WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

  ВОЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

  На правах рукописи

ВОРФОЛОМЕЕВА

Юлия Ивановна

МИФОЛОГЕМА ЗВУКА

В ИНДОЕВРОПЕЙСКИХ ЯЗЫКАХ

(лексико-этимологическое и лингвокультурологическое исследование)

  Автореферат

  диссертации на соискание учёной степени

  кандидата филологических наук

Специальность 10.02.20 – «сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание»

 

  Москва – 2012

Работа выполнена на кафедре английского языка (основного) ФГОУ ВПО «Военный университет».

Научный руководитель:  доктор филологических наук

Маковский Марк Михайлович,

профессор кафедры лексики английского языка Московского государственного

педагогического университета

Официальные оппоненты:  доктор филологических наук,

Потапов Всеволод Викторович,

старший научный сотрудник филологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

кандидат филологических наук

Батуева Алена Александровна,

зав. кафедрой романо-германских языков Российской классической академии 

Ведущая организация:  Уфимский Государственный 

Университет

Защита диссертации состоится « »  2012 г. в  часов на заседании диссертационного совета Д 215.005.01 в Военном университете по адресу: 109033, г. Москва, ул. Волочаевская, д. 3/4,  тел. 362-41-38.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Военного университета.

Автореферат разослан « »_____________ 2012 г.

Учёный секретарь диссертационного совета

кандидат филологических наук, доцент

 

Нечаевский В.О.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Предлагаемая диссертация посвящена установлению лексико-семантических универсалий (семантических законов), действующих в индоевропейских языках, на примере слов со значением «звук». Исследование проводилось в рамках основных понятий лингвокультурологии. Наряду с традиционными методами этимологического анализа (опора на фонетические соответствия) в диссертации широко использовались новые критерии этимологического исследования (учет семантических законов (лексико-семантических универсалий), а также древней символики, отбрасывание преформантов и табуирующих отрицаний корня). Символическое развертывание значений, этимологически связанных с семантикой понятия «звук» в индоевропейских языках, дает возможность построить комплексную лингвокультурологическую матрицу этих значений, отражающую сложную систему «парадигматических» переходов значений символов и, в конечном итоге, воссоздать важный элемент древнейшей «картины мира», характерный для мифологической ментальности древних индоевропейцев.

Парадигма символов — это цепочка семиотически соотносимых с точки зрения мифологического мышления, но материально неизменных языковых знаков. Фундаментальным свойством древних символов является их способность накладывать или снимать запрет на определенное (качественное или количественное) «развертывание» (увеличение) или «свертывание» (уменьшение) той или иной части символической парадигмы (матрицы).

Актуальность исследования заключается в  необходимости изучения процессов  происхождения и выявления глубинных родственных отношений слов как важнейшей проблемы современной индоевропейской этимологии, дающей возможность исследовать когнитивные особенности языковых процессов в историческом аспекте, реконструировать в некотором приближении древнее «видение мира», что отражает существующую потребность совершенствования сравнительно-исторического метода в контексте современной лингвистики  в части соотнесения фонетических законов с содержательной стороной этимологической истории слова включая мифологическую, со всей его дальнейшей этимологической эволюцией.

Объектом исследования является комплекс индоевропейских слов и корней, реализующих значение «звук», «издавать звуки».

Предметом исследования являются характерные типологические, этимологические и лингвокультурологические связи индоевропейских слов со значением «звук» в свете современных методов реконструкции.

Цель исследования  заключается в типологизации символических связей значений, соотносимых со значением «звук» в индоевропейских языках, отражающих эволюцию мифопоэтической картины мира в языковом сознании индоевропейцев. Проведенный анализ дает возможность выявить комплекс представлений древнего человека о Космосе, сотворении Мира и обустройстве Вселенной и установить смысловые границы мифологемы звука в индоевропейских языках.

В части решения комплекса исследовательских задач, направленных на достижение поставленной цели, предполагалось:

  1. Исследовать теоретические предпосылки развития значений «звук» в индоевропейских языках и построить определенную матрицу древних символов, соотносимую со значением «звук» в этих языках.
  2. Произвести сплошное этимологическое исследование индоевропейских слов (в том числе не имеющих в настоящее время признанной этимологии) с целью нахождения достоверных этимологических решений.
  3. Выявить типичные лексико-этимологические соответствия, относящиеся к  индоевропейским корням со значением «звук».
  4. Установить комплекс семиотических связей ряда древних символов, соотносимых со значением «звук» и вывести мифологему звука в индоевропейских языках на основе широкого типологического исследования.

Материалом  исследования являются индоевропейские корни, взятые из этимологических словарей Ю. Покорного, А. Вальде – Ю. Покорного, С. Манна, а также этимологических словарей отдельных индоевропейских языков (список  этих этимологических словарей дается в библиографии). Количество исследованных слов и корней со значением «звук» в настоящей работе значительно превышает  количество слов с аналогичной семантикой, представленных в словарях А. Вальде и Ю. Покорного. Было исследовано более 3 тыс. индоевропейских корней и слов.

Методы исследования, использованные в диссертации. Наряду с критериями, относящимся к классическим фонетическим законам, которые обычно являются основой этимологических исследований, были использованы лингво-культурологические методы, в частности метод множественной этимологии В.Н. Топорова.  В качестве этимона индоевропейского слова может приниматься не только индоевропейский корень (по словарю Ю. Покорного), но и определенный древний символ  или  ряд символов, соотносимых с этим словом. В. Н. Топоров указывал, что отдельные названия различных предметов, качеств и действий в древности табуировались целым рядом  различных символов, в связи с чем одно и то же слово может иметь несколько этимонов. Учитывая это, поиск одной единственной этимологии того или иного слова при игнорировании иных возможностей вряд ли можно считать корректным. Использование множественной этимологии дает возможность вскрыть праязыковый символический архетип слова (выступающий на правах скрытого метатекстуального критерия его внутренней формы).

В применяемой методике учитывалась возможность отбрасывания преформантов и табуирующих отрицаний (напр., *se-, *ve-, *ne-, *le-), стоящих перед корнем слов. Для подтверждения правильности того или иного этимологического решения в диссертации использовался метод семантических параллелей (соотнесение того или иного семантического перехода в рамках данного слова с аналогичным семантическим переходом в синонимичных словах в других индоевропейских языках.

Научная новизна исследования определяется тем, что в ней представлен комплекс новых (авторских) этимологий и интерпретаций происхождения большинства индоевропейских слов и корней со значением «звук» и впервые устанавливается блок лексико-семантических универсалий (т. е. закономерностей перехода значений), которые в процессе лексико-семантического анализа существенно дополняют традиционно используемые фонетические законы. Применяемые методы открывают возможность для новых этимологических решений.

На защиту выносятся следующие положения:

1) Значение «звук» в индоевропейских языках соотносится с исходной семантической диадой «разрывать, рассекать»/«гнуть, связывать, плести» [звук в древности олицетворял, с одной стороны, рассекающую божественную стрелу, способную как наложить, так и снять чары, а с другой стороны — связь (ср. плетение вод и плетение языков пламени)], т. е. представляло собой единство женского и мужского начал.

2) Языковые факты с точки зрения глубинной этимологической интерпретации должны рассматриваться сквозь призму важнейших категорий языческой ментальности и истории культуры. В результате анализа в диссертации была установлена разветвленная система (матрица) древних символов, соотносимых со значением «звук, звучать». Знание таких символов имеет принципиальное значение для установления внутренней формы слова в индоевропейских языках, где в качестве этимона может выступать не только индоевропейский корень (по словарю Ю. Покорного), но и определенный древний символ.

3) Исследование в значительной своей части было ориентировано на применение метода глубинного этимологизирования к блоку индоевропейских  слов со значением «звук, звучать», особенно таких, которые до настоящего времени не получали признанной этимологии (фиксировались в словарях с пометами  «этимология неизвестна», «этимология неясна»). Так, в частности были предложены авторские этимологические решения для ряда слов  этимологии которых до настоящего момента являются спорными (даны новые этимологические решения) напр., др.-инд. nadati «издавать звуки»; литовск. ois «шум»; литовск. oti «шуметь»; хет. mma, mmi «говорить».

4) Глубинное этимологическое исследование, помимо фонетических закономерностей должно приводить к выявлению устойчивых семантических переходов (лексико-семантических универсалий), подтверждающий закономерный характер метафорического происхождения значений лексем в индоевропейских языках.

Теоретическая значимость диссертации состоит в том, что в ней установлен блок семантических законов, исключительно важных при этимологизировании. В работе были найдены авторские решения этимологизации слов в современных индоевропейских языках, на основе новых методов этимологизирования. Исследование в целом развивает совокупность современных представлений о символической картине мира древних индоевропейцев.

Практическая значимость работы определяется возможностью использования её основных положений и выводов в курсах истории отдельных индоевропейских языков. Материалы исследования могут также использоваться при создании спецкурсов, посвященных проблемам лексики и семантики на филологических факультетах университетов.

Апробация работы. На тему диссертации был сделан доклад на тему «Парадигматика мифологических кодов» в рамках конференции «Современная филология: теория и практика. III Международная научно-практическая конференция». Москва, 29—30 декабря 2010 г. (доклад опубликован в Трудах конференции).

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения,  двух глав, заключения, библиографии, списка использованных в работе языков и диалектов. 

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяется методологическая основа и методы исследования, формулируются гипотеза, объект, предмет, цели исследования, основные положения, выносимые на защиту, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, апробация её результатов.

Первая глава «Символика звука в индоевропейских языках» представляет собой сравнительно-историческое исследование типологии языковых значений в индоевропейских языках, соотносимых со значением «звук». Установление комплекса значений, связанных между собой, исключительно важно для решения задач этимологизирования, ибо существенно облегчает их.

Фонетические законы до сих пор являются важнейшим инструментом этимологизации индоевропейских слов. Однако использование фонетических законов не учитывает тот объективный факт, что слово представляет собой двуединую сущность, включающую как форму слова, так и его значение (внутреннюю форму слова - первичное значение, которое удается установить в результате этимологического анализа). Таким образом, при этимологизировании использовались как фонетические, так и семантические законы, которые не противоречили друг другу. Исследование лишь формы слова с помощью фонетических законов при полном игнорировании особенностей изменений его значения непременно ведет к ошибочным выводам и не дает полной картины истории слова.

При использовании только лишь звуковых законов никак не учитываются такие распространенные явления в языке, как подвижные формативы, мена согласных и гласных в составе корня из соображений табу. Учитывалось, что при этимологизировании возможна не только одна-единственная этимология, как это обычно принято считать, а несколько этимонов одного и того же слова (В. Н. Топоров называет это явление множественной этимологией). Множественность этимологии обусловлена тем обстоятельством, что язычники из соображений табу наделяли один и тот же предмет, действие, явление природы или животное несколькими символическими значениями.

Кроме этимологического анализа на основе фонетических законов, в настоящей диссертации используется и ряд других методов этимологического исследования:

  1. Учет древней символики. В диссертации широко используется материал древней символики. Мы старались показать, что в качестве этимона может выступать не только тот или иной  индоевропейский корень, приводимый в словарях Ю. Покорного, но и определенный древний символ.
  2. Отбрасывание преформантов. Как показали Э.А. Макаев и М.М. Маковский в начале индоевропейских корней могут использоваться преформанты (т.е. звуки не входящие в состав корня и используемые только из соображений табу).
  3. Отбрасывание пустых отрицаний. В ряде случаев из религиозных соображений (табуирование, отгон «злой силы» от слова) к слову присоединялись отрицания (напр., *ve-, *se-, *ne-, *le-, *me-), которые в данном случае теряли свое отрицательное значение (табуирующее отрицание).

Важно иметь в виду, что любое этимологическое решение — это выявление или выбор из нескольких возможностей уникальной комбинации смыслов на фоне уникальных фактов истории культуры и древней символики.

При этимологизировании исключительно важно иметь в виду особенности древнего мышления. Мифологическое мышление игнорирует реальные причинные связи и соотносит между собой самые разнообразные предметы и явления, часто никак не связанные в реальной действительности. Мифологическое мышление не различает природное и человеческое, естественное и сверхъестественное, чувственное и сверхъчувственное, оно смешивает фантастическое с реально существующим, идеальное с реальным, невозможное с возможным, желаемое с действительным.

Мифологическое (мифотворческое) мышление не определяет предмет со стороны его признаков. Оно еще не умеет замечать признаки, а тем более объединять их. Оно берет любой предмет, имеющий реальные признаки величины, качества, цвета, назначения и т. д., и наделяет его образными, воображаемыми чертами, идущими мимо признаков предмета. Так, левый означает смерть, правый — жизнь, красный, сосуд — зверя или жертвоприношение. В древнескандинавской поэзии многократно встречается уподобление частей человеческого тела явлениям неживой природы и, наоборот, органический и неорганический мир обозначался через элементы человеческого тела. Голову называли небом, пальцы — ветвями, воду — кровью земли, камни и скалы — костями, траву и лес — волосами земли. Ср. др.-англ. tahe «палец на ноге», но гот. eihs «время»; др.-англ. lic «тело», но латышск. laiks «время»; и.-е. *ghes- «рука», но русск. час; лат. fergum «спина», но др.-англ. rag «время», лат. tempus «виск» и «время».

Мировоззрение древнего человека, лишенное каузальности, целиком покоилось на системе созданных им символов и образов, отражавших мифопоэтическое видение мира. Мифопоэтическое мышление — самая древняя форма общественного сознания — представляло собой творение в воображении или с помощью воображения иной действительности — субъективной и иллюзорной, служащей не столько для объяснения, сколько для оправдания определенных («священных») установлений и обычаев. Диалектика мифа состоит именно в том, что человек, как бы «растворяя» себя в природе и сливаясь с ней, овладевает силами природы лишь в воображении; вместе с тем это овладение силами природы (пусть в фантазии) было началом «истории духа» и концом чисто животного бытия. Древние звуки были ритуализированы и имели неодинаковый культовый смысл.

Для древнего человека объект (мир) и субъект (человек) неразличимы. В нем творец и творимое отождествлены. Все видимое вокруг конкретно воспроизводится и вновь создается в слове, вещи, действии. Единство человека со Вселенной проявлялось в пронизывающей их гармонии. И миром, и человеком управляет космическая музыка, выражающая гармонию целого и его частей и пронизывающая все — от небесных сфер до человека. С музыкой связано все, измеряемое временем. Космическая музыка связывает воедино макро- и микрокосм — мироздание и человека, она пронизывает небесные сферы и управляет временем. Музыка — сила (энергия), объединяющая и упорядочивающая Вселенную, она вплетается в первоначальный Хаос и творит из него Космос. Музыка подчинена числу. Поэтому и в макрокосме, и в микрокосме-человеке царят числа, определяющие их структуру и движение [А. Я. Гуревич. Категории средневековой культуры. М.. 1972. С. 73].

Язычники верили, что Звук (голос) — творящий, креативный божественный символ. Они считали, что первопричиной творения был звук, раздававшийся в предвечной тишине. Ср. миф о флейте Кришны, пением которой был создан мир. Интересно сопоставить и.-е. *sUen- «звук» и др.-англ. ge-swin «песня», но др.-сев. svinnr «умный, мудрый», гот. swins «сильный», хет. uin «божество», англ. swoon «бессознательное» (по К. Юнгу), перс. udan «превращаться». Ср. также литовск. teigti «говорить», но осет. tger «царь, бог» (также «дерево клен» — символ божества). Звук управляет всем, что происходит в Мироздании: ср. и.-е. *Uek- «звук», но литовск. veikti «делать, совершать»; др.-англ. cwean «говорить», но кимрск. сwyddo «происходить, совершаться». Звук непосредственно связан с небесным огнем (ср. лат. cаntare «петь», но лат. candere «огонь, жечь»). В греческой натурфилософии гласные признавались идеальными звуками и означали дух, семь небесных сфер и семь помещенных в них небесных тел; они составлялись с цветами спектра и с диатонической гаммой. Согласные же означали материю.

Первобытный человек, стоя на границе зоологического существа и общественного человека, благодаря инстинкту самосохранения в процессе борьбы за существование бессознательно выработал систему защитных функций. Проф. М. М. Маковский указывает, что «…в основе магического мышления лежит не представление или умозаключение, не логическая работа мысли, а аффект: в своем бессознательном человек несет бремя далеких предков. Табу как раз и представляет собой определенный блок архетипов бессознательного (предсознательного), находящийся как бы «за сценой» человеческого сознания, но неизменно в том или ином виде явленный в том или ином социуме, крепко вплетенный в “картину мира” того или иного племени или нескольких племен. Перед нами различные по составу, содержанию, последовательности и комбинаторной конфигурации наборы архетипов в рамках различных человеческих культур» [М. М. Маковский. Индоевропейская этимология. М., 2009. С. 180]. Как справедливо указывал К. Рабан, «табу есть нечто такое, что находится по эту сторону запрета, по эту сторону явленного и признанного; оно погружено в неявную заторможенность, в чуждую очевидности предопределенность, в автоматизм случайного и невольного» [К. Рабан. Разрыв в метафоре: табу, фобия, фетишизм // Вопросы философии. 1993. № 12].

Язычники считали, что древнее слово и звуки вообще обладали способностью наложить или снять чары, определенные элементы слова были табуированы и заменялись другими буквами или вообще отсутствовали, а другие буквы могли снять ранее наложенные табу. Феномен табу впервые создал диалектику человеческого мышления, взаимопроникновение «да» и «нет» и свободу выбора между ними. Иными словами, именно явление табу дало возможность человеку глубже осознать Природу на фоне контраста, ибо только контраст, а не однообразие, ведет к познанию, только контраст противостоит tabula rasa, дает возможность различить единство и множество, действие и противодействие, боль и удовольствие, скрытое и явленное, верх и низ, внешнее и внутреннее, правое и левое, тепло и холод, именно табу лежало в основе создания человеческой морали. Ср., с одной стороны, латышск. teikt «говорить», но хет. teki «болезнь»; и.-е. *el- «издавать звуки», но
англ. ill «больной». Ср. далее: ирл. lobur «болезнь», литовск. lig «больной»
(и.-е. *leg-/*lek- «издавать звуки»), но литовск. lobis «богатство»; др.-англ. cou «болезнь», но др.-англ. cwean «говорить»; англ. sick «больной», но англ. sing «петь»; литовск. sveikas «здоровый», но др.-англ. sweg «звук».

В языке находят отражение и другие категории языческой ментальности. Категория тотема отражается в языке как общий алгоритм, отражающий общую «стратегию» (набор взаимосвязанных правил-универсалий) построения того или иного языка. Как отмечает О. М. Фрейденберг, «мифологическое “слово”, основанное на образе тотема—нетотема и ритмически оформленное, воплощается в метафоре Логоса. Самый процесс говорения, произнесения слов (позже — пения и декламации) семантизируется очень своеобразно. Совершенно необходимо уяснить себе эту семантику архаических “слов”, логосов, и позабыть о значении нашего современного языкового слова. В тотемистическую эпоху космос представлялся говорящим шумом ветра-воздуха, плеском воды, шелестом листьев. Произнесенное слово — это живой тотем, живой и конкретный, который рождается и рождает… Произносимые вслух “слова” относятся к жизни и смерти, к “назад” и “вперед” в пространственном и временнм отношении. В лице тотема говорит вся природа, но “слово” и есть природа — небо, дерево, птица, преисподняя, камень, умирающий — оживающий Логос… [О. М. Фрейденберг. Миф и литература древности. М., 2007. С. 105 – 106].

Траектория движения божественного звука и света изображалась в древности в виде магических линий, обладавших определенным магическим значением: вертикаль — это символ всего божественного, горизонталь — символ всего земного, крест — пересечение божественного и земного, духа и материи, круг — символ вселенской Души, вечности. Соединение и особое расположение этих линий образовывали буквы — священные символы Божества, явившегося людям в виде звука и света. Ср. греч. geamma «буква», но прусск. grimikan «песня»; др.-инд. vara «буква», но и.-е. *Uer- «издавать звуки»; др.-слав. (pl.) кънига «буква», но лат. canere «петь», латышск. kaa «звук; лат. littera «буква», но др.-англ. leod «звук» + и.-е. *ter-/*tar- «звучать».

Язычники рассматривали Вселенную как Божественную Книгу (Liler Mundi). При этом образ книги и буквы, как и образ звука, связывался с символикой ткачества [P. Генон. Символы священной науки. М., 2002 – C. 18 – 24] — сплетение бессмертного со смертным, горизонтального (земного и смертного) и вертикального (божественного и бессмертного), мужского и женского, различных планетарных сфер. Буквы, буквенные формулы, слова и сокращения слов, сочетания букв использовались и как обереги, и как проклятия врагам, причем жрецы всячески старались скрыть смысл написанного от непосвященных. Каждое слово, т. е. сочетание букв (магических знаков) символизирует не только сакральное дерево, направленное на достижение той или иной цели (вызывание дождя, гибель противников, молитва об удачной охоте или рыбалке, молитва о спасении больного и др.), но и все категории языческой ментальности.

Значение в древности обычно представлено в виде множества диад, сочетающих воедино противоположные (мужские и женские) значения (ср. с этим японскую диаду инь-ян, на основе которой, согласно древним верованиям, было создано все во Вселенной): такие семиотические диады в древности являлись соединением мужского (положительного) и женского (отрицательного) начал и символизировали божественное единство (ср. понятие андрогина).

Наиболее древней семантической диадой была диада «разрывать, рассекать»/«гнуть, связывать, плести» (ср. так называемый Основной миф). Именно к этой семантической диаде восходит диада «гореть» / «издавать звуки», а также  целый ряд символов, связанных с этими значениями.

В результате анализа установлено, что значение «звук» соотносится со следующими символами: 1) «явиться» (согласно древним представлениям, Звук — это первоявление Божества. Само явление Божества соотносится с понятием звука); 2) «дыхание» (звук — это огненное дыхание Божества, создавшее Вселенную); 3) «быть, существовать»; 4) животные («бык», «змея», «скот», «корова», «жук» и др.); 5) растительность («дерево», «цветок», «гриб»); 6) «Число» (соотношение натурального ряда чисел от 1 до 10 со словами, имеющими значение «издавать звуки (язычники считали, что числа, подобно звуку и свету, являются неотъемлемыми качествами всех существ и предметов: они управляют не только физической гармонией и законами жизни, пространства и времени, вселенским ритмом, но и их отношениями с Божеством, который уподобляется Мировому Единству, Высшей Истине. Число считалось не только образом мироздания, но и средством его периодического восстановления в циклической схеме развития, средством преодоления деструктивных хаотических тенденций); 7) «делать, создавать, творить»; 8) «религия» (молитвы и обращения к Божеству обычно сопровождались пением или произносились нараспев); 9) макрокосм (вселенная); 10) микрокосм (человек); 11) «огонь», 12) «вода» (огонь и вода, как и звук связан с понятием плетения); 13) «истина, истинный»; 14) «движение» (Звук олицетворяет божественное движение: согласно древним представлениям именно движение божественного звука и света создало Космос.); 15) «предок» (звук в древности считался «началом всех начал»). 16) «рожать» (Звук — символ рождения). 17) «сила», «божественная сила» (Слово — божественная огненная энергия, явленная людям в виде того или иного объекта («вещи»); слово — символ разящего оружия, которое может как снять, так и наложить чары); 18) «душа», «дух» (Божественная энергия предстает в виде Мировой души, исходной формой которой является Божественный звук); 19) «время» (Мифологическое время (Хронос) у индоевропейцев — символ божественного сотворения мира. Время представлялось «отцом вещей» наряду со словом и звуком); 22) «пространство» (символика звука и слова лежат в основе пространства); 23) «гнуть, плести» (Считалось, что существование во Вселенной представляет собой разматывание и сматывание так называемых божественных узлов. В чередовании жизни и Смерти смерть олицетворяла сжатие (мужской символ), а жизнь — разжатие (женский символ)); 24) «краска» (понятие краски соотносится с огнем, который в свою очередь считался символом Божества и Звука); 25) «топор» (Звук отождествлен с топором — символом божественной власти, символом молнии, символ Огня. Удар топором, согласно древних поверий, высвобождал первичную энергию Космоса); 26) «хороший»/«плохой»; 27) «вещь»; 28) «жертвоприношение» (речь, слово всегда сопровождали обряд жертвоприношения); 29) «круг» (символ святости и основной Принцип существования Вселенной); 30) «святой»; 31) «голый, пустой» (символ святости); 32) «судьба» (произнести слово означало фактически повлиять на жизнь того или иного человека или предмета (последние считались одушевленными)) и др.

Звук как оракул мог олицетворяться гаданием по кишкам принесенных в жертву животных, по веткам деревьев, по лепесткам цветов, по названию рыб, птиц и животных, по льющемуся маслу, по звездам, по небу и метеорологическим явлениям.

Во второй главе  «Этимологический анализ индоевропейских корней и слов со значением «звук» дается систематическое исследование большого блока индоевропейских корней и  слов со значением «звук, издавать звуки», причем  проводится глубокий этимологический анализ каждого из корней. Многие индоевропейские корни, приводимые во второй главе диссертации имели до настоящего времени спорную этимологию. В диссертации делается попытка проэтимологизировать эти спорные корни не только на основе фонетических законов, но ряда других методов, позволяющих эффективно проводить исследование.

В результате применение метода глубинного этимологизирования к блоку индоевропейских  слов со значением «звук, звучать», в диссертации предложены авторские этимологические решения для слов, этимологии которых являются спорными (даны новые этимологические решения). Например, др.-инд. nadati «издавать звуки»: звук в древности олицетворял Божество, которое в свою очередь символизировалось столбом: ср. др.-сев. naddr «палка»; шведск. диал. nadd «клин»; тох. А nati, B nete «сила, могущество». С другой стороны, следует учесть др.-инд. nadh- «связь», и.-е. *ned- «связывать, гнуть» («плетение» звуков) и и.-е. *nad- «текущая вода» (звук «льется», «плетется» подобно «плетению» льющейся воды). Ср. без табуирующего отрицания русск. диал. адать «издавать звуки» и далее: и.-е. *ad(u)- «водопад», а также др.-англ. d- «огонь, пламя» (значение «звучать» непосредственно связано со значением «гореть»: ср. типологически и.-е. *bh- «гореть», но также «говорить; и.-е. *gher- «гореть», но и.-е. ger- «издавать звуки»).

  1. Литовск. ois «шум»; литовск. oti «шуметь» (ср. кельтск. uis «звучать»: и.-е. *Ues- «жидкость» > «плетение»): это слово соотносится с англ. диал. to oss «делать, производить»: ср. кельтск. uis «издавать звуки». Как показал В. И. Абаев, слова со значение «издавать звуки» соотносятся со значением «делать» (типологически ср.: осет. knyn «делать», но и.-е. *ken- «издавать звуки»; и.-е. *Uer- «издавать звуки», но также «делать»; и.-е. *ker- «делать», но также «издавать звуки»; и.-е. *kUei- «делать», но *k`u- «издавать звуки»; и.-е. *ag- «делать», но также «издавать звуки»; швед. gra «делать», но и.-е. *ger- «издавать звуки»; и.-е. *leig- «делать», но греч. logoj «слово» [ср. В. И. Абаев. К семантике глаголов с основным значением "делать" // Вопросы языкознания. 1988. – №3. – С. 34 – 43]. Звук в древности соотносился с Божеством, которое олицетворялось Змеей: ср. англ. диал. ease «змея, червь» < и.-е. *as- «огонь, язык пламени». Интересно сопоставить хотанск. oa «злой, плохой» (ср. авест. aoa «смерть») и хет. assus/ossus «хороший»: др.-инд. as «жизнь» (в древности считалось, что звук может как наложить порчу, так и снять порчу, спасти).

Хет. mma, mmi «говорить»: В связи с тем, что, согласно древним представлениям, звук, слово могут обусловить религиозный экстаз, рассматриваемое слово вероятно соотнести с др.-англ. mmor «глубокий сон». Типологически ср. др.-сев. eyt «звук», но др.-сев. doi «эстаз, потеря сознания»; др.-англ. lod «песня», но др.-сев. leila «эстаз»; др.-англ. swynn «песня», но англ. swoon «обморок, экстаз»; др.-сев. arpt «разговор», но др.-сев. tipti, лат. torpeo «застыть в экстазе»; др.-инд. lpati «говорить», но литовск. alpti «падать в обморок, лишаться чувств». Ср. и.-е. *mem-bh «вредить» (греч. momf» «вред»; гот. bi-mampjan «презирать»; тох. В samadhi «глубокий сон», но хет. sman «песня, звук»; тох. В vajropame «глубокий сон», но и.-е. Uer- «издавать звуки» + и.-е. *bh- «издавать звуки» (ср. греч. fhmi).

Также во II главе диссертации в результате этимологического исследования был выявлен блок устойчивых семантических переходов (лексико-семантических универсалий). Как фонетические законы устанавливают связь между различными звуками индоевропейского праязыка, семантические законы устанавливают определенную связь (или невозможность связи) между различными значениями на основе древней символики. Установление лексико-семантических связей дает возможность определить мотивационную сетку значений того или иного слова, установить определенные модели (алгоритмы) семантической мотивации. В отличие от фонетических законов, которые излагаются буквально в любом учебнике по индоевропеистике, семантические законы не систематизированы и нерегулярно печатаются в отдельных (часто труднодоступных журналах), Таков, например, семантический закон В. И. Абаева (слова со значением «издавать звуки» могут принимать значение «делать») или закон Альваро Товара (слова со значением «сильный ветер» могут принимать значение «большая птица, орел». Большой блок семантических законов, группирующихся вокруг диады «рассекать» / «гнуть», содержится в книге проф. М. М. Маковского «Индоевропейская этимология». М., 2009. С. 204 – 333.

В результате этимологического исследования в диссертации установлен новый блок семантических законов:

1) «издавать звуки» / «краска»;

2) «издавать звуки» / «целый, весь»;

3) «звук» / «дерево» (Мировое дерево);

4) «звук» / «предок»;

5) «издавать звуки» / «вредить, накладывать порчу»;

6) «звук»  / «скот» / «богатство»;

7) «звук, звучание» / «битва»;

8) «звук» / «гореть»;

9) «звук» / «середина» и др.        

В заключении в обобщенной форме излагаются результаты проведенного исследования, формулируются выводы. В результате анализа в диссертации предложены авторские этимологические решения для блока индоевропейских слов со значением «звук, звучать», большая часть которых в специальной литературе не имела никакой этимологии (пометы в словарях «этимология неизвестна», «этимология неясна») и для слов, этимологии которых являются спорными (даны новые этимологические решения).

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора:

  1. Ворфоломеева Ю.И. Алгоритмы языка в свете истории культуры [Текст] / Ю.И. Ворфоломеева // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. – Серия «Филологические науки». – №5 (59). – Волгоград: ВГПУ, Изд-во «Перемена», 2011. С. 22-25.
  2. Ворфоломеева Ю.И. К онтогенезу слов со значением «звук» в индоевропейских языках [Текст] / Ю.И. Ворфоломеева // Вестник Башкирского университета. – Том 16. №1. – Уфа: Башкирский государственный университет, 2011. – С. 63-65.
  3. Ворфоломеева Ю.И.  Мифологемы звука и света в индоевропейских языках [Текст] / Ю.И. Ворфоломеева // Ученые записки РГСУ №3 (91). Сборник научных статей. М.: РГСУ – 2011. – С. 201-206.
  4. Ворфоломеева Ю.И.  Парадигматика мифологических кодов [Текст] / Ю.И. Ворфоломеева // Современная филология: теория и практика: материалы III международной научно-практической конференции. – М.: «Институт стратегических исследований», 2010. – С. 22-25.

Работы 1-3 опубликованы в периодических изданиях, входящих в список ведущих рецензируемых изданий, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.