WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ГОРНИЦКАЯ Любава Игоревна

МИФОЛОГЕМА  ОСТРОВА

В  РУССКОЙ  ЛИТЕРАТУРЕ:

ГЕНЕЗИС,  СТРУКТУРА,  СЕМАНТИКА

Специальность 10.01.01 — русская литература

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук

Волгоград — 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном автономном образовательном учреждении высшего профессионального
образования «Южный федеральный университет».

Научный руководитель —        доктор филологических наук, профессор

       Ларионова Марина Ченгаровна.

Официальные оппоненты:        доктор филологических наук, профессор

       Яблоков Евгений Александрович

       (ГАОУ ВПО г. Москвы «Московский
       институт открытого образования»);

       кандидат филологических наук, доцент

       Рябцева Наталья Евгеньевна

       (ФГБОУ ВПО «Волгоградский государст-
       ­венный социально-педагогический уни-
       верситет»).

Ведущая организация —        ГБОУ ВПО г. Москвы «Московский го-
       родской педагогический университет».

Защита состоится 22 марта 2012 г. в 10.00 час. на заседании диссертационного совета Д 212.027.03 в Волгоградском государственном социально-педагогическом университете по адресу: 400131, Волго­град, пр. им. В. И. Ленина, 27.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Волгоградского государственного социально-педагогического университета.

Текст автореферата размещен на официальном сайте Волгоградского государственного социально-педагогического университета: http: // www. vspu.ru 21 февраля 2012 г.

Автореферат разослан 21 февраля 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук,

профессор        Е. В. Брысина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Мифологема острова является одной из универсалий мировой культуры — способом фиксации культурного опыта, выраженного в мифологической и художественной символике. В пространственно-временных представлениях всех континентов и эпох присутствовали острова. В русской культуре мифологема острова занимает важное место. Хронологически она одна из древнейших, поскольку сложилась еще в мифологии, была представлена в дописьменной традиции, а потом последовательно воплощалась в художественных произведениях на всех этапах развития русской литературы.

На протяжении XIX—XXI вв. многие ученые обращались к отдельным островным образам. Еще А.Н. Афанасьев поставил вопрос о семантике в русском фольклоре образа острова Буяна как рая, позднее А.Н. Веселовский указал на связь острова с библейской мифопоэтикой и продемонстрировал, что семантика острова как рая в фольклоре связана с народным христианством. В начале ХХ в. В.Б. Шкловский поставил вопрос о необходимости рассмотрения острова как особого топоса. Современных исследований, посвященных мифологеме острова, крайне мало, и они не имеют обобщающего характера. Наиболее содержательны работы Н.М. Теребихина, который исследует северную мифологию островов как священных для христиан мест, представления об острове как «ином» мире, связь островов с началом космогенеза, образ камня-Алатыря; В. Айрапетяна, рассмотревшего связь древнерусской грамматической формы «отоц» (остров) с семантикой образа и представившего интересные наблюдения по синонимии острова, горы и корабля в мифологическом сознании носителя русского языка; Н.А. Криничной, обратившейся к образам «островной страны» и «острова» в русском фольклоре; Ю.С. Степанова, анализирующего концепты ментального мира, составной частью которого является идеальный мир на острове; Т.В. Цивьян, которая поставила вопрос о наличии в мировой литературе «островного сюжета», заключающегося в ситуации путешест­вия с материка на остров и возможном последующем путешествии между островами.

Таким образом, очевиден стабильный интерес исследователей к мифологеме острова в русской культуре, но при этом он проявляется локально и дискретно, как интерес к отдельным текстам, как попытки рассмотрения островных образов в разрыве фольклора и литературы. Все названные исследования базируются на минимальном эмпирическом материале и не ставят своей задачей его обобщение и систематизацию. Более того, фактически отсутствуют словарные и энциклопедические статьи об острове как мифологеме культуры в наиболее авторитетных научных изданиях по фольклору, этнографии и литературе.

Актуальность исследования обусловлена несколькими факторами: возросшим вниманием современной гуманитарной науки к универсалиям русской культуры и их художественным воплощениям в литературе; интересом современного литературоведения к фольклорно-мифологическим и символическим компонентам литературных произведений; необходимостью выработки методологии и методик их анализа, а также создания прецедентных исследований, посвященных наиболее устойчивым мифологемам национального сознания; поставленной в немногочисленных пока работах проблемой наличия «островного текста» русской литературы, его структуры, семантики и функций.

Объектом исследования является мифологема острова в русском фольклоре и русской литературе вплоть до рубежа XIX—XX вв., а также в творчестве Гайто Газданова.

Выбор произведений для анализа основан на принципе репрезентативности в них исследуемой мифологемы, ярко выраженной типичности их для «островного» текста фольклора и определенных этапов развития литературы или, наоборот, необычности авторской интерпретации, оказавшей влияние на последующие изменения структуры или семантики образа острова.

Предметом исследования являются структура, семантика и функции мифологемы острова, происхождение, трансформации и особенности бытования в контексте конкретных эпох в конкретных литературных произведениях.

Материал для исследования определялся путем сплошной выборки. Был проанализирован широкий круг фольклорных текстов и около ста литературных произведений.

Цель диссертационной работы состоит в том, чтобы исследовать генезис и формирование — «жизнь и судьбу» — мифологемы острова в русской культуре, дать анализ ее функционирования в виде художест­венных образов в фольклорных произведениях и литературной практике разных эпох.

В соответствии с поставленной целью в процессе исследования нами решались следующие задачи:

1) выявить инвариантную структуру и семантику мифологемы острова, сложившуюся в русском фольклоре;

2) рассмотреть характер и продуктивность трансформаций, возникающих при освоении мифологемы русской литературой на разных этапах ее развития в творчестве разных писателей;

3) определить основные характеристики «островного текста» в русской художественной словесности;

4) показать влияние культуры конкретных эпох на «островной текст» в целом и субъективных факторов на отдельные произведения;

5) продемонстрировать роль мифологемы острова в формировании пространственно-временных, сюжетных, мотивных, образных характеристик художественного мира писателя на примере произведений Гайто Газданова, а также соотношение традиционного, общекультурного, исторического, биографического, психологического контекстов в его творчестве.

Методологическую основу диссертации составляют концептуальные положения, выработанные ведущими специалистами по теории и истории литературы, фольклористики и культурологии — Г. Абрам­соном, С.С. Аверинцевым, В. Айрапетяном, А.Н. Афанасьевым, А.К. Бай­буриным, М.М. Бахтиным, В.В. Бычковым, П.С. Гуревичем, Дж. Данном, М. дю Буи, Д.К. Зелениным, В.Б. Земсковым, Т.Г. Ивановой, Вяч.Вс. Ивановым, Н.А. Криничной, М.Ч. Ларионовой, Ю.М. Лот­маном, Е.М. Мелетинским, В.Я. Проппом, А.И. Сосландом, Ю.С. Степановым, В.Н. Топоровым, Т.В. Цивьян, М. Элиаде. Из исследований о творчестве Г.И. Газданова для нас наиболее значимы работы Е.В. Асмоловой, Ю.В. Бабичевой, С.М. Кабалоти, С.А. Кибальника, Е.Б. Литвиновой, О.М. Орловой, Т.О. Семеновой, Е.А. Яблокова.

В соответствии с целями и задачами работы используется комплекс дополняющих друг друга методов исследования: мифокритиче­ского, структурно-семиотического и культурно-исторического, а также приемов мотивного анализа.

Новизна исследования состоит в том, что впервые осуществляется системное исследование одного из ключевых сквозных образов русской литературы и «островного текста» отечественной культуры вплоть до рубежа XIX—XX вв.; впервые выявляются особенности формирования образа острова, его трансформации на определенных хронологических этапах, семантическая и формальная специфика его отдельных структурных элементов, а также устанавливаются конкретно-исторические, социокультурные, эстетические, биографические и психологические факторы его функционирования в обширном круге произведений русских писателей.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что предложенная в диссертации концепция может способствовать изучению универсалий национальной культуры, раскрыв одну из ее значимых составляющих; теоретические положения работы могут быть востребованы при дальнейшем изучении мифологемы острова и «островного текста» русской литературы. Особое значение предложенная в диссертации концепция имеет для понимания процесса функ­ционирования культуры как бесконечного порождения принципиально новых смыслов при апелляции к единым фольклорно-мифологическим структурно-семантическим инвариантам.

Практическая значимость исследования состоит в том, что его результаты могут быть применены в школьных курсах, общих и специальных вузовских курсах по истории литературы и фольклора, истории культуры; материалы исследования могут быть использованы для спецкурсов по творчеству Г.И. Газданова.

На защиту выносятся следующие положения:

1. В славянской мифологии и русском фольклоре, начиная с глубокой архаики, формируются устойчивая инвариантная структура и семантика мифологемы острова. Остров — это типологизированный, абстрактный континуум, обладающий условностью номинации, экзистенции и топики. Это «другой мир», который одновременно является раем, адом и инициационным пространством, микрокосмом и макрокосмом.

2. На раннем этапе развития русской литературы фольклорный инвариант испытывает трансформации, связанные с переходом из устного бытования в письменное, из одной культурной парадигмы в другую — христианскую. Структурные элементы мифологемы приобретают иные способы смыслообразования и целеустановку, отличную от фольклорной. Внутри этих элементов меняются типы связей, что способствует одновременно как сохранению прежней семантики, так и наращиванию принципиально новых смыслов.

3. К  XVIII—XIX вв. мифологема острова представляет собой одну из важных и характерных составляющих «текста культуры» и вокруг нее формируется специфический «островной текст», допускающий индивидуальные интерпретации сформировавшегося и устойчивого инварианта, в основе которых лежат культурно-исторические, биографические, психологические мотивировки. Остров становится символическим образом. Чертами острова может наделяться любой объект. Возникает ситуация снижения и пародирования инварианта.

4. Черты «островного» приобретает «петербургский» текст русской литературы. Петербург наделяется свойствами как «мнимого» острова, созданного человеком против воли божьей, так и модели мироздания.

5. Пространственно-временная организация художественного мира Г. Газданова построена по «островному» типу: Россия — место прошлого и Франция — место настоящего окружены островами — зонами свободного времени. Жизнь метафорически уподобляется водному пути. Образ острова имеет одновременно семантику рая и дома и воплощает собой альтернативную реальность в противовес ситуации изгнания и маргинальности.

Апробация результатов исследования осуществлялась в докладах на международных научных конференциях «Рациональное и эмоцио­нальное в литературе и фольклоре» (Волгоград, 2011), «Литература в диалоге культур» (Ростов-на-Дону, 2008—2010), «А.П. Чехов и мировая культура» (Ростов-на-Дону, 2009, 2010), Международном молодежном научном форуме студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» (Москва, 2009, 2010), Международной научно-практической конференции «А.П. Чехов: русская и национальная литературы» (Ереван, 2010), Всероссийской научно-практической конференции «Молодежь XXI века — будущее российской науки» (Ростов-на-Дону, 2009, 2010), на научных конференциях молодых исследователей-филологов (Ростов-на-Дону, 2008, 2009), а также через публикацию материалов исследования в 13 научных работах, в том числе три — в изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России.

Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы, включающего 274 наименования.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении определяются цели и задачи исследования, теоретико-методологическая база, обосновываются актуальность и научная новизна, характеризуется степень разработанности проблемы, формулируются положения, выносимые на защиту, отмечается теоретическая и практическая значимость работы, указываются формы ее апробации.

В первой главе исследования «Формирование мифологемы острова в фольклоре и древнерусской литературе» рассмотрены генезис мифологемы острова в русской словесности, формирование ее инвариантной структуры и семантики.

В первом разделе «Формирование инвариантной основы мифологемы острова в русском фольклоре» анализируется долитературное бытование мифологемы острова. В фольклоре сложилась инвариант­ная для русской культуры структурная и семантическая основа исследуемой мифологемы. Структура образа острова в русском фольклоре формируется как совокупность условности номинации экзистенции и топики. С островом в фольклоре связаны две пространственные модели — макрокосмическая (мир как остров) и микрокосмиче­ская (остров — «иной» мир). Микрокосмическая модель представляет неразделимое единство трех семантических уровней: 1) остров как рай; 2) остров как ад, или загробный мир; 3) остров как инициационное пространство. Структурно-семантический уровень острова как рая включает образы и мотивы сада, изобилия, соборной церкви и камня-Алатыря; уровень острова как загробного мира — комплекс инфернальных мотивов, а также образ «странного строения» с негативной семантикой (огненной бани, гробницы, семибашенного дома и т.п.); уровень острова как инициационного пространства — мотивы смерти-возрождения, испытания. В этом случае остров выступает как лиминальное пространство. Возникает мотив «мнимых» островов (остров-дерево, остров-лес, остров-плот). Обитатели острова: инфернальные, сакральные, люди в измененных состояниях сознания, фантастические персонажи, птицы. Особенно значим для дальнейшей эволюции в русской культурной традиции архетипический образ, условно обозначенный нами как «царевна в островном плену».

Во втором разделе «Художественное воплощение мифологемы острова в древнерусской литературе» рассмотрены трансформации мифологемы при переходе ее из устной традиции в письменную («Хождение игумена Даниила», «Беседа трех святителей», «Повесть о Василии Кариотском и о прекрасной королевне Ираклии Флоренской земли», «Повесть о Брунцвике», «Хождение за три моря» Афанасия Никитина и др.). Инвариантная структура и семантика мифологемы острова успешно ассимилируются в древнерусскую литературу, во многом опирающуюся на фольклорные модели. Однако отдельные структурные элементы мифологемы, во-первых, приобретают теперь иные способы смыслообразования и целеустановку, отличную от фольклорной; во-вторых, внутри этих элементов меняются типы связей, что способствует одновременно как сохранению прежней семантики, так и наращиванию принципиально новых смыслов. Меняется природа условности номинации. Остров с реальной номинацией представляется рассказчиками как объект уникальный, а не типичный — акцент переносится со сходств на различия. Конкретный объект не теряет при этом ни уникальной внешней атрибутики, ни географии прототипа, но трансформируется в литературном тексте, обретая мифопоэтические черты. Отдельные образы и мотивы редуцируются. Так, например, образ «царевны в плену» фактически выведен за пределы культурной матрицы. Только к XVII в. он возвращается в «остров­ной» сюжет. Получает распространение образ «мнимого» острова. Категориальное значение «мнимости» расширяется и основано теперь не только на визуальной иллюзии, но и на значимости островного образа как особой целостности для художественной системы произведения. Полуостров или любой иной географический объект, в реальности островом не являющийся, но в тексте выполняющий функции островной мифологемы, объявляется «островом». Формируется сюжет не просто пути к острову, но странствия между разрозненными островами, причем островами измеряется любой путь к важным для рассказчика объектам. Макрокосмическая фольклорная модель мира в литературе усложняется и сливается с микрокосмической: мир представлен как островная система, каждый элемент которой — отдельный микрокосм, и познание всего макрокосма посредством постижения его отдельных частей осмысляется как путешествие от острова к острову. Дифференцируется и становится ключевым структурно-семантический уровень острова как земного рая, усиливается мотив острова как зоны спасения, появившийся ранее в обрядовой поэзии и оказавшийся в литературе более продуктивным, чем в фольклоре. Фольклорный мотив священного камня на острове в древнерусской литературе соединяется с другим фольклорным мотивом клада.

Вторая глава «Островной сюжет в литературе XVIIIXIX веков» посвящена анализу «островного текста» русской литературы как важной составляющей «текста» русской культуры.

В первом разделе «Историко-культурный контекст образа острова в русской литературе XVIII—XIX веков» рассматриваются исторические (географические путешествия и открытия), социокультурные (рост уровня образования, книжности), литературные (утопии и робинзонады) факторы, обусловившие апелляцию писателей к мифологеме острова («Остров Борнгольм» Н.М. Карамзина, «Город без имени» В.Ф. Одоевского, «Когда порой воспоминанье…» А.С. Пушкина, «Призраки» И.С. Тургенева и др.). К XVIII в. можно говорить не о ряде разрозненных произведений об островах, а о возникновении «островного текста» русской литературы, где островные образы имеют общую семантику и связаны с устоявшимся тематико-сюжетным комплексом, что позволяет рассматривать их как типологиче­ское единство.

Во втором разделе «Остров как метафизический хронотоп в русской литературе XVIII—XIX веков» показана специфика трансформации в литературе категории условности мифологемы острова («Конек-Горбунок» П.П. Ершова, «Медный всадник» А.С. Пушкина, «Одичалый» Г.С. Батенькова, «Фрегат “Паллада”» И.С. Гончарова, «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил» М.Е. Сал­тыкова-Щедрина и др.). В XVIII—XIX вв. мифологема острова сохраняет общие свойства метафизического хронотопа, но приобретает художественную конкретику в каждом литературном произведении. В литературе XVIII—XIX вв. пейзаж острова как «иного» мира тяготеет к сочетанию несочетаемого, выраженному следующими способами: соединение разнородных элементов происходит исключительно в восприятии героя, а потому из сферы рационального выводится в рамках текста в область эмоционального; создаются образы «мнимых» островов, где условность допускает любые трансформации пейзажа, так как изначально оговорена недостоверность и иллюзорность; «мнимые» острова окончательно теряют визуальное сходство с объектами-прототипами, еще сохранявшееся в древнерусской литературе; остров последовательно меняется, причем описание новых визуальных черт неразрывно с постоянными напоминаниями героев, рассказчика или автора о прежнем облике, пейзажи наслаиваются и создают единую алогичную картину. Некоторые модификации «мнимых» ост­ровов имеют фольклорный генезис. Как острова теперь идентифицируются не только полуострова и материки, но и абсолютно любые объекты. На базе трансформации образа «мнимого» острова в литературе возникают острова воображаемые, где алогичность визуального объясняется измененным состоянием сознания. В аллегориче­ской литературе XVIII в. созданы предпосылки для интерпретации острова как факта сознания. Экзистенция условна, поскольку является аллегорией реальности чувств и мыслей. Условность островной экзистенции воплощается также через визуальную категорию прозрачно­сти, зыбкости очертаний. Она может быть выражена через сказочную семантику, связь с волшебством или игрой воображения. Применительно к пространственному положению острова происходит снятие оппозиции подлинность/мнимость, и «мнимые» острова обретают семантику подлинных. Семантическое поле «свое как чужое», возникшее еще в древнерусской литературе, создает теперь не мистиче­ская мотивация чуда, а психологическая мотивация измененного состояния сознания.

Изменению семантических уровней острова как рая, ада, инициационного пространства посвящен третий раздел «Остров-рай, остров-ад и остров-инициационное пространство в литературе XVIII—XIX веков». Литература XVIII—XIX вв. («Езда в остров любви» К. Тредиаковского, «Сказка о царе Салтане…» А.С. Пушкина, «Ночь на корабле» А. Бестужева, «наполеоновский цикл» М.Ю. Лермонтова, «Яков Пасынков» И.С. Тургенева, «В лесах» П.И. Мельникова-Печерского и др.) привносит в образ острова-рая следующие особенности: создание нового типа отношений между семантическими уровнями острова-ада и острова-рая посредством их объединения в синтетическую целостность «ад как рай»; сакрализация бытовых реалий и включение их в описание райского локуса, что проближает рай­ский мир к сознанию героя и читателя, делает его «своим». Образ острова — загробного мира (в том числе и ада) также трансформируется: часто писатели сознательно ориентируются на фольклорно-сказочную семантику, намеренно мифологизируют остров; островные «адские» образы могут выражать особое психологическое состояние персонажа; характеристикой мертвенности, гибельности острова могут стать как тишина, немота, неподвижность, так и особый звуковой ряд, подобный гулу мифологического ада. В восприятии острова как инициационного пространства появляется новый вариант развития сюжета: инициация не пройдена или насильственно прервана, и в рамках текста герой не покидает остров.

В четвертом разделе «Система персонажей “островного текста” в русской литературе XVIII—XIX веков» рассмотрены наиболее характерные типы героев литературного «островного текста» («Братья-разбойники», «Уединенный домик на Васильевском» А.С. Пушкина, «Мореход Никитин» А. Бестужева, «Островитяне», «Павлин» Н.С. Лескова, «Лазурное царство» И.С. Тургенева, «Черная курица…» А. Погорельского, «Остров Сахалин» А.П. Чехова и др.). За хронотопом острова закрепляются особые группы персонажей — разбойники, изгнанники, странники, отшельники и т.д., обитающие в пограничном, лиминальном пространстве. Усиливается тенденция к замещению инфернальных персонажей демонизированными образами отрицательных героев, необычность обитателей острова может акцентироваться посредством зооморфизма, герои-медиаторы, связывающие «чужой» мир острова со «своим», могут обладать способностью к оборотничеству. Травестируется образ «царевны» в островном плену, смещаются возрастные границы персонажа-«царевны» — она теперь не только девушка брачного возраста, но и ребенок, подросток. Мотив островного плена «царевны» превращается в генератор развития сюжета, построенного как последовательное описание попыток героя либо освободить «царевну», либо разрешить загадку о причинах ее «плена».

В пятом разделе «“Петербургский текст” русской литературы как феномен “островного” текста» анализу подвергнута островная семантика «петербургского текста» («Медный всадник», «Уединенный домик на Васильевском» А.С. Пушкина, «Бедные люди», «Униженные и оскорбленные», «Преступление и наказание» Ф.М. Достоевского, «Что делать?» Н.Г. Чернышевского и др.). В литературе создается принципиально новая модификация островного локуса, а именно город, состоящий из островов, — модель «иного» мира. Такой город, имеющий реальный прототип, мифопоэтически «отчуждается», превращается в рамках текста в особый хронотоп. В русской литературе это Петербург. Город из островов воплощает в себе уменьшенную копию мироздания. Решение основных онтологических проблем человеческого существования, развязка конфликта реального и ирреального, столкновение символических абстракций добра и зла переносятся в островной город. Островной город делится на зоны из отдельных островов либо их групп, семантика которых зависит не от инвариантной устойчивости, а от индивидуально-авторской интерпретации и системы образов конкретного текста, что объясняет различную семантику одного и того же объекта в различных произведениях.

Третья глава «Мифологема острова в творчестве Гайто Газданова» посвящена синтагматическому анализу реализации мифологемы острова в индивидуальном художественном мире на примере творчест­ва Г. Газданова («Вечер у Клэр», «Призрак Александра Вольфа», «Бомбей», «Воспоминание», «История одного путешествия», «Алексей Шувалов», «На острове», «Судьба Саломеи» и др.).

В художественном мире Г. Газданова Россия символизирует прошлое, Франция — настоящее, связующее звено между ними — Константинополь. Периферия, окружающая это трехэлементное неделимое пространство, состоит из «дальних земель». Географически все эти «дальние земли» представляют собой либо островные или полуостровные образования, либо континенты. Константинополь также семантизирован как «мнимый» метафизический остров. Вода в мире художественных произведений Газданова символизирует время и жизнь. Переход за кромку воды равнозначен пересечению границ жизни и выпадению из времени. Пересечение берега носит инициационный характер. Острова — метафизическая зона смерти, участки безвременья, посреди водного пространства жизни. Эти вопросы рассмотрены в первом разделе «Пространственная организация мира в творчестве Г. Газданова».

Во втором разделе «Искатели островов — “конквистадоры”» рассмотрено влияние мифологемы острова на систему персонажей и типы героев, действующих в рамках «островного» сюжета в прозе Газданова. Привлекательность островов определяет существование в прозе Газданова типа «героев-конквистадоров». Герои-конквистадоры включены как подтип в более широкую психологическую категорию — в число газдановских героев, «зачарованных смертью». Уход на остров возможен в трех случаях: в результате физической смерти, в результате духовной смерти либо как компенсация душевных или телес­ных страданий, которые могут приводить или нет к физической смерти. Герои сами создают себе острова как некую спасительную иллюзию, непременную воображаемую цель своего путешествия по водному времени.

В третьем разделе «Остров-рай в творчестве Г. Газданова» мы устанавливаем, что образ острова у Газданова актуализует вариант мифологемы «остров-рай». Оба христианских инварианта рая — потерянный рай (Эдем, чудесный сад из «Бытия») и обретенный рай (апокалипсический Град Божий из «Откровения Иоанна Богослова») — присутствуют в его произведениях и расположены на пространстве островов. Часто они совмещаются и сосуществуют в рамках одного метафизического пространства, что связано с таким актом собственного мифотворчества Газданова, как интеграция архетипических образов в индивидуальную модель пространства и времени.

Четвертый раздел «Варианты “островного” сюжета» демонстрирует трансформацию писателем инвариантных сюжетов, связанных с островами. В творчестве Газданова можно выделить три сюжета, происходящих из восприятия острова как рая. Сюжет обретения рая разворачивается в том случае, если герой попадает на остров в результате душевных или телесных страданий, иногда физической смерти. Сюжет изгнания из рая подразумевает потерю героем острова, произошедшую вопреки его желанию. Сюжет смерти-воскресения повест­вует о том, как герой переживает духовную смерть, попадает на остров, где проводит некоторое время, после островом отторгается и «воскресает», возвращаясь в водную жизнь и изменившись внутренне. Инициационный характер данного сюжета воспроизводит ситуацию лиминальности — отчужденности героя от фиксированного пространства и времени.

В пятом разделе «Остров-дом в творчестве Г. Газданова» рассмотрен индивидуальный авторский миф, возникновение которого связано с ситуацией эмиграции. В рамках мифопоэтического хронотопа острова происходят творческое переживание Газдановым чувства одиночества, трагедии изоляции, попытка избыть свой статус «изгнанника» посредством создания авторского позитивного мифа, замещающего негативную действительность. Стремление к острову как к раю, являющемуся воплощенным домом, равнозначно поиску родины.

В заключении работы отражены результаты проведенного исследования, сформулированы основные выводы, намечены перспективы дальнейшей работы.

Архаика, легшая в основу фольклора и давшая ему исходные формы, сохраняется в литературе и обеспечивает возможности ее развития и преображения.

Мифологема острова оказалась устойчивой для отечественной культуры. В сложной метасистеме словесного искусства, объединяющей литературу и фольклор, она сохраняла инвариантную структуру и семантику и порождала бесконечное количество вариаций, обогащенных в литературе новыми контекстами, но сохранивших при этом мифопоэтическую основу.

Семантика мифологемы острова в русском фольклоре базируется на категории условности. Ее формируют условность номинации, экзистенции и топики.

На раннем этапе развития русской литературы фольклорный инвариант испытывает трансформации, связанные с переходом из устного бытования в письменное, из одной культурной парадигмы в другую — христианскую. Мифологема приобретает целеустановку и потенциал смыслообразования, отличные от фольклорных.

В XVIII—XIX вв. в русской литературе начинает складываться «островной текст» как одна из составляющих текста всей русской культуры. Он опирается на мифофольклорную архаику, и эта опора снимает логические парадоксы и позволяет смыслу сохраняться независимо от формы. В XIX в. «островной текст» с его культурным универсализмом порождает внутри себя «петербургский текст».

На протяжении рассмотренного нами периода мифологема острова становится для носителей русской культуры неотъемлемой частью картины мира. Особенно показателен в данном случае пример Г. Газданова, который, находясь большую часть жизни вне России и не проявляя специального интереса к русскому фольклору, воспроизводит в своих произведениях культурный инвариант мифологемы острова, не только сохраняя его традиционную семантику и структуру, но и обогащая их. Мифологема острова становится для творчества писателя сюжетообразующей.

Нам видится, что, опираясь на содержание и выводы нашей работы, можно продолжать исследование в следующих направлениях:

• выяснить зависимость художественного воплощения мифологемы острова в литературных произведениях от литературного направления и жанра, что было сделано нами только отчасти;

• продолжить парадигматическое исследование воплощения мифологемы в словесном искусстве XX и начала XXI вв., выявление специфики островного мифологизма в литературе модернизма, постмодернизма, соцреализма, пограничных направлений;

• осуществить анализ «островного текста» как составляющей творчества отдельных писателей или творческих групп, а также в отдельно взятых произведениях;

• выявить специфику включения фольклорного инварианта в многочисленные контексты (биографический, эстетический, общефилософский, исторический и т.д.) и определить роль каждого из них в формировании литературного мифа об острове;

• рассмотреть специфику отражения мифологемы острова в локальных региональных традициях; в фольклоре и литературе русских анклавов и диаспор, живущих в чужой культурной среде, например, казаков-некрасовцев, представителей трех волн русской эмиграции;

• проанализировать функционирование островного текста в массовой культуре, так как, по нашему мнению, она сохраняет инвариант в его первозданном виде (апелляция к мифологеме многочисленной фантастической литературы, «эксплуатация» островного сюжета детективами и литературой ужасов — мотив удержания и насильственной смерти на острове как псевдоробинзонада и т.д.) в отличие от «высокой» культуры, для которой важны интерпретация, переосмысление мифологемы, игра смыслов и т.д.;

• установить и описать формы существования «островного» текста в других видах искусств и в медиапространстве.

Мифологема острова и созданные на ее основе литературные образы стали частью языка культуры, залогом сохранения и трансляции культурной памяти. Анализ только одной мифологемы позволяет делать выводы о механизмах структуро- и смыслопорождения в фольклоре и литературе, а также о дальнейшем развитии принципов интерпретации художественного текста в культурно-историческом и фольклорно-мифологическом аспектах.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях:

Статьи в рецензируемых журналах,
рекомендованных ВАК Минобрнауки России

1. Горницкая, Л.И. Мифологема острова в русской культурной традиции / Л.И. Горницкая // Проблемы истории, филологии, культуры. — Москва—Магнитогорск—Новосибирск. — 2010. — № 4 (30). — С. 234—240 (0,6 п. л.).

2. Горницкая, Л.И. Остров как «иной» мир в русском фольклоре / Л.И. Горницкая // Изв. Юж. фед. ун-та. Филологические науки. — 2011. — № 1. — С. 30—35 (0,35 п. л.).

3. Горницкая, Л.И. Социопсихологический контекст образа острова в романе Г. Газданова «Вечер у Клэр» / Л.И. Горницкая // Изв. высш. учеб. заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. — Ростов н/Д., 2012. — № 1. — С. 116—118 (0,4 п.л.).

Статьи и тезисы докладов в сборниках научных трудов
и материалов научных конференций

4. Горницкая, Л.И. Мифологема острова в контексте пространственно-временной модели мира художественных произведений Гайто Газданова / Л.И. Горницкая // Литература в диалоге культур—6: материалы Междунар. науч. конф. — Ростов н/Д.: НМЦ «Логос», 2008. — С. 52—56 (0,8 п. л.).

5. Горницкая, Л.И. Поэтика художественного психологизма в малой прозе Гайто Газданова / Л.И. Горницкая // Литература в диалоге культур—7: материалы Междунар. науч. конф. — Ростов н/Д.: НМЦ «Логос», 2009. — С. 46—48 (0,7 п. л).

6. Горницкая, Л.И. Мифологема острова в книге А.П. Чехова «Остров Сахалин» / Л.И. Горницкая // А.П. Чехов: русская и национальная литературы: материалы Междунар. науч.-практ. конф., 26—27 марта 2010 г. —  Ереван: Лусабац, 2010. — С. 63—70 (0,3 п. л.).

7. Горницкая, Л.И. Мифологема острова в рассказе Г. Газданова «Черная капля» / Л.И. Горницкая // Литература в диалоге культур—8: материалы Междунар. науч. конф. — Ростов н/Д.: НМЦ «Логос», 2010. — С. 41—44 (0,4 п. л.).

8. Горницкая, Л.И. Семантика мифологемы острова в русском фольклоре / Л.И. Горницкая // Молодежь XXI века — будущее российской науки: сб. докл. 8-й Всерос. науч.-практ. конф. студ., асп. и молодых ученых: в 2 т. Ростов н/Д.: ЮФУ, 2010. — Т. 2. — С. 234—236 (0,2 п. л.).

9. Горницкая, Л.И. Мифологема острова-рая в творчестве Гайто Газданова / Л.И. Горницкая // Материалы Международного научного форума «ЛОМОНОСОВ-2010». Секция «Филология». — М.: Изд-во Моск. ун-та, 2010. — С. 615—617 (0,2 п.л.).

10. Горницкая, Л.И. Эстетическая обусловленность семантиче­ского дуализма мифологемы острова в творчестве Гайто Газданова / Л.И. Горницкая // Доклады молодых исследователей: сб. науч. ст. — Ростов н/Д.: НМЦ «Логос», 2010. — С. 119—124 (0,3 п. л.).

11. Горницкая, Л.И. Образ острова в русском фольклоре и «Острове Сахалине» А. Чехова / Л.И. Горницкая // А.П. Чехов и мировая культура: сб. материалов Междунар. науч. конф. — Ростов н/Д.: НМЦ Логос, 2011. — С. 41—48 (0,5 п. л.).

12. Горницкая, Л.И. Эволюция образа «царевны в плену» в контексте островного сюжета русской фольклорно-литературной традиции / Л.И. Горницкая // Труды аспирантов и соискателей Южного федерального университета. — Ростов н/Д.: ИПО ПИ ЮФУ, 2011. — Т. XVI. — С. 191—194 (0,3 п.л.).

Электронные публикации

13. Горницкая, Л.И. Структура репрезентации мифологемы острова в русском фольклоре / Л.И. Горницкая // Материалы Междунар. молодежного науч. форума «ЛОМОНОСОВ-2011». — М.: МАКС Пресс, 2011. 1 электрон. опт. диск (DVD-ROM) (0,2 п.л.).

ГОРНИЦКАЯ Любава Игоревна

МИФОЛОГЕМА ОСТРОВА В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ:

ГЕНЕЗИС, СТРУКТУРА, СЕМАНТИКА

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук

Подписано к печати 20.02.12. Формат 60×84/16. Печать офс. Бум. офс.
Гарнитура Times. Усл.-печ. л. 1,2. Уч.-изд. л. 1,3. Тираж 110 экз. Заказ  .

Издательство ВГСПУ «Перемена»

Типография Издательства ВГСПУ «Перемена»

400131, Волгоград, пр. им. В.И.Ленина, 27




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.