WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

СОВЕТОВ Иван Михайлович

ЛИЧНОЕ МЕСТОИМЕНИЕ ПЕРВОГО ЛИЦА

КАК ФАКТОР ТЕКСТООБРАЗОВАНИЯ

(на материале английского языка)

Специальность 10.02.04. – германские языки

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва - 2012

Работа выполнена на кафедре грамматики английского языка факультета иностранных языков  Московского педагогического государственного университета

Научный руководитель:

доктор филологических наук,

профессор Блох Марк Яковлевич

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор, ведущий научный сотрудник сектора германских языков Института языкознания РАН

Никуличева Дина Борисовна

кандидат филологических наук, доцент кафедры лингвистики

Московской гуманитарно-технической академии

Микаелян Жанна Арутюновна

Ведущая организация:

АНОО ВПО «Одинцовский гуманитарный институт»

Защита состоится «16» апреля 2012 г. в  12.00 часов на заседании Диссертационного совета Д 212.154.16 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 119517, Москва, пр. Вернадского, д. 88, ауд. № 602.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского педагогического государственного университета по адресу: 119991, Москва, ул. М. Пироговская, д. 1.

Автореферат разослан « ____» марта 2012 года.

Ученый секретарь

Диссертационного Совета  Лариса  Андреевна Мурадова

Реферируемая диссертация посвящена исследованию семантических и функциональных особенностей эгоцентрического элемента, а именно личного местоимения первого лица, в англоязычном художественном тексте.

Класс местоимений, и личные местоимения в частности, издавна привлекали внимание лингвистов. Однако своеобразие семантики личных местоимений остаётся открытым для продолжения изучения; в частности, дальнейшего детального изучения требуют их функции, способствующие формированию речевых единиц и целых текстов.



Актуальность темы исследования обусловлена особой ролью местоимения первого лица в формировании связного текста. Специфика этой роли, определяемая знаковым статусом местоимения первого лица – обобщенным именем говорящего/пишущего, до сих пор остается недостаточно изученной с позиций современной теории текста/дискурса.

Научная новизна диссертации заключается, прежде всего, в комплексном подходе к рассматриваемому языковому феномену, строго учитывающем двойственность функциональной семантики личных местоимений, которая совмещает в себе заместительный и указательный аспекты. Именно это совмещение определяет особую роль личного местоимения первого лица как фактора текстообразования.

Целью настоящего исследования  является исследование семантики, а также референциальных и дейктических особенностей личного местоимения первого лица как важнейшего средства образования и скрепления текста.

Для достижения поставленной цели решались следующие задачи:

1) рассмотреть грамматические и функционально-семантические характеристики всей системы личных местоимений для уточнения места личного местоимения первого лица в этой системе.

2) рассмотреть референциальные свойства личных местоимений с выделением дейктического аспекта их семантики.

3) исследовать заместительно-указательное значение в семантике  местоимения первого лица.

  4) исследовать функционирование личного местоимения первого лица в диалогической и монологической речи.

5) установить основную текстовую функцию личного местоимения первого лица.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Среди частей речи местоимения выделяются на основе заместительно-указательной семантики. Местоимения занимают промежуточное положение между знаменательными и служебными словами. Особый подкласс местоимений составляет система личных местоимений, заместительно-указательная функция которых непосредственно связана с ситуацией речевого общения. Система личных местоимений делится на две части: подсистема, обозначающая говорящего и слушающего, и подсистема, указывающая на лицо или предмет вне ситуации речевого общения.

  2. Личные местоимения “I” и “уоu”, являясь языковыми обозначениями коммуникативых участников речевого акта –  говорящего и слушающего, выступают в качестве организующих элементов диалогического общения. У каждого личного субститута очерчена своя сфера действия, а его формальное отношение к замещаемой номинации определяется грамматически. При этом первое лицо, отраженное в контекстуальной семантике местоимения, выступает в качестве непосредственного и ведущего фактора реализации коммуникативного контакта и ситуативной ориентации акта общения.

3. Выступая фактором, организующим коммуникативный акт, единое “Я” становится организатором целого текста — как обиходного, так и художественного. Разные фрагменты текста объединяются вокруг этого дейктического элемента. Содержательная семантика “Я” функционально раздваивается, выделяя аспект контекстной зависимости и, противоположный ему, аспект контекстообразования. Во втором аспекте имеет место градация семантики “Я”  по степени обобщения: от конкретного значения (конкретное лицо) до абстрактного значения (человек вообще).  В последнем качестве “Я” воплощает в себе образ автора, который выражает свое речемыслительное действие в порождаемом тексте. Оба указанных аспекта семантики первого лица с высокой степени продуктивности участвует в реализации создания текста как целого, выступая в качестве действенного фактора реализации ведущих категорий текста: смысловой связности, синтаксического скрепления и композиционно-информационной целостности.

  4. В поэтическом тексте на первый план выступает субъект речевого действия. Эгоцентрический элемент играет особую роль в поэтическом тексте, что обусловлено характерными чертами стихотворного текста. “Я” аккумулирует душевные переживания героя, становится автосемантичным. В поэтическом тексте наличие значительного числа местоимений диктуется темой стихотворения. Личные местоимения  наряду с другими элементами создают строчечную организацию лирического текста.

  Научное значение исследования заключается в систематизированном описании системы личных местоимений с указанием статуса личного местоимения первого лица в общей системе личных местоимений. Кроме этого, в исследовании показана роль личных местоимений в организации текста с учетом двойственности функциональной семантики личных местоимений, которая совмещает в себе заместительный и указательный аспекты.

Прикладное значение заключается в том, что материалы и выводы могут быть использованы в лекционных курсах по языкознанию, теоретической грамматике, стилистике английского языка, а также при написании курсовых и выпускных квалификационных работ.

  Материалом исследования послужили произведения современных американских и британских авторов. Исследование проведено на материале диктемных единиц, выделенных из произведений художественной литературы, научных и публицистических текстов (общим объемом 6000 страниц) методом сплошной выборки.

Методологическую базу работы составляют фундаментальные исследования отечественных и зарубежных лингвистов (Н.Д.  Арутюнова, Л.С. Бархударов, Э.Бенвенист, М.Я.Блох, В.В.Виноградов, Е.М.Вольф, И.Р.Гальперин, В.В. Гуревич, Т.А. ван Дейк, Б.А. Ильиш, И.П. Иванова, В.В. Бурлакова, Г.Г. Почепцов, К.Е. Майтинская, Е.В.Падучева, А.М. Пешковский, А.И. Смирницкий, З. Я. Тураева, А.А. Уфимцева, Р. Якобсон, B. Abbott, L. Bloomfield , O. Jesperson, J.Lyons, R.Quirk, G. Leech, W. Quine, H.Sweet).

  В исследовании используется комплексная методика лингвистического анализа, которая включает метод лингвистического наблюдения и описания, контекстуальный анализ, интерпретативный анализ, а также разные приемы систематизации и количественной оценки.

  Апробация работы: основные положения и результаты исследования были представлены в виде докладов на ежегодных научно-практических конференциях в КГПИ (2009, 2011). Основные положения и результаты исследования отражены в 6 публикациях, среди которых 3 статьи опубликованы в журналах, рекомендованных ВАК РФ

  Объем и структура диссертации определяется целью и проблематикой исследования; работа состоит из введения, трех глав, выводов по каждой главе, заключения и списка используемой литературы (список включает 199 наименований). Общий объем диссертации составляет 180 страниц.

Во введении обосновывается актуальность темы,  формулируется общая цель и конкретные задачи исследования, определяется объект, материал и методы исследования, указывается теоретическая и практическая значимость работы, новизна ее выводов; выдвигаются положения, выносимые на защиту.

В первой главе  рассматриваются различные точки зрения, существующие в лингвистической литературе на основные проблемы, связанные с местоимениями: 1) место в системе частей речи,  2)семантические особенности личного местоимения первого лица и системы личных местоимений в целом, 3) референциальные особенности личных местоимений, 4) дейктические особенности  личного местоимения первого лица.

Во второй главе анализируется функционирование личных местоимений первого и второго лица в диалогической речи, в которой они выражают, соответственно, адресанта и адресата высказывания. В главе  выявляются контекстуальные и прагматические факторы, детерминирующие актуализацию местоимения первого лица в диалогическом тексте. Кроме этого, описываются факторы, влияющие на категорию связности в диалогическом тексте.





Третья глава посвящена рассмотрению роли личного местоимения первого лица в организации монологического текста и выявлению особенности его употребления в научной и художественной прозе, а также в лирическом произведении. В главе выдвигается тезис о том, что одним из дистинктивных признаков текста является интеграция его частей в единое целое, в создании которой существенную роль играет личное местоимение первого лица, отражающее авторское “Я”.

В заключении обобщаются результаты исследования и намечаются возможные перспективы дальнейшего изучения системы личных местоимений в английском языке.

               ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Термины, выражающие в разных языках понятие “местоимение”, восходят большей частью к античным грамматическим терминам; в  современных западных языках либо сохранены классические термины, либо употребляются их калькированные переводы. Толкование местоимения как “заместителя имени”, по существу, отражает главную роль местоимения в языке.

  О трудности и даже невозможности проведения четкой границы между лексическим и грамматическим аспектами в значении личных местоимений написано много.  Местоимения обладают предельно обобщенным значением: они указывают на любые предметы, существа, отвлеченные понятия, не называя их. Это в высшей степени обобщенная часть речи, актуализирующаяся в контексте, в ситуации, но лишённая предметного реального содержания в отвлечении от конкретной ситуации [Иванова, Бурлакова, Почепцов 1981:70].

Личные местоимения являются ядром всего класса местоимений. Категория лица определяется через понятие ролей участников ситуации: “первое” лицо используется говорящим для указания на себя как на субъект дискурса; “второе” лицо используется для указания на слушающего; “третье” лицо употребляется для указания на лица и предметы, отличные от  говорящего и слушающего. 

Первое лицо относится к говорящему или говорящему и к одному или более людей, we (обычно) обозначает говорящего совместно с другим лицом (или с группой лиц), с которым говорящий считает себя связанным. Это может быть: we = I + you; we = I + he; we = I + they.

“Первое лицо” (ego) и “второе лицо” (tu) обладают разным статусом в рамках категории лица: первичным является разграничение между “первым
лицом” (+ego “плюс эго”) и “не-первым лицом” (-ego “минус эго”),  а разграничение между “вторым лицом” и “третьим лицом” вторич-
но.

Если это так, то наиболее правильный синтаксический анализ
традиционно выделяемых личных местоимений единственного числа в английском языке в терминах их компонентных дейктических
признаков должен был бы выглядеть так: I = [+ego]; you (единст-
венного числа) = [-ego, +tu]; hе “он”, she “она”, it ‘”он, она, оно” =
[-ego, -tu]. Не, she и it различаются, далее, с помощью недей-
ктических признаков рода. Эти признаки рода в английском языке
нейтрализуются, когда признак лица объединяется с признаком мно-
жественности, то есть they “они” является формой, нейтральной по
отношению к роду. Первое лицо является доминирующим членом категории лица [Лайонз 1978:294]. 

В традиционной грамматике местоимения первого и второго лица формально исключаются из системы личных местоимений на том основании, что они якобы не являются заместителями и противопоставляются местоимениям третьего лица. С другой стороны, признается заместительная природа всех местоимений. Внимательный функциональный анализ личных местоимений первого и второго лица показывает, что они являются заместителями, как и местоимение третьего лица. Именно признаки заместительности и указательности действительно объединяют местоимения в один класс. Специфические различие между личными местоимениями первого, второго и третьего лица отражаются в сфере их употребления.

Личное местоимение, выступая “заместителем” той или иной полнозначной единицы, не приобретает ее значения, оно указывает на то, что в определенном контексте речь идет о некотором идентифицированном объекте. Личное местоимение первого и второго лица, замещая имя, указывает на говорящего и слушающего. Личное местоимение третьего лица обозначает человека, исключенного из ситуации общения. 

Практическая значимость замещения велика.  Так, все субстантивные заместители Л. Блумфилд распределяет по следующим типам: личные(I, he, she, it, we, you, they), указательные (this, that, these, those), вопросительные(who, whom, whose, what, which), относительные (who, whom, whose, which), отрицательные (nobody, no one, nothing), неопределенные(any, anybody, anyone, anything), включающие (all, everybody, everyone, everything) [Bloomfield 1933: 247-250].

Заместительную функцию местоимения необходимо учитывать при общем делении словарного состава языка. Вслед за М.Я. Блохом, словарный состав языка мы делим на три основные системы: 1) первая - знаменательные слова или слова полной номинативной силы. Эта система является открытой; 2) вторая - заместители имен. Эта система является закрытой; 3) третья - уточнители имен или служебные приименные модификаторы. Эта система также является закрытой [Блох 2004:119].

  При более детальном, “аспектном” наблюдении над личными местоимениями в их семантике прослеживается два аспекта: заместительный и  указательный. Эта двуаспектная семантика служит фактором, которая объединяет все местоимения как класс слов.

Личные местоимения не закреплены за каким-то лицом или предметом. Если существительное обозначает вещь, которая называется данным словом, то лица или предмета, который бы назывался каким-то одним местоимением, не существует. Например, личное местоимение “I” в зависимости от ситуации может относиться к мужчине, женщине, ребенку и даже к животному и неодушевленному предмету. По самому характеру своей семантики местоимения оказываются как бы лишенными постоянного и закрепленного за ними значения в том смысле, что местоимения не выступают как постоянное обозначение того или иного определенного предмета или признака.

Ситуация общения не мыслима без указания на определенный предмет, предмет общения и процесса референции. Личные местоимения являются важной составляющей дейктической системы языка, принимают непосредственное участие в процессе референции – в отождествлении лиц, предметов, участков пространства. Дейктические знаки указывает на референт, предмет или явление действительности, с которым соотносится личное местоимение. Референтная соотнесенность личных местоимений меняется с изменением автора речи и переходит от одного лица к другому. 

Говорящий является центром дейктического поля, его точкой отсчета, и установление личностных отношений, близости — дальности, сиюминутности или предшествования действия определяется на основании соотнесенности с актом речи, осуществляемым говорящим.

Референция и замещение  тесно связаны, однако это два разных явления, никаким образом не тождественных друг другу. Референция – это соотнесенность, вообще говоря, с индивидуальными и каждый раз новыми объектами и ситуациями.  Хотя референция осуществляется в ходе речевого акта, т. е. в высказывании, все механизмы референции принадлежат языку. Референция в полном ее объеме характеризует не предложение, а высказывание: референция осуществляется говорящими в речевом акте, поэтому основные проблемы референции – это проблемы механизмов и средств актуализации предложения, включенного в речевой акт и превращенного в высказывание [Падучева 1985: 3-8].

Участник коммуникации должен сосредоточить внимание на специфических особенностях речевой ситуации, которые могут оказаться полезными для правильного понимания не только значения/референции, но и прагматических интенций, и говорящий только тогда может успешно осуществить намеченный речевой акт, когда он уверен, что прагматический контекст удовлетворяет условиям этого речевого акта [Ван Дейк 1989:20-26].

Другие лингвисты  принципиально не  видели разницу между замещением и референцией. Замещение  определяется Халидеем и Хасаном как взаимосвязь между словами и фразами, которая существует на лексико-грамматическом уровне:

This is a fine hall you have here. I’m proud to be lecturing in it (референция).

This is a fine hall you have here. I’ve never lectured in a finer one (замещение). 

  В первом примере есть семантическая связь между местоимением it и существительным hall, а именно местоимение(it) отсылает нас к  референту(a fine hall). Во втором примере слово-заместитель только замещает слово

(a hall) , но словосочетание (a fine hall) не является референтом слова-заместителя(one) [Halliday&Hasan 1976: 146] .

Для того чтобы понять,  как функционируют личные местоимения в тексте, необходимо представить механизмы референции – соотнесение языковых выражений с действительностью – механизмы, позволяющие связывать речевые сообщения и их компоненты с внеязыковыми объектами, ситуациями, событиями, актами, положениями вещей в реальном мире.

Из выражений, предназначенных для конкретной референции (в предметной сфере), приводятся обычно следующие три класса:

1) дейктические местоимения (я, ты, оно, это);

2) имена собственные (Венеция, Наполеон);

3) дескрипции, т.е. выражения, включающие имя нарицательное и детерминатив, – артикль или указательное местоимение, явное или подразумеваемое (этот стол, король Франции) [Searle 1969: 184].

Личное местоимение представляет собой средство индивидуализации референта. Личные местоимения выполняют роль субститутов, позволяя представить в сжатом виде отдельные элементы или целые фрагменты текста. Кроме функции индивидуализации, личное местоимение несет еще одну функцию - дифференциции, которая опирается на присущую этим формам категорию лица. Эта функция тесно связана с прагматическим аспектом речи, т.е. соотношение адресанта и адресата, и лица, исключенного из акта коммуникации [Вольф 1974: 196-197].

Итак, личные местоимения — закрытые малые системы. Любое высказывание на естественном языке произносится в конкретном месте и в конкретный момент времени: оно связано с определенной пространственно-временной ситуацией. Высказывание произносится говорящим и адресовано другому конкретному лицу (слушающему). В современном языкознании основной характеристикой дейксиса является его эгоцентричность. Отсчет пространства, времени и личностных взаимоотношений ведется с позиций говорящего.

***

 

  “Человеческий” фактор заключен не только в функционировании элементов языка в речи и речевой среде, но и в самой языковой системе. Это относится, в частности, к лексическим и грамматическим значениям, отражающим мир с точки зрения человека.

  Так, отношение говорящего к моменту речи отражено в самой системе форм времени, ориентированных на этот исходный пункт. Точка зрения говорящего заключена во всех системах форм, репрезентирующих грамматические категории актуализационного типа, – таких как время, наклонение, лицо [Бондарко 1985:21-22].  Речевой акт включает три основных прагматических элемента: говорящего, слушающего и предмет разговора. 

Общение обычно осуществляется или в форме монолога или в форме диалога. Если в общении активно принимают участие два человека, то есть имеется взаимообратная связь, словесная реакция на то, что говорит собеседник, то перед нами диалогическая форма речи. Общение – это сложная деятельность по крайней мере двух партнеров. Учет не только собственных интересов говорящего, но и постоянное внимание к собеседнику, к его особенностям и нуждам – первое условие подлинного общения [Формановская 1989: 10].

При развитии текста в диалогическом общении возникает необходимость синтаксического замещения тех или иных знаменательных элементов, чтобы избежать повтора. В этих случаях применяется разного вида импликация или же тождественная ей местоименное замещение. Высказывания становятся более синсемантичными и первостепенное значение в их формировании придаётся дейктическим и заместительным средствам языка.

  Центральной текстовой категорией является категория связности. В диалогическом тексте категория связности имеет свои особенности, которые обусловлены структурой диалога. Сама встречная направленность предложений диалога с точки зрения их внутренней структуры обеспечивается специальными личностными формами обращения к собеседнику. Коммуникативные типы предложения часто вводятся в речевую ситуацию посредством конструкций, содержащих глаголы речемыслительной семантики и личное местоимение первого лица:

I wondered if there was anything I could say that would ease the sense of bitter humiliation which at present tormented Mrs. Strickland. I thought I would try.

You know, Im not sure that your husband is quite responsible for his actions. 

  I do not think hе is himself. Не seems to me to be possessed by some power  which is using him for its own ends, and in whose hold he is as helpless as а fly in а spider’s web. (W.S.Maugham, The Moon and Sixpence, p.67).

Каждая реплика в этом диалоге содержит интродуктивное предложение, которое обеспечивает коммуникативную логичность диалога, а следовательно и цельность. Необходимо отметить, в предложении  “I do not think hе is himself” утрачиваются границы между двумя предложениями, а, точнее придаточное предложение семантически включает главное предложение. Ср. “I do not think hе is himself” = “I think hе is not himself”. Поэтому мы легко можем перенести категорию отрицания в придаточное предложение, в то время как предложение I think показывает мнение говорящего. Ср. “I do not think hе is himself” = “In my opinion, he is not himself.”

  Диалог как языковая категория есть обмен такими высказываниями, которые естественно порождаются одно другим в процессе разговора. Эта взаимосвязанность высказываний в диалоге есть всегда взаимосвязанность смысловая и коммуникативная; в пределах данной микротемы она закреплена средствами языковых надпредложенческих связей.

Основной отличительной особенностью диалогической реплики от монологической является ее предназначенность для непосредственной словесной реакции собеседника, что выражается во взаимозависимости высказываний в диалоге [Блох, Поляков 1992:9].

  Важнейшее качество речи, вытекающее из сущности речевого акта, точнее первого ее компонента, можно определить как персонализованность или эгоцентричность. Значение “Я” в языке предельно широко: “Тот, кто говорит”, любой носитель языка, поэтому, всту­пая в позицию говорящего, носитель языка должен конкретизировать абстрактное “Я”, наполнить его со­держанием. Индивидуализация, конкретизация “Я”, су­жение его смыслового объема до единичного, конк­ретного носителя языка реализуется посредством текстовой семантики, которая может актуализировать потребности конкретного речевого акта. Второй компонент речевого акта — слушатель (ты), адресат.  Адресация речи –  это такое свойство речи, которое требует ее адаптации к восприятию адресата, то есть слушающего. Вместе с адаптацией высказываний весь процесс общения находится в постоянной динамике поиска оптимальных средств выражения [Блох 2008:3]. Например:

I suppose you’ve never had anything to do with the theatre from the inside before?” she said.

“Never. That’s why I was so crazy to get this job. You can’t think how it thrills mе.”

Michael and Julia smiled on him kindly. His admiration made them feel а little larger than life-size.

  “I never allow outsiders to соmе to rehearsals, but as you’re our accountant you almost belong to the theatre, and I wouldn’t mind making an exception in уоur favour if it would amuse you to come.”

  “That would be terribly kind of you. I’ve never been to а rehearsal in mу life. Are you going to act in the next play?” (Maugham, The Theatre, p.12)

  В этом отрывке Майкл выражает свою точку зрения, и диалог между Майклом и Томом Феннелом превращается в монолог Майкла. Все реплики Майкла адресованы Тому.  “Я” соотносится с актом индивидуальной речи, обозначает говорящего. Реальность, к которой отсылает эгоцентрический элемент, есть реальность речи. Например:

  Не sprang to his feet and walked up and down the small room.

“I don’t want love. I haven’t time for it. It’s weakness.  I am  а man, and sometimes I want а woman. When I’ve satisfied my passion I’m ready for other
things. I can’t overcome my desire, but I hate it; it imprisons my spirit; I look forward to the time when I shall bе free from all desire and can give myself with-
out hindrance to my work. Because women can do nothing except love, they’ve given it а ridiculous importance. They want to persuade us that it’s the whole
of life. It’s аn insignificant part. I know lust. That’s normal and healthy. Love is а disease. Women аrе the instruments of my pleasure; I have по patience with their claim to be helpmates, partners, companions.” (W.S.Maugham, The Moon and Sixpence, p. 162)

В разговоре с автором Стриклэнд четко обозначает свою эгоистичную позицию по отношению к женщинам. Обращая речь к слушающему, говорящий ставит перед собой две цели: сообщить слушающему некоторые сведения и добиться его коммуникативного сотрудничества. Даже тогда, когда речь формально стро­ится от второго лица или обращена непосредственно к собеседнику, все равно она при­надлежит “Я”, исходит от говорящего. Наличие адресата влияет не только на сущность, но и на форму речи.

  Личные местоимения являются первой опорной точкой для проявления субъективности в языке. “Ego” занимает всегда трансцендентное положение по отношению к “ты”, однако ни один из терминов немыслим без другого; они находятся в отношении взаимодополнительности, но по оппозиции “внутренний – внешний”, и одновременно в отношении взаимообратимости. Бесполезно искать параллель этим отношениям: ее не существует. Положение человека в языке неповторимо [Бенвенист 2002:293].

  В диалогической речи личные местоимения личные местоимения “I” и “you” формируют дейктическое пространство, указывая на говорящего и слушающего. Например:

Strickland gave him а glance, smiled, and went over to а сheap mirror in а little wooden frame, that hung оn the wall.

“Well?”

“Do you not see а strange change in your fасе? Do you not see the thickening of your features and а look  - how shall I describe it? - the books call it lion-faced.
Моn pauvre ami, must I tell you that you have а terrible disease?"

I?”

“When you look at yourself in the glass you see the typical appearance of the leper.”

Yоu are jesting,” said Strickland.

I wish to God I were.”

“Do you intend to tell that I have leprosy?” ”Unfortunately, there сan bе nо doubt of it.”  (W.S.Maugham, The Theatre, p. 228)

  Личные местоимения “I” и “уоu” обозначают участников речевого акта –  говорящего и слушающего. Введение этих идентификаторов в текст не требует каких-либо ограничений, так как ситуация общения обусловливает их однозначное соотнесение с референтами.

***

Текст развертывается в линейном плане в единстве глубинной  и поверхностной структур.  Между описываемыми событиями в тексте должна быть какая-то преемственность, связь. Связь  в тексте обеспечивается: во-первых, логикой изложения; во-вторых, особой организацией фонетических, лексико-семантических и грамматических средств, с учетом их функционально-стилистической нагрузки; в-третьих, коммуникативной направленностью; в-четвертых, композиционной структурой и самим содержанием текста. Все упомянутые факторы, гармонически сочетаясь в едином целом, обеспечивают связность текста.

Текст строится номинативно-предикативными единицами (предложе-ниями), которые организуются в диктемы. Выделенная и описанная М. Я. Блохом  диктема – есть непосредственная единица текстообразования, она выражает некую микротему и получает цельное стилистическое оформление. Диктема формируется предложениями, и по реверсивному закону она может быть представлена не только объединением предложений, но также и в соответствующих случаях одним предложением. В письменном тексте диктема обычно реализована абзацем, в диалогической речи – репликой. Являясь промежуточным звеном между предложением и текстом, диктема как единица тематизации вбирает функции нижележащих единиц уровневой структуры [Блох 2000:62].

Интеграция нижележащих единиц уровневой структуры текста реализуется под влиянием авторского “Я”. Главное в процессе интеграции — центростремительность частей текста. В семантическом плане центростремительные силы текста направлены на авторское “Я”. Повествование ведется от первого лица и именно личное местоимение первого лица играет важную роль не только в создании образа автора-главного персонажа, но обеспечивает интеграцию и целостность диктем наряду с другими средствами когезии.

Например, в отрывке, приведенном ниже, мы видим, что в семантическом плане центростремительные силы текста направлены на авторское “Я”. Повествование ведется от первого лица и именно личное местоимение первого лица играет важную роль не только в создании образа автора-главного персонажа, но обеспечивает интеграцию и целостность всей диктемы, наряду с другими средствами когезии (параллельные конструкции). Например:

Тhis is not an autobiography nor is it а book of recollections. In one way and another I have used in my writings whatever has happened to mе in the course of mу life. Sometimes аn experience I have had has served as а theme and I have invented а series of incidents to illustrate it; more often I have taken persons with whom I have been slightly оr intimately acquainted and used them as the foundation for characters of mу invention. Fact and fiction аrе so intermingled in mу work that now, looking back оn it. I саn hardly distinguish one from the other. It would not interest mе to record the facts, even if I could remember them, of which I have already made а better use. (W.S.Maugham, The Summing Up,  p.1)

В произведениях эгоцентирического повествования, где “Я” располагает сложной  системой ролей,  индивидуальная перспектива доминирует.  Соотношение и взаимодействие разных типов повествования внутри произведения и создает в конце концов “образ автора” как некий организующий центр, объединяющий всю систему речевых структур персонажей в их соотношении с повествователем рассказчиком. Выступая фактором, организующим коммуникативный акт, единое “Я” становится организатором целого текста как обиходного, так и художественного. Разные фрагменты текста объединяются вокруг этого дейктического элемента.

Использование личного местоимения первого лица сильно зависит от функционального стиля. Существуют различия в функционировании личного местоимения первого лица в разговорно-обиходном, художественном стилях и газетно-публицистическом,  научном, официально-деловом стилях.

  Газетно – публицистический стиль характеризуется тем, что, например, в передовой статье журналист выступает как представитель коллектива, организа­ции.

Официально-деловой стиль удовлетворяет потребность общества в документальном оформлении разных актов государственной, общественной, политической, экономической жизни, деловых отношений между государством и организациями.

Тексты этого стиля представляют огромное разнообразие жанров: устав, закон, приказ, распоряжение, договор, инструкция, жалоба, рецепт, различного рода заявления, а также множество деловых жанров. Основной формой реализации этого стиля является письменная официально-деловая речь, которая характеризуется точностью изложения.

Основная задача научной и технической литературы состоит в предельно ясном и точном доведении до читателя сообщаемой информации. Это достигается изложением фактического материала практически без применения эксплицитно выраженной эмоциональности, т. е. эмоционально окрашенных слов, выражений и грамматических конструкций. Более того, научно-техническая революция возможна теперь лишь в результате усилий коллективов ученых и инженеров [Пумпянский 1977:90].

  Что касается значения и функции личных местоимений, то анализ особенностей – их употребления в научном и художественном стиле показывает, что в научной прозе личные местоимения преимущественно однозначны, их значение точно определяется контекстом, они лишены экспрессивной и эмоциональной окраски. Гораздо меньшая, чем в языке художественной литературы, их употребительность объясняется тем, что в языке научной литературы, предметы и явления обычно называются точно своими именами, а местоимение третьего лица появляется, когда о данном предмете или явлении только что неоднократно говорилось и ясно, о чем идет речь. Например:

I have been speaking generally about linguistic expressions, but these соmе in mаnу categories. The pragmatic and semantic соnceptions of “reference” differ also in which kinds of linguistic expressions саn bе involved in instances of referring. Оn the pragmatic conception it would only bе NPs that could bе involved  (and а subset of NPs at that, as we will see in the next section), since these are the only kinds of linguistic expressions that we use to pick out particular entities which we wish to speak about. However оn the semantic conception most kinds of linguistic expressions might bе considered to have reference - not only NPs but verbs and verb phrases (VPs), adjectives and adverbs, etc. (When we соmе to consider Frege’s work in Chapter 2, we’ll see why.) Nevertheless we will confine ourselves almost completely to NPs in this book, so let us look at this category of expression more closely. (B. Abbot, Reference, 4 p.) 

  В примере из книги “Референция” Б. Эббот  авторское “Я” представлено личным местоимением (I), что является интимизированым способом представления автора в научной прозе. Важно отметить, что хотя книга  написана от первого лица, частотность эгоцентрического элемента уменьшается, растет число вводных слов, обеспечивающих связность (however, nevertheless).

  Основное отличие стиля языка художественной литературы от других функциональных стилей заключается в деавтоматизации средств языкового

выражения. Особенности употребления личных местоимений на современном этапе и уровне развития науки продиктованы в первую очередь необходимостью максимально объективировать представления о полученных результатах исследования, продемонстрировать полное отсутствие субъективности. 

  Смысловая связность отчетливо просматривается в поэтических текстах, что обусловлено специфическими чертами поэтического текста. Рассматривая эти особенности стихотворного текста, необходимо обозначить, что форма стихотворной речи раскрывается в стопно-ритмическом построении текста.

  Стихотворная речь имеет, как и любая другая форма речи, признаки, характеризующие ее как систему. Признаки ее системы — стопа, строка и ритм и связанные с этим речевые модификации — сохраняются независимо от поэтического замысла и независимо от желания или творческого “настроя” автора. Поэзия как жанр эгоцентрична.  “Я” —  главное и часто единственное действующее лицо лирического стихотворения.

Стилистические функции личных местоимений в прозе и поэзии  различаются. В поэтическом тексте у личных местоимений может появиться другая важная функция — функция автосемантического обозначения личности. Личное местоимение перестает указывать на конкретного человека, становится безличным. Автосемантическая функция присуща личному местоимению первого лица, так как в тексте  это личное местоимение не указывает на непосредственный референт. Личное местоимение первого лица благодаря подвижности своих значений от самого конкретного к самому абстрактному содействует процессу создания лирики.

 

***

Таким образом, в тексте личное местоимение, выступая “заместителем” той или иной полнозначной единицы, не приобретает ее значения, оно указывает на то, что в определенном контексте речь идет о некотором идентифицированном объекте. В языке личное местоимение первого лица является первой опорной точкой для проявления субъективности и, как и вся система личных местоимений, играет важную роль в организации текста. Интеграция нижележащих единиц уровневой структуры текста реализуется под влиянием авторского “Я”.

  В поэтическом тексте на первый план выступает субъект речевого действия. Эгоцентрический элемент играет особую роль в поэтическом тексте, что обусловлено характерными чертами стихотворного текста. “Я” становится автосемантичным. В поэтическом тексте наличие значительного числа местоимений диктуется темой стихотворения. Личные местоимения  наряду с другими элементами создают строчечную организацию лирического текста.

Основные положение диссертации отражены

в следующих публикациях автора:

1. Советов И.М. Личные местоимения в текстообразовании//Вестник Костромского государственного университета им. Н. А. Некрасова, №2, 2009. С. 125- 129 -  п. л 0,5;

  2. Советов И.М.  Личное местоимение первого лица в семантико-синтаксическом строе текста//Вестник Университета Российской академии образования: Научный журнал. №4(47).-М., 2009.- С. 67-71- п. л 0,5;

   3. Советов И.М. Семантические особенности местоимения “я”// Вестник Университета Российской академии образования: Научный журнал. №2(55).-М., 2011- С. 57-60 - п. л 0,25;

4. Советов И.М. Признак заместительности как объединяющий фактор в системе личных местоимений. Сборник материалов международной научной конференции, посвященной памяти д.ф.н., профессора Л.М.Борисовой. Выпуск 3–Москва-Коломна, 2009.- С.175-179 - п.л 0,3;

  5. Советов И.М. Говорящий и слушающий в диалогической речи//Вестник Московской Гуманитарно-Технической Академии: Научно-практический журнал. №3-4.- М., 2010 (№11-12).- С. 93-97- п.л 0,25;

  6. Советов И.М.  Антропоцентризм и его выражение в эгоцентрических элементах языка. Сборник материалов межвузовской научной конференции. Выпуск 4–Москва-Коломна, 2011.- С.139-143 - п.л 0,4.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.