WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Аюшеева Саяна Намдыковна

ОЦЕНОЧНАЯ МЕТАФОРА НЕМЕЦКОГО МОЛОДЁЖНОГО ЯЗЫКА

Специальность 10.02.04 – германские языки

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата филологических наук

Иркутск – 2012

Работа выполнена на кафедре немецкой филологии федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального  образования «Иркутский государственный лингвистический университет»

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

Хахалова Светлана Алексеевна

Официальные оппоненты:  доктор филологических наук, доцент, профессор

кафедры прикладной лингвистики ФГБОУ ВПО

«Иркутский государственный лингвистический

университет»

Богданова Светлана Юрьевна

кандидат филологических наук, доцент,

заведующая кафедрой немецкого и французского языков ФГБОУ ВПО «Бурятский государственный

университет», г. Улан-Удэ

Нагуш Наталья Владимировна

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Хакасский государственный

университет им. Н.Ф. Катанова», г. Абакан

Защита состоится «23» ноября 2012 г. в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.071.01 по защите диссертаций на соискание учёной степени кандидата наук, на соискание учёной степени доктора наук в ФГБОУ ВПО «Иркутский государственный лингвистический университет» по адресу: 664025, г. Иркутск, ул. Ленина 8, ауд. 31.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Иркутский государственный лингвистический университет».

Автореферат разослан «___»  октября 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета д. филол. н. Литвиненко Т.Е.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Настоящая диссертация посвящена изучению оценочной метафоры современного немецкого молодёжного языка. 

«Современная социально ориентированная лингвистика стоит перед необходимостью определения закономерностей и особенностей эволюции ценностных смыслов общества в их «вечной» антропологической, культурологической континуальности, … значимости языковой культуры в процессах социализации личности, воздействующего потенциала медийной деятельности на информационное и духовно-нравственное состояние общества» [Серебренникова, 2011: 4].

Молодёжный язык является ярким показателем современного состояния общества и его языка, представляет собой проявление языковой вариативности. Исследование молодёжного языка раскрывает новые грани общенационального языка, взаимообусловленность форм его существования. Стремление исследователей зафиксировать языковые изменения, обусловленные неустойчивостью данной формы языка, представлено в ряде работ [Белянин, 1999; Дубровина, 1980; Зайковская, 1993; Михайлова, 1996; Химик 2000; Henne, 1986; Heinemann, 1991; Schlobinski, 1993; Androtsopoulus, 1998; Neuland, 2008].

Феномен молодёжного языка рассматривается исследователями в разных аспектах: определяются термины, обозначающие молодёжный язык, критерии его выделения, источники пополнения лексического состава, изучаются фразеологические и лексикографические единицы, функционирующие в молодёжном языке, их продуктивные словообразовательные модели. Особого внимания в речеупотреблении молодёжи заслуживают исследования, посвященные особенностям функционирования молодёжного языка в сети Интернет [Сикевич, 1996; Белянин, 1999].

Несмотря на столь широкий диапазон исследований, недостаточно изученной, на наш взгляд, остается метафора молодёжного языка, в частности, ее оценочный потенциал. В данной работе предпринята попытка  исследовать метафорику современного молодёжного языка в процессе социализации и формирования личности, в условиях эволюции ценностных ориентиров общества. Предполагается, что метафора является одним из важных инструментов оценки в ментальной сфере современной молодёжи.

Актуальность настоящего диссертационного исследования обусловлена стремлением человеческого знания осмыслить законы постоянно изменяющейся языковой реальности и постичь закономерности взаимодействия языка, мышления и культуры, в аспекте исследования социальных вариантов общенационального языка.

Цель нашего исследования – определение особенностей функционирования и структурирования оценочной метафоры немецкого молодёжного языка, выявление ценностей современной немецкой молодёжи, выраженных посредством оценочной метафоры.

В соответствии с поставленной целью необходимо решение следующих задач исследования:

  1. Определить содержание понятия «молодёжный язык», проследить его историческое развитие, рассмотреть методы исследования данного феномена.
  2. Рассмотреть специфику функционирования метафорических выражений в двух направлениях: оценка – метафора / метафора – оценка.
  3. Выявить объекты метафоризации немецкого молодёжного языка.
  4. Выявить объекты оценки немецкого молодёжного языка.
  5. Провести анализ основных структурно-семантических типов метафор немецкого молодёжного языка.
  6. Определить основные функции метафор в немецком молодёжном языке.
  7. Определить глубинные смыслы, закрепленные за оценочной метафорой немецкого молодёжного языка.

Методами исследования являются: метод сплошной выборки, метод анкетирования, описательный метод, методы анализа словарных дефиниций, концептуального анализа, контекстуального анализа, метод семантического шкалирования, метод аксиологического анализа,  метод компонентного анализа, метод семиометрического анализа.

Гипотеза научного исследования состоит в том, что в немецком молодёжном языке имеет место оценочная метафора как живая метафора, в которой обнаруживаются динамичные процессы интерпретации ценностных смыслов социума, поддающиеся измерению при помощи средств лингвистического анализа.

Объектом настоящего диссертационного исследования являются именные метафоры немецкого молодёжного языка.

Предмет исследования – немецкий молодёжный язык, зафиксированный в словарях молодёжного языка, на сайтах ряда молодёжных журналов.

Источниками письменной коммуникации в данной работе послужили:

  • современные словари молодёжного языка [Heinemann 1989, 1990; Ehmann 2003, 2005; Duden 2010; Langenscheidt 2010; PONS 2004, 2008, 2009, 2011], в которых зафиксирована лексика, предоставленная издательству школьниками из разных регионов Германии;
  • данные анкетирования, проведенного нами в г. Оснабрюк в августе 2011 года, в котором приняли участие 50 респондентов в возрасте от 14 до 22 лет – учащиеся Профессиональной школы Вестерберг и Общей школы Шинкель города Оснабрюк;
  • языковые материалы, полученные в рамках проектов, посвященных изучению немецкого молодёжного языка, реализованных в университетах Дортмунда, Берлина [www.chatkorpus.tu-dortmund.de, http://www.geisteswissenschaften.fuberlin. de/v/jugend-sprache/Das_Korpus/ Das_JuSpiL-Korpus.html];
  • примеры речеупотребления из немецкоязычных молодёжных чатов и форумов [www.bravo.de, www.maedchen.de, www.chat.de, www.chat4free.de, www.jappy.de, www.knuddels.de, www.schulhofchat.de, www.young-scene.de], основными пользователями которых являются молодые люди.

В качестве источников устной коммуникации нами были использованы записи на аудионосителях, сделанные в ходе исследований языка молодёжи в Независимом университете г. Берлин и предоставленные для нашего исследования г-ном Михаэлем Байсвенгером – руководителем проекта «JuSpiL» («Jugendsprache im Lngeschnitt»). Проект был реализован в период с 2005 по 2008 гг., основным результатом стали аудиозаписи разговоров молодых людей, сделанные в летнем молодежном  лагере г. Берлин. Подростки были извещены об участии в проекте и его целях, но записи были скрытыми и спонтанными, поэтому речь молодых людей можно считать аутентичной. Общий объем данных составил 1 500 метафорических единиц.

Методологической базой настоящего диссертационного исследования послужили положения:

- теории метафоры, где метафора трактуется как языковой знак вторичной косвенной номинации, основанный на переносе форматива с одного денотата на другой по аналогии, по наличию семантического сходства [Хахалова, 1998], как ментальная единица сознания [Лакофф, 2008; Чудинов, 2001];

- теории лингвистической аксиологии, в которой оценка определяется как универсальная категория, объединяющая совокупность лингвистических средств выражения ценностей [Арутюнова, 1984; Вольф, 1985; Ивин, 2006; Карасик, 1991; Кошель, 1986; Маркелова, 1995; Телия 1986; Шейдаева, 1997] и разрабатывающая положение о том, что в языке находят отражение ценностные смыслы общества [Серебренникова, 2008, 2011; Антипьев, 2008, 2011; Викулова, 2008, 2011; Готлиб, 2008, 2011; Даниленко, 2008; Ефимова, 2008; Казыдуб, 2008, 2011; Карыпкина, 2008; Кулагина, 2011; Ладыгин, 2008, 2011; Литвиненко, 2011; Малинович Ю.М., 2011; Малинович М.В., 2011; Плотникова, 2008, 2011; Погодаева, 2008; Сарвари, 2008; Семенова, 2008, 2011; Суслова, 2008; Тарева, 2011; Туманова, 2008; Фофин, 2008; Хахалова, 2008, 2011; Чернигова, 2008; Шарунов, 2008, 2011; Шишмарева, 2008];

- современной социолингвистической теории молодёжного языка, в рамках которой молодёжный язык трактуется как средство устной групповой коммуникации [Михайлова, 1996; Химик, 2000; Heinemann, 1987; Schlobinski, 1993; Ehmann, 2003; Neuland, 2008], как социальный вариант немецкого общенационального языка [Chun, 2007], социолект [Androutsoupolos, 1998];

- социологии, где молодёжь рассматривается как социальная группа общества [Иконникова, 1978; Ковалева, 1999; Лисовский, 1996], выделяемая на основе совокупности возрастных характеристик, особенностей социального положения и обусловленная определенными психофизиологическими свойствами [Кон, 1989].

Теоретическая значимость проведенного нами исследования определяется вкладом в дальнейшее развитие теории метафоры, лингвистической аксиологии, теории коммуникативной социальной лингвистики. Несмотря на существующую в лингвистике разработанность оценочной проблематики в целом [Арутюнова, 1988; Вольф, 1985; Ивин, 1970], конкретные способы выражения оценки в аспектах вторичной (косвенной) номинации, в частности, в языке молодёжи, до настоящего времени не получили достаточного освещения. В этом плане теоретически значимым представляется также ответ на вопрос о роли метафоры для выражения ценностей в языке современной немецкой молодёжи.

Практическая ценность данного исследования состоит в том, что его основные результаты и фактологический материал могут быть использованы в преподавании немецкого языка как иностранного в дисциплинах подготовки бакалавров и магистров лингвистики, в научно-исследовательской работе студентов при написании курсовых и дипломных работ.

Научная новизна исследования: доказано, что метафора может служить инструментом для выявления ценностных ориентиров одной конкретно взятой социально-демографической группы общества, выявлено, что объекты метафоризации в немецком молодёжном языке отражают основные ценностные ориентиры, интересы и потребности современной немецкой молодёжи, определены особенности семантической структуры оценочной метафоры немецкого молодёжного языка.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Метафора является инструментом семиометрического анализа языка одной социальной группы общества. Объектами метафоризации являются ЧЕЛОВЕК, СОЦИУМ, ПОТРЕБНОСТИ, СЕКСУАЛЬНАЯ СФЕРА, объектом оценки является ЧЕЛОВЕК.
  2. Оценочная метафора в данном исследовании актуализируется именными метафорами с мелиоративным значением для выражения симпатии, привлекательности, общительности, энергичности и пейоративным значением для выражения антипатии, протеста, иронии, самоиронии, сарказма.
  3. Оценочная именная метафора структурируется простыми словами, сложными словами (S.+S., V.+S., Adj.+S., Zahlwort+Sub.) и именными словосочетаниями.
  4. Оценочная метафора немецкого молодёжного языка выполняет ряд функций: оценки, социального обособления, семиометрическую функцию. В оценочных метафорах немецкого молодёжного языка находят выражение актуальные ценности: молодость/старость, привлекательность/непривлекательность, высокие интеллектуальные способности/низкие интеллектуальные способности, смелость/трусость. 

Апробация работы: об основных результатах исследования докладывалось на ежегодных научно-практических конференциях преподавателей ВСГУТУ (2009-2012 гг.), молодых ученых ИГЛУ (2008-2011 гг.), на международной Российско-польской научно-практической конференции «Восток-Запад»: аксиологические концепты окружающей среды (герменевтический анализ)» (2010 г.), на международной научно-практической конференции «Иностранные языки в Байкальском регионе: опыт и перспективы межкультурного диалога» (2010 г.), на международной конференции «Инновационные подходы к исследованию языковой вариативности» (2010 г.). По теме диссертации опубликовано 9 работ, в том числе две статьи в рекомендуемых ВАК изданиях. Общий объем публикаций составляет 3,8 печатных листа.

Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии, включающей список научной литературы российских и зарубежных авторов, списка использованных словарей, источников речеупотребления и приложения.

Во введении обоснованы выбор темы и методы исследования, актуальность, научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, цель и задачи исследования, определены положения, выносимые на защиту, описаны структура работы и результаты апробации.

В первой главе «ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ АНАЛИЗА ОЦЕНОЧНОЙ  МЕТАФОРЫ НЕМЕЦКОГО МОЛОДЁЖНОГО ЯЗЫКА» определены ключевые понятия исследования, проведен критический анализ современной литературы по молодёжному речеупотреблению, по теории метафоры и теории ценностей, представлены основные методы исследования молодёжной метафорики.

Во второй главе «ОСОБЕННОСТИ ОЦЕНОЧНОЙ МЕТАФОРИКИ НЕМЕЦКОГО МОЛОДЁЖНОГО ЯЗЫКА» проведен анализ собранного практического материала, репрезентирующий семантическую сферу ЧЕЛОВЕК, раскрыты особенности семантики оценочной субстантивной метафоры, определены основные структурно-семантические типы субстантивной метафоры немецкого молодёжного языка, выявлены основные объекты метафоризации.

В заключении обобщены результаты проведенного исследования, сформулированы выводы, намечены перспективы дальнейшего изучения проблемы оценочных метафор.

В приложении представлены результаты анализа оценочной метафоры в количественном соотношении, результаты анкетирования носителей языка, проведенного в августе 2011 года в г. Оснабрюк (Нижняя Саксония, Германия).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В первой главе диссертации «ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ АНАЛИЗА ОЦЕНОЧНОЙ  МЕТАФОРЫ НЕМЕЦКОГО МОЛОДЁЖНОГО ЯЗЫКА» рассматривается проблема определения молодёжного языка как объекта лингвистического исследования.

На основе анализа исторических предпосылок исследования немецкого молодёжного языка установлена хронология формирования молодёжного языка в период с 16 по 21 вв. Первые сведения проявления молодёжного языка датированы началом 16-го века, во время открытия первых университетов на территории Германии. Период с 16 по 20 вв. характеризуется традицией составления словарей языка студентов. В лингвистике 20-го века наблюдается изменение объекта научных исследований: внимание исследователей переключается с языка студентов на язык учащихся - Schlersprache, Pennalersprache. Бурное изучение феномена языка молодёжи начинается лишь в 20 веке. Период с 1930 по 1960 гг. является лакуной в исследовании молодёжного языка, что обусловлено общественно-историческим развитием Германии этого периода. В 60-е годы 20-го века появляется термин «Teenager-Jargon» (жаргон тинэйджеров). В период 80-90-х годов 20-го века появляются первые подлинно научные работы с учетом принципов социолингвистики и, как следствие, меняется и само понимание особого молодёжного речевого поведения – его возникновение обусловлено не только противостоянием взрослому поколению, но и желанием выразить свое личностное мировосприятие более точно и живо, в отличие от общепринятого языка-стандарта. Внимание к молодёжному языку обусловлено, прежде всего, ростом интереса общественности к молодёжи как наиболее перспективной социальной группе общества [Androutsoupolos, 2003: 308].

Определен статус молодёжного языка: это «устоявшееся, прежде всего, в устной групповой коммуникации средство общения, использующееся молодыми людьми в определенных ситуациях» [Neuland, 2008: 56-57]. Носителей молодёжного языка мы определяем как неоднородную социально-демографическую группу населения в возрасте от 14 до 30 лет, находящуюся на ступени биологической зрелости и переживающую период становления социальной зрелости и социализации, и приобретающую определенные социально-психологические свойства.

Рассмотрены методы исследования молодёжного языка. При традиционном лексикографическом подходе использовались методы научного социолингвистического описания – метод включенного наблюдения, интерпретация, систематизация, классификация, анкетирование, включенная беседа, запись на аудионосители и исследовательские методы – анализ и сопоставление толкований в словарях, контекстный анализ, компонентный анализ, а также метод сравнительно-исторического анализа. Наряду с традиционными методами в современной лингвистике имеют место новые, менее разработанные методы изучения молодёжного языка: метод стилистического описания при анализе Интернет-коммуникации, дискурс-анализа при исследовании молодёжной субкультуры, метод семиометрического анализа при выявлении ценностных установок современной молодёжи.

Анализ вышеуказанных методов позволил установить, что молодёжный язык является средством коммуникации особой социально-демографической группы – молодёжи, для которой характерна неоднородность: возрастные границы, биологическая зрелость, социальная незрелость, социально-психологические свойства возраста от 14 до 30 лет, биологически обусловленные возрастные характеристики, особенности социального положения, потребительская активность, увлечение модой, межличностные отношения – симпатии или антипатии, действия, затрагивающие интересы группы молодых людей в возрасте от 14 до 30 лет, поступки, связанные с чертами характера, отрицательная оценка окружающего взрослого мира, потребности и способности к интимной психологической близости с другим человеком, включая сексуальную близость, адаптивная социализация.

Наряду с существующими особенностями немецкого молодёжного языка следует подчеркнуть, что его аттрактивность определяется присущей ему метафоричностью. Метафора рассматривается как средство выражения оценки. Устанавливается онтологический статус оценочной метафоры. Определено, что метафора немецкого молодёжного языка обладает оценочным значением, является живой метафорой, в которой обнаруживаются динамичные процессы оценивания, поддающиеся измерению при помощи средств лингвистического анализа. Оценочная метафора может быть узуальной и окказиональной, она противопоставляется неоценочной метафоре – мертвой метафоре. Под неоценочной метафорой мы понимаем метафору, обладающую нейтральной оценочностью, в отличие от метафор, обладающих мелиоративной или пейоративной оценочностью.

Во второй главе диссертации «ОСОБЕННОСТИ ОЦЕНОЧНОЙ МЕТАФОРИКИ НЕМЕЦКОГО МОЛОДЁЖНОГО ЯЗЫКА» проведен анализ особенностей структуры и функционирования метафор немецкого молодёжного языка. На основе анализа эмпирического материала доказано, что метафорические единицы соотносятся с четырьмя семантическими сферами (ЧЕЛОВЕК, СОЦИУМ, ПОТРЕБНОСТИ, СЕКСУАЛЬНАЯ СФЕРА). Данные семантические сферы представляют собой объекты метафоризации.

Первой, наиболее широко представленной, является семантическая сфера ЧЕЛОВЕК (43%). Объектами метафоризации внутри нее выступают обозначения частей тела (голова, волосы, лицо, рот, грудь, живот, мужские гениталии), внешнего вида (привлекательность / непривлекательность, полнота / худоба, рост), интеллектуальных способностей (глупость, ум), черт характера человека (трусость, слабохарактерность, своенравность, лень, агрессивность).

Метафоризации чаще всего подвергаются те части тела человека, которые, по мнению подростков, наиболее значимы для них. Так, обозначения головы человека часто замещаются наименованиями следующих предметов: Billardkugel, Deoroller, Kaktus, Krbis, Lampe, Melone, Palme, Rbe, Tomate, Zifferblatt по форме напоминающими голову человека.

Метафоризации подвергаются волосы человека: длинные (Katzenkopfschwester, Fuchs, Matte), грязные (Felleule), жирные (Butterkopf), взлохмаченные (Igel, Kaktuskopf, Palmenwald), прическа ирокез (Schdelgebirge), челка (Pickelvorgang), а также цвет волос (Feuerteufel, Ketchupdeckel, Kupferdeckel).

Лицо с угревой сыпью – насущная проблема переходного возраста, которая также находит свое отражение в молодёжной метафоре (Clearasil-Testgelnde, Hgellandschaft, Landkarte, Streuselschnecke).

Наряду с частями тела активному процессу метафоризации в молодёжном языке подвергается внешний вид человека – важнейшая характеристика для периода молодости. Внешность, ничем не выделяющаяся, не нуждается в специальном выражении. Метафоризации подвергается преимущественно привлекательная внешность, вызывающая у подростков симпатию, положительную реакцию:

  • привлекательность/ непривлекательность:

„Naya meine Freundin is einfach Bombe. Die hat mir gesagt, sie will einen wie mich, der sport treibt, auch mal mit ihr shoppen geht und so…“ [http://community.bravo. de/boards/viewtopic.php].

  • полнота / худоба:

„Ich will nicht so ne Streifbandnudel werden wie du!“ [http://www.maedchen.de/ community.html].

Широко представлены метафоры, обозначающие интеллектуальные способности человека. В качестве основного объекта метафорического творчества немецкого подростка выступает сам человек, поэтому вполне логично, что данная семантическая сфера представлена в языке молодёжи достаточно большим количеством метафорических единиц, которые  можно разделить на две группы, обозначающие:

  • высокие интеллектуальные способности: 

„Volle Sahne, du bist echt 'ne Blitzbirne!“ [HE, 2003: 31].

  • низкие интеллектуальные способности:

„Du bist jetzt ja auch unter die Spaten gegangen?“ [PONS, 2009: 110].

Метафорическое переосмысление в языке молодёжи приобретают лексемы, обозначающие черты характера человека, при этом преобладают метафоры, выражающие отрицательные черты. Среди них:

  • трусость:

Warmduscher [пример из анкеты].

  • любвеобильность:

„Und dann dachte ich schon, er wird nie mit solch nem Golfplatz ausgehen wollen!“  [http://community.bravo.de/boards/viewtopic.php].

Второй по количеству метафорических единиц является семантическая сфера СОЦИУМ (25%). Школа представляет собой важнейший институт социализации личности [Кон, 1989], что находит свое отражение в метафорике молодёжного языка. В качестве наиболее важных объектов метафоризации данной семантической сферы выступают:

  • школа:

„Heute habe ich null Bock auf die Kinderknast!“ [www.schulhofchat.de].

  • учитель:

„Ist dein Fossil nicht so ein abgefuckter Kreidekratzer?“ [HE, 2003: 34].

  • одноклассники: Dudenspicker, Freizeitkiller, Hirnrissbrigade, Schulbankglotzer, Tafelglotzer.

„Der Thomas ist ein voller Tafelglotzer!“ [PONS, 2008: 217].

  • школьные принадлежности:

„Hey, hast du zufllig eine Gehirnprothese nicht mit?“ [PONS, 2008: 215].

Третья семантическая сфера метафорического творчества немецкой молодёжи включает ПОТРЕБНОСТИ (22%).  Потребности трактуются как «нужда или недостаток в чем-либо необходимом для поддержания жизнедеятельности организма, человеческой личности, социальной группы, общества в целом; внутренний побудитель активности» [ФЭС, 1983: 512].

Среди метафорических единиц выявлены несколько групп метафор, относящихся к материальным (ПРОДУКТЫ ПИТАНИЯ, АРТЕФАКТЫ, СРЕДСТВА ПЕРЕДВИЖЕНИЯ, ОДЕЖДА, ДОМАШНИЕ ЖИВОТНЫЕ, ДЕНЬГИ) и духовным потребностям (РАЗВЛЕЧЕНИЯ).

К материальным потребностям относятся: 

  • продукты питания: Affensperma, Affenwurst, Algenfresser, Bauarbeitermarmelade, Bienenkotze, Biotonne, Blattfresser, Blmchenkiller, Blmchenpflcker, Brhpimmel, Dackelwichse, Destillensaft, Edelstoff, Fettmaschine, Fettschlauch, Fressnarkose, Fresspause, Froschbenzin, Gartensalami, Getreidekauer, Karussellfleisch, Kindekoks, Mafiatorte, Phosphatpenis, Russensaft, Vegetarierfrisbee.

„Ich bin was filme angeht eig ziemlich abgestumpft. Ich hab dabei Mafiatorte gefuttert meine mom hat sich fast vor angst bergeben xD Muss ich mehr sagn?“ [http://community.bravo.de/boards/viewtopic.php].

  • артефакты: сигареты (Apothekenfrhstck, Blechbrtchen, Ghettofrhstck, Giftnudel, Grasroulade, Hlsenfrucht, Krebsstbchen, Lungenbrtchen, Lungentorpedo,  Pauseninhalator, Tabakroulade), зажигалка (Taschendrache), наушники (Gehrgangwrmer), пивная упаковка (Herrenhandtschchen - упаковка из шести бутылок, по форме напоминающая дамскую сумочку).

„Weil ja alle gaaanz cool sein wollen. Und dann behaupten ''Nein, ich kann jederzeit aufhren/Ich bin nicht schtig '' *Stirnrunzel*. Sicher und ich bin der Weihnachtsmann. Schon die erste Giftnudel kann schtig machen“ [http://community.bravo. de/boards/viewtopic.php].

  • средства передвижения: велосипеды (Alugurke, Eierfeile, Studentengurke), такси (Besoffenentaxi, Mumienexpress, Schlampenschlepper), легковые автомобили (Asphaltrennscheibe, Bohrkrcke, Blechhaufen, Elefantenschuh, Kasten, Kinderwagen, Mhle, Ofen, Riesenorgel, Rostlaube, Schnittenschaukel, Schrottkarre). 

„Ein Auto auf Kredit zu kaufen, kommt fr mich gleich nach Diebstahl. Ein paar Euros Rcklagen solltest du schon haben, damit es wenigstens fr eine alte Rostlaube reicht, die du selbst bezahlen kannst“ [http://community.bravo.de/boards/viewtopic.php].

  • одежда: нижнее белье (Arschkordel, Arschfax, Eierkneifer, Eierspalter, Raumteiler, Ritzenputzer), низко приспущенные джинсы (Bauarbeiterdekolletee), одежда с глубоким декольте (Belftungsanlage, Briefkasten), колготы (Elefantenleggins, Euterdraht), обувь на высоких каблуках (Gurkenstecher, Spargelstecher), сандалии (Tempelraser), галстук (Vertreterschal).

„Ich stimme zu, dass das richtig s an ihr aussieht und die Frisur mag ich auch irgendwie, aber nicht an mir. (: Was mich strt sind ihre Tempelraser. Die gefallen mir nicht so“ [http://community.bravo.de/boards/viewtopic.php].

  • домашние животные: кошки (Dachhase, Fusshupe, Hafermoped, Kse-Ferrari, Milchtanker, Straenpizza, Taschenratte, Teppichratte, Zeckentaxi), собаки (Asphaltdeko, Asphaltpickel, Beamtenwindhund, Hackenpisser, Rasenmher, Teppichporsche).

„Ein Bild von Hello Mimi. Das ist das Zeckentaxi mit der gelben Schleife und sie trgt sie auf dem rechten Ohr, Kitty hat ihre auf dem linken Ohr …“ [http://community. bravo.de/boards/viewtopic.php].

  • деньги: Fliese, Fliesenleger, Geldigel, Lappen, Lappenwirt, Kies, Knete, Kohle, Muse, Moos, Mpse.

„Sag ihr, dass ihre Idee bld ist. Kinder sind teuer. Mit 13 wird sie wohl kaum genug Kohle haben, um sich eins leisten zu knnen, genauso wenig wie du.
Auerdem wrde sie ihre ganze Jugend wegschmeien, die eigentlich noch nicht mal richtig angefangen hat“ [http://community.bravo.de/boards/viewtopic.php].

К духовным потребностям относятся потребность в принадлежности к социальной группе и потребности в самореализации. Это находит отражение в ряде метафор:

„…es ergab sich, man hat ein Fnf-Finger-Rabatt gestaltet! Und in solch nem Geschft…“ [http://community.bravo.de/boards/viewtopic.php].

Четвертой семантической сферой является СЕКСУАЛЬНАЯ СФЕРА (10%). Ее выделение в качестве самостоятельного объекта метафоризации обусловлено, с одной стороны, наличием достаточно большого количества метафорических единиц, относящихся к этой теме, с другой стороны, актуальностью данной тематической сферы для молодых людей, обусловленной их возрастными и физиологическими особенностями. Это период первого сексуального опыта, первых отношений, в этом возрасте подростки познают столь важную и неизвестную для них сферу. Не удивительно, что для описания и характеризации явлений из сексуальной сферы широко используются метафорические образования.

Анализ эмпирического материала позволил выделить следующие группы:

  • интимная гигиена: дезодорант (Achselfahrrad), пот под мышками (Achselfolie, Achselkaffee, Achselterror), менструальный цикл (Erdbeerwoche, Erdbeerwolke, Fluss), средства женской интимной гигиены (Fotzenstpsel, Goldmine, Ketchupstopper, Patrone, Surfbrett).

„Die sind viel zu teuer. Deine Patrone kostet dort 20 Euro“ [http://community.bravo.de/boards/viewtopic.php].

  • секс: Augensex, Brombeerbums, Elfenknig, Goldstnder, Goldstck, Speichelhockey, Speichelkonferenz, Speicheltanz, Taschenbillard, Vorstufe.

„Ja zum Glck! Er holt nmlich immer gern seinen Goldstnder raus!“ [http://community.bravo.de/boards/viewtopic.php].

  • сексуальный партнер: Brenkiller, Entsafter, Nebegerusch, Bettwrmer, Gummilutscher, Elfenknig, Hinterlader.

„Naja, es ist ja meistens so, dass der Entsafter, der verlassen wird, nicht damit rechnet. Der andere hat es sich halt schon lnger berlegt. Nach einer Kurzschlussreaktion hrt sich das jetzt nicht an“ [http://www.maedchen.de/community.html].

  • артефакты: Achselmoped, Apfeltasche, Arschkrepp, Bettfickling, Bitterschokolade, Einwegstopfer, Geruchswalze, Heuchlerbesen, Kinderberraschung, Lattenmacher, Muschidbel, Nougatfalte,  Popelteppich, Orgasmusbeschleuniger, Radierer, Rammelbeutel, Penisbude, Schwanzmtze, Schweischranke, Stengelhaut,  Tuckerdusche.

„sonstige Bemerkungen: ... hab damit ber 3 Jahre erfolgreich verhtet ohne Kinderberraschung davon. Und ich hatte nach 10 Jahren Einnahmezeit der Pille keine Lust mehr auf blde Hormone“ [http://community.bravo.de/boards/viewtopic.php].

Особенности оценочной метафорики немецкого молодёжного языка позволяют утверждать, что объектом метафорической оценки является ЧЕЛОВЕК. Ряд характеристик человека предстает для молодёжи ценностно значимым.

Оценочное значение метафоры эксплицируется в молодёжном языке посредством частнооценочных номинаций. Метафоры немецкого молодёжного языка являются оценочными. Оценочная метафора концентрирует свое внимание на какой-то определенной характеристике человека, актуализируя периферийные семы его денотативного значения. Оценочная метафора определена как метафора, обладающая оценочным значением, выявляемым методом компонентного анализа. 

В качестве первого критерия мы выделяем оценку физических качеств человека, где метафоризации подвергаются:

  • возраст:

„Von den Milchtten lass ich mich doch bld anquatschen. Schwirr lieber ab!“ (Milchtte – ребенок) [HE, 2003: 93].

  • рост:

„Vor dem Flaschenhals mach ich mir bestimmt nicht in die Buletten!“ (Flaschenhals – низкорослый человек) [http://community.bravo.de/boards/viewtopic.php].

Для молодых людей важны  внешний вид, физическое строение человека, привлекательность, доминантными в данной группе выступают семы schn/unschn.

  • привлекательная внешность:

„Hey Schnecke, geiler Arsch…!“, hr ich gerade noch, bevor ich die Hand auf meinem Hintern spr…“ (Schnecke – симпатичная молодая девушка) [http://community.bravo.de/boards/viewtopic.php].

Область оценочной характеристики моральных качеств человека представлена преимущественно рядом отрицательных черт, доминантная сема – tapfer / feige (смелый/ трусливый). Этическая оценка связана с удовлетворением нравственного чувства.

„Mann, bist du ein Schattengewchs!“ (Schattengewchs – трусливый, неуверенный в себе человек) [HE, 2003: 118].

  • болтливость:

„Guck dir diese Bergdrosseln an!“ (Bergdrossel – болтливый человек) [HE, 2003: 29].

  • отсутствие самоуважения:

„Mit so einem Schleimbeutel will ich nix am Krbis haben!“  (Schleimbeutel – человек, не имеющий чувство собственного достоинства) [HE, 2003: 119].

  • подлость:

„Strt ich, dass Caroline, die ja in den Kreis der "Freundinnen" aufgenommen wurde wieder so ne Giftspritze ist. Irgendwann ist das Thema auch mal ausgelutscht, selbst wenn es etwas in Caroline drin ist, dass dies ausgelst hat“ (Giftspritze – подлый человек) [http://community.bravo.de/boards/viewtopic.php].

  • агрессивность:

„Kampffussel“ (Kampffussel – драчун, агрессивный человек) [PONS, 2008: 77].

  • своенравность:

„Warum geht ihr eigentlich davon aus, dass ER den Charakter der anderen Tuse lieber mag? Vielleicht wr er lieber mit ner dominanten Zicke zusammen“ (Zicke – своенравная девушка) [http://community.bravo.de/boards/viewtopic.php].

  • любвеобильность:

„Gestern Nacht. Er: Deine Brste sind weich wie Watte. Ich: Ach du Romantikbolzen“ [www.maedchen.de/forum/beziehungen]

  • черствость, бесчувственность:

„Der Udo ist ein richtiger Eisbeutel!“ (Eisbeutel – холодный, бесчувственный человек) [HE, 2003: 50].

  • лень:

„Der ist aber ein lulliger Stehgeiger!“ (Stehgeiger – ленивый человек) [HE, 2008: 128].

  • плаксивость, сентиментальность:

„Du heulst ja schon wieder, was bist du denn fr eine Rotzschleuder? (Rotzschleuder – плакса, плаксивый человек)“ [PONS, 2008: 81].

  • неловкость, неуклюжесть:

„Du bist ja ne regelrechte Tulpe“ (Tulpe – неловкий человек) [HE, 2003: 141].

Зона положительной оценки моральных качеств человека, в отличие от отрицательной, представлена только одной чертой. В молодёжной среде значение приобретает такая характеристика человека, как:

  • общительность, энергичность:

„Spiel doch nicht schon wieder so einen wild gewordenen Heizkeks!“ (Heizkeks – заводила) [HE, 2003: 66].

Как свидетельствует анализ языкового материала, оценочная метафора очень часто выражает оценку интеллектуальных способностей человека, что сигнализирует о важности последних на шкале аксиологических ценностей в мировидении немецкого подростка.

В сфере положительной интеллектуальной оценки нами обнаружены лишь несколько примеров, характеризующих интеллектуальные способности человека с положительной стороны. 

„Volle Sahne, du bist echt ‘ne Blitzbirne!“ (die Blitzbirne – умный, смышленый человек) [HE, 2003: 31].

Сфера отрицательной интеллектуальной оценки представлена в языке немецкой молодёжи достаточно широко, отличается многочисленностью номинаций и разнообразием смысловых оттенков.

„Bist du jetzt auch unter die Bodenturner gegangen?“ (Bodenturner –наивный, простодушный человек) [HE, 2003: 32].

Согласно характеру оценочности исследованный материал распределился следующим образом: пейоративная оценка – 70 %, мелиоративная оценка – 19 %, нейтральная оценка – 11 %. Значительное преобладание пейоративной оценки в метафоре обусловлено, с одной стороны, стремлением молодёжи всему дать свою субъективную оценку, и прагматическим эффектом метафоры, ее эмоциональностью, экспрессивностью. С другой стороны пейоративная оценка характерна для молодёжного языка, поскольку с помощью оценочных метафор молодёжь не только дает субъективную оценку объектам действительности, но и выражает сарказм, иронию, а порой самоиронию.

При рассмотрении особенностей семантики оценочной метафоры немецкого молодёжного языка, нами выявлены некоторые закономерности, связанные с характером оценочности: слова, употребленные метафорически, способны менять свой знак оценки, что тесно связано с явлением энантиосемии (от греч. en – «в», anti – «против», sema – «знак») (Банина, 2001). В таких случаях изменения в семантике оценочной метафоры зачастую зависят от контекста, где метафора подвергается двойному семантическому преобразованию: во-первых, актуализируется оценочная сема метафоры, путем замещения архисемы периферийной оценочной семой, во-вторых, оценочность  метафоры изменяется с положительной на отрицательную или нейтральную и наоборот.

„Ich htte dieses Schnitzel gerne aufgegessen!“ (Schnitzel – симпатичный юноша) [PONS, 2008: 132].

Лексема das Schnitzel (dnne Scheibe Kalb -, Schweine-, Puten- oder Hhnchenfleisch, die (oft paniert) in der Pfanne gebraten wird [Duden, 1985]), обладающая нейтральной оценочностью, в результате метафоризации приобретает в языке молодёжи положительную оценочность.

das Schnitzel  1. шницель (0)

  2. симпатичный молодой юноша (+)

Другая характерная особенность метафорики языка немецкой молодёжи – семантические сдвиги (семантическое рассогласование) метафор. Суть семантического рассогласования заключается в несовместимости денотативных значений компонентов метафоры с позиции реальных отношений между предметами.

В качестве примера можно привести метафору Fresshhle (рот), образованную путем сложения двух компонентов: основы глагола fressen – «есть» (о жив.)  и существительного die Hhle – «пещера», приобретающую пейоративную оценку: реальное денотативное значение компонентов метафоры несовместимо, и, как результат, происходит семантическое рассогласование компонентов сложной метафоры.

Языковой анализ молодёжной метафоры позволил провести ее структурно-семантическую классификацию. В структуре метафорики преобладают имена существительные:

  • простые слова:

„Der Igel schaut vielleicht abgedreht aus!“ [HE, 2003: 70].

  • сложные слова (Komposit(ions)metaphern) [Fleischer, Barz, 1995: 99], которые составляют наибольшую группу выявленных нами субстантивных метафор молодёжного языка:

„Der Udo ist ‘n  richtiger Eisbeutel!“ [HE, 2003: 50] – (S.+S.).

„Gnn deinem Fressbrett doch mal einen kleinen Durchhnger!“ [PONS, 2008: 43] – (V.+S.).

Ich soll noch fr die heutige Party mehr Edelstoff  besorgen [PONS, 2009: 33] – (Adj.+S.).

Mit so ‘nem Dreitonner willst du mich connecten? [HE, 2003: 45] – (Zahlwort+S.).

  • метафорысловосочетания, которые относятся к единицам вторичной косвенной номинации и рассматриваются … «в качестве синтагматических образований, реализующихся в пределах более чем одной бинарной синтагмы вне предикативных отношений»:

Der hat nicht mehr alle Nadeln auf der Tanne! [HE, 2003: 96].

В процессе анализа метафор молодёжного языка выявлено, что они представлены преимущественно именами существительными (98 %), что коррелирует с утверждением Эрбена о том, что имена существительные составляют большую часть словарного состава немецкого языка, примерно 50-60% [Erben, 1980: 124].

Анализ метафорики современного немецкого молодёжного языка позволил выявить также актуальные ценности и антиценности современной молодёжи Германии. Подчеркнем, данный аспект не претендует на полноту, а отражает лишь некоторые оппозиционные ценностные установки, выявленные путем анализа оценочной метафоры: так, положительной ценностью для немецкой молодёжи обладает молодость, как жизненная фаза в развитии человека [Kindergartenschwnzer]. Молодость ассоциируется со здоровьем, свежестью жизненных сил, что обуславливает эстетическую оценку метафоры положительного свойства. Соответственно, антиценностью выступает старость, выраженная метафорами, в семантической структуре которых присутствует пейоративная оценочная сема [Friedhofsgemse, Nebelkrhe, Schrumpelrose, Sechsbeiner].

Особую ценность для молодёжи представляет внешний вид человека. Данная ценность характерна не только для представителей молодёжного слоя, но и для всего социума в целом, но молодёжь относится к данной семантической сфере с особым трепетом, демонстрируя тем самым свой неподдельный интерес. В семантике метафор данной сферы выявлены единицы с ярко выраженной отрицательной оценочностью: ср., полный человек (Bolle, Bratwurtsfriedhof, Mehlbeutel); худощавый человек (Hautstnder, Knochenschleuder, Strohhalm). Положительную оценочность, соответственно, приобретает привлекательная внешность (Schnecke, Schleckrosine), здоровый вид (Actimel).

Будучи достаточно широко репрезентированной, семантическая сфера интеллектуальных способностей человека также сигнализирует о ее значимости на аксиологической шкале в мировидении современной немецкой молодёжи. Анализ оценочных метафор, семантически соотнесенных с данной референциальной сферой, свидетельствует о том, что отрицательной ценностью обладают такие характеристики человека, как глупость, неразумность, отсутствие ума (Bodenturner, Halbbomber, Hasenhirn) – низкие интеллектуальные способности. Соответственно, положительную ценность приобретают ум и сообразительность (Leuchte, Leuchtturm, Heizkeks) – высокие интеллектуальные способности человека. Быть умным, сообразительным, смышленым, обладать светлым умом – такие характеристики человека оцениваются молодёжью положительно.

Трусость как моральное качество человека представляет для молодёжи антиценность. Молодёжное речеупотребление свидетельствует о том, что метафоры, обозначающие трусливого человека, содержат,  наряду с отрицательной оценочностью, также иронию и сарказм (Beckenrandschwimmer, Schattenparker, Sockensortierer, Stofflwe, Warmduscher), тем самым характеризуя человека, неспособного совершать смелые поступки, малодушного и нерешительного. На наш взгляд, бытие современной молодёжи обуславливает ее интерес к данной семантической сфере, поскольку подростку приходится порой демонстрировать свою смелость для завоевания своего авторитета в кругу сверстников, а также то, как они сами видят и оценивают себя и других.

Анализ языкового материала показал, что в оценочной метафоре отражается креативность творческого мышления молодых людей, динамика оценки с определенной долей иронии, самоиронии, сарказма по отношению к себе и другим. В оценочной метафоре находят выражение изменчивые процессы интерпретации ценностных смыслов, которые поддаются измерению и лингвистическому диагностированию.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях:

  1. Аюшеева, С. Н. Метафоры немецкого молодёжного языка [Текст] / С. Н. Аюшеева, С. А. Хахалова // Вестник Бурятского государственного  университета. Серия Романо-германская филология. Улан-Удэ: БГУ, 2010-2011. Выпуск 11. С. 112-117 (0,7 п.л.).
  2. Аюшеева, С. Н. Моделирование языковой метафоры в немецком молодёжном языке [Текст] / С. Н. Аюшеева // Вестник Иркутского государственного лингвистического университета. Серия Филология. Иркутск: ИГЛУ, 2011. № 2. С. 136-143 (0,8 п.л.).
  3. Аюшеева, С. Н. Молодёжный язык в немецкой лингвистике [Текст] / С. Н. Аюшеева // Современные лингвистические теории: проблемы слова, предложения текста: сборник научных статей. – Иркутск: ИГЛУ, 2008. – С. 28-32 (0,3 п.л.).
  4. Аюшеева, С. Н. Основные характеристики молодёжного дискурса [Текст] / С. Н. Аюшеева // «Восток-Запад»: аксиологические концепты окружающей среды (герменевтический анализ): сборник материалов международной Российско-польской научно-практической конференции. – Улан-Удэ: ВСГТУ, 2010. – С. 61-65 (0,3 п.л.).
  5. Аюшеева, С. Н. Проблематика особого речевого поведения молодёжи: история и современность [Текст] / С. Н. Аюшеева // Иностранные языки в Байкальском регионе: опыт и перспективы межкультурного диалога: сборник международной научно-практической конференции. – Улан-Удэ: БГУ, 2010. – С. 124-127 (0,5 п.л.).
  6. Аюшеева, С. Н. Метафора как средство лексико-семантической вариативности молодёжного дискурса [Текст] / С. Н. Аюшеева // Инновационные подходы к исследованию языковой вариативности: сборник научных трудов по материалам российско-германской научно-практической конференции. – Иркутск: ИГЛУ, 2011. – С. 218-222 (0,3 п.л.).
  7. Аюшеева, С. Н. Особенности концепта «ШКОЛА» в метафорике языка немецкой молодёжи [Текст] / С. Н. Аюшеева // Актуальные вопросы теории и практики филологических исследований: материалы международной научно-практической конференции. – Пенза-Москва-Решт: Социосфера, 2011. – С. 167-169 (0,4 п.л.).
  8. Аюшеева, С. Н. Доминантные метафорические модели в языке немецкой молодёжи [Текст] / С. Н. Аюшеева // Новые достижения европейской науки 2011: материалы VII международной научно-практической конференции. – София: Академия, 2011. – С. 40-44 (0,3 п.л.).
  9. Ayusheeva, S. N. Metapher in der deutschen Jugendsprache [Text] / S. N. Ayusheeva // Die deutsche Sprache: eine Sprache der Freundschaft, des interkulturellen Verstndnisses, der akademischen Zusammenarbeit sowie der wissenschaftlichen und wirtschaftlichen Kooperation. – Ulan-Ude: BGU, 2012. – S.46-48 (0,2 п.л.).



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.