WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

Вовк Елена Вячеславовна

ОБРАЗ ИДЕАЛЬНОГО СОБЕСЕДНИКА В ЯЗЫКОВОМ СОЗНАНИИ НОСИТЕЛЯ ЯЗЫКА (психолингвистическое исследование)

Специальность 10.02.19. – теория языка

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Воронеж – 2012

Работа выполнена в Воронежском государственном университете

Научный консультант: Стернин Иосиф Абрамович засл. деятель науки РФ, доктор филологических наук, профессор

Официальные оппоненты: Величкова Людмила Владимировна, доктор филологических наук, профессор, Воронежский государственный университет, заведующая кафедрой германской филологии, профессор Лазуренко Елена Юрьевна, кандидат филологических наук, доцент, Воронежский областной институт повышения квалификации и переподготовки работников образования, доцент кафедры теории и практики управления в образовании

Ведущая организация: Институт языкознания РАН

Защита состоится «29» марта 2012 г. в 13.30 на заседании диссертационного совета Д 212.038.07 при Воронежском государственном университете по адресу: 394006, Воронеж, пл. Ленина, 10, ауд. 85.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Воронежского государственного университета.

Автореферат разослан «____» _________ 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Н.М. Вахтель Языковое сознание носителей языка как предмет исследования приобретает в последнее время в современной лингвистике все большую актуальность. Оно исследуется лингвистами, психологами, психолингвистами в самых разных аспектах, ср.: Этнокультурная специфика языкового сознания. М., 1996;

Языковое сознание: формирование и функционирование. М., 1998; Языковое сознание и образ мира. М., 2000; Язык и национальное сознание. Вопросы теории и методологии. Воронеж, 2002; продолжающееся научное издание «Язык и национальное сознание» (вып. 1-18. Воронеж, 1998 - 2012) и др.

Языковое сознание выступает как часть сознания, обеспечивающая механизмы языковой деятельности: порождение речи, восприятие речи и хранение языка в сознании. Система языковых единиц с их разнообразными значениями хранится в сознании и является принадлежностью языкового сознания, а исследование системы языка как феномена сознания есть исследование языкового сознания (Попова, Стернин 2007, с.46).

Традиционная лингвистика, изучая языковое сознание, практически не исследует психологическую реальность выполняемых описаний. На каком-то этапе развития традиционного языкознания этого было достаточно; достаточно этого и для традиционных методов обучения языку. Однако на современном этапе, когда антропоцентрическое направление в современной лингвистике интенсивно развивается, все шире используются антропометрические методы исследования, в том числе психолингвистические. Это приводит к интенсификации исследований в области психических механизмов языка, ассоциативно-вербальных сетей (Ю.Н.Караулов), ассоциативных полей, языка и сознания и др.

Существует два основных уровня описания языкового сознания. Уровень традиционного лингвистического описания предполагает обобщенное описание значений и употреблений языковых единиц в отвлечении от психологии говорящего человека и психологической реальности выполняемого описания.

Результатами таких описаний являются фонетики, словари и грамматики. Такое описание необходимо для фиксации и распространения языковых норм, для обучения языку, для сравнения языковых систем, составления словарей и подготовки учебников. Однако фиксация значений и функций языковых форм в словарях и грамматиках является результатом обобщения и «отвлечения» от «лингвистической реальности». Нельзя утверждать, например, что то или иное слово в данном языке не имеет определенного значения или семантического компонента на том основании, что это «не отражено в имеющихся словарях» – толковые словари всегда описывают семантику слова лишь до определенного предела глубины, к тому же, словари обычно запаздывают, описывают далеко не все языковые факты динамично развивающегося языкового сознания.

Уровень психолингвистического описания языковых фактов отражает результаты экспериментальных исследований, в частности, выполненных с помощью различного рода ассоциативных экспериментов и многочисленных других антропометрических процедур (методика интервьюирования, метод субъективных дефиниций, методика семантического шкалирования, методика ранжирования и др. – см. применение этих и других приемов в работах Высочина 2001, 2002; Грищук 2002; Залевская 2011; Стернин, Рудакова 2011;

Стернин 2008; Язык и национальное сознание. Вопросы теории и методологии.

– 2002; Язык и национальное сознание. – Вып. 1-18, 1998-2012; Фридман 2004, 2005 и др.), которые позволяют выявить и описать содержание языковых знаков и структур в том виде, в каком они реально присутствуют в языковом сознании носителей языка, а также выявить характер взаимодействия языковых единиц и структур в процессах понимания, хранения и порождения речевых произведений.

Оба подхода предполагают свои методы и дополняют друг друга в описании системы языка. При этом достоверность и объективность традиционнолингвистического описания повысится, если оно будет включать результаты психолингвистического описания.

Для описания реального языкового сознания носителя языка релевантны описания «психолингвистических значений» (полученные экспериментальным путем) и «коммуникативных значений» (сформулированных на базе обобщения контекстуальных употреблений языковой единицы), поскольку они наиболее полно раскрывают психологически реальное содержание актуального языкового сознания.

Важное значение приобретает разработка методик изучения и описания различных типов образов языкового сознания, что необходимо для описания психологически реального значения лексических и фразеологических единиц, исследования механизмов понимания текста различными категориями носителей языка, выявления механизмов формирования и понимания носителями языка подтекста (скрытого смысла).

Ментальными образами языкового сознания выступают опосредованные материальной языковой формой значения разных типов и вербализованные концепты как единицы мышления.

Исследование образов языкового сознания может проводиться на материале слов, словосочетаний, текстовых фрагментов и текстов. Ментальные образы слов и словосочетаний представляют собой значения этих слов и словосочетаний, ментальные образы текстовых фрагментов и текстов традиционно определяют как смыслы. Таким образом, результатом описания образов языкового сознания являются значения слов и словосочетаний, смыслы текстовых фрагментов и текстов.

На современном этапе развития лингвистики актуальное значение имеет описание коммуникативных образов языкового сознания, что связано с потребностями оптимизации коммуникативного воздействия в обществе. В связи с этим важно выявить содержание образа идеального собеседника в языковом сознании носителей языка какими качествами должен обладать идеальный собеседник, чтобы удовлетворять коммуникативные и социальнопсихологические потребности носителей языка в рамках межличностного общения и речевого воздействия.

Диссертационная работа посвящена методам исследования образов языкового сознания. В качестве материала выступает образ идеального собеседника в языковом сознании носителя языка.

Экспериментальная часть работы выполнена на материале русского языкового сознания – с русскими испытуемыми и на русских текстах. Таким образом, практические результаты описания отражают русское языковое сознание.

Актуальность исследования образов языкового сознания народа обусловлена потребностями антропоцентрической парадигмы современного языкознания; усилением процесса интеграции междисциплинарных и прежде всего психологических, социальных и лингвистических исследований в современной науке; повышением внимания современной теоретической лингвистики и психолингвистики к проблеме содержания и структуры образов сознания и проблеме функционирования языкового сознания; потребностью в разработке эффективной методики описания ментальных образов языкового сознания; необходимостью выявления содержания и структуры образа идеального собеседника для теории и практики речевой коммуникации, обучения эффективному речевому воздействию.

Теоретической основой исследования послужили обоснованные в современной теоретической лингвистике положения о том, что язык выступает средством объективации образов языкового сознания и что анализ языковых средств объективации ментальных образов позволяет исследовать и описать языковое сознание человека.

Теоретическую базу исследования составляют:

- исследования в области взаимоотношения языка и сознания, языка и мышления, языка и этноса, языка и культуры (Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн, А.А. Леонтьев, И.Н. Горелов, Н.И. Жинкин, Е.Ф. Тарасов, Н.В. Уфимцева, В.И. Карасик и др.);

- исследования в области психосемантики (Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн, А.А. Леонтьев Л.В. Сахарный, В.П. Зинченко, Е.Ф. Тарасов, А.А. Залевская, Ю.Н. Караулов, И.А. Стернин, З.Д. Попова и др.);

- исследования в области семной и семемной семасиологии (И.А. Бубнова 2008, В.В. Виноградов 1937, 1972, 1986; А.А. Ветров 1965, 1968; М.М.

Копыленко, З.Д. Попова 1978; И.А. Стернин 1985, Б.А. Серебренников 1983, Г.Я. Солганик 1988, Д.Н. Шмелев 1973, А.А. Уфимцева 1998 и др.);

- теоретические и методологические концепции когнитивной лингвистики, изложенные в работах А.П. Бабушкина 1996, 1999, 2001; Н.Н. Болдырева 1998, 2001, 2004; С.Г. Воркачева 2001, 2002, 2003; Л.И. Гришаевой, Л.В. Цуриковой 2005; А.А. Залевской 1998, 2001, 2003; 2006; В.И. Карасика 2000, 2001, 2002, 2005; В.Б. Кашкина 2000, 2007; Н.А. Красавского 1996, 2001; Е.С. Кубряковой 1994, 1996, 2001, 2004; З.Д. Поповой, И.А. Стернина 1999, 2001, 2003, 2004, 2006, 2007; И.А. Стернина 2001, 2003, 2004, 2008; Н.В. Уфимцевой 1995, 1996 и др.;

- исследования в области риторики и речевого воздействия (В.И. Аннушкин 2000, 2007, 2009; С.С. Аверинцев 1996, 2000; А.К. Михальская 1996, 2001, 2003;

О.Б. Сиротинина 1995; А.П. Сковородников 1993, 2004; И.А. Стернин 1993, 1994, 1996, 2000, 2001, 2002, 2009 и др.).

Объектом диссертационного исследования является совокупность языковых средств, объективирующих в русском языковом сознании ментальный образ идеального собеседника – ассоциативные реакции испытуемых, полученные в ходе психолингвистических экспериментов разных типов, текстовые фрагменты, эксплицитно вербализующие исследуемый образ в художественном тексте и текстах сети Интернет.

Предметом исследования являются содержание и структура ментального образа идеального собеседника и эффективность различных методов его описания.

Материал исследования:

- языковой материал, полученный от 600 испытуемых в результате использования комплекса экспериментальных методик (1592 ассоциативные реакции);

- языковой материал, полученный из текстов художественной литературы (электронные библиотеки, национальный корпус русского языка «Рускорпора») 55 текстовых фрагментов (общий объем проанализированного материала – млн. словоупотреблений);

- языковой материал, полученный из текстов сети Интернет – 114 текстовых фрагментов (проанализировано 2500 страниц Интернет-текстов).

Гипотеза исследования: в языковом сознании носителя языка есть ментальный образ идеального собеседника, который обладает психологической реальностью для носителей языка, определяет коммуникативные требования народа к собеседнику и может быть эффективно выявлен экспериментальными и текстовыми методами.

Цель работы: описание содержания и структуры образа идеального собеседника в языковом сознании и выявление оптимальных методов анализа образов языкового сознания.

Для реализации поставленной цели решались следующие задачи:

1. Анализ основных теоретических подходов к изучению ментальных образов в языковом сознании носителя языка.

2. Психолингвистическое исследование содержания образа идеального собеседника в языковом сознании носителя языка.

3. Анализ совокупности языковых средств объективации образа идеального собеседника в художественных текстах и Интернет-пространстве.

4. Выявление возрастных и гендерных особенностей образа идеального собеседника.

5. Комплексное описание образа идеального собеседника на основе данных, полученных в ходе исследования.

6. Анализ эффективности использованных методов описания образа языкового сознания.

В ходе исследования использовались следующие методы:

методы сопоставления, обобщения и классификации, психолингвистические методы (направленный ассоциативный эксперимент, свободный ассоциативный эксперимент, метод субъективных дефиниций), метод семантической интерпретации, метод текстуально-экспликативного анализа.

Научная новизна исследования определяется тем, что в работе обосновано и апробировано использование набора эффективных экспериментальных методов для описания психологически реальных образов языкового сознания, предложен и апробирован метод использования экспликативных текстовых объективаций ментальных образов (текстуально-экспликативный метод), разработаны алгоритмы интеграции результатов психолингвистических экспериментов, проведенных по разным методикам, а также алгоритм обобщения результатов использования экспериментальных и текстуальных методов в описании единиц языкового сознания, позволяющий учесть индекс яркости отдельных признаков образа и моделировать психологически реальный ментальный образ языкового сознания с описанием его структуры в виде поля.

Впервые осуществлено психологически реальное описание содержания и структуры образа идеального собеседника в языковом сознании носителя русского языка, выявлены возрастные и гендерные особенности образа идеального собеседника в русском языковом сознании, установлена важная особенность образа идеального собеседника в русском языковом сознании – его «аудиоцентричность».

Теоретическая значимость исследования определяется тем, что в работе уточнена типология образов языкового сознания и место образов языкового сознания в совокупности ментальных образов; сформулировано различие между психологически реальным значением и концептом как типами ментальных образов; предложена комплексная методика описания психологически реального образа языкового сознания; показана эффективность сочетания экспериментальных и контекстуальных методов в описании образов языкового сознания.

Практическая значимость исследования заключается в возможности использования полученных результатов в лекционных курсах по общему языкознанию, когнитивной лингвистике, теории коммуникации, психолингвистике, лингвокультурологии, риторике, речевому воздействию, деловому общению, культуре общения, в практическом обучении риторике, деловому общению, межличностной коммуникации; при подготовке учебных пособий по теории коммуникации, речевому воздействию и риторике, в научно-исследовательской работе студентов.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Образы языкового сознания могут быть описаны как психологически реальные, структурированные по полевому принципу ментальные сущности. К психологической реальности языкового сознания ближе стоят психолингвистические значения, чем концепты, поскольку концепт, номинированный языком, включает многочисленные энциклопедические признаки, которые не все и не всегда находят объективацию в реальной коммуникации и не всегда представлены в психологически реальном языковом сознании.

2. В качестве носителей образов языкового сознания выступают отдельные лексемы, их сочетания (расчлененные номинации – словосочетания, фразеосочетания, паремии), фрагменты текстов, целостные тексты.

Соответственно, исследование образов языкового сознания может проводиться на материале слов, словосочетаний, фрагментов текстов и текстов. Ментальные образы слов и словосочетаний в языковом сознании представляют собой психологически реальные значения этих слов и словосочетаний.

3. Для описания психологически реальных значений в сознании носителя языка эффективны психолингвистические и текстуальные методы описания, которые достаточно эффективно раскрывают психологически реальное содержание актуального языкового сознания носителя языка. Наиболее эффективными методами выявления содержания ментальных образов языкового сознания являются направленный ассоциативный эксперимент и анализ экспликативных объективаций Интернет-текста, которые дают наиболее содержательные, согласующиеся и взаимодополняющие материалы для описания ментальной единицы и отражают современное языковое сознание.

4. Образ идеального собеседника в языковом сознании носителя языка представляет собой интегральный ментальный образ совокупности качеств субъекта коммуникации, рассматриваемых носителем как желательные, обеспечивающие положительное расположение к говорящему других участников коммуникации. В языковом сознании он рассматривается как со стороны собственной речевой деятельности носителя языка (говорение), так и со стороны его роли как слушателя в коммуникативном процессе.

5. Образ идеального собеседника существует в языковом сознании русского человека как яркая, обширная по содержанию, хорошо структурированная ментальная единица. В русском языковом сознании доминирует «аудиоцентрический» образ идеального собеседника – образ хорошего слушателя, немногословного человека, который умеет слушать и понимает собеседника.

6.ККомплексная методика, основанная на сочетании психолингвистических методов (свободный и направленный ассоциативный эксперимент, методика субъективной дефиниции) и методики анализа экспликативной текстовой объективации образа показывает высокую эффективность в описании психологически реального содержания образа языкового сознания и может быть применена к описанию других культурно-релевантных образов языкового сознания носителей языка.

Апробация работы. Содержание диссертации отражено в 20 публикациях, из них в 1 учебном пособии и 3 статьях в журналах, рекомендованных ВАК РФ.

Материалы исследования прошли апробацию на четырех региональных и четырех международных научных конференциях в Москве, Воронеже, СанктПетербурге и Борисоглебске.

Работа обсуждалась на кафедре общего языкознания и стилистики Воронежского государственного университета.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы, включающего 253 источника, и приложений. Каждая глава завершается основными выводами.

Общая характеристика работы

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, формулируются цели и задачи, определяется гипотеза, объект, предмет, методы исследования, научная новизна, теоретическая и практическая значимость диссертации и излагаются основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Теоретические проблемы изучения образов языкового сознания» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Понятие ментального образа» рассматривается понятие «образ» и различные подходы к определению и употреблению этого понятия в лингвистике, психологии, философии, психолингвистике и др.

Любой физический объект или явление, который является предметом внимания человека, порождает некий ментальный образ в его сознании на основе восприятия человеком этого объекта или явления. Ментальный образ (образ сознания) понимается как любое формируемое в сознании человека представление о действительном объекте, непосредственно или косвенно причинно обусловленное материальным миром явление, которое находится в отношении сходства (структурного соответствия) с этим объектом (Губанов 1986).

Ментальные образы языкового сознания могут изучаться на уровне значения и концепта, поскольку и тот, и другой находят отражение в языковом сознании, будучи номинированными. Разные типы значения – лексикографическое, психолингвистическое и коммуникативное – представляют разные степени полноты описания содержания образа.

Лексикографическое значение представляет собой научный конструкт лексикографов, который, как показывает практика анализа, обычно достаточно далек от психологической реальности, а концепт по своему содержанию шире психологически реального значения, поскольку включает энциклопедическую информацию и не предполагает обязательной «привязки» к психологической реальности.

Коммуникативное значение – это значение, описанное через реально зафиксированные актуализации сем в выявленных контекстах.

Психолингвистическое значение и коммуникативное значение в гораздо большей степени соответствуют психологической реальности и отражают реальное языковое сознание носителей языка, в связи с чем именно их исследование представляет наибольший научный интерес для описания психологически реального языкового сознания носителя языка.

Психолингвистическое и коммуникативное значения описываются семемными и семными методами, то есть с применением теоретического аппарата семемной и семной семасиологии, предполагающих моделирование содержания лексической единицы в терминах семем и сем.

Во втором параграфе «Методы изучения ментальных образов языкового сознания» обсуждаются методы и приемы, которые использует современная лингвистическая наука для изучения и описания языкового сознания.

Сопоставляются традиционно-лингвистическое и психолингвистическое описания. Оба подхода располагают своими методами и дополняют друг друга в описании системы языка. При этом глубина, достоверность и психологическая релевантность описания значения существенно повышается, если оно будет опираться на результаты психолингвистического исследования.

Для углубленного описания значения как феномена психологически реального языкового сознания применяется также метод анализа текстовой актуализации семантики интересующих исследователя языковых единиц. Совокупность этих методов дает возможность исследователю наиболее достоверно и адекватно описать исследуемый образ языкового сознания.

В третьем параграфе «Образ идеального собеседника как предмет лингвистического изучения» приводится анализ научной литературы по изучаемой проблеме, который показал, что образ идеального собеседника комплексно не изучен и не описан ни для одной коммуникативной культуры.

Разными авторами предпринимались попытки описания риторического и коммуникативного идеала, однако это были исследования преимущественно теоретического плана, либо выполняемые в сфере риторики или культуры речи и преследующие в большей степени педагогические и методические, а не теоретико-лингвистические цели. К проблемам исследования риторического идеала в теоретическом аспекте обращались в своих работах В.И. Аннушкин, А.К. Михальская, А.П. Сковородников, С.С. Аверинцев и др. Только в одной работе эта проблема исследовалась психолингвистическими методами (Полякова 2003).

Проблема изучения ментального образа идеального собеседника в языковом сознании предполагает опору на имеющиеся исследования в области риторического идеала, коммуникативного идеала, языковой и коммуникативной личности.

Под коммуникативным идеалом понимается стереотипное представление об идеальном собеседнике, представленное в сознании народа. Это совокупность признаков собеседника, которые люди, принадлежащие к определенной коммуникативной культуре, рассматривают как желательные, приятные, обеспечивающие положительное отношение к собеседнику и желание вступить с ним в контакт, поддерживать коммуникативные отношения.

Вторая глава «Психолингвистическое исследование содержания образа идеального собеседника в языковом сознании носителя языка» содержит описание проведенного психолингвистического исследования.

Первый параграф «Исследование содержания образа идеального собеседника психолингвистическими методами».

В результате проведения психолингвистических экспериментов (свободный и направленный ассоциативные эксперименты, метод субъективных дефиниций) нами было сформировано ассоциативное поле, содержащее 15реакции на стимул «идеальный собеседник» от 600 испытуемых. Методом семантической интерпретации была описана семантика стимула «идеальный собеседник» и построена интегральная семантическая модель образа идеального собеседника в языковом сознании русского человека. Для каждого семантического признака вычислялся индекс яркости, позволяющий моделировать реальный ментальный образ языкового сознания описанием его структуры в виде поля, состоящего из ядра, ближней, крайней и дальней периферии.

Исследование показало, что ядром психологически реального образа идеального собеседника в русском языковом сознании являются признаки:

умеет слушать, общительный, понимающий, друг, интересный в общении.

Самыми яркими признаками ближней периферии являются: может посоветовать, умный, образованный, внимательный, добрый и некоторые др.

Яркое и обширное ядро, яркая ближняя периферия свидетельствуют об общей яркости исследуемого образа в языковом сознании народа, его оформленности, стандартизованности, о значительной степени согласия носителей языка по поводу признаков идеального собеседника.

Однако, наряду с яркими, типичными, узуальными признаками образа наблюдается большая дальняя и обширная крайняя периферии, которые свидетельствуют, в свою очередь, о заметном варьировании некоторых признаков образа в индивидуальном сознании отдельных носителей языка, наличии значительного числа групповых и индивидуальных требований к идеальному собеседнику в языковом сознании людей. Наличие большого числа единичных признаков (около 32%) свидетельствует о том, что в сознании испытуемых исследуемый образ заметно индивидуализирован, а 1,5% испытуемых ассоциируют образ идеального собеседника с реальным лицом, что позволяет сделать вывод об определенной персонификации образа (это я, Влад, Насонов Е.В., Олег, Макс, Женя, Дима и др.).

Большое количество и высокое разнообразие семантических признаков, формирующих содержание образа (79 признаков) свидетельствует о существенной дифференциации феномена «идеальный собеседник» в языковом сознании и существенном варьировании образа в сознании носителей русского языка.

Во втором параграфе «Гендерные особенности образа идеального собеседника в языковом сознании» рассмотрены особенности образа идеального собеседника в мужском и женском языковом сознании.

Основные гендерные особенности образа идеального собеседника сводятся к следующему.

В языковом сознании мужчин ярче следующие признаки: друг, умный, образованный, человек, родственник, занимается со мной одной деятельностью, мужчина, есть общие интересы, откровенный, умеет поставить себя на место другого, находчивый.

Эндемичны для мужского сознания (то есть выявлены только у мужчин) признаки: ясно мыслит, сосед, преподаватель по профессии, любознательный, не спорит, крутой, адекватный, серьезный, самостоятельный, уверенный в себе и некоторые др. В мужском языковом сознании наиболее ярко проявляются субъективно-идентифицирующие признаки.

В языковом сознании женщин ярче признаки: общительный, понимающий, интересный в общении, не перебивает, может поддержать разговор, добрый, с юмором, сочувствует, воспитанный, приятный в общении, близкий человек, честный, активный, смотрит в глаза, ровесник, можно доверять, не подавляет меня.

Эндемичны для женского сознания следующие признаки: приятная внешность, доброжелательный, психолог по профессии, приятно пахнет, без дефектов речи, имеет приятный голос, интеллигентный, самый лучший, ласковый, не высокомерный, трезвый, незнакомый, молчаливый, может все, не задает лишних вопросов.

В третьем параграфе «Возрастные особенности образа идеального собеседника в языковом сознании» рассматриваются основные возрастные особенности образа, выявленные в ходе исследования.

В языковом сознании молодежи ярче представлены признаки общительный, с юмором, честный, активный.

Эндемичными для молодежной группы являются следующие признаки:

приятно пахнет, любой, я, нескучный, любознательный, незаразный, самый лучший, крутой, уверенный в себе, незнакомый, может все, не задает лишних вопросов.

В языковом сознании среднего поколения ярче признаки образованный, добрый, имеет свое мнение, приятная внешность, ясно мыслит, может помочь, спокойный, смотрит в глаза, ровесник, психолог по профессии.

Эндемичными для этой возрастной группы являются следующие признаки:

воспитанный, умеет общаться, можно доверять, умеет поставить себя на место другого, находчивый, адекватный, не спорит, трезвый, молчаливый.

В языковом сознании старшего поколения ярче признаки умеет слушать, общительный, понимающий, друг, интересный в общении, может посоветовать, умный, образованный, внимательный, добрый, человек, не перебивает.

Эндемичны для этого возраста следующие семантические признаки образа идеального собеседника: может поддержать разговор, отзывчивый, преподаватель по профессии, интеллигентный, серьезный, самостоятельный и др.

Глава третья «Текстовая объективация образа идеального собеседника как отражение языкового сознания».

Образ идеального собеседника в языковом сознании носителей языка может быть описан через анализ текстов, в которых выявляются случаи экспликативной объективации исследуемого образа. Экспликативная текстовая объективация представляет собой языковую объективацию ментального образа, содержащую метаязыковое авторское разъяснение (экспликацию) содержания данного образа. Это выраженная словами рефлексия автора текста о содержании соответствующего образа, отражающая его представление об этом образе и «приуроченная» к описанию какого-либо персонажа или конкретного лица, конкретной ситуации, описываемой в тексте.

Например: Михалыч был идеальный собеседник умел промолчать, умел вовремя поддакнуть…; Идеальный собеседник всегда уравновешенный и трезвый в суждениях, о чем бы ни шла речь и т.п.

Экспликативные текстовые объективации отражают языковое сознание авторов текстов и выявляют признаки, обсуждение которых для авторов оказывается существенным в интерпретации соответствующего образа, заслуживает с их точки зрения упоминания, рефлексии. Выявление и анализ подобных фрагментов в текстах позволяет выявить яркие, существенные признаки объективируемого образа с точки зрения авторов данных текстов, что позволяет считать экспликативные текстовые объективации своеобразным результатом «самоопроса» авторов текстов, когда они самостоятельно, без поставленного им исследователем вопроса, эксплицируют содержание образа.

Первый параграф «Объективация образа идеального собеседника в художественном тексте» содержит описание образа идеального собеседника по фрагментам, извлеченным из художественных текстов, содержащим упоминания об идеальном собеседнике. Учитывались объективации словосочетанием идеальный собеседник и контекстуально-синонимичными словосочетаниями (прекрасный собеседник, великолепный собеседник, лучший из собеседников, лучший собеседник, замечательный собеседник, отличный собеседник, приятный собеседник, необыкновенно приятный собеседник, внимательный собеседник, классный собеседник). Материалом для исследования послужили тексты, содержащиеся в электронных библиотеках и в Национальном корпусе русского языка.

Несмотря на достаточно большой объем исследованного материала (миллион словоупотреблений), было зафиксировано всего 55 текстовых фрагментов, относящихся к вербальной экспликации образа идеального собеседника. Например: Он был блестящий собеседник, потому что обладал хорошей внешностью и умением разговаривать; Только умея слушать и отвечать, можно быть настоящим идеальным собеседником и т.п. Небольшое количество объективаций говорит о слабой текстовой актуализации образа идеального собеседника в русской художественной коммуникации.

В художественных текстах объективировано, тем не менее, достаточно много семантических признаков, указывающих качества идеального собеседника (образованный, с юмором, воспитанный, общительный, спокойный, умный, умеет говорить комплименты, внимательный и т.п.). Например: Его гибкий ум и красноречие делали его замечательным собеседником и компаньоном для застолья; Воспитанный и необычайно красноречивый человек; лучшего собеседника я не встречал; Он был хорошо сложен, был идеальным собеседником, с развитым чувством юмора и др.

Самый частотный семантический компонент, по данным проведенного исследования художественных текстов, умеет слушать с индексом яркости 0,32. Наличие большого числа единичных признаков свидетельствует о том, что в художественной коммуникации исследуемый образ заметно индивидуализирован.

Во втором параграфе «Объективация образа идеального собеседника в текстовом пространстве сети Интернет» приведены результаты объективации образа идеального собеседника по данным исследования Интернет-текстов.

При анализе текстовых фрагментов в сети Интернет, содержащих объективацию образа идеального собеседника, выяснилось, что в коммуникативном Интернет-пространстве так же, как и в художественной коммуникации, преобладает образ идеального собеседника-слушателя. На это указывает самый частотный объективируемый признак умеет слушать (ИЯ 0,24).

Выявлены признаки, относящиеся к образу молчаливого идеального собеседника (умеет молчать). Указание на самого себя как идеального собеседника – признак я сам – также оказался актуальным.

Всего по результатам текстового анализа (Интернет-тексты и художественные тексты) было выявлено 82 семантических признака исследуемого образа.

Метод поиска экспликативных высказываний в сети Интернет оказался весьма эффективным и продуктивным, т.к. в Интернет-текстах выявлено в два раза больше случаев экспликации образа, чем в художественных текстах.

При обобщении данных текстовой объективации были выявлены признаки, совпадающие в Интернет-тексте и в художественном тексте: умеет слушать, молчаливый, имеет чувство юмора, образованный, умный, общительный, красноречивый, опытный, легкий в общении, пьющий человек, находчивый, любит литературу, друг, простой, спокойный, интересный в общении, приятная внешность.

По результатам исследования текстовых объективаций была построена интегративная модель текстового образа идеального собеседника.

Наиболее яркий семантический признак по результатам текстовой объективации умеет слушать, который составляет ядро образа. Ближняя периферия включает признаки молчаливый, я сам, приятная внешность, интересный в общении, умный, с юмором и др.

К дальней периферии принадлежат следующие семантические признаки, характеризующие идеального собеседника (соглашается со мной, сопереживающий, говорит по теме, спокойный, легкий в общении, опытный, воспитанный и т.д.), а также признаки, идентифицирующие идеального собеседника с конкретным типом людей (пьющий человек, психолог по профессии).

Наличие большого количества признаков, составляющих крайнюю периферию (57) говорит о значительной индивидуализации образа идеального собеседника в сознании индивидов.

Следует отметить, что в результате проведения психолингвистического исследования было получено 79 семантических признаков, а в результате анализа текстовой объективации – 82. Близкое количество выявленных семантических признаков дает возможность говорить об объективности и совместимости этих методик для описания ментальных образов языкового сознания, в частности, образа идеального собеседника.

Анализ экспликативных текстовых объективаций образа идеального собеседника в художественных и Интернет-текстах позволяет дополнить описание психологически реального содержания и структуры образа в языковом сознании носителя языка.

В Заключении обобщаются результаты исследования, делается вывод о том, что наиболее эффективными методами описания содержания ментальных образов языкового сознания являются направленный психолингвистический эксперимент и анализ Интернет-текста, которые дают наиболее богатые, согласующиеся между собой и взаимодополняющие результаты.

В целом психологически реальное содержание образа идеального собеседника в русском языковом сознании, номинируемого словосочетанием «идеальный собеседник», может быть представлено полевой моделью из 1семантических признаков, интегрирующей результаты психолингвистического и текстового описания.

Ядерный признак умеет слушать с индексом яркости 0,53 показывает нам, что для русского человека идеальный собеседник – это, прежде всего, слушатель.

Яркое ядро и яркая ближняя периферия говорят о высокой стереотипизированности образа в языковом сознании русского человека и высокой согласованности концептуализации идеального собеседника носителями русского языкового сознания. Самыми яркими признаками ближней периферии являются общительный 0,20; понимающий 0,19; друг 0,18;

интересный в общении 0,16; может посоветовать 0,13 и др.

Основными признаками дальней периферии являются я 0,06; добрый 0,06;

человек 0,06; не перебивает 0,06; с юмором 0,05; имеет свое мнение 0,05;

может поддержать разговор 0,05; родственник 0,05.

В состав крайней периферии входит подавляющее большинство выявленных признаков: занимается одной со мной деятельностью 0,01; умеет задавать вопросы 0,01; необходим в дороге 0,01; доброжелательный 0,01; находчивый 0,01; бог 0,01; говорит вовремя 0,01; ровесник 0,01; простой 0,01; приятно пахнет 0,01; мужчина 0,01 и др.

Таким образом, ядро указывает на стандартизированность образа идеального собеседника в языковом сознании, а периферия – на его дифференцированность в языковом сознании различных групп носителей языка. Наряду с ядерными признаками, которые выявляются в языковом сознании основной части носителей языка, проявляется индивидуальность образа идеального собеседника, обусловливающая наличие признаков, специфичных для гендерного, возрастного и индивидуального сознания.

В образе идеального собеседника в русском языковом сознании выявляется достаточно много идентифицирующих признаков, представляющих по содержанию пример человека определенной профессии, характера и под., который обладает свойствами идеального собеседника друг, единомышленник, коллега, любовник, мужчина, похож на Пушкина, преподаватель по профессии, психолог по профессии, собутыльник, родственник, сотрудник, сторонник, читатель и др. Это объективно-идентифицирующие признаки.

В числе идентифицирующих признаков выделяются и субъективноидентифицирующие признаки – отсылающие к единичным, субъективно известными испытуемым или авторам текстов лицам – типа это я, Дима, Женя, Ковалева Анастасия, Насонов Е.В., Олег, Соня, Макс, Влад.

Исследование показывает, что в русском языковом сознании наблюдается преимущественно «пассивная концептуализация» идеального собеседника, который как таковой не должен проявлять активности, должен больше молчать и быть готовым в случае необходимости оказать помощь собеседнику.

Частотность языковой объективации образа идеального собеседника в художественных текстах и текстах в сети Интернет сравнительно невелика.

Очевидно, носители языка не считают необходимым рефлексировать над этим образом, обсуждать его и как-либо комментировать, при том что в языковом сознании носителей языка, как показывает эксперимент, он очень ярок, хорошо сформирован и высоко стереотипизирован. Это явление может быть объяснено именно яркостью и содержательной сформированностью образа идеального собеседника в языковом сознании народа – данный образ, очевидно, не требует для русского человека дополнительных обсуждений и размышлений.

Образ, создаваемый текстами Интернета, ближе к обыденному языковому сознанию, чем образ, запечатленный в художественных текстах, и ближе к реальному психолингвистическому значению, на что указывает число совпадающих объективаций.

В русском языковом сознании прослеживается отчетливая тенденция высокой оценки молчания собеседника (что выглядит несколько парадоксально на фоне традиционно высокой коммуникативной активности русского человека) это доказывает яркое ядро образа и удельный вес семантических признаков, указывающих на молчаливого собеседника.

Таким образом, в русском языковом сознании сформирован «аудиоцентрический» образ идеального собеседника – доминирует образ человека, который умеет слушать и мало говорит. Основа образа русского коммуникативного идеала – умеющий слушать, понимающий собеседника, общительный человек, друг, который может дать совет и помочь, когда это потребуется, с которым имеются общие интересы. Он должен быть отзывчивым, спокойным, открытым, добрым и интересным в общении.

В интегральной модели образа выявлено также много признаков, указывающих на отсутствие определенных свойств у идеального собеседника – не возражает, не грузит, не перебивает, не дает ненужные советы, не задает глупых вопросов, не переспрашивает, не надоедает своими мнениями, не пилит. Следовательно, идеальный собеседник – это не только человек, обладающий определенными свойствами, но и лишенный определенных свойств, качеств.

Таким образом, комплексная методика, основанная на сочетании психолингвистических методов (свободный и направленный ассоциативный эксперимент, методика субъективной дефиниции) и методики экспликативной текстовой объективации образа (анализ экспликативных фрагментов художественных текстов и Интернет-текстов) показала свою эффективность в описании психологически реального содержания образа языкового сознания и может быть применена к описанию других культурно-релевантных образов языкового сознания.

Перспективным представляется дальнейшее исследования образа идеального собеседника в русском языковом сознании в сопоставлении с образами идеального собеседника в языковом сознании других народов, а также в сопоставлении с образами друга, врага, молчуна, болтуна, вежливого человека и др.

В Приложении к работе представлены результаты описания образа идеального собеседника по данным словарей, список примеров экспликативной текстовой объективации образа идеального собеседника в текстах Интернет со ссылкой на источник, а также сравнительный анализ содержания образа идеального собеседника в русском языковом сознании, описанного различными методиками.

Содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1. Вовк Е.В. Концепт «идеальный собеседник» (по данным экспериментального исследования) // Лингвоконцептология. Вып. 1. / Науч.

ред. И.А. Стернин. – Воронеж: «Истоки», 2008. – С. 45-48 (0,3 п. л.) 2. Вовк Е.В. Концепт «идеальный собеседник» по материалам поисковой системы в сети Интернет // Лингвоконцептология. Вып. 2. / Науч. ред. И.А.

Стернин. – Воронеж: «Истоки», 2009. – С. 53-62 (0,6 п. л.).

3. Вовк Е.В. Концепт «идеальный собеседник» по данным экспериментального исследования (метод субъективных дефиниций) // Квалификационная филологическая подготовка специалистов на факультете педагогики и методики начального образования в свете модернизации системы образования: Материалы II Международной научно-практической конференции. Борисоглебск, 7-8 апреля 2009 г.: В 2-х т. – Борисоглебск, 2009.

–Т.1. С. 187-195 (0,6 п. л.).

4. Вовк Е.В. Лексикографическая объективация концепта «Идеальный собеседник» // Семантико-когнитивные исследования: международный сборник научных трудов/ Под ред. М.В. Шамановой, Е.В. Борисовой. – Вып. 1. – Воронеж: «Истоки», 2010. С. 72-73 (0,1 п. л.).

5. Вовк Е.В. Концепт «идеальный собеседник» в русском коммуникативном сознании// Язык и национальное сознание. - Вып. 14 / Научный ред. И.А. Стернин. – Воронеж: «Истоки», 2010 С. 76-79 (0,3 п. л.) 6. Вовк Е.В. Концепт «идеальный собеседник» в художественном пространстве // Культура общения и е формирование: Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 23 / Под. ред. И.А. Стернина. – Воронеж: Истоки, 2010.

– С. 121-122 (0,2 п. л.).

7. Вовк Е.В. Гендерные и возрастные особенности концепта «идеальный собеседник» // Лингвоконцептология и психолингвистика. Вып.3 / Науч. ред.

И.А. Стернин. – Воронеж: «Истоки», 2010. С. 56-58 (0,2 п.л.).

8. Вовк Е.В. Экспериментальное исследование концепта «идеальный собеседник» в обыденном языковом сознании // Жизнь языка в культуре и социуме: Материалы конференции, посвященной 75-летию доктора филологических наук, профессора Евгения Федоровича Тарасова. Москва, 1415 апреля 2010 г. – Москва, 2010. С. 127-129 (0,2 п. л.).

9. Вовк Е.В.Представление об идеальном собеседнике в обыденном сознании жителей Воронежской области // Языковое сознание жителей Воронежа / И.А. Стернин [и др.] /Под ред. И.А. Стернина. – Воронеж:

«Истоки», 2010. С. 122-126.(в соавторстве со Стерниным И.А.) (авторский вклад 80%) (0,3 п. л.).

10. Вовк Е.В. Экспериментальное исследование концепта «идеальный собеседник» // Вестник ВГУ. Серия: Филология. Журналистика. – Воронеж, 2010. № 1. С. 20-22 (0,2 п. л.).

11. Вовк Е.В. Идеальный собеседник в русском обыденном сознании // Материалы XIV Международной научной конференции «Риторика и культура речи: наука, образование, практика». 1-3 февраля 2010 г. – Астрахань, 2010. – С. 33-34. (в соавторстве с И.А.Стерниным) (авторский вклад 80%) (0,1 п. л.).

12. Вовк Е.В. Об исследовании коммуникативного идеала // Культура общения и е формирование: Межвузовский сборник научных трудов. – Вып.

24 / Под. ред. И.А. Стернина. – Воронеж: Истоки, 2011. – С. 66-69 (0,3 п. л.).

13. Вовк Е.В. Лексико-фразеологическая объективация образа идеального собеседника в русском языковом сознании // «Неделя науки – 2011».

Материалы ежегодной научной конференции преподавателей и студентов. – Борисоглебск: ГОУ ВПО «БГПИ», 2011. – С. 137-138 (0,2 п. л.).

14. Вовк Е.В. Особенности русского коммуникативного идеала (по данным экспериментального исследования) // Лингвоконцептология и психолингвистика. Вып.4 / Науч. ред. И.А. Стернин. – Воронеж: «Истоки», 2011. С. 14-17 (0,3 п. л.).

15. Вовк Е.В. Национальный коммуникативный идеал как компонент языковой картины мира // Известия РГПУ им. Герцена. – С.-Петербург. – № 130. – 2011. – С. 156-159 (0,3 п. л.).

16. Вовк Е.В. Коммуникативный идеал в русской языковой картине мира // Известия ВГПУ. – Волгоград. – № 5 (59). – 2011. – С. 55-57 (0,2 п. л.).

17. Вовк Е.В. Методы изучения и описания национального коммуникативного идеала // Семантико-когнитивные исследования:

межвузовский сборник научных трудов / Под ред. М.В. Шамановой, Е.В.

Борисовой. – Вып. 2. – Воронеж: Истоки, 2011. – С. 74-77 (0,3 п. л.).

18. Вовк Е.В. Методика интеграции результатов семантического описания языковых единиц разными методами. – Учебное пособие (в соавторстве с И.А.Стерниным) – Воронеж: «Истоки», 2012. – 42 с. (авторский вклад 80%) (2,п. л.).

19. Вовк Е.В. Психолингвистическое исследование содержания образа идеального собеседника в языковом сознании носителя языка // Язык и национальное сознание. – Вып.18. – Воронеж: «Истоки», 2012. – С. 31-33 (0,2 п.

л.).

20. Вовк Е.В. Образ идеального собеседника в русском языковом сознании // Риторика в новом образовательном пространстве: Материалы XVI международной конференции. Санкт-Петербург, 1-3 февраля 2012 г. – СанктПетербург, 2012. – С. 174-177. (в соавторстве с И.А. Стерниным) (авторский вклад 80%) (0,3 п. л.).

Общий объем опубликованных работ составляет 7,8 п. л.

Работы под № 10, 15, 16 опубликованы в изданиях, рекомендованных ВАК РФ.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.