WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Шнайдер Анна Сергеевна

ОНТОЛОГИЗАЦИЯ КОНЦЕПТА «ZORN»

ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИМИ СРЕДСТВАМИ НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКА

Специальность 10.02.04 – германские языки

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата филологических наук

Иркутск – 2012

Работа выполнена на кафедре перевода, переводоведения и межкультурной коммуникации федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Иркутский государственный лингвистический университет».

Научный руководитель:                доктор филологических наук, профессор

                                               Каплуненко Александр Михайлович

Официальные оппоненты:                доктор филологических наук, профессор,

                                               профессор кафедры немецкой филологии

                                               ФГБОУ ВПО «Иркутский государственный

                                               лингвистический университет»

                                               Малинович Юрий Марцельевич

                                               кандидат филологических наук, доцент

кафедры иностранных языков

и лингводидактики ФГБОУ ВПО «Восточно - Сибирская государственная академия образования», г. Иркутск

Хилалова Наталья Гаптулловна

Ведущая организация:                ФГБОУ ВПО «Красноярский государственный педагогический университет им. В.П. Астафьева»

Защита состоится «10» мая 2012 года в 13:00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.071.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций в ФГБОУ ВПО «Иркутский государственный лингвистический университет» по адресу: 664025, г. Иркутск, ул. Ленина, 8, ауд. 31.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Иркутский государственный лингвистический университет».

Автореферат разослан «____» _______________ 2012 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                д. филол. н. Литвиненко Т.Е.

                                       

Настоящее диссертационное исследование посвящено анализу образно-мотивационной составляющей и контекстов употребления фразеологических единиц (далее – ФЕ), репрезентирующих концепт «ZORN» в современном немецком языке.

По своей проблематике исследование оказывается в контексте современных работ по: 1) фразеологии [Каплуненко, 1992; Кунин, 1984, 1986; Гак, 1988, 1998; Добровольский, 1994, 1996, 1997; Мокиенко, 1986, 1990; Солодуб, 1996, 2002; Телия, 1996, 2004; Чернышева, 1975; Elspa, 1998; Fleischer, 1982; Palm, 1995; Sternin, Fleckenstein, 1994]; 2) концептологии [Алефиренко, 2002; Аскольдов, 1997; Бабушкин, 1996; Добрыднева, 2003; Карасик, 1996; Красавский, 2000, 2008; Лихачёв, 1997]; 3) лингвокультурологии [Быкова, 2005; Вежбицкая, 1996, 2001; Гак, 1990; Гачев, 1995; Карасик, 1996; Красных, 2001, 2003; Лотман, 1986; Маслова, 2001; Сепир, 1993; Степаненко, 2009; Lakoff, 1987]; 4) когнитивной лингвистике [Болдырев, 2000; Красных, 2003; Кубрякова, 1996, 2007; Лурия, 1998; Степанов, 1997]; 5) теории метафоры [Кассирер, 2002; Клобуков, 1997; Лакофф, Джонсон, 2004; Маковский, 1996; Пиирайнен, 1997; Хахалова, 1998]; 6) теории дискурса [Карасик, 2004; Кубрякова, 2005; Макаров, 2003; Плотникова, 2000; Шейгал, 2000; van Dijk, 1989].

В диссертационном исследовании анализируемый концепт рассматривается с позиций лингвокультурологии. Обычно в качестве лингвокультурной координаты языка выступает идиоматичность языкового знака [Карасик, 2002]. Концепт  «Zorn», который можно отнести к универсальным концептам, имеет национальную специфику, поэтому изучение его на материале немецкого языка актуально в перспективе определения общего и частного.



Актуальность настоящего исследования также определяется необходимостью изучения феномена эмоций в свете современных воззрений на язык, а именно, возможностью применения когнитивного подхода к исследованию эмоционального состояния гнева в языке. Проводимое в данной работе исследование фразеологизмов на образно-мотивационной основе является приоритетным с точки зрения современных лингвистических теорий, потому что позволяет наметить контуры отдельных фрагментов фразеологической картины мира немецкого языка.

В качестве объекта исследования выступает современный немецкий медиадискурс, основной темой которого являются политические, экономические и социальные события.

Предметом исследования является корпус фразеологических единиц, выражающих эмоциональное состояние гнева и активно функционирующих в современном немецком языке. Корпус идиом был составлен методом сплошной выборки из фразеологических словарей немецкого языка [Duden, 1989, 2002; Petermann, 1999; Rhrich, 2004; Wahrig, 1992].

Материалом исследования послужили примеры, отобранные методом сплошной выборки из текстов современной немецкоязычной публицистики (Der Spiegel, Die Zeit, Die Welt), общим объемом приблизительно в 7000 страниц. В материал исследования были включены данные толковых, энциклопедических и фразеологических словарей.

Цель диссертационной работы состоит в построении лингвокультурологической и когнитивной модели концепта ZORN, в изучении образной организации фразеологических единиц, онтологизующих данный концепт в современном немецком языке и в исследовании отношения немецкой культуры к данному концепту на материале контекстов употребления фразеологических единиц.

Достижение поставленной цели исследования предполагает решение таких задач, как:

  1. описание образных составляющих, образующих концепт ZORN в немецкой лингвокультуре;
  2. установление лингвокогнитивных признаков исследуемого концепта;
  3. анализ экспрессивно-оценочного компонента фразеологических единиц, репрезентирующих концепт ZORN, как семантической категории;
  4. выявление фразеологических интенсификаторов, усиливающих степень выраженности эмоционального состояния гнева;
  5. анализ контекстно-дискурсивного употребления фразеологических единиц, представляющих концепт ZORN.

Поставленные задачи, а также языковая специфика объекта исследования обусловили использование в работе следующих лингвистических методов исследования: метода анализа словарных дефиниций; метода этимологического анализа; метода концептуального анализа; метода фразеологического описания [Кунин, 1972] – для анализа значения фразеологических единиц. Данный метод  связан с теорией концептуального моделирования актуального значения идиом, разработанной А.Н.Барановым и Д.О.Добровольским [Baranov, Dobrovolskij, 1996], а также с процедурой анализа метафорических значений Дж.Серля [Searle, 1979]; метода дискурсивного анализа; интерпретативного метода  - для понимания и истолкования фразеологических единиц во всей полноте их связей и отношений.

Научная новизна данного диссертационного исследования состоит в том, что в нем впервые предпринимается попытка комплексного исследования ФЕ немецкого языка, репрезентирующих концепт ZORN. Соединяя научное представление о фразеологизмах как о знаках выражения с данными об их дискурсивной дистрибуции, мы получаем исследовательскую процедуру, способную дать ответы на многие вопросы о месте фразеологических единиц, выражающих эмоциональное состояние гнева, в немецкой языковой картине мира.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что оно позволяет систематизировать важные теоретические положения о лингвистической природе фразеологических единиц, выражающих эмоциональное состояние гнева в немецком языке, о характере образной составляющей данных единиц, об особенностях этнокультурного кодирования. Работа вносит определенный вклад в изучение проблем общей и частной фразеологии, проблемы соотношения языка, мышления и культуры, и, в частности, в изучение проблем культурной, экспрессивно-оценочной коннотации, а также проблемы языковой репрезентации культурных кодов. Полученные результаты представляют научный интерес для исследований в таких направлениях современного  языкознания как фразеология, концептология, лингвокультурология, лингвистика дискурса.

Практическая ценность работы определяется  возможностью применения общих положений и выводов диссертации в курсах лекций по лексикологии, стилистике, межкультурной коммуникации, теории перевода, на практических занятиях по немецкому языку и на занятиях по практике перевода, при составлении учебных пособий и руководстве научно-исследовательской работой студентов.

На защиту выносятся следующие основные положения:

  1. Эмоциональное состояние гнева осуждается немецким этносом, потому что оно имеет нежелательные последствия для здоровья и практической деятельности человека.
  2. Семантика фразеологических средств, онтологизирующих концепт ZORN, сообразуется с принципом градуируемости эмоционального состояния. При этом градуируемость передается образами, сценариями, которые соответствуют в немецком языковом сознании разным по степени эмоциональным состояниям.
  3. Экспрессивность ФЕ, выражающих эмоциональное состояние гнева, как семантическая категория  является условием перехода от сценария мира деятельности, всегда конкретизированного по месту и времени, к качественным характеристикам мира ценностей, независимым от места и времени.
  4. В дискурсе фразеологические единицы, онтологизирующие концепт ZORN, представляют собой средство оптимизации речевой стратегии, способное наращивать совокупную иллокутивную силу высказывания.
  5. Рациональный характер немецкой культуры требует отчуждения Субъекта от эмоциональной реакции гнева. Как правило, это состояние приписывается Другому, что определяет особенности функционирования фразеологических единиц в дискурсе.

Апробация работы проходила в ходе заседаний и научно-практических семинаров, проводимых кафедрой перевода, переводоведения и межкультурной коммуникации ФГБОУ ВПО «Иркутский государственный лингвистический университет». Основные положения и результаты диссертационного исследования отражены в выступлениях и докладах, сделанных на региональных конференциях молодых ученых в ИГЛУ (2004, 2007 гг.). Материалы проведенного исследования были использованы на лекциях по теории перевода и  межкультурной коммуникации (2007 г.). Результаты диссертации отражены в 7 публикациях общим объемом 1,5 печатных листов, в том числе 3 опубликованы в ведущих рецензируемых научных изданиях.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии, списков используемых словарей и цитируемых произведений,  трех приложений.

Во введении обосновывается выбор темы, объекта исследования, определяется его актуальность, научная новизна, теоретическая значимость и практическая ценность, формулируются  цель, задачи исследования, обосновывается методика, излагаются основные положения, выносимые на защиту.





В первой главе освещается проблема разграничения понятий фразеологической единицы и идиомы,  рассматривается понимание эмоций, эмоциональности, эмоционального состояния гнева в психологии и языке, вырабатывается рабочее понятие эмоционального концепта, рассматриваются средства языковой актуализации эмоционального концепта ZORN на лексическом и фразеологическом уровнях немецкого языка.

Во второй главе диссертации  исследуется образная составляющая фразеологических единиц, репрезентирующих эмоциональный концепт ZORN, характеризуется символ, его структура, концепт ZORN распределяется по кодам культуры [Красных, 2001], рассматривается употребление эмоционального концепта ZORN  в дискурсе, выявляются фразеологические интенсификаторы, усиливающие степень выражения эмоционального состояния гнева в языке, анализируется экспрессивный компонент коннотативного значения фразеологических единиц, репрезентирующих концепт ZORN в немецкой лингвокультуре.

В третьей главе диссертационного исследования приводится характеристика немецкой культуры, освещается проблема Другого с точки зрения философии, исследуются языковые средства размещения гнева в Другом, анализируются средства оправдания эмоциональной реакции гнева, исследуются функции фразеологических единиц, выражающих гнев в немецком языке, в дискурсе, их роль в формировании и развертывании иллокутивной семантики дискурса.

Каждая глава состоит из разделов, параграфов и сопровождается выводами.

В заключении подводятся итоги проведенного исследования, формулируются вытекающие из него выводы и намечаются перспективы дальнейшего исследования.

Библиография содержит 184 наименования монографий, публикаций в периодических изданиях, статей из сборников научных трудов, авторефератов, диссертаций, 31 из которых на иностранном языке, а также список использованных словарей, включающий 18 наименований.

Основное содержание работы

Эмоции, находясь в ряду свойств, определяющих естество человека, его деятельность и отношения с миром, являясь предметом житейского и научного интереса с момента зарождения человеческого самосознания, продолжают оставаться недостаточно изученными в философских, психологических, лингвистических, социологических и прочих теориях.

Представление внутренней жизни человека в языке отражает так называемую наивную картину мира, которая довольно существенно отличается от научной. Соответственно и внутреннюю жизнь человека, в том числе эмоциональную, язык трактует своими специфическими средствами и способами. В языке эмоции представлены необычайно разнообразно своими наименованиями, характеристиками и оттенками. И хотя в науке признан факт несоответствия структуры словаря эмоций и эмоциональной структуры человеческой психики, без изучения языковой картины эмоций наши представления о них были бы неизмеримо беднее, если вообще возможны. Поэтому описание и классификация способов изображения эмоциональных состояний в языке составляют особую и весьма сложную задачу.

На сегодняшний день существует большое количество различных теорий рассмотрения эмоций [Рубинштейн ,1984; Шаховский, 1987; Красавский, 2000; Harr, 1994; Magai, McFadden, 1995; Eckensberger, 1996; Dickie, 1996; Lycan, 1996; Runggaldier, 1996; Konstantinidou, 1997]. В основе данных классификаций лежат различные свойства психических переживаний человека, которые позволяют выявить основные характеристики эмоций: положительные и отрицательные эмоции [Рубинштейн, 1984]; продолжительность [Вилюнас, 1984]; интенсивность [Вилюнас, 1984];  осознанность [Фрейд, 1984];  первичность – вторичность [Нойманн, 1998]; элементарность – абстрактность [Юнг, 1996], культурная значимость [Рейковский, 1979]. Наиболее распространенной на сегодняшний день является классификация эмоций на базисные и производные [Изард, 2002; Вилюнас, 1984; Витт, 1984; Нойманн, 1998; Фрейд, 1989].

Перечисленные классификации эмоций представляют большой интерес для лингвистов, когнитивистов, культурологов, так как вербализованные эмоции в разных культурах обнаруживают такие признаки как положительность и отрицательность, продолжительность, интенсивность, градуируемость и т.д. [Красавский, 2008], сопоставительный анализ которых является актуальным для вышеназванных специалистов. Обзор специальной теоретической литературы, авторы которой изучают феномен эмоций в разных лингвокультурах (Добровольский, Красавский, Телия, Шаховский, Вежбицкая, Lakoff & Kvecses, Kirschgassner, Thomas и др.), позволяет нам, с одной стороны, констатировать факт его актуальности как для естественных, так и для гуманитарных наук, а с другой – обратить внимание на поиск сходств и, в особенности, различий в языковой концептуализации этого сложного явления.

Эмоции имеют важный когнитивный компонент. Они являются средством оценки в репрезентации объектов, событий или идей. Эмоции – это категории сознания. Они не просто проявляются в мотивации, действии, выражении лица и т.д., а являются их осознанием. Поэтому сами обозначения эмоций отсылают нас к опыту. Одни и те же эмоции могут быть по-разному интерпретированы, в зависимости от того, какое обозначение они имеют и какова природа их возникновения. Например, auer sich sein – vor Freude, vor Begeisterung, vor Entrstung, vor Zorn; wild sein – vor Liebe, vor Zorn и т.д. Эмоциональные смыслы носят приватный характер, они субъективны, проявляются в языке и становятся воспроизводимыми для других [Grayshon, 1975, с. 27; Fries, 1996, с. 37-38]. Язык, таким образом, предоставляет прямой доступ к этим единицам сознания – концептам [Маслова, 2001].

Анализ эмоциональных концептов имеет целью показать, что эмоции как явления психики имеют чрезвычайно сложную концептуальную структуру [Lakoff & Kvecses, 1987; Kvecses, 1990], которая может быть выявлена путем систематизации языковых выражений, используемых носителями языка для обозначения и представления эмоций. Основная методологическая идея состоит в том, что обычный язык, который мы используем, когда говорим об эмоциях, может быть важным инструментом для обнаружения структуры и содержания наших эмоциональных концептов. Более того, этот язык может многое сказать относительно нашего эмоционального опыта, а также относительно его культурной специфики. Таким образом, для понимания эмоционального опыта необходимо изучить языковые описания эмоций, а не те сигналы, которые используются для их выражения. Такая необходимость обусловлена тем, что когнитивные модели, в которые упакован огромный объем  индивидуального опыта в значительной степени определяются естественным языком.

В данном исследовании, вслед за Н.А. Красавским [2000], мы определяем эмоциональный концепт как этнически, культурно обусловленное, сложное структурно-смысловое, как правило, лексически или фразеологически (выделено нами) вербализованное образование, базирующееся на понятийной основе, включающее в себя помимо понятия, образ и оценку, и функционально замещающее человеку в процессе рефлексии и коммуникации множество однопорядковых предметов, вызывающих пристрастное отношение к ним человека [Красавский, 2000, c.78-89].

Фразеологические единицы являются наиболее эффективным средством выражения отношения человека к окружающей его действительности. Они передают из поколения в поколение знания о выработанной в обществе системе обычаев, традиций, законов и обыденных представлений о мире. Это позволяет ученым говорить о фразеологических единицах как средствах вербализации тех или иных концептов [Добрыднева, 2003]. Определенные эмоции являются причиной возникновения устойчивой готовности человека к фразеологическому реагированию на некоторый круг внешних стереотипных ситуаций.

В современной лингвистике существуют различные концепции определения фразеологизма. Наиболее распространенными в современной теории фразеологии являются концепция воспроизводимости  и семантическая концепция [Шанский,  1972; Кунин, 1970, 1972, 1986; Чернышева, 1970; Попов, 1976; Альбрехт, Солодуб, 2002; Виноградов, 1953, 1955; Балли, 1961].

Для решения задач исследования понятия фразеологизма и идиомы признаются в данной работе  эквивалентами и в качестве рабочего определения фразеологизма, вслед за А.В. Куниным [1986], принимается следующее: фразеологизм - это устойчивое сочетание лексем с полностью или частично переосмысленным значением, т.к. в этом определении отражены важные признаки, характеризующие фразеологические единицы: а) истинную природу фразеологизмов характеризует переносное значение, на основе которого они возникают; б) речевая практика закрепляет употребление определенных сочетаний слов, которые приобрели переносное значение, и придает им устойчивый характер; в) замена компонентов фразеологической единицы возможна только в рамках регламентированной и ограниченной вариативности; г) смысловая целостность фразеологизма развивается за счет ослабленности лексического значения лексем - компонентов.

Номинативно-когнитивный анализ немецкой фразеологии показывает, что многочисленные фразеологические единицы называют и характеризуют разнообразные эмоциональные состояния человека, среди которых находится эмоциональный концепт ZORN. Например, aus dem Huschen geraten, im siebten Himmel schweben, Sonne im Herzen haben, auf den Wecker fallen, auf hundert sein, auf die Palme bringen, Wut im Bauch haben, Bsheit schnauben, sich schwarz (grn und gelb, blau) rgern, in die Hhe gehen, Schale des Zornes ber j-n ausgieen, wtend wie ein Eber sein и другие фразеологические единицы, с различными значениями эмоциональности.

По своей когнитивной природе фразеологические единицы представляют собой единицы вторичной номинации. Они утратили первичный смысл, отражающий примарный опыт категоризации мира. В процессе исторического развития исследуемый инвентарь единиц регулярно использовался человеком для концептуализации и категоризации изменяющейся картины мира. В этой связи характеризуемые единицы приобрели вторичный смысл, образованный на основе символьного переноса. Поэтому при описании их значения целесообразно наряду с прочими компонентами плана содержания принимать во внимание и образную составляющую, обращение к которой позволяет расширить представление о культурно-специфических особенностях концепта в языке, а также выявить природу внутренних языковых и когнитивных механизмов, свойственных языковой общности.

Многие современные исследователи [Мелерович, Мокиенко, 1997; Телия, 1996; Korff, 1978] – авторитетно указывают на культурологическую релевантность фразеологизмов. Именно на фразеологическом уровне языка наиболее эксплицитно отражена сама специфика познавательного и эмоционального опыта того или иного этноса, черты его материальной и духовной культуры, воспроизводятся, как пишет В.Н. Телия, «характерологические черты народного менталитета» [Телия, 1996, с. 237]. Идиомы являются свидетелями становления, формирования ментальных, эмоциональных и прагматических особенностей национального сознания и, следовательно, языка [Семененко, 1999, с. 89]. Данное утверждение можно проиллюстрировать следующими примерами фразеологических единиц, репрезентирующих концепт ZORN: auf die Palme bringen, wie ein Berserker wten, auf die Nieren gehen, in Harnisch bringen, sich wie ein wildgewordener Affe benehmen, eine Wut im Bauch haben и т.д.

Сущность этнокультурного кодирования может быть определена как кодирование культурно-исторического опыта в значении языкового знака, связанного с двумя ипостасями речемыслительной деятельности: когнитивной и дискурсивной [Алефиренко, 2002]. Представляя собой сложный когнитивный механизм, этнокультурное кодирование является средством семантизации окружающего мира, представления культуроносных смыслов. Термин когнитивной лингвистики «этнокультурное кодирование» тесно связан с термином «код культуры», который в современном языкознании приобретает наиболее актуальное прочтение в контексте работ представителей когнитивного направления [Красных, 2001; Маслова, 2001; Алефиренко, 2002; Быкова, 2005]. Вслед за В.В. Красных, под кодом культуры мы понимаем «сетку, которую культура набрасывает на окружающий мир, членит, категоризует, структурирует и оценивает его» [Красных, 2001, с. 5].

Проблема классификации кодов до сих пор остается открытой. К базовым кодам культуры, репрезентирующим древнейшие архетипические представления человека и этноса, необходимо отнести: соматический (телесный, антропоморфный) код культуры (bis aufs Blut reizen, an die Nieren gehen и т.д.), пространственный код культуры (auer sich sein, das Ma ist voll и т.д.), временной код культуры, предметный (вещный) код культуры (auf den Wecker fallen, in Harnisch bringen и т.д.), биоморфный, зооморфный, флороморфный (sich wie ein wildgewordener Affe benehmen, wie ein angeschossener Eber toben, auf die Palme bringen и т.д.), числовой (auf hundertachtzig bringen), цветовой (sich blau und grn rgern и т.д.), густический (вкусовой), одорический (обонятельный), ономастический (именной), духовный код культуры [Красных, 2001; Телия, 2004; Быкова, 2005].

В работах по данной тематике на материале разных языков доминирующая роль закрепляется за антропоморфным кодом культуры [Красных, 2001; Телия, 2004]. Суть антропоморфизма заключается в метафорическом характере человеческого мышления, оперирующего хорошо знакомыми ему наименованиями для вербализации концептов, отражающих существующие реалии, при наличии ассоциативной связи между ними (например, etwas in die unrechte Kehle bekommen).

Доминирующее положение в категоризации эмоционального состояния гнева в рамках антропоморфного кода культуры занимают лексемы Galle (j-m die Galle erregen (ins Blut treiben), die Galle regt sich bei j-m, j-d ist Gift und Galle, j-d wurde eitel Gift und Galle, die Galle luft j-m ber, seiner Galle Luft machen, Galle (Gift und Galle) speien (spucken)); Bauch (eine Wut (Mordswut) im Bauch haben, einen Bauch voll Zorn (Wut) haben, eine Wut im Balg haben); Blut (das Blut kochte j-m in den Adern, j-s Blut gert in Wallung, j-m das Blut in den Adern sieden (kochen), bses Blut machen, j-n bis aufs Blut reizen (rgern)).

Необходимо отметить, что лексема Bauch часто встречается в составе идиом, выражающих эмоциональное состояние гнева, в контекстах политического дискурса [Elspa, 1998]. Как местонахождение желудка и органов пищеварения Bauch противопоставляется Kopf. Например, если политическая ситуация в государстве нездоровая, ее описывают при помощи выражения: Der Bauch regiert den Kopf, или сокращенно: Der Bauch regiert. Эти метафоры связаны с вымыслом о борьбе отдельных частей тела с желудком [Duden,2002]. Данная гипотеза подтверждается примерами употребления лексемы Bauch в составе идиом в политическом дискурсе. Например, Kein Zweifel, mit seinem harten Nein hat Blair eine Zukunftsdebatte unter fhrenden Europern erzwungen, die unter Europas Vlkern lngst gefhrt wird, mit Wut im Bauch und leider manchmal auch mit populistischen, ja nationalistischen Flausen im Kopf  [ZEIT: 23.06.2005]. Лидер Лейбористской партии Великобритании, премьер-министр этой страны Тони Блэр на саммите глав Европейского союза, посвященному утверждению бюджета, высказал категорическое «нет» предлагаемому планированию бюджета, приведя следующие весомые аргументы. Китай за последние пять лет увеличил расходы на исследовательские программы в пять раз по сравнению с Европой; из 20 лучших университетов мира только 2 находятся в Европе; в предлагаемом бюджете запланировано на сельское хозяйство в семь раз больше средств,  чем на образование и развитие (sieben Mal so viel fr grne  Wiesen wie fr graue Zellen), говорится в тексте статьи. Описывая эмоциональное выступление британского премьера, автор статьи приводит данное метафорическое сравнение (в семь раз больше финансовых средств на зеленые луга, чем на серые клетки). Количественная оценка в данном примере призвана более убедительно воздействовать на читателя. Апогеем интенции интерпретатора исходного высказывания становится употребление идиомы, при описании дебатов, которые ведутся о будущем Европы. Причем идиома mit Wut im Bauch употребляется вместе с другой фразеологической единицой mit Flausen im Kopf (противопоставление Bauch - Kopf). Метафорическое противопоставление используется автором для яркого и убедительного описания нездоровой политической ситуации, которое усиливается при помощи негативно коннотатированных прилагательных populistisch, nationalistisch.

В основу образа идиом с соматическим компонентом  эмоционального концепта ZORN положены в большинстве случаев внутренние (выделено нами) органы человека (Galle, Bauch, Blut, Nieren,Herz), а не внешние части тела. Данный факт позволяет нам предположить, что человек пытается скрыть от других свою гневную реакцию.

Доминирующими среди пространственных отношений, представляющих концепт ZORN в немецкой фразеологии, являются направление и организация пространства, а также мера объема: направление - «верх» (in die Hhe gehen; an die Decke gehen; j-n in der Luft zerreien, in die Luft gehen; auf der Palme sein (auf die Palme kommen, bringen)); организация пространства – замкнутость - открытость (aus dem Huschen sein (geraten); auer sich sein (geraten); aus der Haut fahren); мера объема (das Ma ist voll; das Ma voll machen). Например, мотивировка идиом in die Hhe gehen, in die Luft gehen, j-n in der Luft zerreien связана с образом взрыва. Как при взрыве все разлетается и летит вверх, испытывая гнев, человек теряет устойчивое пространственное положение, а значит, перестает разумно действовать и мыслить [Rhrich, 2004, Bd.3, S.978].

Die schlagfertige Professorin ist keine Frau, die aus Dankbarkeit das Hohelied auf die TU Mnchen singt. Sie selbst bezeichnet sich als Tretmine, die in die Luft geht, wenn ihr etwas nicht passt. Und wenn ihr die Schwrmerei ber die bayerischen Verhltnisse auf die Nerven geht, sagt sie: „Ich wrde genauso gute Forschung in Hamburg oder Potsdam machen – das habe ich im Kopf, das hat mit Stoiber nichts zu tun.“ [DIE ZEIT, 03.07.2003, Nr. 28]. Находчивая женщина - профессор, которая преподает в филиале престижного Технического Университета Мюнхена, не будет просто из благодарности кому-либо петь дифирамбы. В данном контексте описываются «подготовительные условия эмоциональной реакции». У женщины – профессора явно напряженное состояние психики, которое обусловлено тем, что от неё ожидают определенной реакции (благодарности), но она оценивает себя как человека, заслуживающего нынешнего положения целиком и полностью. Эмоциональная реакция усиливается в данном примере при помощи образного сравнения als Tretmine. А когда кто-то ей напоминает, в каких замечательных условиях она находится, она заявляет, что с таким же успехом может работать в другом месте, не имеющем ничего общего с Баварией. Вызов эмоции гнева (auf die Nerven gehen), как мы видим из контекстного употребления идиомы, может иметь негативное последствие – переход профессора в университет какой-либо другой федеральной земли.

Как показывает анализ фразеологических единиц, пространственный код культуры тесно переплетается с предметным кодом (j-n in Harnisch bringen, in Harnisch geraten (kommen), in Harnisch sein, wtend sein wie ein Berserker, die Schale des Zornes ber j-n ausgieen, da geht j-m der Hut hoch, j-m auf den Wecker fallen, in die Kandare beien, einen Ballon haben (kriegen), die Faust in der Tasche (im Sack) ballen).

Необходимо отметить, что на уровне предметного кода в концептуализации ZORN задействованы предметы, относящиеся к военному делу (der Harnisch, Berserker), т.к. одним из проявлений воинственности считается агрессивность. Компонент Wecker, в значение которого имплицитно входит элемент раздражительности, по нашему мнению, именно поэтому репрезентирует концепт ZORN. Компонент Hut служит выражению высокой степени эмоционального состояния гнева, т.к. связан с организацией пространства «верх». На уровне предметного кода, представляющего концепт ZORN в немецком языке, мы можем наблюдать попытку скрыть эмоцию гнева от наблюдателя  in der Tasche, im Sack.

В основе образа фразеологических единиц биоморфного кода культуры, репрезентирующего концепт ZORN, находится иррациональное поведение, потеря контроля, самообладания (j-d ist wtend wie ein angestochener Eber, sich wie ein wildgewordener Affe benehmen). 

J-m schwillt der Kamm – кто-либо в ярости, испытывает сильный гнев. Мотивировка данного образа связана с представлением о том, что когда петухи находятся в состоянии возбуждения, их гребешки сильно краснеют и приподнимаются [Rhrich, 2004, Bd.3, S.799], а также у других птиц во время токования хохолки поднимаются вверх [Duden, 2002, S. 394]. Эти реакции петухов и других птиц на состояние возбуждения метафорически переносятся на человека, что подтверждается следующим примером: Der Hort des heftigsten Widerstandes gegen den von der CDU-Ministerin Ursula von der Leyen propagierten Ausbau der staatlichen Kinderbetreuung lsst sich ziemlich genau lokalisieren: Er befindet sich in Bayern, wo man noch am strksten dem traditionellen Familienbild anhngt. Nicht nur sind es in erster Linie Politiker der CSU, denen angesichts einer angeblich drohenden «Zwangserziehung» der Kamm schwillt, es sind auch bayerische Zeitungen, die an diesem Freitag als einzige nicht zur Verteidigung der Familienministerin ansetzen [ZEIT online, 16.2.2007]. В статье обсуждается проблема нехватки мест в детских садах Германии. Министр по делам семьи, член Христианско-демократического союза Ursula von der Leyen выступает за создание дополнительных мест в детских садах для маленьких детей, для того чтобы женщины могли продолжать свою профессиональную деятельность. Представители Христианско-социального союза считают, что данные действия принуждают молодых матерей прерывать отпуск по уходу за ребенком. Волна протеста пронеслась, прежде всего, по Баварии, где больше всего сторонников традиционных представлений об устройстве семьи. Метафорический образ борющихся петухов перенесен на представителей политических партий. Ключевым признаком интенциональности здесь выступает борьба. Поэтому прослеживается связка причин и следствий KAMPF-ZORN. Впрочем, можно предложить и альтернативу: партии изначально настроены на борьбу друг с другом, это – обязательная часть сценария «деятельность партии». Естественно, эмоциональное отношение одной партии к другой – по меньшей мере, неприязнь. Последняя же, в зависимости от обстоятельств, может градуироваться до гнева и ярости.

Касаемо цветового кода культуры в онтологизации концепта ZORN (sich schwarz rgern,  j-n blau und grn rgern (blau und bla), sich grn und gelb rgern, grn und gelb werden (vor rger, Wut, Zorn), rot sehen) можно сделать следующие выводы: цветообозначение schwarz в составе идиом, представляющих гнев в немецкой лингвокультуре, обладает отрицательной коннотацией и усиливает степень проявления данного эмоционального состояния; blau и grn также имеют значение усиления, интенсивности проявления этой эмоции; gelb единственное цветообозначение для описания гнева, которое является метафорически переосмысленным, так как с желтым цветом ассоциируется желчь, интенсивно выделяющаяся при гневном возбуждении [Добровольский, 2002, с. 287].

Service-Abbau der Post: Kunden rgern sich gelb. Trotz stolzem Reingewinn von 825 Millionen Franken spart der gelbe Riese berall: Briefksten, die nur noch morgens geleert werden. Poststellen, die telefonisch nicht mehr direkt erreichbar sind. A-Post, die nicht am nchsten Tag ankommt [URL: http://www.videoportal.sf.tv (дата обращения: 03.03.2011)]. В репортаже освещается проблема понижения качества сервиса швейцарской почты. Почтовые ящики опустошаются лишь по утрам, с почтовыми филиалами  нельзя связаться по телефону, экспресс - почта не доставляется на следующий день. Несмотря на 825 миллионов чистой прибыли, «желтый гигант» (желтый цвет – символ почтовой связи в Швейцарии) экономит, что, само собой разумеется, выводит клиентов из себя. Употребление идиомы sich gelb rgern в данном контексте связано, прежде всего, с символьным цветообозначением почтовой связи. Причинно-следстенная связь в данном конкретном примере выглядит следующим образом: снижение качества услуг – гнев клиентов.

Числа в составе фразеологизмов, выражающих эмоциональное состояние гнева, метафорически переосмыслены и подчеркивают интенсивность гнева, его пределы, крайние точки, его высокую степень (j-d kommt auf hundert, j-m auf hundert/hundertachtzig bringen, auf achtzig/neunundneunzig/hundert sein, kommen, j-m auf achtzig bringen).

Интенсивность идиом, представляющих концепт ZORN, является семантической категорией, в основе которой  лежит понятие градации эмоционального состояния гнева. Die Zahlen bleiben rot, auch wenn ein kleiner Teil vermeintlich schwarz erscheint: die tatschliche Netto-Neuverschuldung betrgt gut 750.000 €, so dass die Schuldenlast zum Ende des Jahres 2004 bei knapp 14 Millionen € angekommen ist. Das knnen wir unseren Kindern weder zumuten, noch ihnen gegenber rechtfertigen. Sie knnen sich nur schwarz rgern [Rede zum Haushalt 2004 am 16. Februar 2004]. Идиому sich schwarz rgern в своей речи, посвященной бюджету коммунального хозяйства на 2004 год, употребляет Peter Steeger – представитель от партии «Союз 90/Зеленые». Улучшения в бюджете - это проблемы, с которыми придется сталкиваться в будущем. Цифры, заложенные в бюджет, убыточны, даже если их незначительная часть мнимо кажется прибыльной. Steeger, комментируя цифры  использует два идиоматичных выражения, в которых присутствуют цветообозначения rot и schwarz, выполняющие функцию усиления высказывания (die Zahlen bleiben rot, auch wenn ein kleiner Teil vermeintlich schwarz erscheint). Rote Zahlen – отрицательное сальдо, долги, убытки. Schwarze Zahlen – положительное сальдо, прибыль. Будущие поколения будут вне себя от ярости, когда мы передадим им по наследству такие большие долги. Употребление идиомы sich schwarz rgern, в которой также присутствует цветообозначение schwarz в функции усиления значения, объясняется высокой аргументативной силой высказывания автора. Использование цветообозначения schwarz в составе идиомы со значением - убыточности и в составе идиомы со значением – сильно злиться, гневиться является своеобразной игрой слов и также повышает степень выраженности интенциональности докладчика.

Концепт ZORN представляет собой сложную макрокомпонентную структуру, состоящую из образного, мотивировочного, экспрессивного, оценочного, эмоционального и культурного компонентов. Образы, которые заложены в основе идиом, представляющих концепт ZORN, рассмотренные во второй главе диссертационного исследования, являются носителями экспрессивности, переходящей в оценку. Например, an die Decke gehen – конкретизация места действия. Переход от мира действий к миру ценностей прослеживается в том, что неустойчивое положение, потеря почвы под ногами расцениваются как негативные явления. Следовательно, данное действие  имеет негативную оценку. Auer dem Huschen sein – местонахождение вне стен дома расценивается негативно в немецкой культуре, следовательно имеет оценку «плохо». Данный переход прослеживается и на примере компаративных фразеологических единиц, выражающих эмоциональное состояние гнева. Например, wie ein angestochener (angeschossener) Eber wtend sein, sich wie ein wildgewordener Affe benehmen. Потеря самоконтроля, самообладания – есть переход к негативной оценке данной фразеологической единицы.

Следовательно, образно-экспрессивный компонент значения идиом, репрезентирующих концепт ZORN в немецкой лингвокультуре, мы понимаем как семантическую категорию, которая является отражением особенностей перехода от сценария мира действий, конкретизированного по месту и времени, к качественным характеристикам мира ценностей, независимым от места и времени. Интенсивность фразеологических единиц, выражающих эмоциональное состояние гнева, связывается не только с количественной характеристикой данного эмоционального состояния, но и демонстрирует отклонение от нормы.

С момента зарождения и на протяжении всего своего развития Западная культура характеризовалась как рациональная. Религия диктовала способ рационального жизненного пове­дения, целью которого было освобождение человека от иррациональных инстинктов, от влияния природы и мира вещей и подчинение его жизни некоему планомерному стремлению, а его дей­ствий — постоянному самоконтролю и проверке (выделено нами) их эти­ческой значимости [Вебер, 1990, с. 155].

Рациональность — черта, внутренне присущая всем видам человеческой деятельности. Даже мифология — не просто необработанная масса суеверий или нагромождение заблуждений; ее нельзя назвать просто хаотичной, ибо она обладает систематизированной или концептуальной формой [Cassirer, 1921]. Рациональность становится для западного человека источником, из которого он безошибочно познает мир и пытается господствовать над ним. Ут­верждение избранности у каждого отдельного человека основывается на мето­дическом контролировании своего поведения. Рациональность проникла во все есте­ственные, непосредственные черты мирской повседневной жизни.

Поздний рационализм – П. Фейерабенд, К. Поппер, Э. Фром и другие – обращает внимание на то, что рациональное поведение немыслимо без учетов интересов, ценностей и предпочтений Другого.

Рациональная немецкая культура размещает эмоциональное состояние гнева в Другом, отчуждая эту реакцию от Субъекта. То, что мною может быть совершено, никем и никогда совершено быть не может [Пешков, 1996, с. 104]. Вот почему эмоциональное состояние гнева, оцениваемое как крайне отрицательное, размещается в Другом. Это не мой поступок, я только наблюдатель. «Отвлечение от себя - технический прием, оправдывающий себя уже с моего единственного места, где я, знающий, становлюсь ответственным и долженствующим за свое узнание» [Пешков, 1996, с. 118]. Отвлечение эмоциональной реакции гнева от себя и ее оправдание осуществляется при помощи таких приемов и средств как контекстуальные изменения фразеологических единиц, генерализация значения идиомы в контексте, сам контекст употребления фразеологизма и другие.

Исключительное значение при анализе идиом в контексте имеет то обстоятельство, что как автор текста, так и его интерпретатор оказываются в аналогичной гносеологической ситуации с точки зрения задачи преодоления исходной энтропии. Автор прилагает усилия, направленные на выведение всеобщего смысла из смысла личностного, а интерпретатор стремится к узнаванию себя в тексте, т.е. к приведению личностного смысла в соответствие со смыслом текста [Каплуненко, 1992, с. 111]. Важное место занимает контекст и при анализе идиом, выражающих эмоциональное состояние гнева. Фразеологический контекст в репрезентации концепта ZORN призван оправдывать, обосновывать эмоциональную реакцию гнева, так как последняя в немецкой лингвокультуре расценивается как крайне негативная и иррациональная.

Der Sohn klagt die Indiskretion der Presse an. Nur einmal, kurz vor Schluss, das heit vor dem Brief an Tante Miggy, gert Martin Amis aus dem Huschen, und man merkt, wie er seine Wut zgeln muss, und zudem, wie er hier klug das Antimodell seines Buches vorzeigt. In diesem Kapitel «Der Biograph und die Presse» berichtet er emprt ber die Indiskretion des Biografen seines Vaters, der, kaum ist Kingsley tot, eine Serie ber dessen Sterben und Begrbnis in der Sunday Times publizieren will [DIE ZEIT, 05.01.2006, Nr.2]. В статье речь идет о мемуарах английского писателя Мартина Амиса. В книге он рассказывает о жизни своего отца, знаменитого писателя Romanciers Kingsley Amis. По стилю изложения книга достаточно спокойна, и только в конце книги проявляется несдержанность автора. Когда речь заходит о похоронах отца, он пишет, что пресса проявила бестактность в описании процедуры похорон, и это выводит Амиса из себя. Его гневную реакцию автор статьи оправдывает самим контекстом - смерть очень близкого человека (статус Амиса указан в примере при помощи имени родства der Sohn), а также при помощи лексем nur einmal, kurz, которые демонстрируют одноразовость, непродолжительность эмоции.

Использование сослагательного наклонения позволяет либо дистанцировать эмоциональную реакцию гнева от Субъекта, либо обосновать и оправдать ее. Сослагательное наклонение часто служит для описания предполагаемых, возможных условий, которые могут стать каузаторами гнева. Таким образом описывается не реальная, а возможная, предполагаемая эмоциональная реакция, что имеет своей целью - предотвращение данной реакции. Например, Wissen Sie, wenn wir bei der Aufbauhilfe keine Vorschriften beachten wrden, wrde uns die Presse sptestens nach einem halben Jahr in der Luft zerreien, weil irgendjemand in seine eigene Tasche gewirtschaftet hat [DIE ZEIT, 03.02.2005, Nr. 6]. Автор статьи, речь в которой идет об экономической помощи развивающимся странам, берет интервью у бельгийского политика, члена Европейского Парламента, главы комитета по оказанию экономической помощи развивающимся странам Louis Michel. Политик рассуждает о том, что при несоблюдении определенных предписаний по оказанию материальной помощи, пресса уже через пол года разорвала бы всех в клочья, если бы кто-то прикарманил эти деньги. При помощи сослагательного наклонения демонстрируется предположительная гневная реакция со стороны прессы с целью её предотвращения (чтобы избежать гневной реакции, необходимо соблюдать определенные предписания).

Прием отвлечения эмоциональной реакции гнева от себя или оправдание гнева часто осуществляется за счет генерализации значения фразеологизма в контексте. Неопределенные местоимения часто служат расширению фразеологизмов в контексте. Das Hotline-Telefon hat einen eindringlichen, schrillen Klang. «Wenn wir einen Hinweis auf einen akuten Fall bekommen, fahren wir auf der Stelle hin und klren ihn, und wenn es bis 3.00 Uhr morgens dauert», sagt die Hauptkommissarin. «Natrlich ist jeder neue Fall fr alle, die hier arbeiten, schrecklich. Doch unsere Motivation ist, den Opfern zu helfen. Kinder haben keine Lobby. Sie sind besonders hilflose und schweigsame Opfer. Noch immer sagen viele Eltern: Mit meinen Kindern kann ich machen, was ich will.» Die Polizistin ist selbst Mutter zweier elf und 14 Jahre alter Mdchen. «Ich wei, dass Kinder einen bis zur Weiglut rgern knnen», meint sie lchelnd. «Aber dass jemand ein kleines Mdchen so schlgt, dass es mit dem Kopf auf den Marmorboden fllt, da komme ich nicht mit. Und wenn dann noch einmal zugeschlagen und nicht einmal der Arzt gerufen wird, setzt mein Verstndnis vllig aus» [Mit Material von dpa]. В данной статье речь идет о жестоком обращении с детьми. Автор статьи говорит о том, что дети очень часто подвергаются насилию со стороны родителей, и что они являются самыми беззащитными жертвами, т.к. родители зачастую думают, что могут делать со своими детьми все, что заблагорассудится. Женщина-полицейский, мать двоих дочерей, генерализируя значение фразеологизма,  рассказывает о том, что дети могут довести любого (Другого) до белого каления (einen bis zur Weiglut rgern). Она рассуждает, исходя из своего личного опыта, опираясь на опыт общения со своими детьми, тем не менее, эмоциональное состояние гнева, которое могут вызвать дети, женщина «помещает» не в себе, а в неком Объекте (Другом). Так как она не допускает мысли о подобном обращении с детьми со своей стороны, вместо личного местоимения mich, она употребляет неопределенное местоимение einen.

Анализ идиоматических средств языка, которые употребляются в дискурсе в прагматическом режиме и связаны с дискурсом сильнее, чем остальные языковые средства, позволяют проследить отчуждение эмоциональной реакции от Субъекта.

Основной вывод диссертационного исследования заключается в следующем: анализ специальной литературы указывает на недостаточную изученность эмоционального концепта ZORN, так как номинант эмоции имеет достаточно узкую дефиницию в психологических и толковых словарях немецкого языка, не смотря на базисный характер эмоции. Обращение к образной составляющей концепта ZORN позволяет расширить представление о культурно-специфических особенностях данного концепта в немецком языке.

Как показывает анализ образной составляющей идиом, представляющих концепт ZORN, данный концепт имеет крайне негативную оценку в рациональной немецкой культуре, в которой рациональность проникает во все есте­ственные, непосредственные черты мирской повседневной жизни и становится источником, из которого Субъект безошибочно познает мир и пытается господствовать над ним.

Образы, которые заложены в основе идиом, являются носителями экспрессивности, переходящей в оценку. Следовательно, образно-экспрессивный компонент значения идиом, репрезентирующих концепт ZORN в немецкой лингвокультуре, мы понимаем как семантическую категорию, которая является отражением особенностей перехода от сценария мира действий, конкретизированного по месту и времени, к качественным характеристикам мира ценностей, независимым от места и времени. Интенсивность ФЕ, выражающих эмоциональное состояние гнева, связывается не только с количественной характеристикой данного эмоционального состояния, но и демонстрирует отклонение от нормы.

Изучение национальных особенностей выражения гнева в немецком языке имеет перспективы дальнейшего исследования с других позиций лингвистического знания, например в рамках диалектологии. Употребление диалекта в некоторых коммуникативных ситуациях является нормой. К таким ситуациям относится выражение неудовольствия и раздражения.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях:

  1. Машукова (Шнайдер), А.С. Об экспрессивности и обуславливающих её категориях эмоциональности и оценочности фразеологических единиц [Текст] / А.С. Машукова // Вестник Иркутского государственного технического университета: Научный журнал. - Иркутск - 2006. - Выпуск 2 (26). том 2. С.44 (0,1 п.л.).
  2. Машукова (Шнайдер), А.С. Гнев объектно-ориентированное эмоциональное состояние в немецкой лингвокультуре [Текст] / А.С. Машукова // Вестник Сибирского государственного аэрокосмического университета имени академика М.Ф. Решетнева. - Красноярск. - 2006. Выпуск 6 (13). - С.335 338 (0,2 п.л.).
  3. Шнайдер (Шнайдер), А.С. Фразеологизмы зоонимы, репрезентирующие концепт ZORN в немецкой лингвокультуре [Текст] / А.С. Шнайдер // Вестник Иркутского государственного технического университета: Научный журнал. - Иркутск, 2011. - Выпуск 4 (51). - С.290-293 (0,2 п.л.).
  4. Машукова (Шнайдер), А.С. Идиомы эмоционального выражения в современном немецком языке. Функционально-прагматический аспект [Текст] / А.С. Машукова // Филология и современное лингвистическое образование: материалы региональной конференции молодых ученых (Иркутск, 2-4 марта, 2004 г.). – Иркутск: ИГЛУ, 2004. – С.80 – 82 (0,1 п.л.).
  5. Машукова (Шнайдер), А.С. Образная составляющая как внутренняя форма вторичного наименования [Текст] / А.С. Машукова // Лингвистика. Методика. Информатика: Фундаментальные и прикладные аспекты: материалы конференции молодых ученых (Иркутск, 28 февраля – 4 марта 2005 г.). – Иркутск: ИГЛУ, 2005. – С.38 – 39 (0,1 п.л.).
  6. Машукова(Шнайдер), А.С. Образная составляющая идиом, выражающих эмоциональное состояние и поведение человека, в современном немецком языке [Текст] / А.С. Машукова // Проблемы речевого воздействия и языковой аргументации: вестник ИГЛУ. Сер. Лингвистика / отв. ред. Е.Ю. Куницына. – Иркутск: ИГЛУ, 2005. - №9. – С.40 – 47 (0,4 п.л.).
  7. Машукова(Шнайдер), А.С. К проблеме передачи коннотации при переводе фразеологических единиц [Текст] / А.С. Машукова // Вопросы теории и практики перевода: Вестник ИГЛУ. Сер. Лингвистика / отв. ред. В.Е. Горшкова. – Иркутск, ИГЛУ, 2006. - №7. – С.81 – 88 (0,4 п.л.).





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.