WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ДУБРОВИНА Надежда Викторовна

ЛИНГВОСТИЛИСТИЧЕСКИЕ  И  РИТОРИЧЕСКИЕ

ОСОБЕННОСТИ  ЛИТЕРАТУРЫ

СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО  РЕАЛИЗМА

(на материале советских романов)

10.02.01 – русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук

Волгоград — 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном
образовательном учреждении высшего профессионального
образования «Саратовский государственный университет
имени Н.Г. Чернышевского».

Научный руководитель –        доктор филологических наук, профессор
       Романенко Андрей Петрович.

Официальные оппоненты:        Прохватилова Ольга Александровна, док-
       тор филологических наук, профессор
       (ФГАОУ ВПО «Волгоградский государст-
       ­­венный университет», зав. кафедрой ли-
       тературы, издательского дела и литера-
       турного творчества);

       Быдина Ирина Викторовна, кандидат
       филологических наук, доцент (ФГБОУ
       ВПО «Волгоградский государст­венный
       социально-педагогический университет»,
       доцент кафедры общего и славяно-рус-
       ского языкознания).

Ведущая организация –        ФГБОУ ВПО «Национальный исследо-
       вательский Томский государственный
       университет».

Защита состоится 13 декабря 2012 г. в 10.00 час. на заседании диссертационного совета Д 212.027.03 в Волгоградском государственном социально-педагогическом университете по адресу: 400131, г. Волго­град, пр. им. В.И. Ленина, 27.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Волгоградского государственного социально-педагогического университета.

Текст автореферата размещен на официальном сайте Волгоградского государственного социально-педагогического университета: http://www. vspu.ru 12 ноября  2012 г.

Автореферат разослан 12 ноября  2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук,

профессор        Е. В. Брысина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Язык и стиль литературы советского социалистического реализма, близкий к официальному языку власти и, по мнению Е.А. Добренко, сам являющийся таковым языком, имел свою специфику. Эта специфика определялась тем, что словесность социалистического реализма – это не только политическая, но и художественная речь. Язык и стиль литературы социалистического реализма – важный и значимый источник изучения русского литературного языка и языкового стандарта советского времени, наряду с такими источниками, как политическая словесность, средства массовой информации, документы.

Изучение языка и стиля советской литературы социалистического реализма – актуальная проблема современной русистики, т. к. специфика советской культуры и ее трансформация в постсоветское время привлекают пристальное внимание как отечественных, так и зарубежных ученых-филологов.

Научные работы советского времени, в которых анализировались тексты советских писателей, в большинстве случаев носили не исследовательский, а комментаторский характер: те или иные тексты соотносились с заданным нормативом соцреализма и оценивались не с эстетических, а с идеологических позиций. Произведения, не соответствовавшие по каким-либо критериям методу соцреализма, или за­прещались, или умалчивались критикой, или подгонялись под общий норматив. Выработанная система критериев позволяла стратифицировать текущий отечественный литературный процесс с точки зрения соответствия / несоответствия новому методу. Как показала М.А. Ли­товская, произведения, создававшиеся в соответствии с этими критериями, в ситуации постоянного контроля уже к концу 1930-х гг. приобрели жесткую структуру и однозначный пафос, в результате началось массовое производство вполне однородного художественного продукта.

Конец 80-х – начало 90-х гг. ХХ в. – время критического осмысления соцреализма, причем зачастую осмысления негативно-оценочного, заложенного еще в работах А. Синявского. При этом авторы критических работ часто пользовались все теми же приемами советского литературоведения, заменяя действительно критический разбор оценочными высказываниями, не подкрепленными аргументами. Новый – объективный – взгляд на изучение текстов соцреализма был предложен в работах Е.А. Добренко, K. Кларк, Н.Н. Козловой, М.А. Литовской, М.О. Чудаковой.

Сегодня советская культура и литература видятся по-другому, более отстраненно, они начинают изучаться «без гнева и пристрастия», по выражению М.О. Чудаковой. Появилась возможность трезво и взвешенно отнестись к фактам советской культуры и к литературе соцреализма.

Беспристрастный взгляд на советскую словесность возможен только с опорой на материальную сущность, каковой является, в частности, язык. В последнее десятилетие появился ряд работ (Е.Н. Басов­ской, М.А. Кронгауза, Н.А. Купиной, А.П. Романенко, М.О. Чудаковой), в которых язык советской словесности исследуется как особый феномен. Недостаточно изученными остаются лингвостилистические особенности соцреалистической литературы 1930–1950-х гг. (времени расцвета соцреализма).

Как проблема русистики язык и стиль советской литературы соцреализма имеет прямое отношение к исследованиям русской языковой картины мира, т. к. в современную российскую языковую картину мира входит, на наш взгляд, советская составляющая. Изучению этой проблемы посвящены работы И.Т. Вепревой, Б.М. Гаспарова, Н.А. Купиной, М.А. Литовской, А. Мустайоки, З.И. Резановой, А.П. Романенко, А.Д. Шмелева, Т.В. Шмелевой. Отчасти данная проб­лематика затрагивалась и в научном проекте саратовских ученых «Русский литературный язык и словесность советского времени в культурно-историческом контексте (статика и динамика)», выполненном в 2008–2009 гг. под руководством А.П. Романенко.

Советский языковой стандарт – это не только отступление от традиций национального русского литературного языка, но и этап его истории, сформировавший исторически сложившуюся часть русской языковой картины мира. Советской составляющей русской языковой картины мира посвящены некоторые работы А.Д. Шмелева. Язык литературы соцреализма вместе с другими источниками советского языкового стандарта должен изучаться и в этом аспекте.

Нормативный образ советского человека в русской языковой картине мира не может быть реконструирован и изучен без анализа языка и стиля литературы соцреализма. Языковой образ советского человека и героя литературы соцреализма включает в себя черты, как традиционно присущие героям русской литературы, так и новые, порожденные советской эпохой.

На фоне современного научного интереса к советской культуре необходимость глубокого, всестороннего изучения языка литературы социалистического реализма определяет актуальность диссертационного исследования. Кроме того, эта литература продолжала и развивала традиции массовой культуры и литературы, поэтому ее изучение актуально для понимания языка и стиля современной массовой литературной продукции и средств пропаганды, а также языковых и стилистических новшеств постмодернизма.

Объект исследования. В диссертации рассматривается язык советских соцреалистических романов периода 1930-х – начала 1950-х гг. как функциональный вариант языкового стандарта. Это время расцвета классического соцреализма, период рождения и кристаллизации его норм.

Предметом диссертационного исследования являются языковые, стилистические и риторические особенности художественных тестов социалистического реализма.

Цель исследования выявить лингвостилистические и риториче­ские особенности соцреалистической советской литературы 1930-х – начала 1950-х гг. как материала для исследования русской языковой картины мира советского времени.

Для реализации данной цели необходимо было решить следующие исследовательские задачи:

1) выполнить аналитический обзор исследований по теории и истории изучения социалистического реализма и его языка;

2) выработать методику исследования, разработать модель анализа, исходящую из специфики материала;

3) выявить содержательные и риторические особенности текстов литературы социалистического реализма (топика, композиция);

4) установить лингвостилистические свойства текстов литературы советского социалистического реализма (ключевые слова, оценочные наименования, образные средства).

Теоретическую и методологическую базу работы составляют основные концептуальные положения, сформулированные в трудах В.В. Ви­ноградова, Ю.М. Лотмана, В.З. Паперного, Ю.В. Рождественского, М. Вайскопфа, Е.А. Добренко, Н.А. Купиной, А.П. Романенко.

Настоящее исследование проведено в рамках лингвостилистиче­ского направления, которое предполагает комплексное описание языковых особенностей художественного текста. Данное направление продолжает и развивает традиции понимания и анализа языка и стиля художественной литературы, заложенные В.В. Виноградовым.

Методы исследования. Для достижения поставленной цели применяются описательный метод, приемы классификации и систематики. Выработана текстоцентрическая методика анализа текстов соцреализма (от смысла – к форме), адекватная требованиям советской герменевтики к художественным текстам.

Материалом исследования послужили двадцать романов совет­ских писателей, написанные в 1930 – 1950-е гг., отмеченные Сталин­ской премией как образцовые, отвечающие установленным канонам: «Далеко от Москвы» В. Ажаева, «Кавалер Золотой Звезды» С. Бабаев­ского, «Белая береза» М. Бубенного, «В осаде» В. Кетлинской, «Жатва» Г. Николаевой, «Студенты» Ю. Трифонова и др. Не рассматриваются исторические романы, т. к. в силу своей специфики они мало соответствуют соцреалистическому канону.

Научная новизна диссертации состоит в том, что впервые подвергаются лингвостилистическому и риторическому анализу тексты литературы соцреализма: изучаются топика, композиционно-стилистические особенности, образные средства советских романов.

Теоретическая значимость работы заключается в выработке новых подхода и методики исследования языка художественной литературы тоталитарного общества. Соцреалистическая литература рассматривается не только как эстетический, но и риторический феномен, выполняющий пропагандистскую функцию через систему топосов. Диссертация способствует дальнейшей разработке проблем лингвостилистического изучения языка художественной литературы и – шире – словесности массовой культуры.

Практическая значимость исследования определяется тем, что его результаты могут быть использованы в курсах по истории русского литературного языка, стилистики, риторики, в спецкурсах по поэтике и языку художественной литературы, а также при составлении исторических словарей, в частности словаря советизмов. Кроме того, полученные результаты могут быть учтены при составлении комментариев к изданиям произведений соцреалистической литературы.

На защиту выносятся следующие положения:

1.        Тексты литературы социалистического реализма, их языковые и стилистические особенности выполняли не только и не столько эстетическую функцию, сколько функции пропагандистскую и воспитательную. В связи с этим они представляют собой более риториче­ский, чем эстетический, феномен. Это позволяет анализировать данные тексты с точки зрения и поэтики, и риторики, рассматривая их в аспектах этоса, пафоса и логоса, выводя содержательные и формально-языковые черты из системы топосов как морально-идеологиче­ских и логико-смысловых моделей.

2.        Языку и стилю словесности социалистического реализма в качестве доминанты присуща клишированность, выявленная на всех уровнях анализа: содержательном, композиционном, языковом и собст­венно стилистическом (уровень «слога»). Эта черта принципиально важна для текстов соцреализма, т. к. они были рассчитаны на широкую массовую аудиторию и были призваны выполнять пропагандистские и риторические функции.

3.        Нормирование стиля литературы социалистического реализма, как и любой знаковой системы, складывается из двух частей. Первая часть – нормирование по образцам (материал исследования – тексты-образцы, отмеченные Госпремией). Вторая часть – система правил, которая вырабатывается на материале текстов-образцов и реализуется в массовой продукции (эта система реконструируется путем лингвостилистического и риторического анализа).

4.        В текстах литературы соцреализма наблюдается примат содержания над формой (языковыми и собственно стилистическими свойст­вами). Этим диктуется схема лингвостилистического и риториче­ского анализа: выявление топосов как исходных смысловых норм; анализ композиции, характеризующейся абсолютным соответствием архитектоники и сюжета текста; анализ системы ключевых слов, системы оценок, штампов и выразительных средств. При этом важно учитывать связи между указанными уровнями.

5.        Поскольку язык и стиль текстов соцреализма представляет собой систему взаимообусловленных разноуровневых элементов, моделирующую изображаемую должную действительность (что в первую очередь проявляется в лексике, системе ключевых слов), результаты анализа могут быть интерпретированы как фрагмент модели советской составляющей русской языковой картины мира.

Апробация диссертации. Основные положения диссертации изложены в 15 публикациях, в том числе 5 – в изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России (общий объем – 6 п.л.), и в докладах на ежегодной Всероссийской научной конференции молодых ученых «Филология и журналистика в начале XXI века» (Саратов, 2004), Всероссийской научно-практической конференции «Вопросы теории и практики перевода» (Пенза, 2004), Международной научной конференции «Язык и культура» (Киев, 2004), IХ Международной научно-практической конференции «Лингвистические парадигмы и лингводидактика» (Иркутск, 2004), Международной конференции «Европейская русистика и современность» (Познань, 2005), III Международной заочной научно-практической конференции «Язык. Культура. Коммуникация» (Ульяновск, 2009), Международной лингвистической конференции «Язык. Культура. Современность» (Челябинск, 2010), на Международной научно-практической конференции «Межкультурная коммуникация в контексте глобализации и мультикультурализма» (Саратов, 2011).

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав («Проблема изучения социалистического реализма и его языка», «Содержательные и риторические особенности текстов литературы социалистического реализма», «Лингвостилистические свойства текстов литературы социалистического реализма»), заключения, списка литературы (248 наименований), словарей (10 наименований) и источников (20 названий).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении кратко характеризуется проблема и оценивается степень ее разработанности в науке, обосновываются актуальность избранной темы, ее новизна, теоретическая и практическая значимость, цель и задачи, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Проблема изучения социалистического реализма и его языка» состоит из двух разделов. В них на материале филологической литературы о социалистическом реализме анализируются краткая история его становления и основные черты. Социалистический реализм определяется то как метод (особенно в советской литературной критике), то как стиль (преимущественно в новейшей исследовательской литературе). Анализ показывает, что методом эта доктрина являлась для писателей-соцреалистов, которые воспринимали ее в качестве совокупности обязательных нормативов содержания и формы литературного произведения. Для исследователей-филологов социалистический реализм – стиль, избирающий вполне определенные смысловые, композиционные и языковые варианты, придающие литературным произведениям определенное стилистическое своеобразие. То, что принципиально важным в этом стиле являлось содержание произведения, а формальные его качества были вторичны, создавало впечатление «плохой», «серой» литературы. Однако не в этом суть соцреализма как стиля: среди рассматриваемых произведений оказываются как менее, так и более талантливые, но обладающие стилистическим единством.

В данной главе также анализируются история становления данного явления, вопросы, касающиеся роли и места стиля в доктрине социалистического реализма, а также требования к языку. Метод социалистического реализма являлся для писателей системой принципов, управляющей процессом создания произведений литературы. С точки зрения филологического анализа социалистический реализм понимается как стиль, поскольку он проявляет общность образной системы, средств художественной выразительности, образных приемов, характеризующих произведения этого периода. Выделяется система признаков на смысловом, композиционном и языковом уровнях, по которым может быть опознана литература социалистического реализма.

Социалистический реализм как метод изучался в основном литературоведами. Однако в последнее время активизировалось исследование языка и стиля социалистического реализма (Е.А. Добренко, К. Кларк, М.А. Кронгауз, Н.А. Купина, А.П. Романенко, М.О. Чудакова и др.).

Обзор литературы приводит к следующим предварительным выводам.

Социалистический реализм – закономерный этап развития отечест­венной культуры, тех ее элементов, традиций, которые были заложены или привнесены предшествовавшими историко-культурными периодами.

Советская культура – это массовая культура, которая стала доминировать во всей системе культуры, оттесняя на периферию народный и элитарный ее типы. Массовая культура вторична по отношению к народной и элитарной и представляет собой определенное сочетание элементов этих культурных моделей.

Соцреалистическая литература создавала новую духовность через столкновение «нового» и «старого» (насаждение атеизма, уничтожение самобытных деревенских устоев, появление новояза, темы созидания через разрушение) или подменяла одну традицию другой (формирование новой общности «советский народ», подмена семейных родственных связей социальными: «родная страна, родной завод, родной вождь»).

Социалистический реализм представляет собой не просто эстетическую доктрину, а сложный культурно-идеологический комплекс, который нельзя изучать, основываясь на традиционных эстетических мерках. Под соцреалистическим стилем следует понимать не только способ выражения, но и особую ментальность.

Новые возможности, обозначившиеся в современной науке, позволяют более объективно подойти к изучению социалистического реализма, проанализировать его в лингвостилистическом аспекте. Подход к исследованию соцреалистической литературы с точки зрения ее положительной или отрицательной оценки является непродуктивным.

История изучения социалистического реализма может рассматриваться в двух направлениях – отечественном и западном, причем взгляды отечественных исследователей после 1990-х гг. значительно сближаются с зарубежными представлениями о социалистическом реализме.

Вторая глава «Содержательные и риторические особенности текстов литературы социалистического реализма» содержит риториче­ский анализ литературных произведений (топика, композиционно-стилистические особенности) в рамках категорий этоса, пафоса и логоса.

В аспекте  этоса литература оценивалась по принципу партийно­сти, т. е. она должна была быть правильной с идейной стороны, а значит, верно написанной, на злободневную тему (из газет), быть новой, своевременной, не искажать действительность. Последнее требование связано с однозначностью толкования, поскольку любой подтекст воспринимался критикой настороженно. Любая возможность инотолкования приводила к обвинению автора в «нехудожест­венности» и «формализме». Такие требования отвечали запросам широких масс. Произведение, отвечающее нормативам этоса, признавалось уместным, т. е. нужным.

Для  пафоса соцреалистического романа характерен однотипный набор героев (положительный герой – свой, сомневающийся – враг). Интересно, что положительным героем почти всегда является молодой человек. Старые герои находятся, как правило, в группе «врагов» или «невыясненных». Ориентация соцреалистических романов на положительного героя обусловливается воспитательной направленностью произведений. Вот, например, какими качествами обладает Андрей Сырых, один из персонажей романа «Студенты»: у него было много друзей (т.е. был открытым и доброжелательным человеком), любил во всем советоваться с отцом …, для которого стал помощником и другом (уважал старших), он твердо знал, что после окончания вуза должен ехать на периферию, и именно туда, где специалистов мало (чувство долга), он был и остроумен, и хорошо пел, и сам любил веселье, не боялся работы, кроме того, он отлично учился, занимался разнообразной общественной работой и т.д.

Определенный набор качеств, заложенный в положительном герое (идейность, патриотизм, смелость, ум, воля, готовность к самопожертвованию), легко предсказывает его поступки, реакцию на те или иные действия.

Логос произведений соцреализма характеризуется набором определенных языковых средств: ключевых слов, штампов, отражающих идеологические установки и реализующих указанные топосы. Повествовательная манера соцреалистических романов отличается единообразием, поскольку повествование ведется только от лица автора. Рассказчик как речевое порождение автора не актуален для этой словесности, т. к. повествуемые события должны были описываться только прямо и однозначно. Все указанные особенности соцреали­стических романов обусловили единообразие их композиционного построения.

Риторическую основу произведений социалистического реализма отмечали как западные (К. Кларк), так и отечественные (А. Синяв­ский) исследователи. К. Кларк пишет, что в основе «сталинских» романов лежит «основополагающая фабула», которая «иллюстрирует основные идеологические установки». Основополагающая фабула – это не только литературный феномен, но и литературное выражение категорий, господствующих в культуре. А. Синявский, проанализировав композиционно-стилистические особенности романа М. Горького «Мать», обнаружил, что «риторика в итоге прорывает реалистическую ткань романа и из нее торчит». Это утверждение справедливо по отношению ко всем классическим образцам произведений соцреализма. Риторичность этих произведений проявляется прежде всего в топике – совокупности смысловых моделей (топосов), использование которых в качестве смысловой основы было обязательным условием стиля соцреализма. Под топосами понимаются «культурные нормы, прежде всего морали, осознаваемые как аксиомы. Они не требуют доказательств, обоснований, они являются результатом культурного опыта общества, они верифицированы…» (А.П. Романенко).

Из всего многообразия используемых в литературе соцреализма топосов мы выделили несколько основных, являющихся приметой данного метода: общественный долг превыше личных интересов; счастье советского человека – в труде; новое (молодость) ценнее старого (старость); человек есть винтик государственной машины; все граждане советской страны – одна большая семья.

Реализация некоторых топосов обусловливается прежде всего идейно-тематическим содержанием произведения, например, топос «счастье советского человека – в труде» характерен для производственных и колхозных романов; топос «патриотизм и единение советского народа» – для романов о войне. Однако в большинстве случаев в произведениях присутствует весь стандартный набор топосов.

Единообразие проявляется и в  композиционном построе­нии произведений: во всех романах архитектоника соответствует сюжету, т.к. последовательность частей произведения отражает по­следовательность излагаемых событий. Подобная согласованность вполне вписывается в требование четкости, ясности изложения и прозрачности идеи, отражающих однозначность толкования. Композиция характеризуется также отсутствием конфликта как сюжетообразующего начала, в качестве которого выступает некая цель; совпадением кульминации действия с развязкой (достижение цели); отсутствием открытых финалов; однотипностью сюжетных ходов; совпадением точек видения автора и персонажей. Например, так строится композиция романа «Плавучая станица» В. Закруткина: постройка рыбоводного завода, реорганизация рыбного хозяйства колхоза. Сюжет романа движется от замысла главного героя – Зубова – к осуществлению его цели. Подобным образом разворачиваются сюжетные линии в романах «Жатва», «Кавалер Золотой Звезды», «Водители», «Далеко от Москвы», все события которых связаны с главной целью – строительством.

Композиционной однотипностью романов обусловлено однообразие жанровых признаков – различных подтем, развива­ющих главную тему.

Анализ соцреалистических романов позволил выделить следующие сквозные темы: тему борьбы и тему труда. Они развиваются в более частных темах и мотивах: путь, внедрение новых форм социалистического хозяйствования, патриотизм, перерождение человека, любовь, собрание, мечты о светлом будущем.

Соцреалистический роман начинается, как правило, с темы пути. Образ пути присутствует во многих мифопоэтических и религиозных моделях мира и используется для обозначения нормы нравственного поведения. В соцреалистической литературе тема пути характеризуется функциональной спецификой: трудность, специализация времени и пространства: даль, простор, Родина. Тема пути в соцреалистической литературе – это непременное условие начала действия героя соцреалистического романа. Персонаж либо отправляется в далекий край, либо возвращается на родину: Василий Зубов, которого вез со станицы угрюмый старик, был назначен участковым инспектором рыболовного надзора и ехал в станицу Голубовскую принимать участок (В. Закруткин).

В производственных и колхозных романах одной из ведущих является тема внедрения новых форм социалистического хозяйствования: вернувшиеся на родину или приехавшие на место службы персонажи обязательно начинают менять существующий порядок, ломать старые устои, вести хозяйство по-новому. Например, Василий Бортников («Жатва»), став председателем колхоза, за короткий срок вывел его из отстающих.

Тема любви  присутствует во всех романах соцреализма, но в отличие от произведений литературы XIX в. данная тема не является сюжетообразующей (это всего лишь одна из параллельных, побочных тем) и вследствие этого имеет совсем иное качественное воплощение, реализуясь исключительно в романтически-приподнятом ключе.

Важнейшей темой военной и послевоенной литературы была тема патриотизма. Эта сквозная тема для многих романов (в особенности на военную тематику) реализовывалась в главном идеологическом постулате: патриотизм свойствен всем советским людям (те, кто не испытывает патриотизма, принадлежат к стану врагов), он служит единению советских людей: Мария слушала их спор и думала о том, что вот эти люди, собравшиеся здесь, хотят воевать во всю силу, и все они пока не воюют по-настоящему, и что таких людей еще много… Какова же будет сила народа, когда каждый займет свое место! (В. Кетлинская).

Третья глава «Лингвостилистические свойства текстов литературы социалистического реализма» содержит стилистический анализ литературных произведений (ключевые слова, оценочные наименования, образные средства).

Тематическое однообразие романов, их изначальная идеологиче­ская заданность обусловили однообразие стилистическое: одинаковый набор ключевых слов, однозначность оценок, штампы.

Идеологический, пропагандистский характер литературы проявляется прежде всего в языке – системе ключевых слов и лексике, формирующей оценочное пространство текстов.

Система ключевых слов выделялась с учетом следующих экстралингвистических факторов (этос):

1) возвеличивание и прославление партии и ее вождей;

2) идеологическая пропаганда, дидактическая направленность;

3) ориентация на вкусы малообразованных масс;

и лингвистических (логос) факторов (по А.Д. Шмелеву):

1) частотность;

2) разработанность семантического поля;

3) богатая сочетаемость;

4) «культурная разработанность» соответствующего концепта.

Ключевые слова советской культуры представляют собой семантические гнезда, структурирующими элементами которых являются идеологический заряд лексем и обязательная оценочность.

Гнездо, в свою очередь, состоит из семантических групп, в которые объединяются слова с общим значением. Например, гнездо ключевых слов, выражающих оценку человека и общества, имеет следующую структуру:

гневный – резкий, грубый, острый;

новый – молодой, будущий;

горячий – решительный, напористый, страстный, пылкий;

чистый – честный, прямой, откровенный, открытый, искренний, простой;

твердый – строгий, железный, стальной;

зоркий – проницательный, умный, пытливый, настороженный;

суровый – злой, беспощадный, холодный;

единый – партийный, общественный;

величественный – торжественный, славный, воодушевленный, восторженный.

Ключевые слова имели определенное символическое значение, выполняли идеологическую функцию: стоящие за этими словами представления были призваны воспитывать советского человека.

Система оценок в соцреалистических романах была жестко регламентирована оппозицией «свой (хороший) – чужой (плохой)». Промежуточные элементы отсутствовали, полутона не допускались. Положительные и отрицательные герои оценивались по основным признакам: внешность (красивый – некрасивый); физическое здоровье (сильный – слабый; здоровый – больной); внутренние качества (добрый – злой; умный – глупый; простой – изворотливый и др.); соответствие / несоответствие коммунистической идеологии (свой, наш, коммунист, партийный, герой – враг, кулак, предатель и др.). Положительная оценка часто выражается метафорически (могучий, горячий, чистый, твердый, железный, холодный, простой, пылкий), отрицательная – менее метафорична.

В материале выявлено 66 лексем с положительной оценкой и 58 – с отрицательной. Преобладание слов с положительной оценкой, по-видимому, связано с главной задачей литературы соцреализма – прославлять действия коммунистической партии, внушать веру в светлое будущее.

Словами с положительной оценкой описывались положительные герои. Они должны были обладать следующими качествами: физической мощью, здоровьем, красотой, обаянием, умом, искренностью, смелостью, честностью, трудолюбием, а также политической грамотностью: Коренастый, очень смуглый человек, с крупной головой и красивыми чертами лица… (А. Коптяева); …высокий рост, складная, подобранная фигура, голова с пепельными прямыми волосами, большой лоб, четкого рисунка губы (В. Ажаев); …высокий, крепкий молодчага, с гордой посадкой головы, с чубом волнистых русых волос (Г. Марков); Листрат – парень загляденье: невысокий, глаза голубые, зубы как кость, отмытая дождем, усы шелковые, светлые, сам ладный, крепкий и улыбка широкая, приветливая (Н. Вирта); …Загорелое лицо Таврова, освещенное улыбчивым блеском голубых глаз, было так ясно (А. Коптяева); …Вадим вдруг заметил, как стройно, упруго обтянуто ее тело свитером (Ю. Трифонов); Доверчивая, мягкая, настойчивая и добросовестная, она обладала даром располагать к себе людей (Г. Николаева); Его уважали в колхозе за прямой ум, добрый нрав и трудолюбие. Он всегда с большим усердием выполнял любое дело (М. Бубеннов).

Отрицательной оценкой отличались враги и «невыясненные», чья классовая принадлежность была нечеткой. Отрицательные персонажи также характеризовались по внешности (чаще всего неприглядной), внутренним качествам и несоответствию коммунистической идеологии: Она была худа, и ее хрящеватая длинная шея от самой груди по-гусиному выгибалась вперед. На этой странной шее надменно покачивалась маленькая голова (Г. Николаева); …Широкий и низкий, он показался ей безобразным (Г. Марков); Толстые обрюзглые щеки коменданта затряслись (Н. Никитин); Афанасию Шошишу – не больше тридцати, но лицо у него землистого цвета, в мелких морщинах (М. Бубеннов); Надо устроить всенародный разбор хитрой и лживой жизни Алитета (Т. Семушкин); Даже лицо Ксенофонтовны утратило свое обычное, мелочное и хитрое выражение (Г. Николаева); Беда его в том, что он самодоволен, консервативен, в нем не развито чувство самокритики (В. Ажаев); – Какой он бригадир? Это шкурник и рвач. Его надо гнать из бригады (В. Закруткин).

Анализ стилистических особенностей соцреалистической литературы позволил обнаружить, что доминантой стиля является использование штампов и речевых клише. Штампы обнаруживаются прежде всего в однотипности описания внешности человека, его внутренних качеств. Например, любимый прием авторов – изображение настроения человека через описание глаз. При этом используется традиционный набор адъективных (живой, веселый, с искоркой и под.) и глагольных (гореть, блестеть, сиять, искриться и т.п.) компонентов: Глаза ее искрились радостью (С. Бабаевский); Лицо его оживлялось молодым блеском светлых, с умной хитринкой глаз (В. Закруткин); На его медных скулах проступили кроваво-красные пятна, глаза горели свирепым огнем (Н. Вирта); Таня встретила его за околицей, глаза ее сверкали в темноте (В. Кетлинская); У всех солдат ярко загорелись глаза (М. Бубеннов).

Речь персонажей отличается повышенной эмоциональностью: они часто либо кричат, восклицают (Ирина Викторовна умиленно восклицает: – Господи, да ты совсем мужчина! (Ю. Трифонов); Соня кричала: – Будьте покойны! За нас краснеть никому не придется! (В. Кетлинская)), либо говорят гневно, пылко, горячо, с жаром, воодушевленно, взволнованно («Была в нашем доме эта гречка», – гневно повторила она слова старика (Г. Николаева); Вадим почувствовал не­ожиданное облегчение и прилив энергии, он заговорил горячо (Ю. Трифонов); Ефим привстал на колени, выпрямился, взмахнул сильными руками и начал рассказывать и о себе и о Селезневе с таким жаром, с каким только поэты читают стихи (С. Бабаевский); Он заговорил с необычной для него горячностью (А. Рыбаков); Митя с жаром сказал: – Вы не думайте, что мы необстрелянные (В. Кетлинская)).

Газетная основа языка соцреалистических романов обусловила определенный пафос как в авторской речи, так и в речи героев. Он характеризовался эмоциями торжественности, страстности, умилительности и вместе с тем агрессивности (когда речь заходила о врагах).

Пафос достигался прежде всего использованием штампов – плакатных призывов, лозунгов, директив, которыми совершенно свободно пользовались и партийные руководители, и простые, неграмотные люди: Андрей остановился против Василия: – Убедить людей, зажечь их, добиться того, чтобы они сами повернулись к тебе лицом и пошли за тобой! Идти впереди народа, но обязательно вместе с народом (Г. Николаева); Пастухи смотрели на все это, покачивали головами и бормотали задумчиво: – Как цветок, ее доглядают, землю нашу, чтоб красившее была и пользу людям приносила (В. Закруткин).

Выразительные средства, проанализированные отдельно, также относятся к сфере клише, поскольку в качестве тропов и риториче­ских фигур употребляются уже готовые выражения и сочетания либо создаваемые по общераспространенным моделям. Например, при описании природы использовались общеупотребительные метафоры: Временами метель стихала, притаившись, через минуту набрасывалась с новой силой, кружила, хлестала то одну, то другую щеку (Г. Николаева); Когда налетал ветер, тучи мертвой листвы поднимало от лесов (М. Бубеннов); Играя, ветер весело пересчитывал на ней звонкое червонное золото листвы (М. Бубеннов); По сторонам виднелись воронки – свежие рваные язвы (М. Бубеннов); Снег хохлатыми шапками накрыл избы (Н. Вирта); Земля сбросила зимнюю шубу (Н. Вирта); Здорового человека неизменно радует пробуждение природы на заре дня (В. Ажаев).

В заключении диссертации делаются выводы и подводятся итоги исследования.

Литература социалистического реализма ввиду требований идейной правильности, простоты и однозначности толкования строилась по определенным схемам, готовым образцам и топосам – совокупности смысловых моделей (топов), использование которых было обязательным условием метода соцреализма.

Заданная схематичность романов реализовывалась в однообразии повествовательной манеры, композиционного построения, отсутствии конфликта как сюжетообразующего начала, в однотипности сюжетных ходов, совпадении точек видения автора и персонажей.

Идеологический характер литературы формировался оценочным пространством текстов, системой ключевых слов. Основной доминантой стиля соцреалистических романов является использование штампов и речевых клише.

Выявленные лингвостилистические (особенно лексико-семантиче­ские) и риторические черты материала дают представление о совет­ском фрагменте русской языковой картины мира, которая содержала как традиционные национальные черты, так и вновь приобретенные, детерминированные новой идеологией.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

Статьи в рецензируемых журналах, рекомендованных
ВАК Минобрнауки России

1. Дубровина, Н.В. Проблема сохранения стилистических особенностей немецких соцреалистических романов при переводе на русский язык (на материале романа Вилли Бределя «Решение») / Н.В. Дубровина // Вестн. Нижегор. ун-та им. Н.И. Лобачевского. – 2007. – № 6. – C. 245–250 (0,5 п.л.).

2. Дубровина, Н.В. Роль топики в соцреалистической литературе / Н.В. Дубровина // Вестн. Нижегор. ун-та им. Н.И. Лобачевского. – 2009. – № 6 (2). – C. 217–223 (0,6 п.л.).

3. Дубровина, Н.В. Роман социалистического реализма: идеологическая и эстетическая доминанты / Н.В. Дубровина // Вестн. Моск. гос. обл. ун-та. – 2011. – № 3. – С. 148–157 (0,7 п.л.).

4. Дубровина, Н.В. Социалистический реализм: метод или стиль / Н.В. Дубровина // Вестн. Тамб. ун-та. – 2011. – № 7. – С. 181–185 (0,4 п.л.).

5. Дубровина, Н.В. Отражение советской и немецкой ментально­сти в системе топосов социалистического реализма / Н.В. Дубровина // Вестн. Сарат. гос. техн. ун-та. – 2011. – № 3. – С. 277–287 (0,8 п.л.).

Статьи в сборниках научных трудов и материалов
научных конференций

6. Дубровина, Н.В. Задачи изучения языка и стиля литературы соцреализма / Н.В. Дубровина // Филологические этюды : сб. науч. ст. молодых ученых / отв. ред. Е.Е. Захаров. – Саратов, 2004. – Вып. 7. Ч. III. – С. 102–106 (0,3 п.л.).

7. Дубровина, Н.В. Особенности соцреалистического перевода / Н.В. Дубровина // Вопросы теории и практики перевода : материалы Всерос. науч.-практ. конф. / под ред. А.П. Тимониной. – Пенза, 2004. – C. 58–60 (0,1 п.л.).

8. Дубровина, Н.В. Основные филологические признаки соцреалистического романа / Н.В. Дубровина // Культура. Язык. Словесность : сб. науч. тр. молодых ученых / отв. ред. А.П. Романенко. – Саратов, 2004. – С. 39–43 (0,4 п.л.).

9. Дубровина, Н.В. Соцреалистический перевод в межкультурной коммуникации / Н.В. Дубровина // Лингвистические парадигмы и лингводидактика : материалы IХ Междунар. науч.-практ. конф. – Иркутск, 2004.– C. 124–130 (0,3 п.л.).

10. Дубровина, Н.В. Проблемы филологического изучения литературы социалистического реализма как культурного феномена / Н.В. Ду­бровина // Мова i культура / гол. ред. Д.С. Бураго. – Київ, 2004 .– Вип. 7. – Т. VII. Ч. 1. – С. 61–68 (0,5 п.л.).

11. Dubrovina, N.V. The Problem of Understanding the Socialist Realism in the Cultural-historic Context / N.V. Dubrovina // Studia Rossica Posnaniensia. – Poznaс, 2005. – Z. XXXII. – P. 21–26 (0,3 п.л.).

12. Дубровина, Н.В. Средства художественной выразительности в литературе социалистического реализма / Н.В. Дубровина // Язык. Культура. Коммуникация : материалы III Междунар. заоч. науч.-практ. конф. / отв. ред. С.А. Борисова. – Ульяновск, 2009. – C. 296–301 (0,3 п.л.).

13. Дубровина, Н.В. Штамп в литературе социалистического реализма / Н.В. Дубровина // Языкознание – 2010 : Язык. Культура. Со­временность : сб. науч. ст. : материалы междунар. заоч. лингв. конф. / под ред. проф. Л.П. Гашевой. – Вып. 2 . – Челябинск, 2010. – С. 45–49 (0,3 п.л.).

14. Дубровина, Н.В. Ключевые слова в системе лингвостилистических свойств литературы социалистического реализма / Н.В. Дубровина // Инновационная лингводидактика в контексте межкультурной и профессиональной коммуникации : межвуз. сб. науч. тр. / отв. ред. С.М. Федюнина. – Саратов, 2010. – С. 77–80 (0,3 п.л.).

15. Дубровина, Н.В. Советский фрагмент русской языковой картины мира (на материале романов, награжденных Сталинской премией) // Межкультурная коммуникация в контексте глобализации и мультикультурализма : межвуз. сб. науч. тр. / отв. ред. С.М. Федюнина. – Саратов, 2011. – С. 55–59 (0,3 п.л.).

ДУБРОВИНА Надежда Викторовна

ЛИНГВОСТИЛИСТИЧЕСКИЕ И РИТОРИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ
ЛИТЕРАТУРЫ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО РЕАЛИЗМА

(на материале советских романов)


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук

Подписано к печати 07.11.12. Формат 60×84/16. Печать офс. Бум. офс.
Гарнитура Times. Усл. печ. л. 1,4. Уч.-изд. л. 1,5. Тираж 110 экз. Заказ  .

Издательство ВГСПУ «Перемена»

Типография Издательства ВГСПУ «Перемена»

400131, Волгоград, пр. им. В.И.Ленина, 27







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.