WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ПИОНТЕК Барбара Мария

ОБЩЕЯЗЫКОВЫЕ ФАКТОРЫ

ГЕНЕЗИСА ИДЕОЛОГЕМЫ

КАК КАТЕГОРИИ

ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИНГВИСТИКИ

(на материале польского и русского языков)

Специальность 10.02.20 – сравнительно-историческое,

типологическое и сопоставительное языкознание

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва – 2012

Работа выполнена на кафедре славянских языков и культур факультета иностранных языков и регионоведения Московского государственного университете имени М.В. Ломоносова

Научный руководитель:

доктор филологических наук, доцент

Кульпина Валентина Григорьевна

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор

Ананьева Наталия Евгеньевна,

профессор Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

доктор филологических наук, доцент

Исакова Лидия Дмитриевна,

профессор Московского государственного лингвистического университета

Ведущая организация:

Государственная академия славянской культуры

Защита состоится «____»_____________ 2012 г. в _______ на заседании диссертационного совета Д 501.001.004 при Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова по адресу: 119192, г. Москва, Ломоносовский проспект, д. 31, корпус 1, факультет иностранных языков и регионоведения, ауд. 107-108.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке МГУ имени М.В. Ломоносова.

Автореферат разослан «____» _____________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета  Е.В. Маринина

Общая характеристика работы

Изучение средств выражения идеологического и политического со­держания, к которым относятся и идеологемы, представляет собой в наши дни особое направление языковедческих исследований, получившее название политическая лингвистика. В рамках данного направления исследователи стремятся дать адекватное описание всех аспектов функционирования языка как составляющих языка политики: его лексической, фразеологической, грамматической, лингвокультурной и ком­муникативной сторон1

. Важным элементом языка политики являются идеологемы – идеологические концентрированные результаты интеллектуально-мыслительной деятельности, являющиеся продуктом и средоточием социокультурной жизни общества. Часть из них особенно актуальна для наших дней, будучи их характерной приметой, часть уходит в пассивный запас, но определенная часть идеологем составляет костяк, имеющий непреходящую этносоциокультурную и языковую ценность для данного социума – народа, этноса или региона. Развивающееся направление современного языкознания цивилизационная лингвистика, исследующая звенья, связующие развитие языка с цивилизационным развитием, также является важной основой исследования идеологем с точки зрения их зарождения и развития в связи с цивилизационной эволюцией социума.

Актуальность и степень научной разработанности проблемы. Настоящая диссертация посвящена исследованию идеологем в русле политической и цивилизационной лингвистики, являющихся актуальными областями современного языкознания. Политическая лингвистика и цивилизационная лингвистика, базирующиеся на достижениях современного языкознания, вобрали в себя также категории таких дисциплин гуманитарного цикла, как история, философия и социология (см.: [З.Р. Палютина 2005]). В польском и в российском языкознании накоплен значительный фонд трудов в области исследования идеологем2

. Идеологема в реферируемой диссертации рассматривается как инструмент познания человеком окружающей социальной действительности и как определенное достижение породившей ее личности или социума. Идеологемы исследуются как ключевые лексические и коммуникативные единицы общественно-политического дискурса и как средства идеологического и политического влияния на социокультурную деятельность общественности и сплочения социума вокруг категории общественного блага.

Актуальность диссертационного исследования проистекает из распространенности в современном мире общественно-политических текстов и необходимости их изучения на новой концептуальной базе лингвистического когнитивизма в плане их познавательной ценности и значимости как средств, организующих общественно-политичес­кую жизнь. Особая актуальность исследования вытекает из его сопоста­вительного характера на материале близкородственных русского и польского языков в плане представленности в общественно-политическом дискурсе обоих языковых ареалов, с одной стороны, идентичных ценностей, связанных с принадлежностью к одному цивилизационному кругу, и с другой стороны – выделения специфических лингвокультурно и социально релевантных идеологических понятий, функционирующих лишь в одном из рассматриваемых языков.

Актуальность исследования связана также с тем, что проблемы универсального и специфичного, символического и аксиологического в сфе­ре распространенных идеологических понятий в общественно-поли­ти­ческом дискурсе Польши и России изучены недостаточно. Предыдущими исследованиями не было установлено соотношение идеологемы и концепта. Не была в достаточной мере изучена функциональная нагруженность идеологем. Не были проведены сопоставительные исследования идеологем польского и русского языков. Проблемы перевода идеологем на материале русского и польского языков не являлись предметом отдельного исследования.

Степень научной разработанности проблемы на сегодняшний день является недостаточной. Несмотря на большое количество публикаций, посвященных исследованию идеологем, сама трактовка понятия идео­логемы является достаточно дискуссионным вопросом. Не определен состав идеологем и не выработана их типология. Недостаточно разработаны проблемы генезиса идеологем и хронологизационных аспектов их функционирования на оси времени. Недостаточно изучена связь генезиса идеологем, их лингвокультурной, этнолингвистической и коннотативной специфики с их переводом. Недостаточно освещены антропоцентрические аспекты генезиса идеологем. Не ставилась задача сопоставительного анализа идеологем-интернациона­лизмов, иде­ологем-реалий, идеологем-эпонимов и др. идеологемических формаций с точки зрения их интенсионала и сферы функционирования на материале двух близкородственных языков. Различия в интерпретации идеологемической лексики могут приводить к недопониманию этих ключевых понятий и в результате – к асимметричному восприятию публицистического дискурса как внутри страны, так и в ходе международных контактов.

Гипотеза настоящей диссертации заключается в предположении, что идеологема в своем содержании и функциональной реализации является носителем конструктивной и консолидирующей определенный этносоциум идеи, будучи гипонимической структурой по отношению к соответствующему идеологическому концепту-гиперониму.

Объектом исследования в диссертации являются идеологемы польского и русского языков как ключевые аксиосимволические понятия общественно-политического дискурса.

Исследовательским материалом послужили тексты средств массовой информации на польском и русском языках, тексты научных работ, посвященных СМИ, в которых содержатся и/или обсуждаются идеологемы, тексты по истории Польши и России, художественная литература, а также лексикографические источники: толковые словари общелитературного языка, энциклопедические издания, двуязычные польско-русские и русско-польские словари, специализированные словари, тематически связанные со СМИ. В диссертации проанализировано 280 идеологем польского и русского языков.

Предметом исследования является сопоставление функционирова­ния идеологем в русском и польском общественно-полити­ческом дискурсе с точки зрения выявления 1) генезиса идеологем, а также 2) глобально-универсальных, 3) конвергентных и 4) контрастивных, этноспецифических для обоих рассматриваемых языковых ареалов, функциональных аспектов анализируемых идеологемических лексических и ком­­муникативных единиц как своего рода мыслеобразующих феноменов.

Целью диссертационного исследования является установление генезиса идеологем, понимаемого как экспликация условий их зарождения и путей развития. Хотя список идеологем открыт и неисчерпаем для каждого из рассматриваемых языков, данное диссертационное иссле­до­ва­ние ставит своей целью в ходе сопоставительного анализа обратить вни­мание на трудности восприятия целого ряда идеологем в обоих языковых ареалах.

Поставленная цель реализуется через решение следующих задач:

  1. Всестороннее описание репрезентативной выборки современных идеологем русского и польского языков и их функционирования в синхронии.
  2. Теоретическое обоснование правомерности применяемого в работе критериального подхода к изучению идеологем.
  3. Презентация идеологем предшествующих эпох в процессах их зарождения, развития, превращения в уходящие лексические единицы и исчезновения из языка или, напротив, приобретения качеств основного словарного фонда языка.
  4. Проведение анализа языковых механизмов порождения идео­логем.
  5. Изучение когнитивного измерения идеологем польского и рус­ского языков.
  6. Описание функциональной нагруженности идеологем через приз­му политической лингвистики.
  7. Осуществление сопоставительного анализа идеологем: 1) через установление параллелей в развитии идеологем-аналогов, 2) посред­ством выявления семантически асимметричных идеологемических формаций польского и русского языков, которые являются лишь созвучными, омонимичными в отношении друг друга, 3) через выявление нюансов перевода групп идеологем.
  8. Выявление насущных проблем перевода идеологем на основе сопоставительного анализа и осуществление поиска их решения посредством изучения существующей традиции перевода.

Методологической основой диссертационного исследования является система понятий, выработанных современной лингвистической семантикой, сопоставительным языкознанием, когнитивной лингвис­тикой. Методологическими ориентирами послужили такие ответвления языкознания, как этно- и социолингвистика, лингвокультурология, теория перевода, политическая и цивилизационная лингвистики.

В работе использовалась методология исследования, базирующая на основных категориях политической лингвистики, на теории лекси­ческих классов В.Г. Кульпиной, на категориях цивилизационной лингвистики З.Р. Палютиной, на концептологии как направлении когнитивных исследований. Основой данной методологии являлись в диссертации следующие комплексные методы исследования выдвинутых в работе задач:

–        метод сопоставительного анализа, выработанный в сопоставительном языкознании славянских языков и позволяющий вскрыть конвергентные и дивергентные лингвистические, этно- и социолингвистические явления и факты в функционировании идеологем, а также сформировать методы перевода идеологем,

–        метод лингвокогнитивного анализа, позволяющий выявить роль идеологем в формировании языковой и общественно-политической картины мира на основе анализа соотношения общественно-полити­чес­ких концептов и идеологем,

–        применялись также методы контекстуального анализа, функционального анализа, контент-анализа и др.

Теоретической основой диссертации послужили труды отечественных и зарубежных ученых в области лексической семантики Ю.Д. Апресяна,  Е. Бартминьского, Р. Гжегорчиковой, Р. Токарского, когнитивной лингвистики А. Вежбицкой, С.Г. Воркачева, В.И. Карасика, Е.С. Кубряковой, Ю.С. Степано-ва, политической лингвистики А.Н. Баранова, М.М. Бахтина, Е. Бральчика, М.Н. Володиной, Г.Ч. Гусейнова, Т.Г. Добросклонской, С. Дубиша,  Ю.Н. Кара-улова,   Н.И. Клушиной,   В. Писарека,   А.П. Чудинова,    лингвокультурологии В.Г.  Костомарова,  С.Г. Тер-Мина­совой, теории перевода И.С.  Алексеевой, В.Г. Гака, Н.К. Гарбовского, В.А. Татаринова, В. Хлебды.

Проблематикой общественно-политического дискурса, политичес­кой лингвистики и идеологем занимались следующие ученые в России:  А.Н. Баранов, М.М. Бахтин, Э.В. Будаев, М.Н. Володина, Г.Ч. Гусейнов, Т.Г. Добросклонская, С.А. Журавлев, Ю.Н. Караулов, Н.И. Клушина,  И.М. Кобозева, В.Г. Кульпина, В.М. Мокиенко, А.П. Чудинов, и в Польше: Б. Бартминьски, Е. Бральчик, С. Дубиш, М. Кохан, Б. Малишевски, К. Ожуг, В. Писарек, Э. Сенковска и др.

Достоверность и обоснованность результатов исследования является итогом изучения обширной теоретической литературы предмета, анализа большого массива текстов средств массовой информации и текстов, посвященных СМИ, на польском и русском языках, а также большого количества исторических и лексикографических источников.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в установлении новых подходов к изучению идеологем. Впервые анализировались проблемы межъязыкового сопоставления идеологемических формаций на обширном материале близкородственных польского и русского языков. Был значительно развит понятийно-терминологический аппарат исследования идеологем за счет установления параметров их анализа и выделения их признаковых характеристик. Были выработаны критерии принадлежности к лексическому классу идеологем. Был поставлен и выявлен целый ряд проблем перевода идеологем с польского языка на русский и с русского языка на польский и источников его оптимизации. Были проанализированы проблемы лексикографического описания идеологем и источники его совершенствования. Установление генезиса целого ряда идеологем рассматривалось в качестве теоретически релевантного процесса приобретения словом идеологически значимых функций.

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в первую очередь в разработке актуальной проблематики ключевых единиц общественно-политического дискурса – идеологем, в выработке признаков и критериев принадлежности к классу идеологем и на этой основе – в установлении границ класса, структурно-семантических типов идеологем, в экспликации типа соотношения между политическими концептами (стереотипами) и идеологемами, в разработке оснований типологии и классификации идеологем, в установлении базовых положений при исследовании генезиса идеологем. Была описана функциональная нагруженность идеологем в аспекте политической лингвистики. Были выявлены этно- и социолингвистические несоответствия и специфичность идеологем польского и русского языков. Теоретическая значимость диссертации заключается также в разработке ряда проблем теории перевода на основе установления переводной эквивалентики таких типов идеологем, как названия государства, реалии, интернационализмы, историко-культурно специфические лексические единицы и др., с целью повышения эффективности перевода.

Практическая ценность диссертации заключается во всесторонней, в синхронии и диахронии, разработке понятия идеологемы в качестве ключевого понятия общественно-политического дискурса. Разработка данного понятия  1) создает основу для чтения спецкурсов и ведения спецсеминаров по проблемам непосредственно идеологемической лексики в общественно-политическом дискурсе, 2) может составить часть курса политической лингвистики, 3) может стать важным элементом курса стилистики на филологических факультетах и факультетах иностранных языков, а также курсов культурологии, регионоведения, социологии и политологии на соответствующих факультетах, 4) может быть использована для создания «Польско-русского толкового словаря идеологем». Материалы диссертации нашли свое применение при создании ряда программ учебных курсов для славистов Факультета иностранных языков и региноведения МГУ имени  М.В. Ломоносова.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Идеологема является сложным мыслительным образованием с неоднородной формальной и семантической структурой, воспро­изво­ди­мым в устойчивой форме, имеющим целостное идеологическое значение и обладающим социокультурной и исторической значимостью для данного социума.
  2. Теория идеологемы является частью понятийно-терминоло­ги­чес­кого аппарата политической лингвистики, ее базовым элементом.
  3. Корпус идеологем является необходимой и важнейшей стратой общественно-политического дискурса, его ключевыми единицами и сре­доточием идейного, культурно-исторического и идеологического содер­жания.
  4. Идеологемы, будучи идейным продуктом культуротворческой деятельности этносоциума, способствуют формированию устойчивых идеологических стереотипов, объединяющих данное сообщество.
  5. Существует прямая связь идеологем с идеологическими и мо­рально-этическими концептами. Характер этой связи является гипо-гипе­­ронимическим. Идеологемы в хронологическом и ситуативном пла­не конкретизируют концепты-гиперонимы; содержание идеологем инкорпорируется концептами в качестве видовых элементов.
  6. Типология идеологем является производной от их семантических, структурных, стилистических, коннотативных, ассоциативных и когни­тивных особенностей.
  7. В основе генезиса идеологем находятся ключевые общественно-политические события и места, где они совершаются, ключевые лич­ности, вершащие историю, и их крылатые высказывания, важные социальные и природные реалии и артефакты, выдвигающиеся на роль смыслообразующих факторов общественной жизни.
  8. Языковая объективация идеологемического содержания совершается исключительно в соответствии с общеязыковыми механизмами, которые затем в идеологемической сфере обрастают определенными идеологемическими коннотациями.
  9. Генезис идеологем есть результат культуротворческой и социо­лингвистической деятельности человека, продукт социальных и аксиосистем, цивилизационного развития, эволюции человеческого мышления в языковых формах.
  10. Благодаря наличию языковых сегментов, выявляемых в языке по интенционально-феноменологическому принципу, сопоставительный анализ идеологем принципиально возможен; он осуществляется на основе тематической, структурно-семантической и контенсивной типоло­гизации идеологем как лексических и коммуникативных единиц общественно-политического дискурса польского и русского языков.
  11. Знание генезиса идеологем помогает правильно определить их историко-культурные координаты, место в современной социальной жизни и тем самым установить верные алгоритмы переводческого процесса и достичь высокого уровня качества перевода.

Апробация проведенного исследования. Основные положения, ход и результаты диссертационного исследования были обсуждены на семи научных конференциях: 1) «Пушкинские чтения». Юбилейная конференция к 200-летию со дня рождения А.С. Пушкина. Москва, Государственный институт русского языка им. А.С. Пушкина, 2 июня 1999 г.; 2) «Русистика ’99». Международная кон­ференция, посвященная двухлетию Общества вьетнамских русистов и Дню учителя Вьетнама, Москва, Государственный институт им. А.С. Пушкина,  18 ноября 1999 г.; 3) «Виноградовские чтения. Прагматические аспекты грамматической и лексической семантики». Научная конференция. Москва / Государственный институт русского языка им. А.С. Пушкина, 2 февраля  2000 г.; 4) «Актуальные проблемы психологии и лингвистики»: Материалы  4-ой Всероссийской Школы молодых лингвистов (Пенза, 22-25 марта 2000 г.) / Пензенский государственный педагогический университет им. В.Г. Белинского; Институт языкознания РАН; 5) «Россия и Запад: Диалог культур».  XIII Международная конференция / Москва, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, 26-28 ноября 2009 г.; 6) Ломоносовские чтения Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, секционное заседание кафедры славянских языков и культур Факультета иностранных языков им. М.В. Ломоносова / Москва, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, 21 апреля 2010 г.; 7) Международная молодежная межвузовская конференция «Роль славянской молодежи в процессе устойчивого цивилизационного развития». Институт славяноведения РАН, Государственная академия славянской куль­туры и др. / Москва, Московский Дом национальностей, 27 мая 2011 г.

По материалам исследования опубликовано 17 работ, в том числе четыре статьи в рецензируемых журналах.

Структура и объем диссертации. Диссертационное исследование состоит из «Введения», трех глав, а также «Заключения» и «Списка использованной литературы» (229 наименований). Текст диссертации изложен на 205 страницах. Общий объем диссертации 228 страниц.

Основное содержание диссертации

Во Введении дается обоснование актуальности исследования, формулируются цели и задачи работы, характеризуются мето­дологические основы, научная новизна, теоретическая и практичес­кая значимость полученных результатов, показывается степень изученности проблематики, приводятся теоретические и лексикографические источники, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Место категории идеологемы в понятийно-терминологическом аппарате современной политической лин­гвистики» дается описание объекта и предмета анализа, языковых механизмов формирования идеологем, концептуальных основ исследования, освещается проблематика соотношения идеологемы и концепта, устанавливается типология идеологем, описываются их структурно-семантические типы, излагается сущность критериального подхода к изучению идеологем, выявляются критерии выделения идеологем, на основании которых устанавливаются границы класса, дается их контенсивная классификация, описывается традиция лек­сико­графичес­кой фиксации идеологем.

Идеологемы могут получать разные терминологические номинации: идеологический знак, идеологическое слово, политический термин, слово-ключ, ключевое слово. Но независимо от обозначающих их номинаций самым главным признаком идеологем является то, что они являются носителями важных для общества идей и средоточием общественно-политического дискурса, носителями идеологического компонента.

С помощью определения идеологем как устойчивых по форме, легко воспроизводимых лексических единиц, обладающих целостным идео­логическим значением, имеющих общественно-культурную и историческую значимость для данного этноязыкового сообщества: вневременную (у идеологем, прочно укоренившихся в этноязыковом сознании народа) или ограниченную хронологически определенным периодом существования данного этноязыкового сообщества, устанавливается статус теории идеологем в понятийно-терминологи­чес­ком аппарате политической лингвистики, а изучение идеологем выводится на дисциплинарный уровень как двуфокусной категории: в онтологическом и гносеологическом аспектах.

Идеологемы представляют собой застывшие в определенном вер­бальном облике общественно важные идеи и являются их кратким языковым переложением. Их отличает концептуальный характер, проявляющийся в том, что они обращены к ведущим общественно-полити­ческим и морально-этическим концептам данного этноязыкового сообщества.

В то же время идеологемы несводимы к концептам, так как кон­цепты являются языковыми единицами более абстрактного уровня, чем идеологемы и инкорпорируют идеологемы в качестве родового понятия-гиперонима (ср. революция как гипероним в отношении идеологем бархатная революция, Октябрьская революция, оранжевая революция, революция гвоздик).

Весьма продуктивным для типологии идеологем оказывается кри­териальный подход. Такой подход обеспечивает распознавание идеологем в любых структурно-семантических модификациях, независимо от их словообразовательной, синтаксической и лексико-семантической ипостаси, а также гарантирует непротиворечивое отделение идеологем от других лексических единиц, функционирующих в общественно-по­ли­тическом и других типах дискурса.

Среди критериев имеются как структурно-фор­мальные, статистические, так и семантические и концептуальные. К статистическим критериям относятся употребительность и частотность идеологем в общественно-политическом дискурсе. Воспроизводимость идеологем в устойчивой форме квалифицируется как их формальный признак, обеспечивающий их узнаваемость. Такие признаки идеологем, как употребительность и частотность, рассматриваются как результат их общественно-полити­чес­кой значимости.

Cвойство многократной повторимости, эффектность и броскость идеологем обеспечивают их фиксацию в памяти носителей языка и в то же время понятность (транспарентность). Распознаваемость идеологем обеспечивается также их особыми валентностными свойст­вами присоединять к себе в дискурсивной цепи определения-маркеры типа глобальный, европейский, национальный, региональный, цивилизационный и выступать с ними как единое идеологемическое целое (например, национальный проект, европейский дом).

В качестве важнейшего содержательного признака идеологем рассматривается наличие конструктивной идеи, а также их концептуальный характер, проявляющийся, в частности, в их обращенности к абстрактным понятиям, их семантическая сложность, иногда семантическая расчлененность. Признак дефинируемости идеологем характеризуется как проекция их концептуального характера.

В главе выделяются и другие признаки, характеризующие отдельные груп­пы идеологем: гипо-гиперонимический характер идеологем; символический характер идеологем; пла­катно-ло­зунговый характер идеологем; способность к образованию аббревиатур и сложносокращенных слов; способность выступать в качестве заголовка или в составе заголовков текстов разных жанров.

Идеологемы представляют собой лексический класс, и на них распространяются все характеристики лексического класса, как-то: межчастеречный характер, объединение в лексический класс на основе интегративной семы по интенционально-феноменологическому принципу, базирующемуся на языковой традиции и исследовательской интуиции как результате лингвистического опыта.

Идеологемы формируются на основе общеязыковых механизмов: словообразования, в том числе через порождение эпонимов, универбизации, аббревиации, метафоризации, метонимизации, олицетворения, перифразиро-вания и др.

В главе дается контенсивная классификация идеологем в дискурсивном аспекте. Основанием классификации является содержательная сторона идеологем как языковых знаков. Данный тип презентации идеологем ставит своей целью упорядочить идеологемы по этнолингвистическому и историко-культурологическому принципам, а также по территориально-политичес­кому и хронологическому признакам.

По этнолингвистическому и историко-культурологическому принципам среди идеологем были выделены следующие группы: событийные идеологемы – для них характерна обращенность к какому-либо событию, важному или даже судьбоносному для данного народа или этноса, например, война 1812 года, битва под Бородино и др. В польском языковом ареале большую значимость имеют bitwa pod Grunwaldem ‘Грюнвальдская битва’ и bitwa pod Monte Cassino ‘битва за Монте Кассино’; процессуальные идеологемы указывают на длительность протекания каких-либо процессов и событий, например, оттепель, пражская весна; идеологемы – государственные символы – к ним относятся символы государственной власти – герб, флаг и гимн; антропонимические идеологемы, охватывающие актуальные и исторические имена людей, например, Железная леди – польс. elazna Dama; топонимические идеологемы, обозначающие названия городов, государств и других отрезков территорий, приобретших символическо-идеологемическую значимость: Северная Пальмира, kraj nad Wis – букв. ‘страна на реке Висла’; идеологемы – названия организаций, предприятий, например, Евросоюз, Днепрогэс.

По признаку территориального охвата и сферы распространения среди идеологем были выделены: 1) международные идеологемы-интернационализмы – политические и идеологические понятия, известные во всех странах – например, глобализация – польс. globalizacja, мультикультурализм – польс. wielokulturowo; 2) общеевропейские идеологемы – понятия, распространенные в странах Евросоюза и в целом в Европе: европеизация – польс. europeizacja, зона евро – польс. strefa euro;  3) общенациональные идеологемы – понятия, общие для обоих рассматриваемых ареалов (польского и русского), например, метафорическое переосмысление термина красного цвета как связанного с левым крылом: красные – польс. czerwoni; 4) внутринациональные идеологемы, распространенные и понятные лишь в одной из стран анализируемых языков, например: национальный проект и biao-czerwony ‘бело-красный’ – связанный с цветами польского флага и национальным самосознанием поляков; 5) идеологемические понятия районно-регионального масштаба: Большая Москва, подземная урбанизация и др.

Таким образом, среди идеологем имеются понятия, определяющие общие тенденции общественного развития в мире в целом, в Европе, в данной конкретной стране, России, в Польше, в данном регионе, районе.

Особого внимания заслуживают аспекты функционирования идеологем на оси времени. По хронологическому признаку были выделены: 1) идеологемы нашего времени, то есть обращенные к современности: Евросоюз, план Путина, brukselizacja ‘брюсселизация’; 2) идеологемы обозримого для нас периода недавней истории: перестройка, гласность, Okrgy St ‘Круглый стол’, Solidarno ‘профобъединение «Солидарность»’; 3) идеологемы-историзмы, касающиеся периода, недоступного нашему непосредственному наблюдению, однако хронологически отстоящие недалеко: межвоенное двадцатилетие в Польше (период между первой и второй мировыми войнами); 4) идеологемы-историзмы, имеющие древнюю родословную: sarmatyzm ‘сарматизм’ (идеология и основа культуры польской шляхты в XVI–XVI вв.).

Очевидно, что идеологемы «неравнодушны» к понятию времени. Они зарождаются, живут своей жизнью в человеческом коллективе, часть из них угасает, становясь непонятными последующим поколениям, часть же из них остается навсегда в языковом сознании народа, становясь его непреходящей социоэтнической ценностью.

Во второй главе «Функциональная нагруженность идеологем сквозь призму политической лингвистики» анализируются разнообразные функции идеологем и устанавливается их иерархия в общественно-политическом дискурсе. В качестве важнейшего аспекта анализа рассматривается выполнение идеологемами социокультурной функции, понимаемой как формирова­ние общественно-политического знания и трансляция этого знания членам данного социокультурного сообщества, а также социопрагматический результат такой трансляции знаний. Подробно анализируется номинативная функция идеологем, устанавливается их связь с оценкой, характеристикой социально значимых объектов и выражением социальной эмоции. Дается детальный анализ аксиологической и символической функций в общественно-политическом дискурсе. Описывается синкретический характер целого ряда функций.

Функции идеологем в общественно-политическом дискурсе имеют очевидный общеязыковой характер. Они реализуются через посредство языковых механизмов, среди которых важное место занимает механизм метафоризации.

Общеязыковые функции в общественно-политическом дискурсе обладают рядом особенностей. Номинативная функция проявляет себя в первую очередь при назывании важных общественно-политических периодов (оттепель, перестройка, zoty wiek ‘золотой век’ – так в Польше называют XVI век, поскольку в это время произошел огромный рост значения страны на международной арене в разных сферах жизни); событий и фактов политической жизни (Okrgy St ‘Круглый стол’); важных движений общественной жизни, в том числе благотворительных движений и акций (Wielka Orkiestra witecznej Pomocy ‘Большой оркестр праздничной помощи’ – современная польская идеологема, обозначающая общественное движение на благо здоровья детей; kuroniwka – букв. ‘куроневка’ – бесплатная раздача еды для нуждающихся (название возникло от имени Яцека Куроня, министра труда и социальных вопросов в 1989–1993 гг.)) и помогает осознанию этих социальных феноменов.

Следует подчеркнуть, что список языковых формаций, иллюстрирующих номинативную функцию идеологем, является открытым и может быть продолжен практически до бесконечности. Ведь номинативная функция является для идеологем имманентно присущей им функцией.

Целый ряд функций идеологем имеет сферы пересечения и фор­мирует функционально-семантические констелляции. Одной из важнейших в общественно-политическом дискурсе являе­тся аксиологическая функция идеологем, так как оценка событий и явлений социальной действительности является одной из их основных лингвосоциальных функций.

Аксиологическая функция идеологем кумулирует в идеологической плоскости целый ряд идеологических ценностей – патриотических (Отечественная война 1812 года; Бородино; Наполеон), патриотическо-религиозных (Bg, Honor, Ojczyzna ‘Бог, Честь, Родина’; Polska Mesjaszem / Chrystusem narodw ‘Польша Мессия / Христос народов’ – идея, согласно которой Польша призвана сыграть особую роль Мессии, и, как и Иисус, чтобы воскреснуть и спасти других, сначала должна погибнуть); семейных (Matka-Polka ‘Мать-полька’), сакральных (Jasna Gra ‘Ясна Гура’ – Ясногорский монастырь, выстоявший во время шведского нашествия) и др.

Концептуальный характер идеологем в общественно-полити­чес­ком дискурсе проявляется в их реляциях с аксиоконцептами. Ценностные концепты представляют собой высоко абстрактные сущности, обращенные к общественно-политическим и морально-этическим понятиям, таким, как Свобода, Родина, Семья, Справедливость и являются в отношении идеологем гиперонимами (например, справедливость является гиперонимом в отношении идеологемы социальная справедливость, свобода – в отношении идеологемы свобода СМИ). Идеологемы соотносятся с ними как гипонимы, конкретизирующие и актуализирующие их содержание в конкретных культурно-исторических и общественно-политических условиях. Сложные в понятийном и структурном плане идеологемы могут быть связаны не с одним концептом, а с целым рядом концептов, являющихся выразителями национальных, наднациональных и глобальных ценностей.

Символическая функция в общественно-политическом дискурсе проявляется через формирование серий идеологемических символов: государственных (Orze Biay ‘Белый орел’ – герб Польши; триколор – символ российского государства), трудовых (серп и молот; plan Balcerowicza ‘план Бальцеровича’ – превращение плановой экономики Польши в рыночную), литературных (zoty rg ‘золотой рог’ – символ надежды на объединение нации с целью восстановления польской государственности; szklane domy – букв. ‘стеклянные дома’ – символ будущего Польши из произведения С. Жеромского „Przedwionie” ‘Канун весны’), ономастических (Большое Яблоко). Серийность идеологемичес­ких символов означает принципиальную внутри- и межъязыковую сопоставимость идеологем, в том числе по тематическим параметрам.

Несовпадения идеологем польского и русского языков, асимметрическое содержательное наполнение идеологем, общих для обоих языковых ареалов, проистекают из различия путей историко-культурного развития. Аналогии в восприятии общих для обоих языков идеологем являются результатом процессов европеизации и глобализации.

В третьей главе «Пути экспликации конвер­ген­тных и дивергентных явлений в процессе перевода идеологем» основное внимание направлено на дивергентные явления в сфере идеологем. Межъязыковые расхождения, их типы и семантические нюансы рассматриваются на основе сопоставительного анализа и проблем перевода. Анализируются типы межъязыковой асимметрии в обоих рассматриваемых языках. Семантические, прагматические, историко-культурные различия языков и языковых ареалов проецируются в этно- и социолингвистические несоответствия, контрасты, выражающиеся, например: 1) в различиях нюансировки межъязыковых эквивалентов (квазиэквивалентные идеологемические соответствия), так, в русском языке идеологема держава имеет своим переводным эквивалентом неидеологемическое слово mocarstwo, в котором отсутствует семантический компонент ‘мое государство’, присутствующий у русского слова; 2) в герменевтических и коннотативных расхождениях идеологем (например, в Польше и в России по-разному относятся к Наполеону; различия в интерпретации идеологем druga wojna wiatowa ‘вторая мировая война’ и Великая Отечественная война); 3) в отсутствии идеологемического аналога (так, в русском языке отсутствует идеологема сарматизм, отсылающая к старинным обычаям и традициям польской шляхты); 4) в отсутствии общей лингвокультурной базы, несмотря на один тематический круг (так, идеологемой-символом периода Н.С. Хрущева стала хрущевка, а идеологемой и символом послевоенного строительства в Польше стал микрорайон MDM (emdeem) в Варшаве).

В качестве источника асимметрии идеологем и нередкого явления отсутствия идеологемических аналогов в одном из рассматриваемых языков устанавливается факт порождения идеологем исключительно внутри каждого языкового ареала как продуктов культуротворческой деятельности каждого отдельно взятого этносоциума даже в близкородственных языках. При этом любое заимствованное идеологемическое образование в любом случае проходит внутриязыковую адаптацию. Рассматриваются проблемы перевода идеологем-европеизмов, идеологических концептов, идеологем – сложных реалий, идеологем с культурно-историческим компонентом и др. Устанавливается связь между особенностями перевода идеологем и сложившейся традицией их перевода. В связи с этим указывается на возможности алгоритмизации процесса перевода, на приемы и способы, применяемые в ходе переводческого процесса.

Соотношения между идеологемами обоих языков чаще всего про­являют асимметрию – несмотря на языковую близость и целый ряд конвергенций. Частотным соотношением является соотношение идеологема в одном рассматриваемом языке и неидеологема в другом языке.

Перевод историко-культурных идеологем является показательным с точки зрения проблем перевода на близкородственные языки. Идео­логемы как единицы перевода требуют широкого культурно-истори­ческого контекста. Знание генезиса идеологем при их переводе является чрезвычайно важным фактором, облегчающим перевод. На перевод идеологем оказывает также большое влияние языковая и историографическая традиция, а также призма интерпретации.

Переводные несоответствия затрагивают коннотативный слой. Ди­вергенции могут являться результатом несовпадения интерпретаций, например, в сфере событийных идеологем (ср. мятеж или восстание).

Трудности перевода историко-культурных идеологем связаны с тем, что они являются воплощением государственных и национально значимых идей. Важна алгоритмизация процесса перевода, поскольку речь идет о важнейших для данного народа понятиях. Алгоритмизация перево­да идеологем в данном случае может быть достигнута на базе изуче­ния и соблюдения языковой и историографической традиции перевода.

Большую роль в процессах алгоритмизации играет анализ перевод­ных серий идеологемических транслятов. Среди таковых – переводные серии идеологем-названий польского государства в разные исторические эпохи, исторических имен, идеологем, связанных с концептами родина – ojczyzna, общественно-политических реалий, идеологем-европеизмов, и др.

Перевод идеологем-интернационализмов как элемент транспозиции на близкородственные языки элементов третьей культуры имеет свою специфику. Среди идеологем-интернационализмов выделяются идеологемы-европеизмы, которые функционируют в разных языках с разным интенсионалом. Одни и те же идеологемы Евросоюза могут получать разный перевод с разной внутриязыковой формой в русском и польском языках, что связано с языковой традицией.

Основные приемы, применяемые при переводе идеологем: генерализа­ция, парафразирование (описательный перевод), калькирование, транскрибирование, транслитерация. Материал исторических текстов демонстрирует серийность переводов идеологем, закрепленность и воспроизводимость в устойчивой форме как их характерные свойства.

Перевод идеологем требует мобилизации знаний и умений перевод­чика путем оптимального применения приемов и способов перевода, обращения к фоновым знаниям как проявлениям культурной компетенции, изучения серий переводов идеологем (если такие серии имеются) и в любом случае – изучения существующей традиции их перевода.

Заключение диссертации содержит итоговые обобщения проведен­ного анализа и перспективы применения результатов исследования:

  1. Идеологемы являются плодом культуры социума, итогом длительного культурно-исторического развития. Средоточием порождения идеологем в креативных актах языкового творчества являются специфические, национально релевантные исторические события, периоды, абстрактные понятия, конкретные предметы, реалии, личности и др.
  2. Идеологемы являются сложной, многослойной, полифункциональной единицей языка.
  3. Идеологемы являются носителями идеологически релевантной информации.
  4. Критериальный подход позволяет очертить границы класса идеологем и таким путем отделить этот класс от других классов.
  5. Идеологемы формируются на основе общеязыковых механизмов: словообразования, в том числе через порождение эпонимов, универбизации, аббревиации, метафоризации, метонимизации, олицетворения, перифразирования и др.
  6. Гипотеза диссертации о гиперо-гипонимическом статусе идеологем нашла свое подтверждение в том, что концептуальный характер идео­логем обеспечивает возможность их интерпретации и принципиальную возможность их дефинирования. Связь с концептом осуществляется на гипо-гиперонимической основе, когда гипероним-концепт инкорпорирует содержание идеологемы как его гипонима.
  7. Диссертация подтверждает гипотезу о конструктивном характере идеологем, который имеет своим источником ключевые общественно-политические идеи, их значимость и высокий статус для данного социума. Конструктивный характер заключается в их способности сплочения социума, динамизации общественной жизни, формировании чувства гражданской ответственности, побуждения общественной активности. Благодаря своей идейной составляющей идеологемы являются вехами в цивилиза­ционном развитии социума и мировом цивилизационном процессе.
  8. Идеологемы сами по себе не имеют манипулятивной (и популистской) составляющей. Языковая манипуляция не входит в состав критериев принадлежности к классу идеологем. Однако они могут использоваться какими-то силами в целях рекламной, манипулятивной и популистской деятельности. При умелом употреблении идеологем в речи нужно говорить не о языковой манипуляции, а об определенном типе риторического использования.
  9. Акт порождения идеологем каждый раз является культуротворчес­ким и этнотворческим процессом, совершающимся внутри каждого из языковых ареалов. Отсюда проистекает несимметричность идеологемических межъязыковых реляций, проявляющаяся при межъязыковом сопоставлении.
  10. Изучение переводных серий одних и тех же сложных для перевода идеологем позволяет найти оптимальный вариант перевода, соответствующий языковой и историографической традиции, а также способствует алгоритмизации перевода.
  11. Перевод идеологем мог бы стать достоянием специальной идеологемической лексикографии и пополнить фонд языковых историко-культурных и лингвострановедческих словарей. Двуязычной переводной польско-русской и русско-польской лексикографии предстоит обогатиться за счет отдельных специальных словарей идеологем. В то же время в общей толковой лексикографии – на общеязыковой исследовательской идеологемической базе – предстоит заполнить бреши, вызванные трудностями выделения и описания идеологем.
  12. Перспективным в исследовательском плане представляется выведе­ние изучения идеологем на категориальный уровень общего языкознания и формирование соответствующего состава понятийно-терминоло­гического аппарата теории идеологем.
  13. Лингводидактические применения настоящей работы могли бы сосредоточиться на учебных материалах для студентов факультетов жур­налистики и госуправления. Знание идеологем родного и иностранного языков обеспечило бы их адекватное восприятие и риторическое применение в условиях изменяющейся общественно-языковой практики.
  14. Выявление идеологем, составляющих их элементов и соотношений на фоне социальной действительности, их лексикографическая фиксация и социолингвистическая рефлексия предостерегают от упрощенного толкования событий и процессов социальной жизни, а также способствуют межъязыковой коммуникации и взаимопониманию народов.

Содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1. Пионтек Б. Идеологема как ключевая лексическая единица общест­венно-политического дискурса и как концепт общественного сознания современной языковой личности России и Польши // Вестник Моск. университета. Серия 19, Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2010. № 1. С. 8595. 0,5 п.л. (статья).

2. Пионтек Б. Аксиологическая функция польских и русских идео­логем // Международный аспирантский вестник. Русский язык за рубежом. 2011. № 1. С. 6468. 0,5 п.л. (статья).

3. Пионтек Б. Соблюдение языковой традиции при переводе идеологем названий польского государства // Вестник Моск. уни­верситета. Серия 22, Теория перевода. 2011. № 2. С. 3645. 0,6 п.л. (статья).

4. Пионтек Б. Символическая функция польских и русских идео­логем как проблема сопоставительного анализа // Вестник Моск. университета. Серия 19, Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2011. № 3. С. 6675. 0,5 п.л. (статья).

5. Пионтек Б. О структуре идеологемического значения // Русистика ’99. Сб. научных докл. на международной конференции «Русистика ’99», посв. двухлетию Общества вьетнамских русистов и Дню учителя Вьетнама / Редкол.: Чан Ван Ко, Чан Ким Бао. М.: Творчество, 1999. С. 210–220. 0,6 п.л. (статья).

6. Пионтек Б. Лингвокультурные идеологемы в пропагандистских политических текстах // Пушкинские чтения. Материалы юбилейной конференции к 200-летию со дня рождения А.С. Пушкина / ГИРЯ им. А.С. Пушкина; под ред. В.В. Молчановского. М., 2000. С. 123–125. 0,1 п.л. (тезисы доклада на научной конференции).

7. Пионтек Б. Идеологемы, обозначающие проявление эмоций // Актуальные проблемы психологии и лингвистики: Материалы 4-ой Всероссийской Школы молодых лингвистов (Пенза, 22–25 марта 2000 г.) / Институт языкознания РАН и др.; отв. ред. А.В. Пузырев. М.: Пенза, 2000. С. 169–171. 0,1 п.л. (тезисы доклада на научной кон­ференции).

8. Пионтек Б. О идеологемах с учетом достижений лингвокультуро­логии // Виноградовские чтения. Прагматические аспекты грамматической и лексической семантики. Тезисы докладов научной конференции (2 февраля 2000 года) / ГИРЯ им. А.С. Пушкина; отв. ред. Т.В. Нестерова. М., 2000.  С. 66–67. 0,1 п.л. (тезисы доклада на научной конференции).

9. Пионтек Б. Лингвокультурологический подход к изучению идеологем // Язык, культура, общество. Актуальные исследования и проблемы преподавания: Сб. ст. / Дипломатическая академия МИД России; отв. ред.-сост. Н.П. Гераскина, В.И. Аннушкин. М., 2001. С. 74–81. 0, 4 п.л. (статья).

10. Пионтек Б. Лингвокультурологический подход к изучению идео­логем // Риторика в современном обществе и образовании: Сб. материалов III–V Международных конференций по риторике / сост. и ред. В.И. Аннушкин. М.: Флинта; Наука, 2003. С. 121–126. 0,25 п.л. (доклад на научной конференции).

11. Пионтек Б. Статьи по проблемам языка в молодежной музыке и субкультуре // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 6, Языкознание: РЖ / РАН. ИНИОН. Центр гуманит.-информ. исслед. Отд. языкознания. М., 2009. № 4. С. 90–95. 0,2 п.л. (реферативный обзор).

12. Пионтек Б. Новые способы манипуляции в языке СМИ // Соци­альные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 6, Языкознание: РЖ / РАН. ИНИОН. Центр гуманит.-информ. исслед. Отд. языкознания. М., 2009. № 4. С. 105–109. 0,2 п.л. (сводный реферат).

13. Пионтек Б. Территориальная и хронологическая дифференцирован­ность идеологем как факт языка, культуры и общественной жизни // Россия и Запад: диалог культур: Сб. ст. XIII международной конференции 26–28 ноября 2009 г. / МГУ им. М.В. Ломоносова. Ф-т иностр. языков и регионоведения. Центр по изучению взаимодействия культур; отв. ред. A.B. Павловская. М., 2010. Вып. 15. Ч. III. С. 159–164. 0,3 п.л. (статья).

14. Пионтек Б. История польской литературы. Программа // Славянские языки и культуры: учебные программы / МГУ им. М.В. Ломоносова. Ф-т иностр. языков и регионоведения; отв. ред. О.Н. Шапкина, В.В. Белоусова. М., 2010. С. 116–123. 0,4 п.л. (программа учебного курса).

15. Пионтек Б. Экономические и политические реалии современной Польши. Программа // Славянские языки и культуры: учебные программы / МГУ им. М.В. Ломоносова. Ф-т иностр. языков и регионоведения; отв. ред  О.Н. Шапкина, В.В. Белоусова. М., 2010. С. 124–126. 0,1 п.л. (программа учебного курса).

16. Пионтек Б. Теория и история преподавания польского языка как иностранного. Программа // Славянские языки и культуры: учебные программы / МГУ им. М.В. Ломоносова. Ф-т иностр. языков и регионоведения; отв. ред. О.Н. Шапкина, В.В. Белоусова. М., 2010. С. 138–140. 0,1 п.л. (программа учебного курса).

17. Пионтек Б. Названия польского государства как проблема узуса в переводе // Роль славянской молодежи в процессе устойчивого цивилизационного развития. Вып. 2: Славянства многоликий мир: Сб. тез. междунар. молодежной межвуз. конф. / отв. ред. И.И. Калиганов; Ин-т славяноведения РАН и др. М., 2011. С. 21–24. 0,2 п.л. (тезисы доклада на научной конференции).


1 См., напр.: Будаев Э.В., Чудинов А.П. Метафора в политической коммуникации. М.: Флинта, Наука, 2008; Кобозева И.М. Семантические проблемы анализа полити­ческой метафоры // Политическая лингвистика. Екатеринбург, 2004; Чудинов А.П. Политическая лингвистика. 2-е изд., испр. М.: Флинта; Наука, 2007; Язык средств массовой информации / Под ред. М.Н. Володиной. М.: Академический Проект; Альма Матер, 2008; Bartmiski J. Jzyk, wartoci, polityka. Zmiany rozumienia nazw wartoci w okresie transformacji ustrojowej w Polsce. Raport z bada empirycznych / Pod red. Jerzego Bartmiskiego. Lublin: Wydaw. Uniwersytetu Marii Curie-Skodowskiej, 2006; Bralczyk J. O jzyku propagandy i polityki. War­szawa: TRIO, 2007; Dubisz S. Jzyk a polityka. Szkice z historii stylu retorycznego / Instytut jzyka polskiego UW, Zakad historii jzyka polskiego i dialektologii. Warszawa, 1992; Og K. Jzyk w subie polityki. Jzykowy ksztat kampanii wyborczych. Rzeszw: Wydaw. Uniwersytetu Rzeszowskiego, 2004.

2 См., напр.: Гусейнов Г.Ч. Д.С.П. Советские идеологемы в русском дискурсе 1990-х. М.: Три квадрата, 2004; Клушина Н.И. Стилистика публицистического текста. М.: Медиамир, 2008; Kochan M. Slogany w reklamie i polityce. War­sza­wa: TRIO, 2005; Pisarek W. Polskie sowa sztandarowe i ich publiczno. Krak­w: Uni­versitas, 2002; Skowska E. Polska leksyka polityczno-spoeczna na przeomie XX i XXI wieku. Sownik. Warszawa: Wydaw. Uniwersytetu Warszaw­skiego, 2007.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.