WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Маховикова Диана Владимировна

ЛЕКСИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА

КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ ВРЕМЕНИ

В СОВРЕМЕННОМ АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ

Специальности: 10.02.04 – германские языки

 10.02.19 – теория языка

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата филологических наук

Тамбов 2012

Работа выполнена в Тамбовском государственном университете имени Г.Р. Державина

Научный руководитель

доктор филологических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ

Болдырев Николай Николаевич

Официальные оппоненты

Беседина Наталья Анатольевна

доктор филологических наук, профессор,

заведующая кафедрой делового

иностранного языка Белгородского

государственного университета

Гунина Наталия Александровна

кандидат филологических наук, доцент,

доцент кафедры международной

профессиональной и научной

коммуникации Тамбовского

государственного технического

университета

Ведущая организация

Московский городской педагогический университет

Защита состоится «25» мая 2012 г. в 13.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.261.04 при Тамбовском государственном университете имени Г.Р. Державина по адресу: 392000, Тамбов, ул. Советская, д. 181 И, учебный корпус № 5, Зал заседаний диссертационных советов.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Тамбовского государственного университета имени Г.Р. Державина.

Автореферат размещён на сайте Министерства образования и науки РФ http://vak.ed.gov.ru.

Автореферат разослан «____» апреля 2012 г.

Учёный секретарь

Диссертационного совета                       И.Ю. Безукладова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Реферируемая работа посвящена изучению специфики лексического способа концептуализации времени на основе выявления когнитивных схем, структурирующих соответствующий концепт, а также анализа когнитивных и языковых механизмов формирования конкретных временных смыслов.

Гипотезу диссертационного исследования составляет положение о том, что в основе лексических моделей концептуализации времени лежат определенные когнитивные схемы обработки временных характеристик, которые, с одной стороны, обеспечивают структурирование соответствующего концепта, а с другой стороны, – формирование лексических значений времени в конкретном языке.

Объектом исследования являются лексические средства репрезентации концепта TIME в современном английском языке, представленные как отдельными языковыми единицами, так и сочетаниями слов с временным значением.

Предметом исследования выступают когнитивные схемы структурирования концепта TIME, а также языковые и когнитивные механизмы, лежащие в основе формирования временных смыслов лексических единиц.

Актуальность реферируемого исследования обусловлена использованием принципов и идей одного из ведущих направлений современной лингвистической науки – когнитивной лингвистики. Язык позволяет найти доступ к деятельности сознания, помогает восстанавливать и реконструировать разные стороны мыслительных процессов и репрезентации знаний во всем многообразии концептов и концептуальных структур. Концептуальное осмысление времени, его рассмотрение на стыке языка и сознания становится новым поворотом в изучении времени в лингвистическом аспекте и обусловливает необходимость изучения лексического способа его концептуализации. При этом методологическая база когнитивной лингвистики позволяет выявить специфику именно лексического способа представления знаний человека о времени и определить когнитивные основы формирования временных смыслов.

Основная цель работы состоит в изучении лексических средств концептуализации времени как абстрактного, целостного, неструктурированного концепта на основе анализа схем и моделей его структурирования.

В соответствии с заявленной целью определяются следующие конкретные задачи исследования:

  1. Обобщить и систематизировать основные свойства времени, проанализировав данные разных научных подходов к проблеме времени.
  2. Выделить основные характеристики концепта TIME на основе анализа словарных дефиниций.
  3. Проанализировать языковые и когнитивные механизмы формирования временных значений и смыслов.
  4. Выявить когнитивные схемы концептуализации времени лексическими средствами, основанные на восприятии его свойств и характеристик.
  5. Обосновать способы структурирования концепта TIME при помощи когнитивных схем и моделей.
  6. Определить специфику лексического способа концептуализации времени, используя материал современного английского языка.

Научная новизна диссертации заключается в системном изучении способов концептуализации времени и репрезентации его характеристик лексическими средствами конкретного языка на основе когнитивных схем структурирования соответствующего концепта. В работе, в частности, описана общая специфика и конкретные модели лексического способа концептуализации времени на материале английского языка. Новизна работы обусловлена также описанием процессов концептуализации времени в языке с учетом взаимодействия когнитивных и языковых механизмов, обеспечивающих формирование конкретных временных смыслов.

Теоретическая значимость реферируемого исследования состоит в изучении структуры и содержания концепта времени и его основных характеристик, в выявлении и описании языковых и когнитивных механизмов концептуализации времени лексическими средствами конкретного языка, в определении способов структурирования абстрактного концепта при помощи когнитивных схем, сформированных на основе физического опыта взаимодействия с миром. Когнитивные схемы при этом представлены как возможный способ систематизации лексических средств репрезентации абстрактного концепта, с одной стороны, и, с другой стороны, – как основа формирования конкретных временных смыслов лексических единиц.

Результаты проведенного исследования в целом позволяют сформулировать выводы о специфике формирования временных значений, особенностях их репрезентации в языке лексическими средствами, что способствует дальнейшему развитию теорий языковой концептуализации и категоризации, лексической семантики, а также общей теории репрезентации знаний в языке.

Практическая значимость исследования определяется тем, что полученные результаты могут быть использованы при описании языкового материала в учебных целях – для написания учебных пособий и сборников упражнений по лексикологии, при разработке специальных курсов по когнитивной лингвистике, общему языкознанию, в исследовательской практике и лексикографических описаниях, в дипломных и диссертационных исследованиях, а также при обучении практическому владению английским языком.

Теоретической базой диссертационного исследования послужили основные положения когнитивной лингвистики, разрабатываемые в трудах отечественных (Н.Н. Болдырев, Е.С. Кубрякова, Л.А. Манерко,
Ю.Г. Панкрац, Е.В. Рахилина, А.П. Чудинов и др.) и зарубежных исследователей (Дж. Лакофф, Р. Лэнекер, Р.И. Павиленис, Л. Талми, М. Тернер, Ч. Филлмор, Ж. Фоконье, У. Чейф, А. Ченки, и др.), в том числе в рамках теории концептуальной метафоры и метонимии Дж. Лакоффа и М. Джонсона, теории когнитивной грамматики Р. Лэнекера, теории когнитивной семантики и фокусировки внимания Л. Талми, теории номинации Е.С. Кубряковой.

Материалом для анализа послужили примеры, полученные методом сплошной выборки из аутентичных текстов художественных произведений современных английских и американских писателей и в результате использования информационных ресурсов Internet. В качестве иллюстративного материала также использовались данные англоязычных словарей. Основным критерием для отбора служило использование в них различных лексических средств концептуализации времени. Общая численность банка примеров составила более 3500 единиц, что позволило провести детальный анализ исследуемого концепта и сделать максимально достоверные выводы при комплексном использовании методов исследования.

Исследование фактического материала проведено с использованием методов концептуального анализа, концептуального моделирования, контекстуального анализа предложений-высказываний, компонентного анализа лексических значений слов, анализа словарных дефиниций, анализа сочетаемости лексем, методов сравнения и описания.

Результаты проведенного исследования позволяют сформулировать основные положения, выносимые на защиту:

  1. В языке время репрезентируется на двух основных уровнях: грамматическом и лексическом. Грамматические значения обеспечивают общее структурирование, конфигурирование концептуального содержания. Специфика лексического способа концептуализации времени заключается в том, что лексические значения активизируют соответствующий общий концепт, выделяя в нем конкретную содержательную часть и концептуальные связи за счет использования различных когнитивных схем, связанных с детализацией момента действия или сообщения на временной шкале.
  2. С учетом данных схем все средства лексической концептуализации времени и структурирования соответствующего концепта могут быть сведены к трем основным моделям: пространственной, метафорической и метонимической. Пространственная модель представляет собой совокупность когнитивных схем, являющихся специфическими представлениями опыта взаимодействия с окружающим миром. Она охватывает лексические средства схематизации абстрактного концепта времени на основе пространственного опыта. В английском языке соответствующий концепт TIME, также не имеющий четко выраженной внутренней структуры, представлен такими когнитивными схемами, как: ТОЧКА, ОТРЕЗОК, ВЕКТОР, ПУНКТИР vs. ПРЯМАЯ ЛИНИЯ, ПОЛУПРЯМАЯ, КРУГ, СПИРАЛЬ, ВМЕСТИЛИЩЕ, ЧАСТЬ – ЦЕЛОЕ.
  3. В основе метафорической модели концептуализации времени лежат временные смыслы, сформированные в результате механизмов концептуального сравнения и концептуальной метафоры. В частности, в английском языке с помощью концептуальной метафоры время может осмысливаться в терминах пространства, действующего субъекта, субстанции, имущества. Метонимическая модель времени в английском языке предполагает такие концептуальные сдвиги, как: событие вместо времени, изменение вместо времени, время вместо события, период жизни вместо периода времени, исторический период вместо периода времени, часы как предмет вместо времени, время вместо часов, описание пейзажа вместо времени, пространство вместо времени, время вместо пространства.
  4. В формировании временных смыслов участвуют следующие когнитивные механизмы, представляющие собой определенный способ обработки информации, пополнения и модификации структур знания: профилирование, перспективизация, концептуальное сравнение, концептуальная метафора, концептуальная метонимия.
  5. Когнитивные механизмы формирования временных смыслов обусловливают использование определенных языковых средств концептуализации времени, таких как: прямая номинация временной характеристики, развитие полисемии, словообразование, словосложение, конверсия, а также фразеологизация и семантическая сочетаемость. В качестве конкретных средств в английском языке выступают существительные, прилагательные, наречия, глаголы и предложные сочетания со значением времени.

Апробация работы. Основные положения и результаты исследования были представлены на Общероссийской научной конференции преподавателей и аспирантов «XV Державинские чтения» (Тамбов, 2010), на Всероссийской научной конференции «Взаимодействие мыслительных и языковых структур» (Тамбов, 2010), на Международном конгрессе по когнитивной лингвистике (Тамбов, 2010), на Международной научной конференции «Проблемы языкового сознания» (Тамбов, 2011), а также на регулярных аспирантских семинарах кафедры английской филологии ТГУ им. Г.Р. Державина в период 2009–2012 гг. Основные положения и выводы по данной работе отражены в публикациях по теме исследования.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из Введения, двух Глав, Заключения, Списка использованной научной литературы, включающего 222 наименования, в том числе 61 наименование на иностранных языках, Списка использованных словарей и Списка источников фактического материала.

Во Введении дается общая характеристика работы, обосновывается выбор темы, определяется цель и в соответствии с ней – конкретные задачи исследования, раскрывается его актуальность, научная новизна, теоретическая и практическая значимость, приводятся положения, выносимые на защиту, излагается структура диссертации, даются сведения об апробации основных положений диссертации.

В Главе I «Теоретические предпосылки исследования лексических моделей концептуализации времени» рассматриваются существующие подходы к изучению проблемы времени, описываются основные характеристики времени и способы формирования временных смыслов. На основе проведенного анализа теоретического материала выделяется круг нерешенных проблем, определяются основные направления исследования, его теоретические и методологические основы.

В Главе II «Лексические модели концептуализации времени в современном английском языке» непосредственно осуществляется анализ фактического материала с целью выявления когнитивных основ формирования временных смыслов на базе уже существующих характеристик времени и когнитивных схем его концептуализации. Выявленные когнитивные схемы, согласно принципам их организации, группируются в пространственную, метафорическую и метонимическую модели концептуализации времени и структурирования концепта TIME.

В Заключении в обобщенной форме излагаются результаты проведенного исследования.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Проблема времени всегда привлекала к себе внимание человека, ибо она была и остается проблемой его бытия. Являясь одним из основных понятий философии и физики, время находит отражение в различных областях научной деятельности и духовной культуры. Существуют различные концепции времени в разных отраслях науки: время как физическая сущность в естественнонаучной концепции, время как форма бытия материи в философии и онтологии, историческое и социальное время, психологическое, геологическое и биологическое время, языковое время. Обобщенная концепция времени включает следующие понятия: реальное время как форма бытия материального мира, концептуальное время как форма его отображения в человеческом сознании в виде временных понятий и языковое время как форма репрезентации этих понятий в языке.

В соответствии с принятым в современной науке определением, время обладает такими свойствами, как: упорядоченность, течение, одномерность, непрерывность, однонаправленность, бесконечность, длительность, абсолютность, открытость, измеряемость, наполненность событиями и т.д., которые изначально были сформулированы в классической механике Ньютона и его последователей, а впоследствии стали рассматриваться как свойства времени вообще. Один из неизменных аспектов понятия времени связан с разделением событий на прошлые, настоящие и будущие, причем само время выступает как единство прошлого, настоящего и будущего.

Являясь неотъемлемой частью жизни человека, концепт времени приобретает фундаментальный статус для представителей любой культуры, для носителей любого языка и, следовательно, получает отражение в языковой системе, как на лексическом уровне, так и на грамматическом.

В изучении времени и средств его языковой репрезентации доминировал грамматический подход, т.е. время на разных этапах развития лингвистики рассматривалось преимущественно как грамматическая категория (Н.А. Беседина, А.В. Бондарко, В.В. Виноградов, А.И. Смирницкий, Г. Рейхенбах, J. Bybee, B. Comrie, O. Dahl, P.D. Deane, J. Scheibman и др.). В других исследованиях время рассматривалось с позиций метафорических и метонимических преобразований (Н.Д. Арутюнова, Т.С. Бертова, Е.В. Бондаренко, В.Г. Гак, А.Г. Гурочкина, Е.В. Падучева, Е.В. Петрухина, М.С. Чернова, V. Evans, G. Lakoff, M. Johnson, G. Fauconnier и др.). Однако, несмотря на большое количество работ, посвященных проблеме осмысления времени и его репрезентации в языке, многие вопросы до сих пор остаются нерешенными. К их числу относятся, в частности, проблемы лексической концептуализации времени, связанные с исследованием механизмов формирования временных смыслов на основе выделяемых характеристик времени и способов структурирования концепта TIME лексическими средствами.

Исследование способов концептуализации времени в сознании человека требует выявления различных характеристик соответствующего концепта и их языковых репрезентаций. О наиболее постоянных характеристиках концепта TIME в сознании носителей английского языка дает представление анализ словарных дефиниций лексической единицы «time» [OALD 2005: 1607-1608; CIDE 1996: 1521-1524; CCEDAL 2001: 1637-1638]. К числу таких характеристик можно отнести следующие:

  1. Период (отрезок) времени, короткий или длинный, характеризуемый или наполненный какими-либо событиями или отведенный для определенной деятельности, ограниченный или неограниченный временными рамками или происшествиями (for ten minutes, pre-Christian times, from the Viking age towards the end of the 13th century, election time).
  2. Момент, точка во времени, соотнесенная с конкретными минутами, часами или днями, связанная с какой-либо деятельностью или событием (at ten o’clock, it lacked ten minutes of four o'clock, a week today (one week from now), tomorrow, yesterday, then, at that time).
  3. Время как сущность, измеряемая минутами, часами, днями
    и т.д.
  4. Случай, отдельный пример конкретного события, деятельности, процесса или состояния, где лексическая единица «time» переосмысливается и употребляется не в прямом значении времени, а является своего рода указателем на событие (last time, this time, next time, several times).

Эти и другие характеристики времени, например: линейность –цикличность, прерывность – непрерывность, ограниченность – неограниченность, динамичность – статичность, дискретность – недискретность, направленность, длительность, сосуществуют в сознании человека, образуя сложную структуру концепта TIME. Многие современные исследователи языка берут за основу идею о том, что знания организованы посредством определенных структур, накладывающих свою систему схем на восприятие окружающей действительности. При этом в основе концептуализации и категоризации мира как основных процессов познания лежат общие для всех когнитивные механизмы. Такой подход к работе нашего сознания нашел отражение в исследованиях многих лингвистов (Е.Г. Беляевская, Н.Н. Болдырев, В.Г. Гак, В.З. Демьянков, Е.С. Кубрякова, Е.В. Рахилина, А.П. Чудинов, М. Джонсон, Дж. Лакофф, Р. Лэнекер, М. Тернер, Ж. Фоконье и др.).

В формировании временных значений участвуют такие когнитивные механизмы, как: профилирование, перспективизация, концептуальное сравнение, концептуальная метафора, концептуальная метонимия. Когнитивные механизмы отражают схемы работы человеческого сознания, дают представление о способах анализа, структурирования, концептуализации конкретных объектов и абстрактных сущностей, т.е. выступают в качестве механизмов формирования конкретных смыслов, которые и репрезентируются в языке с участием определенных языковых механизмов.

Лексический способ концептуализации времени в современном английском языке представлен такими основными механизмами, как: прямая номинация временной характеристики, словообразование, фразеологизация, семантическая сочетаемость слов с временными и вневременными значениями, что позволяет репрезентировать различные характеристики концепта TIME.

Основную часть средств лексической номинации составляют существительные, обозначающие отрезок времени: time, moment, hour, week, year, morning, evening, fortnight, summer, period, interval, etc.; а также прилагательные: eternal, everlasting, intermittent, synchronous, frequent, etc.; наречия: always, never, occasionally, frequently, soon, late, etc.; глаголы: to last, to elapse, to expire, etc.; предлоги: at, in, for, before, during, between, after, etc. Предложные сочетания слов называют различные характеристики времени, например, точку во времени: at ten o’clock in the morning, или отрезок времени: for a long time, during two weeks, определяют предшествование или следование событий во времени: before Christmas, never before smth. happened at a particular point of time, after his graduation, etc. Лексические единицы вневременной семантики в сочетаниях с лексическими единицами временной семантики репрезентируют характеристики времени, например: time flies, runs, wears on, drags, speeds, time ruins, heals, reveals, space of time, crush hours, etc.

Словообразование как одно из средств лексической концептуализации времени приводит к появлению производных лексических единиц с новым временным значением, например: суффиксальное словообразование: timeless, timelessness, timely, weekly, eternity, eternal – eternally, momentary – momentarily, etc.; префиксальное словообразование: untimely; словосложение: ill-timed, timeline, time-frame, time-lag, timeout, timescale, etc.; конверсия: time – to time, monthly (adj.) – monthly (adv.), etc.

Кроме отдельных слов в качестве средств лексической концептуализации времени используются также фразеологизмы: week in, week out, mark time, of the hour, up to a minute, take one’s time, once in a blue moon, the snows of yester-year, with the lark, etc.

Лексические средства концептуализации и репрезентации времени, с одной стороны, неотделимы от грамматических средств, а с другой стороны, обнаруживают свою собственную специфику. Эта специфика заключается в том, что лексические значения активизируют соответствующий концепт, выделяя его содержание и концептуальные связи, в то время как грамматические значения обеспечивают структурирование, конфигурирование и символизацию того или иного концептуального содержания, своего рода «концептуальную рамку, скелет» (см.: [Talmy 2000: 21; Langacker 1990: 213], а также: [Болдырев 2006: 9-12; 2007: 22]).

В качестве такой «концептуальной рамки» выступают базовые концепты прошлого, настоящего и будущего, которые в английском языке репрезентируются на уровне морфологической системы глагола, его видовременных форм. Выражение отношения ко времени присуще любому высказыванию, однако временные глагольные формы указывают только на отношение момента действия или события к моменту концептуализации, т.е. к моменту речи или иной точке отсчета. Лексические средства дают более полное представление о временных характеристиках события, в какой момент времени оно происходило относительно какого-либо конкретного временного интервала.

Таким образом, особенность лексической концептуализации времени заключается в спецификации момента действия или сообщения на временной шкале, который лишь в самом общем виде (отношение высказывания к прошлому, настоящему или будущему) обозначается средствами грамматики.

В отношении концепта TIME, который в силу свой абстрактной природы и сложности не имеет четкой структуры, еще более важным оказывается то, что когнитивные и языковые механизмы формирования временных смыслов раскрывают модели концептуализации времени и когнитивные схемы, которые используются в языке для структурирования соответствующего общего концепта в процессах лексической концептуализации времени. Эти модели и схемы следуют общему правилу схематизации опыта и структурирования знаний об объектах и их взаимосвязях, перенося конкретный физический опыт познания мира на абстрактные сущности [Лакофф 2004: 209, 347, 362, 365; Болдырев 2010: 52-53; 2011: 6]. По словам Дж. Лакоффа, подобные модели и схемы структурируют не только наш телесный и пространственный опыт, на базе которого они и формируются, но и сами концепты, в том числе и абстрактные. Когнитивные схемы являются своеобразным источником элементарных структур, используемых для создания сложных абстрактных когнитивных моделей. Такой подход Дж. Лакофф назвал «гипотезой пространственного представления формы», и эта гипотеза «предполагает метафорическое отображение физического пространства в концептуальном пространстве» [Лакофф 2004: 368-369].

Необходимо учитывать, что такой перенос в большинстве случаев основан на метафоре как общем принципе репрезентации абстрактных сущностей через конкретный физический опыт. Другими словами, метафора в той или иной степени присутствует во всех моделях концептуализации времени в широком ее понимании – как показатель того, что наше мышление в основе своей метафорично (см.: [Лакофф, Джонсон 2008]).

Каждая из характеристик времени получает репрезентацию в языке за счет наложения на общий, тематический концепт времени конкретных когнитивных схем, имеющих преимущественно пространственную природу [Болдырев 2011]. Эти схемы отличаются «устойчивостью» [Chafe 1994: 9-10] и способностью структурировать информацию любого характера. Все они могут быть условно сведены к трем основным моделям концептуализации времени: пространственной, метафорической и метонимической.

Пространственная модель представляет собой совокупность когнитивных схем, являющихся специфическими представлениями опыта взаимодействия с окружающим миром. Подобные схемы определяют концептуальную организацию нашего опыта и основаны на нашем восприятии пространства. Пространство определяет то, как мы концептуализируем окружающий мир, накладывает отпечаток на работу нашего сознания и, таким образом, на способы структурирования абстрактного концепта времени. Поскольку построение абстрактных структур и представлений об абстрактных концептах возможно через обобщение наглядного опыта, в частности пространственного в отношении времени, то предполагается, что в основе лексической концептуализации времени лежат такие когнитивные схемы, как: ТОЧКА, ОТРЕЗОК, ВЕКТОР, ПУНКТИР vs. ПРЯМАЯ ЛИНИЯ, ПОЛУПРЯМАЯ, КРУГ, СПИРАЛЬ, ВМЕСТИЛИЩЕ, ЧАСТЬ – ЦЕЛОЕ.

Каждая когнитивная схема, структурируя концепт времени, выделяет, профилирует его конкретные характеристики, которые и становятся объектом лексической концептуализации и репрезентации в языке.

Когнитивная схема ТОЧКА используется для концептуализации времени как момента, соотнесенного с конкретными минутами, часами или днями, связанного с какой-либо деятельностью или событием. В зависимости от конкретной соотнесенности момента со временем, можно выделить ТОЧКУ фиксированную, соотнесенную с конкретным временным моментом, приблизительную, соотнесенную с моментом времени, который не является несомненным и объективным для говорящего, относительную, связанную с моментом речи, и неопределенную, не имеющую временной координаты. Каждый тип когнитивной схемы ТОЧКА представлен различными языковыми средствами: сочетаниями лексем вневременной семантики, например, числительных со средствами номинации временных характеристик; сочетаниями лексических единиц со значением времени с наречиями, определяющими фиксированность (sharp, exactly, precisely, right), приблизительность (about, around, nearly, almost, etc.), относительность (now) или неопределенность точки во времени (once); словосочетаниями с глаголами time, appoint, determine, set и с предлогами at и for, указывающими на конкретный момент на временной оси; а также словосочетаниями вневременного значения, приобретающими временную семантику в зависимости от определенного контекста, и фразеологическими сочетаниями (on the stroke of). Например: Our breakfast was as good as the supper, and at half-past eight precisely we started for Little Britain [Dickens 2002: 207]. About half-past eight I passed by a little third-rate theatre, with great flaring gas-jets and gaudy play-bills [Wilde 1979a: 136]. I'm sort of numb right now, and not really feeling much of anything [COCA]. You said to me once that pathos left you unmoved, but that beauty, mere beauty, could fill your eyes with tears [Wilde 1979a: 138].

Анализ лексических средств концептуализации временных периодов позволяет выявить отдельные фрагменты временного пространства, представленные в языке как конкретно определенные или неопределенные фрагменты временного континуума, имеющие временные ограничения и связь с четко определенными моментами, точками во времени, или не имеющие оных. Основываясь на пространственном восприятии, мы рассматриваем период времени как отрезок оси времени, заключенный между двумя точками. Принимая во внимание различия в восприятии характеристик временных периодов, можно говорить о том, что когнитивная схема ОТРЕЗОК, используемая для лексической концептуализации и репрезентации времени в английском языке, может передавать фиксированный период времени, имеющий точки начала и конца или определяемый количественными показателями, условно фиксированный временной отрезок, не имеющий четких временных координат, и неопределенный период, не имеющий временной отнесенности. Эти характеристики периодов времени репрезентируются в языке посредством целого комплекса лексических единиц: предложных сочетаний с временной семантикой (from … to/until/till, between, during, for, in, within, etc.); существительных с семантикой времени суток, дней недели, месяцев и т.д. в прямой номинативной функции; сочетаний с прилагательными (one, some, last, next, etc.); наречий, в том числе образованных посредством конверсии или словообразования (then, fast, quickly, meanwhile, etc.); фразеологических сочетаний (once upon a time, for a coon’s age, etc.) и глагольных средств репрезентации временных характеристик (continue, last, remain, etc.). Например: She works intensively from nine to six, skipping lunch and often taking work home to do after her two children, William, 9, and Charlotte, 7, have gone to bed [BNC]. In November a cold, unseen stranger, whom the doctors called Pneumonia, stalked about the colony, touching one here and there with his icy fingers [Henry 1977: 81]. You look exactly the same wonderful boy who used to come down to my studio, day after day, to sit for his picture. But you were simple, natural, and affectionate then [Wilde 1979a: 208].

Когнитивная схема ВЕКТОР профилирует такие характеристики времени, как длительность, которая может быть репрезентирована посредством предложных сочетаний, и направленность, актуализированная указанием на начальную и/или конечную точки при помощи наречия now, сочетаний с предлогами from, since, after, before или грамматических средств. Фразеологические сочетания определяют характер протекания во времени действия, следующего незамедлительно за другим действием, являющимся начальной точкой (before the ink is dry, in the blink of an eye, in the fullness of time, etc.). Как правило, временной вектор не имеет четких временных рамок, точных точек начала и конца, однако, имеет направленность. Например: She is bound to him for three years – at least for two years and eight months from the present time [Wilde 1979а: 144].
I kept my job for three months after I was married [BNC].

Направленность как свойство вектора времени имеет определяющее значение в процессе формирования временных смыслов на основе когнитивного механизма перспективизации, который предполагает выделение характеристик из множества других характеристик концепта или концептуальной области, на которую можно посмотреть с различных концептуальных точек зрения [Langacker 1991: 12]. Ориентиром в данном случае является момент так называемого «теперь» или «сейчас», концептуализируемый как точка отсчета. Например: Enough of that. All that was past. Now he was in the future [Sheckley 2010: 10].

Механизм перспективизации также участвует в передаче некоторых возрастных характеристик человека, особенно когда говорится о возрасте, подходящем для какой-либо деятельности. Например: We laugh about it now, but it is sobering to think that thousands of men, either too old or too young for the Services, should have gone quite voluntarily… (BNC).

Непрерывность отражается в нашем сознании в виде когнитивной схемы ПРЯМАЯ ЛИНИЯ, иначе называемой осью времени или просто линией в геометрии, которая одномерно, непрерывно, бесконечно, неограниченно простирается в обе стороны [Атанасян 1992: 5; Погорелов 1995: 4] и концептуализируется в языке при помощи наречий always, never, ever, etc.; прилагательных: eternal, constant, continuous, etc. и образованных от них посредством суффиксального словообразования наречий; предложных сочетаний: at no time, for ages, for eternity, etc.; фразеологических сочетаний: never in a month/week of Sundays, never in all one's born days, on the second Tuesday of next week, when the devil is blind, when hell freezes over, etc. Например: No man of his own age could live without the shadow that crept down the corridors of his mind … the unidentified figure in every landscape, always present, always waiting [Sheckley 2010: 119]. I felt myself on the edge of the world; peering over the rim into a fathomless chaos of eternal night [Lovecraft 1997: 120].

Несмотря на бесконечность прямой линии по определению, линия времени может быть ограничена, например, иметь либо только точку начала, либо только точку завершения, как ПОЛУПРЯМАЯ, ограниченная с одного конца точкой и неограниченная с другого. Начальная точка не имеющего завершения периода времени может быть выражена конкретным моментом во времени, как правило, непосредственно связанным с событием или действием, что актуализируется в языке такими сочетаниями, как: ever after, from now on, since then, forever, etc. Например:
Ever since they were married, she had kept a diary [Woolf 2009: http://ebooks.adelaide.edu.au].

Полупрямая времени, не имеющая начальной точки, но имеющая точку завершения, также связанную с событием или действием выражена такими предложными сочетаниями, как ever/never before, always… till, etc. Например: I've knocked about a bit in the last few years I suppose, but I was always restless until I came to a very ordinary house in a rather dingy London suburb… [BNC].

Прямая линия времени может быть ограничена временными рамками жизни человека или существования какого-либо явления. Например: Never, in a brilliant career of three hundred years, had he been so grossly insulted [Wilde 1979a: 43]. Определяющей характеристикой является именно непрерывность прямой линии времени.

Прерывность схематично можно передать как ПУНКТИР, представляющий собой линию, образуемую из отдельных точек или черточек, разделенных интервалами [Ожегов 1964: 623; Гришина 2009: 581]. События характеризуются как окказиональные, не имеющие определенной периодичности, т.е. «точки» или «черточки», образующие пунктир, представляют события или действия, а интервалы между ними соотносятся с временными интервалами между этими событиями. В английском языке прерывность репрезентируется следующими наречиями: often, occasionally, repeatedly, frequently, seldom, sporadically, etc., сочетаниями from time to time, once in a while, once too often, now and then, ever and anon, etc., фразеологическими сочетаниями: on and off, once in a blue moon, few and far between, by fits and starts. Например: So I have to go up and visit them, but her parents never come down here, only once in a blue moon when they feel like it [BNC].

Такая характеристика времени, как цикличность может быть представлена когнитивными схемами КРУГ или СПИРАЛЬ, при этом рассматривается движение времени или событий во времени по этим схемам. Движение по кругу предполагает беспрерывное движение, процесс, характеризующийся возвратом к исходному положению [Ожегов 1964: 301], что в значении времени репрезентируется в языке такими словосочетаниями, как: all over again, again from the beginning. Например: I see. So it proved nothing. So you’ve got to begin all over again [Woolf 2002: 351].

Движение по спирали – это беспрерывное движение по виткам равномерно вращающейся прямой, с постоянной скоростью, предполагающее определенную фазовость [Гришина 2009: 663]. Схема СПИРАЛЬ репрезентируется словосочетаниями: every hour on the hour, each Tuesday, morning after morning, every day и наречиями annually, regularly, etc. Например: Hour by hour, and week by week, the thing upon the canvas was growing old [Wilde 1979a: 225].

Фрагменты времени, характеризуемые наполненностью событиями, являются вместилищами этих событий. В качестве такого вместилища чаще выступает период времени, при этом он может иметь или не иметь конкретные временные координаты. Определяющим отличием когнитивной схемы ВМЕСТИЛИЩЕ от схемы ОТРЕЗОК является именно наполненность периода событиями, что может быть выражено сочетаниями с такими предлогами, как within, in, into, through, etc.; сочетаниями с предлогом of, прилагательным full и глаголом fill. Например: You have only a few years in which to live really, perfectly and fully [Wilde 1979a: 104]. There was no reason that the future should be so full of shame [Wilde 1979a: 225]. To fill the hour – that is happiness [http://quotations.about.com].

Каждую ситуацию или каждый концепт можно видеть в разной перспективе: в зависимости от личностных установок человека и конкретно от того, что в фокусе его внимания, акцент может быть поставлен на разные аспекты или компоненты ситуации. Таким образом в ней профилируются, выдвигаются на передний план разные стороны или детали [Кубрякова 2000: 91; Clausner, Croft 1997: 5; Langacker 1987: 183-184]. Та или иная когнитивная схема существует только гештальтно, в совокупности всех ее элементов, однако для формирования различных смыслов внимание может быть сфокусировано на тех или иных структурных элементах когнитивной схемы, т.е. один элемент внутри схемы может быть больше выделен относительно другого, иначе говоря, один из элементов профилируется. В когнитивной схеме ВМЕСТИЛИЩЕ профилируется «внутреннее содержание», например: Harry spends his days in saying what is incredible, and his evenings in doing what is improbable [Wilde 1979a: 218], или «границы», например: I know my way home. I'll be there in half an hour [Dahl R: http://www.classicshorts.com].

Когнитивная схема ВМЕСТИЛИЩЕ, может из объемной «трансформироваться» в точку [Кубрякова 1999: 10], которая на временной оси соотносится с моментом времени. Так, кроме продолжительного периода времени в качестве вместилища может выступать и отдельный момент времени, «вмещающий» событие. Например: At this moment the door opened, and a young lad with rough brown hair came into the room [Wilde 1979a: 152].

Когнитивная схема ЧАСТЬ – ЦЕЛОЕ непосредственно связана со схемой ВМЕСТИЛИЩЕ. То, что находится внутри вместилища, является частью по отношению к самому вместилищу – целому. Однако, если говорить об использовании этих схем в процессе концептуализации времени, разница заключается в том, что временное вместилище характеризуется событиями, т.е. его составными частями являются события, а схема ЧАСТЬ – ЦЕЛОЕ определяется делением крупных временных отрезков на более мелкие. Если воспринимать временное пространство как целое, то любой отрезок времени или точка во времени будет являться частью, фрагментом этого целого, причем одна из частей, т.е. конкретный отрезок или момент времени может профилироваться относительно целого, т.е. более крупного периода. Например: He was ill only two days. The janitor found him on the morning of the first day in his room downstairs helpless with pain [Henry 1977: 86].

Если принять систему единиц измерения времени за «целое», то можно выделить следующие «части», «фрагменты»: second – minute – hour – day – week – fortnight – month – season – year – decade – century – millennium, где каждая последующая единица времени, в свою очередь, является целым, или вместилищем, по отношению к предыдущей – его части, являющейся одной из более мелких временных единиц, находящихся «внутри» более крупной.

Лексический способ концептуализации времени на основе когнитивной схемы ЧАСТЬ – ЦЕЛОЕ свидетельствует о том, что человеческое сознание способно членить время на фрагменты, эпизоды, периоды, выделять в нем «части», опираясь на определенные закономерности восприятия времени и протяженных во времени процессов.

Когнитивная природа схем, формирующихся в первую очередь на базе пространственного опыта, позволяет использовать их для структурирования ментальных сущностей, в том числе и времени. Когнитивные схемы структурирования концепта TIME, с одной стороны, лежат в основе формирования лексических значений времени у носителей английского языка, а с другой стороны, группируют лексические средства по способам репрезентации данного концепта. Пространственная модель в системной совокупности с метафорической и метонимической моделями структурирует общий концепт TIME в целом. Эти модели дают представление о системе лексических средств репрезентации концепта TIME.

По мнению некоторых ученых, время и изменения во времени концептуализируются только метафорически и метонимически [Апресян 1995: 462; Lakoff, Johnson 1999: 137, 139]. В данной интерпретации метафора понимается в узком смысле, как конкретный механизм познания одной концептуальной сущности через другую. Концептуальная метафора создается на ассоциативно-образной основе, предполагает понимание одной области через призму другой и основана на переносе отдельных характеристик или структур с концептуальной области источника на область цели, что влечет за собой реструктуризацию области цели [Лакофф, Джонсон 2008: 25-27].

Метафорическая модель лексической концептуализации времени представлена несколькими схемами его метафорического осмысления. Время может быть репрезентировано с помощью ориентационной, структурной и онтологической метафор.

Ориентационные метафоры отражают наше понимание ориентации в пространстве и возникают вследствие того, что человек постоянно взаимодействует с пространством и ассоциативно придает концептам пространственную ориентацию. Говоря об ориентационной метафоре времени, можно заметить, что говорящий (наблюдатель), находящийся в настоящем времени, обращен лицом к будущему и спиной к прошлому. Будущее при этом репрезентировано пространственными предлогами in front of, forward, ahead, а прошлое – back, behind. Например: A New Year in all cultures is a chance to look back to the past and ahead to the future [COCA].

Второй тип ориентационной метафоры времени предполагает, что время неподвижно, а наблюдатель движется во времени, или какое-либо событие разворачивается во времени, которое концептуализируется как пространство. На лексическом уровне это выражено предлогами towards, through, глаголами reach, approach, фразеологическими сочетаниями: ahead of the time, keep up with the times, against time, etc. Например: But, lo! after the beating rain and fierce gusts of wind that had endured through the livelong night, there yet stood out against the brick wall one ivy leaf [Henry 1979: 85].

Структурные метафоры предполагают осмысление и структурирование «области цели» по образцу или схеме «области источника», т.е. метафорически осмысленный концепт приобретает структурную организацию исходного концепта. Поскольку понятия времени и жизни находятся в непосредственной связи и даже сливаются в человеческом сознании, этапы жизни часто концептуализируются как времена года или части суток в рамках структурной метафоры: the morning of life, the sunset years, spring of life, palmy days, the Indian summer, etc. Например: Even though Tom and Jan Givhan are in the autumn of life, the couple is squirreling away money [COCA].

Жизнь человека может концептуализироваться как смена состояний природных объектов, что выражается в языке при помощи таких глагольных сочетаний, как: wither away, bloom up, etc. Например: I visited him at least 10 times and watched him wither away, and eventually die… [COCA].

Онтологические метафоры предполагают концептуализацию абстрактных сущностей в терминах конкретных физических объектов, веществ, т.е. всего, с чем сталкивается человек в повседневном опыте. Время осмысливается как субъект, способный двигаться, производить действия, оценивать, как субстанция, ресурс, собственность.

Интерпретация явления как действующего субъекта в терминах его мотиваций, характеристик, целей и деятельности представляет собой особый случай онтологической метафоры, называемой персонификацией [Лакофф, Джонсон 2008: 59-60]. В рамках онтологической метафоры время может концептуализироваться как субъект, способный двигаться (time can stop, come, pass, go by (slowly), run, race by, fly (by), return, get close to, approach, zoom, loom, etc.). Например: There are occasions when time drags, and others when it flies [BNC]. Talking is the easiest. We quarrel and that makes the time pass [Hemingway 2007: 50].

Время может концептуализироваться как деятель, оказывающий положительное воздействие на человека или на объекты (time heals, innovates, changes, reveals, takes and gives, etc.) или отрицательное (time ruins, devours, avenges, ages, strikes, time wars against smb., the old church got black through time, etc.). Например: Time is jealous of you, and wars against your lilies and your roses [Wilde 1979a: 104]. Whether the judgment was right or wrong is very difficult; time will show you perhaps that some things could have been better done [COCA].

В метафорическом осмыслении времени в качестве субстанции чаще всего оно концептуализуется как поток. Например: Time is a flowing river. Happy those who allow themselves to be carried, unresisting, with the current [Morley: http://www.classicreader.com].

Время также может осмысливаться как твердая субстанция, например: Well, – would you believe it? – a week ago, at Lady Hampshire’s, I found myself seated at dinner next the lady in question, and she insisted on going over the whole thing again, and digging up the past, and raking up the future [Wilde 1979a: 200].

При концептуализации времени в качестве субстанции можно говорить о нем в терминах объема (количества), например: For example, with Swift’s speed and endurance, it can easily cover a lot of area in a short amount of time; even the fastest drug-running boats cannot outpace it for very long [Stavridis 2010: 87].

Время метафорически может концептуализироваться как личная субстанция, имущество, что репрезентируется следующими сочетаниями: devote one’s time to smth./smb, find time, manage time, etc. Например: He was always late on principle, his principle being that punctuality is the thief of time [Wilde 1979a: 131].

Концепт TIME может быть метафорически представлен в терминах ресурса, например, денег, что представлено в языке при помощи таких глаголов, как: spend, waste, invest, borrow, lose, etc. Например: You have to be willing to invest a lot of time in taking care of elderly parents [Macmillan]. She's been living on borrowed time for the last year [LDCE].

Еще один метафорический перенос предполагает концептуализацию времени как предмета. Например: The day wore away, and even through the twilight they could see the lone ivy leaf clinging to its stem against the wall [Henry 1979: 85].

Поскольку время концептуализируется в терминах пространственных характеристик и свойств, то характеристики пространства могут метафорически переноситься на время. Например, растяжимость: The ponderous slow motion made those last moments of clinging stretch out, infinitely long [COCA].

Метафорическое осмысление времени также предполагает концептуализацию времени как занятого/незанятого пространства (unoccupied hours), территориальной собственности: It seems to me, Miss Fairfax, that I am trespassing on your valuable time [Wilde 1979б: 69].

Период времени может быть метафорически выражен с использованием непосредственно лексемы с прямым значением пространства, протяженности (space, length, long, short). Например: Two elections were held within the space of a year [OALD 2005: 1754].

Поскольку концептуальное сравнение представляет собой когнитивный механизм формирования смысла на основе сравнения и сопоставления разных концептов, концептуальных областей и их содержания, что близко к сущности механизма метафоризации, смыслы, формируемые при помощи концептуального сравнения, также можно отнести к метафорической модели концептуализации времени. Концептуальное сравнение – это своеобразный способ переноса характеристики одного концепта на другой, указывающий на подобие одного объекта, явления или концепта другому. Если говорить о механизме сравнения в процессах лексикализации концепта TIME, то объектом сравнения обычно становится возраст человека, период существования какого-либо явления или определенный период его длительности, протяженности во времени, например: night as long as life, as old as the hills, as old as Methuselah. After Eva leaves, the day grows as long as a shadow (COCA).

Концептуальная метонимия как механизм формирования временных смыслов предполагает использование одного элемента структурированной области для замещения другого, что позволяет концептуализировать один концепт через его отношение к другому. Концепт, обеспечивающий ментальный доступ к другому концепту в пределах одной когнитивной области, называют концептом-средством, а концепт, подвергающийся изменению – концептом-целью [Radden, Kvecses 1999: 19; 21]. Метонимические концепты системно организованы и представляют собой составную часть обыденного мышления человека.

Одним из самых широко представленных типов метонимического переноса в рамках концепта времени является «событие вместо времени», так как мы не можем наблюдать время как сущность, и чаще всего воспринимаем его в качестве следующих друг за другом или повторяющихся событий, занимающих определенные периоды времени (after the birth of her child, at dinner). События всегда протекают во времени, следовательно, любое обозначение события или процесса может метонимически указывать на длительность, а значит, и на время. Например: Or the kid that was your partner in line the last time had got scarlet fever and you’d have a new partner [Salinger 1951: 178]. My sermon on the meaning of the manna in the wilderness can be adapted to almost any occasion, joyful, or, as in the present case, distressing. I have preached it at harvest celebrations, christenings, confirmations, on days of humiliation and festal days [Wilde 1979б: 50].

Наблюдается также обратный механизм – метонимизация событий или состояний через время: At the Hotel in Triberg the proprietor had a fine season [Hemingway 2007: 72].

Течение времени концептуализируется через изменения. Многие ученые, занимающиеся временем, отождествляют эти два понятия. Время есть параметр измерения длительности явлений, процессов и событий, их частотности, повторяемости и изменяемости. Например: He had seen the world change; not just the events; although he had seen many of them and had watched the people, but he had seen the subtler change and he could remember how the people were at different times [Hemingway 2007: 69].

Время может метонимически концептуализироваться через характеристики периода жизни человека, связанного с какой-либо деятельностью, или возрастные характеристики (when at school, in childhood, boyhood, etc.). Например: “And yet,” continued Lord Henry, in his low, musical voice, and with that graceful wave of the hand that was always so characteristic of him, and that he had even in his Eton days [Wilde 1979a: 99].

Время может осмысливаться через ассоциацию периода времени с общеизвестным лицом (Victorian, Shakespearian) или с общепринятым названием исторического периода (the Renaissance, Age of the Enlightenment, the Neozoic, etc.). Например: Again, a collapse followed, the Second Intermediate Period, followed by the New Kingdom, swiftly developing into the age of grandeur we associate with Rameses II and Tutankhamen, and Egyptian art continued until it was absorbed into the art of the Greco-Roman world [COCA].

Анализ примеров позволяет выделить метонимию «часы (предмет) вместо времени»: I tried to keep awake, and succeeded for a while; but when the clock struck twelve it waked me from a doze, so I must have been falling asleep [Stoker 1986: 118], а также метонимию «время вместо часов»: He got up at once, struck match and looked at the time [Wilde 1979a: 41].

В языке время можно выразить посредством описания пейзажа, когда становится ясно, о каком времени дня или года идет речь. Например: Cloudless, and pierced by one solitary star, a copper-green sky gleamed through the windows [Wilde 1979a: 229].

В связи с фундаментальностью понятий пространства и времени и с целостностью их восприятия концепт TIME может быть метонимически представлен концептом SPACE и наоборот. Так, временная длительность может замещать расстояние. Например: The station is a few minutes walk away [OALD 2005: 92]. С другой стороны расстояние может метонимически замещать время. Например: Listening to a personal stereo helps pass the miles while running [COCA].

В целом, можно сказать, что результаты проведенного исследования подтверждают гипотезу о том, что в основе лексических моделей концептуализации времени лежат определенные когнитивные схемы обработки временных характеристик, которые, с одной стороны, обеспечивают структурирование концепта TIME, а с другой стороны, – формирование лексических значений времени в современном английском языке. Временные смыслы и характеристики находят выражение в языке посредством активации когнитивных и языковых механизмов формирования и репрезентации смыслов на лексическом и грамматическом уровнях.

Основное содержание диссертации отражено в следующих опубликованных работах:        

  1. Маховикова Д.В. Роль когнитивной схемы «часть-целое» в структурировании концепта ВРЕМЯ // Международный конгресс по когнитивной лингвистике: сб. мат-лов 29 сентября 1 октября 2010 года / отв. ред. Н.Н. Болдырев. Тамбов: Издательский дом ТГУ
    им. Г.Р. Державина, 2010. С. 87-89.
  2. Маховикова Д.В. Роль когнитивных образных схем в структурировании концепта TIME // Вопросы когнитивной лингвистики. 2011. № 3. С. 40-45.
  3. Makhovikova D.V. Grammatical and lexical means of time conceptualization in English // Cognitive Studies of Language. Vol. VIII. Linguistic Cognition: Proceedings of International Conference 15-17 September 2011 / editor-in-chief N.N. Boldyrev. Tambov: Publishing House of TSU named after G.R. Derzhavin, 2011. P. 283-285.
  4. Болдырев Н.Н., Маховикова Д.В. Лексический способ концептуализации времени в современном английском языке // Вопросы когнитивной лингвистики. 2012. № 2. С. 5-15.
  5. Маховикова Д.В. Роль пространственных характеристик в выборе лексических средств концептуализации времени в английском языке // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. Тамбов, 2012. Вып. 3 (107). С. 243-249.
  6. Маховикова Д.В. Концепции времени в разных отраслях знания // XV Державинские чтения. Институт иностранных языков: мат-лы
    Общерос. науч. конф. Февр. 2010 г. / отв. ред. Л.В. Бабина. – Тамбов:
    Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2010. – С. 83-87.
  7. Маховикова Д.В. Когнитивные образные схемы как способ структурирования концепта ВРЕМЯ // Взаимодействие мыслительных и языковых структур: собрание научной школы: мат-лы Всерос. науч. конф. / отв. ред. Н.Н. Болдырев. – Тамбов: Издательский дом ТГУ, 2010. – С. 130-134.

Подписано в печать 12.04.2012 г.

Формат 60×84/16.

Бумага офсетная. Печать на ризографе. Усл. печ. л. 1,34.
Тираж 100 экз.

Заказ № 127/12.

Отпечатано в типографии Издательского дома ТГУ имени Г.Р. Державина

392008, г. Тамбов, ул. Советская, 190г







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.