WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Чжао Чжицян

ФУНКЦИОНАЛЬНО-ПАРАМЕТРИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ РУССКОГО И КИТАЙСКОГО ЯЗЫКОВ

Специальность 10.02.20 – сравнительно-историческое,

типологическое и сопоставительное языкознание

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Москва – 2012

Работа выполнена на кафедре славянских языков и методики их преподавания факультета славянской и западноевропейской филологии ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет»

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

                                                               Зимин Валентин Ильич

Официальные оппоненты: Бондаренко Виктор Терентьевич,

доктор  филологических наук, профессор,

ФГБОУ ВПО «Тульский государственный

педагогический университет им. Л.Н. Толстого»,

кафедра документоведения и стилистики

русского языка, профессор кафедры

                                                        Грязнова Анна Тихоновна, кандидат филологических наук, доцент,

ФГБОУ ВПО «Московский педагогический

государственный университет», кафедра

русского языка, доцент кафедры

                                                                       

Ведущая организация:  ФГБОУ ВПО «Российский университет

дружбы народов»

Защита состоится 17 декабря 2012 года в 16:00 на заседании диссертационного совета Д 212.154.07 при ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет» по адресу: 119991, г. Москва, ул. Малая Пироговская, д. 1, ауд. 305.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет» по адресу: 119991, г. Москва, ул. Малая Пироговская, д. 1.

       

Автореферат разослан «____» ________ 2012 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета  Сарапас  Марина  Владимировна

Общая характеристика работы

Данная диссертация посвящена фукционально-параметрическому описанию значения фразеологических единиц русского и китайского языков.

Современная лингвистика немыслима без сопо­ставления изучаемых объектов. Взаимное соотне­сение, сравнение и противопоставление единиц, форм, категорий, разрядов и других язы­ковых явлений выступает как обязательное условие характеристики каждого из них, установления существенных формальных и смысловых связей между ними и конституирования объединяю­щих их микросистем, субсистем и систем (Рахштейн 1980: 6). Как один из важных разделов языкознания, фразеология занимает значительное место в компаративистике и является объектом многочисленных разноаспектных исследований в русском и китайском языках. 

Во фразеологии, как в русском, так и в китайском языке, немало разработок, направленных на решение разных вопросов, и прежде всего таких, как сущность, характеристика фразеологического значения, предмет фразеологии как научной дисциплины, фразеологизмы как средства выражения национальных концептов, проблемы фразеологии в аспектах структурно-семантическом, этимологическом, оценочно-эмотивном, функционально-стилистическом, особенности разных типов фразеологических единиц, отношения фразеологических единиц с другими языковыми единицами,  взаимодействия фразеологии с другими разделами языка, и прежде всего с синтаксисом и  лексикой.  Несмотря на большое количество работ, посвященных описанию и сопоставлению фразеологического фонда русского и китайского языков, до сих пор отсутствуют разработки с наиболее конкретным и подробным описанием фразеологических единиц двух языков, что мешает более глубокому исследованию и тормозит создание современных учебников и словарей по фразеологии двух языков. 



Актуальность исследования объясняется необходимостью углубленного изучения фразеологических единиц русского и китайского языков в структурно-семантическом и коммуникативно-функциональном аспектах при сопоставлении русского и китайского языков. В сопоставительном языкознании  имеется достаточное количество сопоставительных фразеологических исследований, выполненных на материале европейских или восточных языков (русско-романских, русско-германских, русско-славянских, китайско-английских, китайско-японских, китайско-корейских и т.д.). Однако попытка сравнения фразеологии с использованием способа функционально-параметрического описания семантики фразеологизмов разноструктурных языков, какими являются русский и китайский, предпринимается впервые.

  В диссертационном исследовании мы избираем функционально-параметрический подход, выработанный рабочей группой по созданию фразеологического подфонда Машинного фонда, организованной по инициативе Научного совета в апреле 1987 года. При таком  подходе предполагается использование набора параметров или макрокомпонентов (модулей), задаваемых как общими принципами упорядочения материала, так и спецификой фразеологического материала в каждом случае. В параметризации значения фразеологических единиц  (в данном случае русского и китайского языков) имеется большая целесообразность с целью описания свойств объекта анализа и применимости такого анализа для создания двуязычных фразеологических  словарей любого типа.

Предметом исследования является семантическая структура фразеологических единиц русского и китайского языков, рассматриваемая в функционально-параметрическом отображении.

Цель исследования состоит в том, чтобы, во-первых, представить семантику фразеологических единиц русского и китайского языков в функционально-параметрическом отображении, во-вторых, провести разностороннее сопоставление и, как следствие, построить систему межъязыковых фразеологических эквивалентов с учетом всех макрокомпонентов семантической структуры фразеологизмов, а также их прагматического и культурологического содержания.

Цель работы обусловила постановку следующих теоретических и практических исследовательских задач:

-описать теоретические предпосылки изучения фразеологических единиц русского и китайского языков;

-представить обоснование целесообразности функционально-параметрического подхода к описанию фразеологических единиц русского и китайского языков;

-определить основные макрокомпоненты описания фразеологических единиц русского и китайского языков на коммуникативно-функциональной основе: денотативный, грамматический, оценочный, эмотивный, мотивационный, стилистический;

-описать денотативный макрокомпонент фразеологических единиц русского и китайского языков и продемонстрировать его действие в соответствии с формированием фразеологической картины мира;

-отдельно представить грамматический макрокомпонент фразеологических единиц в русском и в китайском языках, выявляя их собственные характеристики;

-рассмотреть оценочный макрокомпонент фразеологических единиц русского и китайского языков, описывая его роль на ценностно-ориентированной шкале норм, принятых в русском и китайском языковых социумах;

-описать эмотивный макрокомпонент фразеологических единиц русского и китайского языков, охарактеризовать основные экстенсионалы эмотивной шкалы «одобрение/неодобрение»;

-представить мотивационный макрокомпонент фразеологических единиц русского и китайского языков, соотнося его с внутренней формой фразеологических единиц и с фразеологической картиной мира;

-описать стилистический макрокомпонент фразеологических единиц русского и китайского языков, проанализировать его обусловленность разными сферами употребления фразеологических единиц в русском и китайском языках на функционально-коммуникативной основе;

-провести сопоставительный анализ фразеологических единиц русского и китайского языков: рассмотреть семантические универсалии и национальную специфику фразеологических единиц русского и китайского языков, выяснив причины сходств и различий двух разноструктурных языков.

Научная новизна данного исследования заключается в том, что впервые в нем проводится комплексное изучение и сопоставительное описание структурных, семантических и функциональных свойств фразеологических единиц русского и китайского языков, делается попытка применить метод функционально-параметрического описания для выявления межъязыковых фразеологических эквивалентов.

Методы исследования. Поставленные в данной работе задачи, связанные с исследованием свойств фразеологических единиц русского и китайского языков, потребовали применения комплексной  методики исследования. Самыми главными лингвистическими методами исследования являются метод функционально-параметрического описания значения фразеологических единиц и коммуникативно-функциональный метод. Применяются и другие методы: интроспективный подход (при описании национальной специфики фразеологических единиц  русского и китайского языков), метод синхронно-сопоставительного анализа, метод компонентного анализа, описательный метод, структурно-типологический метод, этимологический анализ, метод классификации и систематизации, который служит для выделения различных групп и объединения в них фразеологических единиц на основе сходных признаков, и др. В целом, совокупность исследовательских методов определяется сложной сущностью самого объекта исследования – фразеологических единиц русского и китайского языков.

Материалом исследования является корпус русских и китайских ФЕ (всего 361 русских фразеологизмов и 401 китайских), отобранных из различных источников методом сплошной выборки. В корпус исследования включены иллюстративные материалы, предлагаемые словарями русского и китайского языков, стилистическими и толковыми  словарями, сборниками общеупотребительных пословиц и поговорок в русском и китайском языках.

В данной работе подверглись анализу разные разряды фразеологических единиц (идиомы, поговорки, пословицы, недоговорки-иносказания, фразеологические сочетания и др.). Китайские фразеологические единицы приводятся в работе написанными  иероглифами и буквами латинского алфавита, в скобках дается их буквальный перевод и толкование.

Теоретическая значимость исследования связана с постановкой и разработкой проблемы функционально-параметрического описания значения фразеологических единиц русского и китайского языков. Представлено сходство и различие фразеологизмов на основе сопоставительного изучения фразеологических систем русского и китайского языков, что создает теоретические предпосылки дальнейшего изучения русских  и китайских ФЕ, также для изучения ФЕ других разноструктурных языков.

Практическая значимость исследования определяется, в первую очередь, использованием результатов анализа фразеологизмов учащимися и студентами при изучении фразеологии двух языков, а также преподавателями при чтении лекций по сопоставительной фразеологии в университетах и в дальнейшем для создания двуязычных фразеологических словарей.

Апробация работы. Материал исследования был обсужден на заседании кафедры славянских языков и методики их преподавания Московского педагогического государственного университета. Основные положения исследования изложены в 6 публикациях автора, 3 из которых входят в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий ВАК Минобрнауки РФ.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы, приложения.





Во введении определяются объект, актуальность исследования, предмет исследования, цель и задачи, научная новизна, используемые методы исследования, практическая значимость, материал, послуживший источником языковой выборки, апробация работы и приведены основные положения, выносимые на защиту.

В первой главеТеоретические предпосылки исследования фразеологии») рассматриваются история развития фразеологии, оформление ее как самостоятельной научной дисциплины в России и в Китае; сущность и предмет исследования фразеологии в русском и китайском языкознании, дается краткий обзор взглядов русских и китайских лингвистов во фразеологии; особенное внимание уделяется развитию сопоставительной фразеологии.

В первом разделеОсновные этапы развития фразеологии как лингвистической дисциплины в русском и китайском языках») исследуется основные этапы развития фразеологии в русском и китайском языках. Изучение ФЕ в обоих языках имеет длительную историю. Оно происхо­дило в различных направлениях, что способствовало активному развитию науки о фразеологизмах как в России, так и в Китае.

В целом российская лингвистика, включая сюда и фразеологию,  в последние десятилетия развивалась в направлении от структурализма и дескриптивной лингвистики к теории речевых актов и прагмалингвистике, и далее к когнитивной лингвистике. Произошли изменения и в методологии лингвистических исследований: лингвистика неуклонно двигалась от таксономических моделей структурализма и дескриптивизма к коммуникативно-функциональным основаниям исследования. К концу 20-го столетия и в начале нынешнего века фразеологические исследования ведутся большей частью на функционально-коммуникативной основе с применением параметрического анализа семантики фразеологизмов (В.Н. Телия и др.), а также на основе когнитивной лингвистики (Н.Ф. Алефиренко и др.). Часто эти два направления перекрещиваются, как бы поддерживая друг друга. В нашем исследовании в качестве основного направления принято функционально-параметрическое отображение семантики фразеологизмов. Полагаем, что функционально-параметрическое описание фразеологизмов эффективно само по себе, это во-первых, а во-вторых, оно даёт благоприятную возможность при сопоставительном анализе выработать систему межъязыковых (в нашем  случае русско-китайских) фразеологических эквивалентов, что имеет неоценимую важность для сопоставительной фразеологии в целом.

В Китае фразеологическая наука развивалась по-другому. Интенсивное изучение  фразеологии китайского языка началось  только в 1950-е годы. В конце 1970-х и особенно в 1980-е годы появилось много монографий и публикаций по проблемам лексикологии, стилистики и фразеологии. В 1980-90-е годы и в начале нового столетия выходят в свет серьёзные научные работы, рассматривающие общие проблемы китайской фразеологии, исследования отдельных видов фразеологических единиц, характерных признаков фразеологизмов в рамках не только лингвистической науки, но и на стыке нескольких наук, сопоставительный анализ фразеологизмов китайского и других языков (особенно английского).

На сегодняшний день место фразеологии в китайской лингвистической науке остается достаточно скромным. Фразеология  не выделяется в самостоятельный раздел языкознания, фразеологизмы рассматриваются в зависимости от целей и задач конкретного исследования в разделах лексикологии и стилистики.

Второй разделПредмет и состав фразеологизмов в русском и китайском языках») посвящен рассмотрению предмета и состава фразеологизмов в русском и китайском языках. Несмотря на значитель­ный вклад русских и китайских ученых в развитие фразеологической науки, в ней остается еще много нерешенных общих теоретических во­просов. Пока ещё нет единого заключения по поводу предмета и состава фразеологии.  В общем, все устремления языковедов в понимании фразеологии можно разделить на три школы: школа «в широком смысле» (М.И. Михельсон, Н.М. Шанский, В.Л. Архангельский, В.Н. Телия, Ши Ши () и т.д.), школа «в узком смысле» (А.И. Молотков, М.И. Умарходжаев, В.П. Жуков и Б.А. Ларин, Сян Гуанчжон () и Лю Цзесю() т.д.) и школа «промежуточная» (В.В. Виноградов, А.В. Кунин,  Ма Гофань () и т.д.).

Представители школы «в широком смысле» уделяют большее внимание воспроизводимости фразеологизмов; представители школы «в узком смысле» считают, что самое главное у фразеологизмов – это устойчивость. Это выражается в том, что у них обычно сохраняется постоянный состав компонентов и довольно четко выражена тенденция к закреплению порядка их следования. Представители «промежуточной» школы  подразделяют  фразеологизмы на две части: идиоматика и фразеология, поскольку  идиомы являются немотивированными, а фразеологизмы имеют мотивированность.

В третьем разделеСопоставительная фразеология как самостоятельное направление») подчеркивается важное значение сопоставительного изучения разных языков, в том числе и фразеологических единиц (Ларин 1977б; Вульфиус 1929 и др.), акцентируется внимание на диахронические сравнительно-сопоставительные исследования (Ларин 1975, 1977а, 1977б; Мокиенко 1975, 1980, 1986) и синхронное изучение фразеологии (Ройзензон, Авалиани 1967), рассматриваются типологические исследования и языковые универсалии в сфере фразеологии в лингвистической типологии (Гак 1975, 1977а; Добровольский 1985, 1991; Панфилов 1974; Рождественский 1968; Успенский 1970 и др.), а также межъязыковые сопоставительные исследования фразеологии в разноструктурных языках (Кунин 1960; Городецкий 1969; Вейнрейх 1970; Райхштейн 1980б; Солодуб 1979, 1982а, 1982б, 1985; Солодухо 1977, 1982б, 1989; Хакимов 1991 и др.), исследуются сопоставительные исследования фразеологии в русском и китайском языках (А.П. Рогачева 1950; Баранова 1969; Прядохин 1977; Войцехович 1986; Дин Синь 2001; У Гохуа 2000 и др.) и т.д.

Разнообразие теоретических воззрений ученых на фразеологию и запутанность терминологии тормозят развитие фразеологии, особенно в Китае. Несмотря на значительный вклад русских и китайских ученых в развитие фразеологии, в ней остается еще много нерешенных общих вопросов, что мешает развитию отдельных ее аспектов.

Во второй главеПараметрическое описание фразеологизмов в русском и китайском языках») обосновывается целесообразность функционально-параметрического подхода к изучению фразеологизмов русского и китайского языков; дается описание основных выделенных макрокомпонентов фразеологических единиц двух языков (денотативный, грамматический, оценочный, эмотивный, мотивационный и стилистический макрокомпоненты).

Функционально-параметрическое описание фразеологизмов было разработано лингвистами, создавшими фразеологический подфонд Машинного фонда русского языка на основе коммуникативно-функционального подхода, что является большим вкладом в разработку проблем семантики фразеологизмов.

Функционально-параметрическое описание, отличающееся  универсальностью и поэтому пригодное для описания фразеологии любого языка, является эффективным способом выявления сходств и различий у фразеологизмов русского и китайского языков, оно может эффективно использоваться для описания ФЕ русского и китайского языков и дать возможность обнаружить более тонкие нюансы в значениях фразеологизмов и тем самым подтвердить их семантическое сходство или наоборот различие. Функционально-параметрический анализ семантики фразеологизмов включает основные макрокомпоненты ФЕ: денотативный, грамматический, оценочный, эмотивный, мотивационный и стилистический.

Первый раздел Денотативный компонент значения фразеологической единицы») содержит анализ денотативного компонента значения фразеологической единицы в русском и китайском языках. Анализ показывает, что денотативный (или дескриптивный) макрокомпонент ФЕ тесно связан с мышлением человека и реальным миром, его окружающим, двух народов. Хотя главным компонентом ФЕ является эмоционально-оценочное содержание, но денотативный  макрокомпонент является темой для оценочно-эмотивного отношения, так как в основе денотативного  макрокомпонента лежит фрагмент внеязыковой действительности, без которой эмоционально-оценочное содержание не может обойтись.

Второй раздел Грамматический компонент значения фразеологической единицы») содержит анализ грамматического компонента значения фразеологической единицы в русском и китайском языках. Грамматический компонент семантики фразеологизмов отображает все грамматические, или кодовые, свойства фразеологизма. Грамматический признак является постоянным, присущим любой ФЕ независимо от ее происхождения, сферы употребления, стилистической, историко-временной и эмоционально-экспрессивной окраски.

Как известно, русский и китайский языки являются разноструктурными языками: русский - флективный, а  китайский - изолирующий, между двумя языками существуют большие различия в области грамматики. У фразеологических единиц каждого языка есть свои особенности. Если говорить обобщённо, то русские фразеологизмы:

(1) Часто соотносятся с определенной частью речи, например, фразеологизм с закрытыми глазами соотносится с наречием и сочетается  только с такими глаголами, как идти, ехать, решать, приниматься и т.п; кот наплакал соотносится со словами с количественным значением и сочетается с именами существительными, обозначающими людей (кот наплакал покупателей, специалистов, преподавателей...) и неодушевленные предметы (кот наплакал знаний, опыта..., бензина, продуктов, хлеба...).

(2) Часто имеют ограничения в изменяемости по грамматическим категориям. Например, со всех ног – употребляется только во множественном числе, небо коптить – глагольный компонент употребляется только в форме несовершенного вида.

(3) Иногда содержат грамматическую  информацию в виде видо-временной парадигмы этой фразеологической единицы. Например,  фразеологизм приходить (прийти) в голову кому - возникать, появляться в сознании кого-либо.

(Китайский язык является изолирующим, в нем нет  видо-временных парадигм и спряжения глаголов. У каждого разряда ФЕ есть свои особенности:

(1) Чэнъюй состоят из односложных слов, обладающих широкой синтаксической валентностью. Главная формула обычно определяется как «определение + подлежащее – определение + сказуемое – определение + дополнение» (ОП – ОС – ОД). Например, фразеологическая единицаhu sh tin z (букв. рисовать змею, добавить ноги. переборщить; абсолютно лишнее; пятое колесо в телеге) организована по формуле С—Д—С—Д. В большинстве случаев в сфере чэнъюй отсутствуют и служебные слова. Например, Обычно  чэнъюй представляют собой словосочетания (например, qing n zh m сильно пущенная стрела на излете (из последних сил; на последнем дыхании)), реже целое предложение (например, y gng y shn Юйгун передвинул горы (терпенье и труд все перетрут)).

(2) Яньюй функционируют в речи в качестве целого предложения.  Они представляют собой простое (например, mi yu b tu fng d qing букв. нет такой стены, сквозь которую не прошел бы ветер (тайное всегда становится явным) или сложное предложение с различными типами сказуемого (например, , shn shng w lo h, hu zi chng d wng букв. когда в горах нет тигра, то и мартышка – царь зверей (на безрыбье и рак рыба)), при этом сочинение преобладает над подчинением, бессоюзная связь – над союзной, часто опускаются предлоги и послелоги. Нередко пословицы делятся на две синтагмы, разделенные запятой. Эти синтагмы могут представлять собой две равновеликие части, основанные на количественном, лексико-семантическом и грамматическом параллелизме, например, mn png b xing, bn png dng dng букв. полная бутыль не издает звуков, а наполненная наполовину булькает (полная бочка молчит, а пустая гремит; в пустой бочке звону больше; пустой колос голову кверху носит).

(3) Сехоуюй  представляют собой законченное суждение в форме предложения. Они обычно состоят из двух частей. Первая часть – иносказание, вторая часть – раскрытие. Их вторая часть всегда раскрывает смысл первой части, например, — Kui zi xi g tou—sn tio gung gn букв. палочками для еды ухватить кость – три голых палки (холостяк - одинокий человек). Они могут употребляться как часть простого предложения в качестве отдельного его члена, например, сехоуюй – в предложении – (Хао Жань () «Янь Ян Тань»), употребляется как сказуемое.

(4) Гуаньюнъюй обычно представляют собой короткие трехкомпонентные словосочетания (например, gu tu zi букв. собачья лапа (прислужник, лакей; прихвостень; холуй)). Минимальное число компонентов гуаньюнъюй – два, т.е. именно обязательный минимум, который необходим для образования словосочетания как такового (например, po tng букв. настаивать бульон (провалиться, не сбыться (о планах, надеждах и т.д. ); пустая затея)). Максимально возможное для гуаньюнъюй число компонентов достигает четырех-пяти, что встречается не так часто (например, gn y zi shng ji букв. гнать утку на насест (требовать невозможного (невыполнимого). Она употребляется как часть простого предложения в качестве отдельного его члена. Гуаньюнъюй можно разделить на две группы по хорактеру стержневого слова – именные (run do zi букв. мягкий нож (коварство; коварный человек)) и глагольные (di lin букв. потерять лицо (оскандалиться; опозориться; ударить в грязь лицом)).

Третий раздел («Оценочный компонент значения фразеологической единицы») представляет анализ оценочного компонента значения фразеологической единицы в русском и китайском языках. Оценочный макрокомпонент имеет особенно важное значение в семантике фразеологизмов в русском и китайском языках. Оценочный макрокомпонент содержится практически у всех фразеологизмов, кроме тех, которые выполняют функцию идентификации (языкового «опознания») предмета номинации.

В зависимости от контекста оценка действует в диапазоне «хорошо - плохо». Соответственно, разделяются три типа оценки – положительная, отрицательная и нейтральная. Нейтральная оценка  во фразеологическом значении  в зависимости от контекста отклоняется в положительную или отрицательную сторону. Например, положительная оценка имеется у русского фразеологизма развязывать / развязать руки, и у китайского bi zh b no букв. сто раз гнут – не сгибается (непреклонный, несгибаемый); отрицательная оценка имеется у русского фразеологизма ещё молоко на губах не обсохло, и у китайскогоdng sh xio pn букв. Дун Ши в подражание хмурит брови (слепое подражение; ворона в павлиньих перьях; куда конь с копытом, туда и рак с клешней). Иногда у одного и того же фразеологизма есть и положительное и отрицательное оценочное значение, соответственно они реализуются в контексте. Например, китайская фразеологическая единица zu yu fng yun (букв. всё идёт гладно) в зависимости от контекста имеет окказиональную положительную  или отрицательную оценочную сему.

Четвертый раздел («Эмотивный компонент значения фразеологической единицы») содержит анализ эмотивного компонента значения фразеологической единицы в русском и китайском языках. Эмотивный макрокомпонент является обязательным для семантики фразеологизма. Он объединяет в себе всю информацию, которая соотносится с чувством-отношением субъекта к обозначаемому. Он имеет очень существенное значение в семантике фразеологизмов и выражается  в диапазоне «одобрение – неодобрение». Например, русский фразеологизм держать в черном теле кратко может быть описан следующим образом: представь себе, что «кто-то сурово обращается с кем-либо, заставляя много работать, не позволяя нежиться как если бы X держал в черном теле У-а, испытай порицание к Х-у и сочувствие к У-у. Китайская ФЕ n jing chu bo (букв. отплатить черной неблагодарностью. предавать кого-либо): представь себе... как если бы X отплатил черной неблагодарностью У-у, осуди Х-а и испытай сочувствие к У-у.

Пятый раздел Мотивационный компонент значения фразеологической единицы») содержит анализ мотивационного компонента значения фразеологической единицы в русском и китайском языках. Мотивационный макрокомпонент имеет очень большое значение в параметрическом анализе семантики фразеологизмов.  Он даёт информацию о том, каким образом мотивируется значение фразеологизма, как соотносится значение фразеологизма с его образным основанием, лежащим в основе номинации фразеологизмом того или иного явления материальной (или вымышленной) действительности. В современной лингвистике мотивационный макрокомпонент принято соотносить с внутренней формой фразеологизма, а также с фразеологической картиной мира. Мотивация фразеологического значения во многом основывается на образе-гештальте, заложенном во внутренней форме. Надо подчеркнуть, что как в русских, так и в китайских фразеологизмах существуют так называемые «мертвые» внутренние формы, которые не вызывают никакого чувства-отношения (например, русская фразеологическая единица иметь виды; китайская фразеологическая единица shng shng xi xi букв. верхи и низы).

Особенно важно соотносить реальное значение фразеологизма с образом внутренней формы, потому что внутренняя форма фразеологизма тем или иным образом предвосхищает реальное значение фразеологизма.

Шестой раздел Стилистический компонент значения фразеологической единицы») содержит анализ стилистического компонента значения фразеологической единицы в русском и китайском языках. Стилистический макрокомпонент играет особую роль в параметрическом описании семантики фразеологизмов. Он показывает, как употреблять ту или иную ФЕ в определенной  сфере коммуникации на основе принципа уместности/неуместности употребления его в этой сфере. В стилистической характеристике фразеологических единиц еще много неясного как в русском, так и в китайском языках. В традиционном описании стилистических помет русских фразеологизмов, применяемых также и в словарях, обычно есть два ряда помет: функционально-стилистический (разговорное, просторечное, научное, газетно-публицистическое, официально-деловое, книжное и т.п.), хронологический (устаревшее, устаревающее, новое (неологическое). Во многих устаревающих словарях можно видеть эмотивно-экспрессивные пометы (одобрительное, неодобрительное, презрительное, уничижительное, шутливое, пренебрежительное, ласкательное и т.п.). Однако, как показано во многих работах (В.Н.Телия, Т.А.Графовой и многих других), эмотивность – это не стилистическая характеристика, а непосредственное достояние семантики фразеологических единиц. В последних фразеологических словарях русского языка (см., например, «Большой фразеологический словарь. Значение. Употребление. Культурологический комментарий». Отв. редактор – доктор филологических наук В.Н.Телия. Москва) отмечаются стилистические пометы, указывающие на уместность или неуместность  употребления фразеологизмов в тех или иных социально значимых  условиях речи: речевой стандарт (реч. стандарт), если фразеологизм может употребляться в любом неофициальном  разговоре или тексте (на душе <на сердце> как у кого, полным ходом двигаться), неформальное (неформ.), когда предполагается, что люди оговорят друг с другом независимо от социальных статусов или ролей говорящих (вешать нос, мелкая сошка), фамильярное (фам.), когда отношения между собеседниками очень близкие и можно говорить всё, что хочешь и как хочешь (по барабану что кому, черт дёрнул за язык), грубо-фамильярное (грубо-фам.), если собеседники переходят за  границу «приличных» рамок общения, ссорятся, ругаются, сквернословят (дубина стоеросовая, чёртова кукла, чёрт рогатый). Считаем, что приведенные выше стилистические пометы – это шаг вперед в стилистической характеристике фразеологических единиц. В  китайском языке  большинство чэнъюй  принадлежат к литературному (книжному) языку. Яньюй, которая употребляется главным образом в устном общении, в разговорной речи, а также в художественной литературе, обычно имеет характерные черты разговорного стиля. Сехоуюй (недоговорка) представляет собой речение фольклорного характера. Они употребляются в разговорной речи. Гуаньюнъюй (привычное выражение), основным источником происхождения которых является живая разговорная речь, представляют собой фразеологические единицы разговорно-бытового характера.

В результате анализа ФЕ в русском и китайском языках, мы утверждаем, что функционально-параметрическое описание фразеологических единиц дает исследователям большие возможности в отображении семантики ФЕ русского и китайского языков.

В третьей главеСопоставительный анализ ФЕ русского и китайского языков») приводится сопоставительный анализ по двум аспектам: национально-культурному и структурно-семантическому. Дается описание ФЕ русского и китайского языков, имеющих в своем составе этнографические идиолексы, отражающие национально-культурную специфику русского и китайского народов. Анализируются разные виды эквивалентов двух языков и рассматриваются причины существования сходств и различий в этих разноструктурных языках.

Первый разделСопоставительный анализ ФЕ в аспекте культурной коннотации») посвящен сопоставительному исследованию национально-культурной специфики русского и китайского языков.

В первом подразделе («Фразеологизм как часть национальной культуры») рассматриваются сущность культурной коннотации, ее тесная связь с  фразеологизмом и внутренней формой фразеологизмов в работах В.Н.Телия, В.А. Масловой, А. Вежбицкой, В.В. Виноградова, А.А. Потебни, О.Б. Латиной и др.

Во втором подразделе («Национально-культурная специфика во фразеологии») рассматривается общая национально-культурная специфика во фразеологии. По мнению «Масловой, фразеологические единицы, отражая в своей семантике длительный процесс развития культуры народа, фиксируют и передают от поколения к поколению культурные установки и стереотипы, эталоны и архетипы» (Маслова 2004, 82).

В третьем подразделе («Символьный компонент в составе ФЕ») рассматривается главные взгляды на прочтение символьного компонента в составе фразеологизмов в работах Т.З. Черданцевой и И.Н. Черкасовой, прорабатывается фактический  материал.

В четвертом подразделе («Культурная коннотация фразеологических единиц русского и китайского языков») на основе сопоставлении фразеологизмов русского и китайского языков предпринята попытка лингвокультурного анализа специфики культурной коннотации фразеологизмов двух языков.

В соответствии с отношениями символикой семантики и образов фразеологизмов русского и китайского языков мы рассматриваем основные группы фразеологических единиц:

1. фразеологизмы с одинаковыми образами и сходной символикой;

2. фразеологизмы с одинаковыми образами, но разной символикой;

3. фразеологизмы с разными образами, но сходной символикой;

4. фразеологизмы с уникальной символикой.

В данной работе мы проанализировали несколько тематических групп фразеологизмов с компонентами - наименованиями животных, числа, цвета, растений. Именно в этих фразеологизмах нашел отражение менталитет народа – носителя языка.

Проанализированный нами материал показал на уровне семантики наличие специфических слов - образов во фразеологических единицах, отражающих национально-специфические явления языка и культуры. Контрастивный анализ позволяет нам выявить: Фразеологизмы являются носителями культурно-национальной информации. Основным способом вскрытия культурной коннотации во фразеологических единицах является комментарий образного основания фразеологизмов (внутренней формы) в культурно-национальном пространстве русского и китайского языкового социума. Фразеологизмы, во-первых, отражают определенные знаки и символы национальной культуры, во-вторых, благодаря своим особым семантическим свойствам сами участвуют в формировании национального сознания. Культурный комментарий имеет основную цель - соотнести образ фразеологизма с мифами (мифологемами), символами, архетипами, эталонами, ритуалами, поверьями и т.п. знаками национальной культуры. Аннотирование национально-культурной специфики и описание культурной коннотации фразеологических единиц может быть успешно использовано при сопоставительном анализе двух разноструктурных языков.

Во втором разделеСопоставительный анализ ФЕ русского и китайского языков в структурно-семантическом аспекте») на материале русского и китайского языков рассматриваются структурно-семантические соотношения фразеологизмов двух языков.

Изучение фразеологических единиц русского и китайского языков позволило выявить межъязыковые фразеологические эквиваленты. Наличие в разноструктурных языках фразеологических эквивалентов обусловлено как лингвистическими, так и экстралингвистическими причинами. В результате анализа были отмечены четыре типа: полные структурно-семантические эквиваленты, межъязыковые неполные структурно-семантические эквиваленты, функционально-смысловые эквиваленты и безэквивалентные ФЕ.

В первом подразделе («Межъязыковые полные структурно-семантические  эквиваленты») дается анализ ФЕ русского и китайского языков, которые являются межъязыковыми полными структурно-семантическими эквивалентами.

Как показал анализ, фразеологизмов, которые полностью совпадают по лексическому составу, грамматической структуре и по всем макрокомпонентам, немного. Причинами этого являются одинаковое восприятие и переосмысление действительности или существование общих культурно-исторических источников.

Например, русский фразеологизм таскать каштаны из огня и китайский фразеологизм hu zhng q l (букв. таскать каштаны из огня). Эти фразеологизмы идентичны по семантике, т.к. совпадают по всем макрокомпонентам значения: Д -  получить личную выгоду из сложившейся ситуации, иногда нечестным способом; О - это плохо; Э - говорится с неодобрением, так как человек, который предпринимает рискованное или опасное дело, работает на пользу другому, в ущерб своим интересам, вызывает неодобрение у окружающих его людей; М - в основе лежит тождественный образ «использованного человека»; С - обе книжные.

Во втором подразделе («Межъязыковые неполные структурно-семантические  эквиваленты») дается анализ ФЕ русского и китайского языков, которые являются межъязыковыми неполными структурно-семантическими эквивалентами.

Межъязыковые неполные структурно-семантические эквиваленты могут иметь лексические, грамматические и лексико-грамматические различия.

Эквиваленты, имеющие лексические различия, идентичные по семантике, образности и близкие по грамматической структуре, могут относиться к одной лексико-семантической или тематической группе.

Например, грамматические различия в большинстве неполных эквивалентов русского и китайского языков очевидны, поскольку у них различная грамматическая структура, что вызывает различие в приемах и способах передачи синтаксических отношений. Например, русский фразеологизм выносить сор из избы и китайский фразеологизмji chu wi yng (букв, выносить сор из дома) частично различаются  компонентами. Русск. - избы, кит. дома принадлежат к одной лексико-семантической группе. Эти фразеологизмы идентичны с точки зрения грамматической структуры (неопределенная форма глагола + сущ. + из + сущ.) и семантики: Д - разглашать внутренние или семейные раздоры, ссоры; О - это плохо; Э - говорится с неодобрением; М - в основе смысловой мотивации лежат сходные образы, так как слова изба и дом, как мы уже отмечали, принадлежат к одной лексико-семантической группе и вызывают у носите­лей как русского, так и китайского языка сходные ассоциатив­ные образы: семья; С - обе разговор­ные.

Межъязыковые неполные структурно-семантические эквиваленты, различающиеся и лексическими и грамматическими свойствами, обычно имеют узуальные расхождения, которые не приводят к различию межъязыковой образно-семантической инвариантности.

Например, семантически равнозначные фразеологизмы русск. умывать руки и кит. jn pn x shu (букв. умывать руку): Д -  отстраняться, уклоняться от участия в каком-либо деле; снимать  с себя ответственность за что-либо; О - в китайском языке фразеологическая единица амбивалентна, в русском языке это плохо; Э - может говориться с неодобрением или одобрением, что связано с конкретной ситуацией. Об агенсе, который не доводит дела до конца и выходит из игры, говорится с неодобрением. В китайском языке в случае, когда говорящий является агенсом, может говориться с одобрением. Примером положительной коннотации китайской фразеологической единицы может служить следующее предложение: Занимавшись много лет финансовыми махинациями, он вдруг все бросил, умыл руки, отошел от дел; М - тождественные «образы», «гештальты», связанные с мытьем, смыванием какой-либо «грязи» с рук; С - обе нейтральные. 

Особенности китайского языка (употребление единственного числа в компонентах фразеологизмов, в которых используются существительные) обусловливают частичное грамматическое различие номинативных компонентов этих двух фразеологизмов. В русском фразеологизме ­руки - множественное число, в китайской руку - единственное число.

В третьем подразделе («Межъязыковые функционально-смысловые  эквиваленты») дается анализ ФЕ русского и китайского языков, которые являются межъязыковыми функционально-смысловыми эквивалентами.

Значительное количество фразеологизмов русского и китайского языков относится к функционально-смысловым эквивалентам. И это объясняется разным метафорическим переосмыслением словосочетаний при реализации семантико-фразеологических инвариантов. Источником функционально-смысловых эквивалентов могут служить исторические события, географические или этнографические особенности, обычаи, традиции русского и китайского народов. Например, русский фразеологизм пара пустяков и китайский фразеологизм xio ci y di (букв. маленькая тарелка блюда). Семантика: Д - очень легко, ничего не стоит, без особых усилий; О - это хорошо; Э - говорится с удовлетворением, так как любое дело не представляет для говорящего никакой сложности; М - сходный ситуативный образ, связанный с очень легким решением проблем, просьб, задач и т.п.; С - обе ФЕ разговорные.

В четвертом подразделе («Безэквивалентные фразеологические единицы») дается анализ фразеологизмов русского и китайского языков, которые являются безэквивалентами. 

Фразеологические соответствия отсутствуют в другом языке также из-за того, что имеет место фразеологическое переосмысление метафоры в одном языке и отсутствует переосмысление такой же метафоры в другом. ФЕ в таком случае являются безэквивалентными. Например, китайская ФЕ wng z chng lng  (букв. желать, чтобы дракон стал сыт) отличается высокой образностью метафорического переосмысления и не имеет соответствия в русском языке, переводится как «стать лучше всех»; Русскому фразеологизму не по карману не находится фразеологического соответствия в китайском языке. Это обусловлено спецификой русской метафоры и может быть переведено на китайский язык как (букв. для нас слишком дорого).

Сопоставительный анализ фразеологизмов двух разноструктурных языков представляет интерес с точки зрения лингвистики, лингвокультурологии и, самое главное, с точки зрения перевода: он открывает для исследователя новые особенности и нюансы в семантике, помогает разработке проблем двуязычной (русско-китайской) фразеографии и преподавания соответствующих языков как иностранных в школе и вузе.

В заключении подводятся итоги всего диссертационного исследования и высказываются соображения о дальнейших перспективах изучения фразеологических единиц русского и китайского языков. Проведенное исследование подтверждает, что фукционально-параметрическое описание фразеологических единиц русского и китайского языков является целесообразным: оно принесёт большую пользу для практики преподавания русского и китайского языков, а также для создания учебных фразеологических словарей русского и китайского языков.

В библиографию включается список использованной литературы, словарей и справочных пособий.

В приложении дается список русских и китайских ФЕ, которые были проработаны в данной диссертационной работе.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. В параметризации значения фразеологических единиц (в нашем случае русского и китайского языков) нам видится большая целесообразность в целях наиболее полного отражения свойств объекта анализа. Именно поэтому в качестве основного подхода к исследованию фразеологических единиц русского и китайского языков в диссертации избран функционально-параметрический метод анализа.

2. Метод функционально-параметрического описания ФЕ является универсальным и может быть использован для описания фразеологизмов как русского, так и китайского языков.

3. Функционально-параметрическое описание семантики фразеологизмов является эффективным способом выявления сходств и различий у ФЕ русского и китайского языков. На основе функционально-параметрического описания можно эффективно построить систему межъязыковых фразеологических эквивалентов.

4. План выражения большинства фразеологических единиц не содержит указания на национально-культурное содержание. Однако эти фразеологизмы содержат культурную коннотацию, характерной чертой которой является образно-ситуативная маркированность, которая напрямую связана с мировидением народа - носителя языка.

5. В русском и китайском языках имеется значительное количество семантических эквивалентов, что обусловлено факторами лингвистического и экстралингвистического характера.

6. Изучение фразеологизмов на материале русского и китайского языков позволяет выявить как общее, так и различное, обусловленное особенностями исторического развития двух народов, традициями и обычаями, спецификой народного менталитета. Страноведчески ориентированная лингвистика дает возможность провести сопоставительный анализ китайских и русских фразеологических единиц с точки зрения их коммуникативной значимости и установить, что самой высокой коммуникативной значимостью обладают фразеологизмы, структурно-семантическая эквивалентность которых в сопоставляемых языках не совпадает. Именно эти фразеологические единицы отличаются существенными национально-культурными особенностями и представляют особую трудность для понимания речи носителей языка.

7. Сопоставительный анализ ФЕ русского и китайского языков эффективно помогает разработке проблем двуязычной (русско-китайской) фразеографии и преподавания соответствующих языков как иностранных в школе и вузе.

Содержание диссертации получило отражение в следующих публикациях:

1. Чжао Чжицян. Межъязыковые фразеологические эквиваленты с компонентами наименованиями животных (на материале русского и китайского языков) // Вестник ЦМО МГУ. М. 2011. № 3. С. 83-87 (0,3 п.л.).

2. Чжао Чжицян. Межъязыковые функционально-смысловые фразеологические эквиваленты в русском и китайском языках // Преподаватель XXI век. М. 2011. №3. Ч. 2. С. 280-283 (0,2 п.л.).

3. Чжао Чжицян. Частнооценочные значения фразеологических единиц русского и китайского языков // Международный аспирантский вестник. Русский язык за рубежом. М. 2011. №2. С. 81-83 (0,2 п.л.).

4. Чжао Чжицян. Фразеологичекие единицы русского и китайского языков // Вопросы филологических наук. М. 2010. №1. С. 55-60 (0,4 п.л.).

5. Чжао Чжицян. Cоотношения фразеологизмов русского и китайского языков // Развитие идей Н.С.Трубецкого в современной лингвистике. Материалы II международной научной конференции. М.: Национальный книжный центр. 2010. С. 131-137 (0,45 п.л.).

6. Чжао Чжицян. Философско-религиозная культура и её отражение во фразеологии современного китайского и русского языков // Сборник докладов 2-ой Международной научной конференции «Фразеология, познание и культура». Белгород, 2010. Т. 1. С. 126-128 (0,2 п.л.).






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.