WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Балакина Анна Александровна

МЕХАНИЗМ ФОРМИРОВАНИЯ

ФУНКЦИОНАЛЬНО-ГРАММАТИЧЕСКОЙ СПЕЦИФИКИ ЛЕКСИЧЕСКОГО ПОЛЯ МОДАЛЬНОСТИ

(на материале немецкого языка)

Специальность 10.02.19 – теория языка

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Кемерово 2012

Работа выполнена на кафедре общего, славяно-русского языкознания и классической филологии федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Национальный исследовательский Томский государственный университет».

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Дронова Любовь Петровна.

Официальные оппоненты:

Трунова Ольга Владимировна, доктор филологических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Алтайская государственная педагогическая академия», заведующая кафедрой английского языка лингвистического института;

Логунов Тимур Александрович, кандидат филологических наук, доцент, ФГБОУ ВПО «Кемеровский государственный университет», доцент кафедры иностранных языков факультета истории и международных отношений.

Ведущая организация:

федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Балтийский федеральный университет имени Иммануила Канта».

Защита состоится 29 мая 2012 года в 10.00 на заседании диссертационного совета Д212.088.01 в федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Кемеровский государственный университет» по адресу: 650043, Кемерово, ул. Красная, 6.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Кемеровского государственного университета.

Автореферат разослан 27 апреля 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета  М. А. Осадчий

Общая характеристика работы

Реферируемая диссертация посвящена изучению механизма формирования функционально-грамматической специфики единиц функционально-семантического поля модальности.

Актуальность исследования. С 80-х гг. XX в. наблюдается возрастающий интерес к диахроническим исследованиям в области грамматики, что объясняется стремлением лингвистов выявить закономерности и механизмы эволюции грамматических систем. Одно из основных направлений в исследовании развития грамматических структур связано с «теорией грамматикализации». Важную роль в ее создании сыграли работы выдающихся современных типологов Т. Гивона, К. Лемана, Б. Хайне, П. Хоппера, Э. Трауготт, Е. Куриловича и др. В отечественном языкознании изучение процессов грамматикализации связано с именами таких лингвистов, как В. М. Жирмунский, В. Г. Гак, М. М. Гухман, Б. А. Серебренников, В. Н. Ярцева, В. А. Плунгян, Т. А. Майсак и др. Несмотря на наличие многочисленных работ, посвященных грамматикализации, на сегодняшний день не существует единого определения этого процесса. Достаточно распространенным продолжает оставаться «хрестоматийное» понимание грамматикализации, которое восходит к работам А. Мейе (А. Meillet, 1912): приобретение грамматического статуса словом, бывшим до этого автономным. Данное диссертационное исследование базируется на понимании грамматикализации как «семантического процесса» (В. Heine, 1984), в основе которого лежит стремление человека использовать языковые формы с конкретным и «легко доступным» значением для выражения менее конкретных и менее «легко доступных» понятий.

В центре внимания большинства зарубежных и отечественных лингвистов, исследующих процесс грамматикализации, оказываются пути грамматикализации, мы же обращаемся к рассмотрению взаимодействия семантических и функционально-грамматических изменений в разные периоды истории языка.

Актуальность работе придает и то, что для доказательства выдвинутой рабочей гипотезы относительно исторически обусловленного взаимодействия семантических и функционально-грамматических изменений как эмпирический материал привлекаются лексические средства выражения категории модальности, категории насколько привлекательной для лингвистов (модальность является одним из основных «эгоцентрических» механизмов естественных языков), настолько и неоднозначно трактуемой до сих пор как в отечественном, так и в зарубежном языкознании, недостаточно изученной с точки зрения современных подходов (В. Г. Адмони, В. В. Виноградов, А. В. Бондарко, П. Адамец, Е. И. Беляева, С. С. Ваулина, О. В. Трунова, У. Энгель, Г. Дивальд, Б. Ханзен и др.).

В исследовании функционально-грамматическое развитие поля модальности рассматривается на материале модальных глаголов немецкого языка, так как в немецком языке имеется четко очерченная группа собственно модальных глаголов на фоне значительного числа модализованных лексических средств. Модальные глаголы являются лексико-грамматическими средствами выражения модальности, то есть совмещают лексическое и грамматическое значения. В германистике до сих пор остается актуальным вопрос: что способствовало развитию полифункциональности модальных глаголов? (R. Mller, M. Reis, 2001). Следовательно, вопрос о причинах полифункциональности, механизме формирования функционально-грамматической специфики единиц поля модальности актуален как для современной теории грамматикализации, так и для теории и практики исследования определенного фрагмента категории модальности.

Рассматриваемая в настоящее время как комплексная и многоаспектная категория, модальность демонстрирует активное взаимодействие с целой системой других функционально-семантических категорий языка и тесную связь с категориями прагматического уровня (А. В. Бондарко, 2008: 30-33). Это обусловливает преимущества сравнительно-исторического и сопоставительного подходов к анализу языковых фактов поля модальности.

Объектом исследования выступают единицы функционально-семантического поля модальности на разных этапах развития языка.

Предметом исследования являются функционально-семантические особенности лексических средств выражения модальности возможности, необходимости, желательности в истории языка, их происхождение.

Цель данного исследования - определить механизм формирования функционально-грамматической специфики единиц функционально-семантического поля модальности.

Рабочая гипотеза исследования: функционально-грамматическая специфика единиц функционально-семантического поля модальности может быть обусловлена историческими изменениями в предмодальной семантике выражающих это поле лексических средств. Предположение основывается на базовом (онтологическом) свойстве однонаправленности явления грамматикализации: все грамматическое родилось из лексического.

Для достижения поставленной цели нужно решить следующие задачи:

  1. Определить лексические средства выражения модальности на современном этапе развития языка и дать их функционально-семантическую характеристику в составе лексико-семантического поля.
  2. Проанализировать становление и особенности функционирования лексических средств выражения модальности на разных этапах развития языка по данным корпусных и лексикографических источников.
  3. Построить динамическую модель формирования предмодальной семантики лексических средств выражения модальности, отразившую разные этапы осмысления категории возможности, желательности, необходимости в их историко-культурной обусловленности.
  4. Определить наличие/отсутствие обусловленности функционально-грамматической специфики единиц функционально-семантического поля модальности историческими изменениями в их лексической семантике.
  5. При наличии обусловленности функционально-грамматической специфики лексических средств выражения модальности выявить характер этой детерминации в историческом аспекте.

Материалом исследования послужили модальные и несобственно модальные глаголы немецкого языка в их историческом развитии от древневерхненемецкого до современного немецкого языка. Для этого были рассмотрены оригинальные тексты древне- и средневерхнемецкого языков (с подстрочником на современном немецком языке), представленные в электронных корпусах: Althochdeutsche Texte (8 - 10 века) (http://www.mediaevum.de/texte/ahd.htm), Mittelhochdeutsche Texte (11 - 14 века) (http://texte.mediaevum.de/11mhd.htm).

Лексикографическими источниками привлеченной для анализа лексики стали: толковый словарь современного немецкого языка (Duden: Bd. 1, 2, 7, 8, 10, 1993), словарь синонимов (Das Krger Lexikon der Synonyme 1993), исторические словари Гримма (J. Grimm, Deutsches Worterbuch, Bd. 12, 1972), Пауля (H. Paul, Deutsches Wrterbuch 2002), этимологические словари под редакцией Пфайфера (Etymologisches Deutsches Wrterbuch 1993), Клюге (Etymologisches Wrerbuch der deutschen Sprache 1995), а также электронные корпусы COSMAS (corpora.ids-mannheim.de/~cosmas/), NRGRA (www.coli.uni-sb.de/sfb378/negra-corpus/), LINGUO (lingvo.yandex.ru), немецкий онлайновый этимологический словарь (homepage.uibk.ac.at/~c30310/derwbhin.htm), словарь средневерхненемецкого языка (www.mhdwb-online.de/wb.php?buchstabe=A&portion=0).

Научная новизна работы определяется следующими моментами:

во-первых, научная новизна работы состоит в том, что впервые рассматривается проблема определения механизма развития функционально-грамматической специфики в поле модальности как результата глубинных исторических изменений в семантике представляющих это поле лексических средств и особенностей процесса грамматикализации;

во-вторых, в работе выявляется когнитивное основание исторической «однородности/неоднородности» семантики исследованных языковых единиц, связанное с их способностью или неспособностью выражать простой и «конкретный» фрагмент опыта из окружающего человека мира;

в-третьих, проведенное исследование доказывает эффективность применения интегрированного метода как взаимодействия сравнительно-исторического метода с приемами других, актуальных в современной лингвистике методов, позволяющего дать функционально-диахроническую перспективу, значительно увеличивающую объяснительную силу лингвистической теории.

Теоретическая значимость работы определяется в области теории грамматикализации и заключается в предлагаемом автором решении вопроса о механизме формирования функционально-грамматических особенностей лексических единиц функционально-семантического поля модальности, в выявлении когнитивных оснований реализации глубинной семантики рассмотренных лексических единиц, неслучайности их семантического «дрейфа», обусловленного как особенностями глубинной семантики, так и, вероятно, этнокультурными контактами. Теоретическое значение имеет данное исследование и для дальнейшей разработки теории, связанной с категорией модальности, с гетерогенностью средств ее представления и полифункциональностью.

Практическая значимость работы определяется проведенным системно-структурным анализом лексических средств выражения модальности в синхронии и диахронии. Материал и результаты исследования могут быть использованы при подготовке спецкурсов и спецсеминаров по проблемам лексической и когнитивной семантики, лингвокультурологии, курсов истории немецкого языка и – шире – германских языков, теоретической грамматики, в практике преподавания немецкого языка.

Теоретической и методологической базой исследования служат фундаментальные положения общего, сравнительно-исторического и германского языкознания в работах таких отечественных и зарубежных лингвистов, как В. В. Виноградов, В. М. Жирмунский, В. Г. Адмони, М. М. Гухман, Т. Биркман, Й. Буша, принципы теории грамматикализации, отраженные в работах Б. Хайне, Дж. Байби, Т. А. Майсака и др., труды по теории модальности В. Г. Адмони, А. В. Бондарко, Е. И. Беляевой, В. Н. Бондаренко, Г. В. Колшанского, С. С. Ваулиной, Г. Дивальд, а также основные положения теории и методики диахронного исследования Э. Бенвениста, Э. А. Макаева, В. Н. Топорова, О. Н. Трубачева, Ж. Ж. Варбот, Л. П. Дроновой.

Методы исследования. Цель и задачи исследования определили круг методов и приемов анализа языкового материала. В ходе исследования материала использованы следующие лингвистические методы: описательный, структурный, сравнительно-исторический, типологический, когнитивный, лингвогеографический.

Положения, выносимые на защиту:

  1. «Нестабильность/стабильность» лексической семантики модальных глаголов в истории языка зависит от их неспособности/способности выражать простой и «конкретный» фрагмент опыта из окружающего человека мира.
  2. Функционально-грамматическая специфика (однозначность/неоднозначность) единиц функционально-семантического поля модальности зависит от исторических изменений в их лексической семантике:
  1. стабильность лексической семантики с прагерманского периода обусловливает функционально-грамматическую однозначность;
  2. нестабильность лексической семантики как до грамматикализации, так и в процессе грамматикализации (в отрицательных конструкциях) определяет функционально-грамматическую неоднозначность.
  1. Историческая глубина формирования лексической семантики единиц функционально-семантического поля модальности возможности, желательности, необходимости различна: индоевропейское, прагерманское наследие и западногерманские регионализмы.
  2. Динамическая модель формирования лексической семантики единиц функционально-семантического поля модальности необходимости, возможности, желательности отражает историю формирования современной системы модальных глаголов в конце древневерхненемецкого – начале средневерхненемецкого периода. В исторической перспективе отмечены:

в субполе модальности необходимости взаимодействие объективного и субъективного видов модальности необходимости при усилении средств представления деонтической модальности и ослабление средств выражения субъективной необходимости;

в субполе модальности возможности усиление средств выражения интеллектуальной возможности и возможности, обусловленной внешним императивом, при сокращении употребления лексических средств выражения модальности возможности, связанных с реализацией значения физических сил;

в субполе модальности желательности стабильность лексической семантики средств выражения модальности желательности, которые дополняются пониманием желания как любви к чему-либо, к тому, что нравится.

Апробация исследования. Материалы диссертации обсуждались на заседаниях кафедры общего, славяно-русского языкознания и классической филологии филологического факультета Томского государственного университета, кафедры германистики философского факультета университета Мангейм, Германия (октябрь 2011). Основные положения работы докладывались и обсуждались на следующих конференциях: II Международная научно-практическая конференция «Иностранный язык и межкультурная коммуникация» Томск, ТГПУ (февраль 2008), VIII, IX российская научно-практическая конференция «Мировая культура и язык: Взгляд молодых исследователей», Томск, ТПУ (май 2008, апрель 2009), Международная научно-практическая конференция «Традиции и инновации в лингвистике и лингвистическом образовании», Томск, ТГУ (октябрь 2009), IX Международная научно-практическая конференция «Лингвистические и культурологические традиции и инновации», Томск, ТПУ (ноябрь 2009), VII, VIII, IX, X, XI, XII Всероссийская конференция молодых ученых «Актуальные проблемы лингвистики и литературоведения», Томск, ТГУ (апрель 2006, 2007, 2008, 2009, 2010, 2011), XXI Международная научная конференция «Язык и культура», Томск, ТГУ (май 2010), I Всероссийская молодёжная научная конференция «Личность в контексте межкультурного взаимодействия» Томск, ТГУ (октябрь 2010).

Основные положения работы отражены в 14 публикациях.

Структура диссертации: работа состоит из Введения, двух глав, Заключения, библиографии, списка использованных словарей, списка условных сокращений, приложений.

Основное содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность исследования; раскрывается его научная новизна; отражается степень разработанности проблемы; определяются объект, предмет, материал и методы исследования; излагается цель работы и задачи для ее достижения; доказывается теоретическая и практическая значимость проводимого исследования; дается краткая характеристика теоретической и методологической базы; формулируются выносимые на защиту положения; приводятся сведения об апробации работы.

Первая глава «Теоретические основания исследования» состоит из четырех разделов.

В первом разделе «Теория грамматикализации в зарубежной и отечественной лингвистике» рассматривается процесс грамматикализации в истории языкознания.

Процессы грамматической эволюции являются в последнее время (приблизительно с начала 80-х годов) предметом интенсивного теоретического обсуждения в западной лингвистике. Ключевыми работами в рамках «теории грамматикализации» являются прежде всего монографии К. Лемана, Б. Хайне, П. Хоппера и Э. Трауготт (K. Lehmann, 1982; B. Heine, M. Reh, 1984; B. Heine, 1991; P. Hopper, E. Traugott, 1993), а также работы Дж. Байби и Э. Даля по типологии грамматических категорий в языках мира (J. Bybee, 1985, 1994; . Dahl, 1985; J. Bybee, . Dahl, 1989).

Несмотря на наличие значительного числа работ, посвященных грамматикализации, на сегодняшний день нет единого определения данного процесса. Достаточно распространенным является узкое понимание грамматикализации, восходящее к работам А. Мейе, согласно которому грамматикализация трактуется как процесс превращения лексических единиц в грамматические показатели. В соответствии с более широким пониманием грамматикализация представляет собой совокупность процессов, приводящих к возникновению грамматических значений, грамматических категорий и грамматических систем. В исследовании грамматикализация рассматривается как семантический процесс, при котором более конкретные понятия используются для описания менее конкретных понятий.

О «теории грамматикализации» можно говорить лишь условно, так как существует несколько подходов разных исследователей, в центре внимания которых находятся различные стороны этого процесса. На основе указанного ряда работ можно выделить несколько подходов к изучению процесса грамматикализации. В центре внимания лингвистов находятся: 1) процессы семантических изменений в ходе развития грамматических показателей (в первую очередь метафорический перенос) (K. Lehmann, 1982; B. Heine, 1991) и пути развития грамматических значений (J. Bybee, . Dahl, 1989); 2) дискурсивная природа грамматических явлений, взаимосвязь грамматикализации и лексикализации (E. Traugott, P. Hopper, 1993).

Подходы разных исследователей в ряде существенных аспектов различаются, тем не менее, всех перечисленных авторов объединяет как интерес к функциональному и когнитивному аспектам языковых явлений, так и склонность к диахронической перспективе при анализе материала, а также к поиску объяснения путей грамматической эволюции.

Действие конкретных механизмов семантических изменений в ходе грамматикализации изучено пока недостаточно, и зачастую одни и те же языковые примеры объясняются разными исследователями результатом действия разных механизмов. Иными словами, в «теории грамматикализации» до сих пор остается открытым вопрос о том, какой механизм лежит в основе семантического изменения при грамматикализации.

Второй раздел «Модальность в исследованиях отечественных и зарубежных германистов» посвящен рассмотрению языковой категории модальности и средств ее выражения.

Обращение к теме модальности обусловлено антропоцентрической направленностью современной лингвистики в изучении фактов языка. Модальность, будучи сложной и многоаспектной семантической категорией, во многом определяющей смысловую структуру предложения и обеспечивающей живой контакт его с внеязыковой действительностью, является объектом пристального внимания исследователей, которое стало особенно заметным в последние десятилетия в связи с разработкой функциональной грамматики и развитием когнитивной лингвистики.

Исследование категории модальности – одна из наиболее динамично развивающихся сфер современного языкознания. До настоящего времени границы модальности как языковой категории, ее взаимоотношения с другими понятиями, в той или иной мере сопряженными с ней, определяются в философии и лингвистике неоднозначно. Едва ли возможно дать интерпретацию модальности, основывающуюся на каком-то едином критерии. Этим обстоятельством объясняется существование в лингвистике различных подходов к определению модальности в зависимости от целей исследования. При всем разнообразии, которое наблюдается в определениях этой категории, наиболее общим для большинства исследователей в первую очередь является указание на то, что модальность – это прежде всего отношение содержания высказывания к действительности с точки зрения говорящего.

Благодаря общим усилиям отечественных и зарубежных специалистов в области модальности многие вопросы данной категории можно считать в целом решенными: в их числе прежде всего вопросы о функциональном статусе данной категории, о ее содержательном объеме и средствах ее выражения.

В современной отечественной и зарубежной лингвистике существует два подхода в решении вопроса содержательного объема категории модальности: широкий и узкий. Данное диссертационное исследование основывается на узком понимании модальности, в соответствии с которым целеустановка предложения, утверждение/отрицание, косвенность/некосвенность высказывания не являются модальными значениями.

В работе модальность рассматривается как функционально-семантическая категория. В рамках номинативного аспекта, фиксирующего определенные факты, события внеязыковой действительности и ее основные свойства, выделяется пропозициональная модальность, в рамках прагматического аспекта, «преломляющего» эти факты в сознании говорящего, раскрывающего коммуникативную перспективу высказывания, выделяется модальность прагматическая. Ядро пропозициональной модальности составляет объективная модальность, выражающая отношение высказывания к действительности с точки зрения реальности/ирреальности и реализующаяся в предложении посредством двух граммем глагольного наклонения (изъявительного и сослагательного), а периферию образует предметная модальность, которая актуализирует наличие самого события либо предпосылок его возникновения с точки зрения необходимости, желательности, возможности (предикаты, глаголы, слова в модальном значении).

Значения объективной модальности присутствуют в любом предложении. Субъективная модальность, выражающая отношение говорящего к сообщаемому и обладающая широким спектром языковых средств (модально-вводные слова, частицы, модальные глаголы), может накладываться на объективную модальность, в результате чего возникает бесконечное разнообразие модальных значений в рамках каждой отдельной репрезентации.

Модальные лексемы (в частности модальные глаголы) со значением необходимости, возможности, желательности функционируют как в поле объективной (онтологической) модальности, так и в поле субъективной (прагматической) модальности.

В отечественной и зарубежной германистике так же, как и в русистике, модальность рассматривается как сложная категория, имеющая систему языковых средств, которые определяют её строй и внутренние законы развития. Специфика исследований категории модальности германистами в немецком языке обусловлена материалом анализа: лексико-грамматическими средствами выражения модальности являются модальные глаголы. Морфологическим признаком немецких модальных глаголов является их претерито-презентность, то есть в качестве настоящего времени у них выступает форма сильного претерита. Это единственный случай в индоевропейских языках, когда модальные глаголы образуют четко ограниченный морфологический класс. Исследователи категории модальности бесспорно включают рассматриваемые модальные глаголы в сферу модальности.

Отмечая специфику немецких модальных глаголов, зарубежные и отечественные лингвисты тем не менее уделяли недостаточно внимания их семантическому анализу в историческом и этимологическом аспектах. Большинство работ носит описательный характер и представляет определенный фрагмент синхронной системы.

Семантика претерито-презентных и отдельных модальных глаголов в диахронической перспективе рассматривается в работах как зарубежных, так и отечественных германистов. Таким образом, исследование модальности и модальных глаголов в диахроническом аспекте является одним из наиболее актуальных и активно развивающихся направлений грамматической теории. Хотя существующие диахронные исследования и связаны с рассмотрением лексических или грамматических средств выражения модальности в истории немецкого языка, до сих пор не было предпринято комплексное синхронно-диахронное исследование. В большинстве работ модальные глаголы немецкого языка рассматриваются либо на одном конкретном историческом срезе, либо в диахронической перспективе исследуется семантика отдельных модальных глаголов.

Лексическое поле модальности представлено собственно и несобственно модальными глаголами. Модальные глаголы образуют ядро функционально-семантического поля модальности. На периферии поля располагается большое количество модализованных глаголов. Основание для выделения группы несобственно модальных глаголов среди других модализованных глаголов - значимость их современного функционирования в модальном значении.

Третий раздел «Теория грамматикализации в функционально-семантическом поле модальности» посвящен рассмотрению грамматикализации модальных глаголов в работах отечественных и зарубежных лингвистов.

В рамках изучения процесса грамматикализации модальные глаголы достаточно часто рассматриваются многими исследователями, среди которых существуют следующие утверждения: 1) модальные значения развиваются из немодальных значений (E. Sweetser, 1990; Ch. Stevens, 1995: 179-180); 2) эпистемические значения модальных глаголов (значения вероятности, степени уверенности) развиваются из деонтических (E. Traugott, 1985: 166-167; J. Bybee, 1985: 168, 1988: 255-262; E. Sweetser, 1990; B. Heine, U. Claudi, F. Hnnemeyer, 1991: 175; B. Heine, 1992); 3) переход от деонтической модальности к эпистемической связан с метафорическим переосмыслением (значения постепенно переходят в область субъективных оценок говорящего, в том числе оценок истинности ситуации) (J. Bybee, 1993, E. Traugott, P. Hopper, 1993, E. Sweetser, 1990: 50, B. Heine, 1992).

В центре рассмотрения процесса грамматикализации модальных глаголов оказываются вопросы источников и путей грамматикализации (K. Lehmann, 1982; B. Heine, M. Reh, 1984; J. Bybee, 1985; . Dahl, 1985; J. Bybee, . Dahl, 1989; B. Heine, 1991; P. Hopper, E. Traugott, 1993). В работах зарубежных лингвистов отмечено, что грамматикализация модальных глаголов шла следующим путем: лексически полнозначный глагол (nonmodal verb) глагол с деонтическим модальным значением (deontic/root modal verb) глагол с эпистемическим модальным значением (epistemic modal verb).

В отечественной германистике языковые средства выражения модальности в рамках процесса грамматикализации были рассмотрены Т. Н. Бабакиной (Т. Н. Бабакина, 2006). Диссертационная работа «Становление модальных глаголов как выразителей внутренней модальности в немецком языке (сопоставительный анализ готского, древне-, средне- и ранненововерхненемецкого языков)» продолжает традицию исследования модальных глаголов немецкими лингвистами (Г. Бех, Г. Дивальд) и посвящена изучению процесса становления грамматической категории модальности. Т. Н. Бабакина приходит к выводу, что становление класса модальных глаголов немецкого языка происходит одновременно с перестройкой всей системы наклонений. Основным механизмом семантического развития модальных значений у претерито-презентных глаголов является контекстное переосмысление, которое происходит поэтапно: возникновение связывающего контекста, контекста переключения, расширение круга контекстов, основанное на увеличении числа лексем, с которыми сочетаются претерито-презентные глаголы, и их текстовой частотности.

Грамматика неглагольных средств выражения модальности на материале немецкого языка была рассмотрена в диссертации С. Т. Нефедова «Грамматика модальных компонентов: диахронический аспект (на материале немецкого языка)» (С. Т. Нефедов, 2008). Исследование С. Т. Нефедова посвящено обсуждению места и функций модальных (неглагольных) лексико-синтаксических средств, взятых в диахронической перспективе их эволюционного развития, в строе немецкого языка. То есть, цель исследования С. Т. Нефедова заключалась в анализе состояния одной из лексико-синтаксических подсистем – разноструктурных модальных компонентов эпистемической семантики – в грамматическом строе немецкого языка в древнейшие периоды и в выявлении эволюционной динамики исторических изменений в этой подсистеме на последующих этапах его существования.

В данном исследовании мы обращаемся к проблеме функционально-семантического развития лексических средств выражения модальности в истории немецкого языка. В фокусе нашего внимания - определение механизма формирования функционально-грамматической специфики современных лексических средств выражения модальности, поэтому мы рассматриваем грамматикализацию, с одной стороны, как процесс «обобщения, абстрагирования слова или предложения от конкретного лексического содержания», с другой стороны, пытаемся определить предграмматическую (историческую и этимологическую) специфику формы и содержания. Иными словами, в работе исследуется актуальная для современной теории грамматикализации проблема детерминированности полифункциональности и функционально-грамматической специфики единиц поля модальности их предграмматической (исторической и этимологической) семантикой в процессе грамматикализации.

Таким образом, в современной отечественной и западной германистике до сих пор остается открытым вопрос о причинах развития полифункциональности модальных глаголов и механизме формирования их функционально-грамматической специфики. Этот вопрос может быть решен, на наш взгляд, путем проведения комплексного синхронно-диахронного анализа лексических средств выражения модальности.

В четвертом разделе «Методика и методология современных диахронических исследований» раскрываются особенности современных синхронно-диахронных исследований.

Первая половина XX века характеризуется определенным «отступлением» сравнительно-исторического направления под натиском всеобщего увлечения системно-структурным подходом к фактам языка: проблемы этимологического анализа в теоретическом языкознании были оттеснены на периферию. По поводу такого положения сравнительно-исторических исследований звучала тревога на российской дискуссии 1957 года относительно единства синхронии и диахронии как следствия специфики языковой структуры. Внимание участников данной дискуссии акцентировалось на мысли, что каждый факт языка существует и может быть понят в системе только при определении его двумя типами связей – связей с другими элементами системы, в которую он входит в данный исторический момент, и связей с предыдущим и последующим состоянием самого этого факта (Б. В. Горнунг, 1960: 11). В. Н. Топоров писал в 1960 году, что перед этимологией открываются два пути: либо примириться с ее все уменьшающимся значением, либо же выработать новые методы анализа, приведя их в соответствие с достижениями современного теоретического языкознания (В. Н. Топоров, 1960: 44).

В итоге сравнительно-историческое языкознание выбрало второй путь: оно начинает теснее взаимодействовать с типологическим подходом к фактам языка (формируя так называемый генетико-типологический метод), лингвогеографическим и прежде всего впитывает приемы структурного метода с его установками на анализ системных отношений языковых единиц, на их дистрибуцию. Обращение к структурализму обогатило сравнительно-историческое языкознание и этимологию новыми ракурсами видения и приемами исследования языковых фактов. Анализ синтагматических и парадигматических отношений языковых единиц, словообразовательный и семантический аспекты исследования стали безусловно обязательными в этимологических работах (О. Н. Трубачев, 1961; Ж. Ж. Варбот, 1963; Ю. В. Откупщиков, 1967; А. С. Мельничук, 1967; А. Е. Супрун, 1967 и др.). Учитывая элементы структурного подхода и условия верификации этимологических решений, задачи этимологии стали пониматься как определение координат разных систем (фонологической, словообразовательной, лексической, семантической, поэтической и т.п.) для реконструируемых единиц (В. А. Никонов, 1963: 227).

Таким образом, опираясь на вышеизложенное понимание системного подхода в диахроническом исследовании, его методики, реализующей интегрированный метод, мы акцентируем в своей работе внимание не только на объяснительном потенциале диахронии по отношению к синхронным явлениям (в нашем случае: корреляция между историческими изменениями в предмодальной семантике и полифункциональностью лексических средств ФСП модальности), но и на возможности выводов синхронного семантического исследования выступать в качестве верификационного средства по отношению к диахронному построению, возможности, обусловленной современным уровнем семантических исследований (в нашем случае: функционально-грамматическая специфика лексических средств ФСП модальности как средство верификации формально-семантической реконструкции).

Вторая глава «Исторические изменения в семантике лексических средств поля модальности и механизм формирования их функционально-грамматической специфики» состоит из трех разделов.

Первый раздел «Эволюция лексических средств выражения модальности возможности, необходимости, желательности: собственно модальные глаголы» посвящен исследованию функционально-семантических изменений модальных глаголов на материале немецкого языка. Факты других германских языков (прежде всего, английского, исландского) в настоящем исследовании привлекались с целью подчеркнуть специфику немецкого материала на фоне сведений, полученных в результате рассмотрения материала генетически близких языков.

Историко-этимологический анализ позволил дать оценку модальных глаголов с точки зрения «исторической глубины» их формы и значения, формирования собственно предмодальной семантики. Историческая глубина формирования лексической семантики единиц функционально-семантического поля модальности возможности, желательности, необходимости различна. Наибольшая глубина у глагола, выражающего значение модальности желательности: семантика глагола wollen унаследована с индоевропейского периода. Значительная часть средств лексической экспликации модальности необходимости, возможности сформировалась в прагерманский (общегерманский) период, в том числе в результате диалога культур германского и соседних этносов. Результатом общегерманской семантической инновации является глагол knnen. Древнеевропейскими регионализмами выглядят глаголы sollen (балто-германская лексико-семантическая изоглосса), drfen (общая славяно-германская лексико-семантическая изоглосса), mssen (кельто-германская лексическая изоглосса). Результат древневерхненемецкой семантической инновации – глагол mgen.

В результате проведенного исследования построена динамическая модель формирования лексической семантики единиц функционально-семантического поля модальности необходимости, возможности, желательности, которая отражает историю формирования современной системы модальных глаголов в конце древневерхненемецкого – начале средневерхненемецкого периода. Этот заключительный этап формирования лексического поля модальности характеризовался рядом существенных функционально-семантических процессов в отдельных субполях модальности.

В функционально-семантическом субполе модальности необходимости в исторической перспективе отмечаем взаимодействие и взаимопроникновение объективного и субъективного видов модальности необходимости (mssen), усиление средств представления деонтической модальности (sollen) и ослабление средств выражения субъективной необходимости (drfen). Исторические изменения в лексической семантике единиц функционально-семантического субполя возможности приводят к усилению средств выражения интеллектуальной возможности (knnen) и возможности, обусловленной внешним императивом (drfen), при сокращении употребления лексических средств выражения модальности возможности, связанных с реализацией значения физических сил (mssen, mgen). В функционально-семантическом субполе модальности желательности в исторической перспективе наблюдаем стабильность лексической семантики средств выражения модальности желательности (wollen), которые дополняются пониманием желания как любви к кому-либо, чему-либо (mgen).

Во втором разделе «Эволюция лексических средств выражения модальности возможности, необходимости, желательности: несобственно модальные глаголы» рассматриваются несобственно модальные глаголы в истории немецкого языка.

Среди несобственно модальных глаголов наибольшую историческую глубину имеет глагол lassen ‘оставлять, освобождать’ (прагерманский период). Генетически близкая глаголу lassen лексика в пермиссивном значении встречается на большой исторической глубине (например, в балтийских языках). В истории немецкого языка наблюдается два пути семантического развития глагола lassen. Один путь семантического развития глагола lassen не приводит к формированию модального значения, другой путь изменения семантики способствует развитию пермиссивного модального значения (‘оставлять, отпускать, предоставлять свободу действия’ ‘давать возможность/разрешение’). Однокорневой в современном английском языке глагол let имеет близкую глаголу lassen функционально-семантическую специфику: способен функционировать как самостоятельный глагол в значении ‘выпускать’, ‘пропускать’, ‘допускать’, а также выражать модальное значение ‘позволять’, ‘разрешать’, ‘давать возможность’ и функционировать как частица let ‘пусть’, ‘пускай’. Большая историческая глубина глагола lassen (наряду с собственно модальными глаголами), его высокая степень грамматикализации (вплоть до способности функционировать как частица lass в значении ‘пусть’, ‘пускай’), а также его употребление без частицы zu дает нам основание согласиться с некоторыми лингвистами (U. Abraham, 1988: 490; P. Eisenberg, 1994: 371; B. Rolland, 1997: 51; G. Helbig, 1995: 210 и др.) в том, что глагол lassen необходимо включить в группу модальных глаголов.

Значительная часть несобственно модальных глаголов сформировалась в общегерманский период (sein, haben, *eigan, wissen). Этимологически исходное значение глаголов haben ‘иметь’, sein ‘быть’ определило и направление развития семантики: (‘быть у’) ‘обладать, иметь’ ‘долженствовать’. Типологически подобные германским явления представлены в латинском и славянских языках. В современном английском языке глаголы have ‘иметь’ и be ‘быть’ в сочетании с частицей to также способны выражать модальное значение необходимости. В германских языках был еще один глагол с исходной семантикой обладания. Если в древний период немецкий глагол eigan выражал значение обладания и сохранил его до средневекового периода (‘присваивать что-л.’ ~ ‘иметь что-то (собственность)’ ~ ‘принадлежать к чему-л.’), а потом совсем вышел из употребления, так и не став модальным, то английский глагол gan (совр. ought to) уже с древнего периода выражал значение долженствования: ‘иметь’ ~ ‘быть должным, задолжать’ ~ ‘быть обязанным’.

Исходное этимологическое значение глагола wissen ‘знать’ и его сенсорная природа (‘видеть’ ~ ‘знать’) обусловили специфику его семантического развития: ‘видеть’ ‘знать’ ‘уметь’ ‘мочь’. Английский глагол to wit уже в среднеанглийский период потерял грамматические особенности, присущие группе претерито-презентных глаголов и постепенно вышел из употребления. В современном английском языке сохранилась только однокорневая лексика (wit ‘ум, остроумие’, ‘остроумный человек’, unwitting ‘незнающий, случайный’ и др.).

Несобственно модальные глаголы pflegen, brauchen являются западногерманскими регионализмами. Модель семантического развития глагола pflegen в истории немецкого языка выгладит следующим образом: ‘защищать’, ‘беречь’, ‘хранить’ (мир, землю, город, крепость, короля) ‘защищать’, ‘беречь’, ‘хранить’ (честь, традиции, обычаи) ‘служить’, ‘занимать должность’, ‘исполнять’, ‘заниматься’ ‘иметь обыкновение что-л. делать’. Родственный в английском языке глагол play функционирует только как самостоятельный и выражает значения ‘играть’, ‘исполнять’, ‘двигаться’, ‘действовать’, то есть английский глагол play не развил модальную семантику. Семантическое развитие глагола brauchen проходило как до грамматикализации, так и в процессе грамматикализации: ‘употреблять в пищу’ ~ ‘употреблять что-л.’ ~ ‘приносить пользу, наслаждаться’ и далее ‘не употреблять’ ~ ‘нуждаться’ ~ ‘иметь необходимость’. Английский глагол brook ‘терпеть’, ‘выносить’, ‘допускать’ является самостоятельным и употребляется в отрицательных конструкциях, то есть не приобрел модальное значение.

Третий раздел «Механизм формирования функционально-грамматической специфики единиц лексического поля модальности» посвящен выяснению отсутствия/наличия обусловленности функционально-грамматической специфики современных собственно и несобственно модальных глаголов историческими изменениями в их лексической семантике, а также определению характера этой детерминации (при наличии обусловленности современного функционирования).

Обращение не только к истории, но и этимологии лексических средств выражения модальности позволяет увидеть динамику семантического развития и поставить вопрос о механизме формирования функционально-грамматической специфики глаголов с модальным значением.

Историко-семантическое развитие рассматриваемых нами глаголов с модальным значением происходило как до грамматикализации, так и в процессе грамматикализации в конце древневерхненемецкого – начале средневерхненемецкого периода (в отрицательных конструкциях).

Проведенное исследование показывает, что ряд глаголов (knnen, sollen, wollen) на протяжении всего периода своей истории имеет однонаправленное стабильное семантическое развитие, и именно у этих глаголов наблюдается однозначность функционального развития. Данные глаголы реализуют один вид модальности: современный глагол knnen ‘мочь (зная)’ (как и английский can) функционирует как глагол субъективно-объективного вида модальности возможности, глагол sollen ‘быть должным/виноватым’ представляет объективную модальность необходимости, глагол wollen ‘хотеть’ является единицей функционально-семантического поля субъективной желательности. В современном английском языке глаголы shall и will выражают значение будущего времени, что свидетельствует о большей степени их грамматикализации.

Современный глагол lassen в модальном значении также демонстрирует функционально-грамматическую однозначность, выполняя пермиссивную функцию: модальное значение глагола lassen ‘разрешать’, ‘велеть’, ‘приказывать’ связано с семантическим компонентом волеизъявления другого лица.

Таким образом, функционально-грамматическая однозначность выявлена у тех единиц функционально-семантического поля модальности, у которых прослеживается стабильность их лексической семантики с прагерманского периода (до грамматикализации).

Остальные глаголы имеют непростой путь исторического развития. Исторические изменения в лексической семантике как до грамматикализации, так и в процессе грамматикализации наблюдаются у глаголов drfen, mssen, mgen. Данные глаголы реализуют разные виды модальности.

  1. Исторические изменения в предмодальной семантике глагола drfen детерминировали функционально-грамматическую неоднозначность данного глагола в современном немецком языке. Современный глагол drfen ‘мочь (имея разрешение)’ и ‘нуждаться’ представляет разные виды модальности (возможности и необходимости): ‘терпеть нужду в чем-то’ ‘иметь потребность в чем-то’ и далее ‘не нуждаться в чем-л.’ ‘мочь’.
  2. Динамика предмодального значения глагола mssen обусловила его функционально-грамматическую неоднозначность в современном немецком языке. Современный глагол mssen ‘быть должным (внутренний долг)’ и ‘быть вынужденным’ (как и английский must) демонстрирует субъективный и объективный виды модальности необходимости: ‘(соизмеряя) мочь’ ‘иметь возможность’ и далее ‘не иметь возможность’ ‘быть вынужденным что-л. делать’.
  3. Историко-семантические изменения глагола mgen в процессе грамматикализации обусловили неоднозначность его современного функционирования. Глагол mgen ‘желать’ и ‘мочь’ представляет субъективный вид модальности желательности и субъективно-объективный вид модальности возможности: ‘быть в состоянии’ ‘мочь’ и далее ‘не мочь’ ‘не желать’. Однокорневой глагол в английском языке may связан с реализацией только значения модальности возможности.

Таким образом, функционально-грамматическая неоднозначность выявлена у тех единиц функционально-семантического поля модальности, у которых прослеживается нестабильность их лексической семантики, обусловленная историческими изменениями как до грамматикализации, так и в процессе грамматикализации (в отрицательных конструкциях).

Анализ истории становления функционально-грамматической специфики несобственно модальных глаголов haben/sein, wissen, pflegen, brauchen показал, что в модальной функции несобственно модальные глаголы выражают один вид модальности и демонстрируют функционально-грамматическую однозначность современного функционирования. Глагола brauchen ‘нуждаться в чем-либо’, ‘употреблять’ и ‘иметь необходимость’ реализует субъективно-объективный вид модальности необходимости; глаголы sein и haben выражают значения субъективного, а не деонтического вида модальности; глагол wissen ‘знать’ и ‘(умея) мочь’ функционирует в значении субъективного вида модальности возможности; глагол pflegen в функции модального выражает значение ‘иметь обыкновение, привычку что-л. делать’.

В результате анализа относительно автономной лексико-грамматической группы была подтверждена рабочая гипотеза о зависимости «нестабильности/стабильности» лексической семантики модальных глаголов в истории языка от их неспособности/способности выражать простой и «конкретный» фрагмент опыта из окружающего человека мира, то есть наличие когнитивных оснований формирования и реализации глубинной семантики:

  • глаголы, выражающие базовые фрагменты человеческого опыта, демонстрируют стабильность своей лексической семантики в истории языка (knnen, sollen, wollen);
  • глаголы, выражающие сложные понятия, которые не воспринимались человеком однозначно, демонстрируют нестабильность своей лексической семантики в истории языка (drfen, mssen, mgen).

Данное наблюдение совпадает с теоретическим положением Б. Хайне (1991). Он писал о зависимости функционально-грамматической специфики единиц языка от их способности выражать простой и «конкретный» фрагмент опыта из окружающего человека мира, когда рассматривал лексические источники процесса грамматикализации: существуют лексические источники, которые скорее нельзя назвать «семантически обобщенными». Такие лексические источники кодируют ключевые фрагменты человеческого опыта. Тем самым оказывается, что более важным критерием является не столько обобщенность значения, сколько отнесенность к базовым понятиям - будь то существование или движение в пространстве, психические или социальные состояния и события (B. Heine, 1991: 34). Есть основания предположить, что историческая «нестабильность» семантики второй группы глаголов (drfen, mssen, mgen) как-то связана с ранними этнокультурными контактами древних германцев (генетические связи именно этих глаголов указывают на этнокультурные контакты). Хотя этому предположению противоречит реконструкция генетических связей sollen. Предлагая данную гипотезу, мы понимаем ее предварительный характер, так как вывод сделан в результате анализа ограниченного материала (четко очерченной группы собственно модальных глаголов немецкого языка).

Исследование единиц функционально-семантического поля модальности показывает, что формирование современной системы модальных глаголов обусловлено не только собственно языковыми процессами, повлиявшими на изменение лексической семантики глаголов. Исторически обусловленные этнокультурные, социальные изменения, наряду с собственно языковыми процессами, также косвенно оказывали влияние на изменение модальной семантики глаголов в конце древневерхненемецкого – начале средневерхненемецкого периода. Диахроническое исследование на материале немецкого языка с историко-культурной точки зрения показало позднее языковое осмысление возможного, желаемого, должного носителем немецкого языка. Та картина, которую мы наблюдаем в этот период времени, является результатом глубочайших изменений в мировоззрении людей и важных по своему значению процессов социального развития, связанных с христианизацией практически всех сфер жизни человека и исторически более ранних этнокультурных контактов (ср. выявленные германо-славянские, балто-германские и кельто-германские лексические изоглоссы). Эти изменения и были зафиксированы в языке.

В Заключении подводится итог проделанной работы, формулируются общие выводы и намечаются возможные пути дальнейших исследований в этой области.

Проведенный синхронно-диахронный анализ материала показал, что исторические изменения в предмодальной семантике лексических средств функционально-семантического поля модальности обусловили их функционально-грамматическую специфику. Следовательно, диахроническое исследование семантики является значимым в изучении процесса грамматикализации. Данный вывод соотносится с общей характеристикой явления грамматикализации как процесса, при котором лексическое постепенно превращается в грамматическое.

Синхронно-диахронное исследование собственно и несобственно модальных глаголов в рамках процесса грамматикализации показало неслучайность теоретически неоднозначных решений относительно содержания и структуры категории модальности (и в широком, и в узком понимании).

Диахроническое исследование лексических средств выражения модальности на материале текстов различных периодов истории немецкого языка открывает новые перспективы для дальнейшего исследования процесса грамматикализации: при рассмотрении определенного материала в процессе грамматикализации необходимо изучение его дограмматических (исторических и этимологических) и в особенности глубинных историко-семантических изменений.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

В изданиях, включенных в Перечень рецензируемых научных журналов и изданий для опубликования основных научных результатов диссертаций:

  1. Балакина А. А. Модальные глаголы немецкого языка: от этимологии к прагматике // Вестник Томского государственного университета: Язык и культура (Языкознание). – Томск, 2011. - № 4. - С. 5–20.

В сборниках трудов и материалов всероссийских и международных конференций:

  1. Балакина А. А. Функционально-семантическая характеристика лексических средств выражения модальности в современном немецком языке // Актуальные проблемы лингвистики и литературоведения: Материалы VII Всерос. конф. молодых ученых (Томск, 21 - 22 апреля 2006 г.). – Томск: ТГУ, 2007. С. 3–6.
  2. Балакина А. А. Лексические средства выражения модальности возможности в исторической перспективе // Иностранный язык и межкультурная коммуникация: Материалы II междунар. науч.-практ. конф. (Томск, 21 февраля 2008 г.). - Томск: ТГПУ, 2008. - С. 5–7.
  3. Балакина А. А. Эволюция лексических средств выражения модальности необходимости // Лингвистика и межкультурная коммуникация: Сб. статей. - Томск: Изд-во «Ветер», 2008. - С. 11–13.
  4. Балакина А. А. Лексические средства выражения модальности возможности в немецком языке: функционально-семантический и сравнительно-исторический аспекты // Актуальные проблемы лингвистики и литературоведения: Материалы VIII Всерос. конф. молодых ученых (Томск, 27 - 28 апреля 2007 г.) – Томск: ТГУ, 2008. - С. 5–7.
  5. Балакина А. А. Лексические средства выражения модальности необходимости в исторической перспективе // Мировая культура и язык: Взгляд молодых исследователей: Материалы VIII Всерос. науч.-практ. конф. (Томск, 19 - 20 мая 2008 г.). – Томск: ТПУ, 2008. - С. 148–152.
  6. Балакина А. А. Историческое развитие лексических средств выражения необходимости в немецком языке // Актуальные проблемы лингвистики и литературоведения: Материалы X Всерос. науч.-практ. конф. молодых ученых (Томск, 17 - 18 апреля 2009 г.). - Томск: ТГУ, 2009. - С. 12–15.
  7. Балакина А. А. Историческое развитие лексических средств выражения модальности возможности в немецком языке // Мировая культура и язык: Взгляд молодых исследователей: Материалы IX Всерос. науч.-практ. конф. (Томск, 16 - 18 апреля 2009 г.) – Томск: ТПУ, 2009. - С. 74–77.
  8. Балакина А. А. Формирование семантической структуры глагола mssen в немецком языке // Актуальные проблемы лингвистики и литературоведения: Материалы X Всерос. науч.-практ. конф. молодых ученых. (Томск, 17 – 18 апреля 2009 г.) - Томск: ТГУ, 2009. - С. 16–19.
  9. Балакина А. А. Лексические средства выражения модальности желательности в немецком языке (сравнительно-исторический аспект) // Традиции и инновации в лингвистике и лингвистическом образовании: Материалы междунар. науч.-практ. конф. (Томск, 23 – 24 октября 2009 г.) – Томск: Позитив-НБ, 2009. - С. 175–179.
  10. Балакина А. А. Формирование предмодального значения желательности в немецком и английском языках // Лингвистические и культурологические традиции и инновации: Материалы IX междунар. науч.-практ. конф. (Томск, 12 – 14 ноября 2009 г.). – Томск: ТПУ, 2009. - С. 38–44.
  11. Балакина А. А. Исторические изменения в грамматике несобственно-модальных глаголов // Актуальные проблемы лингвистики и литературоведения: Материалы XI Всерос. научно-практической конф. молодых ученых (Томск, 1 - 2 апреля 2010 г.). – Томск: ТГУ, 2010. - С. 16–19.
  12. Балакина А. А. Претерито-презентные глаголы lassen и lehren в истории немецкого языка // Актуальные проблемы лингвистики и литературоведения: Материалы XII Всерос. научно-практической конф. молодых ученых (Томск, 1 - 2 апреля 2011 г.). – Томск: ТГУ, 2011. – C. 22–26.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.