WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Бакула Виктория Борисовна

ЛЕКСИКА ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЫ КИЛЬДИНСКОГО ДИАЛЕКТА СААМСКОГО ЯЗЫКА

Специальность 10.02.02 – языки народов Российской Федерации (финно-угорские и самодийские языки)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Ижевск – 2012

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Мурманский государственный гуманитарный университет»

Научный консультант: доктор филологических наук, доцент Иванищева Ольга Николаевна

Официальные оппоненты: Атаманов Михаил Гаврилович доктор филологических наук Институт истории и культуры народов Приуралья при ФГБОУ ВПО «Удмуртский государственный университет» ведущий научный сотрудник Терёшкин Сергей Николаевич кандидат филологических наук, доцент Институт народов Севера при ФГБОУ ВПО «Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена» доцент кафедры уральских языков, фольклора и литературы

Ведущая организация: ФГБУН «Карельский научный центр Российской академии наук»

Защита состоится «24» мая 2012 года в 10.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.275.06 при ФГБОУ ВПО «Удмуртский государственный университет» по адресу: 426034, г. Ижевск, ул. Университетская, 1, корп. 1, к. 003.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Удмуртский государственный университет».

Автореферат разослан «…..» апреля 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат филологических наук Н.В. Кондратьева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Лексика духовной культуры кильдинского диалекта саамского языка до настоящего времени не являлась отдельным предметом исследования для лингвистов, кроме того, она в полной мере не отражена в существующих словарях саамского языка. Между тем лексика духовной культуры составляет значительный пласт в кильдинском диалекте, она отражает специфику духовной культуры коренного малочисленного народа Севера, особенность мировоззрения саамов. Анализ данной группы лексики расширяет и углубляет представление о современном состоянии словарного состава саамского языка, богатстве духовной культуры саамов, помогает проследить историю саамского языка и саамского народа.

Результаты интерпретации и систематизации языкового материала дают факты для сравнительного финно-угорского языкознания. Таким образом, всестороннее изучение лексики духовной культуры кильдинского диалекта саамского языка и выявление ее потенциала в этнолингвистическом аспекте представляет определенный интерес.

Настоящее диссертационное исследование посвящено лексикограмматическому описанию лексики духовной культуры кильдинского диалекта саамского языка. Под лексикой духовной культуры в данном исследовании понимается лексика, которая обслуживает все сферы духовной деятельности человека. В основу описания в данной работе положен кильдинский диалект, который является языком письменности саамов Кольского полуострова и принадлежит к восточной группе диалектов саамского языка.

Язык саамов Кольского полуострова относится к постепенно угасающим языкам, что связано с отходом саамов от традиционных промыслов и традиционного образа жизни, дисперсностью проживания, отсутствием образовательной среды, функционированием двух орфографических систем, невостребованностью саамского языка в среде саамов, длительностью воздействия на саамский язык русского языка.

В саамском языке имеется ряд диалектов, степень сохранности и статус которых неоднородны: носителей бабинского диалекта саамского языка осталось 1–2, йоканьгским диалектом владеют около 20 носителей, нотозерским диалектом – около 20 носителей, кильдинским диалектом саамского языка владеют около 700 носителей. В условиях исчезновения языка и вместе с ним самобытной саамской духовной культуры актуальное значение приобретают своевременный сбор и фиксация лексического материала, систематизация и всесторонний анализ лексики духовной культуры коренного народа Севера.

Объектом настоящего диссертационного исследования является лексика духовной культуры кильдинского диалекта саамского языка.

В качестве предмета исследования рассматриваются лексикосемантические, словообразовательные и лексико-синтаксические особенности лексики духовной культуры кильдинского диалекта саамского языка.

Целью исследования является синхронное описание лексики духовной культуры кильдинского диалекта саамского языка, лексико-грамматический анализ указанной лексики, а также выявление ее этнолингвистического потенциала.

Достижение заявленной цели предполагает решение следующих задач:

1) собрать, систематизировать и классифицировать лексику духовной культуры кильдинского диалекта по тематическим и лексико-семантическим группам;

2) определить основные способы образования лексем;

3) выявить особенности сочетаемости лексем, входящих в тематические группы анализируемой лексики;

4) представить специфику отражения духовной культуры саамов в лексическом составе языка.

В соответствии с поставленной целью и задачами в диссертации использовались следующие методы анализа: описательный, включающий в себя приемы наблюдения, интерпретации, систематизации и классификации исследуемого материала; квантитативный метод, основанный на количественном подсчете значимых единиц; метод сплошной выборки; методы полевой лингвистики – анкетирование, интервьюирование, наблюдение.

Теоретической и методологической основой данного исследования явились труды ученых, в которых лексика рассматривается как системно организованное целое: И. В. Арнольд, В. И. Кодухова, Э. М. Медниковой, А. А. Уфимцевой, Ф. П. Филина, Д. Н. Шмелева, Г. М. Керта и др., а также работы ученых в русле этнолингвистики: Э. Сепира, Б. Уорфа, Й. Вайсгербера, А. С. Герда, В. В. Иванова, Т. М. Судник, В. Н. Топорова, Т. В. Цивьян, Н. И. Толстого, С. М. Толстой, М. Г. Атаманова и др.

В качестве основных источников исследования использовались этнографические: «Жизнь, обычаи и мифы Кольских саамов в прошлом и настоящем» Н. П. Большаковой [2005], «Российские саамы. Историкоэтнографические очерки» Н. Н. Волкова [1996], «Фольклорные традиции в культуре саамской семьи» Е. И. Мечкиной [2010], «Русские Лопари (Очерки прошлаго и современнаго быта)» Н. Н. Харузина [1890], «Легенда об оленечеловеке» и «В краю летучего камня» В. В. Чарнолуского [1965; 1972]; учебные: «Саамский язык (кильдинский диалект)» Г. М. Керта [1971], «Саамское рукоделие» А. Е. Мозолевской, Е. И. Мечкиной [2008], «Азбука для лопарей, живущих в Кольском уезде Архангельской губернии» К. Щеколдина [1895];

лексикографические: «Словарь саамско-русский и русско-саамский» Г. М. Керта [1986], «Саамско-русский словарь» под ред. Р. Д. Куруч [1985], «Koltan- ja kuolanlapin sanakirja» T. I. Itkonen [1958], духовные: «Иисус пррнэ кннц» [1996], Евангелие от Матфея [2009], «Житие Трифона Печенгского» и словарь к «Житию Трифона Печенгского» [2010], составленный А. А. Антоновой, а также данные информантов – носителей кильдинского диалекта саамского языка.

Лексический материал, приведенный в диссертации из письменных источников, сохраняет принцип орфографии, свойственный оригиналу. Лексический материал, собранный автором в полевых условиях, сохраняет орфографию кильдинского диалекта современного саамского языка. В имеющихся словарях саамского языка применяется разная орфографическая система: в словаре Г. М. Керта запись слов произведена в соответствии с системой А. А. Антоновой, в словаре под ред. Р. Д. Куруч встречаются латинские буквы h, j. Автор диссертации пользовался графической системой, разработанной А. А. Антоновой [1982]. Общее число собранных и проанализированных наименований составляет 816 лексических единиц.

Научная новизна работы заключается в том, что впервые в истории российского саамского языкознания предприняты сбор, фиксация и классификация по тематическим и лексико-семантическим группам, а также лексико-грамматический и этнолингвистический анализ лексики духовной культуры кильдинского диалекта саамского языка. В диссертации вводится в научный оборот новый лексический материал (398 лексических единиц).

Практическая значимость работы. Данное диссертационное исследование вносит определенный вклад в разработку проблем лексикологии и лексикографии саамского языка. Собранный лексический материал может использоваться при составлении толковых, переводных, этнографических словарей кильдинского диалекта саамского языка. Результаты исследования лексики духовной культуры саамов могут найти применение в преподавании курсов истории и лексикологии современного саамского языка, сопоставительных курсов по финно-угорскому языкознанию. Материалы настоящего диссертационного исследования могут представлять определенный интерес для исследователей духовной культуры саамского и других финно-угорских народов.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Лексика кильдинского диалекта саамского языка сохраняет знания о богатой и уникальной духовной культуре саамов, отражает особенности мировоззрения коренного народа Кольского полуострова, его менталитет, хранит в себе следы народных обычаев и обрядов, верований.

2. Лексическое наполнение тематических групп лексики духовной культуры свидетельствует об их разной сохранности: лексика дохристианских верований сохранилась лучше лексики христианских верований. Среди тематических групп лексики обрядов жизненного цикла самой многочисленной является лексика погребально-поминального обряда. Среди тематических групп лексики народного искусства самой многочисленной является лексика декоративно-прикладного искусства.

3. Анализ лексического материала лексики духовной культуры кильдинского диалекта говорит о значительном влиянии на кильдинский диалект русского языка. Больше всего заимствований обнаружила крестильная лексика, утрату терминологии и замену ее заимствованиями из русского языка демонстрирует лексика свадебного обряда. Лексика дохристианских верований представляет собой пласт исконной лексики.

4. Способами пополнения лексики духовной культуры кильдинско- го диалекта саамского языка за счет внутренних средств являются морфологический, морфолого-синтаксический, лексико-синтаксический, лексикосемантический способы словообразования. Самым продуктивным способом образования глаголов является морфологический, имен существительных – лексико-синтаксический и морфологический.

Апробация работы. Отдельные положения и результаты диссертации обсуждались на заседании кафедры культурологии и межкультурных коммуникаций, теории языка и журналистики Мурманского государственного гуманитарного университета (ноябрь 2011), на заседаниях Лаборатории саамского языка Мурманского государственного гуманитарного университета (2009, 2010, 2011), а также на 11 научных конференциях: Международной конференции «Русский язык в культурной столице Европы–2010» (Венгрия, 2010), ХIII Международной научно-практической конференции «Реальность этноса. Образование и этническая безопасность» (Санкт-Петербург, 2011), Международной научной конференции «Саамская идентичность: проблемы сохранения языка и культуры на Севере» (Мурманск, 2011), Международной научно-практической конференции «Создание центра саамских знаний.

Жизнь традиций в современном мире» (Ловозеро, 2011), Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Социальногуманитарные чтения памяти профессора В. О. Гошевского» (Мурманск, 2010), Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Актуальные проблемы психологии в образовании» (Мурманск, 2010), Межрегиональных научно-практических конференциях «Чарнолуские чтения» (Мурманск, 2010, 2011), региональных научно-практических конференциях «Масловские чтения» (Мурманск, 2009, 2010, 2011).

Результаты исследования представлены в 11 статьях, в том числе в 4 изданиях из списка, рекомендованного ВАК РФ.

Исследование частично проводилось при финансовой поддержке РГНФ (грант № 11-14-51005 а/с), в рамках научно-технической программы Мурманской области на 2011 г.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы, списка сокращений, двух приложений, включающих список букв, характерных для графики кильдинского диалекта саамского языка, и список саамских слов, упоминаемых в тексте диссертации.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается выбор темы и ее актуальность, определяются объект, предмет, цель, задачи и методы исследования, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, излагаются положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации достигнутых результатов.

В главе 1 «Лексика духовной культуры кильдинского диалекта саамского языка как предмет исследования», состоящей из 5 разделов, раскрывается понятие этнолингвистики, даются краткие сведения о саамах и саамском языке, анализируется степень исследованности восточных диалектов саамского языка, выявляются трудности изучения лексики духовной культуры саамов, описываются источники ее изучения.

Этнолингвистика рассматривается как определенный подход к языку сквозь призму духовной культуры. За основу в работе взяты идеи Н. И. Толстого о важности исследования языка, религии, верований, обычаев, искусства для этнолингвистических разысканий в историческом, диахроническом аспекте, для реконструкции древних соотношений языка и этноса, языка и народной культуры. По мнению Н. И. Толстого, главным источником для изучения традиционной культуры является язык, этнолингвистика пользуется многими лингвистическими понятиями и методами. Этнолингвистический подход к анализу лексики духовной культуры кильдинского диалекта саамского языка в данном диссертационном исследовании выражен в инвентаризации и систематизации лингвистического материала, отражающего факты культуры саамов, так называемой лексики «с национальными этнокультурными значениями».

Саамы – один из коренных малочисленных народов Крайнего Севера Европы, один из древнейших народов уральской языковой семьи. Саамы живут в основном в пределах четырех стран: России, Финляндии, Швеции и Норвегии. Общая численность населения саамов – от 60 до 80 тысяч, в России на Кольском полуострове саамов насчитывается 1771 человек. Этнографическая самобытность саамов явилась результатом их проживания с незапамятных времен в суровых арктических условиях Севера, разнообразных культурных связей, которые исторически уходят в глубокую древность, формы хозяйства, образа жизни, в основе которых лежит оленеводство, рыболовство, охота.

Саамский язык составляет отдельную группу финно-угорской ветви уральской языковой семьи. По своим особенностям он наиболее близок прибалтийско-финским языкам, что связано с общностью их происхождения, истории и территориальной близостью. Саамский язык имеет нефинноугорский субстрат, до трети словарного запаса саамского языка не имеет соответствий в уральских языках, что свидетельствует о нефинно-угорских элементах, участвовавших в этногенезе саамов. Саамский язык характеризуется как синтетико-агглютинативный со значительным развитием внутренней флексии и аналитизма.

В саамском языке имеется от 4 до 10 диалектов с фонетическими, грамматическими и лексическими общностями и различиями. Это стало основанием для некоторых зарубежных ученых считать диалектные группы саамского языка отдельными языками. В данной работе за основу признается мнение Г.М. Керта о наличии 10 диалектных групп, разделенных на восточную и западную группы диалектов.

До 1937 г. саамская письменность существовала на латинской графике с добавлением диакритических знаков твердости и мягкости и состояла из букв. С 1937 г. саамская письменность переводится на кириллицу, с этого же года преподавание саамского и на саамском прекратилось. В 1982 г. вышел в свет саамский букварь А. А. Антоновой, изданный на русской графике. Орфографии на кириллице был придан официальный статус. Для специфических саамских звуков были найдены определенные графические изображения, с тех пор алфавит кильдинского диалекта насчитывает 40 букв, из которых 8 обозначают специфические саамские звуки.

Степень изученности восточных диалектов саамского языка неоднородна. В работах ученых исследовалась фонетическая и морфологическая структуры диалектов (А. Генетц [1891], Д. Европеус [1856], И. Халас [1881], Э. Итконен [1939]), была систематизирована лексика кольско-саамских диалектов, чередование ступеней согласных (Т. Итконен [1916]), изучено глагольное словоизменение, описана история саамского языка (М. Корхонен [1967; 1974; 1981]), определены диалектные различия (А. Эндюковский [1937]). Первое систематическое описание фонетики, морфологии и синтаксиса кильдинского диалекта проведено Г. М. Кертом [1971], фонологии, морфологических и морфонологических чередований, морфологии бабинского диалекта – П. М. Зайковым [1987], фонетическая система, морфологические категории имени и глагола йоканьгского диалекта – С. Н. Терёшкиным [2002]. В работах Г. М. Керта лексика восточных диалектов саамского языка изучалась с точки зрения нефинно-угорского субстрата, финно-угорского и прибалтийско-финского слоев лексики, заимствований из русского языка [1994]. Ряд его статей посвящен характеристике лексики саамских диалектов Кольского полуострова, наиболее исследована топонимическая лексика саамского языка [1960; 1975; 2009].

Сложность изучения духовной культуры саамов связана с отсутствием в научной литературе однозначной трактовки термина «культура», общепринятого определения понятия «духовная культура». В данной работе за основу принято определение духовной культуры А. С. Кармина как наиболее адекватное цели и задачам настоящего исследования: «Область духовной культуры следует отделять не от «материальной» культуры, а от культурных форм, ориентированных на практическую регуляцию поведения людей, т.е. от технологической и социальной культуры. <…> Мифология, религия, искусство, философия – вот основные формы духовной культуры, наиболее очевидным образом принадлежащие к ней».

При всем интересе к уникальной культуре северного народа духовная культура саамов Кольского полуострова не была отдельным предметом исследования ученых. До начала XVIII в. научного исследования Мурмана не было, научный интерес к истории и культуре региона появляется в конце ХIХ – начале ХХ вв., когда мурманский регион становится предметом исследования историков, географов, этнографов. Отправной точкой изучения этнографии саамов ученые признают книгу Н. Н. Харузина «Русские лопари» [1890].

Первые публикации по саамским диалектам принадлежат зарубежным исследователям: список из 95 слов и словосочетаний на йоканьгском диалекте Барроу [1557], языковой материал, собранный по диалектам саамского языка М. Кастреном [1837], И. Фриисом [1867], словарь из 363 слов и выражений на йоканьгском диалекте Э. Рэя [1881], список слов на бабинском диалекте Д. Европеуса [1856], «Словарь кольско-саамских диалектов» А. Генетца [1891], «Koltan- ja kuolanlapin sanakirja» T. I. Itkonen [1958]. В «Саамскорусском словаре» под ред. Р. Д. Куруч [1985] и «Саамско-русском, русскосаамском словаре» Г. М. Керта [1986] собран лексический материал кильдинского диалекта, опыт сравнительно-сопоставительного словаря саамских диалектов предприняли ученые П. Саммаллахти и А. Хворостухина [1991].

Результатом ряда экспедиций по сбору фольклорных, этнографических, топонимических материалов саамов Кольского полуострова под руководством Г. М. Керта явились сборник «Образцы саамской речи, материалы по языку и фольклору саамов Кольского полуострова (кильдинский и йоканьгский диалекты)» [1961], сборник «Образцы саамской речи» [1988], 11 текстов на бабинском диалекте в монографии П. М. Зайкова «Бабинский диалект саамского языка (фонолого-морфологическое исследование)» [1987]. К образцам саамской речи относятся аудиозаписи йоканьгского, нотозерского, бабинского и кильдинского диалектов, сделанные под руководством Г. М. Керта [1960–1970].

К источникам изучения лексики духовной культуры саамов относятся книги духовного содержания, представленные переводами Евангелия от Матфея на кильдинский диалект А. Генетцем [1878], А.А. Антоновой [2009], на нотозерский диалект К.П. Щеколдиным [1884], молитвами и притчами в «Азбуке для лопарей» К.П. Щеколдина [1885], Библией для детей «Иисус друг детей» [1996] и «Житием Трифона Печенского» в переводе А.А. Антоновой [2009]. К источникам изучения лексики духовной культуры саамов можно отнести печатную литературу за последние двадцать лет, поскольку выход в свет стихов О. Вороновой [1990] на йоканьгском диалекте официально считается началом саамской литературы на Кольском полуострове. Это Кармин, А.С. Культурология [Текст] / А.С. Кармин. – СПб.: Изд-во «Лань», 2001. – С. 317.

стихи и сказки Э. Галкиной, Е. Коркиной, С. Якимович на кильдинском диалекте, повесть А. Бажанова «Белый олень» в переводе на кильдинский диалект А. А. Антоновой, сказки П. Юрьева на кильдинском диалекте.

В главе 2 «Отражение духовной культуры саамов в лексике кильдинского диалекта саамского языка», состоящей из 5 разделов, дана классификация лексики духовной культуры по тематическим группам, тематическим подгруппам, лексико-семантическим группам, характеристика лексики с точки зрения семантики, описаны типичные способы образования для каждой тематической группы, выявлены особенности сочетаемости лексем.

Под лексикой духовной культуры в данном исследовании понимается лексика, которая обслуживает все сферы духовной деятельности человека.

Под тематической группой и тематической подгруппой в данной работе понимаются объединения слов разных частей речи, основанные на классификации предметов и явлений реальной действительности. Под лексикосемантической группой понимаются объединения слов, основанные на наличии внутреннего единства составляющих их компонентов, которые могут быть связаны между собой синонимическими, антонимическими, родовидовыми отношениями и по сходству выраженных значений.

Лексика духовной культуры кильдинского диалекта в данной работе разделена на четыре основные тематические группы в соответствии с пониманием духовной культуры как совокупности ценностей и традиций, созданных человеческим обществом:

1. Тематическая группа «Лексика верований» представлена 2 тематическими подгруппами: «Лексика дохристианского (языческого) происхождения» и «Лексика христианского происхождения», что соответствует принятому в отечественном религиоведении выделению этапов развития исторических форм религии.

В тематической подгруппе «Лексика дохристианских верований» зафиксирована 21 лексема, что составляет 2,6% общего количества собранной лексики духовной культуры кильдинского диалекта саамского языка. Среди них 18 однословных лексем (4 непроизводных, 14 производных) и 3 словосочетания (2 с выраженной связью – аналитических, 1 с невыраженной связью – примыканием). В соответствии с формами первобытных верований (тотемизм, фетишизм, анимизм, магия и шаманизм) в дохристианской лексике саамов Кольского полуострова выделены следующие подгруппы: тотемистическая лексика (напр., Мяндаш, Мяндаш-вежа жилище Мяндаша', Конньтака жена дикого оленя' и др.); лексика фетишизма (напр., сейд священный камень', ерле-четьке камень счастья'); анимистическая лексика (напр., Луот-хозик хозяйка оленей', Разиайке хозяйка трав, Аккрува покровительница рыболовства' и др.); лексика шаманизма (напр., нуэйт колдун', куэмдас бубен шамана', нойд-акка колдунья'); магическая лексика (напр., почень пояс', Поръяврь жертвенное озеро', чуэрвь-гарты рога диких оленей'). В данной тематической подгруппе не встречаются заимствования из русского языка. Лексема сейд восходит к уральскому пласту лексики, лексемы Трьмесь2, нойд3, Мец4 имеют параллели в финском языке. Указанная подгруппа лексики отражает языческие верования коренного народа Кольского полуострова: поклонение сейдам – священным камням, в которых, по саамским поверьям, обитал дух этого камня, предок, родоначальник обитателей какого-либо населенного пункта; тотемистические верования.

В тематической подгруппе «Лексика христианских верований» зафиксированы 46 лексем, что составляет 5,6% общего количества собранной лексики духовной культуры кильдинского диалекта саамского языка. Среди них 26 однословных лексем (17 непроизводных, 9 производных) и 20 словосочетаний (12 с выраженной связью – синтетических, 6 с невыраженной связью – примыканием, 2 словосочетания состоят из трех слов).

Религиозная христианская лексика кильдинского диалекта представлена следующими лексико-семантическими группами: «Наименования Верховного божества, Всевышнего творца» (напр., ммель Бог', Алльм Аджь Небесный Отец', Пассь к святой дух' и др.), «Наименования понятий, обозначающих религиозные начала» (напр., к душа', Алльм Цоаррвудт Царствие Небесное', райй рай' и др.), «Наименования понятий, противоречащих религиозным началам» (напр., реххьк грех', цуэррьт черт', Рекь Чоххкэй искуситель' и др.), «Наименования предметов культа, церковной утвари» (напр., рысст крест', твас свеча', ладан ладан' и др.), «Наименования религиозных обрядов, таинств» (напр., мойнсемушш проповедь', пассь пост', вяннцъемушш венчание' и др.), «Наименования священнослужителей, христианской церковной иерархии» (напр., шурьмусьлушшэй первосвященник', вуйнасвудт духовенство', пассьлыххкэй преподобный' и др.), «Наименования подвижников и противников христианства» (напр., Рысстэй Эвван Иоанн Креститель', ммьле вррэй верующий', Эвтэс Яллмуж Саррнэй проповедник' и др.), «Наименования книг церковного содержания» (Пась Евангели Святое Евангелие'), «Наименования церкви, храмовой постройки» (ммель пэррт церковь, храм', коаммрэллэм пэррт монастырь'). В исследуемой тематической подгруппе представлена синонимия (Осподт – ммель – Алльм Аджь Бог'; цуэррьт – чн черт'); антонимия (райй – адт рай – ад', Осподт – цуэрьт Бог – черт'). С точки зрения происхождения, в группе присутствуют как исконно саамские (ммель, чн), так и заимствованные слова (Осподт, ладан, рысст). Данная тематическая подгруппа лексики в кильдинском диалекте отражает христианские воззрения саамов, которые явились результатом распространения православия русШеффер, И. Лапландия [Текст] / И. Шеффер. – М.: ИПО «У Никитских ворот», 2008. – С. 83.

Lundmark, B. Rijkuo-Maja and Silbo-Gammoe – towards the question of female shamanism in the Saami area [Текст] / B. Lundmark // Saami Religion: papers / The Donner Institute for research in religious and Cultural History Abo/Finland; Distributed by Almqvist &Wiksell International Stockholm/Sweden. – S. 158–169.

Шеффер, И. Лапландия [Текст] / И. Шеффер. – М.: ИПО «У Никитских ворот», 2008. – С. 206.

скими священниками. Тематическая лексика верований свидетельствует о православном синкретизме саамов.

2. В тематическую группу «Лексика обрядов жизненного цикла» входят следующие подгруппы: «Лексика родильного обряда», «Лексика крестильного обряда», «Лексика свадебного обряда», «Лексика погребальнопоминального обряда», что соответствует принятой в русской этнографии классификации обрядов. Тематические подгруппы, в свою очередь, делятся на лексико-семантические группы, в основу распределения по которым легли наиболее общие дифференциальные признаки: «ритуальное действие», «участие в обряде» и «использование в обрядовой ситуации».

В тематической подгруппе «Лексика родильного обряда» зафиксированы 104 лексических единицы, что составляет 12,7% общего количества собранной лексики духовной культуры кильдинского диалекта саамского языка.

Среди них 39 однословных лексем (19 непроизводных, 20 производных) и словосочетаний (с выраженной связью – 10 синтетических, 3 аналитических;

с невыраженной связью – 4 со связью примыкание, 14 со связью соположение; словосочетания из трех и более единиц – 34). В составе подгруппы «Лексика родильного обряда» выделены следующие 4 лексикосемантических группы: «Наименования ребенка» (напр., удцьхэнч малыш', прнэнч ребенок, дитя', авьтма пррьн первенец' и др.); «Наименования лиц, связанных с рождением ребенка» (напр., бабка повитуха', прьн шэннта нызан роженица', нн мать' и др.); «Наименования атрибутов, связанных с рождением ребенка» (напр., нн мййт материнское молоко', ктткэмь люлька, зыбка, колыбель', нбпь пуповина' и др.); «Наименования действий, связанных с рождением ребенка» (напр., шэннтътэ рожать/родить кого', пллълуввэ перен. забеременеть', чкэ прьн сай хоронить послед' и др.). В целом терминология родильного обряда является исконной. Замена ее заимствованиями из русского языка встречается редко (бабка повитуха'). В данном пласте лексики отразились древние мифологические представления саамов об одинаковом устройстве природы и человека.

Напр., значение лексемы пссь послед' (букв. гнездо'), отношение к последу как к умершему двойнику ребенка (чкэ прьн сай хоронить послед').

В тематической подгруппе «Лексика крестильного обряда» зафиксированы 28 лексем, что составляет 3,4% общего количества собранной лексики.

Среди них 21 однословная лексема (12 непроизводных, 9 производных) и словосочетаний (с выраженной связью – 2 синтетических; с невыраженной связью – 4 соположения; 1 словосочетание из трех единиц:). В составе крестильной лексики выделены 4 лексико-семантические группы: «Наименования ребенка» (напр., рысст алльк крестный сын', рысст нййт крестная дочь'); «Наименования лиц, связанных с обрядом крещения ребенка» (напр., рысст нн крестная мать', кум кум', рысст аджь крестный отец' и др.);

«Наименования атрибутов, связанных с крещением ребенка» (напр., пуйххьц купель', пэ корыто', кодтэм каввьн кадило' и др.); «Наименования ссэм действий, связанных с крещением ребенка» (напр., рысстэ крестить когочто', кдтэ кадить', молдэдтэ молиться' и др.). Половина однословных непроизводных лексем представляет собой заимствования из русского с определенной фонетической адаптацией (молдэдтэ молиться', тасс таз'). Обряд крещения относится к церковным обрядам и связан с христианизацией саамов Кольского полуострова.

В тематической подгруппе «Лексика свадебного обряда» зафиксированы 73 лексические единицы, что составляет 8,9% общего количества собранной лексики. Среди них 36 однословных лексем (22 непроизводных, 14 производных) и 37 словосочетаний (18 с выраженной связью – 17 синтетических, 1 аналитическое; 14 с невыраженной связью – 10 с примыканием, 4 с соположением; словосочетания из трех и более единиц – 4). В данную тематическую подгруппу входит «Лексика обряда «Сватовство» и «Лексика обряда «Свадьба», которые делятся на следующие лексико-семантические группы:

«Наименования действий» (напр., внхэ сватать', кллесьлуввэ выйти замуж', найххьтэ женить' и др.), «Наименования участников» (напр., сссь тетя (женщина, которая вела невесту в дом для оплакивания и переплетала ей косу, обычно старшая сестра отца)', нййт кйе выййтмэсьт девушка на выданье', нййт кнньц подружки невесты'), «Наименования атрибутов» (шамшура национальный женский головной убор, который надевался на голову невесты', рыбпехь платок'). Лексика свадебного обряда обнаруживает утрату саамской свадебной терминологии и замену ее заимствованиями из русского языка (свадьба свадьба', приданое приданое', зяххьт зять', молода молодая (жена)' и др.). Отдельные исконные лексемы входят с заимствованными в синонимические отношения (коаб и молода молодая (жена)', коалхэсс и жэнэхь жених'). Словосочетание кррэ рыбпехь повязать платок' восходит к старинному обычаю повязанья': если девушка давала во время сватовства согласие выйти замуж за сватающегося парня, тот укрывал ее плечи платком, затем трижды, по солнцу, обводил этот платок вокруг шеи девушки и завязывал концы платка. С этого момента девушка считалась невестой (коабсэсс), парень – женихом (коалхэсс).

В тематической подгруппе «Лексика погребально-поминального обряда» зафиксированы 188 лексем, что составляет 23% общего количества собранной лексики. Среди них 60 однословных лексем (25 непроизводных, производных) и 128 словосочетаний (с выраженной связью – 39 синтетических, 7 аналитических; 9 словосочетаний с невыраженной связью – соположением; 23 с невыраженной связью – примыканием); 50 словосочетаний состоят более чем из двух слов (из них 8 предикативных словосочетаний).

В составе данной тематической подгруппы выделены следующие лексико-семантических групп: «Общие названия обрядов» (напр., мушштлэмушш поминки', ркант похороны', проашшьемушш прощение, прощание' и др.), «Названия обрядовых действий предпохоронного обряда» (напр., лшшьтэ ркет отпустить грехи', няввэ давать наказ', пэссэ яммей обмывать покойника' и др.), «Названия обрядовых действий похоронного обряда» (напр., рххкэ хоронить', оаввлэ плакать, оплакивать', чгкэ кльм зарыть могилу' и др.), «Названия обрядовых действий послепохоронного обряда» (мушштлэ поминать'), «Названия участников обрядовых действий и умершего» (напр., яммей мертвец, покойник', агас нагруввма усопший', пэссэй обмывальщик' и др.), «Названия атрибутов и места захоронения погребально-поминального обряда» (напр., клльм могила', рффь гроб', яммье сыййт кладбище' и др.), «Представления о судьбе, жизненном пути» (напр., сядт судьба', ммьлен аннта ллемь сядт букв. Богом дана была долгая жизненная судьба', кукесь ял мэ нэ долгий жизненный путь прошел' и др.). В данной группе слов представлены в основном исконные саамские лексемы, заимствований из русского языка зафиксировано только два (памятнэххк памятник', бурка бурки'). В исследуемой тематической подгруппе широко представлена синонимия: ркант, рххкмушш, чгкмушш похороны, погребение', яммьент, ямма, яммей, еамм олма, агас нагруввма мертвый, мертвец, покойник'; прослеживается семантическая оппозиция лссесь/кххьпсесь соаррьм тяжелая/легкая смерть'.

3. В тематическую группу «Лексика народного искусства» входят следующие тематические подгруппы: «Лексика песенного творчества», «Лексика танцевального искусства», «Лексика музыкальных инструментов», «Лексика декоративно-прикладного искусства».

В тематической подгруппе «Лексика песенного творчества» зафиксированы 44 лексические единицы, что составляет 5,4% общего количества собранной лексики. Среди них 20 однословных лексем (6 непроизводных, производных) и 24 словосочетания (с выраженной связью – 2 синтетических;

с невыраженной связью – 14 с примыканием, 4 с соположением; словосочетания из трех и более единиц – 4). В составе данной тематические подгруппы выделены 5 лексико-семантических групп: «Общее наименование песен» (напр., суммь, лыввьт, лввл, луввьт песня'), «Наименование действий, связанных с пением» (напр., лввлэ петь', кэгкэ петь без слов' лыввтсэллэ напевать'), «Наименование жанров песен» (напр., мушштсэллэм лввл песня-подражание', оанхэсь лввл частушка', луйххкэмь лввл песня-плач' и др.), «Наименование манеры исполнения песен» (напр., пэджь лыввьт грустная песня', руэньсэссь лввл веселая песня', к кссей луввьт заунывная песня' и др.), «Наименование исполнителей песен» (напр., лввлэй певец', кллоалтэнч колокольчик (о звонкоголосой певице', лвлчесь нийта певунья (о девочке)'). Синонимия представлена среди непроизводных однословных лексем (суммь, лыввьт, лаввл, луввьт песня') и производных (лыввтъей, лввлэй исполнитель песни'). С точки зрения происхождения, лексемы представляют собой исконную саамскую лексику, в исследуемом материале встретилось одно заимствование из русского языка – нарэд народ'. Данная группа лексики отражает особенности песенного искусства саамов, связанные с долгими перекочевками, одинокой ездой на оленях, оторванностью от большого коллектива в течение продолжительного времени, что создало условия для бытования лирической сольной песниимпровизации.

В тематической подгруппе «Лексика танцевального искусства» зафиксированы 26 лексических единиц, что составляет 3,2% общего количества собранной лексики. Среди них 15 однословных лексем (6 непроизводных, производных) и 11 словосочетаний (с выраженной связью – 4 синтетических;

с невыраженной связью – 5 со связью примыкание, 1 соположение; 1 словосочетание из трех единиц). В тематической подгруппе «Лексика танцевального искусства» выделены 5 лексико-семантических групп: «Общие наименования танцев» (напр., пляссъемушш, пляссънэгк танцы', нюччкмушш танцы, прыганье'), «Наименования разновидностей танца» (напр., кррнас пляссъемушш танец ворона', пуаз пляссъемушш танец оленя', кадриль кадриль' и др.), «Наименования участников танца» (напр., пляссъей танцор', кннц кавалер, напарник в танце'), «Наименования действий, связанных с танцами» (напр., пляссъе танцевать', коаххче пляссъе пригласить на танец', нюччке прыгать, танцевать' и др.), «Наименования манеры исполнения танца» (напр., кhпсэнне пляссъе легко танцевать', пляссъей нючкнэлле танцевать подпрыгивая' и др.). В исследуемой группе представлена синонимия: нюччкмушш – пляссъемушш танец'; тоавврэшш – кннц напарник в танце', заимствование: лексемы пляссъе танцевать', танец танец', тоавврэшш кавалер, напарник в танце'. Символический язык традиционных танцев саамов связан с мифологическими представлениями, семантика народных танцев саамов состоит в подражании природе (тал пляссъемушш танец медведя', пуаз пляссъемушш танец оленя').

В тематической подгруппе «Лексика музыкального искусства» зафиксированы 20 лексических единиц, что составляет 2,6% общего количества собранной лексики. Среди них 9 однословных лексем (8 непроизводных, производное) и 11 словосочетаний (с выраженной связью – 1синтетическое; с невыраженной связью – 1 примыкание, 3 соположения; словосочетания из трех и более единиц – 6). В данной тематической подгруппе выделены 5 лексико-семантических групп: «Наименования музыкальных инструментов» (напр., келля руввьт нючкагуэйм языковые колокольца', кэнца постучалки', гармошка гармонь' и др.), «Наименования действий, производимых на музыкальных инструментах» (напр., тгкэ бить, колотить, стучать', оаллвэ завывать', шэрэдэ греметь'), «Наименования материала, из которого изготовлены музыкальные инструменты» (напр., чуэррьв рог', мрр дерево', чнне чонт кшшкта высушенное гусиное горло' и др.). Данная тематическая подгруппа представлена исконными саамскими лексемами. Морфология саамского музыкального инструментария тесным образом связана с флорой и фауной Лапландии: основной корпус инструментария составляют кости и иные анатомические части животных – рога, копыта, шкура и сухожилия оленя, медвежьи, волчьи клыки и когти, щучьи и лосиные зубы, горло арктической гагары, тетерева и гуся (кэнца постучалки', изготовлялись из оленьих копытцев, ср.: кэннц ноготь, коготь, копыто').

В тематической подгруппе «Лексика декоративно-прикладного искусства» зафиксированы 227 лексических единиц, что составляет 27,8% общего количества собранной лексики. Среди них 118 однословных лексем (99 непроизводных, 19 производных) и 109 словосочетаний (19 с выраженной связью – 17 синтетических, 2 аналитических; 60 с невыраженной связью – примыкания, 37 соположения; словосочетания из трех и более единиц – 30).

В тематической подгруппе «Лексика декоративно-прикладного искусства» выделены 7 лексико-семантических групп: «Наименования действий, связанных с ручной работой» (напр., куаррэ шить', туввнэ штопать', коадт вязать' и др.), «Наименования видов рукоделия» (напр., пссьрен куаррмушш шитье бисером', рыст-рыст куаррмушш вышивка крестом', сэфс куськэн куаррма аппликация мехом' и др.), «Наименования участников процесса» (напр., куадтй вязальщица', поаннэй пряха', куаррэй швея' и др.), «Наименования орудий и принадлежностей действий» (напр., торячка катушка для ниток', вайй выкройка', снн нитка' и др.), «Наименования элементов орнамента» (напр., тссьт круг', пыла пн зубчатые линии', мнн луна, месяц' и др.), «Наименования материала для прикладного искусства» (напр., нвьт куажа шкурка пушнины', нуэрьй куэшш шкура тюленя', коаммас камыс (шкура с ног оленя)' и др.), «Наименования изделий декоративно-прикладного искусства» (напр., кыррьй сугк чулки с орнаментом', пессь туэль котнэсс берестяная скатерть', орк оаннм подвязки повседневные' и др.). Непроизводные однословные лексемы являются в основном исконными саамскими словами, заимствования из русского языка вступают с ними в синонимические отношения: куаррэ – вышивайе шить, вышивать', образуют словосочетания: машина нввьл машинная игла'. Национальный саамский орнамент свидетельствует о древности саамской культуры, элементы орнамента несут большой смысл, который можно прочитать при определенных знаниях, поэтому, вероятно, орнаментация и письмо восходят к одному корню (кырьйхэ 1. писать, написать, записать; 2. украсить узором, орнаментом; 3. вышить').

4. В тематической группе «Лексика праздников» зафиксированы лексических единиц, что составляет 4,8% общего количества собранной лексики. Среди них 7 однословных лексем (5 непроизводных, 2 производное) и 32 словосочетания (с выраженной связью – 15 синтетических; с невыраженной связью – 6 примыкания, 7 соположений; словосочетания из трех и более единиц – 4). В данную тематическую группу входят названия языческих (напр., Талл пййв Медвежий праздник', пудзэ ляшкант Имание оленей'), православных (напр., Выррьп пассьпййв Вербное воскресенье', Яммье Ажь Пййв Пасха усопших', Проашьемь пассьпеййв Прощеное воскресенье и др.) и современных праздников (напр., Смь сань пййв День саамского слова', Кэрхэллэм пййв День оленеводов', Првэ мйй пййв Первое Мая' и др.). Данная тематическая группа представлена исконными лексемами (напр., Лавизня Благовещение', дт Ыгкь Новый год') и заимствованными (напр., Првэ мйй Первое Мая'). Заимствование названий православных праздников из русского языка явилось результатом длительного сосуществования саамов с русским населением. Наряду с саамской лексемой Шрр Пййв праздник' носители языка употребляют заимствованное из русского языка слово празднэхьк праздник', данные лексемы входят в синонимические отношения.

Лексика духовной культуры кильдинского диалекта саамского языка несет богатый этнолингвистический потенциал, отражает национальную самобытность саамов, которая является результатом проживания коренного народа Севера в суровых арктических условиях и связана с занятиями традиционными видами промыслов: оленеводством, рыболовством, охотой. Духовная культура саамов, богатая и уникальная, хранит в себе следы народных обычаев и обрядов, верований коренного народа Кольского полуострова.

Анализ лексического материала показал, что лексика духовной культуры кильдинского диалекта саамского языка представляет собой целостную систему, она хорошо сохранилась в памяти носителей диалекта, но недостаточно зафиксирована в современных словарях саамского языка.

В ходе проведенного исследования выявлено, что лексика духовной культуры кильдинского диалекта саамского языка пополняется за счет следующих способов образования:

1. Морфологический способ (агглютинация). Этот способ словообразования является одним из самых продуктивных для образования глаголов, в то же время этот способ словообразования распространен и у существительных.

Производные глаголы лексики духовной культуры кильдинского диалекта образуются как от имен: пллълуввэ перен. забеременеть' от плл мяч' при помощи суффикса -луввэ; рысстэ крестить кого-что' от рысст крест' при помощи суффикса -э; кырьйхе, кыррье вышить (вышью, вышьешь)' от кыррьй 1. орнамент, узор; 2. письмо' при помощи суффиксов -э, -х; няммдэ приклеить' от существительного няммь клей' помощи суффикса -д, так и от глаголов: шэннтътэ рожать/родить кого' от шэннтэ родиться' при помощи суффикса -ъ-; лвлсэ спеть что (быстро)' от лввлэ петь' при помощи суффикса -с, руэсскшэ считать что-л. излишне разукрашенным цветным сукном' от руэссктэ украсить что-л. цветным сукном' при помощи суффикса -ш.

Производные существительные образуются от глаголов при помощи суффикса -ч: рягэч плакса' (от рягкэ плакать'), лвлэч любитель (любительница) петь' от глагола лввлэ петь'; при помощи суффикса -мушш:

кххгмушш смотрины' от кhче смотреть', вунхэмушш сватовство' от внхэ сватать'; от существительных при помощи суффикса -мушш рысстмушш крещение' от рысст крест'.

2. Морфолого-синтаксический способ (образование слов посредством субстантивации, адвербиализации). Этот способ словообразования достаточно распространен при образовании лексики духовной культуры кильдинского диалекта. Результатом субстантивации причастий являются следующие существительные: пэссэм ванна, корыто' (пэссэ мыть/вымыть кого-что' + суффикс причастия -эм); внхэй сват' и яммей мертвый, мертвец, покойник' (внхэ сватать' и ямме умереть' + суффикс причастия –эй и др.); результатом субстантивации прилагательных являются существительные Тьермес Бог грома' (букв. громкий' от tierm шум, гром' при помощи суффикса -с).

3. Лексико-синтаксический способ (словосложение) не является продуктивным при образовании лексики духовной культуры кильдинского диалекта. В анализируемой лексике таким способом образованы только некоторые существительные: нн-плль мачеха' (букв. половина матери'), аджь плль отчим' (букв. половина отца'), рысст нн крестная мать' и др.

4. Лексико-семантический способ словообразования (развитие внутреннего значения слова) также не является продуктивным при образовании указанной группы лексики. Примерами этого способа образования являются существительные пссь послед' (букв. гнездо'), 1. береста 2. гнездо';

кыррьй 1. орнамент, узор; 2. письмо'; нввьт 1) зверь (любой); 2) волк; 3) мех, пушнина' и др.

Таким образом, самым продуктивным способом образования у глаголов является морфологический, у имен существительных – морфологический и морфолого-синтаксический. В ходе лексико-грамматического анализа установлено, что пополнение лексики духовной культуры кильдинского диалекта саамского языка происходит как за счет внутренних средств, так и за счет заимствований.

В заключении диссертации подводятся итоги исследования, обобщаются полученные результаты, определяются перспективы исследования, которые видятся в реконструкции духовной культуры коренного народа Кольского полуострова, построении языковой картины мира саамов.

Основные положения диссертации нашли отражение в следующих публикациях автора:

Статьи в научных изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1. Бакула В. Б. Лексика песенного творчества в кильдинском диалекте саамского языка // Вестник Поморского университета: научный журнал (гуманитарные и социальные науки). – Архангельск: Изд. центр Поморского университета, 2011. – Вып. 8. – С. 103–106 (0,25 п. л.).

2. Бакула В. Б. Лексика христианства в кильдинском диалекте саамского языка // Вестник Поморского университета: научный журнал (гуманитарные и социальные науки). – Архангельск: Изд. центр Поморского университета, 2011. – Вып. 8. – С. 107–111 (0,3 п. л.).

3. Бакула В. Б. Лексика крестильного обряда в кильдинском диалекте саамского языка // Научно-технические ведомости СПбГПУ: журнал (гуманитарные и общественные науки). – СПб.: Издательство Политехнического университета, 2011. – № 4 (136). – С. 201–204 (0,25 п. л.).

4. Бакула В. Б. Лексика дохристианских верований в кильдинском диалекте саамского языка // Вестник МГОУ. Серия «Лингвистика». – 2012. – № 1. – М.: Изд-во МГОУ. – С. 7–12 (0,38 п. л.).

Публикации в других научных изданиях:

1. Бакула В. Б. Религиозная лексика кильдинского диалекта саамского языка // VIII Масловские чтения: Сборник научных статей: В 2 ч. / науч. ред.

Н. Г. Благова, С. А. Антошина – Мурманск: МГГУ, 2010. – Ч. 1. – С. 46–(0,3 п.л.).

2. Бакула В. Б. История переводов библии на языки кольских саамов // Русский язык в культурной столице Европы – 2010: Материалы международной научной конференции 15–17 апреля 2010 / отв. ред. М. Поварницына, В. Вигвари. – Pch: Edenscript Kft. e. graphic studioja, 2010. – С. 10–(0,38 п.л.).

3. Бакула В. Б. Духовная лексика саамов и источники ее изучения // Вопросы теории и практики в исследованиях магистров: Сборник статей / отв.

ред. Л. Е. Туканова. – Мурманск: МГПУ, 2010. – Вып. 1. – С. 16–28 (0,8 п.л.).

4. Бакула В. Б. История изучения восточных диалектов саамского языка Кольского полуострова // Наука и бизнес на Мурмане: Науч.-практ. альм. – Мурманск: МКИ, 2010. – № 2 (69). – С. 54–63 (0,6 п.л.).

5. Бакула В. Б. Лексика духовной культуры как фактор сохранения этнической общности народа саами // Реальность этноса. Образование и этническая безопасность: Сборник статей по материалам XIII Международной народной практической конференции. Санкт-Петербург, 12–14 апреля 2011 г. / Под науч. ред. И. Л. Набока. – СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2011. – С. 378–381 (0,25 п.л.).

6. Бакула В. Б. Лексика погребально-поминально обряда в кильдинском диалекте саамского языка // Чарнолуские чтения: саами в динамике современной культуры: материалы IV международной научно-практической конференции, 14–15 ноября 2011 г.: в 2 ч. / отв. ред. Л. С. Вагинова. – Мурманск:

МГГУ, 2011. – Ч. 1. – С. 106–110 (0,3 п.л.).

7. Бакула В. Б. Источники изучения лексики духовной культуры саамов Кольского полуострова // Чарнолуские чтения: Материалы межрегиональной научно-практической конференции 12–13 апреля 2010 г.: / отв. ред. Л. С. Вагинова. – Мурманск: МГГУ, 2011. – С. 70–74 (0,25 п.л.).

8. Бакула В. Б. Лексика свадебного обряда в кильдинском диалекте саамского языка // IX Масловские чтения: сборник научных статей / науч. ред.

Н. Г. Благова. – Мурманск: МГГУ, 2011. – Ч. 1. – С. 83–87 (0,3 п.л.).






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.