WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

НОСЕНКО Александр Дмитриевич

МЕТОНОМАЗИЯ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ:

ФОРМЫ, ФУНКЦИИ,

СТИЛИСТИЧЕСКОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ

10.02.01 — русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук

Волгоград — 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном

образовательном учреждении высшего профессионального
образования «Волгоградский государственный
социально-педагогический университет».

Научный руководитель — доктор филологических наук, профессор
       Колокольцева Татьяна Николаевна.

Официальные оппоненты:        Терентьева Елена Витальевна, доктор
       филологических наук, доцент (ФГБОУ
       ВПО «Волгоградский государственный
       университет», профессор кафедры рус-
       ского языка);

       Карабань Наталья Александровна, канди-
       дат филологических наук (ФГБОУ ВПО
       «Волгоградский государственный техни-
       ческий университет», доцент кафедры
       русского языка).

Ведущая организация  —  ФГАОУ ВПО «Сибирский федеральный
       университет».

Защита состоится 19 апреля 2012 г. в 12.00 час. на заседании диссертационного совета Д 212.027.03 в Волгоградском государственном социально-педагогическом университете по адресу: 400131, г. Волго­град, пр. им. В.И. Ленина, 27.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Волгоградского государственного социально-педагогического университета.

Текст автореферата размещен на официальном сайте Волгоградского государственного социально-педагогического университета: http: // www.vspu.ru 19 марта 2012 г.

Автореферат разослан 19 марта 2012 г.

Ученый секретарь



диссертационного совета

доктор филологических наук,

профессор        Е. В. Брысина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Реферируемая диссертация посвящена изучению стилистического приема метономазии. Работа носит комплексный характер и имеет лингвостилистическую, риторическую и прагмалингвистическую направленность.

Выразительные средства языка являются традиционным предметом риторики и стилистики. Известны многочисленные списки тропов и фигур, составленные во времена античности, Средневековья и в наши дни. Предпринимаются попытки систематизации тропов и фигур как необходимое условие разработки общепринятой непротиворечивой классификации стилистических ресурсов. Однако, несмотря на наличие в данной сфере обобщающих работ, некоторые выразительные средства до сих пор недостаточно описаны. К ним относится и прием метономазии, состоящий в употреблении иноязычных единиц при наличии их русских синонимов, который также пока остается на периферии исследовательского внимания как в отечественной, так и в зарубежной науке. Указанное обусловливает актуальность данной диссертации.

В качестве объекта исследования выступает прием метономазии. Предметом изучения являются формальные разновидности и функциональный потенциал данного приема в русском языке.

В основу диссертационного исследования положена следующая гипотеза: стилистический прием метономазии опирается на специфические качества иноязычных единиц, в русском языке представлен богатым формальным своеобразием и выполняет определенный спектр функций, соотносимых с конкретными типами дискурса.

Цель настоящей работы состоит в комплексном анализе стилистического приема метономазии.

Общая цель работы обусловила постановку следующих задач:

1) определить сущность понятия метономазии и уточнить дефиницию данного термина;

2) разграничить понятия «метономазия» и «метономативная ошибка» и устранить существующее в лексикографической практике разночтение в определениях термина «метономазия»;

3) проанализировать формальное разнообразие метономазии в современном русском языке, установить и проанализировать основные формы воплощения изучаемого приема;

4) выявить функциональный потенциал метономазии и особенности его реализации в дискурсах разных типов.

Научная новизна выполненной работы состоит в 1) исследовании особого пласта заимствованной и иностранной лексики (метономативной), элементы которой имеют русские аналоги и становятся объектами метономативных замен; 2) расширении знаний о стилистиче­ском приеме метономазии, впервые в отечественном и зарубежном языко­знании ставшем объектом диссертационного исследования, а именно: в определении содержания понятия метономазии, анализе формального своеобразия приема, в описании функций метономазии в русском языке.

Теоретическая значимость диссертации заключается в комплексном исследовании метономазии с точки зрения сущности данного стилистического явления, его формальных разновидностей и функционального потенциала. Работа вносит вклад в развитие лингвистической стилистики и риторики, обогащая их новыми сведениями о стилистическом приеме, активно используемом в разных типах дискурса.

Практическая ценность данной работы состоит в возможности применения результатов исследования в вузовских курсах риторики, стилистики и прагмалингвистики. Полученные сведения могут быть использованы при лингвостилистическом и прагмалингвистическом анализе текстов различной стилевой принадлежности.

Специфика изучаемого приема потребовала обращения к анализу публицистического, рекламного и художественного типов дискурса. Материалом исследования послужили фактические данные, полученные из газет «Аргументы и факты», «Комсомольская правда», «Российская газета» за 2005—2011 гг., рекламные тексты, эргонимы (названия предприятий) и прагматонимы (словесные товарные знаки) Волгограда и Волжского, а также художественные тексты Б.Л. Пастернака и И. Северянина. В ряде случаев верификация результатов анализа языкового материала обусловила обращение к «Национальному корпусу русского языка» (www.ruscorpora.ru). Общий объем картотеки составил около двух тысяч контекстов.

В работе использовались следующие методы исследования: описательный, представленный приемами наблюдения, анализа, синтеза, интерпретации, обобщения и классификации; контекстуальный анализ; элементы сопоставительного анализа; метод словарных дефиниций; приемы экспериментальной методики, включающие использование субституции; кроме того, применялись элементы количественного анализа.

Теоретической основой диссертации послужили фундаментальные исследования о языке как системе взаимосвязанных элементов, представленные в классических трудах отечественных и зарубежных лингвистов (И.А. Бодуэн де Куртенэ, В.В. Виноградов, Г.О. Винокур, Л.В. Щерба, Ш. Балли, Э. Бенвенист, Э. Сепир, Ф. де Соссюр и др.). В работе учитывались исследования в следующих областях:

— лингвистическая стилистика (В.В. Виноградов, Т.Г. Винокур, И.Р. Гальперин, М.Н. Кожина, В.Г. Костомаров, Л.П. Крысин, Т.А. Миллер, В.П. Москвин, А.П. Сковородников, В. Матезиус и др.);

— риторика (С.С. Аверинцев, Е.В. Клюев, Г.А. Копнина, Т.А. Мил­лер, Аристотель, Деметрий, Ж. Дюбуа, Ф. Пир, А. Тринон и др.);

— лингвистическая прагматика (Л.П. Амири, Н.Д. Арутюнова, С.В. Ильясова, О.С. Иссерс, И.В. Крюкова, Е.В. Падучева, А. Вежбицка, Д. Гордон, Г.П. Грайс, Дж. Лакофф, Дж.Л. Остин, Дж.Р. Сёрль и др.);

— лексикология (Ю.Д. Апресян, О.Э. Бондарец, В.В. Виноградов, В.Г. Гак, Л.П. Крысин, Б.А. Серебренников, Е.А. Назарова, О.Б. Шах­рай, А. Вежбицка, Э. Сепир и др.);

— социолингвистика (Э.Ф. Володарская, В.Г. Гак, Л.П. Крысин, В.Г. Костомаров, Б.А. Серебренников, Э.Г. Туманян, Л.П. Якубин­ский, У. Вайнрайх, Э. Хауген и др.);

— теория номинации (Э.С. Азнаурова, Н.Д. Арутюнова, В.В. Ви­ноградов, В.Г. Гак, Г.В. Защитина, Е.С. Кубрякова, А.А. Уфимцева и др.);

— история русского языка (В.В. Виноградов, Г.О. Винокур, Н.И. Тол­стой, Н.С. Трубецкой, Ф.П. Филин и др.).

На защиту выносятся следующие положения:

1. Метономазия представляет собой стилистический прием замены единицы родного языка иностранным эквивалентом или синонимом иноязычного происхождения. Понятие смены имени собственного без его перевода на другой язык в определение лингвистического термина «метономазия» включаться не может. Приему метономативной замены противопоставлена метономативная ошибка, состоящая в случайном изменении собственного имени при переводе на другой язык.

2. Стилистический прием метономазии основан на ряде специфических качеств иноязычных единиц — лингвистических (графических, фонетических, морфологических, семантических, стилистических) и психолингвистических (смысловой зашифрованности, социальной престижности).

3. Метономазия в современном русском языке отличается богатым формальным разнообразием и воплощается в таких формах, как графемная (замена единиц графических систем), графическая (замена графических особенностей написания кириллических графем элементами арабской, азиатской, готической или греческой графики), лексическая (замена номинативных средств языка) и синтаксическая (замена предложений, словосочетаний и фразеологических оборотов). Использование той или иной формы приема находится в зависимости от типа дискурса.

4. В русском языке метономазия выполняет достаточно широкий спектр функций. Графические особенности метономативов способствуют эффективному использованию приема в изобразительной, людической функциях, а также с целью контрастного акцентирования и создания иллюзии уникальности рекламируемого товара; фонетические — в фоносемантической, ритмо- и рифмообразующей функциях; немотивированность производящими — с целью ухода от нежелательных повторов; диффузность семантики и смысловая зашифрованность — в функциях эвфемизации речи и криптолалии; социальная престижность — в мелиоративной функции; книжность — с целью создания искусственной книжности и выражения иронии. В рамках отдельных контекстов может наблюдаться полифункциональное использование метономазии.

5. Проанализированные типы дискурса обнаруживают тенденцию к применению метономазии в определенном диапазоне функций. В публицистическом дискурсе систематически используется данный прием в эвфемистической, мелиоративной, людической функциях с целью создания искусственной книжности и ухода от нежелательных повторов. Для рекламного дискурса в большей степени характерно использование метономазии в людической функции, а также с целью контрастного акцентирования и создания иллюзии уникальности рекламируемого товара. Художественному типу дискурса свойственны изобразительная, характерологическая, фоносемантическая, ритмо- и рифмообразующая функции метономазии.

Апробация. Основное содержание и результаты диссертационного исследования нашли отражение в докладах на научной конференции «Аксиологическая лингвистика: проблемы лингвоконцептологии и коммуникативной деятельности» (Волгоград, 2009), международной научно-практической конференции «Межкультурная деловая коммуникация: проблемы и перспективы российско-молдавского сотрудничества в формировании коммуникативной компетенции кадров агробизнеса» (Волгоград, 2009), XV региональной конференции молодых исследователей Волгоградской области (Волгоград, 2010), Международной научно-практической интернет-конференции «Современная филология в международном пространстве языка и культуры» (Астрахань, 2011), III Международной научно-практической интернет-конференции «Современный русский язык: динамика и функ­ционирование» (Волгоград, 2011). Результаты исследования обсуждались на заседаниях кафедры русского языка и методики его преподавания Волгоградского государственного социально-педагогического университета (2008—2011 гг.). По материалам диссертации опубликовано 7 работ (2 из которых — в изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ) общим объемом 2,2 п.л.





Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТы

Во введении обосновывается актуальность темы исследования; определяются объект, предмет, цель и задачи диссертационной работы, ее научная новизна, теоретическая и практическая значимость, характеризуются методы анализа языкового материала; формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Теоретические основы изучения метономазии» дается обзор существующих в мировой науке о языке точек зрения на понятие метономазии, уточняется дефиниция термина, определяется лингвистический статус метономазии, формулируется понятие метономативной ошибки, рассматриваются специфические качества иноязычных единиц.

Термин «метономазия» в отечественном языкознании не относится к разряду активно используемых. Его толкование в лексикографической традиции достаточно неоднозначно. Взгляды лексикографов на метономазию расходятся в отношении объекта метономативной замены. В частности, дефиниции, содержащиеся в справочной литературе 1864—2007 гг., расположенные в хронологической последовательности, обнаруживают 1) тенденцию к расширению объекта метономативной замены и 2) эволюцию самого понятия метономазии: ‘изменение собственного имени при переводе на другой язык’ (Толль, 1864; Брокгауз, Ефрон, 1896; Ефремов, 1912)1  → ‘замена термина (т. е. нарицательного имени) иностранным’ (Ефремов, 1912; Москвин, 2006)2  → ‘замена номинативных средств родного языка иноязычными эквивалентами или синонимами иноязычного происхождения’ (Москвин, 2007)3 .

Многие лингвисты (В.В. Виноградов, И.Р. Гальперин, Б.А. Серебренников, Л.П. Якубинский, Е.Р. Курилович, Э. Хауген и др.) отмечали существование особого типа заимствованных слов — имеющих аналоги в лексической системе языка-рецептора. Однако едва ли можно согласиться с характеристикой данных заимствований как «излишних, ненужных» (Э. Хауген) и «существующих в языке без надобности» (И.Р. Гальперин). Таковыми их можно считать, имея в виду лишь номинативную функцию слова. Точнее было бы, на наш взгляд, называть их словами вторичными или, используя опыт зарубежной науки, словами метономастическими (metonomastic) либо метономативными: именно такие элементы в первую очередь становятся объектами стилистического приема метономазии. Кроме того, при метономазии заимствование может и не иметь общеязыкового характера — напротив, самые яркие случаи использования данного приема связаны, как правило, с теми единицами, которые не обладают статусом общеязыкового заимствования: У молодых мужчин стало обычаем пользоваться прелестями girlfriends (вместо «подруг»), но уклоняться от формального брака. Дескать, не модно. А на деле — просто не хотят обременять себя обязательствами. Неудивительно, что молодые женщины в ситуации гражданского брака, как правило, не рискуют заводить детей (АиФ. 2008. 2 апр.).

Существование приема метономазии стало возможным ввиду особого статуса иностранных и заимствованных слов, с одной стороны, и в силу наличия синонимических отношений между последними и исконной лексикой родного языка — с другой. К лежащим в основе метономазии специфическим качествам иноязычных единиц относятся лингвистические (графические, фонетические, морфологические, семантические, синтаксические) и психолингвистические (смысловая зашифрованность, социальная престижность). Ими же обусловлена сложившаяся тенденция к расширению объекта метономативной замены.

Сопоставление определений метономазии в русскоязычных словарях и многочисленные факты других языков показывают, что наиболее точная дефиниция термина «метономазия» представлена в статье словаря В.П. Москвина1 . Однако результаты проведенного исследования позволили прийти к выводу, что в соответствии с выявленной тенденцией к расширению объекта субституции метономазия представляет собой замену не только номинативных средств родного языка (слов, составных терминов, составных названий и т. д.), но и строевых, в частности графем. Оптимальной, таким образом, представляется следующая дефиниция исследуемого явления: метономазия — это стилистический прием замены единицы родного языка ино­странным эквивалентом или синонимом иноязычного происхождения.

Взгляды лексикографов не совпадают также и в отношении сути рассматриваемого явления: наблюдается оппозиция дефиниций термина «метономазия», содержащих идентификатор ‘изменение/замена собственного имени/термина’ (Толль, 1864; Брокгауз, Ефрон, 1896; Ефремов, 1912), и определений, снабженных конкретизатором идентификатора ‘неправильное’ (А.Д. Михельсон, 1865; А.Н. Чудинов, 1910)2. Данное обстоятельство указывает на необходимость разграничения понятий «прием метономазии» (нарочитая замена) и «метономативная ошибка» (случайное изменение собственного имени при переводе на другой язык (батюшка вместо Батюшков). Причиной, источником метономативных ошибок является омонимия (и смежные с ней явления) имен собственных и нарицательных. Думается, предложенное разграничение способно устранить разнобой в дефини­циях метономазии в отечественной и зарубежной лексикографической традиции. В таком случае как вид фактической ошибки наряду с анахоризмом (приписыванием какой-либо местности или стране объекта, который им принадлежать не может) и анахронизмом (смешением событий, предметов, явлений разных эпох при исторической стилизации) следует выделять ошибку метономативную.

Во второй главе «Формы метономазии в современном русском языке» исследуется формальное разнообразие метономазии в современном русском языке, устанавливается характер отношений между метономазией, с одной стороны, и экзотизмами, ино­язычными вкраплениями, ксенографией, графическими макаронизмами — с другой. Выявление форм реализации метономазии проводится с точки зрения объектов субституции — единицы родной языковой системы и ее иностранного эквивалента либо синонима ино­язычного происхождения.

В русском языке метономативные замены отличаются достаточно богатым формальным своеобразием, изучение которого позволило выделить 4 формы приема, а также их разновидности.

1. Лексическая метономазия является наиболее распространенной в русском языке. Это объясняется важнейшей особенностью ее объектов — единиц лексических языковых систем: именно слово — основная структурно-семантическая единица языка, которая для его носителей является психолингвистической реальностью.

В основу выделения разновидностей лексической формы метономазии было положено разработанное Л.П. Крысиным и принятое в русистике различение таких типов иностранных слов, как 1) заимст­вованные слова, 2) экзотическая лексика и 3) иноязычные вкрапления (транслитерированные и нетранслитерированные). Однако в нашей картотеке среди разновидностей лексической формы приема не представлена экзотическая лексика. Анализ фактического материала показал, что экзотизмы не могут являться объектами лексической метономазии, поскольку имеют своей целью познакомить читателя с новыми явлениями, предметами и понятиями (иноязычные вкрапления — с элементами чужого языка). Экзотизмы обозначают свойственные чужим народам или странам понятия — описания обрядов, быта, домашней утвари, обычаев, одежды и т. п.

В результате анализа публицистических текстов были выделены следующие разновидности данной формы приема.

Объектом лексической метономазии может являться заимствованное слово, выделяющееся на фоне единиц родного языка своими линг­вистическими либо психолингвистическими особенностями. Приведем пример данной разновидности лексической метономазии:

Барак, конечно, голова! Мирового масштаба.

Теперь, после ликвидации Усамы, в этом никто не посмеет усомниться (КП. 2011. 12 мая).

Автор статьи «Для чего Обама утопил (курсив наш. — А.Н.) Усаму?» с целью эвфемизации речи одному из русских существительных уничтожение / убийство / устранение предпочел заимствованное из немецкого языка слово «ликвидация» [нем. Liquidation < лат. liquid~tio< < linquere ‘оставлять, покидать’; ср. также: нем. liquidнeren ‘ликвидировать, устранять; уничтожать, убивать’], характеризующееся неясностью внутренней формы и наличием несвойственной исконным существительным русского языка финали -ция.

Приведем аналогичный контекст, где предпочтение отдается не метономативу ликвидировать, а русскому глаголу уничтожать: 13.20. Дмитрий Медведев принял решение прекратить операцию по принуждению к миру в Южной Осетии, дав указание российским военным при возникновении очагов насилия в зоне конфликта в Южной Осетии уничтожать сопротивляющихся (РГ. 2008. 14 авг.).

Объектом лексической метономазии может становиться номинативная единица, отличная от слова, — словосочетание: Но если строительство домов радует премьера, то финансирование в регионах перинатальных центров (иными словами, современных роддомов) расстраивает. Путин поручил вице-премьеру Александру Жукову взять возведение таких центров под личный контроль (РГ. 2010. 19 авг.).

Сопоставление понятий «родильный дом» и «перинатальный центр» [нем. perinatal < греч. peri ‘вокруг, около’ + лат. nat~lis ‘относящийся к рождению’] не выявило между ними никаких принципиальных семантических различий: одинаковы тип медучреждения (лечебно-профилактический) и спектр оказываемых услуг (диагностическая, гинекологическая медпомощь, родовспоможение, консультативная помощь). Отличие обнаруживается лишь в коннотативной составляющей: вследствие сосуществования в языке номинативных словосочетаний родильный дом и перинатальный центр референт первого из них ассоциируется с чем-то устаревшим, несовременным, референт же второй номинативной единицы воспринимается как ‘идущий в ногу со временем’. Без использования метономазии рассматриваемое высказывание могло бы выглядеть следующим образом: Но если строительство жилых домов радует премьера, то финансирование в регионах родильных (домов) расстраивает. Путин поручил вице-премьеру Александру Жукову взять возведение таких объектов под личный контроль.

Объектами лексической формы приема могут быть иноязычные вкрапления: Инкассатор, тяжело ворочая мыслями в голове, сделал последний жим от груди, положил штангу на стойку и, утирая пот, вышел из спортзала: «Ты возишь эти их деньги из Банка Франсэ и обратно… С таким же успехом они могут стать твоими… Хорошее дело, mon vieux, готовят долго, годами…» (АиФ. 2009. 18 нояб.). В статье «Не пойман, но вор. Как происходили ограбления века» автор посчитал нужным употребить иноязычное вкрапление mon vieux [фр. ‘дружище, старина, старик, приятель’] вместо одного из синонимичных ему русских существительных.

2. Сфера действия метономазии не ограничивается номинативными средствами языка. Так, графемная метономазия представляет собой стилистический прием замены кириллических графем их соответствиями в латинской или греческой графических системах. В основе данной формы метономазии лежит явление, которое можно назвать межъязыковой графемной синонимией. Механизмом реализации графемной метономазии является транслитерация.

Активное использование графемной метономазии наблюдается в рекламном дискурсе, что обусловлено его установкой на реализацию творческого потенциала коммуникантов, на создание языковой игры, которая может быть связана с:

1) графическим оформлением слова — ср. текст на свободном рекламном щите: Рекламу zдесь ежедневно видят 100.000 человек (г. Волж­ский);

2) семантикой слова, получающей смысловое приращение через изменение графического облика слова, — ср. эргоним — название магазина детской одежды: «Приkid» (г. Волгоград, 2007, октябрь). Замена букв к, и, д латинскими графемными метономативами k, i, d вносит в семантику жаргонизма прикид значение ‘детский’ [англ. kid — разг. ‘ребенок, малыш’].

Греческая графемная метономазия используется, например, в эргонимах торгово-развлекательного комплекса «Диамант» и одноименного кредитного потребительского кооператива: «Δиамант» (г. Волгоград, 2011, май). Как известно, одно из значений существительного диамант — ‘алмаз’, и выбор для метономазии греческой графемы «Δ» мотивирован, вероятно, ее исключительным внешним сходст­вом с триллиантами (бриллиантами формы равностороннего треугольника).

3. В ходе проведенного исследования было установлено, что метономазии могут подвергаться не только сами графемы, но и характерные особенности их начертания. Когда написание кириллических графем имитирует иноязычное письмо через изображение его графического своеобразия, то такое специфическое оформление кириллических графем, подобно экзотизмам, недвусмысленно указывает на отдельные страны, на их неповторимость или на самобытность населяющих их народов. Таким образом, графическая метономазия представляет собой стилистический прием замены графических особенностей написания (начертания) кириллических графем иноязычными.

Важно, что при графической метономазии объекты замены связаны не сходством планов содержания, не играющим здесь никакой роли (но базовым для всех остальных форм приема), а подобием их планов выражения. Данная форма приема активно используется в рекламном дискурсе. Анализ языкового материала позволил выделить 4 разновидности графической метономазии — арабскую, азиатскую (иеро­глифическую), германскую (готическую) и греческую.

Арабская графическая метономазия, которая заключается в замене графических особенностей написания кириллических графем элементами арабской или персидской графики (вязи), использовалась, например, в прагматониме «Халва ванильная». На рисунке представлены результаты поисков максимального соответствия кирилличе­ских графем, подвергшихся арабской графической метономазии в данном прагматониме, отдельным элементам арабской графики. Для этого из «Большого арабско-русского словаря»1  были выписаны содержащие необходимый графический материал слова (один, библиографический, небо, бланки), словосочетания (индоевропейские языки, испортиться от сырости, отныне и впредь, магнитная стрелка) и предложения (История повторяется, У него пересохло во рту от бега). Записав необходимые элементы в нужной последовательности, получили:

Образец прагматонима «Халва ванильная» (вверху)

и элементов арабской графики (внизу) в сопоставлении

4. Под синтаксической метономазией следует понимать стилистический прием замены синтаксической единицы родного языка ино­язычным эквивалентом. В сравнении с лексической формой метономазии синтаксическая в современном русском языке встречается значительно реже: основной сферой ее использования являются художест­венные тексты. Тем не менее исследование публицистических текстов газет позволило выявить следующие разновидности данной формы приема. Объектом синтаксической метономазии может являться простое предложение (как автономное, так и входящее в состав сложного): Наш капитализм неузнаваем ни с точки зрения теории Маркса, ни с точки зрения современной европейской практики. При переезде через границу иностранцы видят огромную растяжку с надписью «Суверенный капитализм». Но «що це воно таке», понять никто не может (АиФ. 2009. 25 марта) В приведенном контексте русское придаточное предложение что это такое подверглось синтаксической метономазии — замене украинским эквивалентом що це воно таке, передающим удивленное недоумение иностранного лица и одновременно иронию автора статьи, возможно, лучшим образом. Ср. без метономазии: При переезде через границу иностранцы видят огромную растяжку с надписью «Суверенный капитализм». Но что это такое, понять никто не может.

Словосочетания также могут использоваться в качестве объектов синтаксической формы приема: Нынешняя элитарная поросль рассматривает хождение во власть прежде всего как личный «бизнес-проект». Успешность карьеры оценивается не выполнением тех или иных общест­венно значимых задач, а количеством миллионов на личном счету, этажей загородного дома, наличием «запасного аэродрома» за границей на случай неприятностей «in this country» (АиФ. 2009. 8 июля). В данном случае вместо русского словосочетания в этой стране употребляется его английский эквивалент in this country. Использование автором англоязычной синтаксической метономазии, вероятно, вызвано желанием, с одной стороны, показать пренебрежительное отношение «нынешней элитарной поросли» к своей родине, с другой — не называя, обозначить место ее (поросли) пребывания — Англию, которая, как известно, не экстрадирует укрывающихся на ее территории преступников по запросу других государств.

Наконец, в качестве объекта синтаксической метономазии нередко выступают иноязычные крылатые слова и афоризмы. Такую разновидность синтаксической метономазии целесообразно называть фразеологической: Я что-то не слыхал, чтобы какой-нибудь европейский или американский миллионер скупал недвижимость на Тверской или на Рублёвке, открывал тайные счета в наших банках и перевозил в Москву или Питер любимую жену, тёщу и детей. А наши, едва срубив несколько миллионов, тотчас же норовят создать запасной аэродром для семьи в Лондоне или Париже. Похоже, даже самим капиталистам не нравится действующая (а точнее, бездействующая) общественная модель «made in Russia» (АиФ. 2008. 13 авг.). В приведенном контексте автор статьи дает название «бездействующей» общественной модели через использование синтаксической метономазии, употребляя вместо русского предложения Сделано в России английское крылатое выражение made in Russia.

Сравним с рассмотренной метономазией следующий пример — заголовок статьи, повествующей об инженерных решениях, подсказанных человеку природой: Made in природа (АиФ. 2009. 1 апр.). В данном случае с использованием синтаксической метономазии оформ­ляется русское предложение Сделано в природе, в результате чего производится замена не только русского причастия сделано с предлогом в крылатым выражением made in…, но и формы косвенного (предложного) падежа существительного природе формой именительного падежа природа, т. е. налицо изменение формы управления. Таким образом, в приведенном заголовке фразеологическая метономазия затрагивает также и синтаксическую структуру предложения русского (флективного) языка, изменяя ее на манер синтаксической структуры предложения английского (аналитического) языка.

В ходе изучения формального своеобразия метономазии в русском языке было установлено, что 1) иноязычные вкрапления, в отличие от экзотизмов, могут использоваться в качестве объектов метономативной замены; 2) термину «ксенография» соответствует предложенный нами термин «графемная метономазия» — одна из форм изучаемого приема; 3) графический макаронизм — результат частичной графемной метономазии (замены части кириллических графем слова их соответствиями в латинской или греческой графических системах). Кроме того, анализ языкового материала выявил существующую зависимость выбора конкретной формы метономазии от типа дискурса: так, графемная и графическая формы приема регулярно используются в рекламных текстах, эргонимах и прагматонимах, синтаксическая — в художественном типе дискурса.

В третьей главе «Функциональный потенциал метономазии и его реализация в русском языке» выявляются и анализируются функции метономазии в рекламном, публицистическом и художественном типах дискурса. Функциональный потенциал приема описывается с опорой на специфические качества иноязычных единиц.

В русском языке метономазия реализует широкий спектр функций, распределение которых относительно типов дискурса достаточно неоднородно.

В рекламном дискурсе основными функциями метономазии являются функции астеризма (контрастного акцентирования с целью привлечения внимания), создания языковой игры и иллюзии уникальности рекламируемого товара. Нерегулярно употребление метономазии в изобразительной функции (создание национального колорита).

Успешно использовать метономазию в функции астеризма позволяют графические особенности иноязычных единиц. В таких случаях метономазия направлена на контрастное акцентирование, целью которого является привлечение внимания адресата к определенному компоненту текста. С реализацией данной функции бульшим образом связаны графемная и графическая формы метономазии.

В оформлении названия одного из свадебных салонов Волгограда нашла применение графемная форма метономазии: «КуkLА». Видно, что в данном случае метономативной замене латинскими эквивалентами подверглись кириллические графемы к и Л. В рамках проведенного исследования руководству салона на электронный адрес glamour-volga@yandex.ru (URL: http://www.ableo.ru/kykla34.ru) был отправлен запрос с просьбой рассказать, почему в названии салона представлены прописные буквы (LА) и латинский шрифт сочетается с кириллическим (kL). Были получены ответы, подтверждающие, что графемная метономазия выполняет в подобных случаях именно функ­цию астеризма: 1) «Это просто творческое построение слова. Так оно ярче смотрится и быстрее запоминается»; 2) «Просто когда придумывали шрифт, размышляли, как лучше будет смотреться на вывеске и баннере».

Для публицистического типа дискурса характерно использование метономазии в людической (игровой), эвфемистической, мелиоративной функциях, а также с целью создания искусственной книжности (для самовозвышения) и ухода от нежелательных повторов. В данном дискурсе возможно применение метономазии в функциях астеризма, выражения иронии и создания национального колорита.

Активное использование метономазии в публицистическом дискурсе в функции эвфемизации речи становится возможным благодаря семантической неопределенности (диффузности семантики) иноязычных единиц. Иллюстрируя данную функцию метономазии, обратимся к заимствованному в конце XX в. метономативу либерализация [фр. liberalization < liberalizer — ‘сделать более либеральным’ < liberal — ‘либеральный, щедрый’]. В лексикографических источниках содержатся следующие толкования этого слова:

«Представление бульших свобод, возможностей в осуществлении чего-л. Л. политических свобод. Л. нравственных критериев. Л. цен (освобождение цен от прямого государственного регулирования)»1;

«Снятие и ослабление ограничений, предоставление свободы действий. Л. цен. Л. нравов»2;

«Направление в политике, экономике и т.д., предполагающее предоставление большей свободы, уступки кому-л., в чем-л. Экономиче­ская либерализация. Либерализация цен»3.

Любопытно, что хотя иллюстративные части всех приведенных статей содержат пример либерализация цен, однако указание на то, что в сочетании с существительным цена слово либерализация «чаще означает повышение»4, содержится лишь в «Словаре иностранных слов» Н.Г. Комлева. Сделанное же уточнение обозначает, что между существительными либерализация (цен) и повышение или рост установились отношения синонимии. Это, в свою очередь, позволяет использовать данное заимствование в качестве объекта метономазии в контекстах, подобных следующему: Мы будем создавать стимулы для энергосбережения, — сказал Шувалов. — Будет происходить либерализация цен на электроэнергию и газ (РГ. 2008. 11 июля). Приведенное заявление буквально означает, что вынуждать население меньше использовать электроэнергию и газ будут путем повышения цен на эти энергоресурсы.

Едва ли можно подобрать более удачный метономатив на роль объекта данной метономазии, чем существительное либерализация (цен) вместо русских слов повышение и рост: внутренняя форма метономатива указывает на заимствованное еще в первой половине XIX в. существительное либерализм, которое среди своих значений имеет одно весьма позитивное — «политическое и идеологическое течение, отстаивающее свободу предпринимательства, парламентский строй, демократические права и свободу личности»1.

В людической [от лат. lгdicer — ‘служащий целям развлечения, для забавы, увеселительный’] функции метономазия используется с целью создания языковой игры. По нашим наблюдениям, с выполнением данной функции связаны графемная и нетранслитерированная лексическая формы приема.

В «Российской газете» была опубликована статья под следующим заголовком (РГ. 2006. 21 сент.):

Как известно, русское существительное бой и английское boy (‘парень’) вследствие схожести их фонетических планов выражения являются межъязыковыми омофонами. Задача же транслитерированной лексической метономазии (употребления английского прилагательного american вместо его русского эквивалента американский) состоит в данном случае в дискурсивной реализации фонологической омонимии. В результате заголовок, вероятнее всего, будет истолкован как ‘американец’. Такая интерпретация названия статьи имеет ещё одну опору (помимо метономазии) — возникающую как следствие метономазии текстовую аллюзию, состоящую в ассоциативной отсылке к известной песне одной из российских поп-групп «American boy». Однако полностью оценить авторскую шутку читатель сможет лишь после прочтения набранной гораздо более мелким шрифтом строки «собираются дать наши ребята спортсменам из США в полуфинале Кубка Дэвиса». Эффект такого заголовка можно сравнить с эффектом от просмотра растровых стереоизображений, когда картинка (интерпретация ‘американец’ vs ‘бой американцам’) меняется в зависимости от угла зрения («American бой» vs «American бой собираются дать наши ребята спортсменам из США в полуфинале Кубка Дэвиса»).

Анализ произведений Б.Л. Пастернака и И. Северянина показал, что в художественном дискурсе метономазии в большей степени свойст­венны характерологическая (речевая характеристика персонажа), изобразительная (создание национального колорита), фоносемантическая (создание звуковых повторов), ритмообразующая (сохранение размера стихотворной строки) и рифмообразующая функции. Нерегулярно использование метономазии в творчестве данных авторов в эвфемистической, сигнальной функциях, а также с целью выражения иронии и в функции криптолалии.

Изобразительная функция метономазии реализуется в контекстах, содержащих описание иностранной жизни. В изобразительной функции метономазия применена в рассказе Б.Л. Пастернака «Апеллесова черта», сюжет которого связан с итальянскими городами Пиза и Феррара, что и нашло свое отражение в способе стилизации под италь­янскую действительность:

— Постой, — говорит Гейне. — Это, надо думать, первое твоё выступление на поприще коммерции. В добрый час… Послушайте, камерьере, уверяю вас, смех ваш в этом случае положительно неблагоразумен: он за живое задевает юного негоцианта.

В речь поэта Генриха Гейне Б.Л. Пастернак ввел заимствованное на рубеже XVII—XVIII вв. существительное коммерция [< фр. commerce < лат. commercium — ‘торговля’] и вкрапление из итальян­ского языка камерьере [ит. cameriиre — ‘официант, кельнер, лакей’] вместо русских синонимов торговля и лакей. При этом если первое достаточно широко указывает на «буржуазное общество»1 , то второе отсылает к вполне определенным (романским) странам: ср. заимствованные из итальянского языка существительные берсальер, гондольер, из французского — модельер, браконьер, карьер, курьер и под. с итальянскими существительными cameriиre — banconiиre (продавец), banchiиre (банкир), barbiиre (парикмахер), barriиra (барьер), bicchiиre (стакан), bracconiиre (браконьер), brigadiиre (бригадир), cantiиre (верфь), canzoniиre (сборник песен), carboniиre (угольщик, шахтер) и под. Таким образом, использование второй лексической метономазии с целью создания национального колорита опирается на фонетические особенности иноязычной единицы.

В ритмо- и рифмообразующей функциях метономазия используется как средство формальной организации стихотворных поэтических произведений. Цель применения метономазии в ритмообразующей функции — сохранить выбранный автором размер стихотворной строки, поддержание которого средствами родного языка без изменения синтаксической структуры поэтического текста было бы невозможным. Использование метономазии в рифмообразующей функции позволяет оправдать так называемое рифменное ожидание, когда эквиваленты или синонимы родного языка не являются созвучными нужному рифманту и, следовательно, пригодными для создания рифмы. В стихотворении «Гимн вокзалу» (1935) И. Северянин употребил метономазию в обеих указанных функциях:

Шеломящие мозг подводы

На булыжниках городских, —

Тишины моей антиподы, —

Боже, как я устал от них!

В приведенном примере объектом лексической метономазии является 4-сложная иноязычная словоформа «антиподы» [фр. antipode < греч. antipodes] с ударным 3-м слогом и финалью [уды] (ср. с подводы), употребленная в данном случае вместо русского 7-сложного синонима противоположности с ударным 5-м слогом и финалью [ъст’ь] или 4-сложного «противники» со 2-м ударным слогом и финалью [н’ьк’ь]. Видно, что отказ от метономазии в рассматриваемом четверостишии привел бы к серьезным нарушениям как рифмы, так и метрической и ритмической схем произведения.

Использование метономазии в фоносемантической функции можно наблюдать в стихотворении Б.Л. Пастернака «Рояль дрожащий пену с губ оближет...» из цикла «Разрыв» в сборнике стихов поэта «Темы и вариации»:

Рояль дрожащий пену с губ оближет.

Тебя сорвет, подкосит этот бред.

Ты скажешь: милый! — Нет, — вскричу я, — нет!

При музыке?! — Но можно ли быть ближе,

Чем в полутьме, аккорды, как дневник,

Меча в камин комплектами, погодно?

О, пониманье дивное, кивни,

Кивни, и изумишься! — ты свободна.

Я не держу. Иди, благотвори.

Ступай к другим. Уже написан Вертер,

А в наши дни и воздух пахнет смертью:

Открыть окно, что жилы отворить.

Расположенная в середине строки 4-сложная словоформа ино­язычного существительного комплект [< фр. complete < лат. complзtus — ‘полный’] со вторым ударным слогом употреблена поэтом вместо русского также 4-сложного синонима наборами со вторым же ударным слогом. Метономатив содержит в своем звуковом составе 6 звуков, участвующих в смешанном повторе (ассонансе [и] и аллитерации [к], [м], [м’], [л’]), в отличие от 2 звуков в составе существительного наборами (ассонансе [и] и аллитерации [м’]). Композиция стихо­творения состоит из слов автора (первые 2,5 строки) и диалога героев (остальной текст). При этом слова автора и речь героя, отпускающего возлюбленную, наполнены сонорным раскатистым [р] (12 раз в 7 строках), передающим нервозность ситуации разрыва и раздражение героя, в то время как речь героини (5 строк) содержит всего один [р] (в слове аккорды), но насквозь пронизана заявленным впервые в слове милый смешанным повтором плавных сонорных в сочетании с гласным переднего ряда [и], смягчающим сонорные в 7 позициях из 14, т. е. в 50% случаев, что передает мягкость, «гибкость» героини, пытающейся прикрыть настоящие чувства к герою, выраженные, однако, повтором «колкого» [к] / [к’] (9 раз в 5 строках).

Анализ функционального потенциала метономазии показал, что в рамках отдельных контекстов может наблюдаться полифункциональное использование приема. Такое применение метономазии характерно для графемной и графической форм приема в рекламном и публицистическом дискурсах (наряду с функцией астеризма метономазия может выполнять изобразительную, людическую функции или функцию создания иллюзии уникальности), лексической и синтаксической — в поэтических текстах Б.Л. Пастернака и И. Северянина (метономазия часто выполняет ритмо- и рифмообразующую функции, иногда вместе с ними прием может реализовывать изобразительную или фоносемантическую функции).

В  заключении  диссертации обобщаются результаты исследования и определяются его дальнейшие перспективы, связанные, на наш взгляд, с изучением идиостилевых особенностей применения метономазии (в художественном дискурсе) и функционирования приема в не исследованных в настоящей работе типах дискурса, а также с составлением по материалам прессы словаря лексических метономативов русского языка с иллюстративной частью статей и указанием функций производимых замен.

Основные результаты исследования отражены в следующих публикациях:

Научные статьи в журналах,
рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ

1. Носенко, А.Д. «Метономазия»: термин и понятие / А.Д. Носенко // Изв. Волгогр. гос. пед. ун-та. Сер. «Филологические науки». — 2011. — № 5 (59). — С. 74—78 (0,4 п.л.).

2. Носенко, А.Д. Функции метономазии в русском языке / А.Д. Но­сенко // Вестн. Челяб. гос. ун-та. — 2012. — № 2 (256). — С. 73—77 (0,4 п.л.).

Статьи в сборниках научных трудов
и материалов научных конференций

3. Носенко, А.Д. Метономазия как средство реализации волюнтативной функции языка / А.Д. Носенко // Проблемы современной линг­вистики: сб. науч. тр. / под ред. Н.А. Красавского. — Волгоград: Колледж, 2009. — Вып. 2. — С. 102—108 (0,3 п.л.).

4. Носенко, А.Д. Взгляд на иноязычные языковые единицы через призму фигуративной практики / А.Д. Носенко // Межкультурная деловая коммуникация: проблемы и перспективы российско-молдавского сотрудничества в формировании коммуникативной компетенции кадров агробизнеса: материалы Междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 65-летию образования Волгогр. гос. с.-х. акад.  г. Волгоград, 12—14 нояб. 2009 г. — Волгоград: ИПК ФГОУ ВПО «ВГСХА» «Нива», 2009. — С. 278—282 (0,25 п.л.).

5. Носенко, А.Д. О функциях метономазии в прозе Б.Л. Пастернака / А.Д. Носенко // XV региональная конференция молодых исследователей Волгоградской области. г. Волгоград, 9—12 нояб. 2010 г.: сб. науч. материалов. — Напр. 13 «Филология». — Волгоград: Изд-во ВГПУ «Перемена», 2010. — С. 26—29 (0,25 п.л.).

6. Носенко, А.Д. О функциях метономазии в поэзии Б.Л. Пастернака / А.Д. Носенко // Современная филология в международном прост­ранстве языка и культуры : материалы Междунар. науч.-практ. интернет-конф. (Астрах. гос. ун-т, 21 сент. 2010 г. — 20 янв. 2011 г.) / сост. М.Л. Хохлина. — Астрахань: «Триада», 2011. — С. 139—141 (0,3 п.л.).

7. Носенко, А.Д. Прилагательное «непопулярный» как объект лексической метономазии / А.Д. Носенко // Грани познания: электрон. науч.-образоват. журн. ВГПУ. — 2011. — № 4 (14). — URL: http://grani.vspu.ru (0,3 п.л.).

 1 Москвин В.П. Выразительные средства современной русской речи. Тропы и фигуры: Терминологический словарь. — 3-е изд., испр. и доп. — Ростов н/Д.: Феникс, 2007. — С. 408.

 2 Михельсон А.Д. Объяснение 25000 иностранных слов, вошедших в употребление в русский язык, с означением их корней. — 1865. URL: http://www.inslov.ru/html-komlev/m/metonomazi 8.html (дата обращения: 25.05.2011); Чудинов А.Н. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. — 1910. URL: http://www.inslov. ru/html-komlev/m/metonomazi8.html (дата обращения: 25.05.2011).

 1 Баранов Х.К. Большой арабско-русский словарь: в 2 т. — 11-е изд., стер. — М.: Живой язык, 2006. — Т. I. — C. 26, 55, 29, 50, 32, 22, 51, 22, 30, 131.

 1 Большой толковый словарь русского языка / сост. и гл. ред. С.А. Кузнецов. — СПб.: Норинт, 2000. — С. 495—496.

 2 Крысин Л.П. Толковый словарь иноязычных слов. — М.: Изд-во «Эксмо», 2006. — С. 434.

 3 Современный словарь иностранных слов: толкование, словоупотребление, словообразование, этимология / Л.М. Баш [и др.]. — 9-е изд., стер. — Ростов н/Д.: Феникс; М.: Цитадель-трейд, 2009. — С. 462.

 4 Либерализация // Комлев Н.Г. Словарь иностранных слов. — 2006. URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/dic_fwords/ 40143/либерализация (дата обращения: 25.05.2011).

1 Современный словарь иностранных слов... — С. 462.

1 Словарь современного русского литературного языка: в XVII т. / АН СССР, Ин-т языкознания. — М.—Л.: Изд-во АН СССР, 1956. — Т. V.  — Стб. 1242.

НОСЕНКО Александр Дмитриевич

МЕТОНОМАЗИЯ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ:

ФОРМЫ, ФУНКЦИИ,

СТИЛИСТИЧЕСКОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук

Подписано к печати 14.03.12. Формат 60×84/16. Печать офс. Бум. офс.
Гарнитура Times. Усл.-печ. л. 1,4. Уч.-изд. л. 1,5. Тираж 110 экз. Заказ  .

Издательство ВГСПУ «Перемена»

Типография Издательства ВГСПУ «Перемена»

400131, Волгоград, пр. им. В.И. Ленина, 27

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.