WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

Кожетева Анна Сергеевна

ЛИНГВОПРАГМАТИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ДИПЛОМАТИЧЕСКОГО ДИСКУРСА (на материале вербальных нот)

Специальность 10.02.19. – теория языка

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Москва – 2012

Работа выполнена на кафедре романской филологии Института иностранных языков Государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования города Москвы «Московский городской педагогический университет»

Научный консультант: доктор филологических наук, профессор Викулова Лариса Георгиевна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор кафедры романской филологии ГОУ ВПО МГОУ Пицкова Людмила Петровна кандидат филологических наук, доцент кафедры западноевропейских языков и переводоведения ГБОУ ВПО МГПУ Карданова-Бирюкова Ксения Суфьяновна

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Иркутский государственный лингвистический университет»

Защита состоится 19 декабря 2012 года в 11:00 часов на заседании диссертационного совета Д 850.007.08 по защите докторских и кандидатских диссертаций на базе ГБОУ ВПО МГПУ по адресу: 105064, г.

Москва, Малый Казенный пер., д. 5Б, ауд. 331.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГБОУ ВПО города Москвы «Московский городской педагогический университет».

Автореферат разослан ___________________ 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Н. В. Лягушкина Реферируемое диссертационное исследование представляет собой опыт изучения лингвопрагматических характеристик дипломатического дискурса на материале дипломатических нот.



Актуальность исследования обусловлена возросшим интересом современной лингвистики к проблемам коммуникативного взаимодействия, изучению языка в тесной связи с практической деятельностью человека.

В настоящее время анализ дискурса в различных его аспектах все больше приобретает междисциплинарный характер. Так, институциональные формы дискурса, интерактивное взаимодействие дискурсивного и социального привлекают исследователей широкими возможностями лингвистического и экстралингвистического анализа. В изучении дискурса, понимаемого в работе как интерактивная деятельность участников общения, направленная на установление и поддержание контакта и информационный обмен, выделяется ряд самостоятельных направлений научного поиска: проблемы теории дискурса и его типология, определение признаков дискурса как культурно-ситуативной сущности, моделирование структуры дискурса и др.

В последние годы ученые активно исследуют и описывают дискурс, используя разные подходы. Обращение к дипломатическому дискурсу и его лингвопрагматическим категориям в диссертационном исследовании осуществляется с позиции:

– прагмалингвистики (Н.Д. Арутюнова, Р. Водак, В.И. Карасик, Л.А. Киселева, Л.П. Рыжова, О. Ducrot, J. Peytard, S. Moirand и др.);

– лингвистики дискурса (В.Б. Кашкин, М.Л. Макаров, П.Серио, Ю.С. Степанов, В.Е. Чернявская, Т.А. Ширяева, P. Charaudeau, D. Maingueneau и др.);

– теории коммуникации (Л.Р. Дускаева, О.Л. Каменская, М.Ю. Олешков, Г.Г. Почепцов, Е.В. Белоглазова и др.).

Исследования, посвященные дипломатическим отношениям, проводились ранее дипломатами, юристами, экономистами и политологами по следующим направлениям:

– теория международных отношений (А.П. Цыганков, В. Lang);

– международное право (В.В. Пустогаров, D. Carreau);

– социология международных отношений (Ф.П. Бурлацкий, А.А. Галкин);

– международные экономические отношения (Е.Ф. Авдокушин, А.И. Михайлушкин, G. Carron de La Carrire).

Исследование проблем профессиональной коммуникации в предметной области дипломатия с позиций лингвистического понимания дипломатического документа позволяет рассмотреть дополнительные аспекты процесса функционирования международного взаимодействия.

Дипломатическому дискурсу, как одному из видов институционального дискурса, посвящены работы ряда лингвистов (В.И. Карасик, Л.М. Терентий, С.Г. Гась). В рамках диссертационных исследований рассматривались такие параметры дипломатического дискурса, как стратегичность и ритуальность (Т.А. Волкова, Е.В. Метелица), проводился анализ стратегий дипломатического дискурса, направленных на снижение когнитивного диссонанса в переводческой сфере (Е.А. Вебер). При семиотическом анализе дипломатического дискурса, подчеркивается смежность с конкурирующими дискурсами, в частности, политическим (С. Villar). Исследовалась субъективность дипломатической переписки (S. Cohen-Wiesenfeld). Вместе с тем, в стороне осталось рассмотрение отдельных жанров дипломатического дискурса, в силу других задач стоявших перед учеными.

В качестве рабочего определения институционального дискурса в сфере дипломатии в данном исследовании принимается термин дипломатический дискурс, под которым понимается речь, реализуемая в институциональных ситуациях общения в предметной области дипломатия и международные отношения, направленная на обеспечение безопасности государства, сотрудничество, поиск согласия с зарубежными странами, защиту прав и интересов соотечественников за рубежом, создание позитивного восприятия государства в мире.

Жанр переговоров является одним из ключевых в достижении специфических целей, стоящих перед дипломатическим дискурсом, при этом дипломатическая переписка представляет собой одну из наиболее распространенных форм переговоров. Таким образом, в дипломатическом дискурсе сложилась развитая система письменных жанров (декларация, заявление, нота, меморандум, памятная записка, коммюнике и др.), направленная на осуществление целей и задач внешней политики соответствующего государства.

Объектом исследования являются тексты вербальных нот – самого распространенного жанра дипломатической переписки. Вербальная нота рассматривается в диссертационном исследовании как письменный документ, представляющий собой, как правило, фиксированный результат устных переговоров, целью которого является изложение вопросов, касающихся предметной сферы международных отношений. Исследуемые тексты представлены преимущественно на современном французском языке, как одном из основных языков дипломатического общения, а также выборочно на английском и русском языках.

Предметом исследования являются такие лингвопрагматические характеристики дипломатического дискурса, как информативность, конвенциональность и персуазивность.

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые предпринимается анализ дипломатического дискурса как социолингвистического феномена, выявляются его лингвопрагматические характеристики, впервые анализируются коммуникативно-прагматические категории дипломатической переписки, исследуется их вербальная репрезентация в текстах вербальных нот. Элементом новизны данной работы является изучение не исследовавшегося ранее материала, разработка элементов лингвистического анализа и контент-анализа текстов вербальных нот как жанра дипломатической переписки.

Цель работы, в соответствии с избранным направлением исследования, заключается в выявлении специфических особенностей и конститутивных признаков дипломатического дискурса, типовых свойств и стратегий дипломатической коммуникации, лингвистических особенностей документов дипломатической переписки, а также установлении функциональных параметров вербальной ноты в рамках дипломатического дискурса.

В соответствии с поставленной целью в работе осуществляется решение следующих исследовательских задач:

– определить параметры дипломатического дискурса как институционального и выявить его базовые системообразующие характеристики;

– выделить дискурсивные жанры дипломатической переписки, определить основные особенности жанра вербальная нота, ключевого в дипломатическом дискурсе;

– проанализировать специфику построения текста вербальной ноты в связи с экстралингвистическими факторами, задающими особый характер коммуникации;

– рассмотреть на языковом материале характеристики участников дипломатического дискурса и выявить зависимость степени персонализированности и адресованности документа от задач дипломатической переписки;

– определить основные коммуникативно-прагматические категории, используемые в вербальной ноте как письменном жанре дипломатического дискурса;

– показать прагматику хронотопа и исследовать особенности интертекстуальности в рамках коммуникативно-прагматической категории информативности вербальной ноты;

– выявить наиболее активные тактики в стратегии вежливости и проанализировать их вербальную репрезентацию в текстах вербальных нот;

– исследовать языковые средства, используемые в стратегии персуазивности для убеждения адресата вербальной ноты.

Источниками материала исследования послужили единичные вербальные ноты и нотная переписка, составленные в период 1831– 2012 гг. в странах, где французский язык принят или был принят в качестве языка международного общения, таких как Армения, Бельгия, Бразилия, Бурунди, Великобритания, ГДР, Испания, Италия, Канада, Мадагаскар, Россия, Марокко, СССР, США, Франция, ФРГ, Чили, Швейцария, Швеция. В качестве эмпирического материала используются документы мирного времени – дипломатические ноты, составленные после Второй мировой войны (с 19года по наши дни). Мы не затрагиваем переписку и документы стран, находящихся в состоянии открытых военных конфликтов.

Корпус исследуемого материала содержит 100 документов общим объемом порядка 150 000 слов, из которых было отобрано 30 вербальных нот для демонстрации практического применения предложенного в работе дискурсивного анализа и контент-анализа. В качестве примеров использованы также выдержки из таких жанров дипломатической переписки, как меморандум, памятная записка, личная нота и пр. Приводятся цитаты из франко-, англо- и русскоязычных масс-медиа. В проведении исследования был задействован корпус текстов Frantext1.

Методологическим принципом исследования является антропоцентризм. Именно антропоцентрический подход, при котором дискурс изучается в аспектах его порождения (позиция адресанта), понимания (позиция адресата) и воздействия на адресата, позволяет более полно раскрыть специфику дипломатического дискурса. Методологическую основу диссертационного исследования определил принцип интеграции научных знаний как важнейший принцип анализа дискурса.

Задачи работы и специфика исследуемого материала обусловили выбор основных методов исследования: метод непосредственного наблюдения материала с последующим анализом и обобщением результатов, гипотетикодедуктивный метод, контекстуально-интерпретационный метод, типологический метод (при классификации дискурсивных жанров, используемых в дипломатии), функционально-семантический и сопоставительный (для описания способов и приемов реализации дискурсивных стратегий). В качестве базисных были выбраны семиометрия как способ семантического анализа, позволяющий провести оценочное измерение ключевых лексем в исследовании дипломатического дискурса;

элементы интент-анализа (при выявлении коммуникативных интенций адресанта), а также метод контент-анализа (для выявления частоты появления в тексте определенных, интересующих исследователя характеристик как индикаторов происходящего во внеязыковой реальности). При обработке материала использовалась компьютерная программа Tropes для семантического контент-анализа текста или корпуса текстов.2 Для Корпус текстов Frantext (Франтекст), обработанный в лаборатории ATILF (г.

Нанси, Франция), включает тексты из художественной литературы XVIII-XIX в.в., свободные от авторских прав, и позволяет выявить сочетаемость слов [Frantext http://www.cnrtl.fr/corpus/frantext/].

Tropes (Троп) – компьютерная программа для семантического контент-анализа текста или корпуса текстов, функционирующая на основе операционной системы Microsoft Windows. Данная программа разработана Пьером Молеттом (Pierre Molette) и Аньес Ландре (Agns Landr) на основе работ Родольфа Гиглионе (Rodolphe Ghiglione). На сегодняшний день программа находится в свободном доступе в сети Интернет по адресу:

http://www.tropes.fr.

Программа использует технику семантической классификации, близкую к работам Джона Лайонза. Особенностью программы является активное использование приемов когнитивно-дискурсивного анализа Родольфа Гиглионе (Rodolphe Ghiglione). При разработке принципов работы программы использовалась Грамматика Патрика Шародо исследования семантических структур в работе использовалась программа Prox3.

Теоретическая значимость работы состоит в том, что ее результаты вносят определенный вклад в развитие лингвистики дискурса и дальнейшую разработку понятия институциональный дискурс. Производится анализ лингвопрагматических характеристик дипломатического дискурса, ведется дальнейшая разработка теории речевого воздействия и взаимодействия коммуникантов в конкретной профессиональной сфере. Конкретизируется постулат о персуазивной природе любого дискурса и дипломатического дискурса в частности.





Практическая ценность работы состоит в том, что основные теоретические положения и выводы, полученные в результате исследования, могут быть использованы в таких вузовских курсах для бакалавров и магистров, как «Введение в межкультурную коммуникацию», «Основы теории коммуникации», «Речевая коммуникация», «Иностранный язык в профессиональной сфере», в практике преподавания французского языка, в спецкурсах «Французский язык в сфере делового и дипломатического общения», «Протокол и дипломатическая переписка на французском языке», в курсовых и выпускных квалификационных работах. Данное исследование также имеет потенциально прикладное значение: его результаты могут быть непосредственно использованы в профессиональной коммуникации, при составлении документов работниками дипломатических миссий и протокольных служб.

Основные теоретические положения, защищаемые в работе.

Обращение к анализу лингвопрагматических характеристик дипломатического дискурса должно учитывать следующие моменты.

1. Дипломатический дискурс представляет собой особый статусноориентированный институциональный дискурс, специфика которого состоит в области его использования – сфера дипломатического общения и международных отношений. Адресант и адресат дипломатического дискурса как субъекты коммуникации обладают институционально-дискурсивными характеристиками, влияющими на продуцирование дискурса. Адресант и адресат вербальных нот являются, как правило, единично-коллективными, т.е.

между собой общаются представители дискурсивного сообщества от имени дипломатического ведомства или представительства. Прагматическая установка дипломата-автора вербальной ноты учитывает цели (Grammaire du sens et de l'expression de Patrick Charaudeau) для определения стиля текста, а также работы Матьё Брюжиду (Mathieu Brugidou), касающиеся хронологического анализа.

Программа учитывает результаты морфосинтаксического анализа, лексику и семантические связи для категоризации текста.

Prox (Прокс) – лингвистический ресурс, разработанный лабораторией CLLE-ERSS (г. Тулуза, Франция), позволяющет визуализировать семантическую структуру слова.

Работа ресурса основана на корпусах текстов и словарях [Prox 2011, http://redac.univtlse2.fr/applications/prox.html].

дипломатического дискурса (обеспечение безопасности государства, сотрудничество, поиск согласия и совпадающих интересов с зарубежными странами, содействие позитивному восприятию государства в мире).

2. Дипломатический дискурс является полидискурсивным образованием, в рамках которого могут взаимодействовать различные институциональные дискурсы (политический, медийный, экономический, юридический, военный ), в зависимости от ситуации и контекста. Обозначенные дискурсы относятся к разным предметным областям, но их объединяет общая целевая установка – регулирование международных взаимоотношений. Имея в определенных ситуациях множественные точки соприкосновения со смежными и равными дискурсами, дипломатический дискурс обладает собственными, ярко выраженными конститутивными признаками (по Т.А.

Ширяевой): специфические участники, специфический (социальный) хронотоп, специфическая цель общения, специфические ценности, специфические тактики и стратегии, специфические характеристики текстов.

3. Фиксированный результат дипломатического дискурса представлен в виде письменных текстов, наиболее распространенные из которых оформлены в рамках дискурсивного жанра вербальной ноты. Данному жанру свойственна ригидность формы и клишированность. Ключевыми коммуникативнопрагматическими категориями жанра вербальной ноты являются информативность, конвенциональность и персуазивность, значимость которых определяется коммуникативной ситуацией в рамках института дипломатии, предполагающей потенциальное взаимодействие дипломатов как представителей своего государства, осуществляющих общение на международном уровне посредством вербальных нот.

4. Коммуникация в рамках институционального дипломатического дискурса требует крайне точного и однозначного изложения информации. С учетом особенностей организации письменной коммуникации, таких как опосредованность взаимодействия и удаленность получателя сообщения, прагматика информирования в жанре вербальной ноты находит свое выражение в определении пространственно-временных взаимоотношений (хронотопа) участников дипломатического дискурса.

5. Интертекстуальность жанра вербальной ноты позволяет актуализировать информацию, полученную ранее в процессе устных переговоров. Референции к предшествующим нотам и прочим документам дипломатической переписки отражают диалогичность профессиональной коммуникации. Интертекстуальность в дипломатическом дискурсе является намеренно маркированной – адресант осознанно включает в свой текст фрагменты иных предтекстов, рассчитывая на способность адресата адекватно воспринимать текст в его диалогической соотнесенности.

6. В коммуникативно-прагматической категории конвенциональности вербальной ноты важными составляющими представляются речевой этикет и тактики вежливости. Контакто-устанавливающая и контакто-размыкающая функции речевого этикета вербально репрезентируются в ритуализированных клише. Вежливость рассматривается как стратегия речевого общения, направленная на избежание конфликтов и достижение максимально успешного общения. Основными функциями вежливости в дипломатической переписке являются регулятивная и защитная функции, а также функция контроля потенциальной агрессии.

Апробация работы. Основные положения работы были представлены в виде научных докладов на научно-практических конференциях (2009, 2010, 2011, 2012 гг., Москва, МГПУ), VII Международной научно-практической конференции «Человек в информационном пространстве» (2010 г., Ярославль, ЯГПУ), XV Международной научно-практической конференции «Французский язык и культура Франции в России XXI века» (2011 г., Нижний Новгород, НГЛУ им. Н.А. Добролюбова), III международной научнопрактической конференции «Коммуникация в социально-гуманитарном знании, экономике, образовании» (2012 г., Минск, БГУ). Результаты исследования обсуждены на кафедре романской филологии МГПУ (27 сентября 2012 г.). Основные положения проведенного диссертационного исследования отражены в 6 публикациях, общим объемом п. л. (из них 1,5 п. л. – в изданиях, рекомендованных ВАК).

Объем и содержание работы. Диссертация общим объемом 1страницы (из них – 152 страницы основного текста), состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы, включающего 1наименований, в том числе 39 на иностранных языках, списка использованных словарей и энциклопедий (12 наименований), списка источников примеров (наименования), приложения.

Во Введении обосновывается выбор объекта, предмета изучения, актуальность и новизна исследования, определяются его цель, задачи, используемые в ходе анализа подходы и методы, указывается теоретическая значимость и практическая ценность работы, излагаются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Дипломатический дискурс как лингвистический феномен» содержится анализ теоретических предпосылок исследования, раскрывается понятие «дипломатический дискурс», рассматриваются его конститутивные признаки. Анализируется специфика понятий «дискурс», «текст», «документ». Дается описание типологии дипломатических документов, производится разработка системы жанров дипломатической переписки.

Во второй главе «Коммуникативно-прагматические категории дипломатического дискурса» рассматриваются такие категории дипломатического дискурса, как информативность, конвенциональность и персуазивность. Рассматриваются лингвопрагматические характеристики хронотопа и особенности интертекстуальности в рамках категории информативности. Выделяются тактики, представляющие стратегию вежливости, также анализируются особенности их вербальной репрезентации в текстах вербальных нот. Исследуется дискурсивная стратегия аргументации, способствующая убеждению адресата, проводится анализ способов ее языковой реализации в рамках дипломатического дискурса.

В Заключении обобщаются результаты проведенного исследования, формулируются основные выводы, намечаются перспективы дальнейшей работы.

Приложение содержит материал, иллюстрирующий ряд теоретических положений и выводов исследования.

Основное содержание работы

В главе I Дипломатический дискурс как лингвистический феномен рассматривается пространство предметной сферы дипломатия, представленное дипломатическим дискурсом, который предполагает целенаправленное взаимодействие в конкретной сфере деятельности – в сфере дипломатического общения и международных отношений посредством текстов регулятивного характера. Такой дискурс осуществляется в ситуации передачи информации и носит инструментальный характер, когда выражение позиции в сфере дипломатии и международных отношений сопряжено с соблюдением регулятивных норм речевой практики. Дипломатический дискурс (как устный, так и письменный) отличается интерактивной сущностью и имеет свои принципы жесткой иерархической организации, вписывающейся в рамки коммуникативного контракта (contrat de communication, в терминологии французской школы дискурс-анализа).

Дипломатический дискурс определяется как социальный конструкт, представляющий собой особый статусно-ориентированный дискурс институционального типа.

В рамках дипломатического дискурса ключевой является внешнеполитическая деятельность государства. Исходя из этого, можно предположить, что концепт политика служит некоей базой дипломатических отношений, заключающихся в ведении переговоров по достижению согласия.

Таким образом, концепт дипломатия можно представить в виде весов (Рис. 1), в основании которых размещается политика государства, «подвесной» механизм представляют переговоры, а на чаше весов располагаются согласие и несогласие.

Рис. Концепт дипломатия Успешность коммуникации в дипломатической сфере вписывается в так называемую дискурсивную рамку [Kerbrat-Orecchioni 2001: 12], которая содержит следующие элементы: социальный институт, социальные субъекты данного института, цели и правила социального взаимодействия в рамках определенного института. В работе мы придерживаемся параметров, предложенных Т.А. Ширяевой [2006: 57–59], для характеристики дипломатического дискурса как институционального: специфические цели общения, специфические участники, специфический (социальный) хронотоп, специфические ценности, специфические характеристики текстов.

Анализ международных документов, раскрывающих цели деятельности международных организаций, в частности, Декларации тысячелетия ООН [2000: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/ summitdecl.shtml], а также общие тенденции в современной дипломатии позволяют свести цели дипломатического дискурса к следующему:

– надежное обеспечение безопасности государства, сохранение и укрепление его суверенитета и территориальной целостности;

– воздействие на общемировые процессы в целях формирования стабильного, справедливого и демократического миропорядка;

– сотрудничество, поиск согласия и совпадающих интересов с зарубежными странами и межгосударственными объединениями, исходя из национальных приоритетов государства;

– всесторонняя защита прав и интересов граждан за рубежом;

– содействие позитивному восприятию государства в мире.

Участники института дипломатии как социально-профессиональная группа выделяются в обществе на основании ряда признаков:

– сакральность профессии, которая носит характер особого государственного служения;

– наличие особого кадрового и организационного структурного управления;

– наличие особой дипломатической этики и специфических норм поведения в соответствии с дипломатическим протоколом;

– наличие обширной профессиональной терминологии;

– наработанная практика профессиональных видов общения в дипломатической сфере (переговоры, встречи, визиты, приемы, беседы, прессконференции и т.д.).

Являясь институциональным, дипломатический дискурс обязывает участников коммуникации проявлять себя не отдельной личностью, а представителем общественного института, обладающим определенным социальным статусом. Общение между представителями института дипломатии – представительское (статусно-ролевое), но не личностноориентированное. Традиционно дипломатическая служба, вне зависимости от государственного устройства страны, представляет собой жестко структурированное институциональное образование [Никольсон 1941;

Красильников 1989; Киссинджер 1997; Вебер 2004], которое имеет внутригосударственные и зарубежные органы внешних сношений. В дипломатическом дискурсе в роли адресанта выступает представитель института дипломатии (профессиональные дипломаты – должностные лица внешнеполитического ведомства), либо представители политических кругов государства (главы государств и правительств, специальных органов), вовлеченные в процесс реализации внешней политики государства, защиты его прав и интересов за границей. Прототипическим именем, обозначающим статус адресанта в международной деятельности, будет дипломат – должностное лицо ведомства иностранных дел, уполномоченное осуществлять официальные сношения с иностранными государствами и обладающее необходимой для этого специальной подготовкой [ЮЭ 2009: 251]. Адресант в дипломатическом дискурсе выступает как дискурсивное экспертное сообщество (J.M. Swales, D.

Maingueneau, А.М. Каплуненко, О.А. Крапивкина), представляющее иерархически организованную группу экспертов в сфере дипломатии и международных отношений, объединяемых тем, что они владеют определенным набором жанров, посредством которых осуществляют свои коммуникативные цели. Адресанта характеризует компетентность, хорошая осведомленность об адресате, стремление установить с ним профессиональный контакт и повлиять на его дальнейшие действия в переговорных процессах посредством, в частности, вербальной ноты.

Особенностью дипломатического дискурса является то, что адресант может быть как единичным, так и множественным. Степень коллективности адресанта как участника общения в дипломатическом дискурсе имеет свои градации (См. таблицу 1):

Таблица Единичный адресант Единично-индивидуальный адресант Единично-коллективный адресант Множественный адресант Множество индивидов Множество организаций Классификация участников дипломатической переписки Единично-индивидуальный адресант моет быть представлен отдельным человеком, преимущественно представителем института (президент, посол, дипломат). В тех жанрах дипломатической переписки, где принято обращение от третьего лица, адресант обозначается, в первую очередь, статусом:

The Executive Director presents his compliments and wishes to request Members to send him the name and full contact details of the Minister responsible for dealing with coffee-related [Linguee 2011: www.linguee.fr/anglaisfrancais/traduction/present+compliments.html; выделено нами. – А.К.].

(Исполнительный директор выражает свое почтение и считает нужным сообщить имя и координаты Министра, ответственного за вопросы связанные с кофе).

Единично-коллективный адресант может быть представлен организацией, представительством, ведомством или страной в целом, от имени которой происходит общение:

Министерство Иностранных Дел Российской Федерации свидетельствует свое уважение Посольству Японии в Российской Федерации … [ВН Росс-Яп 17.09.2006; выделено нами. – А.К.].

Единично-коллективный адресант, являющийся фактически квазиединичным, представляет собой особый случай, так как, по сути, за именем государства или организации стоит группа индивидов, представителей названного государства или организации, составителей текста, если речь идет о дипломатическом документе.

Множество индивидов – отдельные личности (например, группа дипломатов, корреспонденты, представители различных СМИ на прессконференции с представителями дипломатической службы):

Cinq ambassadeurs occidentaux ont sign une lettre commune adresse au Premier ministre du Sngal, pour exprimer leurs inquietudes … [LaGazette 2009: www.lagazette.sn/spip.php?article2372; выделено нами. – А.К.] (Пять западных послов подписали коллективное письмо, направленное Премьер министру Сенегала, чтобы выразить свое беспокойство…) Множество организаций – объединение организаций, представительств, ведомств, либо стран (например, страны содружества, пишущие коллективную ноту):

Европейские державы направили в Министерство иностранных дел Турции серию коллективных нот … [Armnet.ru 2011:

www.armnet.ru/genocide.htm; выделено нами. – А.К.].

Адресатом дипломатического дискурса является как представитель того же института дипломатии, так и другого института. Например, при контакте дипломатов с бизнесменами, СМИ, адресатом являются представители соответствующих институтов или представитель общества в целом по отношению к представителям института, в частности, консульская служба, призванная защищать за границей права и интересы граждан своего государства, содействовать развитию дружественных отношений родной страны со страной пребывания. Адресат рассматривается как текстоводискурсивная категория, включающая реального получателя информации и гипотетического адресата-функцию – сотрудников дипломатических служб, которые нацелены на поиск и установление согласия в рамках дискурсивного пространства.

Специфические характеристики текстов Дипломатический дискурс понимается как тематически обусловленная коммуникация, детерминированная социальными условиями. Результат данной коммуникации отражается в совокупности текстов, для которых характерно жанровое своеобразие и прагмалингвистическое особенности. При этом текст рассматривается как дискурсообразующая единица.

В рамках дипломатического дискурса существует два основных этапа речевого взаимодействия: дотекстовый этап и текстовый. К дотекстовым (устным) жанрам относятся переговоры, встречи, визиты, приемы, беседы, пресс-конференции, пресс-брифинги и т.д. Результаты устных бесед и переговоров фиксируются на бумажном или ином носителе. Одной из основных форм внешнеполитической деятельности государства является дипломатическая переписка – совокупность различных видов официальной корреспонденции, где излагаются вопросы международной жизни и внешней политики, двусторонних и многосторонних межгосударственных отношений.

Подготовка упомянутых документов является одним из важных разделов дипломатической деятельности государства [ДС, Т I: 309]. Среди документов дипломатической переписки принято выделять следующие основные жанры:

меморандум (mmorandum); памятная записка (aide-mmoire); личная нота (note signe); вербальная нота (note verbale).

Вербальная нота представляет собой самый распространенный жанр дипломатической переписки. Изначально вербальная нота, по своей сути, являлась заявлением, сделанным устно во время личной встречи с собеседником и затем изложенным на бумаге, чтобы суть заявления не была утрачена, забыта или искажена [Самойленко 2010: 236], что и нашло свое отражение в адъективном определении жанра вербальная. В нотах излагаются политические, экономические, научно-технические и другие проблемы как двустороннего, так и многостороннего характера (запрос визы; организация поездок дипломатического корпуса по стране; приглашение дипломатов на мероприятия по случаю национального праздника страны и т.д.) [Борунков 2007].

Сравнительный анализ франкоязычных и русскоязычных учебников по дипломатии и протоколов [Moussa 1972; Coppieters 1988; Serres 2000; Попов 2000; Борунков 2007], а также самих вербальных нот на французском, английском и русском языках, показывает, что структура данного дипломатического документа остается постоянной, вне зависимости от языка составления и соответствует Схеме 1.

Отметим, что выбор статусного языка для составления документа свидетельствует об институциональном характере документа. Во избежание двусмысленности и неточности понимания в особо важных государственных вопросах, к документу может прилагаться перевод на государственный язык адресата, как язык (или языки) государственного делопроизводства, используемый для речевой коммуникации в официальных условиях [Кушнерук 2008: 237].

Схема а) Герб государства- отправителя б) Наименование REPOBLIKA MADAGASIKARA государства адресанта Tanindrazana-Fahafahana-Fandrosoana в) Титульное Ambassade de г) Адрес (полное Reprsentation Permanente наименование Madagascar наименование auprs de l'Office des Nations учреждения- en Suisse адресата) Unies et des Institutions адресанта Specialises Genve д) Номер и индекс RJP/AR № 1281 /RP/GNV/PROT/Corr.

е) Заглавие NOTE VERBALE ж) Вступительный La Mission Permanente de la Rpublique de Madagascar auprs de комплимент l'Office des Nations Unies et des autres Organisations Internationales Genve prsente ses compliments au Comit sur l'Elimination de toutes les Formes de Discrimination l'gard des Femmes ( l'attention de Madame Sabine TOLAINI MOLATTE), з) Содержание ноты et l'honneur de Lui demander de bien vouloir dlivrer des badges en faveur de - Madame RAMANANDRAIBE Bakolalao Ministre de la Justice - Madame RAHANTANIRINA Perline Vice Ministre charge de la Sante des Mres et des enfants - Monsieur RAJEMISON RAKOTOMAHARO Ambassadeur, Reprsentant Permanent.

Les intresss vont soutenir le Rapport de Madagascar sur la Convention relative l'limination de toutes les formes de discrimination l'gard des femmes qui se tiendra Genve le 30 octobre 2008.

и) Заключительный La Mission Permanente de la Rpublique de Madagascar aups de комплимент l'Office des Nations Unies et des autres Organisations Internationales Genve remercie le Comit sur l'limination de toutes les Formes de Discrimination l'gard des Femmes de son obligeance et saisit cette occasion pour Lui rnouveler l'assurance de sa haute considration.

к) Место, дата Genve le 28 octobre отправления ноты Структура вербальной ноты (на французском языке) По результатам проведенного контент-анализа дипломатических нот на французском языке (1926–2012 гг.), общим объемом порядка 150 000 слов, участниками переписки являются:

Таблица Участник коммуникации 1 Участник коммуникации 2 Процент от общего (адресант/адресат) (адресант/адресат) количества изученных документов Правительство страны Правительство страны 18 % Посольство Министерство иностранных 35 % дел Постоянное Международная 26 % представительство страны организация, либо сервисная при международных международная служба организациях Другое Другое 21 % Участники нотной переписки Как показывает контент-анализ вербальных нот на французском языке, этот документ составляется всегда в 3-ем лице. Адресант большинства документов этого типа – единично-коллективный. Таковыми являются международные организации, структурные подразделения института дипломатии, дипломатические представительства, министерства:

La Mission Permanente de la Fdration de Russie auprs de l’OTAN prsente ses compliments au Service public fdral [NV Ru-Be 2007_1; выделено нами. – А.К.] (Постоянное представительство Российской Федерации при НАТО выражает свое почтение Федеральной общественной службе).

Однако частный случай вербальной ноты с единично-индивидуальным типом адресанта придает этому жанру определенную степень персонализации.

В подобных текстах, как правило, указывается лишь должность адресанта:

Le Conseiller juridique prsente ses compliments aux Reprsentants permanents auprs de l'Organisation des Nations Unies… [NV Cj-ONU 2001;

выделено нами. – А.К.] (Юрисконсульт выражает свое уважение Постоянным представителям при Организации объединенных наций…) Пример свидетельствует о том, что адресату в данной ситуации важны не личностные качества адресанта, а его функции и возможности, как представителя определенной государственной структуры.

В работах, посвященных дискурсу в целом и дипломатическому дискурсу в частности, поднимается вопрос о его границах, рассматривается проблема смежности дискурсов (В.Н. Базылев, В.И. Карасик, Л.М. Терентий).

Допускается возможность смешения дискурсов, поскольку «законы коммуникативного пространства могут быть сформулированы как определенные законы коммуникативного притяжения и отталкивания» [Почепцов 2001: 295].

При определении точек пересечения дипломатического и смежных ему дискурсов (политического, медийного, экономического, юридического, военного), было выявлено, что значимыми будут следующие факторы – специфические цели дискурса, специфические участники дискурса и специфические жанры. Так, в отличие от сферы дипломатии, в политическом дискурсе наиболее распространены устные жанры, например, публичные выступления в СМИ, парламенте и т.п., где адресат является массовым и лишен возможности напрямую принять участие в речи говорящего. В частности, примером типичного для политического дискурса жанра публичного выступления, где адресат может полноценно проявить свою реакцию на сказанное лишь опосредованно, является обращение Николя Саркози в рамках предвыборной компании к массовому адресату – тем французским гражданам, которые находились в зале мэрии города Вильпент, где происходило выступление, и тем, кто смотрел трансляцию выступления в прямом эфире [UMP 2012: http://www.u-m-p.org/actualites/a-la-une/discours-denicolas-sarkozy-a-villepinte-56691103]. Реакция некоторых адресатов на данное выступление реализовалась позже, посредством различных медиа-ресурсов:

Le porte-parole du Parti socialiste (PS) Benot Hamon a estim lundi que Nicolas Sarkozy avait tenu la veille Villepinte un discours visant " parler aux lecteurs du Front national" et non aux Franais [LePoint.fr 2012a:

http://www.lepoint.fr/politique/villepinte-sarkozy-a-parle-aux-electeurs-du-frontnational-selon-hamon-12-03-2012-1440434_20.php] (Представитель Партии социалистов (ПС) Бенуа Гамон заявил в понедельник, что Николя Саркози произнес накануне в Вильпенте речь «адресованную избирателям Национального фронта», а не французским гражданам).

Другой пример, где адресант тот же, что и в предыдущем примере, – Николя Саркози, (действующий на тот момент президент Французской республики, представитель политического института), репрезентирует жанр, свойственный дипломатическому дискурсу, – переговоры с Дмитрием Медведевым (действующим на тот момент президентом Российской Федерации):

Nicolas Sarkozy a demand mercredi par tlphone au prsident russe Dmitri Medvedev son «plein soutien» <...> De son ct, le prsident russe Dmitri Medvevdev a appel les partenaires de la Russie «viter des mesures unilatrales prcipites» <...> la demande de Nicolas Sarkozy, qui a pris l'initiative d'appeler Dmitri Medvedev, le prsident russe l'a inform du rsultat des entretiens...

[LePoint.fr 2012b: http://www.lepoint.fr/monde/syrie-dialogue-de-sourds-entresarkozy-et-medvedev-08-02-2012-1428939_24.php] (В среду Николя Саркози попросил по телефону у российского президента Дмитрия Медведева о «поддержке» <...> Со своей стороны, российский президент Дмитрий Медведев призвал партнеров России «избегать скоропалительных односторонних мер» <...> Николя Саркози, по инициативе которого произошел разговор, попросил Дмитрия Медведева проинформировать его о результатах переговоров).

В примере четко видна диалогичность, непосредственная реакция участников коммуникации на сказанное.

Отношения между участниками в двух вышеприведенных примерах можно схематично изобразить следующим образом:

Схема Политический дискурс Дипломатический дискурс Жанр: публичное выступление Жанр: телефонный разговор/переговоры Отношения участников политического и дипломатического дискурсов Точки соприкосновения дипломатического дискурса с речевыми практиками в других институциональных сферах деятельности, представляют собой общие конститутивные признаки со смежными дискурсами. Данные пересечения отображены в Таблице 3:

Таблица Точки Специфические цели Специфические Специфические пересечения общения участники жанры с ДД* общения Смежные дискурсы Политический - защита интересов го- - высшие прави- - переговоры дискурс сударства тельственные - реализация внешней чиновники политики государства - борьба за власть, стремление занять лидирующие позиции Экономический - развитие и поддержание - высшие прави- - переговоры дискурс международных тельственные контактов в экономиче- чиновники ской сфере Медийный - формирование - высшие прави- - интервью, отчеты, дискурс общественного мнения, тельственные коммюнике и др.

путем распространения чиновники информации - дипломаты Юридический - защита интересов го- - высшие прави- - договоры, кондискурс сударства тельственные венции, правовые - урегулирование меж- чиновники акты дународных отношений - юрисконсульты Военный - обеспечение между- - военные дипло- - военная доктрина, дискурс народной безопасности маты военно-по- предотвращение и литическое соурегулирование между- глашение, ультинародных конфликтов матум, переговоры Точки пересечения смежных дискурсов *ДД – дипломатический дискурс Тексты, иллюстрирующие подобные пересечения, объединяет сфера их функционирования – дипломатия. Дипломатический дискурс является полидискурсивным образованием, в рамках которого различные специальные дискурсы (политический, экономический, юридический, военный) взаимодействуют, в зависимости от ситуации и контекста. Дискурсы, соединенные в подобный полидискурс, относятся к разным предметным областям, но объединяет их общая целевая установка. Имея в разных ситуациях множественные точки соприкосновения со смежными и равными дискурсами, дипломатический дискурс обладает собственными ярко выраженными конститутивными признаками и является самостоятельным образованием.

Глава II Коммуникативно-прагматические категории вербальной ноты посвящена рассмотрению ключевых коммуникативно-прагматических категорий жанра вербальной ноты – информативности, конвенциональности и персуазивность. Важность данных категорий определяется коммуникативной ситуацией в рамках института дипломатии, предполагающей потенциальное взаимодействие дипломатов как представителей своего государства, осуществляющих опосредованное общение на международном уровне посредством вербальных нот. При этом лингвистический подход также представляется немаловажным, так как позволяет исследовать вербальную репрезентацию интересующих коммуникативно-прагматических категорий в текстах дипломатической переписки.

Прагматика информирования жанра вербальной ноты находит свое выражение в определении пространственно-временных взаимоотношений (хронотопа) участников дипломатического дискурса (адресанта и адресата) и обсуждаемого объекта. В индикации времени дипломатического дискурса базовую роль играет глагол. При этом в вербальной ноте доминирует план настоящего времени (50 % примеров), так как для адресанта представляется важным, в первую очередь, информирование адресата о настоящем состоянии дел и текущих актуальных событиях.

Помимо временных форм глаголов в текстах вербальных нот активно используются такой точный индикатор времени, как дата (число, день недели, месяц, год), поскольку указание точных сроков отражает проспективный характер взаимодействия коммуникантов-дипломатов:

Le Secrtaire gnral leur en saurait gr de les communiquer au plus tard le 19 septembre 2008 [NV ONU-EM 2008; выделено нами. – А.К.] (Генеральный секретарь был бы признателен, если о них сообщат самое позднее сентября 2008).

Категория единично-коллективного адресата напрямую связана с выражением пространства в вербальной ноте и может быть представлена индикаторами местоположения – коллективными именами – организация, представительство, ведомство или страна в целом, от имени которых происходит общение в сфере дипломатии:

Le Canada respectera les accords multilatraux actuels liant le Canada et les tats-Unis [NV Can-EU 1998; выделено нами. – А.К.] (Канада будет соблюдать действующие многосторонние соглашения, объединяющие Канаду и Соединенные Штаты).

Одной из базовых характеристик вербальной ноты является интертекстуальность, за счет этой категории актуализируется информация, полученная предварительно в устных переговорах. Помимо этого референции к предшествующим нотам и прочим документам дипломатической переписки указывают на диалогичную суть подобной коммуникации. При осуществлении диалога путем обмена нотами в своем ответе адресант обязан обозначить ретроспективную референцию, т.е. информировать адресата, какая именно нота послужила исходной. Это необходимо, во-первых, для точной классификации документа и прикрепления к соответствующему делу, касающемуся обсуждаемого вопроса. Во-вторых, нотная переписка и вербальная нота в частности являются документами, имеющими юридическую силу.

Тексты подобных документов фиксируют действительность конкретной ситуации и оценивают ее как объективную. В соответствии со своим институциональным характером, вербальные ноты, как официальный документ, после получения регистрируются, принимаются к сведению и передаются в архив. При этом уведомление о получении ноты необходимо как доказательство, которое в нужный момент становится рабочим документом:

<…> faisant suite sa Note verbale ACP/84/055/08 en date du dcembre 2008, a l'honneur de les informer que <...> [NV EA-ACP 2008;

выделено нами. – А.К.] (<…> отвечая на его Вербальную ноту АСП/84/055/08 от декабря 2008, имеет честь их информировать о том, что <…>).

Вербальная нота может служить сопроводительным письмом к ряду пересылаемых ведомствами документов. К ней прикрепляются дополнительные документы, объясняющие или дополняющие суть обсуждаемого вопроса. Подобные приложения могут являться также вербальными нотами, либо документами других жанров:

Elle joint la prsente une note donnant un complment d’informations sur l’examen de la question [NV ONU-It 2005] (Она присоединяет к настоящей ноте ноту, дающую дополнительную информацию по исследованию вопроса).

Определенные документы и референции на них могут быть обоснованием каких-либо действий, являясь частью стратегии аргументирования:

Le Ministere des Affaires trangres de la Rpublique d'Armnie en application de l'article 15 de la Convention de sauvegarde des Droits de I'Homme et des Libries fondamentales du Conseil de I'Europe (STE n° 5) <...> [NV ArmCE 2008; выделено нами. – А.К.] (Министр иностранных дел Республики Армения, в соответствии со статьей 15 Конвенции Совета Европы о защите прав человека и основных свобод (СТЕ №5) <…>).

Установлено, что конвенциональность, как одна из значимых категорий дипломатического дискурса, проявляется посредством клишированности речевого этикета. Основными функциями речевого этикета являются контакто-устанавливающая и контакто-размыкающая [Формановская 2007:

390], которые вербально репрезентируются в ритуализированных клише, образуя своеобразную этикетную рамку вербальной ноты. В коммуникативных ситуациях письменной дипломатической коммуникации был выделен ряд функций: регулятивная, защитная и функция контроля потенциальной агрессии, которые реализуются посредством набора таких тактик. Таблица 3 резюмирует рассмотренные функции вежливости, ее тактики и вербальную репрезентацию:

Таблица Функции Тактики Вербальная репрезентация Регулятивная Тактика дистанцирования Использование 3-го лица функция (такта и уважения) Общение от имени института или организации Использование заглавных букв в номинации участников общения Тактика дозировки Небольшой объем документа, удобный информации и ее для восприятия (1 страница) релевантности.

Следование одной заданной теме Дополнительная информация в приложениях и ссылках Тактика структурирования Выделение смысловых абзацев текста Возможность нумерации или рубрикации Защитная Тактика объяснения Использование маркеров причины:

функция причины Pour des raisons… (функция Тактика выражения Использование маркеров вежливости:

сохранения благодарности перед …serait reconnaissant de… лица) просьбой … saurait gr de … En remerciant en avance...

Тактика извинения Использование маркеров вежливости:

… prie d’ excuser… Функция, Тактика Положительно-коннотированная контроля благожелательности лексика потенциальной Тактика предоставления Использование маркеров уступки:

агрессии и выбора Si … разрешение proposer конфликтов Тактика реализации Использование маркеров вежливости:

требования как просьбы … a l’honneur de demander/prier Тактика смягчения Безличные глаголы и выражения долженствования Il faut Il est attendu Стратегия вежливости: функции, тактики, вербальная репрезентация Категория персуазивности в вербальной ноте, как жанре дипломатического дискурса, связана с категорией информативности.

Установлено, что актуальная аргументация осуществляется через стратегию информирования. Важной аргументативной тактикой представляется обоснование действий посредством референции к различным документам дипломатического дискурса. Тезисы и аргументы представляют собой высказывания, связанные между собой аргументативными коннекторами, образуя логико-семантическую структуру аргументации. В текстах вербальных нот доминируют коннекторы, выражающие отношения причины и цели.

Теоретическое осмысление дипломатического дискурса как институционального образования и его жанра вербальная нота дает возможность дальнейшей разработки проблемы коммуникативнопрагматических установок, определяющих в значительной мере успех коммуникации в сфере дипломатии, а также продолжить разработку таких кардинальных проблем теоретической лингвистики, как речевое воздействие, оптимизация социальной функции языка. Отмеченное явление персуазивности в социальном дискурсе также требует специального анализа. Исследование лингвопрагматических характеристик жанра вербальная нота подводит к актуальной проблематике современной прикладной лингвистики, имеющей определенный лингвистический потенциал. Данное исследование является шагом на пути дальнейших исследований дискурсивного жанра письменной дипломатической коммуникации как перспективному объекту лингвистического анализа.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Статьи, опубликованные в журналах, рекомендованных в перечне ведущих периодических изданий ВАК при Министерстве образования и науки России:

1. Кожетева А.С. Норма как признак институциональности дипломатического дискурса (на примере дипломатической переписки на французском языке) [Текст] / А.С. Кожетева // Вестник Иркутского государственного лингвистического университета. Серия: Филология. – 2009. – № 3 (7). – С. 158–161 (0,4 п. л.).

2. Кожетева А.С. Языковая объективация адресанта и адресата в дипломатическом дискурсе [Электронный ресурс] / А.С.Кожетева // Теория и практика общественного развития. – 2012. – № 1. – URL: http://www.teoriapractica.ru/-1-2012/philology/kozheteva.pdf (0,5 п. л.).

3. Кожетева А.С. Дипломатический дискурс как особый вид институционального дискурса [Текст] / А.С. Кожетева // Научный Вестник Воронежского государственного архитектурно-строительного университета. Серия: Современные лингвистические и методикодидактические исследования. – 2012.– № 1(17). – C.54–63 (0,6 п. л.).

Научные материалы, опубликованные в других изданиях:

4. Кожетева А.С. Дискурсивные жанры дипломатической переписки / А.С. Кожетева // Человек в информационном пространстве: Материалы VII международной научно-практической конференции. – Вып. 9. – Ярославль:

Изд-во ЯГПУ, 2010. – Т. 2 – С. 40–44 (0,6 п. л.).

5. Кожетева А.С. Дипломатический дискурс как полидискурсивное образование / А.С. Кожетева // Французский язык и культура Франции в россии XXI века: Материалы XV международной научно-практической конференции Школы-семинара им. Л.М. Скрелиной. – Нижний Новгород:

НГЛУ им. Н.А. Добролюбова, 2011. – С. 67–71(0,6 п. л.).

6. Кожетева А.С. Экспертное сообщество в дипломатическом дискурсе / А.С. Кожетева // Коммуникация в социально-гуманитарном знании, экономике и образовании: материалы III международной научно-практической конференции. – Минск: БГУ, 2012. – С. 81–82 (0,3 п. л.).






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.