WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

СУСИ МАГДАЛЕНА

РУССКОЕ ЛИЧНОЕ ИМЯ В ЭТИКЕТНОЙ ФУНКЦИИ

(С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ НОСИТЕЛЯ ИНДОНЕЗИЙСКОГО ЯЗЫКА

И КУЛЬТУРЫ)

Специальность 10.02.01 — русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации  на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва 2012

Работа выполнена на кафедре общего и русского языкознания

Государственного института русского языка имени А.С. Пушкина

Научный руководитель:         доктор филологических наук,

         профессор 

               Формановская Наталья Ивановна

Официальные оппоненты:         доктор филологических наук,

профессор

Брагина Наталья Георгиевна

                                        кандидат  филологических наук,

доцент

                                        Пахомова Инна Николаевна

                                               

                                       

Ведущая организация:        Российский  новый университет

Защита состоится «28» марта 2012 г. в «10.00» ч. в зале Ученого совета на заседании диссертационного совета Д 212.047.01 Государственного института русского языка им. А. С. Пушкина по адресу: 117485, Москва, ул. Академика Волгина, 6.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Гос. ИРЯ им. А. С. Пушкина.

Автореферат разослан «__» ______ 20__ г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук,

доцент                                                                И. И. Бакланова 

Общая характеристика работы

Данная  работа  посвящена исследованию форм русского личного имени в этикетной функции в ситуации общения с точки зрения носителя индонезийского языка и культуры, так как именно межкультурное общение позволяет выявить разноплановые аспекты употребления имени и его  форм: лингвистический, функционально-стилистический, социальный, психологический, культурологический.

Выбор темы данной диссертации основывается на нескольких причинах.

Во-первых,  русисты в Индонезии не знают системы форм русского личного имени, поэтому постоянно ошибаются в понимании и употреблении. Например; в рамках празднования 60-летия со дня установления дипломатических отношений между Россией и Индонезией было проведено заседание круглого стола в Дипломатической академии РФ,  на котором во время перерыва индонезийские дипломаты  обращались к русским по форме «Mr. + имя или фамилия»: Мистер Иван или Мистер Фролов. Согласно русскому речевому этикету такое обращение неправильно. Другой пример: индонезийский аспирант,  который изучает русский язык уже 6 месяцев на подготовительном факультете, решил задать вопрос молодой преподавательнице и обратился к ней в соответствии с правилами речевого этикета: «девушка», вместо имени-отчества. 

Во-вторых, эту тему никогда не исследовали в Индонезии.

В-третьих, выбор этой темы обусловлен тем, что в последние годы в современном языкознании активно применяют антропоцентрический подход в изучении языка/речи/общения. Особый интерес вызывает исследование личных имён – главных идентификаторов индивидуума в социуме. Изучение антропонимов в коммуникации имеет дополнительную значимость, так как личностные параметры человека и отношения к нему ярко реализуются в различных сферах и средах общения.

Процессы речевого общения  неизбежно приводят  к  выработке особым образом мотивированных знаков культуры, которые в своей совокупности демонстрируют нормы речевого взаимодействия, формирование устойчивых речевых и речеповеденческих образцов для повторяющихся ситуаций – культурные стереотипы. Каждый культурный стереотип форм представляет собой сложное соединение социального и индивидуального, освящённое национальной традицией. Культурные стереотипы форм личного имени реализуются в виде устойчивых этикетных правил, что обеспечивает положительное речевое взаимодействие и воздействие на коммуникантов и гармонизирует их поведение.

Этикет выполняет комплекс функций (регулятивную, опознавательную, идентификационную, коммуникативную, этическую, включая эстетическую и кумуфлирующую), что делает закономерным выбор его как объекта исследования в различных гуманитарных науках – лингвистике, психологии, социологии,  этнографии. Речевой этикет наиболее глубоко и полно исследован в лингвистике, в рамках которой понимается привязанная к стереотипным контактным  ситуациям функционально-семантическая микросистема единиц, социально заданных и национально-специфических, регулирующих правила речевого поведения. Личное и его формы имя в этикетных ситуациях занимают значительное место.

Актуальность исследования. При изучении русского языка  в Индонезии одной из серьёзных трудностей является русское личное имя с точки зрения ономастики, антропонимики, этикета и коммуникации в целом, так как система имён в Индонезии сильно отличается от русской. Например, в системе индонезийских имён отсутствуют фамилии и отчества, и не выявлено конкретных правил в  процессе именования. Один из примеров: родители, получившие высшее образование в Индонезии или за границей, нередко называют детей заимствованными именами: Абрахам Линкольн Вашингтон; Магдалена Суси. Различные народности имеют специфические системы именований, которые отличаются друг на друга, несмотря на то, что все они принадлежат представителям одной нации, носителям индонезийского языка.

Личное имя в коммуникативном аспекте, в этикетных ситуациях знакомства и обращения, а также в нарративном режиме рассказа о третьем лице, затрудняет индонезийских русистов,  даже если структура имени простая, потому  что у русских  целая система форм имён (Дмитрий – Дима, Митя, Димушка, Димка и мн. др.), а у индонезийцев всё иначе: Идрус Амин – для мужчины иногда в такой структуре имя отца присутствует, но это не отчество, как у русских, так как фиксируется только в официальном документе и не используется при обращении; для женщины существует двучленная структура  (Tuti Septina), но в ней не присутствует имя отца.

Индонезийские русисты не изучают и не знают структуры, богатого формообразования и условий выбора в общении той или иной формы русских имён в зависимости от событийной и коммуникативной ситуаций, статуса, роли адресата, отношения к нему относительно таких показателей адресанта.

Важно отметить, что учащиеся при чтении художественных текстов, а также переводчики оставляют в тени информацию об отношениях коммуникантов, которую несёт та или иная форма русского личного имени.

Русские имена живут активной социальной жизнью и составляют пласт лингвокультурологически значимой лексики. В определённых контекстах употребления разнообразные формы имени несут дополнительные созначения, стилистические и культурные коннотации. Именно поэтому проблема личного имени в культуре народа (Вершагин, Костомаров 1976–1990), национально-менталитетные  стереотипы, обуславливающие выбор формы имени в той или иной ситуации, в том или ином контексте, остаются актуальными в теории и практике для лингвиста, исследователя лингвокультуролога, как в России, так и в Индонезии.  Поскольку русисты в Индонезии никогда не исследовали русское личное имя  для  индонезийцев такая тема актуальна, нова и полезна. С этим связана новизна темы диссертации.

В системе именования в разных культурах есть существенные различия. В данной работе проведён анализ системы антропонимов на примере России и Индонезии, в результате которого были показаны эти различия. Например, у русских существуют  трёхчленные официальные имена фамилия, имя, отчество, а у индонезийцев по-разному: формы имени, причём,  отсутствуют отчества и фамилии и нет чётко-установленной государственной системы в процессе именования. Именование ребёнка составляется родителями в соответствии с их личным желанием. У русских существует большое количество разнообразных часто употребляемых форм имени, сформированных с помощью богатых суффиксов,  и все эти формы несут дополнительные созначения, стилистические и культурные коннотации, а у индонезийцев выделяется специфика разных имён, коренящаяся в культуре каждой этнической группы Индонезии.

Объектом исследования является русское личное имя в традиционной  антропонимике и в коммуникации – в этикетных функциях обращения и знакомства.

Предметом исследования являются формы русского личного имени в этикетной функции в ситуации знакомства и обращения с позиции носителя индонезийского языка, их выбор в зависимости от требований событийной и коммуникативной ситуаций.

Цель работы – исследование русского личного имени в многоаспектном изучении социально- и национально-культурных стереотипов, отражённых в этикетных ситуациях общения.

Для реализации  указанной цели были поставлены следующие задачи:

  1. Исследовать данные антропонимики для изучения множественности форм русского имени. Деловые  и политические коммуникативные контакты, которые активизируются постоянно расширяющимися экономическими и политическими отношениями между Россией и Индонезией, требуют рассмотреть примеры  использования личного имени в этих сферах.
  2. Выявить особые функции форм русских личных имён в коммуникативном режиме в ситуации обращения к адресату и в ситуации знакомства, в том числе в обиходно-бытовой сфере  (при представлении непосредственно и через посредника), и попутно рассмотреть личное имя в нарративе при рассказе о 3-ем лице.
  3. Проанализировать практику употребления имени в функции обращения, знакомства, а также факторы, оказывающие влияния на речевое поведение русских коммуникантов при выборе формы личного имени.

4.  Определить употребление в сфере деловых связей:

а)  формы имени-отчества;

б) формы «господин + должность» как сугубо официальную (господин директор), «господин + фамилия» (господин Петров).

Материалы  и источники исследования.  В диссертационном исследовании  использованы  различные  материалы русских и  зарубежных учённых,  касающиеся  изучения личных  имени, речевого этикета, культуры речевого  поведения и т.д.:  Балакай А.Г., Вежбицкая А.,  Верещагин Е.М.,  Костомаров В.Г.,  Гольдин В.Е., Карасик В.И., Петровский  Н.А.,  Суперанская А.В.,  Тер-Минасова С.Г.,  Тихонов А.Н.,  Бояринова Л.З., Рыжкова А.Г., Формановская Н.И., Bagus I.  Gusti  Ngurah, Cummings Louise, Leech Geoffrey, Shephen W. Littlejohn, Karen A. Foss.

Фактическим материалом также послужили извлечения из художественных текстов произведений известных русскоязычных и индонезийскоязычных писателей  XIX – XXI вв. Например: Астафьев В.П;  Бакланов Г.Я;  Бондарев Ю.Б;  Булгаков М.А;  Высоцкий В.С; Гайдар А.П;  Довлатов С.Д;  Есин С.Н;  Замятин Е.И;  Набоков В.В; Некрасов В.П;  Платонов А.П;  Распутин В.Г; Солженицын А.И; Улицкая Л.Е;  Шукшин В.М и т.д. Для иллюстрации индонезийской культуры примеры индонезийских имён  взяты из художественных произведений XX – XXI таких писателей, как А.А Навис, Суёно Суятно,  Путу Виджайя, Умар Каям, и др.

Методы исследования – наблюдение и анализ контекстного употребления русского личного имени с точки зрения этикетных функций;  рассмотрение,  почти несопоставимое, употреблений форм русского личного имени с позиции носителя индонезийского языка; подсчёт количества и частоты употребляемых форм русского имени в избранных ситуациях. 

Теоретическая значимость диссертации заключается в следующем:

  1. Изучено русское личное имя разных форм в антропонимике и его употребление  в этикетных функциях обращения и представления при знакомстве, с целью дать ориентиры индонезийским русистам в новой для них области знания.
  2. Осмыслена специфика  употребления форм русского личного имени в этикетных функциях с позиции носителя иного социально-культурного менталитета. 
  3. Сделаны выводы общефилологического и частного характера для индонезийской русистики в области употребления личного имени в коммуникации.

Практическая ценность заключается в следующем:

  1. Впервые для индонезийских русистов представлена картина множественности форм русского личного имени, что поможет понять лингвокультурные и ментальные различия русских и индонезийцев, как преподавателей русского языка, так и учащихся. 
  2. При чтении русских художественных текстов индонезийские учащиеся, преподаватели, переводчики смогут понимать специфику употребления основных форм имени и давать соответствующий комментарий.
  3. Познание  множества форм русского имени в этикетных ситуациях обращения и знакомства даст возможность переводчикам вводить дополнительные сведения о ролевых и личных отношениях коммуникантов.
  4. Можно будет надеяться на правильное употребление индонезийцами основных форм русского личного имени, как в деловом, так и в дружеском общении.

Результаты исследования могут  использоваться в разных областях преподавания русского языка как иностранного, в частности, в курсах речеведения, прагматики, анализа художественного текста, культуры речи, при чтении специальных курсов по речевому этикету, при освоении индонезийскими русистами правил речевого поведения при знакомстве и обращении.

В ходе апробации основные положения диссертации были изложены в докладах и обсуждались на международных конференциях:  Русский язык и методика его преподавания (Сургутский государственный педагогический университет, 2010); Российская Федерация и современный мир: пути и перспективы развития (МГИ им. Е.Р. Дашковой, Москва, 2010);  Гуманитарные науки и современность (Москва,  2011); Международной исследовательский институт  (Москва, 2011); Русский язык: проблемы функционирования и методики преподавания на современном этапе. Пензенcкий  государственный  педагогический  университета  имени В.Г. Белинского (Пенза,  2009);  Иноязычное образование в современном мире. Московский педагогический государственный университет (Москва, 2012).

       Результаты диссертации отражены в 11 научных публикациях, из них пять статей в научных журналах, рекомендованных ВАК РФ. 

Положения, выносимые на защиту.

1. Русское личное имя в его формах принципиально отличается от индонезийского имени в разных коммуникативных областях. Индонезиец при рождении получает два имени, фамилии как таковой нет. Мужчина может получать в официальной записи к двум именам имя отца, женщина этого не получает. С этим связана необходимость знакомства со спецификой русского личного  имени индонезийцев, изучающих русский язык  и читающих русские художественные тексты.

2. Постоянно расширяющиеся экономические и политические отношения между Россией и Индонезией активизируют среду деловых  и политических коммуникативных контактов,  в которых правильное употребление личного имени  (например, русского имени-отчества) имеет не только этикетную, но и этическую значимость.

3. Русское имя в коммуникации в функции обращения обладает большим количеством форм, в том числе гипокористических, диминутивных, а также двойных (имя-отчество, статус + фамилия), что требует пристального внимания носителя индонезийского языка к этикетным ситуациям общения, отношениям адресант – адресат и т.д.

4. Русское имя в ситуации знакомства имеет значительно меньше форм, чем при обращении: полностью исключаются суффиксальные диминутивы, зато появляется трёхчленная форма фамилии-имени-отчества в официальной ситуации, а также «четырёхчленная» – с предшествующей номинацией статуса: Я – профессор Иванов Константин Петрович.

Структура  диссертации. Данная диссертация состоит из Введения, двух глав, Заключения, Библиографии, а также Приложения.

Основное содержание работы

Во Введении обосновывается выбор темы, её актуальность, новизна проведённого исследования, формулируются цель и задачи работы, раскрывается её теоретическая и практическая значимость, определяются методы исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Отношение личного имени и этикета» рассматривается теория русского личного имени в антропонимике, которая носит статичный характер, и в динамике коммуникации при обращении, знакомстве, т.е. в этикетных ситуациях.  Эта теория освещается с позиции носителя индонезийского языка, в котором личное имя имеет более простую структуру, но обычаи и традиции выбора строго соблюдаются в культуре народа. 

Рассматривается история русского имени полезная для индонезийских русистов.

Раздел «Этикет и личное имя» представляет имя в общении как элемент национальной культуры речевого поведения. Этикет является одним из ярко выраженных феноменов культуры общения, который затрагивает всю гамму поведения, чувств и эмоций человека, обогащает само человеческое общение. Роль этикета и речевого этикета в обществе всегда была велика, что подтверждается его длительной исторической и социальной эволюцией, функциями в обществе, многоплановой структурой, многообразными видами и формами.

В каждой национальной культуре  общения есть этикетные выражения знакомства, обращения. Это явления универсальны, но в то же время каждый  народ  сложил свою, национально специфическую систему правил речевого поведения.

Обращение как специфическое этикетное контактоустанавливающее средство представляет собой одну из самых употребительных традиционных речевых единиц установления контакта в русском и индонезийском языках. Изучение системы обращений является важным для  анализа культуры речевого поведения носителей языка, так как используемый представителями различных этнокультур набор обращений – своеобразное отображение значимых с точки зрения этнопсихологии и культурной традиции признаков коммуникантов и ситуаций речевого общения.

При изучении обращения важную роль играет коммуникативно-прагматический аспект, посредством которого выявляются следующие особенности обращения: в зависимости от того, какая апеллятивная номинация употребляется в роли обращения, можно определить отношения между коммуникантами; адресанту можно использовать в разных ситуациях всю парадигму форм имени для  обращения в разных ситуациях к одному и тому же адресату (Владимир Иванович, господин Иванов,  Владимир, Володя, Вова, Володюшка, Володенька, Иванович) – не только как средство привлечения внимания, но и как средство воздействия на адресата. Установлено, что прагматически существенным свойством обращения является то, что говорящая личность может адекватно осуществлять выбор форм имён для обращения, соответствующих её коммуникативному намерению [Формановская, 2002, 2008, 2009].

В индонезийском речевом этикете (и языке) адресатные вежливые формы оформляются через второе лицо местоимения Anda (аналоги Вы- формы в русском речевом этикете) или этикетное слово Bapak (аналоги  обращений «господин») или Mas (обращение к знакомому молодому человеку, означающее  близкое и  в то же время уважительное отношение)  – Bisakah Bapak/Anda/Mas telefon direktur 1 jam lagi? –  Вы не могли бы позвонить директору через час? 

В России по-иному,  для круга  людей, знающих определённое лицо, смысл выбора его имени изменяется по мере изменения самого человека в зависимости от его возраста,  деятельности, иерархизации  социального и ролевого статуса, ситуации, взаимоотношения с людьми, близости с ними,  стиля речи  и др.  Например:  Другов Александр Юрьевьич – Александр Юрьевьич – Саша  – Шура – Саня – Алексаша – Санёк – Санечка – Шурочка – Сашка – Шурка – Сашок [Гречко, 2003]. Таким образом, яркой  чертой личных имён  в русском языке, является их исключительная способность к изменениям и преобразованиям, связанным с выражением  различных эмоциональных, стилистических и иных оттенков  и значений (официальных, деловых, ласкательных, уменьшительных, уважительных, фамильярных, уничижительных и др.), отражающих богатую гамму межличностных отношений.

Вторая  глава «Анализ употребления русского личного имени в художественном тексте (в коммуникативном режиме)»  посвящена анализу конкретного материала, выбранного из русских и индонезийских художественных текстов XIX – XXI века, журнала «Forum internasional».

Раздел «Личное имя в ситуации  знакомства» описывает употребления формы имени и фамилии, имени-отчества, полного личного имени  или его варианта. Ситуация знакомства – самопредставление и представление через посредника.

       Формы имени, отчества и фамилии, имени и фамилии, имени-отчества, полного и сокращённого личного имени обычно используются  при знакомстве в  формальной или в неформальной ситуациях.

Раздел «Знакомство по форме имени, отчества и фамилии» рассматривает следующие вопросы. В практике представлении следует чётко произносить имя, отчество и фамилию и другую информацию, которую вы намерены сообщить (должность, звание, род занятий, титул и т.п.): — Меня зовут Александром Матвеевичем Прохоровым. Я — капитан уголовного розыска, а Вы, наверное, Лидия Михайловна Гасилова… Если это так, то разрешите, пожалуйста, потолковать о том о сём [В.В. Липатов «И это всё о нём»]. Трёхчленная паспортная форма иногда может употребляться в неформальной обстановке: Сенька переложил руку на другое колено –  она  стала  вдруг  ныть  –  и уставился в кончик своего сапога. – Да ты что – немой? Или контузило? Звать тебя как? – Сенькой. – Семён, значит. А фамилия? – Коротков фамилия. – Ну, а меня Ахрамеев – Филипп Филиппович Ахрамеев. Будем знакомы. –  И он протянул руку  [В.П. Некрасов «Сенька»]. Адресант  показал адресату, что тот уже взрослый человек, а не мальчик, имея в виду, что Семён находится на фронте.

«Имя + фамилия» используется  среди  взрослых  при знакомстве в  формальных ситуациях, в деловой сфере. Имя и фамилия также часто используются в ситуации знакомства в русском обществе, как правило, эта форма встречается в дипломатической сфере. Кроме того, при знакомстве имя и фамилия широко употребляется  общественными деятелями (писателями, актёрами, поэтами, художниками и т.д.). Например:  – Меня зовут  Василий Шишков, Я поэт. Это был крепко  скроенный молодой  человек  в  русском  роде  толстогубый и сероглазый, с басистым голосом и глубоким, удобным рукопожатием [В.В.Набоков  «Василий Шишков»].

       «Форма имя-отчество» в качестве представления при знакомстве в русском обществе указывает  на  то,  что человек  уважает  адресата и соблюдает правила русской национальной культуры, а также показывает вежливое отношение к нему. Представление по имени-отчеству типично для взрослых людей, а также при обращении младшего к старшему: –  Я  вижу, класс  у вас  развеселый, –  заметил Служкин.  – Давайте знакомиться. Меня зовут Виктор Сергеевич. Я буду вести у вас географию  весь  год... [А.В. Иванов «Географ глобус пропил»].

       «Знакомство по форме фамилии» также используется. Самопредставление по форме  «фамилия» сигнализирует идентификацию персонажа: в формальной сфере: –  Вы новенькие? Затем он встал и протянул руку: – Цуриков, старший диспетчер. Присаживайтесь. Он поднялся на первый этаж. Открыла горничная.; в неформальной сфере:  – Нет,  господин  доктор  сегодня не принимает. – У меня зубы не  болят,  –  возразил  Николай  Степаныч  на  прескверном немецком  языке. –  Доктор Вайнер – мой старый знакомый... Моя фамилия – Галатов, он,  вероятно,  помнит...  –  Я  доложу, – сказала горничная [В.В. Набоков «Звонок»].

       «Полное паспортное имя» нередко употребляется при знакомстве.  Среди ровесников – чаще всего молодых людей – вполне допустимо при знакомстве называть только имена, – Давай познакомимся.  Ты, наверно,  живешь  в Москве, я по отдельным приметам чувствую... – Угадали! Меня Саша зовут. Александр. – Красивое имя! А я Георгий.  Тоже  ничего,  да? Знаешь,  кто я? Я – главный технолог Самтреста [Ю.И. Дружников  «Ангелы на кончике иглы»]. Общение происходит в деловой обстановке – знакомство с новым сотрудником, но в неформальном тоне.

       «Гипокористическая форма имени» употребляется в ситуации знакомства в неформальной сфере чаще всего среди молодёжи и детей:  – Тебя, дочка, как звать-то? – спросил он. – Наташей  [В.М. Шукшин  «Двое на телеге»]. Общение происходит в обиходно-бытовой сфере.

       Как и самоназывание  первого лица без посредника, «знакомство через посредника» также может происходить в официальной и неофициальной ситуациях среди взрослых и детей, с помощью трёхчленной, двучленной и одночленной формы имени. При официальном знакомстве посредник называет  трёхчленное имя человека или имя-отчество, фамилию, и должность, профессию, звание знакомящегося: Как только я начал первые эксперименты с варкой сплавов, Владимир Русланович привел мне напарника. – Знакомься, Измаил Александрович Гасанов. Парень всю жизнь работает с металлом. Помощь тебе будет неоценимая [Е.Н. Кукаркин  «Во всём виноват Мишка»]. 

Раздел «Личное имя в функции обращения»  включает анализ употребления  форм имён: товарищ + фамилия, господин + фамилия, господин + должность; имя и фамилия; фамилия; имя-отчество; полное имя, гипокористическое  и диминутивное имя; отчество. 

Форма «товарищ + фамилия»  в качестве  обращения к знакомому лицу устарело и редко употребляется.  В настоящее время чаще всего встречается в официально-деловой обстановке общения,  в деловой переписке в юридической, полицейской и военной сферах как  официальное обращение.

Обращение по форме «господин + фамилия» используется в официальной обстановке. Этикетное слово господин  в настоящее время ещё не полностью «восстановилось в правах». Это часто можно  услышать в передачах московского телевидения, в ток шоу. [Ю.А Рылов 2010: 186]. Кроме того, такая форма обращения часто встречается среди  дипломатов:  Господин Королев, Ваша компания интересуется индонезийским рынком? [Журнал «Forum Internasional», No 8, 2007]. Общение происходит в дипломатической сфере после подписания соглашения о русско-индонезийских торговых отношениях, к одному из членов  русской делегации.

       Обращения по «фамилии» часто встречаются в  школьной и студенческой средах (скорее нейтрально),  между коллегами в фамильярно-сниженной тональности, а также в семье в иронически-дружеском тоне, кроме того,  во всех перечисленных выше группах в грубом тоне во время ссоры. В учебной среде, где привычно идентифицировать школьников и студентов по фамилии в соответствии с  учебным журналом, это ведёт  к обращению по такой форме. К студентам и даже старшим школьникам могут направляться Вы-формы общения, а к  более  младшим ученикам – ты- формы. В силу частотности, привычности обращение по фамилии в этой среде и становится нейтральным: Ситуативный контекст <...Все  считали  его  неудачником.  Даже  фамилия  у  него  была  какая-то легкомысленная – Головкер...>.  Учитель пения говорил ему: - Голоса у тебя нет. И души вроде бы тоже нет.  Учитель скорбно приподнимал брови и заканчивал: – Чем ты поешь, Головкер? [С.Д. Довлатов «Встретились, поговорили»].

«Имя-отчество» употребляется  при обращении к знакомому, уважаемому, равному, а также старшему  адресату в формальной и неформальной  обстановке. Это самое распространённое обращение в русском обществе среди взрослых.  Отчество – специализированный знак уважения. Обращаясь к кому бы то ни было по имени-отчеству, люди обычно тем самым обозначают возраст, возможно, общественное положение, уважительное отношение к адресату.  Например: – Юрий Алексеевич, я пришёл Вам сказать... – начал Слава. – Бог с тобой, Слава. А где здравствуйте?  Инициатива уже в моих руках. – Здравствуйте, Юрий Алексеевич.  – Как мама, Слава? [С.Н. Есин «Имитатор»]. Общение происходит между мальчиком и взрослым. Между персонажами близкие и тёплые отношения.

       В некоторых случаях обращение по имени-отчеству  сочетается с  ты-формами, когда того требуют взаимоотношения коммуникантов и неофициальная обстановка. Такая форма обращения свойственна чаще людям старшего и среднего поколения, неинтеллигентам. Например:  – Заходи, заходи.  Присаживайся.  А  я  уж думал, что ты на меня сердишься  – не заходишь – За  что мне на  тебя  сердиться, Евгений Николаевич? – А  я не  знаю. Об  обидах  не все  говорят. Да  ты  садись.  Как жизнь-то? – Ничего [В.Г. Распутин «Деньги  для  Марии»].

В редких случаях такое обращение, скорее, как ироничное, встречается между мужем и женой: (Появляется Маргарита Павловна. Резкие, решительные движения). М а р г а р и т а. Савва Игнатьич, поторопись. Орловичи вот-вот постучатся. С а в в а. Я, Маргарита Павловна, помню. М а р г а р и т а. Галстук надел бы, любезный друг [Леонид Зорин «Покровские ворота»].

Обращение по форме «отчество». Употребление обращения к собеседнику только по отчеству отражает просторечный обиход, одновременно фамильярную и уважительную форму. Фамильярность исходит из свойств адресанта – носителя просторечия, уважительность знаменует отношение к адресату: Но увы –  он и сегодня услышал знакомые шаги, и мягко открывшуюся дверь... и тихий Катин голос, позвавший: –  Петрович... – Что? – глухо в подушку отозвался он. – Ты знаешь, что... – её голос  прозвучал  печально, но  твёрдо.  –  Пора [О.П. Зайончковский «Петрович»]. Обращение по отчеству сочетается преимущественно с  ты-формой. Такое обращение частотно в крестьянском обиходе среда пожилых людей.

«Полная паспортная форма имени» как обращение указывает на официальную и неофициальную тональность: Анна Фёдоровна промолчала. Зачем она только вышла с ним! Из многолетней привычки к домашнему подчинению… Надо было отказаться…Он почувствовал её внутреннее раздражение, схватился тонкой перчаткой за её пухлые варежки: – Анна, ты думаешь, я ничего не вижу и не понимаю? Опыт эмиграции очень тяжёлый, очень. А у меня их было три [Л.Е. Улицкая «Сквозная линия»]. Общение происходит на улице между мужем и женой. Такое обращение указывает на серьёзность разговора. 

При обращении к ребёнку используемая таким образом форма имени является сигналом особой ситуации – это коррекция поведения ребёнка в воспитательных целях или начало серьёзного разговора.  Кроме того, эта форма также показывает нейтральную форму обращения к  хорошо знакомому, к равному или моложе по возрасту человеку, в неофициальной обстановке. Полное паспортное имя также используется  при Вы-формах общения, что  более присуще среде интеллигенции.

Обращение по форме «гипокористическое имя». Гипокористическое имя чаще всего используется в обиходе, в неформальной или дружеской обстановке,  для удобства в общении между знакомыми людьми, обычно это круг родственников, друзей, коллег по работе. Например: Однако дело его было постороннее, и он спросил  Зворычного, когда  всё  утихло: – Петя!  Ты  не  спишь?  – Нет, а что?  – Мне  бы  занятие  надо! Что  ж  я  у тебя нахлебником буду жить! [А.П. Платонов «Сокровенный человек»]. Общение происходит дома между хорошими друзьями. Они равны по статусу и возрасту.

       Обращение по гипокористической форме имени иногда употребляется с Вы-формой общения: Люда заговорила, и это был высший шик – одновременно на четырёх языках: с Женей по-русски, с Мишелем по-французски, с Гердой по-немецки, а со своим мужем, уроженцем Локарно, по-итальянски. – Люда, Вы просто лингвист! – восхитилась Женя. – Вы так прекрасно говорите на иностранных языках… [Л.Е. Улицкая  «Сквозная линия»].

       Особую  группу  обращений  образуют «диминутивные формы». Такие типы имени имеют разные антропонимические суффиксы, употребляющиеся в неформальной ситуации общения. Для русского неофициального общения чрезвычайно характерно использование разнообразия диминутивных форм, обладающих огромным эмоциональным потенциалом, часто неуловимыми нюансами, передающими разнообразие человеческих отношений [Рылов, 2010: 182]. Употребление диминутивных форм имени, как правило, возможно, в ограниченном домашнем кругу ближайших родственников или между людьми, у которых установилась близкая взаимная привязанность.

«Форма имени с диминутивным суффиксом -очка/-ечка» передаёт несколько значений: – уменьшительно-ласкательное значение, особенно при обращении к детям; доброе чувство; если к взрослым – смесь нежности, игривости, несерьёзности; положительный оттенок. Кроме того,  диминутивная форма  имени  с суффиксом -очка/-ечка  передают близость и нежность, они звучат ласково. Нередко употребляются старшим по отношению к младшему сотруднику, к секретарю. Например: Разговор  с Дмитрием Васильевичем получился  хороший. На  душе  совсем повеселело. Первый поток посетителей и звонков схлынул. – Верочка! – Да, Николай Иваныч? – Меня пока нет в цехе.  –  Хорошо [В.М. Шукшин «Два письма»].

       «Обращение по форме «диминутивное имя с суффиксом -енька» несёт в себе оттенок доброго чувства, более ласкательный и интимный оттенок: Вдруг, сквозь зыбкое стекло дверей, появилась, приложенная извне, русалочья рука; затем половины судорожно раздвинулись, и просунулась кудлатая голова сестры. – Гришенька,  – сказала  она, –  пожалуйста, будь ангел, достань папирос у папы [В.В. Набоков «Тяжелый дым»]. Общение происходит  между сестрой и братом в семейной обстановке. 

       «Обращение по форме диминутивного имени с суффиксом -ка» выражает разные эмоциональные оттенки: Несмотря на  поздний час,  в  деревне не  спали.  Ржали кони.  Скрипели распахиваемые ворота - выезжали крестьянские подводы, и кто-то орал рядом: – До-ку-кин!.. До-ку-кин!.. Куда ты, чёрт, делся? – Чего, Васька, горланишь? – строго спросил мой конвоир, поравнявшись с кричавшим [А.П. Гайдар «Школа»]. В данном примере такое обращение отражает пренебрежительное отношение, так как адресант недоволен поведением адресата и рассержен; близость, даже теплоту: Мать помолчала немного,  потом проговорила уже  значительно мягче,  чем днем: – И чего ты суешься,  куда не надо.  Знаешь ведь, какой он аспид... Все сегодня выгнать грозился.- Уедем, мам, в Питер, к батьке.

– Эх, Димка! Да я бы хоть сейчас... Да разве проедешь теперь? [А.П. Гайдар «Р.В.С»].  Общение происходит между мамой и сыном. В диссертации приведены и формы диминутивов с другими суффиксами.

Многочисленные формы русского личного имени, свободно употребляемые русскими коммуниканатами, до сих пор не были предметом анализа индонезийских русистов, поэтому в диссертации потребовался их подробный анализ, подтверждённый множеством примеров.

Раздел «Индонезийское личное имя в коммуникативном режиме» содержит сравнительный анализ. Структура индонезийского имени значительно проще, чем  структура русского имени. В ситуации знакомства, самопредставления или представление через посредника в неофициальной обстановке всегда употребляется первое имя из двух: Namanya Patimah  Sari. Orang biasa memanggilnya Nyi Empat atau Pat [Suyono Suyatno «Mimi Sang Primadona»]. Её зовут Патимах Сари, но люди обращаются к ней Nyi Эмпат или просто Пат [Суёно Суятно  «Мими примадонны»]. Автор сначала назвал полное имя девушки, а потом сокращённую форму имени Nyi Empat или  Pat. Nyi – это форма обращения к любой деревенской девушке  только в сунданской культуре, при знакомстве между молодыми людьми.

«Употребление имени народности бали»:  “Bapak Wayan!”  panggil Nyoman mengаtasi suara lelaki itu. “Apa Nyoman?” tanyanya dengan suara yang penuh kasih [Putu Wijaya  «Bila malam bertambah malam»]. «Дедушка  Ваян!», –снова позвал  Ньоман, стараясь его перекричать. «Чего ты, Ньоман?», – спокойно и ласково спросил он  [Путу Виджайя «Когда сгущается тьма»]. Имена, которые показывают последовательность детей в семье, употребляются как обращение. В данном примере Ваян и  Ньоман. Коммуниканты происходят из равных каст, поэтому они обращаются в форме первых имён. Ньоман моложе Ваяна по возрасту, поэтому Ньоман употребляет этикетное слово «Бапак». Этикетное слово «Бапак» - аналог формы обращения на «Вы» в русском социуме. Таким образом, обращение и знакомство в индонезийской коммуникативной культуре не соответствует русской.

Раздел «Личное имя в аспекте  межкультурной  коммуникации» основано на анализе текстов художественной литературы. Осово отметим, что в переводах художественной литературы с русского на индонезийский язык использование русских имён не соответствует русским традициям и обычаям. Различные формы имени переводятся одной и той же формой этого имени, например: Сашка и Саша переводятся  как Саша. Таким образом, перевод как сложная речевая деятельность в Индонезии не отражает нюансов значений русских имён.

В заключении приводятся итоги исследования, даются перспективы дальнейшей работы в области речевого этикета и коммуникации в целом. 

       Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях: 

  1. Суси Магдалена. Изучение русского имени в индонезийской аудитории // Межд. аспирантский вестник. Русский язык за рубежом. М., 2011. № 1. С. 69 73.
  2. Суси Магдалена. Обращение по номинациям семейного родства у русских и у индонезийцев как отражение национальных культур // Европейский  журнал  социальных  наук  (ЕЖСН). М. 2011. № 4. С. 91 98. 
  3. Cуси Магдалена. Национальная специфика употребления русских и индонезийских антропонимов // Европейский журнал социальных наук (ЕЖСН). М., 2011. № 6. С. 102 108.
  4. Суси Магдалена. Специфика русской сокращённой формы имени и индонезийского (Бали) имени в коммуникативном аспекте // Межд. аспирантский вестник. Русский  язык за рубежом. М. 2011. № 2. С. 69 71.
  5. Суси Магдалена. Изучение русского речевого этикета в ситуации приветствия и обращения в индонезийской аудитории // Европейский журнал социальных наук (ЕЖСН). М. 2011. № 8. С. 109 115.
  6. Суси Магдалена. Типичные русские и индонезийские антропонимы и их употребление как отражение картин мира // Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов. Курск, 2011. № 7 – 8. С. 90 – 94.
  7. Суси Магдалена. Личные имена в русском и индонезийском общении как отражение национальных картин мира // Актуальные проблемы лингвистики. Материалы Межд. науч. конф. Сургут, 23 апреля 2010 г / Глав. ред. Н. Н. Парфёнова. Сургут, 2010. С. 164 – 169.Суси Магдалена. О русском языке в Индонезии и трудностях индонезийских студентов в изучении русского языка // Русский язык: проблемы функционирования и методики преподавания на современном этапе: Тез. док. межд. конф. Пенза, 2009. С. 184 – 185.
  8. Суси Магдалена. Русские и индонезийские личные имена в национальном общении» // Российская Федерация в современном мире: пути и перспективы развития: Проблемы журналистики и филологии. Материалы Межд. науч. конф. студентов и аспирантов. Москва, 17 декабря 2010 г. / Гл. ред. И.Б. Гуляев. М., 2011. 184 – 188.
  9. Суси Магдалена. Изучение русского речевого этикета в ситуации обращения в индонезийской аудитории // Иноязычное образование в современном мире: VIII Межд. научно-методической конф. Москва, 31 января – 1 февраля 2012 г. / Гл. ред. Л.С. Крючкова. М.: МПГУ, 2012. С. 190 – 195.
  10. Суси Магдалена. Русская и индонезийская сокращённая формы имён в аспекте межкультурной коммуникации // Современная Филология: Теория и практика. Материалы VI Межд. научно-практической конф. Москва, 30 – 31 декабря 2011 г / Под  ред. А.Ф Долматова. М., 2012. С. 178 – 181.



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.