WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

Булатова Миннира Рахимовна

МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ТАТАРСКИХ ГОВОРОВ АРЕАЛА «ЮГ БАШКОРТОСТАНА»

10.02.02 – языки народов Российской Федерации (татарский язык)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук

Казань – 2012

Работа выполнена в отделе лексикологии и диалектологии Института языка, литературы и искусства им. Г. Ибрагимова Академии наук Республики Татарстан

Научный консультант: доктор филологических наук профессор Рамазанова Дария Байрамовна

Официальные оппоненты: Насипов Ильшат Сахиятуллович, доктор филологических наук профессор, кафедра татарского языка и литературы, ФГБОУ ВПО «Башкирский государственный педагогический университет им. М.Акмуллы», заведующий (г. Уфа) Кадирова Энзе Ханафиевна, кандидат филологических наук доцент, кафедра истории татарского языка и тюркского языкознания, ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет», доцент (г. Казань)

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Чувашский государственный университет им. И.Н. Ульянова»

Защита состоится «26» декабря 2012 года в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д 022.001.01 при Институте языка, литературы и искусства им. Г.Ибрагимова Академии наук Республики Татарстан по адресу: 420014, г. Казань, Кремль, ул. Шейнкмана, (здание «Манеж»).

С диссертацией и авторефератом можно ознакомиться в Центральной научной библиотеке Казанского научного центра РАН (420111, Республика Татарстан, г. Казань, ул. Лобачевского, 2/31).

Автореферат разослан «26» ноября 2012 г.

Учёный секретарь диссертационного совета доктор филологических наук доцент А.А.Тимерханов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования. Изучение диалектов и говоров дает ценный материал для разработки вопросов истории формирования языка, его исторической диалектологии. Исследование диалектного языка как элемента единой системы является весьма существенным при характеристике национального языка, так как народные говоры являются его территориальной разновидностью. Данные современных диалектов и говоров служат важным источником для изучения исторического пути, пройденного народом: первоначальное его обитание, его расслоение и переселение, его связи с соседями и т.д.Ареальная лингвистика как самостоятельное направление языкознания возникла на базе диалектологии, лингвистической географии, которые представляют собой этапы развития пространственного исследования2. Ареальная лингвистика (пространственная лингвистика) (от. лат. area – площадь, пространство) – раздел языкознания, изучающий распространение языковых явлений в пространственной протяжённости и межъязыковом (междиалектном) взаимодействии на основе методов лингвистической географии3. Она прежде всего учитывает территориальные границы распространения отдельных языковых явлений, с выявлением ареалов языковых союзов. Перспективность ареальной лингвистики определяется тем, что она соединяет в себе синхронный и диахронный планы изучения языковых явлений. Сочетание этих аспектов позволяет уточнить как современное, так и историческое диалектное членение языка того или иного региона, способствует углубленному изучению конкретных языков и их диалектов4.

В общем языкознании интерес к ареалогическим исследованиям отражен в трудах Б.А. Серебренникова, М.А. Бородиной, Г.Ф. Благовой, Н.З. Гаджиевой, Л.Т. Махмутовой, Д.Б. Рамазановой, А.Б. Джураева, определены цели и задачи ареалогических исследований, намечены перспективы развития этого направления тюркологии.

Муркелинский Г.Б. Что дают диалекты для изучения истории языка // Совещание по общим вопросам диалектологии и истории языка (тезисы докладов и сообщений) (Душанбе, 12–15 ноября 1979 г.). – М., 1979. – С. 241–242.

Бородина М.А. Развитие ареальных исследований и основные типы ареалов // Взаимодействие лингвистических ареалов. – Л.: Наука, Ленингр. отд-е, 1980. – С. 7–25.

Нерознак В.П. Ареальная лингвистика // Лингвистический энциклопедический словарь / Под. ред. В. Н. Ярцевой. – М.: Советская энциклопедия, 1990. – 385 с.

Гаджиева Н.З. Проблемы тюркской ареальной лингвистики. – М.: Наука, 1975. – С. 19, 246–294.

На юге Башкортостана выделяется ареал5, где распространен ряд татарских говоров, которые относятся к разным диалектам: белебеевский подговор мензелинского говора, курмантауский говор (впервые выявленный в ходе исследования ареала), тепекеевский говор, турбаслинский говор, учалинский говор среднего диалекта и стерлитамакский говор западного диалекта татарского языка (см. карту-схему на стр. 4), объединяющиеся своими диалектными особенностями в еди В пределах Альшеевского, Архангельского, Аургазинского, Баймакского, Белебеевского, Бижбулякского, Благоварского, Буздякского, Гафурийского, Давлекановского, Зианчуринского, Иглинского, Ишимбайского, Кармаскалинского, Куюргазинского, Мелеузского, Миякинского, Стерлибашевского, Стерлитамакского, Туймазинского, Учалинского, Уфимского, Федоровского, Чишминского районов.

ную систему и в то же время имеющие специфические для каждого из них языковые явления.

Актуальность работы заключается в том, что достижения татарской диалектологической науки на современном этапе, результаты лингвогеографических исследований создали возможность по-новому подойти к характеристике говоров, раскрытию истории формирования ареалов.

Одним из важных направлений является исследование морфологической системы говоров ареала. Специальный частеречный анализ способствует более углубленному раскрытию семантического содержания грамматических категорий.

Изучение говоров в ареалогическом аспекте важно и потому, что в регионе, как и в других ареалах распространения татарского диалектного языка, идет неумолимый процесс нивелировки, влияния им извне говоров других языков. При этом свою роль играет также и процесс всеобщей глобализации. Говоры, входящие в этот ареал, исследованы в разное время и в различной степени, что также побуждает нас обращаться к истории формирования и этнолингвистической характеристике этих говоров.

Объектом исследования является татарский диалектный язык ареала «Юг Башкортостана».

Предмет исследования – морфологические особенности татарских говоров южного Башкортостана.

Цель диссертационной работы состоит в исследовании морфологической системы татарских говоров ареала «Юг Башкортостана» в ареалогическом плане.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

– систематизировать и обобщить теоретические положения ареалогических исследований в татарском языкознании;

– изучить говоры рассматриваемого ареала;

– уточнить классификацию татарских говоров ареала «Юг Башкортостана», границы их распространения; установить их внутренние связи и соотношения;

– характеризовать выявленный курмантауский говор, определить его место в диалектной системе татарского языка;

– раскрыть историю формирования носителей говоров исследуемого ареала на основе как лингвистических (фонетических и лексических) особенностей, так и с учетом этногенетических данных, привлекая при этом архивные и исторические источники, легенды, бытующие среди населения;

– описать морфологические особенности татарских говоров ареала «Юг Башкортостана» в сравнении татарскими говорами, привлекая при этом также и данные по тюркским и другим языкам, по старотатарским и древнетюркским памятникам;

– сопоставить системы особенностей говоров ареала «Юг Башкортостана» с другими ареалами приуральских говоров, выявить их общность и специфику.

Научная новизна работы заключается в том, что в ней впервые и комплексно исследуется морфологическая система татарских говоров ареала «Юг Башкортостана», выделившегося на основе достижений лингвогеографических исследований, татарской диалектологической науки и общей диалектологии. Автором также выявлен говор, диалектные особенности которого имеют своеобразную систему, несколько отличающуюся от систем особенностей соседних говоров и позволяющую рассматривать его как отдельный самостоятельный курмантауский говор среднего диалекта татарского языка.

Методы и приемы исследования. Для решения поставленных задач применялся комплекс методов исследования:

– ареально-лингвогеографический, то есть ареальная характеристика взаимодействия языков и диалектов в определённом регионе;

– описательный, состоящий в последовательном описании языковых единиц;

– сопоставительный, заключающийся в тщательном сопоставлении его с литературным языком и при необходимости с соседними родственными или другими языками, что позволяет выявить общее и специфическое в них;

– сравнительно-исторический – анализ материала в сравнении с другими говорами татарского языка, другими тюркскими языками, в целях установления их общности;

– при сборе фактического материала использованы полевой метод и метод качественной обработки данных.

Источником исследования послужили материалы диалектологических экспедиций и записей автора на территории распространения исследуемых говоров (Аургазинский, Белебеевский, Благоварский, Бишбуляковский, Гафурийский, Иглинский, Ишимбайский, Стерлибашевский, Стерлитамакский и др. районы); опубликованные труды по татарской диалектологии, особенно по рассматриваемому ареалу; «Свод описания татарских говоров» (Казань, 2008); «Атлас татарских народных говоров»6; письменные источники – труды Атлас татарских народных говоров Среднего Поволжья и Приуралья / Научн. редакторы: Н. Б. Бурганова, Л. Т. Махмутова; Составители: Н. Б. Бурганова, Л. Т. Махмутова (I т.), Ф. С. Баязитова, Д. Б. Рамазанова, 3. Р. Садыкова, Т. X. Хайрутдинова (2 т.). – Казань, 1989. + Прил.: Комментарии к «Атласу...» – Казань, 1989. – 300 с.; Атлас татарских народных говоров. – В 3-х томах (рукопись);

историко-этнографического характера, посвященные жизни, трудовой деятельности, культуре носителей среднего и западного диалектов; накопленные источники по диалектной лексикографии.

Теоретико-методологической основой исследования послужили положения, разработанные в трудах видных ученых-тюркологов:

В.М. Жирмунского, Н.К. Дмитриева, Н.А. Баскакова, Э.Р. Тенишева, Н.З. Гаджиевой, Н.Ф. Катанова, С.Е. Малова, К.М. Мусаева, А.Н. Кононова, А.М. Щербак, А.А. Юлдашева, В.В. Радлова, Э.В. Севортяна, Б.А. Серебренникова, А.В. Дыбо и др.; ведущих башкирских ученых:

Дж.Г. Киекбаева, Н.Х. Ишбулатова, С.Ф. Миржановой, Н.Х. Максютовой, З.Г. Ураксина, Ф.Г. Хисамитдиновой и др.; татарских ученых: Г.Н. Ахмарова, Л.З. Заляя, А.Ш. Афлятунова, Л.Т. Махмутовой, Н.Б. Бургановой, М.З. Закиева, Д.Г. Тумашевой, Л.Ш. Арсланова, Д.Б. Рамазановой, Ф.Ю. Юсупова, А.Г. Шайхулова, Ф.С. Баязитовой, З.Р. Садыковой, Т.Х. Хайрутдиновой, И.С. Насипова, Р.С. Барсуковой и др.; татарских ученых, которые проделали определенную работу по выявлению и характеристике ареалов татарского диалектного языка: Л.Т. Махмутовой, Д.Б. Рамазановой, Ф.Ю. Юсупова, Д.З. Махмутшиной, М.Р. Хабибуллиной; были использованы достижения исторической науки, в частности труды Р.Г. Кузеева, М.З. Закиева, А.Х.

Халикова, М.А. Усманова, М.И. Ахметзянова, Д.Б. Рамазановой и др.

В трудах этих исследователей разрабатывались проблемы истории языка, формирования говоров и диалектов, принципов их классификации и характеристики.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что оно вносит определенный вклад в пространственное изучение морфологии татарского диалектного языка и в осуществление лингвогеографического и ареалогического аспектов в татарской диалектологии.

Изучение говоров и их особенностей по языковым уровням способствует решению проблемы истории формирования как языка татар отдельных регионов, так и общенародного татарского языка. Обобщения по истории формирования говоров и их носителей, материалы и анализы морфологических особенностей представляют собой объективный надежный базис при изучении не только этногенеза татарского народа, но и многовековых связей татарского языка с другими родственными и неродственными языками ареала «Юг Башкортостана». Теоретические результаты могут быть использованы в ходе разработок проблем татарского языкознания и общей тюркологии.

Практическая значимость работы состоит в том, что материалы и результаты исследования могут быть использованы в исследованиях по проблемам общенародного татарского языка, при составлении учебных пособий по диалектологии, исторической диалектологии и грамматике, диалектологических, региональных словарей, при изучении картины мира татарского народа, в преподавании теоретических спецкурсов по диалектологии: «Диалектная грамматика татарского языка», «Историческая морфология и диалектная морфология татарского языка», а также могут применяться при вузовском и школьном преподавании, в учебниках и спецкурсах по данной тематике.

На защиту выносятся следующие положения:

1. В результате пространственного изучения татарского языка лингвогеографическим методом выделены ареалы, включающие в себя говоры различных диалектов. Исследование говоров ареала расширяет пределы их распространения, дает возможность уточнить границы известных говоров, способствует открытию новых единиц там, где татарские говоры продолжали оставаться недостаточно изученными.

Выявлен и исследован курмантауский говор среднего диалекта татарского языка.

2. При установлении курмантауского говора, как и всех говоров и диалектов языка, наряду с общепринятым территориальнолингвистическим критерием, основополагающим является также принцип, согласно которому черты диалектных единиц составляют своеобразную, присущую только ему систему особенностей, отраженных во всех трех уровнях языка: фонетике, грамматике и лексике.

3. Анализ морфологических особенностей говоров ареала показал на наличие фонетических вариантов и семантических оттенков грамматических категорий глаголов, именных и служебных частей речи.

4. Ареалогический подход предполагает объяснение языковых особенностей с учетом исторических данных, которые привели к формированию говоров ареала именно как татарских: историко-генетическая этническая общность (местный тюркский и башкирский этносы), насслоение на них поволжско-татарского и позднее мишарского этнических компонентов.

5. Формирование говоров среднего и западного диалектов в одном ареале обусловлено: древней общекыпчакской языковой общностью;

взаимовлиянием и взаимодействием говоров различных диалектов, татарского и башкирского языков; ведущей и определяющей ролью среднего диалекта татарского языка; участием западного диалекта в этнолингвистических процессах в ареале «Юг Башкортостана».

Aпрoбaция рaбoты. Ocнoвныe пoлoжeния и результаты иccлeдoвaния дoклaдывaлиcь нa научных конференциях: Международной тюркологической конференции «Словообразование в тюркских языках: исследования и проблемы» (Казань, 2010); Международной тюркологической конференции «Диалектология, история и грамматическая структура тюркских языков» (Казань, 2011); Международном тюркологическом симпозиуме «Академик Э.Р. Тенишев и тюркский мир» (Казань, 2012); Международных научных конференциях молодых ученых и аспирантов «Наука XXI века: Проблемы филологии и искусствоведения» (Казань, 2011; 2012); Республиканской научно-методической конференции «Актуальные проблемы татарского языка, литературы и методики их преподавания» (Актаныш, 2011); I Республиканской научно-практической конференции с участием регионов РФ «Татарская лингвокультурология: проблемы, поиски, решения» (Казань, 2011); XI Межрегиональной конференции «Актуальные проблемы диалектологии языков народов России» (Уфа, 2011); Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Проблемы изучения и преподавания тюркской филологии: история, современность, перспективы» (Стерлитамак, 2012); Всероссийской научнопрактической конференции «Занкиевские чтения» (Тобольск, 2012) и были изложены в 12 научных публикациях, 2 из которых опубликованы в ведущих научных журналах, рекомендованных ВАК.





Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списков использованной литературы и лексикографических источников 350 наименований, списка условных сокращений, четырех приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются объект, предмет, цель и задачи, указываются материалы и методы исследования, раскрываются теоретическая и практическая значимость работы, формулируются научная новизна и положения, выносимые на защиту, сообщается об апробации результатов исследования.

Первая глава «Научно-теоретические основы изучения диалектов и говоров» состоит из четырех разделов.

В первом разделе «К вопросу об ареалогических исследованиях в татарской диалектологии» раскрывается суть ареалогического исследования. Лингвогеографический этап дает возможность несколько по-иному взглянуть на все накопленное и приступить к обобщающим исследованиям в различных аспектах, к вычленению лингвистических пространств. Это обусловливается и тем, что продолжается изучение периферийных говоров, до сих пор остававшихся по тем или иным причинам до конца неисследованными.

С этой точки зрения продолжают вызывать интерес татарские говоры ареала «Юг Башкортостана» (границы на севере Туймаза – Благовар – Уфа – Иглин – Учалы), которые характеризуются развитием в более тесном, чем говоры северо-западного Башкортостана, контакте с башкирским языком. Кроме того, предполагается, что в исследуемом ареале происходили этнические включения башкир в среду носителей татарских говоров. Все это привело к формированию ряда татарских говоров, имеющих специфические фонетические особенности, общие с башкирским языком: употребление d вместо общетатарского з, с вместо общетатарского ч, й вместо , ж вместо интервокального и некоторые другие.

Ареальный подход предоставляет в распоряжение исследователя пространственное размещение различных явлений как в пределах одного говора, либо всего рассматриваемого ареала (например, формы пространственных падежей личных местоимений I и II л. ед.ч. типа ми рг, ми рдн, ми рд; и др.), так и между татарскими говорами, распространенными в более широком ареале (например, изоглоссы глагольных форм на -ы, -сыгыз//-сыз, й-оканья и -оканья, соответствий гласных, согласных и мн. др.), либо ареалы в общетюркском масштабе (например, склонение местоимений в пространственных падежах двойными аффиксами типа шуны да, мине , тегене дн, параллели которых известны в уйгурских диалектах и др.)7.

В татарской диалектологической науке ареалогическому исследованию татарского лингвистического пространства посвящены труды Л.Т. Махмутовой, Д.Б. Рамазановой, Ф.Ю. Юсупова, Д.З. Махмутшиной, М.Р. Хабибуллиной8 и др.

Богатый материал по истории этнического формирования носителей говоров Приуралья представлен и в исследованиях Н.Ф. Катанова, А.Ш. Афлетунова, Д.Б. Рамазановой, Ф.Ю. Юсупова, Т.Х. Хайрутдиновой, З.Р. Садыковой, и также историков (Р.Г. Кузеева, У.Х. Рахматуллина, М.З. Закиева, М.А. Усманова, М.И. Ахметзянова и др.), которые осуществляли изучение экстралингвистических факторов на основе исторической литературы, архивных и других источников9.

Рамазанова Д.Б. Вопросы татарской диалектологии. – Казань, 2008. – С. 92.

Махмутова Л.Т. Опыт исследования тюркских диалектов: мишарский диалект татарского языка. – М.: Наука, 1978. – 271с.; Рамазанова Д.Б. Историко-лингвистические особенности формирования и функционирования западно-приуральского ареала татарского языка: дис. в виде науч. докл… док. филол. наук. – Казань, 1998. – 100 с.; Хабибуллина М.Р. Характеристика изоглосс вариантов фонемы [а] в татарском лингвистическом пространстве: автореф. дис.... канд. филол. наук. – Казань, 2002. – 25 с.; Юсупов Ф.Ю. Татар телене диалектлары: Урал сйлшлре. – Казан: Мгариф, 2003. – 351 б.; Махмутшина Д.З. Урал м Урал арты сйлшлрене морфологик системасы. – Уфа, 2004. – 131б.

Закиев М.З. История татарского народа (Этнические корни, формирование и развитие). –М.: ИНСАН, 2008. – 560 с.; Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. – М.: Наука, 1974; хмтанов М.И. Нугай Урдасы: татар халкыны тарихи мирасы. – Казан: Татар. кит. ншр., 2009. – 351 б.; и др.

Данная работа является еще одной попыткой анализа ареала, вычлененного на татарском диалектном пространстве, используя тот опыт, который накапливался в исследованиях указанных авторов.

Во втором разделе «История изучения татарских говоров ареала «Юг Башкортостана» указывается, что татарские говоры Башкортостана давно привлекали внимание учёных (А.Г. Бессонов, Н.Ф. Катанов, Г.Ахмаров, Дж. Валиди, Л.Заляй)10 и нашли отражение в многочисленных публикациях; в «Атласе татарских народных говоров» в 3-х томах; в своде описания татарских говоров («Татар халык сйлшлре»); в трех выпусках «Диалектологического словаря татарского языка» (1969, 1993, 2009). Изучались экспедиционным путем и опубликованы труды А.Ш. Афлетунова, Ж.Алмаз, Л.Т. Махмутовой, Д.Б. Рамазановой, Т.Х. Хайрутдиновой, Ф.С. Баязитовой, Р.Г. Ахметьянова, З.Р. Садыковой, И.С. Насипова и др11.

В ходе экспедиции в составе Д.Б. Рамазановой и автором данных строк, организованной в Гафурийский район Республики Башкортостан, впервые были изучены говоры татарских деревень. Выявилось, что северная граница территории распространения тепекеевского говора ограничивается нас.пп. Кутлугуза, Инзелга и далее на севере распространен курмантауский говор, в котором специфические особенности т~д, п~б, к/ ~г/ тепекеевского говора совершенно отсутствуют, спорадический характер приобретают и соответствия d~з, c~ч, й~, ж~, носящие в тепекеевском систематический характер.

Некоторые отличия обнаруживаются и области лексики и грамматики. По нашим визуальным наблюдениям, тепекеевцы и курмантауцы имеют отличия и по внешнему виду. На основе указаннных фактов Бессонов А.Г. О говорах казанского татарского наречия и об отношении его к ближайшим к нему наречиям и языкам // Журнал Министерства народного просвещения. – Ч. ССХVI – СПб., 1881. – С. 200–242; Катанов Н.Ф. Отчет о поездке, совершенной с 20 мая по 20 августа 1898 года в Белебеевский уезд Уфимской губернии // Уч. зап. Имп. Казанского ун-та. Год XVII. – Кн. 7–8. – июль-август. – Казань, 1900. – С. 1–32.

Афлетунов А.Ш. Языковые особенности татар западной и юго-западной части БАССР: автореф. дис. … канд. филол. наук. – Казань, 1961. – 17 с.; Махмутова Л.Т.

О татарских говорах северо-западных районов Башкирской АССР (по материалам экспедиций 1954-57) // Материалы по татарской диалектологии. – Вып. 2. – Казань, 1962. – С. 57-85; Рамазанова Д.Б. Формирование татарских говоров югозападной Башкирии. – Казань: Татар. кн. изд-во, 1984. – 191 с.; Она же. Татары Восточного Закамья: их распространение, формирование говоров. – Казань, 2001. – 208 с.;

Она же. Тепекеевский говор татарского языка // МТД. – Вып. 6. – Казань: ИЯЛИ, 1988. – С. 20–43; Хайрутдинова Т.Х. Златоустовский говор татарского языка. – Казань, 1985. – 158 с.; Баязитова Ф.С. Турбаслы сйлше // Татар халык сйлшлре. китапта. Беренче китап. – Казан: Мгариф, 2008. – 349-357 б.; Насипов И.С. Древнетюркский пласт диалектной лексики мензелинского говора татарского языка: автореф. дис. … канд. филол. наук. – Казань, 1994. – 22 с.

курмантауская группа деревень рассматривается нами как отдельный самостоятельный говор.

Тем самым, языковеды придерживаются единого мнения в определении места татарских говоров Башкортостана в диалектной системе татарского языка. Такого же мнения придерживаются крупнейшие исследователи башкирского языка и его диалектов (Ж.Г. Киекбаев, А.А. Юлдашев, Н.Х. Ишбулатов, Т.М. Гарипов, Н.Х. Максютова, С.Ф.

Миржанова)12.

В последние годы в работах отдельных башкирских языковедов говоры северо-западного Башкортостана рассматриваются в составе башкирских говоров или диалектов13. Объективный подход к собранным на основе «Программы по собиранию материалов для диалектологического атласа татарского языка», четко паспортизованным материалам, записям образцов текстов (частично на диктофон) позволяет не согласиться с таким мнением. Ими не учитывается то, что относительно татар Башкортостана слово «башкиры» применялось как сословный термин. Это подтверждается исследованиями различных историков и других ученых14, многочисленными архивными данными, источниками, выявленными исследователями в архивных хранилищах гг. Москвы, Уфы и др.

Таким образом, исследователи-диалектологи татарских говоров Башкортостана единодушны относительно их места в диалектной системе татарского языка, что находит подтверждение в дальнейших исследованиях. Об этом же свидетельствуют и наши выводы, полученные в ходе изучения татарских говоров юга Башкортостана как единая система.

В третьем разделе «Проблемы этнического формирования носителей говоров ареала «Юг Башкортостана» утверждается, что история формирования говоров уходит своими корнями в глубь веков и, естественно, она происходила в русле процесса сложения татарского народа.

Киекбаев Ж.Г. Башорт диалекттары м уларзы тарихен ысаса инеш // илми язмалар. Башортостан длт университеты. – III сыарылыш. Башорт филология серияы. – № 2. – ф, 1958. – Б. 41–78; Юлдашев А.А. Язык тептярей: автореф. дис.... канд. филол. наук. – М., 1950. – 16 с.; Он же. Говор тептярей Учалинского района Башкирской АССР // Академику В.А. Гордлевскому к его семидесятипятилетию (Сборник статей). – М., 1953. – С. 329–342.

Баишев Т.Г. Башкирские диалекты в их отношении к литературному языку. – М., 1955. – С. 6, 9; Миржанова С.Ф. Северо-западный диалект башкирского языка (формирование и современное состояние). – Уфа, 1991. – 296 с. и др.

Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. – М.: Наука, 1974; Рахматуллин У.Х. Заселение Башкирии (30-90-е годы XVIII в.): дис. … канд. истор. наук. – М., 1975; Рамазанова Д.Б. Формирование татарских говоров.... Она же. Татары Восточного Закамья...

Опираясь на труды известных ученых, историков, археологов, этнолингвистов и языковедов (В.Ф. Генинг (1962); А.Х. Халиков (1971), Н.А. Мажитов (1971), П.Н. Старостин (1971), Л.Т. Махмутова (1978, 1981), М.З. Закиев (1986, 1995, 1998), Д.Б. Рамазанова (1984, 2001), Ф.Г. Гарипова (1986) и мн. др.), можно констатировать, что этноязыковой состав татарского народа формировался в Волго-Камье еще в скифо-сарматский период15 путем консолидации местных тюркских и тюркизированных финно-угорских племен.

Отсутствие в говорах татар юго-западного Башкортостана специфичных черт башкирского языка объясняется наличием генетических связей тюркского населения региона с предками татар Поволжья. На наш взгляд, именно в тот период были заложены основы общности татарских говоров Башкортостана с татарским языком. Аналогичные процессы продолжались и на юге Башкортостана.

Татарские говоры исследуемого ареала сформировались в ходе сложных этнолингвистических процессов взаимовлияния языков:

местного, близкого к языку предков поволжских татар, и татарского (основных его диалектов – среднего и западного), сохранившего в новых условиях свою исконную самобытность.

Передвижение поволжских татар в сторону Урала шло в основном по прикамским землям на северо-запад Башкортостана. Затем в XVIII в.

происходила миграция населения оттуда в южном, восточном, иногда северном направлениях. В результате образовался ряд говоров (мензелинский, бирский, пермский, златоустовский, стерлитамакский, каргалинский, тепекеевский и др.), формирование которых шло примерно в одинаковых социально-исторических и культурно-экономических условиях и которые имеют ряд общих черт, возникших в результате контактирования их с различными говорами башкирского языка.

Четвертый раздел «Этнолингвистическая характеристика говоров» посвящен краткой характеристике фонетической и лексикосемантической систем говоров южного Башкортостана. Материалы свидетельствуют о том, что говоры исследуемого ареала относятся к разным диалектам: среднему – белебеевский подговор мензелинского говора, тепекеевский, курмантауский, турбаслинский, учалинский говоры и мишарскому – стерлитамакский говор. В свою очередь, говоры среднего диалекта ареала делятся на две группы: белебеевский подговор и турбаслинский говор, которые по фонетическим особенностям проявляют большую близость к татарскому литературному языку, В новейших исследованиях высказано мнение о том, что этнические корни татарского народа восходят к еще более раннему периоду: Зкиев М.З. Трки-татар этногенезы. – М.: ИНСАН, РФК, 1998. – Б. 536; Он же. История татарского народа (Этнические корни, формирование и развитие). –М.: ИНСАН, 2008. – 560 с.; Лайпанов К.Т., Мизиев И.М. О происхождении тюркских народов. – Черкесск, 1993.

тогда как тепекеевский, курмантауский и учалинский говоры объединяются в отдельную – контактную (по терминологии Д.Б. Рамазановой) группу, в которой имеются специфичные особенности башкирского литературного языка.

К этой же группе примыкает впервые выявленный и исследованный автором курмантауский говор, который распространен в центральной полосе Республики Башкортостан, в северной части Гафурийского района, то есть на контактной зоне с башкирским языком. Говор, как и златоустовский и тепекеевский говоры, проявляет общность с башкирским языком во всех уровнях: в лексическом, фонетическом и грамматическом. В данном говоре наиболее отличительными специфическими особеннностями в области согласных являются соответствия с~ч, d~з, ж~, й~. Однако следует отметить, что в деревнях, входящих в курмантауский говор, некоторые особенности распространены не в одинаковой степени. Например, говоры отдельных деревень отличаются друг от друга по активности употребления с вместо ч татарского литературного языка, интердентального d и некоторых других.

Курмантауский говор выделяется рядом уникальных лексем: тос (лит.

тш) – косточка; аша лау (аша чыгу) – перешагнуть; апа – кривляка; беd нгн (кыйланчык, хатын-кызга карата) – кривляка; мыжы уыран – худой, больной человек; бер килке (бервакыт, бермлне) – однажды; к мгй (акау) – нёбо; са нау (туплау) – водопой стада;

ырсын (куаклык) – кустарник, растущий на высоком месте; и др.

Из вышеизложенного следует, что отличительными особенностями в области согласных являются: соответствия – в белебеевском спорадическое d~з, ~й, й~; в курмантауском спорадическое с~ч, d~з, ж~, й~; в тепекеевском системно-позиционное т~д, п~б, к~г, систематическое с~ч, d~з, й~; в турбаслинском: ~й, ч~с, з~; в учалинском:

в грамматических показателях д~л/н, т~л/н, системное d~з, с~ч, й~;

в стерлитамакском: спорадическое ~й, й~ (см.: Таблицу на стр. 15).

Общими для татарских говоров среднего диалекта ареала «Юг Башкортостана» являются:

1) в области гласных: произношение оглубленного ао; соответствия: -ай/-й ~ -ый/-и (й), ыw//-эw~у/, ~и; соответствия: ы~а, е~ в глагольных формах; о~у, ~ в определенной группе слов и др.

2) в области согласных: употребление увулярных, , х; выпадение фарингального в начальной и серединной позициях, выпадение сонорных звуков w и й вместе с последующим гласным и др.

Общие для всех говоров ареала особенности проявляются и в области лексики: т д – сначала, то // то чай // то сай – мешок, азак // аdак – потом, затем и др. Данный ареал, вместе с Зауральем и Сибирью, выделяется номенклатурой терминов родства: карт инй // Сравнительная таблица специфических соответствий звуков и глагольных форм татарских говоров ареала «Юг Башкортостана» Диалекты Средний Западный Говоры Белебе- Тепеке- Учалин- Турбас- Курман- Стерлиевский евский ский линский тауский тамакский Соответ.

подговор говор говор говор говор говор Огубленный ао + + + + + – [баола.] -ай~-ый + -й~-и(й) + + + + – (спорадич.) [баормай], [сйлй] Увулярные, , х + + + + + – [ола] к~г – + – – – – [тке] п~б – + – – – – [пер] ~й + – + – – + [ул] (спорадич.) (спорадич.) й~ + + + + + – [йылы] (спорадич.) (спорадич.) (спорадич.) ж~ – + + – + – [хужа] с~ч + – + + – – [сск] (спорадич.) т~д – + – – – – [кинтер] д~л, н [матурды] т~л, н – – + – – – [биттек – битлек, артты – артны] d~з + + + + – – [хdер] (спорадич.) (спорадич.) 1 л.будущ.времени -масмын/-мсмен – + – – + – [килмсмен] 2 л. ед.ч. изъяв.накл.

- ~ -сы /-се – – + – – – [утыра, кил] 2л. мн.ч. повел.накл.

- /-ы /-е ~-гыз/-гез – – + – – – [сала, узы] оконч. прош.вр.

-ны/не, -dы/-dе – – + – – – [араны, килмне], [ыуdы, рdе] спорадич. * – спорадически карт ни – бабушка, картти // картатай – дед, ин // инк – мать, мама; кйенбик // кйми к – старшая сестра мужа для жены или жены для мужа.

Итак, в области фонетики и лексики для говоров ареала «Юг Башкортостана» характерны в основном татарский фонематический состав, общетатарский лексический фонд. Говоры контактной зоны – тепекеевский, курмантауский, учалинский – характеризуются наличием некоторых специфических черт башкирского языка. Система татарских говоров ареала «Юг Башкортостана» являет собой сложную группу в татарской диасистеме, что было обусловлено сложными экстралингвистическими и внутрилингвистическими факторами:

историко-генетическая общность, особенности истории заселения края, взаимовлияние с башкирским языком и др. Эти же положения подкрепляются и более подробным анализом морфологических особенностей говоров, рассматриваемых как единая система в изучаемом ареале.

Вторая глава «Именные части речи татарских говоров ареала «Юг Башкортостана» посвящена характеристике имен существительных, прилагательных, числительных, местоимений, наречий исследуемых говоров. По составу и характеру функционирования грамматических категорий именных частей речи данные говоры проявляют общность с татарским литературным языком, вместе с тем, в них обнаруживаются и отличительные моменты. Диалектные особенности рассматриваются в сравнении с соответствующими формами, бытующими прежде всего в соседних ареалах, в других говорах татарского языка, а также в некоторых других тюркских языках.

Татарский диалектный язык ареала «Юг Башкортостана» характеризуется сложной системой особенностей. В данном ареале имеется ряд черт, объединяющих эти говоры между собой и, в то же время, и по ряду явлений, они отличаются от татарских говоров других ареалов.

Общими для всех говоров ареала являются следующие особенности:

– Аффикс -кай (- ай)/-кй имеет широкий спектр значений: а) ласкательно-уменьшительная функция (бозаукай – теленочек, кий кй – зятек, Халкй – Халиулла); б) значение ласкательности выступает не очень четко, или даже утрачивается (нрскй // нсткй, нийрскй // нмкй – что?, ара ай йегет – смуглый парень, хтеркй – память, ыdы айы – (ее) дочь); в) неопределенность (бер хатын ай – некая женщина); г) в формах обращения к незнакомым людям (йкй-ем, кй-ем); д) при раздраженном состоянии нсткй, нмкй, нрскй приобретают значение лицо, особа, человек’ (акылсыз нмкй – (глупый) человек); е) выражает сходство, подобие (ата ай баласы – ребенок, похожий на отца, анакай баласы – ребенок, похожий на мать);

ж) в некоторых словах - ай/-кй выступает в качестве словообразующего аффикса (спкй ит // чбкй ит (лит. кул чабу) – аплодировать, бить в ладоши в знак одобрения; сула ай – левша, снскй барма – мизинец, ылды ай – котел, мсекй//мшкй – обжора).

– Употребление основного падежа в функции направительного:

Уфа киткн (лит. Уфага киткн) – Уехал в Уфу.

– Употребление дательно-направительного падежа личных местоимений 1 и 2 лиц и в вариантах ми //мий (лит. миа) – мне, си // сийа (сиа) – тебе. Формы ми , си имеют место во всех татарских говорах Западного Приуралья, а в башкирском языке являются литературной нормой16. Формы мий, сий наблюдаются в нурлатском, дубъязовском, бирском, мензелинском, ичкинском, златоустовском, пермском, нагайбакском, сафакульском говорах среднего диалекта татарского языка, встречается и в сибирско-татарских говорах; зафиксированы в караимском языке и в некоторых диалектах и говорах азербайджанского языка17.

– Употребление собирательных числительных вместо количественных при присоединении аффиксов принадлежности: бер се (лит. берсе), ик се (икесе). Бер се кайтмаса да кыйын – Тяжело, если даже один из них не вернется; и др.

Специфические особенности отдельных говоров ареала:

– Для учалинского говора характерно уподобление начального согласного грамматических показателей: боddы (лит. бозлы) – ледовый, с йкемде (сйкемле) – милый, сте (чле) – злобный. Наличием такого явления учалинский говор обнаруживает большое сходство с восточным диалектом башкирского языка18.

– В турбаслинском и учалинском говорах иногда употребляется местоимение нмди вместо лит. нинди: Нмди ыр белсе ? (трбс.) – Какую песню знаешь? В турбаслинском говоре встречаются случаи употребления местоимения лл мкй (<лл+нмкй) вместо лит. лл нрс: лл мкй дип ыч ырып к л – О чём-то говорит и громко смеется.

Дмитриев Н.К. Грамматика башкирского языка. – М.-Л.: Изд-во Академии Наук СССР, 1948. – С. 97.

Мусаев К.М. Грамматика караимского языка: Фонетика и морфология. – М., 1964. – С. 216; Исламов М.И. Древние формы личных местоимений в диалектах и говорах // Советская тюркология, 1972. – № 3. – С. 26.

Подр. см.: Юсупов Ф.Ю. Татар теле сйлшлренд кайбер сз ясагыч кушымчаларны фонетик вариантлары // Словообразование в тюркских языках: исследования и проблемы: материалы Международной тюркологической коонференции, посвященной 80-летию Фуата Ганиева. – Казань, 2011. – С. 89–93.

– В тепекеевском говоре активно выступает местоимение алай (лит. ничек) в значении как’: Син алай пкилде моны? – Ты как принес это? Имеется и в астраханском, ичкинском, сафакульском, златоустовском говорах. В говорах оренбургских татар алай – который’, в восточных диалектах алай – куда’. Местоимение калай в значении как’ характерно и для других кыпчакских языков (башкирского, ногайского, казахского, каракалпакского)19.

– В курмантауском, стерлитамакском и тепекеевском говорах наречия типа безне ч, сезне ч литературного языка употребляются в форме безнекенс – по-нашему, сезнекенс – по-вашему: Безнекенс с лш – Говорит по-нашему. зе некенс эшл – Сделай по-своему.

– В стерлитамакском говоре у существительных с аффиксом принадлежности I и III л. ед.ч. окончание дательно-направительного падежа иногда имеет форму -га/-г: Минем улымга (лит. улыма) – Моему сыну; и др.

Таким образом, система категорий именных частей речи и их семантическое функционирование в говорах ареала «Юг Башкортостана» представляют собой богатую и сложную систему.

В третьей главе «Глагол в татарских говорах ареала «Юг Башкортостана» рассматриваются особенности в области глагола. Как и в татарском литературном языке, глаголы делятся на личные (изъявительное, повелительное, желательное, условное наклонения) и неличные (причастие, деепричастие, имя действия, инфинитив) формы; анализируются особенности в образовании и употреблении залогов, форм передачи характера протекания действия и др.

Общими для всех говоров исследуемого ареала в области глагола являются:

– в положительном и отрицательном аспектах глаголов настоящего времени изъявительного наклонения аффиксу -ый/-и(й) литературного языка соответствует -ай/-й (кроме стерлитамакского говора). Однако по степени активности употребления -ай/-й говоры отличаются. Так, в белебеевском подговоре данное явление выступает спорадически, а в курмантауском, тепекеевском, турбаслинском, учалинском – системно: карай (карый) – смотрит, с йлй (сйли) – рассказывает, туктамай (туктамый) – не останавливается, эшлмй (эшлми) – не работает, килмйем (килмим) – не приду и др.

Употребление аффикса -ай/-й в глаголах распространено и в других говорах татарского языка: в касимовском, нукратском, мензелин Исхаков Ф.Г. Местоимения // Исследования по сравнительной грамматике тюркских языков: в 4-х т. – М.: Изд-во АН СССР, 1956. – Т. 2: Морфология. – С. 240;

Рамазанова Д.Б. Тепекеевский говор татарского языка // Материалы по татарской диалектологии. – Вып. 6. – Казань: ИЯЛИ, 1988. – С. 29.

ском, бирском, ичкинском, частично в златоустовском и в говоре оренбургских татар среднего диалекта, а также в говорах восточных диалектов20. В башкирском языке широкий вариант принят как литературная норма.

– Значительно активнее, чем в литературном языке, употребление формы на -ы кыра/-е кер, выражающей неполноту (айак ш керей – нога немного мёрзнет), обычность, постоянство (усакны тактага йары керилр – осину обычно распиливают на доски), усиление (коймак ачы кыраган – блинное тесто прокисло) действия;

– Употребление причастной формы на -ыр и с оттенком долженствования: Укырга керер ылы – В этом году должен пойти учиться.

– Отклонения в употреблении залогов: бет (лит. бетер) – заканчивать, йазышу (язу) – писать, суу (суыну) – остывать и др.

– Возвратный залог без прямого дополнения выражает действие для себя, обобщенность: теген – шьёт, занимается шитьем.

– Как и во всех говорах татарского языка, наблюдается употребление формы на -мак/-мк в определенных падежах или сочетаниях:

Бу начар к нне ничек бармак кирк – Как можно ехать в такую плохую погоду. Тума тан алмагач, лмктн алмабыз – Раз родились, то и умереть придется. Форма -мак/-мк активно бытовала в татарском литературном языке до XX века; характерна для турецкого, туркменского, азербайджанского, а также кумыкского языков21.

Среди специфических для того или иного говора ареала особенностей следует выделить:

– В курмантауском и тепекеевском говорах формам дип йт//диген (скажи) (2л. ед. числа повелительного наклонения) соответствует вариант ди (крмн.)//дийе (тпк.): С йлшселре кил ди (диген) – Скажи, что им хочется поговорить. Таын онот анмын дийе – Скажи, что опять забыл. Кстати, ди+ген >диген – неправ. форма повелителного наклонения (диген).

– В курмантауском и тепекеевском говорах отрицательный аспект будущего времени в 1 л. ед.ч. оформляется аффиксом -масмын/-мсмен Татар халык сйлшлре: Ике китапта / Ф.С. Баязитова, Д.Б. Рамазанова, Т.Х. Хйретдинова .б. – Казан: Мгариф, 2008. – Беренче китап. – Б. 163, 149, 227, 243, 342, 326, 257; Тумашева Д.Г. Диалекты сибирских татар. Опыт сравнительного исследования. – Казань: Изд-во КГУ, 1977. – С. 88; Барсукова Р.С. Заболотный говор тоболо-иртышского диалекта татарского языка в сравнительном освещении. – Казань, 2004. – С. 57; Рамазанова Д.Б. Татар телене кнчыгыш диалектлары. – Тюмень: Вектор Бук, 2007. – Б. 143.

Грамматика туркменского языка. Ч. I. – Ашхабад: Ылым, 1970. – С. 331–334;

Грамматика азербайджанского языка. – Баку, 1971. – С. 138; Дмитриев Н.К. Грамматика кумыкского языка. – М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1940. – С. 125.

(лит. -мам/-мамын, -мм/-ммен): Мин бармасмын (бармамын) – Я не пойду.

– Для тепекеевского, курмантауского и учалинского говоров характерны аналитические формы настоящего времени -п утыра, -п йата (кил йата – лит. кил; й реп йата, й реп утыра – лит. йри). Имеют место в златоустовском, пермском говорах татарского языка; употребляются и в бурзянском, казмашевском говорах башкирского языка22.

– В белебеевском подговоре и тепекеевском говоре форма на -малы/-мле, в турбаслинском -маллы/-млле выражает постоянный, обычный признак и соответствует причастным формам на -а торан или на -арлык (т гел) или инфинитиву литературного языка (см. карту № 88 Атласа): Сыра да муйыннан кимле – Нашейное украшение «сырга» также надевается на шею. Су а инде кул бел тотмалы – А соху рукой придерживают (в отличие от плуга).

Данная форма считается явлением общебулгарского происхождения23. Изоглосса причастия на -малы/-мле охватывает и некоторые смежные говоры (казмашевский, аргаяшский, ик-сакмарский) башкирского языка. Причастие на -малы относится к числу специфических особенностей огузских языков. В разных значениях употребляется в турецком, азербайджанском и других языках24.

– В курмантауском говоре в личном окончании 2 л. мн.ч. глаголов будущего времени в положительном и отрицательном аспектах иногда наблюдается выпадение первого согласного с аффикса -сыз: в результате окончание принимает следующий вид: -ыс/-ес: c йлрес – расскажете, килерес (лит. килерсез) – придете, китере ле – принесете.

– В белебеевском подговоре нами зафиксированы случаи употребления инфинитива на -ма/-м (см. карту № 91 Атласа): Ат эзлм (эзлрг) барыра – Идти искать коня. В стерлитамакском, тепекеевском говорах и в белебеевском подговоре мензелинского говора форма Хайрутдинова Т.Х. Златоустовский говор татарского языка. – Казань, 1985. – С. 64-65; Рамазанова Д.Б. К истории формирования говора пермских татар. – Казань: ИЯЛИ, 1996. – 239 с.; Максютова Н.Х. Бурзянский говор // Башкирская диалектология. – Уфа, 1963. – С. 107; Ишбулатов Н.Х. Морфологические особенности казмашевского говора // Башкирский диалектологический сборник. – Уфа: Изд-во при АН СССР, 1959. – С. 134.

Махмутова Л.Т. О татарских говорах северо-западных районов Башкирской АССР (по материалам экспедиций 1954–57) // Материалы по татарской диалектологии. – Вып. 2. – Казань, 1962. – С. 67.

Кононов А.Н. Грамматика современного турецкого литературного языка. – М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1956. – С. 244; Мирзоев Г.И. Причастие в современном азербайджанском литературном языке: автореф. дис. … канд. филол. наук. – Баку, 1965. – С. 28–29.

-ма/-м употребляется, в основном, в сочетании с модальным словом кирк: Чй куйма кирк – Нужно поставить чай.

– В стерлитамакском говоре, как и в говорах западного диалекта, употребляется аффикс сказуемости III лица -дыр/-дер: Бу хат ми адыр (миа) – Это письмо мне. Ул килдер (лит. кил) – Он идет; и др.

– В учалинском говоре 2л. мн.ч. повелительного наклонения выражается формой на -ы /-е, - : Сакла (саклагыз) – Берегите. Эта особенность имеется в янаульском подговоре мензелинского говора, пермском, красноуфимском, ичкинском, бирском, златоустовском говорах среднего диалекта и в восточных диалектах татарского языка; также и в говорах восточного диалекта башкирского языка. Аналогичное явление зафиксировано в древних письменных памятниках татарского языка, обнаруживается и в современных тюркских языках: якут. ылы, тув.

алы ар, хакас. алынъар, уйгур. али лар, турецк., гагауз. алы /алы ыз, туркм. алы /алайы, узб. алын25. А.М. Щербак считает, что форма глагола на -(у) /-( ) /-(i) передает оттенок почтительного отношения, однако чаще выражает множественное число26.

– В учалинском говоре во 2-м лице ед. числа настоящего времени изъявительного наклонения употребляется усеченный вариант - : Йыра тора мы (торасымы)? – Далеко ли живешь? Аналогичная особенность известна в кряшенских, златоустовском и ичкинском говорах татарского языка; в айском, кубалякском, сальютском, миасском и других говорах башкирского языка27; и др.

Таким образом, система глаголов в исследуемом ареале проявляется как категория, богатая функциональными особенностями и структурной вариантностью.

Четвертая глава «Служебные части речи в татарских говорах ареала «Юг Башкортостана» посвящена изучению служебных Исхаков Ф.Г., Пальмах А.А. Грамматика тувинского языка. Фонетика и морфология. – М.: Изд-во вост. лит-ры, 1961. – С. 395; Покровская Л.А. Грамматика гагаузского языка. Фонетика и морфология. – М.: Наука, 1964. – С. 204.

Щербак А.М. Грамматический очерк языка тюркских текстов X–XIII вв. из восточного Туркестана. – М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1961. – С. 143; Батманов И.А.

Язык енисейских памятников древнетюркской письменности. – Фрунзе: Изд-во АН Киргиз. ССР, 1959. – С. 87.

Татар телене диалектологик сзлеге / Тзчелр: Н.Б. Боранова, Л.Т. Махмутова, З.Р. Садыкова, Г.К. Якупова. – Казан: Таткнигоиздат, 1969. – Б. 637; Юсупов Ф.Ю. Татар телене Кньяк Урал м Урал арты (Чилбе, Курган) лклренд таралган сйлшлре: дис.... канд. филол. наук. – Казан, 1972. – Б. 203; Баева Н.Х.

Говор башкир долины реки Ай: фонетика и морфология // Башкирский диалектологический сборник. – Уфа, 1959. – С. 36; Максютова Н.Х. Восточный диалект башкирского языка. – М.: Наука, 1976. – С. 56, 193; Миржанова С.Ф. Кубалякский говор башкирского языка // Башкирская диалектология. – Уфа, 1963. – С. 170.

частей речи. Служебные части речи – это разряды слов, служащих для выражения отношений между понятиями, которые выражают знаменательные слова, и употребляющиеся только в соединении с ними. Они не являются членами предложения. В работе рассматриваются послелоги, союзы и частицы.

По составу, семантическим и грамматическим функциям по слелогов говоры исследуемого ареала также близки к татарскому литературному языку. Вместе с тем, имеются и некоторые отличительные особенности.

Послелоги выражают временные, пространственные, причинноцелевые, сравнительно-уподобительные и другие отношения:

– Послелоги, управляющие основным падежом существительных и родительным падежом местоимений (белн, хтле, кебек // к бек // к wек // кеwек // к к // к к, т сл, шикелле, ише, сыман // сымак // сыма, сынны (>сын – стан, фигура + афф. обладания -лы), сыйфатлы, мисалында, чен // с н // ч нг и др.). ойаш кеwек бал ып (тпк.) – Сияя, как солнце. Баса йитен сыйфатлыраг (стрл.) – Посконь немного напоминает лен. Шуны с н текм аша сикереп т шт ме? (крмн.) – Ради этого перепрыгнул через забор? – Послелоги, управляющие дательно-направительным падежом (таба, к р, каршы, кадр // хадр, тикле // тиклек // тиклем // тике // тки // тке; ти не // ти енте(н) // ти елте // ти ке // тигелтен // тигетен, ч не, була // бола, чаклы // са лы // ча лым, кадр // хдрлеге // хдре // хадре // кадрлеге // кдрлеге, хтле // хтлек // хтлем // хтлеге // хтлег и др.: Мин иде бабага ти не белм (стрл.) – Я знаю (имена) предков (по мужской линии) до седьмого колена. Изнг ч не к м (бел.) – Засыпает землей до пола. Аwыла тиклем (крмн.) – До деревни. Ййдн алып к dг хдр (учл.) – С лета до осени.

– Послелоги, управляющие исходным падежом (башка, бирле, бирлеге, со, элек, ары, арысы, ала, т бн, кире, керге // кир // кирге и их фонетические варианты: Агустан бирлеге итмеш иде белн барам (стрл.) – Начиная с августа мне идет семьдесят седьмой год.

Суыштан кире (трбс.) – После войны. Моннан т бн (со) балалар аwырымасыннар (бел.) – Пусть после этого дети не болеют.

Активно употребляющимися являются как литературные, так и диалектные послеложные слова: ас, с, ян, як, эч, тыш, буй, чит, арт, ал, ара, тир, урта, арка, т п, кыр, эрг, тапкырында, т гленд, т кл, кыр, эрг, турысында и др.: Болот астыннан (крмн.) (лит. болыт артыннан) – Из-за облаков. Кылуп т гленд ген тора (бел.) – Живет как раз напротив клуба.

Союзы в ареале «Юг Башкортостана» по употреблению и по функционированию не отличаются от соответствующих эквивалентов татарского литературного языка. Наиболее употребительными в говоре являются следующие союзы: да-д, та-т, ни...ни, , й, тик, й...

й, лл, гр, гр д, шу а, шу а к р, шуны чен, ис, заимствованные: потому што, и, или, ыштубы, как бутты.

Одной из характерных особенностей татарских говоров ареала «Юг Башкортостана» является употребление конструкции -ды ис, которая выражает условно-причинные (лит. -са – рус. если...): Йа ыр йаумад(ы) ис килегез (крмн.) – Если дождя не будет, приходите; временные (лит. -гач/-гч, -гач ук/-гч к) отношения между действиями:

Эшлре беттис (беткч т), тиз ген айт (крмн.) – Как только закончишь дела, быстро возвращайся; неопределенность, предположение:

Кемнн ис ишеттем (трбс.) – Услышал от кого-то. Показатели лица могут присоединиться и к союзу и к глаголу: А а пирдем исм пийлйемне, ту ам (тпк.) – Если варежки дам ему, то у самой руки мерзнут.

Конструкция -ды ис (ср.: древнетатарское -ды ирс28) особенно употребительна в первом значении. Активно бытует в пермском, златоустовском, мензелинском (агрызский и янаульский подговоры), кряшенских и зауральских говорах, бытовала в татарских письменных памятниках28. Подробно см. Д.Б. Рамазанова29.

В ареале имеются также союзные слова атуис // атус // ат с, йугыйс, т, тс (лит. югыйс) и др. Аналогично подробно анализированы другие союзы, также и утвердительные (веет // wет (бит) – < рус. ведь – стрл.; кый// уй – лит. бит, ич – учл.), указательные, вопросительные частицы; модальные слова и их варианты.

В заключении сформулированы выводы и подведены итоги диссертационного исследования.

Изучение истории формирования и состояния говоров в составе одного ареала, продолжает оставаться актуальным также и для изучения истории формирования их носителей.

Анализ собранного языкового материала показал, что говор татар северной части Гафурийского района, имеет своеобразную систему диалектных особенностей, несколько отличающуюся от системы особенностей, смежного с ним тепекеевского говора и позволяющую рассматривать их говор как отдельный самостоятельный курмантауский говор среднего диалекта татарского языка (от названий деревни Курмантау и расположенной рядом горы Курмантау). В их говоре отсутствуют соответствия т~д, п~б, к~г и др., составляющие ведущие черты Борынгы татар дбияты. – Казан: Тат. кит. ншр., 1963. – Б. 47, 102, 227, 380.

Рамазанова Д. Б. Форма -ды ис в татарском литературном языке и в диалектах татарского языка // Некоторые итоги и задачи изучения татарского литературного языка. – Казань, 1992. – С. 32–41.

тепекеевского говора, распространенного в южной части Гафурийского района и в некоторых селах Ишимбаевского, Аургазинского районов.

Говоры исследуемого ареала по ряду диалектных особенностей объединяются между собой, сохраняя при этом свои специфичные черты.

Важный и объективный итог проведеннного нами ареалогического анализа – это вывод о единстве говоров ареала «Юг Башкортостана» с татарским языком, хотя сочетание внутренних и внешних факторов генетического и ареального развития обусловило и их специфику.

Выявляется общность с западным диалектом, что связано, вопервых, с проявлением общекыпчакских черт; во-вторых, с этническим участием мишарей в формировании исследуемого ареала: монофтингизация дифтонга й, й-оканье; спряжение модального слова кирк;

присоединение вопросительной частицы к тому члену предложения, на который падает логическое ударение; случаи аналитической связи в сложных предложениях и др.

Все говоры в течение нескольких веков испытывали и ныне продолжают испытывать в той или иной мере влияние башкирского языка.

Как показывает анализ собранного материала, общность их с башкирским языком проявляется неравномерно. Единая географическая среда, культурно-экономические контакты на одной и той же территории в течении ряда веков привели к возникновению общего пласта в татарских и смежных башкирских говорах: устойчивое бытование явлений, исторически общих для татарского и башкирского языков (-ай/й ~ -ый/-и (й):

тарай – расчесывает, килмйем (килмим) – не приду; -сыгыз/-сегез ~ -сыз/-сез: барасыгыз – идете); употребление вопросительных местоимений алай (тпк.) (лит. ничек) – как, нм//ним (лит. нрс) – что;

определительного местоимения б т (учл.) – все, всех; неопределеного местоимения берй (лит. берр) и др.; употребление пассивной формы причастий на -улы/- ле (общекыпчакское), колебания в употреблении узких и широких вариантов аффикса -ыр/-ер, -ар/-р: йазыр – язар, эчер – эчр и др.; употребление собирательных числительных вместо количественных (ик се – икесе), дательно-направительный падеж личных местоимений типа мине , сине (тпк.); послелоги ары, арысы (лит. со) – после того, ала (лит. алып: глагол ал – брать, взять) – по, с; кире (лит. со), и др., параллели которых обнаруживаются в различных говорах башкирского языка..

Характером ряда указанных особенностей исследуемый ареал отличается от северо-западного ареала Башкортостана.

Сопоставительный анализ с литературным языком, с другими татарскими говорами, а также с тюркскими (в т.ч. ближайшим башкирским, оказавшим непосредственное влияние) языками позволил прийти к выводу, что татарские говоры юга Башкортостана по фонематическому составу, грамматическому строю и по основному словарному фонду представляют собой часть татарского языка.

Комплексный подход и тщательный анализ большого числа языкового материала в связи с данными исторических источников дает возможность объективно и научно обоснованно определить место говоров ареала «Юг Башкортостана» в диалектной системе татарского языка и доказать, что носители их составляют часть татарского народа.

В приложении даются образцы текстов по исследованным говорам, карта Башкортостана и др.

Основные положения и результаты исследования отражены в следующих публикациях:

Статьи в ведущих рецензируемых журналах из перечня ВАК РФ:

1. Булатова М.Р. Личные местоимения в татарских говорах ареала Южного Башкортостана // Вестник Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета. – Казань, 2011. – № (26). – С. 161–163.

2. Булатова М.Р. Послелоги татарского диалектного языка в ареале «Южный Башкортостан» // Вестник Чувашского университета: Гуманитарные науки. – Чебоксары, 2012. – № 2. – С. 266–270.

Публикации в разных изданиях:

3. Булатова М.Р. К вопросу об ареалогических исследованиях в татарской диалектологии // Актуальные вопросы татарского языкознания. – Вып. 7. – Казань, 2011. – С. 80–85.

4. Булатова М.Р. Кньяк Башкортстан татар сйлшлренд морфологик диалектизмнар // Словообразование в тюркских языках: исследования и проблемы: материалы Международной тюркологической конференции, посвященной 80-летию Фуата Ганиева (Казань, 20–21 сентября 2010 г.). – Казань, 2011. – С. 451–454.

5. Булатова М.Р. А.Ш. Афлетунов как исследователь татарских говоров юго-западного Башкортостана // Актуальные проблемы татарского языка, литературы и методики их преподавания: материалы республиканской научно-методической конференции (4 февраля 2011 г., г.Актаныш). – Казань: РИЦ, 2011. – С. 128–132.

6. Булатова М.Р. Татар диалект телене кньяк-кнбатыш Башкортостан ареалында инфинитив формалары // Наука XXI века: Проблемы филологии и искусствоведения. – Вып. 5.: Материалы научной конференции молодых ученых и аспирантов (Казань, 18 мая 2011 г.). – Казань, 2011. – С. 27–30.

7. Булатова М.Р. Склонение личных местоимений в татарских говорах в ареале юго-западного Башкортостана // Актуальные проблемы диалектологии языков народов России: Материалы XI Межрегиональной конференции (Уфа, 19–21 октября 2011 г.). – Уфа, 2011. – С. 47–50.

8. Булатова М.Р. Вариативность диалектной лексики татарских говоров в ареале юго-западного Башкортостана // Татарская лингвокультурология: проблемы, поиски, решения: Материалы I республиканской заочной научно-практической конференции с участием регионов Российской Федерации (Казань, 27–28 октября 2011г.). – Казань: Отечество, 2011. – С. 51–57.

9. Булатова М.Р. Особенности категории падежа имен существительных в татарских говорах в ареале «Южный Башкортостан» // Занкиевские чтения: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (6 апреля 2012 г.). – Тобольск: ТГСПА им. Д.И. Менделеева, 2012. – С. 64–65.

10. Булатова М.Р. Курмантаевский говор в сравнительном освещении (фонетические особенности) // Наука XXI века. Проблемы филологии и искусствоведения. – Вып. 6: Материалы Международной научной конференции молодых ученых и аспирантов (18 мая, 2012, г. Казань). – Казань, 2012. – С. 35–45.

11. Булатова М.Р. К истории изучения татарских говоров ареала Южного Башкортостана // Проблемы изучения и преподавания тюркской филологии: история, современность, перспективы: Сборник материалов Всероссийской научно-практ. конф. с международным участием. – Стерлитамак: СГПА им. Зайнаб Биишевой, 2012. – С. 117–121.

12. Булатова М.Р. Семантические функции аффикса -кай/-кй в татарских говорах юга Башкортостана // Академик Э.Р. Тенишев и тюркский мир. – Казань: КФУ, 2012. – С. 207–210.

Подписано в печать 23.11.20Формат 60х84 1/16. Гарнитура Times New Roman.

Усл. п.л. 1,5. Тираж 100 экз. Заказ К-Отпечатано в Институте языка, литературы и искусства им. Г.Ибрагимова АН РТ






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.