемам поэтического языка. Авторитетное подтверждение – двухтомный «Словарь поэтических образов», составленный в Институте русского языка РАН. Этот словарь содержит целый мир поэтических образов (более 40 тысяч), представленных на основе анализа текстов 600 русских писателей и поэтов. Среди тех, кто в начале XX века обогатил  русскую поэзию, вместе с В.В. Хлебниковым, Н.А. Клюевым, С.А. Есениным, И.В. Северяниным, Б.Л. Пастернаком, О.Э. Мандельштамом, В.В. Маяковским, А.А. Блоком, М.И. Цветаевой, – и Вадим Шершеневич.

Актуальность диссертации: исследование посвящено актуальной историко-литературной теме, связанной с изучением индивидуально-авторского стиля В.Г. Шершеневича в контексте поэтики имажинизма.

Действительно, такой исследовательский ракурс сообщает работе безусловную научную новизну, так как целостного и обобщающего анализа творчества замечательного поэта Серебряного века с учетом его новаторских открытий в области оригинальной имажинистской поэтики образа до сей поры не существует.

До сих пор остается непроясненным вопрос о роли поэтических экспериментов в становлении художественной системы писателя, оригинальности поэтики образа. Новаторские приемы, открытые В.Г. Шершеневичем, затрагивают различные эстетические и художественные направления начала XX века: символизм, футуризм, имажинизм. Поэтические и теоретические работы (статьи и декларации) В.Г. Шершеневича можно рассматривать как «творческую лабораторию» художественных образов, тем и мотивов. Системное исследование творчества поэта в историко-литературном контексте будет способствовать углублению представлений о целостности и эстетической значимости художественного мира В. Шершеневича, о роли поэта в истории русской литературы первой трети XX века.

Не вызывает сомнений, что В.Г. Шершеневич внес значительный вклад в становление теории футуризма и имажинизма. Именно он являлся основным переводчиком манифестов итальянских футуристов, оказавших заметное влияние на развитие русского футуризма.

Творчество В.Г. Шершеневича вызвало острую полемику среди современников. Интересны и неоднозначны мнения о творчестве В.Г. Шершеневича единомышленников-имажинистов. Так, Р. Ивнев писал, что «…он был хорошим организатором, дельным издателем, умелым редактором, острым критиком и способным поэтом, который, однако, никак не мог найти своего собственного поэтического “я”» и в этой же главе говорит о В.Г. Шершеневиче «как личности, представляющей из себя яркую индивидуальность. Блестяще образованный, знавший в совершенстве несколько европейских языков, был одним из лучших теоретиков имажинизма <…>, который, не в упрек ему будет сказано, был насквозь аполитичен». Такая полярность суждений – еще один повод пристальнее взглянуть на личность и творчество «барда имажинистов» (Н.А. Богомолов).

Одной из первых работ в современном литературоведении, посвященных изучению творчества поэта, является статья Л.В. Куклина «…Но ведь я поэт – чего же Вы ждали?», в которой исследуется соотношение художественных и эстетических позиций футуризма и имажинизма на примере творчества В.В. Маяковского и В.Г. Шершеневича. Достоинством этой работы является то, что вводится в научный оборот ряд поэтических текстов В.Г. Шершеневича, не публиковавшихся ранее, а также то, что автор статьи не просто декларирует близость творческих приемов В.Г. Шершеневича и В.В. Маяковского, но и доказывает это на примере их текстов.

Иную оценку творчества В.Г. Шершеневича дает В.Ю. Бобрецов в статье «Из русской поэзии начала XX века»1. Он, в отличие от Л. Куклина, пытается «нейтрализовать» некоторое преимущество, которое может получить В.Г. Шершеневич в сравнении с В.В. Маяковским. В целом, В.Ю. Бобрецов достаточно сдержанно оценивает вклад поэта в русскую литературу. Автор обращает внимание на подражательный характер творчества В.Г. Шершеневича, несколько скептически рассуждает о некоторых особенностях его стиля2.

Значительный вклад в изучение имажинизма и, в частности, имажинистского творчества В.Г. Шершеневича внесли исследования В.А. Дроздкова: научные работы об истории имажинистского направления, о жизни В.Г. Шершеневича; текстологические изыскания к вновь публикуемым малодоступным текстам3.

Научным событием стал сборник статей «Русский имажинизм» (2003), включивший в себя разнообразные материалы о теории, истории и практике русского имажинизма. Основу статей, вошедших в сборник, составили доклады, прозвучавшие на международной научной конференции, посвященной 110-летию со дня рождения В.Г. Шершеневича. Работы, представленные в этом сборнике, подводят предварительный итог научным изысканиям по изучению творчества имажинистов, имевшим место в последнее десятилетие XX века. В сборнике опубликованы работы, посвященные отдельным представителям русского имажинизма – В.Г. Шершеневичу, А.Б. Мариенгофу, С.А. Есенину, А.Б. Кусикову и их творческим связям, статьи обобщающего плана, в которых имажинизм рассматривается как целостное явление, вписанное в широкий литературный и философский контекст. На протяжении десятилетий, прошедших с момента прекращения деятельности имажинистов как группы, исследователи говорили о них, в основном, применительно к контексту биографии и творчества С.А. Есенина. Авторы публикаций, вошедших в книгу, ни в коей мере не оспаривают звездный статус есенинской поэзии. Однако они действуют наперекор установившейся традиции, смещая акценты внимания с С.А. Есенина на создателя имажинизма Вадима Шершеневича. В результате актуализируются проблемы русского имажинизма, что, при учете второстепенности места, которое до сих пор ему отводилось в традиционных курсах истории литературы XX века, выглядит как безусловная новация4

. Исследователи имажинизма, как правило, в большей степени уделяют внимание «фактической стороне деятельности группы.

Для нас особый научный интерес представляют диссертации, посвященные творчеству В.Г. Шершеневича. Т.А. Богумил в исследовании «В.Г. Шершеневич: феномен авторской субъективности» (Барнаул,2004) раскрывает проблему «чужого слова», природу интертекстуальных вкраплений в творчестве В.Г. Шершеневича. Автор исследования приходит к выводу, что В.Г. Шершеневич представляет собой тип поэта-трикстера. Заимствование чужих текстов и их трансформация происходит на бессознательном уровне, поэтому ассимиляция не становится приемом. По мнению Т.А. Богумил, вторичность автора является «не столько погрешностью, сколько генератором художественной информации». Е.А. Иванова в диссертации «Творчество В. Г. Шершеневича: теоретические декларации и поэтическая практика» (Саратов,2005) исследует вопрос о характере воплощения его теоретических деклараций в поэтическом тексте.

Во многих исследованиях, посвященных русскому имажинизму, в частности, в диссертации И.В. Павловой «Общие свойства лирического сознания и пафоса в поэзии имажинистов» (Москва,2002) подчеркивается, что, несмотря на «эстетический плюрализм имажинистов... при общем взгляде на творчество поэтов-имажинистов легко выявляются сходные особенности, и не только в приемах поэтики, но и на уровне мировоззрения, в чертах характера лирического героя, в пафосе, в философской и этической подоплеке стихов». Такими объединяющими чертами становятся двойственность и контраст как основополагающий мировоззренческий принцип построения образа и восприятия жизни в целом, с акцентированием внимания на «черной», «теневой» ее составляющей. Двойственность лирического героя становится смысловым стержнем творчества В.Г. Шершеневича и А.Б. Мариенгофа, выражаясь в образах шута, гаера, арлекина. Именно в их творчестве ярче всего представлена генетическая зависимость имажинизма от футуризма.

Активное заполнение лакун в изучении художественного мышления В.Г. Шершеневича начинается в последнее десятилетие двадцатого века. Исследователи, занимающиеся изучением творчества поэта, уделяют большее внимание историко-литературным и биографическим аспектам. Литературоведческие работы, посвящённые изучению поэтики его литературных произведений, малочисленны5. В современной отечественной науке практически отсутствуют работы, представляющие системное осмысление литературного наследия автора.

Цель диссертационной работы – анализ поэтики художественного образа и рассмотрение доминирующих мотивов творчества В.Г. Шершеневича в контексте авангардной литературы первой трети XX века – предполагает решение следующих задач:

  1. Определить генетические и контекстуальные связи творчества В.Г. Шершеневича с представителями других авангардистских течений начала XX века.
  2. Определить характерные черты творческой деятельности имажинистов в 1920-е годы, их влияние на литературную ситуацию.
  3. На основе анализа деклараций, манифестов, поэтических текстов выделить существенные особенности поэтики В.Г. Шершеневича.
  4. Рассмотреть систему художественной образности в комедии «Похождения электрического Арлекина» В.Г. Шершеневича в контексте балаганно-карнавальной культуры.

Предмет исследования – формирование поэтики образа В.Г. Шершеневича в историко-литературном контексте авангардных направлений первой трети XX века. Объект исследования – имажинистская литературная теория и поэтическая практика В.Г. Шершеневича.

Материал исследования составляют поэтические сборники В.Г. Шершеневича «Весенние проталинки» (1911), «Carmina» (1913), «Романтическая пудра» (1913), «Экстравагантные флаконы» (1913), «Автомобилья поступь» (1916), «Лошадь как лошадь» (1920), «Итак итог» (1926), а также лирика поэта 1926 – 1930 годов; его программные выступления, манифесты и теоретические работы: «Футуризм без маски» (1914), «Пунктир футуризма» (1914), «Зеленая улица» (1916), «2х2=5.Листы имажиниста» (1920); комедия «Похождения электрического Арлекина» (1919 – 1921).

В работе проанализированы концептуальные основания имажинисткой теории образа В.Г. Шершеневича в сравнительно-историческом сопоставлении с ближайшим литературным контекстом русского авангарда. Имажинистская теория «слова-образа», эволюционирующая у поэта вплоть до кризиса имажинизма в середине 1920-х гг., соотнесена в диссертации с экспериментальными концепциями отечественных авангардистов, с символистским учением о слове, с философско-лингвистической концепцией А.А. Потебни, с литературными произведениями Серебряного века.

Положения, выносимые на защиту:

1. Имажинизм не был закономерным продолжением футуризма или его эволюционировавшей трансформацией: поэтика имажинистского образа основывалась на новых принципах (ассоциативность, имагинативность, «новая» этимологичность).

2. Поиск выхода из эстетических противоречий, возникших между символистской и футуристической теориями художественного слова, позволил В.Г. Шершеневичу создать новаторскую, но не менее противоречивую концепцию поэтического творчества. Новая концепция заключалась в намеренно акцентированном выделении имагинативной составляющей в лингвистической структуре слова – в ущерб его семантической и фонетической фактуре. Эстетические принципы русского имажинизма основывались в определённом плане на потебнианской лингвистической теории, частично восходили к новаторским практикам английских имажистов, частично – к фольклорным и средневековым литературным традициям.

3. Кризис имажинизма выразился не в личностно-бытовом конфликте между представителями «левого» и «правого» крыла литературной группы, а в драматическом противоречии его теории: для В.Г. Шершеневича «образ» заменяет оценочное понятие художественности, для С.А. Есенина образ – это часть народной культуры, орнамент в слове. Декларируемый В.Г. Шершеневичем «образ как самоцель» – это и есть новый поэтический уровень слова, который важнее изображающего слова и изображаемого предмета.

4. В контексте модернистской литературы были оригинально восприняты традиции средневековой балаганно-карнавальной культуры, а их авангардная трансформация наиболее ярко воплотилась в имажинистском творчестве В.Г. Шершеневича, в частности, в его экспериментальном произведении «Похождения электрического Арлекина».

Методология исследования предполагает использование сравнительно-типологического и структурно-семантического подходов к изучению художественного текста. Методологическую и теоретиче скую основу диссертации составили труды по теории литературы А.А. Потебни, М.М. Бахтина, В.М. Жирмунского, Ю.М. Лотмана, М.Н. Эпштейна и других ведущих представителей отечественной науки; исследования по имажинизму (А.В. Крусанова, В.Ф. Маркова, Е.А. Бобринской, И.Е. Васильева и др.), а также работы (В.А. Дроздкова, В.Ю. Бобрецова, А.К. Жолковского, А. И. Захарова и др.), в которых рассматривается творчество В.Г. Шершеневича.

Практическая значимость: результаты диссертационного исследования могут быть использованы в лекционных курсах по истории русской литературы первой трети XX века, в работе спецкурсов и семинаров, посвященных русской поэзии.

Соответствие содержания диссертации паспорту специальности, по которой она рекомендуется к защите. Диссертация соответствует специальности 10.01.01 – «Русская литература». Диссертационное исследование выполнено в соответствии со следующими пунктами паспорта специальности: п. 4 – история русской литературы XX – XXI веков; п.8 – творческая лаборатория писателя, индивидуально-психологические особенности личности и ее преломлений в художественном творчестве; п.11 – взаимодействие творческих индивидуальностей, деятельность литературных объединений, кружков, салонов и т.п.

Апробация работы. Основные положения диссертации докладывались на международных и региональных конференциях: на XXXIX международной филологической конференции СПбГУ (Санкт-Петербург, 15 – 19 марта 2010); на международных конференциях в Шуйском государственном педагогическом университете: «Рождение культурологии в России» и «Антикризисный потенциал русской интеллектуальной культуры» (Шуя, 2011); на международной научной конференции «Современная филология» (Уфа, 2011); на международной научно-практической конференции «Современные направления научных исследований» (Екатеринбург, 2011); на XV юбилейных Царскосельских чтениях «Евразийский опыт: культурно-историческая интеграция» (Санкт-Петербург, 2011).

Структура диссертации обусловлена задачами, логикой и характером исследуемого материала. Диссертационная работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературы. Общий объем работы составляет 165 страниц. Список использованной литературы включает 167 наименований.

Основное содержание работы

Во Введении обосновывается выбор темы диссертационного исследования, его актуальность, научная новизна, определяются его общая проблематика, цель и задачи, формулируются выносимые на защиту положения, указывается возможность их научно-практического использования, а также дается обзор зарубежного и отечественного материала о жизни и творчестве В.Г. Шершеневича и выясняются основные подходы к изучению его произведений.

Первая глава диссертации «СЛОВО И ОБРАЗ В ТВОРЧЕСТВЕ В.Г. ШЕРШЕНЕВИЧА» посвящена рассмотрению ранних поэтических текстов и произведений, написанных в период увлечения футуризмом. В параграфе 1.1. «Начало творческого пути» на материале поэтических текстов, вошедших в сборник «Весенние проталинки», рассматриваются подступы автора к новаторской поэтике образа, дается литературоведческая оценка начала творческого пути В.Г. Шершеневича.

Ранние работы начинающего поэта удостоились доброжелательных отзывов таких проницательных ценителей поэзии, как Н.С. Гумилев и В.Я. Брюсов. Н.С. Гумилев воспринял сборник с интересом, но обратил внимание на «непомерное влияние» К.Д. Бальмонта. Высоко оценил творческие эксперименты поэта В.Я. Брюсов.

Первые опыты В.Г. Шершеневича как символиста не снискали ему широкой известности. Проба пера оказалась стихотворным подражанием поэзии символизма, которым переболели многие поэты начала века. В целом, ранние книги стихов поэта можно оценить как подражательные. Преемственность, неосознаваемая зависимость первых художественных опытов В.Г. Шершеневича, намеренное обращение поэта к текстам предшественников – отличительные черты ранних произведений автора.

В параграфе 1.2. «Развитие идеи образотворчества в футуристических сборниках:  “Романтическая пудра” и “Экстравагантные флаконы”» в центре внимания находятся поэтические эксперименты футуристического периода творчества В.Г. Шершеневича. Освещается футуристическая тема урбанизма поэтического сборника «Автомобилья поступь».

1913 год был для В.Г. Шершеневича творчески продуктивным. Поэт опубликовал три сборника стихов: «Carmina», «Романтическая пудра» и «Экстравагантные флаконы». С 1913 года начинается увлечение футуризмом. Наступает период стилистических поисков и первых попыток развития идеи образотворчества. Этой идеей пронизывается и поэтическое творчество, и переводческая деятельность, и критические выступления в печати, и теоретические разработки, посвященные поэзии будущего. Поэзия будущего, по его мнению, будет создаваться творцами, правильно понимающими сущность слова, его самоценность. Как утверждал В.Г. Шершеневич, эволюция поэзии немыслима без «непрестанного искания новых форм, новых средств изобразительности, позволяющих глубже и адекватнее выразить чувство и мысль». В эпоху телеграфов, авто, аэропланов, биржи, экспрессов первыми это поняли итальянские футуристы во главе с Ф.Т. Маринетти. Они поставили себе задачей уловить быстрый, кинематографический темп жизни.

В.Г. Шершеневич обращается к проблеме соотношения формы и содержания, выдвигает свою формулу развития поэтического языка. Он весьма критически трактует понятие «содержание»: «Реализм совершенно отверг форму в поэзии. Все внимание было устремлено на содержание. И при всем этом само содержание сводилось или к перепеву старых гражданских мотивов, или к фотографическому воспроизведению действительности». В.Г. Шершеневич выступает против фактографического воспроизведения жизни.

       В параграфе  1.3. «Имажинистская поэтика в сборнике “Лошадь  как  лошадь”» подчеркиваются некоторые особенности сборника «Лошадь как лошадь»: во-первых, специфическая графика: выравнивание строк идет не с левой, а с правой стороны, во-вторых, названия стихотворений ориентированы не на содержательную сторону, а на формальную, например: «Принцип академизма», «Квартет тем», «Принцип параллелизма тем» и др., что приводит к абсолютному приоритету формы. В.Г. Шершеневич словно препятствует тому, чтобы читатель прочитал его стихотворения по традиционному «содержательному» коду. Образы, взятые сами по себе, претендуют на серьезность и даже некоторую изысканность. Эффект во многом основан на контрасте части и целого. Конечная цель лидера имажинизма – дискредитировать само понятие «содержание».

Для достижения этой цели В.Г. Шершеневич проявляет мастерство в сопоставлении несопоставимых объектов. «Лошадь как лошадь» – это своего рода иллюстрация к важнейшим принципам имажинистской поэзии, сформулированным в его теоретических работах, прежде всего, в «2х2=5». Данной книгой В.Г. Шершеневич доказывает читателю, что он скорее поэт-исследователь, нежели поэт-творец. Автор стремится последовательно реализовать в поэтическом творчестве выдвинутый им лозунг: «образ как самоцель».

       В параграфе 1.4. «“И так итог”, “2х2=5”: о принципах имажинистского текста»  предпринята попытка анализа теории имажинизма, изложенной в важнейшем теоретическом сборнике поэта – «2х2=5». Сборник «И так итог» представляет собой лиро-эпический цикл стихотворений, главенствующей темой которых является тема любви, ее восхваления. «Толпа образов», о которой В.Г. Шершеневич писал в статье «Пунктир футуризма», объявляется ключевым моментом теоретической работы «2х2=5». Он приходит к выводу, что самое важное в поэтическом тексте – это комбинация слов-образов, так как именно образность слов дает «грандиозный калейдоскоп аналогий в связи с тем, какую сторону слова мы оттеним». Оригинальным и неожиданным сочетанием «словообразов» поэт должен загипнотизировать читателя, однако не с целью навязать свои эмоции, а для того, чтобы тот поверил в возможность испытать собственные. Декларируемый В.Г. Шершеневичем «образ как самоцель» – это и есть новый смысловой уровень, который важнее изображающего слова и изображаемого предмета.

В главе второй «Формировние теории имажинизма в литературном творчестве В.Г. Шершеневича» рассматривается имажинизм в контексте европейских и отечественных авангардистских тенденций. В центре нашего внимания находится так называемое «левое» крыло имажинизма, наиболее ярко представленное теориями и художественной практикой В.Г. Шершеневича и А.Б. Мариенгофа, в значительной степени отличающееся от творческих воззрений его ближайшего окружения: С.А. Есенина, Р. Ивнева, А.Б. Кусикова.

В параграфе 2.1. «Зарождение и развитие имажинизма» изучается становление и развитие имажинизма как литературного направления. Имажинизм занимает особое место в истории русской литературы первой трети XX века. В 1919 году В.Г. Шершеневич становится инициатором создания, вдохновителем, организатором и главным теоретиком имажинизма.

       Выходит в свет «Декларация» имажинистов, подписанная В.Г. Шершеневичем, С.А. Есениным, А.Б. Мариенгофом, А.Б. Кусиковым и др. (опубликованная в воронежском журнале «Сирена» и газете «Советская страна»). В этом же году в Москве начинает работать имажинистское кафе «Стойло Пегаса», являвшееся фактически клубом имажинистов. В 1920 году имажинисты выпускают сборники «Плавильня слов», «Коробейники счастья», в 1921 – сборник «Имажинисты». С 1922 по 1924 выпускается собственный имажинистский журнал с запоминающимся названием – «Гостиница для путешествующих в прекрасном».

Имажинизм унаследовал от футуризма стремление к ярким, эпатирующим выступлениям, отчего новое направление быстро приобретало скандальную известность. Выступления поэтов сопровождались острой полемикой с аудиторией и с представителями других литературных направлений.

Термин «имажинизм» заимствован у авангардистской школы англоязычной поэзии имажизма. Имажизм возник в Англии в 10-е годы XX века. Художественная задача, которую ставил перед собой имажизм воздерживаться от субъективных высказываний по поводу. Истертым, шаблонным поэтическим клише противопоставляются «свежие», во многом неожиданные образы. Одним из первых с теорией и творчеством  имажистов  познакомился В. Г. Шершеневич, у которого зародилась идея создания русской поэтической группы. Термин «имажионизм» появился в его книге «Зеленая улица. Статьи и заметки об искусстве» (1916). Здесь В.Г. Шершеневич, еще не порвавший своих связей с футуризмом, назвал себя “имажионистом” и обратил основное внимание не на содержание, а на форму поэтического образа. Имажинисты вслед за футуристами делали акцент на использовании непоэтических грубых сравнений. Образовавшаяся группа русских имажинистов делала ставку на образность как главную черту поэтического творчества. Их попытки шокировать читателя грубой речью не имели аналогов в поэзии английских имажистов. В 1918 году В.Г. Шершеневич заявляет о возникновении «имажионизма» как о более широком, чем футуризм явлении. Основой поэтического искусства начинающий имажинист провозгласил образ. Этот термин неизменно выделялся курсивом в имажинистских декларациях и манифестах, образу  придавалось  самодовлеющее  значение. В арсенале имажинистской образности были пышные метафоры, яркие сравнения, смелые уподобления и оригинальные, порой вызывающие эпитеты.

Конструирование поэтических образов, их комбинирование, создание поэтического произведения как своеобразного каталога художественных образов – таков методологический комплекс русского имажинизма, сближающий его с программными установками английского аналога этого направления.

       В.Г. Шершеневич пришел к выводу, что самое важное в поэтическом тексте – это комбинация слов-образов, так как именно образность слов дает нам «грандиозный калейдоскоп аналогий в связи с тем, какую сторону слова мы оттеним». В начале 1914 года он писал в статье «Пунктир футуризма»: «…поэзия не что иное, как беспрерывная электроцепь образов <…> выдвигается новый принцип – равенства всех образов», и настойчиво и целеустремленно исследовал (в теории и на практике) новые формы и средства художественной выразительности, абсолютизируя роль и значение поэтического образа. Стихотворение «Каталог образов» – яркий пример имажинистского функционирования поэтического текста. Образы работают как самоцель, и как часть произведения, и как картина реальности.

Найти технический способ создания художественного произведения – это та эстетическая задача, которая будет занимать всю жизнь В.Г. Шершеневича. Форма становится единственным материалом, с которым может работать поэт.

Конечная цель лидера имажинизма – дискредитировать само понятие «содержание». В.Г. Шершеневич словно препятствует тому, чтобы читатель прочитал его стихотворения по традиционному «содержательному» коду. Образы, взятые сами по себе, претендуют на серьезность и даже некоторую изысканность. Эффект во многом основан на контрасте части и целого.

Разрабатывали теорию имажинизма не только лидер этого направления В.Г. Шершеневич, но и другие участники. Однако теоретические принципы В.Г. Шершеневича, С.А. Есенина и А.Б. Мариенгофа не совпадают в отношении к структурообразующему для имажинизма понятию «образ». Понятие «образ» в понимании А.Б. Мариенгофа – это искусство как мышление в образах. Если для В.Г. Шершеневича и для С.А. Есенина вопрос об образе связан с метафорой, то А.Б. Мариенгоф придает ему более широкое значение; он призывает к отображению образа человека и образа эпохи. Кризис имажинизма начался в 1921 году. В результате развития теоретических взглядов имажинистов между ними обозначились серьезные противоречия. Последние декларации имажинистов не смогли преодолеть творческих разногласий между членами этого направления. Назревал раскол, оформившийся в 1924 году.

Имажинизму суждено было в течение нескольких лет играть заметную роль в культурной жизни России и при этом быть символом борьбы за свободу творчества поэтов, очагом сопротивления идеологизации искусства. Это литературное направление представляет собой яркий пример творческого эксперимента. Поэты-имажинисты боролись за обновление поэтического языка, высвободили поэзию из клетки регулярного стиха, обогатили литературу новыми поэтическими формами, неожиданными образами.

Параграф 2.2. «Художественно-литературное своеобразие имажинистской поэзии» посвящен рассмотрению творчества имажинистов в аспекте теории образа. Образотворческая концепция русского имажинизма восходит к принципам теории образа А.А. Потебни, в которой ученый рассматривает конкретность поэтического образа, доминирующего над логическим смыслом. Слово, речь и язык родились «из чрева образа» – идея, объединяющая основных представителей имажинизма: В.Г. Шершеневича, А.Б. Мариенгофа, С.А. Есенина. Но, несмотря на это, имажинизм не является концептуально единым движением. Можно условно говорить о трех имажинизмах: есенинском, шершеневическом и мариенгофском. Для каждого из имажинистов ключевым понятием является образ. Разделительная черта между позициями теоретиков имажинизма появляется в связи с вопросом о том, как этот элемент надо понимать с точки зрения художественного целого. Так, А.Б. Мариенгоф говорит о «предельном сжатии» имажинистского текста, о содержании искусства как о части его формы. В.Г. Шершеневич, со своей стороны, относится к слову как существующему факту, самостоятельному и завершенному фрагменту. С.А. Есенин рассуждает об этимологии слов русского языка.

Целью всех имажинистских рассуждений об образе является метафора, способная удивить читателя своей неожиданностью и необоснованностью. Имажинисты стремились найти первоначальный образ слова, который был утерян и вытеснен значением слова. Метафорическое представление действительности проходит через всю поэзию В.Г. Шершеневича. Перспективным представляется изучение принципов построения метафоры, метафорических переносов, системы метафорических образов.

В.Г. Шершеневич последовательно реализует эстетические принципы имажинистской теории в поэтическом творчестве. Другие поэты-имажинисты (С.А. Есенин, А.Б. Мариенгоф), принявшие теорию имажинизма, впоследствии выдвинули собственные концептуальные положения, которые существенно отличались от изначальных принципов имажинизма. Соответственно кризис имажинизма и его распад как авангардного направления были обусловлены возникшими эстетическими разногласиями.

Глава третья «ДОМИНИРУЮЩИЕ ОБРАЗЫ И МОТИВЫ ТВОРЧЕСТВА В.Г. ШЕРШЕНЕВИЧА В КОНТЕКСТЕ БАЛАГАННО-КАРНАВАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ И ЕЁ АВАНГАРДНОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ» посвящена воплощению в творчестве поэта элементов карнавальной культуры, чрезвычайно востребованной авангардом.

В параграфе 3.1. «Образ лирического героя» рассмотрен образ страдающего Арлекина, клоуна, шута в поэзии В.Г. Шершеневича. Арлекин в творчестве автора не просто реставрация фольклорного героя, но персонаж, отображающий эпоху, трагическое мироощущение. Маска поэта – вариант перевоплощения балаганных, карнавальных персонажей.

В основных поэтических и теоретических текстах В.Г. Шершеневича выявлена двойственность его эстетической позиции. Лирические исповедальные интонации противоречат программно заявленной идее поэтического творчества как смены пути, надевания личины, актерства, балагана.

Эстетический плюрализм имажинистов как следствие их программы обусловил тот факт, что каждый из поэтов имел свой имидж, свою манеру, которую воплощал и в жизни, и в творчестве.

Поэтической доминантой имажинистских текстов В.Г. Шершеневича является образ лирического героя – «поэта-арлекина».

Одной из определяющих тенденций авангарда является принцип расщепления искусства в целом и отдельных произведений на «первоэлементы». Одно из следствий такого подхода к созданию новой художественной системы – интерес к народному творчеству. В.Г. Шершеневич увидел в искусстве народного театра (в примитивном сюжете, в грубых шутках) первооснову словесного творчества.

Имажинисты строили свои художественные произведения, ориентируясь на балаганные амплуа. Балаганный цирк как один из наиболее зрелищных жанров народного площадного праздника являлся для имажинистов, в частности, поводом к формированию теоретических установок и источником тем, сюжетов, героев.

Речевые каламбуры народного театра по своей комической функции сопоставимы со словесной клоунадой имажинистов. Однако имажинисты преодолевают балаганный фарс и используют традиционные приемы грубой комики для актуализации новых смыслов.

В.Г. Шершеневич творчески воспроизводил картину мира участников балаганного празднества, отраженную в поэтике «телесного низа» и гротеске, а также использовал жанровые модели народного театра (такие как раек, театр Петрушки, Арлекина, устные рекламные шутки) для выполнения собственных художественных задач.

В самобытной площадной городской культуре имажинисты находили неисчерпанный еще профессиональным искусством творческий и эстетический потенциал.

Известно, что авангард находится в тесной связи с революционными агитпразднествами конца 1910-х – начала 1920 годов, в которых реализовывалась эстетика выворачивания мира наизнанку, «низ» становился «верхом», а «верх» – «низом». Народная «низовая» культура, которая считалась культурным «низом», вынесенная революционной волной и идейно-эстетическими исканиями авангарда на «верх» творимого нового социального, бытового и художественного мира, неожиданно получает новую жизнь.

Имажинисты возвели эстетику народного театра в ранг подлинного художественного творчества. Балаган стал эмоциональной и художественной доминантой многих их произведений, публичных выступлений, а также кодом их литературного поведения.

Различные жанры и компоненты поэтики народного театра воспроизводились имажинистами выборочно, в зависимости от проблематики и особенностей творчества каждого.

Образ Арлекина в творчестве имажинистов является трансформацией традиции балаганных персонажей – от Петрушки, балагура, паяца до мима. На основе системы персонажей балаганных действ выстраивалась новая философско-эстетическая концепция «веселого искусства». Лирический герой в комедии В.Г. Шершеневича «Похождения электрического Арлекина» совмещает в себе различные полярные культурные составляющие: он – архаический, первый подлинный «смехач», живущий уже несколько тысяч лет, и одновременно балаганная кукла.

Образ страдающего Арлекина, клоуна, шута – «лицо» имажинистской поэзии. Арлекин в творчестве имажинистов – не просто реставрация народного героя, но персонаж, отображающий эпоху, он включен в исторический водоворот событий.

Параграф 3.2. «“Похождения электрического Арлекина”: текст и контекст» посвящен экспериментальному тексту В.Г. Шершеневича – комедии «Похождения электрического Арлекина»6. В начале XX века была весьма распространена культура балагана и цирка, она имела сакральный смысл. Обращение русских писателей к тем или иным устарелым жанрам не было случайностью. Нередко под словом балаган подразумевали не только специфическую форму русского народного театра, существовавшего в России с XVIII века, но и самые различные театральные традиции Западной Европы: в первую очередь, это касалось итальянской комедии масок (commedia dell'arte) и ее литературных вариантов. Персонажи итальянской комедии масок – Пьеро, Коломбина, Арлекин – надолго будут связаны с русскими балаганами. Имажинисты в литературном быту исполняют роль Арлекина, шута, паяца. Они восприняли балаганное веселье как скрытую трагедию. В костюм Арлекина часто облачен лирический герой В.Г. Шершеневича. Соответствует имажинистской установке – комический герой, скрывающий под собой трагическое мироощущение. Фантастический сюжет в «Похождениях электрического Арлекина» представляет катастрофическое сознание современника (гражданина, поэта, влюбленного).

В параграфе 3.3. «Мотив оживающей куклы» рассматривается связь комедии с балаганом, арлекинадой. Эта связь проявилась в системе персонажей, обрисовка которых обнаруживает многочисленные карнавальные мотивы.

В творчестве В.Г. Шершеневича ярко проявилось театральное восприятие жизни: поэт надевал на себя маски своих героев, что приводило порой к их слиянию. В комедии «Похождения электрического Арлекина» присутствуют образы-реминисценции творчества Э. Гофмана: Арлекин и Дон Жуан. Именно они и являются действующими лицами комедии.

Мотив механической куклы является символом омертвения и механизации жизни. Он находится в родстве с мотивом оживления. Оба мотива использовали в своем творчестве и реалисты, и модернисты, и авангардисты. Обращение русского авангарда к первоосновам творчества – одно из условий, которые послужили сближению его с эстетикой народного театра. Система комических персонажей, механическое соединение отдельных эпизодов в единый сюжет, сатирические приемы, особые взаимоотношения героя со смертью перенимаются художниками слова из кукольного театра.

В результате анализа мы выявили двойственность литературно-эстетической позиции поэта. Лирические исповедальные интонации приходят в противоречие с программно заявленной идеей поэтического творчества как смены пути, надевания личины, актерства, балагана.

В контексте русского авангарда имажинизм – это литературное направление, возникающее из совмещения несовместимых эстетических концепций символизма и футуризма. Имажинизм состоит из элементов, являющихся принадлежностью к конфликтующим течениям, благодаря этому противоречию он качественно отличается от обоих.

Смешение старого и нового стилей, создание многослойной и диссонансной структуры произведения – один из отличительных признаков поэтического и критического творчества В.Г. Шершеневича. В основе творчества В.Г. Шершеневича лежит отрицание. Главная цель – отрицать все предшествующее и настоящее, даже возможное будущее.

В.Г. Шершеневич оказался единственным из поэтов-имажинистов, осмелившимся на открытый протест против кошмаров окружающей жизни, что привело к использованию каранавализации художественного творчества. Карнавальное противостояние официальному миру в его творчестве было основано на принципе амбивалентности всех ценностных оппозиций, таких как «верх–низ», «высокий–низкий», «духовное–телесное» и др. Амбивалентная природа карнавала позволяла использовать его темы и образы для создания различных художественных моделей действительности. В.Г. Шершеневич использовал в комедии «Похождения электрического Арлекина» поэтику народных зрелищных форм для отражения трагедии социального отчуждения и одиночества индивида.

В творчестве В.Г. Шершеневича важную роль играет мотив электрического освещения, исследованию которого посвящен параграф 3.4. «Мотив электричества».

Этот мотив был актуален в целом для поэзии авангарда. Тесное взаимодействие естественнонаучных законов и понятий с искусством, литературой, философией обусловлено общностью целевых установок в познании мира. Образ городского электрического освещения, занимающий необычайно важное место в русской литературе, особенно поэзии 1900 – 1910-х годов, наполнялся мифопоэтическими, символическими уподоблениями. В качестве одного из главных мотивов «свет» выступал в поэтическом творчестве В.В. Маяковского, А. Крученых, Д.Д. Бурлюка, В.Г. Шершеневича и др.

Основные векторы интерпретации мотива электрического света в русской литературе соответствовали подходам к решению актуальной для начала столетия проблемы соотношения естественного и искусственного. Параллельно с отношением к электроэнергии как научному достижению, дающему человеку абсолютную независимость от сил природы и господство над ними, широкое распространение получила позиция, согласно которой во всех его, в том числе световых, проявлениях – это сила, ограничивающая свободу личности, регламентирующая его жизнь, навязывающая свои правила.

Взгляд на имажинизм и в настоящее время остается неоднозначным, так как процесс формирования единой позиции по ряду проблемных вопросов далеко не закончен. Вместе с тем характеристика имажинистского литературного направления весьма актуальна.

В Заключении диссертационной работы подведены ее итоги и сделаны необходимые выводы, намечены перспективы дальнейшего исследования. На наш взгляд, необходимо детальное изучение творчества В.Г. Шершеневича, его личных и творческих связей, так как способствует более глубокому проникновению в сущность историко-литературных процессов первой трети XX века.

Основные положения диссертации отражены

в следующих публикациях:

  1. Бандурина Н.С. «Электрический» Арлекин В.Г. Шершеневича: мотив ожившей куклы // Вестник Ленинградского государственного университета имени А.С. Пушкина. 2011. Т. 1. Филология. № 4. С. 35 41 (0,6 п.л.).
  2. Бандурина Н.С. От итальянской commedia dellarte к русскому балагану: на примере творчества В. Шершеневича // Вестник Сочинского государственного университета туризма и курортного дела. 2011. № 3. С. 165 169 (0,5 п.л.).
  3. Бандурина Н.С., Шукуров Д.Л. Имажинизм в России: историко-философский аспект // Известия вузов. Серия «Гуманитарные науки». 2012. Т. 3. Вып. 2. С. 88 92 (в соавторстве, авторские 0,3 п.л.)
  4. Бандурина Н.С. Образ «света» в культуре русского авангарда // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота. 2012. № 8. Ч. 2. С. 223 225 (0,4 п.л.).
  5. Бандурина Н.С., Шукуров Д.Л. Психоанализ в дискурсе русского литературного авангарда первой трети XX века // Проблемы изучения русской литературы 1910 – 1930-х годов (материалы XXXIX международной филологической конференции, 15 – 19 марта 2010): литературные направления и течения. – СПб., 2010. – Вып. 42. – С. 11 – 21 (в соавторстве, авторские – 0,35 п.л.).
  6. Бандурина Н.С. Особенности интерпретации феномена комического в историко-литературном и философском контексте // Вестник Ивановского государственного энергетического университета. – 2011. – № 3. – С. 68 – 73 (0,5 п.л.).
  7. Бандурина Н.С. Страдающий Арлекин как фольклорный образ в поэзии В.Г. Шершеневича // XV юбилейные Царскосельские чтения: Евразийский опыт: культурно-историческая интеграция: материалы международной конференции. – СПб.: ЛГУ им. А.С. Пушкина, 2011. – Т. 1. – С. 206 – 210 (0,3 п.л.).
  8. Бандурина Н.С. Образ Арлекина в поэтическом творчестве В.Г. Шершеневича // «Современные направления научных исследований»: материалы третьей международной научно-практической конференции / Журнал «Мир гуманитарных наук». – Екатеринбург, 2011. – С. 54 – 56 (0,3 п.л.).
  9. Бандурина Н.С. Творчество В.Г. Шершеневича при свете электричества // Современная филология: материалы международной научной конференции. – Уфа, 2011. – С. 73 – 75 (0,2 п.л.).
  10. Бандурина Н.С. Имажинизм как магистральное направление русского авангарда начала XX века // Рождение культурологии в России: сборник научных трудов. – Иваново; Шуя, 2011. – С. 202 – 213 (0,7 п.л.).
  11. Бандурина Н.С. Кризис креативности и мотив электричества в творчестве В.Г. Шершеневича // Антикризисный потенциал русской интеллектуальной культуры: сборник научных трудов. – Иваново; Шуя, 2011. – С. 164 – 171 (0,8 п.л.).
  12. Бандурина Н.С. Имажинизм в контексте европейских и отечественных авангардистских течений начала XX века // Филологические науки: вопросы теории и практики. – 2012. – № 1. – С. 16 – 22 (0,5 п.л.).

1 Бобрецов М.Ю. Из русской поэзии начала XX века // Русская литература. – 1991. – № 4. – С. 247.

2 Терехина М.В. Экспрессионисты // Русский авангард 1910 – 1920-х годов и театр. – СПб., 2010. – С. 169 – 190.

Дроздков В.А. Статья В.Г. Шершеневича «Пунктир футуризма» и предыстория возникновения имажинизма // Ежегодник рукописного отдела Пушкинского Дома на 1994 г. – СПб., 1998. – С. 163 – 174; Дроздков В.А. Шершеневич и Есенин: биографические и творческие параллели в контексте споров о содержании имажинистской поэзии // Русский имажинизм: история, теория, практика. – М., 2003. – С. 139 – 167 и др. его работы.

4 См.: Делекторская И. Рец. на книгу «Русский имажинизм: история, теория, практика / под ред. В.А. Дроздкова, А.Н. Захарова, Т.К. Савченко. – М., 2003» // Новое литературное обозрение. – 2005. – № 31. – С. 406 – 408. 

5 Богумил Т. В.Г. Шершеневич: феномен авторской субъективности: Автореф. дисс. …к. филол. н. – Барнаул, 2004; Иванова Е.А. Творчество В.Г. Шершеневича: теоретические декларации и поэтическая практика: Автореф. дисс… к. филол. н. – Саратов, 2005; Павлова И. Имажинизм в контексте модернистской и авангардной поэзии XX века: Автореф. дисс. … канд. филол. н. – М., 2002; Тернова Т.Б. Теория и практика русского имажинизма: Автореф. дисс. … канд.  филол. н. – Воронеж, 2000.

6 Фрагмент его имажинистской прозы под названием «Похождения электрического Арлекина» (1919) был опубликован только в 1993 году в журнале «Новое литературное обозрение».







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.