WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ЮДИНА Оксана Леонидовна

МЕТАФОРЫ И МЕТАФОРИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ

В РОССИЙСКОМ И АНГЛО-АМЕРИКАНСКОМ УПРАВЛЕНЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ: ПАРАЛЛЕЛИ И ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ

10.02.20 – сравнительно-историческое, типологическое и

сопоставительное языкознание

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

кандидата филологических наук

Екатеринбург – 2012

Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном

образовательном учреждении высшего профессионального образования «Уральский государственный педагогический университет»

Научный руководитель кандидат филологических наук, доцент 

Скворцов  Олег Георгиевич

Официальные оппоненты:

Горшунов Юрий Владимирович, доктор филологических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Бирский филиал Башкирского государственного университета», профессор кафедры английского языка

Поляков Сергей Михайлович, кандидат филологических наук, доцент, ФГБОУ ВПО «Шадринский государственный педагогический институт», доцент кафедры английского языка

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный университет»

Защита состоится «30» мая 2012 года в 16.00 на заседании диссертационного совета Д 212.283.02 на базе ФГБОУ ВПО «Уральский государственный педагогический университет» по адресу: 620017, г. Екатеринбург, пр. Космонавтов, 26, ауд. 316.

С диссертацией можно ознакомиться в диссертационном зале информационно-интеллектуального центра научной библиотеки ФГБОУ ВПО «Уральский государственный педагогический университет».

Автореферат разослан «29» апреля 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета  Пирогов Николай  Александрович

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

  Реферируемая диссертация посвящена исследованию процесса освоения англо-американских метафор на различных этапах их ассимиляции в русском языке и речи, а также сопоставительному когнитивному исследованию доминантных метафорических моделей, которые обнаруживаются при анализе современных российских и англо-американских текстов, связанных с управлением.

 



Актуальность когнитивного сопоставительного исследования российских и англо-американских моделей управленческой метафоры обусловлена, во-первых, с необходимостью дальнейшего изучения закономерностей метафорического моделирования в современном управленческом дискурсе, во-вторых, с важностью сопоставительного изучения метафорических моделей, что позволяет лучше понять специфику национальной картины мира, а в-третьих, с целесообразностью дальнейшего исследования роли английского языка (как одного из ведущих языков современной управленческой науки и практики) в развитии лексики управления современного русского языка.

  В настоящее время можно говорить о том, что остается целый ряд проблем, которые еще не получили должного освещения с точки зрения современных механизмов лингвистики. Так, в частности, наше изучение процесса семантического освоения англо-американских метафоризированных заимствований в русском языке и речи идет по пути разработки отдельных аспектов, уточняющих и дополняющих существующие направления исследования.

 



Актуальность нашей темы исследования также подтверждается такими факторами, как активное заимствование российскими руководителями англо-американских метафор, развитие у некоторых из них новых образно-переносных значений в процессе освоения на русской почве, их возрастающая роль в процессе коммуникации, недостаточная разработка проблемы, отсутствие комплексного сопоставительного исследования семантических особенностей англо-американских управленческих метафор.

В настоящее время сопоставительное исследование российских и англо-американских управленческих метафор, а также выявление семантических особенностей освоения англо-американских метафор в российском управленческом дискурсе является одним из перспективных направлений современного языкознания. Российские и англо-американские управленческие метафоры еще не были объектом специального исследования, нет комплексного лингвистического описания этапов семантического освоения англо-американских метафор в российском управленческом дискурсе.



Актуальность лингвистической проблематики повлияла на выбор объекта и предмета анализа диссертационного исследования.

Объект исследования в настоящей диссертации – метафоры в современном российском и англо-американском управленческом дискурсе.

  Предмет нашего исследования взаимодействие метафор и параллелизм метафорических моделей в российском и американском управленческом дискурсе.

  Цель настоящей диссертации – выявление закономерностей освоения заимствованных метафор, а также специфики параллелизма доминантных метафорических моделей на основе сопоставления англо-американского и российского управленческого дискурса.

  Для достижения указанной цели нам необходимо было решить следующие задачи:

  - определить оптимальную теоретическую базу и методы исследования концептуальной управленческой метафоры в дискурсе;

  - найти, отобрать, систематизировать и сопоставить англоязычный и русскоязычный текстовый материал, включающий концептуальные метафоры, относящиеся к сфере управления;

  - охарактеризовать основные способы заимствования англо-американских метафор в российском управленческом дискурсе;

  - описать этапы освоения англо-американских метафор в российском управленческом дискурсе.

  - выделить, описать в сопоставительном аспекте и классифицировать доминантные метафорические модели, используемые в современных российских и англо-американских управленческих текстах;

  - проанализировать роль метафорических моделей как фактора, определяющего специфику национальной управленческой картины мира.

  Материалом для анализа в настоящей диссертации послужили посвященные управленческим проблемам тексты, опубликованные в современных российских и англо-американских периодических и электронных изданиях, занимающих освещением вопросов управления в государственных, муниципальных и коммерческих организациях, таких как: «Управление персоналом», «Карьера», «Российская Газета», «Business Week», «The Economist», а также электронные ресурсы, такие как: http://www.management.web-standart.net/issues; http://www.business-jour.ru  и др.

  Всего было проанализировано 2099 управленческих метафор (1183 – российские метафоры, 916 – англо-американские метафоры), а также 1007 – англо-американских по происхождению метафор, функционирующих в русском языке и речи.

  Методология настоящего исследования сложилась под воздействием теории дискурса (Арутюнова 1990,  Борботько 2009,  Бродский 2011, Будаев 2011, Карасик 2002, Скворцов 2009 и др.), теории заимствования (Беляева 1984, Брейтер 1997, Володарская 2002, Гридина 1985, Комарова 1991, Крысин 1968, 2004, 2006, 2008, Лотте 1982, Скляревская 2004, Шанский  1972, Щерба  1957, и др.), а также теории метафорического моделирования, возникшей в Соединенных Штатах Америки (Лакофф, Джонсон 2004, Langacker 1991, МакКормак 1990, Fauconnier, Turner 2004 и др.) и успешно развиваемой отечественными филологами (Аникин 2011, Будаев 2008, 2010, 2011, Баранов 1991, Демьянков, Караулов 2004, Кобозева 2005, 2011, Колтышева 2009, Кубрякова 1997, 2009, Скляревская 1993, 2008, Чудинов  2003, 2006, 2008 и др.).

  Методы исследования, используемые в диссертации: когнитивное моделирование, дискурсивный анализ, сопоставительный анализ с учетом национальных особенностей соответствующих языков и культур, а также количественная обработка полученных материалов; описательный метод, включающий приемы лингвистического наблюдения, сопоставления, обобщения, систематизации и интерпретации выбранных единиц. Отбор метафор осуществлялся с использованием метода сплошной выборки.

  Теоретическая значимость диссертации связана с обоснованием выделения трех этапов освоения англо-американских метафор в российском управленческом дискурсе, уточнением закономерностей пополнения словарного запаса русского языка, в частности, подъязыка управления, за счет англо-американских заимствований с их последующей метафоризацией на русской почве. Данное исследование вносит определенный вклад в методикусопоставительного когнитивного исследования механизмов метафорического моделирования применительно к российскому и англо-американскому управленческому дискурсу: в частности, в отличие от других диссертаций, выполненных в рамках упральской школы сопоставительной метафорологии, нашей диссертации исследование начинается с изучения функционирования отдельных метафор в конкретных российских текстах (вторая глава), а затем перетекает в сопоставление метафорических моделей (третья глава). Материалы диссертации могут быть использованы в качестве теоретических источников в исследованиях проблем метафорического моделирования в рамках управленческого дискурса России, Великобритании и США, а также применительно к любому виду иноязычного дискурса.

  Научная новизна данного диссертационного исследования заключается в том, что это первое монографическое исследование, посвященное выявлению особенностей освоения англо-американских метафор в российском управленческом дискурсе, а также выделению  и сопоставительному описанию метафорических моделей, реализующихся в российских и англо-американских управленческих текстах. В работе определены закономерности использования указанных моделей как средства усиления целостности и выразительности в конкретных управленческих текстах, обнаружены новые факты, свидетельствующие как о национальном своеобразии российской и англо-американской метафорической управленческой картины мира, так и об общих тенденциях в развитии международного управленческого дискурса.

  Практическая значимость диссертации определяется возможностью использования ее материалов в практике двуязычной лексикографии, в практике преподавания иностранного языка студентам, специализирующимся в области управления, межкультурной коммуникации, теории и практики перевода.

  Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Концептуальная управленческая метафора – одно из важнейших средств категоризации, концептуализации и оценки действительности в современных российских и англо-американских управленческих текстах. Такая метафора позволяет передавать информацию в яркой, краткой и доступной форме, обладает мощным прагматическим потенциалом.
  2. Проникновение в русский язык и русскую речь большого количества англо-американских управленческих метафор в течение последнего десятилетия, а также появление у них новых образно-переносных значений на русской почве не могут не способствовать активному развитию научного и практического менеджмента в России. В процессе такого заимствования происходит пополнение словарного состава русского языка, отличительной исторической чертой которого является его образность. Данный факт подтверждается присутствием большего количества англо-американских метафор, как в речи российских руководителей, так и в российском управленческом дискурсе в целом.
  3. Анализ метафорического словоупотребления в современных российских и англо-американских управленческих текстах позволяет выделить наиболее продуктивные метафорические модели (12), среди которых: «Управление – это наука», «Управление – это болезнь», «Управление – это война»  и др.
  4. Хотя состав функционирующих в российских и англо-американских управленческих текстах доминантных метафорических моделей и даже фреймов однотипен, количество метафорических единиц по слотам может значительно различаться. 
  5. Сопоставительное исследование российской и англо-американской управленческой метафоры свидетельствует, с одной стороны, о национальном своеобразии российской и англо-американской метафорической картины управленческой реальности, а с другой – об общих тенденциях в развитии интернационального управленческого дискурса, о значительной роли англо-американской управленческой метафоры в развитии метафорической системы, реализующейся в современных российских управленческих текстах.

  Апробация материалов исследования осуществлялась на научно-теоретических семинарах, проводимых на кафедре риторики и межкультурной коммуникации Уральского Государственного Педагогического Университета, а также на заседаниях кафедры иностранных языков Российской Академии Народного Хозяйства и Государственной Службы. Материалы диссертации использовались в практике преподавания делового английского язык студентам и аспирантам Российской Академии Народного Хозяйства и Государственной Службы. Основные материалы диссертации были представлены в докладах и выступлениях на различных научных конференциях: Екатеринбург 2006; 2007; 2008; 2010; Москва 2010.

Структура диссертации определяется ее задачами и отражает основные этапы и логику предпринятого исследования. Диссертация состоит из списка сокращений, Введения, трех глав, Заключения, списка используемой литературы, списка лексико-графических источников, списка источников языкового материала, приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ





  Во Введении представлена характеристика основных параметров исследования: обосновывается актуальность поставленной проблемы; определяются объект, предмет и материал исследования; обозначается его цель и определяемые ею задачи; описываются методы проведения исследования; раскрывается научная новизна диссертации, ее теоретическая и практическая значимость; формулируются положения, выносимые на защиту, и приводятся сведения об апробации работы.

  В первой главе «Теоретические и методологические основы сопоставительного исследования российских и англо-американских метафор», состоящей из трех разделов, представлена теоретическая база исследования и его понятийный аппарат: здесь раскрывается понятие о когнитивной лингвистике как направлении современной науки о языке, рассматривается когнитивная и традиционная теория метафоры, приводятся различные классификации метафорических моделей и способы их описания, выявляются особенности управленческого дискурса, определяются основные задачи, направленность и принципы сопоставления  метафор. 

  Когнитивная лингвистика - это специфическое направление в лингвистике, изучающее язык в качестве некоего когнитивного механизма. Основным положением когнитивной лингвистики является идея о том, что «поведение и деятельность человека определяются в значительной степени его знаниями, а языковое поведение – языковыми знаниями» [Маслова, 2004: 21]. Базовыми понятиями когнитивной науки на современном этапе являются: когниция, картина мира, концепт, фрейм и слот.

  Понятие «метафоры» находит свое выражение на двух уровнях: лингвистическом и металингвистическом. Согласно последнему, метафора – это «излишек», ненужное «украшение», которое говорящий в процессе коммуникации добавляет к своему высказыванию [Арутюнова, 2000: 7].

  Представителями классического направления, изучавшим проблему функционально-синтаксических и парадигматических характеристик метафоры, являются Н.Д. Арутюнова 1978, Н.Д. Бессарабова 1979, В.В. Виноградов 1953, Ю.И. Левин 1998, В.Н. Телия 1986, Е.Т. Черкасова 1959 и др.

  Когнитивная теория предполагает, что метафора возникает на уровне глубинных структур человеческого разума, а поэтому современная теория метафоры вышла за пределы лингвистики.

  Данное направление лингвистики берет начало в работах Джорджа Лакоффа и Марка Джонсона – создателей теории концептуальной метафоры, которая является, в свою очередь, составной частью когнитивной лингвистики. Разработчиками данной теории в России являются: Н.Д. Арутюнова 1999, Э.В. Будаев 2007, 2008, 2010, Ю.Н. Караулов, Е.С. Кубрякова 1999, Е.В. Рахилина 1998, Т.Г. Скребцова 2000. А.П. Чудинов 2001, 2008, 2011 и др.

В рамках настоящего исследования мы постарались соединить все достижения когнитивной науки при описании и распределении метафорических моделей по категориям, сочетая достоинства онтологических, ориентационных и структурных категорий различных классификаций.

  Особое внимание в рамках настоящего диссертационного исследования уделено вопросу о функциях концептуальной метафоры. Единых критериев к выделению функций метафор не существует, поскольку, функции метафоры напрямую зависят от вида дискурса, в котором она реализуется.

  Функции метафоры, обозначенные А.П. Чудиновым применительно к современному отечественному политическому дискурсу [Чудинов 2001:48-50], представляются нам вполне применимыми и к метафорам, использующимся в современном управленческом дискурсе. Следуя данной классификации А.П.Чудинова, можно отметить, что в управленческом дискурсе актуализируются практически все вышеназванные функции метафоры. Особенно отчетливо прослеживаются коммуникативная, прагматическая и изобразительная.

  В данной главе нами также рассматривается управленческий дискурс как особый вид институционального дискурса.

  Управленческий дискурс, обладающий всеми свойствами институциональности, в рамках данного диссертационного исследования понимается как жанровый корпус текстов, который развернут в пространстве и времени, а также как способ передачи когнитивного содержания, вкладываемого адресантом, адресату через текст в его языковой реализации и заложенных в нем определенных стратегий подачи информации (Рахимкулов 2007, Менджерицкая 2008).

  Необходимость описания языков, их изучения и преподавания повлекла за собой появление такой науки как сопоставительная лингвистика.

  В настоящем исследовании при обращении к англо-американскому и российскому управленческому дискурсу нами была применена методика параллельного сопоставительного исследования метафорических моделей, объединяемых сферой-источником метафорической экспансии.

  Также в сопоставительном исследовании нами используется метод контекстуально-функционального анализа, который имеет два аспекта: качественный и количественный. При проведении качественного контекстуального анализа нами отмечались расхождения в использовании российских и англо-американских метафорических моделей. С целью определения количественного аспекта в нашем исследовании приводятся подсчеты и количественные данные.

  Во второй главе «Освоение англо-американских метафор в российском управленческом дискурсе», состоящей из пяти разделов, рассматривается проблема иноязычного заимствования в современной лингвистике, приводятся различные определения заимствования,  описывается процесс освоения, а также причины и способы заимствования иноязычных единиц, освещается проблема освоения заимствования в работах отечественных и зарубежных исследователей, обосновываются этапы освоения англо-американских метафор в российском управленческом дискурсе.

  Термин «заимствование» по оценке многих исследователей неоднозначен. В лингвистике существует несколько трактовок этого термина, которые отражают понимание самого явления как факта, связанного с межъязыковой и внутриязыковой интерференцией, и понимание стадиальности процесса с соответствующим результатом – заимствованием разной степени освоенности.

  В нашем исследовании под «заимствованием» мы подразумеваем заимствование из английского языка и его американского варианта; рассмотрение механизма заимствования проходит в рамках наблюдения этого процесса только в русском языке.

  В данной главе дается описание различных типов заимствования, определяются критерии освоенности заимствований в языковой системе, приводятся общие причины заимствования иностранных слов, определяются факторы, влияющие на миграцию слов из  одного языка в другой, а также освещаются основные способы заимствования иноязычной лексики.

  Проводя наше исследование в рамках метафорической системы, мы также обратили внимание на тот факт, что семантический или лексический способ освоения заимствований оказался самым частотным.

  По мнению исследователей В.М. Аристовой и Э.Ф. Володарской, экстралингвистические причины и условия являются решающими при миграции слов из языка в другой язык. Однако система заимствующего языка принимает далеко не все проникшие иноязычные слова. Решающую роль при этом играют лингвистические факторы [Аристова, 1978: 39; Володарская, 2002: 46].

  Основными способами заимствования лексики являются транскрипция, транслитерация и калькирование.  

  Говоря о различных классификациях этапов освоения заимствований, необходимо отметить, что в основе многих из них лежит дихотомия «язык-речь». Первичной в этой дихотомии является речь, так как «именно явлениями речи обусловлена эволюция языка» [Соссюр, 1977: 57] Иноязычное слово вначале появляется в речи (письменной или устной), а затем проникает в язык и фиксируется в словарях.

  Так, например, Л.П. Крысин выделяет пять этапов в процессе: начиная с употребления иноязычного слова в тексте в его исконной форме и заканчивая его фиксацией в толковом словаре [Крысин, 1991: 74,75]. Г.Ю. Князева делит процесс семантической ассимиляции на два периода: этап вхождения и этап усвоения заимствования [Князева 1983: 126]. С.А. Беляева отмечает «…три стадии эволюции: от проникновения в речь – к частичному усвоению – к полному уподоблению автохтонным словам» [Беляева,1974: 51]

  В своей работе мы придерживаемся мнения С.А. Беляевой, выделяющей три стадии освоения заимствований: от появления в речи – к частичному усвоению и, в конечном итоге, полному уподоблению автохтонным словам, т.е. усвоению в языке, показателем которого является фиксация слова в толковых словарях иностранных слов и русского языка.

  Акцентируя внимание на англо-американских заимствованиях, являющихся метафорами в родном языке, нам представляется возможной классификация, состоящая из трех этапов освоения англо-американских управленческих метафор:

I этап – начало освоения англо-американских метафор в русской речи;

II этап – полное освоение англо-американских метафор в русской речи;

III этап – закрепление англо-американских метафор в русском языке (т.е. фиксация в толковых словарях русского языка и в толковых словарях иностранных слов).

  Каждая стадия процесса заимствования выделяется на основе определенных критериев, границы между этапами, как и в любом процессе, подвижны, часто размыты.

  Первый этап - начало освоения англо-американских метафор в русской речи.

  Среди основных особенностей начального этапа освоения можно отметить однозначность (одноплановость) иноязычного слова и локальная ограниченность его употребления (экзотичность), а также употребление иноязычного слова как в его исконной (без транслитерации и транскрипции), так и в новой  (хотя значительно реже) орфографической (а в устной речи – фонетической) и грамматической форме (с транслитерацией и транскрипцией).

  Англо-американская метафора shadowing в российском управленческом дискурсе появилась относительно  недавно. Под shadowing (от англ. shadow – тень) понимается метод управления, когда работодатель приставляет соискателя на должность к уже работающему сотруднику, делает соискателя «тенью» сотрудника на один-два дня. Одна из целей – проверка: сохранится ли мотивация соискателя после погружения в реальную деятельность работника.

«…Shadowing - один из самых популярных методов обучения и развития персонала за рубежом. Он применяется не только в обучении персонала компании, но и в развитии студентов, которые приходят в компанию на практику» (Cameron Black, http://www.trainings.ru/library/articles, 02.09.11).

  Являясь еще достаточно «молодым», в русской управленческой речи данное заимствование пока еще не подверглось процессу метафоризации под влиянием нового лексического окружения и может употребляться только в своей исконной орфографической и грамматической форме.

  Некоторые англицизмы, хотя и находятся на первом этапе ассимиляции, также могут встречаться в текстах в новой орфографической форме, что является показателем их готовности к переходу на второй этап освоения.

Являясь метафорой в английском языке, заимствование «down shifting» (от англ. down shifting - смещение вниз) присутствует  в российском управленческом дискурсе в значении «добровольный переход с более оплачиваемой работы на менее оплачиваемую в поисках других благ…». «…Ответ, который я получаю, может быть интерпретирован следующим образом: как только я чувствую, что переполнен и не способен что-то решать, я меняю вид деятельности, причем делаю down shifting». (В.Л. Базаров УП № 22, ноябрь 2007).

  Также в текстах встречается новая орфография данного англицизма. «…Вместо того, чтобы снова искать себе теплое место, она предается самому настоящему дауншифтингу: открывает агентство по трудоустройству для тех, кто приехал в Лондон в поисках лучшей доли» (А. Алешин, http://www.rg.ru/2008/07/16/, 26.08.11).

  Некоторые англо-американские метафоры на данном этапе могут участвовать в образовании гибридных композитов, т.е. сложные слов или словосочетаний, образованных посредством соединения экзогенного (англо-американского) и эндогенного (русского либо полностью освоенного в русском языке заимствованного) элемента.

«…Иногда эту функцию передают по call-центру (центр по обработке большого количества телефонных звонков), и девушка голосом биоробота читает текст из компьютера» (Е.Киселева, Карьера № 3, март 2007).

  Посредством образования слов-гибридов осуществляется постепенная интеграция экзогенных элементов в систему языка-реципиента.

  Важной особенностью начального этапа освоения является отсутствие способности у англо-американских управленческих метафор к развитию новых образно-переносных значений на русской почве.

  Второй этап - полное освоение англо-американских метафор в русской речи.

  Второй этап процесса заимствования – наиболее сложный период в эволюции англицизма. Иноязычное слово, еще не оторвавшееся полностью от языка-источника, вступает в тесные взаимосвязи с исконными словами в языке-рецепторе.

  На втором этапе освоения англо-американские метафорические заимствования начинают употребляться в новой орфографической (а в устной речи – фонетической) и грамматической форме с помощью транслитерации и транскрипции.

«…С 1994 года работает дочерняя фирма «Персонал-Бизнес-Центр», успешно занимающаяся аутстаффингом…(В. Поляков, УП №1, январь 2007).

  Появление слов-калек у англо-американских метафор свидетельствует об их активном вживании в систему принимающего языка.

«…Дайте определение того, чего не знаете:  жесткие и мягкие навыки. А дальше еще сложнее – докажите делом, что мягким навыкам тоже можно научить» (Е. Локтева, http://www.verline.ru/home/news, 26.08.11).

  Учитывая подвижность границ между этапами освоения заимствований, данные англо-американские метафоры могут встречаться в русской управленческой речи и в своей оригинальной форме.

«…Перенос индустриальной модели обучения (hard skills) в плоскость межличностных отношений (soft skills) дает сбой…» (Н.Жадько, УП № 11, июнь 2006).

  Также данному этапу свойственно явление словообразовательной гибридизации как способа повышения словосочетательной способности заимствования и пути к метафоризации на новой почве. 

«…Собственные компании создают люди-«фаны» и делают они это ради «фана»... (Тарасов К.Е. УП № 1, январь 2007).

  Потерю экзотичности и появление новых образно-переносных значений у англо-американских заимствований под воздействием лексического окружения языка-реципиента можно назвать наиболее важным свойством, характерным для данного этапа освоения.

  Английское заимствование «скрининг» (от англ. screening – просеивать, сортировать), имеющее огромное количество значений в родном языке, закрепилось в русском языке только в единственном своем значении – «массовое обследование населения для выявления лиц с какой-либо определенной болезнью». В последнее время в российском управленческом дискурсе в процессе расширения семантического значения появилось метафорическое употребление заимствования «скрининг» как «отбор квалифицированных кадров».

«…Скрининг – «поверхностный подбор», он осуществляется по формальным признакам: образование, возраст, пол, примерный опыт работы…» (Т. Хохлова, А. Машкетова, УП № 17, сентябрь 2007).

  Англо-американское заимствование «спарринг» (от англ. sparring) зафиксировано в ТСИС только в качестве спортивного термина в значении: тренировочный бой в боксе с целью подготовки к соревнованию [ТСИС  под. ред. Л.П. Крысина 2010: 729]. В российском управленческом дискурсе появился гибридный композит, употребляющийся в образно-переносном значении, развившемся у него на русской почве. Спарринг-консультирование - метод индивидуального консультирования руководителей по принятию решений. Спарринг-консультант или спарринг-партнер, по существу является независимым советником руководителя. В этом и заключается главное преимущество – спарринг-консультант не имеет собственных интересов в компании.

«…Слабости, обнаруженные публично, могут сыграть против руководителя, использованы другими в собственных интересах. В спарринг-консультировании этот процесс скрыт от посторонних глаз, наружу выходят только сильные продуманные решения» (Е. Ильченко, http://old.tci-co.ru/org-sparring.php, 12.09.11).

  Третий этап - закрепление англо-американских метафор в русском языке

  На третьем, завершающем, этапе освоения происходит  фиксация иноязычного слова в словарях иностранных слов и в толковых словарях русского языка, так как большее число словарей являются нормативными и состоят из наиболее употребляемых и укоренившихся в языке лексических средств.

  Характерными особенностями данного этапа являются: переход англо-американских метафорических заимствований в разряд полностью адаптированных слов с возможной потерей семантической связи со своим прототипом, а также развитие их деривационной способности. Очень часто дериваты принимают активное участие в процессе метафоризации и приобретают значения, отличные не только от заимствований, от которых они образованы в английском языке, но и от самих заимствований, положивших начало данному деривационному гнезду.

  Достаточно прочно закрепилось в русском языке английское метафорическое заимствование-аббревиатура «пиар» (от англ. PR, сокр. Public Relations – связи с общественностью).

«…Мотивация для всех остальных: первое – обучение и развитие,… второе – пиар сотрудников на внешнем рынке…» (Т. Базаров, УП № 24, декабрь 2006).

«…Победа в войне с профсоюзами оказалась пиaровой…». (П.Жаворонков, Карьера № 2 февраль 2007).

  Глагол «пиарить» активно используется в речи российских менеджеров в образно-переносном значении «делать известным кого-либо или что-либо», иногда даже всеми доступными средствами.

«…Как пиарить работу менеджера по персоналу в компании? Тема, действительно, важная и актуальная. …» (И. Каболова, http://superhrd.ru/2011/08/, 02.09.2011).

  На этапе полного освоения англо-американских метафор в языке наблюдается расширение их семантического объема путем вторичного заимствования или развития новых метафорических значений, а также происходит фиксация заимствованных слов в толковом словаре иностранных слов и толковом словаре русского языка в их новом метафорическом значении.

  Так, например, из всего многочисленного набора значений английского заимствования «кейс» (от.англ case) достаточно продолжительное время в русском языке существует значение - «портфель-дипломат». Вхождение другого, переносного, значения совпало с бурным развитием менеджмента как науки в России. «Кейс» или «кейс-метод» означает систему подготовки менеджеров, заключающуюся в моделировании и разрешении производственных ситуаций.

«…В кейсе должна содержаться достаточная информация для анализа ситуации и принятия решения. Поэтому отправной точкой для выбора кейса должно быть четкое понимание того, какими качествами, знаниями и навыками должен обладать оптимальный претендент…» (Н. Скуратовская, http://www.vivactiv.ru/to_read/?cat=62, 10.12.2007).

  Недавно вошедший в русский язык англицизм «хэдхантинг» (от англ. headhunting – «охота за головами, скальпами») является метафорой как в английском, так и в русском языке. Основное переносное значение – подбор высококвалифицированных кадров, «охота за талантами». Хэдхантеры подбирают ключевых менеджеров и специалистов для заинтересованных в этом компаний. В первую очередь это поиск топ-менеджеров, которые уже успешно работают и крайне редко ищут позицию на стороне.

«…Хэдхантинг, по существу, является одним из этапов процесса executive search – услуги, хотя в деловой практике наметилась тенденция синонимизации этих понятий» (Т. Хохлова, А. Машкетова, УП № 17 сентябрь 2007).

  На русской почве англицизм «хэдхантинг» стал иногда употребляться в несколько измененной форме, используя лишь вторую – «хантинг» - (от англ. hunting - охота), при этом значение не меняется.

«…Когда человек будет чувствовать, что компания развивается, что есть корпоративный дух, - это удержит от любого хантинга…» (А. Рыжкова, УП № 19, октябрь 2006).

  Данное заимствование образует обширное деривационное гнездо в русском языке, включающее в себя существительные, прилагательные и даже глаголы.

«…Когда люди приходят на работу, им не страшны никакие хантеры…» (А. Рыжкова, УП № 19, октябрь 2006).

«…Ценные специалисты всегда востребованы и редко ищут работу сами, поэтому задача рекрутера состоит не только в том, чтобы найти хорошего кандидата, но и схантить его…(С. Ражев, УП № 11, июнь 2006).

  Данное англо-американское заимствование может встречаться в русской речи и языке также в виде кальки-метафоры – «охотники за головами», причем часто даже в одном и том же тексте.

«…В принципе, попытаться стать "охотником за головами" может каждый. Во всяком случае, специального образования "консультанту-охотнику" не требуется, т.к. обязательно лишь наличие высшего образования»  (С.Борисов, http://www.navigator.lg.ua/article.php, 03.09.11).

«…Часто к хедхантерам относятся негативно. Мол, переманивают ценных сотрудников — ни стыда, ни совести. А между тем, у «охотников» существует свой кодекс делового поведения» (М.Максимова, http://www.ubo.ru/articles/?id=995, 03.09.11).

  Мы полагаем, что подобное употребление русских калек и исконных заимствований в той или иной форме упрощает процесс восприятия иноязычной профессиональной лексики российскими руководителями, не владеющими английским языком, и тем самым как бы подводят их к восприятию подобных заимствований.

  Таким образом, из всего объема проанализированных нами англо-американских метафорических заимствований наибольшее количество англицизмов (около 503МЕ-50%) уже освоены русским языком (занесены в толковые словари иностранных слов и словари современного русского языка) и, соответственно, активно используются в российском управленческом дискурсе. Причем многие из них развили уже свое метафорическое значение на русской почве, что говорит о высокой степени их семантической освоенности в принимающем языке.

  Несколько меньший процент (примерно 352МЕ-35%) приходится на заимствования, освоенные в речи, но не вошедшие пока в принимающий язык. Данные англицизмы сумели обрести новую для себя орфографическую и фонетическую форму, а также перенести в русскую речь свое исконное метафорическое значение либо развить новое значение на русской почве.

  Минимальную долю (всего 251МЕ-15%) составляют англо-американские метафорические заимствования, пока только еще осваивающиеся в русском языке и употребляющиеся в российском управленческом дискурсе в своей оригинальной форме. При этом собственные  образно-переносные значения у подобных заимствований на данном этапе ассимиляции не развиваются.

В третьей главе «Сопоставительная характеристика доминантных метафорических моделей в российском и англо-американском управленческом дискурсе», состоящей из двенадцати разделов, дается характеристика и проводится сопоставительный анализ двенадцати наиболее встречаемых в российском и англо-американском управленческом дискурсе метафорических моделей, таких как: «Управление – это наука», «Управление – это болезнь», «Управление – это деньги и товар», «Управление – это человеческий организм», «Управление – это движение по определенному пути», «Управление – это война», «Управление – это дом (строение)», «Управление – это спорт и игра», «Управление – это механизм и инструмент», «Управление – это мир растений», «Управление – это мир животных», «Управление – это театр».

  Так, например, при проведении нашего исследования, было отмечено, что различные методы управления зачастую описываются в терминах точных и естественных наук. Чтобы управлять организациями любого масштаба, необходимо обладать знаниями из различных научных областей. Мы полагаем, что этим объясняется активное использование научных метафор в речи руководителей разных уровней. В ходе исследования в рамках указанной метафорической модели нами было выделено и проанализировано максимальное количество МЕ - 253, связанных с различными областями научных знаний (159МЕ/63,4% - российские и  94МЕ/36,6% - англо-американские). При описании данной модели в российском и англо-американском управленческом дискурсе нами были выделены следующие фреймы: «Математика», «Физика» и «Химия».

…Не «звезды» делают компанию успешной, а наличие системы и ее прозрачности…(А.Тарасов, УП № 19, октябрь 2006).

…But private equity itself is ready to respond to public pressure by agreeing to voluntary codes of transparency (John Perth, The Economist, January 19, 2008).

Таблица 1

Метафорическая модель «Управление это наука» в российском и англо-американском управленческом дискурсе

Название

метафорической модели

Название фрейма

Общее кол-во метафор

Количество российских метафор

% от общего кол-ва

Количество англо-американских метафор

% от общего кол-ва

«Управление – это наука»

Математика

63

42

66,7

21

33,3

Физика

134

77

57,5

57

42,5

Химия

56

40

71,4

16

28,6

ВСЕГО

253

159

63,4

94

36,6

  В ходе нашего исследования было выяснено, что в обоих типах дискурса наиболее частотной в данной модели является физическая метафора, несколько реже встречается математическая метафора, и наименьшее употребление получила  химическая метафора.

  Из таблицы 1 видно, что российские руководители чаще прибегают к использованию метафор, связанных с наукой, в своей речи. 

  Рассматриваемые нами научные метафоры были отнесены к категории новых метафор Дж. Лакоффом и М. Джонсоном [Лакофф, Джонсон 2004: 173-174]. Мы считаем, что, в первую очередь, употребление подобных метафор, особенно в речи российских управленцев, связано с активным развитием науки менеджмента. Употребление таких метафор украшает и возвышает речь руководителя, повышает ее информационную составляющую, способствует упрощению возрастающего числа сложных управленческих явлений и понятий, которые необходимо усвоить слушающему, а говорящему проще донести до него сущность новых реалий. 

  Для управленческого дискурса XXI века характерно многообразие метафорических моделей, отражающих современную действительность. Так в речи руководителей различных уровней особо широкое распространение получила метафорическая модель «Управление – это болезнь», которая характерна не только для российского, но и для англо-американского управленческого дискурса. Прагматический смысл морбиальной метафоры заключается в следующем: управление в Британии, США и России напоминает больного, которому требуется медицинская помощь, иначе может просто наступить «смерть». Данная метафорическая модель охватывает 212МЕ (110МЕ/51,9% - в российском и 102МЕ/48,1% - в англо-американском управленческом дискурсе) и структурирована при помощи следующих фреймов: «Виды болезни», «Состояние больного», «Причины болезни», «Методы лечения и используемые лекарства». 

…Да и лекарство подчас ищется по-разному. Если тренера, работающего в этой сфере, будут воспринимать как панацею от всех бед – это плохо, так как обучение для компании станет не инвестициями, а, скорее, затратной частью (Р.Лукич, УП № 13 июль 2006).

…Workers resigned themselves to a 33% cut in wages and benefits. It was bitter medicine (Jay Green, BusinessWeek, November 5, 2007).

Таблица 2

Метафорическая модель «Управление это болезнь» в российском и англо-американском управленческом дискурсе

Название

метафорической модели

Название фрейма

Общее количество метафор

Количество российских метафор

% от общего кол-ва

Количество англо-американских метафор

% от общего кол-ва

«Управление – это болезнь»

«Виды

болезни»

56

32

57,1

24

42,9

«Состояние больного»

76

27

35,5

49

64,5

«Причины болезни»

12

0

0,0

12

100,0

«Лечение»

68

51

75,0

17

25,0

ВСЕГО

212

110

51,9

102

48,1

  В результате нашего анализа (см.табл.2) было выяснено, что фреймо-слотовый состав данной модели примерно совпадает, тогда как квантитативное отражение действительности несколько варьируется. Если в англо-американском управленческом дискурсе превалируют метафоры физических болезней, то в российском наблюдается большая распространенность «психических недугов». Среди метафор, отражающих тяжелое состояние больного, преобладают англо-американские. Тогда как количество метафор, связанных с «возможностью выздоровления пациента» и используемыми им «лекарствами», практически одинаково в обоих дискурсах, что еще раз доказывает  позитивный настрой, надежды на лучшее любого человека, в частности руководителя, независимо от его национальности. 

  Отношения между людьми, организациями и государствами уже давно метафорически концептуализируются на Западе как товарно-денежные. В последнее время финансовая метафора все чаще используется и при концептуализации российской действительности в отечественной системе управления.  В ходе исследования в рамках указанной модели нами было выделено и проанализировано 141 МЕ, связанных с товарно-денежными отношениями (102МЕ/72,3% - российские и  39МЕ/27,7% - англо-американские). Данная метафорическая модель структурирована фреймами: «Товарно-денежные отношения» и «Экономическая деятельность».

…Тренинг развивает навыки анализа и поиска путей решения сложных, проблемных ситуаций, где цена управленческого решения очень высока (А.Моисеев, УП № 17, сентябрь 2007).

…It is easy to see the potential for a corrupt bargain: lobby groups find it more rewarding to put pressure on corporate executives because they respond faster than governments; governments are only too happy to duck the issue or let business pick up the bill  (Arthur Horton-Black, The Economist, January 19, 2008).

Таблица 3

Метафорическая модель «Управление это деньги и товар» в российском и англо-американском управленческом дискурсе

Название

метафорической модели

Название

фрейма

Общее кол-во метафор

Количество российских метафор

% от общего кол-ва

Количество англо-американских метафор

% от общего кол-ва

«Управление – это деньги и товар»

«Товарно-денежные

отношения»

63

52

82,5

11

17,5

«Экономическая деятельность»

78

50

64,1

28

35,9

ВСЕГО

141

102

72,3

39

27,7

  Из таблицы 3 видно, что на данном современном этапе российские руководители обращаются к метафорам товарно-денежных отношений чаще, чем английские и американские менеджеры, которым во все времена было свойственно бережное отношение к деньгам. На Западе деньги всегда воспринимались как нечто священное.

  В России отношение к деньгам было не всегда однозначным. В своей книге «Деньги как мотив» Т.Вайсман говорит о том, что «…в сознании русского народа в течение многих веков (а может быть, и до сих пор?) богатство не связывалось с упорным трудом и накоплением. Такое становление русской культуры произошло в силу древнего представления о неисчерпаемости ресурсов - национальном богатстве России...» [Wiseman, 1974: 285].

  В советское время у русских формировалось презрительное отношение к деньгам, хотя в тайне их хотели практически все, но все же относились к ним с опаской. Вообще было не принято говорить о деньгах вслух. Конечно, люди стремились больше заработать (насколько это было возможно), найти более престижную и более оплачиваемую должность, но это было не так как сейчас.

  Сейчас отношение к деньгам в России кардинально изменилось. Являясь уникальным товаром, эквивалентом стоимости, деньги – это экономическое явление  и не только. Деньги влияют на развитие личности, становятся мерилом человеческих отношений. Отсюда, как мы полагаем, и такая высокая встречаемость финансовых метафор в речи российских управленцев.

  Аналогичным способом были исследованы и десять других, выделенных нами, доминантных метафорических моделей российского и англо-американского управленческого дискурса.

  В Заключении отражены общие итоги исследования.

  В целом, анализ языкового материала показал, что  управленческий дискурс представляет собой специфический образ мышления и метафоричность является одной из институциональных черт как российского, так и англо-американского управленческого дискурса, требующего, помимо прочего, его филологического осмысления. Метафоризация англоязычных заимствований на русской почве является одним из способов пополнения лексического состава русского языка и русской речи. В русском языке и речи может происходить также «самостоятельная» метафоризация английского заимствования и образование собственного, отличного от основного, значения. Далеко не все англо-американские метафоры, проникая в русскую речь и даже получая новые значения на русской почве, могут закрепляться в языке.

  Сопоставительный анализ показал значительное совпадение общих свойств некоторых доминантных метафорических моделей в российском и англо-американском управленческих дискурсах. Наиболее частотными как в российском, так и в англо-американском управленческих дискурсах являются следующие метафорические модели: «Управление – это человеческий организм» (128МЕ-51,8% – в российском, 119МЕ-48,2% – в англо-американском); «Управление – это наука» (159МЕ-63,4% - в российском, 94МЕ-36,6% – англо-американском); «Управление – это движение по определенному пути»  (117МЕ-54,2% – в российском, 99МЕ-45,8% - в англо-американском) и «Управление – это болезнь» (110МЕ-51,9% - в российском, 102-48,1% - в англо-американском). Основные различия российских и англо-американских управленческих метафор, с нашей точки зрения, связаны с национально-культурными и ментальными особенностями двух народов. В российских управленческих текстах метафорические номинации встречаются чаще, чем в английских и американских за счет пополнения русского языка англо-американскими заимствованиями, а также за счет их метафоризации на русской почве.

Результаты исследования нашли отражение в статьях, опубликованных в журналах из списка  ВАК МОиН РФ:

  1. Юдина, О.Л. Морбиальная метафора в российском и британском управленческом дискурсе / О.Л. Юдина // Вестник Российского государственного педагогического университета им. Герцена, / Рос. Гос. Пед. Ун-т. - Санкт-Петербург, 2009. - № 119. – С. 254-259.
  2. Скворцов О.Г., Юдина О.Л. Метафоризация англоязычных заимствований в процессе их семантической адаптации в русском языке и речи / О.Л. Юдина // «Дискуссия. Политематический журнал научных публикаций», / Институт современных технологий управления. - Екатеринбург, июнь 2011. - № 6 (14). – С.115-118.
  3. Юдина О.Л. Способность к метафоризации англоязычных гибридных  композитов на примере управленческого дискурса / О.Л. Юдина «Дискуссия. Политематический журнал научных публикаций» /  Институт современных технологий управления. - Екатеринбург, октябрь 2011. - № 8 (16). – С. 165-167.

В сборниках научных трудов и материалах научно-практических конференций:

4. Юдина  О.Л. Метафора в межкультурной коммуникации // Лингвистика,

перевод и международная коммуникация / Материалы VIII Международной научно-практической конференции / Институт  международных связей. – Екатеринбург, 2006. – С. 11-113.

5. Юдина О.Л. Образно-метафорическое представление концепта «Управление» на материале российской прессы / Россия и Китай в современном глобальном мире / Материалы первой международной научно-практической конференции / Институт международных связей. – Екатеринбург / Цзилиньский институт русского языка. – г.Чанчунь, Китай, 2007. – С.108-112.

6. Юдина О.Л. Метафоричность как одна из черт управленческого дискурса в России // Актуальные проблемы лингвистики и терминоведения / Материалы научно-практической конференции / Уральский государственный педагогический университет. – Екатеринбург, 2007. – С.240-245.

  1. Юдина О.Л. Метафора в российской управленческом дискурсе // Иностранные языки и литература в современном международном образовательном пространстве / Материалы международной научно-методической конференции / УГТУ-УПИ. – Ектеринбург, 2007. – С.173-178.
  2. Юдина О.Л. Этапы семантического освоения англо-американских заимствований в системе русского языка в свете метафорического моделирования // Актуальные проблемы лингвистики: Уральские лингвистические чтения / Материалы ежегодной научной конференции / Уральский государственный педагогический университет. – Екатеринбург, 2008. – С.120-121.
  3. Юдина О.Л. Метафорическая модель «Управление – это война» в британском управленческом дискурсе // Лингвометодические чтения / Материалы региональной межвузовской научно-методической конференции (с международным участием) / Уральский государственный экономический университет. - Екатеринбург, 2008. – С.212-214..
  4. Юдина О.Л. Исследование зооморфной метафоры в российском и британском управленческом дискурсе // Актуальные проблемы германистики, романистики и русистики / Сборник тезисов докладов ежегодной международной научной конференции /  Уральский государственный педагогический университет / Институт иностранных языков. – Екатеринбург, 2010. – С.109.
  5. Юдина О.Л. Сопоставительный анализ метафорических моделей «Управление – это мир животных» в российском и британском управленческом дискурсе // Актуальные проблемы германистики, романистики и русистики. Часть II / Материалы ежегодной международной научной конференции /  Уральский государственный педагогический университет / Институт иностранных языков. – Екатеринбург, 2010. – С.246-251.
  6. Юдина О.Л. Метафорическая модель «Управление – это наука» в российском и британском управленческом дискурсе // Профессионально ориентированное обучение иностранному языку и переводу в ВУЗе / Материалы международной конференции / Российский университет дружбы народов / Юридический факультет / Компания «Britannia»/ - Москва, 2010. - C.616-620.

Подписано в печать  Формат 60х84/16.

Бумага для множительных аппаратов. Печать на ризографе.

Усл. печ. л. – 1,5. Тираж 150 экз. Заказ ______

Оригинал макет отпечатан в отделе множительной техники

Уральского государственного педагогического университета

620017, Екатеринбург, пр. Космонавтов, 26

E-mail: uspu@dialup.uk.ru






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.