WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На  правах  рукописи

ШКАБАРА Наталья Ивановна

ЛЕКСИЧЕСКИЕ И ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ

ДИАЛЕКТНЫЕ ЕДИНИЦЫ,
ХАРАКТЕРИЗУЮЩИЕ ЧЕЛОВЕКА
ПО УМСТВЕННЫМ СПОСОБНОСТЯМ,
В ДОНСКОМ ДИАЛЕКТЕ: СИСТЕМНАЯ
ОРГАНИЗАЦИЯ И МОТИВАЦИОННЫЕ
ОТНОШЕНИЯ

10.02.01 – русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Волгоград — 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном  бюджетном

образовательном учреждении высшего профессионального образования
«Волгоградский государственный социально-педагогический университет».

Научный руководитель –        доктор филологических наук, профессор

       Кудряшова Римма Ивановна.

Официальные оппоненты:        Никитина Татьяна Геннадьевна, доктор

       филологических наук, профессор (ФГБОУ
       ВПО «Псковский государственный универ-
       ситет», зав. кафедрой  теории и методики
       гуманитарного образования);

       Стародубцева Наталья Анатольевна, кан-
       дидат филологических наук (ФГБОУ ВПО
       «Волгоградский государственный  универ-
       ситет», доцент кафедры русского языка).

Ведущая организация –        ФГБОУ ВПО «Пензенский государственный
       университет им. Г.Р. Державина».

Защита состоится 14 декабря 2012 г. в 12.00 час. на заседании диссертационного совета Д 212.027.03 в Волгоградском государственном социально-педагогическом университете по адресу: 400131, г. Волгоград, пр. им. В. И. Ленина, 27.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Волгоградского государственного социально-педагогического университета.

Текст автореферата размещен на официальном сайте Волгоградского государственного социально-педагогического университета: http://www. vspu.ru 9 ноября 2012 г.

Автореферат разослан 9 ноября 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук,

профессор        Е. В. Брысина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Изучение диалектной лексики и исследование диалектизмов в речи жителей деревни являются традиционными задачами русской диалектологии. Обращение к народным говорам, в том числе к лексике донского диалекта, способствует изучению русского национального языка в целом и является сегодня особенно важным, поскольку происходит «затухание» интереса современного человека к родному языку, его истории. Изучение речевой ситуации современной деревни показывает, что диалектов в их традиционной системе уже почти не осталось, т. к. они разрушаются под воздействием прежде всего литературного языка, а также в результате процессов внутри самих говоров. В связи с этим необходимы не только фиксация русской диалектной речи, но и бережное хранение и изучение данной информации.

Изучая народный язык, мы прежде всего обращаемся к человеку, образ которого является одним из основных в диалектной картине мира, поскольку составляет ядро национальной культуры.

Интеллектуальный потенциал – одна из важнейших характеристик духовной составляющей природы человека. Ум как способность понимать и познавать действительность и глупость как несоответствие обозначенной норме всегда сопровождали человеческую коммуникацию. Слова и выражения как наименования человека по умственным способностям, характеристики его интеллектуальных возможностей, мыслительных операций, составляют большую лексико-фразеологическую группу в русском литературном языке и его территориальных говорах.

Различные аспекты лингвистического анализа (семантические, прагматические, мотивационные, аксиологические) лексики тематической группы «Интеллектуальная деятельность человека» затрагиваются в трудах Ю.Д. Апресяна, Т.В. Бахваловой, Е.В. Брысиной, Т.И. Вендиной, Т.М. Ворониной, О.П. Ермаковой, Л.А. Ивашко, В.И. Карасика, М.Л. Ковшовой, Р.И. Кудряшовой, Л.А. Лебедевой, С.В. Леонтьевой, Т.И. Полищук, М.Э. Рут, Н.М. Сергеевой и др.

В данной работе исследуются лексические и фразеологические единицы донского казачьего диалекта, относящиеся к интеллектуальной сфере человека.

Актуальность нашего исследования определяется, во-первых, тем, что представление об интеллектуальном потенциале человека является важным  в мировоззренческой системе любого этноса и субэтноса, фрагмент  «Умственные способности человека» занимает одно из главных мест в региональной языковой картине мира; во-вторых, наименования человека (в том числе по уровню его умственных способностей) отражают живые процессы  народной номинации; в-третьих, на сегодняшний день нет работ, посвященных детальному анализу лексических единиц, характеризующих интеллектуальные способности человека, в донских говорах.

Объектом изучения в настоящей работе являются лексические и фразеологические средства донского казачьего диалекта тематических групп  «Умный человек» и «Глупый человек».

Для анализа отбирались лексемы и фразеологизмы, содержащие характеристику человека как носителя отличительных интеллектуальных качеств и свойств (бестолкуша, дурохвай, письменница, балдятный, помозговый, щучья голова, как сибирский валенок), а также обозначающие основные понятия группы «Интеллектуальная деятельность человека» (бухтина, мнение) и интеллектуальные действия (помстить, смороковать).

На примере диалектных единиц наиболее рельефно просматривается набор выразительных средств, используемых носителем языка для выражения «интеллектуальной» семантики и стоящих за ними мотивационных признаков.

Предмет исследования – семантическая и мотивационная структуры донских диалектных единиц, а также системные отношения (явление синонимии) в тематических группах «Умный человек» и «Глупый человек».

Цель исследования – выявить и описать лексико-семантические свойства диалектных единиц в донском казачьем диалекте, характеризующих человека по умственным способностям, их синонимические и мотивационные отношения.

Цель и постановка проблемы исследования определяют конкретные задачи:

1. Выделить и описать в пределах изучаемых тематических групп «Умный человек» и «Глупый человек» донского диалекта лексико-семантические группы.

2. Исследовать структурно-семантические особенности лексических и фразеологических единиц  в донских говорах в сравнении с русскими говорами других регионов.

3. Выявить синонимические отношения лексических, фразеологических единиц тематических групп «Умный человек» и «Глупый человек» в донском казачьем диалекте.

4. Раскрыть систему мотивировочных образов, положенных в основу наименований лиц по их умственным способностям, в донском казачьем диалекте.

Цель и задачи настоящей работы определили выбор следующих методов и приемов исследования: описательного, состоящего в отборе фактического материала, первичной обработке, классификации, систематизации лексических единиц и последовательном их описании; дефиниционного анализа, включающего сопоставление словарных дефиниций донских говоров с единицами других русских говоров; элементов семантического, этимологического анализа материала; приема количественных подсчетов, позволившего уточнить соотношение лексических диалектизмов рассматриваемых тематических групп.

Источниками материала исследования послужили:

1) «Большой толковый словарь донского казачества» (БТСДК);

2) «Словарь донских говоров Волгоградской области» (СДГВО);

3) «Словарь русских донских говоров» (СРДГ);

4) собственные наблюдения автора, сделанные в диалектологических экспедициях в казачьи районы Волгоградской области (2009–2012 гг.).

Материал исследования – авторская картотека, полученная методом сплошной выборки из перечисленных диалектных источников, включающая 275 диалектных единиц в более чем 1100 словоупотреблениях, относящихся к тематической группе «Интеллектуальные способности человека». Кроме того, для сравнения и уточнения данных было проанализировано более 700 диалектных единиц из «Словаря русских народных говоров».

Научная новизна работы состоит в том, что в ней впервые исследованы лексические и фразеологические единицы, входящие в тематические группы «Умный человек» и «Глупый человек» в донских говорах, установлены сходство и различия между донскими лексическими единицами и единицами русских говоров других регионов с точки зрения семантики; выявлены в семантической структуре рассмотренных единиц семы, не отраженные в словарных дефинициях. Проведена классификация фразеологических единиц тематических групп «Умный человек» и «Глупый человек» с точки зрения компонентного состава; установлены синонимические отношения лексических единиц, фразеологизмов исследуемых тематических групп; выявлены и охарактеризованы особенности мотивации диалектных единиц данных тематических групп. В научный оборот введен новый лексический материал тематической группы «Человек».

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что оно вносит вклад в разработку проблем семантики лексических и фразеологических единиц в русских народных говорах, в развитие такой отрасли языкознания, как региональная лингвистика. Работа способствует более глубокому осмыслению процессов номинации в сфере народной жизни.

Практическая ценность диссертации определяется тем, что полученные результаты исследования могут использоваться в практике преподавания русской диалектологии, лексикологии в высшей школе, при разработке спецкурсов и спецсеминаров по диалектной лексикологии и региональной лингвистике, а также в практике школьного преподавания отдельных тем русского языка, на занятиях по лингвокраеведению. Кроме того, исследованный лексический материал может быть использован при составлении словаря тематической группы «Человек» донских говоров.

Положения, выносимые на защиту:

1. В рамках изучаемых тематических групп «Умный человек» и «Глупый человек» в донских говорах выделяются лексико-семантические группы, которые включают в свой состав диалектные наименования интеллектуальных способностей человека. В рассматриваемые лексико-семантические группы входят как диалектные единицы, свойственные только донскому региону, так и единицы, характерные для других русских говоров.

2. Сопоставление семантики донских лексических единиц тематической группы «Интеллектуальные способности человека» с единицами других русских диалектов свидетельствует о сходстве и различии между донскими номинациями и номинациями, представленными в других русских регионах. Отмечаются следующие лексемы: 1) полностью совпадающие в донских и других русских диалектах; 2) отличающиеся словообразовательной структурой или фонематическими особенностями; 3) совпадающие по морфологическим и фонетическим признакам, но отличающиеся оттенками значений; 4) характерные только для донских говоров.

В структурном плане донские имена прилагательные и существительные со значением «умный человек» содержат корневые морфемы ум-, мысл-/мышл-, мозг-, мудр-, знат-, понят-, письм-, уч-, башк- и некоторые другие; со значением «глупый человек» наиболее часто употребляются дериваты с корневыми морфемами дур-, глуп-, туп-, ум-. В других регионах для характеристики умного и глупого человека не только используются образования от корней, представленных на Дону, но и отмечаются дериваты с другими корневыми морфемами (грамот-, задач-).

Среди донских фразеологических единиц тематических групп «Умный человек» и «Глупый человек» с точки зрения их структуры можно выделить фразеологизмы, состоящие: а) только из диалектных слов; б) из одного или нескольких компонентов, представленных диалектным словом; в) полностью из слов общенародного языка (литературных и/или просторечных), но не употребляемых в литературном языке.

3. Лексико-фразеологический состав донского диалекта тематических групп «Умный человек» и «Глупый человек» представлен значительным количеством синонимов. В говорах выявлены абсолютные, семантические, экспрессивно-стилистические синонимы. Значительно преобладают семантические синонимы.

4. Основным фактором при номинации объекта по степени умственных способностей для диалектоносителя является ориентация на мотивационный признак. Основными принципами номинации человека по умственным способностям в донских казачьих говорах являются принципы номинации по признаку и по функции.

Апробация работы. Результаты научной работы, ее основные положения прошли проверку в виде докладов и сообщений на ежегодных конференциях молодых ученых «Кирилло-Мефодиевские чтения» (Волгоград, 2009, 2010, 2011 гг.), Волгоградских областных краеведческих чтениях (Волгоград, 2009, 2010 гг.), V Международной научно-практической конференции «Проблемы изучения живого русского слова на рубеже тысячелетий» (Воронеж, 2009 г.), V Всероссийской научно-практической конференции «Система ценностей современного общества» (Новосибирск, 2009 г.), на ХХVII Всероссийском диалектологическом совещании «Лексический атлас русских народных говоров-2011» (Санкт-Петербург, 2011 г.).

Основные положения исследования отражены в 9 публикациях, три из которых представлены в журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации. Общий объем опубликованных работ составляет 3,2 п.л.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы, списка принятых сокращений, списка населенных пунктов, приложения «Словарь донских диалектных единиц тематической группы “Умственные способности человека”».

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность работы, определены объект и предмет исследования, сформулированы цель, задачи, указаны методы и приемы исследования, источники и материал исследования, его научная новизна, теоретическая и практическая значимость, сформулированы теоретические положения, выносимые на защиту, перечислены способы апробации результатов работы, описана структура исследования.

В главе 1 «Лексико-семантические свойства диалектных единиц, характеризующих человека по умственным способностям, в донском казачьем диалекте» рассмотрены базовые лексические единицы тематической группы (ТГ) «Умственные способности человека» в донском диалекте; выделены и проанализированы с семантической точки зрения лексемы, относящиеся к ТГ «Умный человек» и «Глупый человек», в донских говорах и говорах других русских регионов.

В параграфе 1.1 «Представление об умственной деятельности в языковом сознании диалектоносителей» выделяются необходимые для исследования базовые лексические единицы и сочетания ТГ «Умственные способности человека» (ум, глупость, способность, умственная деятельность), выявляются лексические эквиваленты данных понятий в донских говорах и русских говорах других регионов (донские единицы: ‘ум’ – мнение, тям, паморки и памороки; ‘глупость’ – бухтина, бусорь, околесица, околесница; ‘сообразительность’ – хист, тям; ‘способность мыслить’ мимика; ‘большое умственное развитие’ – мозголовье). В русских говорах других регионов представлено большее количество диалектизмов, отражающих основные понятия рассматриваемой тематической группы, часть из которых совпадает с донскими (мнение, бусорь) или отличается фонетически (паморотки), грамматически (паморок).

Как в литературном языке, так и в диалекте между единицами, представляющими понятие «умственная деятельность» (сообразительность/ несообразительность, разумность/ неразумность, образованность/ необразованность), нет четко очерченных границ: сообразительный человек – это человек разумный, поддающийся обучению, а значит, образованный.

Материал донских говоров подтверждает выводы ученых (Т.В. Бахвалова, Е.В. Брысина, В.И. Карасик, Т.И. Полищук и др.) о значительном преобладании наименований глупого человека над номинациями умного: 161 единица к 42 единицам. Здесь отразилась общая закономерность народных говоров: преобладание экспрессивных синонимических образований со всякого рода негативной семантикой (Т.В. Бахвалова, Е.В. Брысина).

Рассматриваемые лексические единицы, характеризующие человека по умственным способностям, представляют собой набор групп слов, объединенных различными типами отношений. Для выявления связей и отношений между единицами, определения семантики слов, а также для установления объема значений нами выделены следующие лексико-семантические группы (ЛСГ) (ср. с исследованием А.В. Крюкова, который на материале русского и английского языков выделяет четыре лексико-семантические группы [Крюков, 2005: 77]):

а) ЛСГ-1 – прилагательные, обозначающие характеристику интеллектуальных способностей субъекта, указывающие на присутствие/отсутствие смысла, логики в продуктах интеллектуальной деятельности, а также детерминирующие степень психического расстройства (например: дуравый ‘глупый’ [БТСДК: 143], холоумный ‘умственно отсталый, глупый, полоумный’ [СДГВО: 361]);

б) ЛСГ-2 – существительные, обозначающие носителя умственных способностей, развитых в той или иной степени; при этом одновременно с номинативной функцией данные существительные выполняют идентифицирующую функцию, выделяя одного человека из группы лиц (например: тупоумок ‘глупый, бестолковый, тупой человек’ [СДГВО: 599], чандот ‘неполноценный, глупый, тупой человек, дурачок’ [Там же: 645]);

в) ЛСГ-3 – глаголы, обозначающие интеллектуальное действие, качественное изменение интеллектуальной характеристики индивида и переход в состояние психического дисбаланса (например: недотюкать ‘не додуматься, не догадаться, не сообразить, не понять’ [Там же: 351], замрачиться ‘потерять способность здраво мыслить, потерять соображение’ [Там же: 191]).

В параграфе 1.2 «Тематическая группа “Умный человек” в донских говорах» анализируются донские лексические единицы и единицы других русских регионов с точки зрения семантики.

Донские диалектные лексические единицы ТГ «Умный человек» составляют самостоятельную, функционально специфическую группу слов, отличающихся семантическими, грамматическими и словообразовательными особенностями. Характеризующие субстантивы полифункциональны: они одновременно выполняют номинативную, идентифицирующую и характеризующую функции. ЛСГ-2 понятия «умный человек» в донских говорах включает три единицы с корнями ум-, мудр-, письм- (умнота [СДГВО: 611], мудрушка [БТСДК: 289], письменница [Там же: 421]; две единицы с корнем ход- (проходимец [СДГВО: 489], проходимка [Там же]). Имена прилагательные (ЛСГ-1) с положительной характеристикой умственных способностей человека (их 25 единиц) компенсируют немногочисленность существительных, при этом в своей структуре они содержат чаще всего общеизвестные корневые морфемы: ум-, мысл-/мышл-, мозг-, знат-, понят-, письм-, уч-, башк- и др. (стоумовый [СДГВО: 571], мышлёный [Там же: 328], мозговатый [Там же: 319], знатный [БТСДК: 191], понятный [СДГВО: 455], письмённый [Там же: 421], учёный [Там же: 618], башковый [БТСДК: 37]).

Содержательный минимум понятия «умный человек» выражается в следующих направлениях: 1) умный от природы; 2) умный вследствие приобретенного образования и опыта. Данное соотношение лексических единиц в донском говоре составляет 20 к 10 лексемам.

Проведенное сопоставление донских единиц тематической группы «Умный человек» с единицами других русских диалектов позволяет не только говорить о родстве говоров, но и выделять уникальные черты донского казачьего диалекта. Помимо дериватов с корневыми морфемами, представленных на Дону (ум-, мысл- /мышл-; мозг-), в других регионах для характеристики умного человека используются также образования с корнями грамот-, задач-. Часть лексем полностью совпадает в донском диалекте и в других говорах (письменный, письмённый, стоумовый, мозговатый, начётистый, знатный), часть различается словообразовательными морфемами (смыслёныйсмышлявый, стоумовый стоумный и др.). Лексические единицы помозговый, размышлённый являются исключительно донскими, в других регионах не встречаются.

Среди лексических единиц, отражающих ценность «ум», в донских казачьих говорах представлены слова, которые характеризуют различные виды интеллектуальной деятельности (ЛСГ-3). В диссертации выделено 8 подгрупп глаголов, обозначающих интеллектуальное действие (35 единиц). Данные единицы называют мыслительные операции, которые свойственны как умному, так и в некотором смысле глупому человеку.

В параграфе 1.3 «Тематическая группа “Глупый человек” в донских говорах» проанализирован лексический материал ТГ «Глупый человек» в донском диалекте и говорах других русских регионов.

По данным словарей, понятие «глупость» имеет широкую понятийную сферу. В своем большинстве оно связано с отрицательной коннотацией, служит для негативной характеристики интеллектуальных способностей как самого человека, так и результатов его интеллектуального труда. В донских говорах значение «глупый человек» передается большой группой имен существительных и прилагательных (72 единицы). Наиболее часто употребляются слова с корневыми морфемами дур-, глуп-, туп-, ум-. Для выявления диалектных единиц, свидетельствующих о градации характеристик человека с невысокими умственными способностями, нами выделены основные семы, свидетельствующие о различной степени обозначаемого признака: «тупой» (дурындас ‘глупый, тупой человек, дурак’ [СДГВО: 156]; мелкоумный ‘неспособный, тупой’ [БТСДК: 282]), «глупый» (байбак ‘глупый человек, дурак’ [СДГВО: 31]; дуравый ‘глупый’ [БТСДК: 143]), «глуповатый» (благой ‘глуповатый’ [СДГВО: 45]), «бестолковый» и «несообразительный» (надолба ‘непонятливый, несообразительный, бестолковый человек’ [Там же: 334]; беспонятливый ‘не понимающий, медленно соображающий’ [Там же: 41]), «необразованный» (репанец (презрит. или ирон.) ‘необразованный человек’ [Там же: 515]; неучёный ‘не умеющий читать и писать, неграмотный’ [Там же: 355]), «умственно ограниченный» (неумноразвитый ‘умственно отсталый’ [БТСДК: 321]). ЛСГ-2 в донских говорах, в отличие от ЛСГ-1, не имеет сем «глуповатый», «умственно ограниченный».

В результате сопоставления донских единиц, характеризующих человека по невысоким умственным способностям, с единицами других русских регионов выделены уникальные черты донских лексем, иллюстрирующих живую мысль казаков Дона, и описаны общие моменты, наглядно подтверждающие родство говоров.

Выявлены следующие лексемы, не представленные в других русских говорах:

ЛСГ-2 – недорека груб. ‘бестолковый человек’ [БТСДК: 315], разбузлай ‘несообразительный, рассеянный человек, растяпа’ [СДГВО: 499], дурохвайка бран. ‘глупая женщина’ [БТСДК: 144], оряха ‘о человеке высокого роста, обычно глупом, бестолковом’ [СДГВО: 385];

ЛСГ-1 – малохтарный ‘глуповатый’ [БТСДК: 276], отдалённый ‘глуповатый, слабоумный’ [СДГВО: 391], неукый ‘не умеющий читать и писать, неграмотный’ [Там же: 355], неучёный ‘не умеющий читать и писать, неграмотный’ [Там же], неумноразвитый ‘умственно отсталый’ [БТСДК: 321], детоумный ‘глупый, умственно неразвитый; с умом, как у ребёнка’ [СДГВО: 139], невинный ‘глуповатый, чудаковатый, юродивый’ [БТСДК: 316], бесклёпочный ‘глупый, бестолковый’ [Там же: 43].

В СРНГ зафиксированы лексические единицы, которые по разным признакам (фонетическим, морфологическим, семантическим) схожи с донскими. Часть лексем, как и в группе, характеризующей человека по высоким умственным способностям, полностью совпадает в донском диалекте и в других говорах (надолба, пешка, бусорный, беспонятный и др.), часть различается словообразовательными морфемами или фонематически (напр., донским дурындас, дурындесь соответствуют  в других говорах дурандай, дурандас, дурандыс), часть различается семантически (напр., байбак в рязанских говорах имеет значение ‘неповоротливый, ленивый и глуповатый человек’, в донских – ‘глупый человек, дурак’).

Лексическая единица дурак всегда представляла наибольший интерес для исследователей как в русских народных говорах, так и в литературном языке. В донском казачьем диалекте данное значение представлено 5 единицами (галман, дурохвай, лагутей, байбак, дурындас), в СРНГ – 70 лексемами; совпадает только одна – галман, зафиксированная в этом значении в южнорусских курских, орловских, тульских, тамбовских говорах.

В главе 2 «Устойчивые словесные комплексы, характеризующие человека по умственным способностям, в донском казачьем диалекте» исследуются устойчивые сравнения, фразеологические единицы тематической группы «Умственные способности человека», представленные в донском казачьем диалекте.

В параграфе 2.1 «Устойчивые сравнения, характеризующие человека по умственным способностям, в донских говорах» анализируются устойчивые сравнения, относящиеся к ТГ «Умный человек» и «Глупый человек».

В донском казачьем диалекте широко представлены устойчивые сравнения, которые образно характеризуют человека, его внешность, физические качества, черты характера, поведение, речевую деятельность, чувства, поступки, образ жизни, отношение к другим людям, труду и т.д. Сравнений, характеризующих человека по умственным способностям, в донских казачьих говорах немного (выявлено 11 единиц). Материал показывает, что такие конструкции употребляются донскими диалектоносителями преимущественно для характеристики глупых и крайне глупых людей (10 единиц: как чучкарь, как чучмек, как турки, как обух, как шабалок, как сибирский валенок, как байбак). Зафиксирован лишь один сравнительный оборот, характеризующий умного человека (как у Адама голова ‘очень сообразительный, умный’ [БТСДК: 23]). При этом многие из рассмотренных сравнительных конструкций, как показало обращение к СРНГ, функционируют только в донском диалекте (как обух, как пень, как полено, (голова) как капуста, как сибирский валенок).

В донском казачьем диалекте в качестве образов-эталонов, характеризующих тупого человека, употребляются чаще всего наименования реалий растительного мира – названия деревьев и их частей, отличающихся особой прочностью, твёрдостью и неспособностью к активному восприятию внешних воздействий (как пень ‘о глупом, несообразительном человеке’ [СДГВО: 408], как полено ‘о глупом, несообразительном человеке’ [Там же: 447]).

Сравнительные обороты отражают ассоциативно-образные представления диалектоносителя о тех или иных реалиях действительности. Донские устойчивые сравнения представляют собой группу эмоционально-оценочных единиц, в которых указание на ту или иную характеристику сопровождается презентацией эмоций, оценок, чувств, при этом зачастую имеющих оттенок неодобрения, порицания.

В параграфе 2.2 «Фразеологические единицы, характеризующие человека по умственным способностям, в донских говорах» рассматриваются фразеологизмы ТГ «Умственные способности человека», бытующие на Дону, исследуется их семантика.

Нами рассмотрено 97 донских фразеологических единиц, характеризующих человека по умственным способностям и отражающих мыслительные действия. Из них 73 фразеологизма относятся к наименованию глупого человека (сею-вею в голове, шалаш ненакрытый), 5 ФЕ – к наименованию умного человека (из молодых да ранний, котелок на плечах у кого-либо), 13 ФЕ отражают мыслительные действия (шевелить мозгой, мороковать головой), 5 ФЕ в зависимости от употребления/ неупотребления отрицательной частицы не- относятся к глупому/ умному человеку (кубышка (не)варит, куфилка (не)варит). Одна ФЕ (от большого ума) может относиться как к очень умному, сообразительному человеку, так и к очень глупому, несообразительному человеку.

В донских казачьих говорах бытует 16 ФЕ, обозначающих мыслительный процесс или характеризующих человека по умственным способностям, включающих в свой состав лексему голова (или ее диалектные эквиваленты бошка, долбня, калган, компол, котелок, котёл, кочан, кубынь, кубган, кубыха, кумган, кумпол, кубышка, куфилка, репа): мороковать головой ‘обстоятельно думать, старательно размышлять, соображать’ [СДГВО: 323], куфилка (максим) (не) варит (ворит) ‘кто-либо (не)умён, (не)сообразителен’ [Там же: 290], воронья голова ‘глупый, неразумный человек’ [Там же: 113].

Важную роль в исследовании ФЕ играет иллюстративный материал, поскольку подтверждает мысль о том, что ФЕ – продукты вторичной номинации и выражают значение не в нейтрально-логической форме, а в образно-эмотивной: У внука маво калган-та умнай, фсё схватываить на ляту – Н. Ябл. [СДГВО: 232]; Куфилка ня ворить – эт галава ни сабражаить – Орл. [Там же: 290].

Значительное число донских фразеологизмов, характеризующих интеллектуальный потенциал человека, его умственные способности и мыслительную деятельность, содержат в своем составе фразеолексы ум, мозг (17 единиц) (не с полнб умб ‘очень глупый, несообразительный’ [СДГВО: 611], ни умб ни рбзума ‘очень глупый, несообразительный’ [Там же], держбть на умй ‘думать, помнить о чем-либо’ [Там же: 138], мозги набекрйнь у кого-либо ‘кто-либо глуп, совершает необдуманные поступки’ [Там же: 319], мозги паралик трунул кому-либо ‘кто-либо стал совершать глупые, необдуманные поступки’ [Там же: 405]).

Высшая степень качества «глупый» по отношению к человеку как в общенародном языке, так и в донских говорах нередко передается устойчивыми тавтологическими сочетаниями. В донском диалекте найдено 7 подобных сочетаний, которые построены по модели «имя существительное в именительном падеже + имя существительное в творительном падеже без предлога» (чурка чуркой ‘очень глупый, несообразительный человек’ [СДГВО: 664], обух обухом ‘очень глупый, несообразительный’ [Там же: 371] и др.).

С точки зрения компонентного состава среди донских ФЕ, относящихся к ТГ «Умственные способности человека», выделены следующие подтипы:

1. Оборот, полностью состоящий из диалектных слов (тяпок тяпком ‘очень глупый, несообразительный человек’ [Там же: 604]).

2. Устойчивые сочетания слов, один или несколько компонентов которых – диалектное слово (22 фразеологизма):

• ФЕ, построенные по модели «глагол в инфинитиве + существительное в винительном/родительном падежах» (не понимбть ни чух ни мух ‘ни в чем не разбираться, быть несообразительным’ [СДГВО: 454], не понимать чоху-моху ‘ничего не понимать’ [Там же]);

• ФЕ, в структуре которых лежат модели «имя прилагательное + имя существительное в именительном падеже» или «имя существительное в именительном падеже + имя прилагательное» (непутёвый калган бран. ‘о глупом человеке’ [БТСДК: 205], мотыка неточёная ‘глупый, несообразительный человек’ [СДГВО: 324]);

• сочетания иных моделей (сочетания двух существительных в разных падежных формах; сочетания существительного с личной формой глагола) (дурак кулижками ‘недалёкий, глуповатый человек’ [СДГВО: 155], отросни из лесу ‘необразованные, грубые люди’ [Там же: 395], не хватает (хватит) хизу у кого-либо – ‘кто-либо не обладает способностями, плохо соображает, не может (сможет) что-либо сделать из-за своей несообразительности’ [БТСДК: 556; СДГВО: 625]).

3. Выражения, полностью состоящие из слов общенародного языка, но не употребляемые в литературном языке (39 фразеологизмов). Здесь мы выделяем две группы:

• выражения, в составе которых есть компонент литературного языка (ФЕ могут включать одно литературное слово или полностью состоять из литературных единиц – 33 фразеологизма) (кувблда кувблдой ‘об очень глупом, несообразительном человеке’ [СДГВО: 278], пирог с ничем/ ни с чем  ‘о глупом, недалеком человеке’ [Там же: 420]);

• фразеологические единицы с просторечным компонентом (ФЕ могут включать одно просторечное слово или полностью состоять из просторечных единиц – 5 фразеологизмов) (башка (не) варит (ворит) у кого-либо ‘о (не)сообразительном человеке’ [Там же: 37], тумак тумаком ‘очень бестолковый, глупый, тупой человек’ [Там же: 599]).

В живой диалектной речи употребляются ФЕ, отражающие умственные способности человека, которые по синтаксической структуре организованы как предложения глагольного или именного типа. Наш материал показывает, что содержание этих единиц, взятых без контекста, изолированно, установить достаточно просто. ФЕ, равных предложению,  характеризующих умственные способности человека, деятельность ума, восприятие, знание, выявлено 8 единиц (голова не тем концом приделана (у кого-либо) ‘кто-либо глуп, несообразителен’ [Там же: 113], мешком из-под угла вдаренный ‘умственно ограниченный, неумный, глупый’ [Там же: 67] и др.).

ФЕ содержат культурно-маркированную информацию о рассматриваемом явлении. Возникновение дополнительных определений подтверждает мысль о том, что для диалектоносителя  важно не просто назвать человека, но при этом субъективно и максимально точно охарактеризовать его, показать крайнюю точку признака – не просто глупый человек, а очень глупый, тупой (лексические единицы дурак, дура в донских говорах могут дополняться следующими характеристиками: банная дура [СДГВО: 155], гольная дура, гольный дурак [Там же]).

Фразеологизмы в казачьем диалекте представляют собой систему средств выражения, в которой с особой наглядностью проявляются внутренняя форма языка, богатство собственно языковых изобразительных ресурсов, а вместе с тем раскрываются самобытность национальной культуры, национальный склад образного мышления.

В главе 3 «Явление синонимии и мотивационные отношения в тематических группах “Умный человек” и “Глупый человек” в донском казачьем диалекте» рассматриваются синонимические и мотивационные отношения среди лексических и фразеологических диалектных единиц ТГ «Умный человек» и «Глупый человек».

В параграфе 3.1 «Явление синонимии среди лексических единиц, характеризующих человека по умственным способностям, в донских казачьих говорах» исследуются синонимические отношения среди диалектизмов ТГ «Умный человек» и «Глупый человек», определяются типы синонимов.

Целью нашего исследования является рассмотрение синонимии во всем донском диалекте, а не отдельно в каком-либо одном донском говоре. Донской диалект представлен на значительной территории и состоит из множества говоров, а они, в свою очередь, могут в разной степени различаться. Это живая народная речь казаков, живущих на территории двух соседних областей – Ростовской и Волгоградской (территория бывшей Области Войска Донского). Донские говоры являются переселенческими, сложившимися в донациональный период русской истории (заселение региона происходило в XVI–XVII вв.), поэтому многие черты привнесены на эту территорию вместе с переселенцами из разных первичных говоров, говоров раннего формирования [Кудряшова, 1998: 9–12], и в разных донских регионах для наименования глупого/ умного человека могут быть представлены разные лексемы или ФЕ. Несмотря на это, по своей основе донские казачьи говоры характеризуются общностью фонетической, грамматической системы и словаря. Следовательно, все донские говоры представляют единую диалектную систему. Поэтому считаем правомерным рассматривать донские диалектные синонимы в единстве и выделять синонимические ряды.

В нашем исследовании синонимами считаются слова в пределах одной грамматической категории, близкие или тождественные по значению, если они распространены в одном говоре или в территориально близких говорах. Говоры, как и литературный язык, характеризуются синонимическим богатством.

Весь материал поделен нами по признаку одночастеречности синонимических рядов, поскольку в этом случае соблюдается принцип лексической тождественности слов.

В нашей работе мы придерживаемся следующей типологии, которая следует из определения синонимов:

1. Синонимы-дублеты (или абсолютные синонимы) с тождественным значением. Некоторые ученые (А.И. Галич, И.И. Давыдов, П.Ф. Калайдович и др.) останавливаются именно на различиях между синонимами и отрицают возможность наличия в языке двух полностью тождественных по значению и употреблению слов. Практически все исследования синонимии в языке сводятся к утверждению, что синонимы – это слова смежного, почти одного значения, что именно различия между синонимами обусловливают их жизнь в языке. Несмотря на это, мы считаем возможным выделять абсолютные синонимы, поскольку наш материал это подтверждает. Например, синонимы со значением «умный человек»: башковый [БТСДК: 37] – умённый [СДГВО: 611].

2. Синонимы относительные, или семантические, которые оттеняют разные стороны одного и того же предмета, признака и поэтому имеют близкое значение. Например, синонимы башковый ‘умный человек’ [БТСДК: 37] и мышлёный ‘смышлёный человек’ [СДГВО: 328].

3. Синонимы экспрессивно-стилистические, различающиеся экспрессивно-стилистической окраской; они дают различную эмоционально-оценочную характеристику. Однако все анализируемые нами слова записаны в контекстах, которые представляют живую разговорно-бытовую речь, всегда яркую и выразительную, и говорить об отсутствии экспрессии у диалектных лексических единиц, характеризующих человека по умственным способностям, почти невозможно. При этом слова, входящие в состав данной группы, большей частью носят экспрессивное различие, нежели стилистическое: простенький [БТСДК: 435], придурастый [Там же: 419].

Кроме собственно синонимов, в ТГ «Глупый человек» в донском диалекте представлены  варианты диалектизмов – фонематические (дурындасдурындесь ‘тупой человек, дурак’ [СДГВО: 156], оголтуш оголтыш ‘непонятливый, несообразительный, бестолковый человек’ [Там же: 347], разбуздай разбузлай ‘несообразительный человек’ [Там же: 499], голомозгий голомозый ‘глупый, бестолковый человек’ [БТСДК: 111]) и словообразовательные (беспонятливый беспонятный ‘непонимающий, медленно соображающий человек’ [СДГВО: 41], бестолкуша [БТСДК: 43] – толкуша [Там же: 528] ‘бестолковый человек’).

В ходе анализа материала выявлены синонимические ряды, включающие как абсолютные и семантические, так и экспрессивно-стилистические синонимы. Среди существительных представлены синонимические ряды следующих значений: ‘глупый’ – 8 единиц, ‘бестолковый’ – 11 единиц, ‘глупец’ и ‘дурак’ – 2 единицы, ‘несообразительный’ – 5 единиц, ‘умный’ – 2 единицы. Среди имен прилагательных: ‘глупый’ – 8 единиц, ‘глуповатый’ – 12 единиц, ‘непонимающий, медленно соображающий’ – 2 единицы, ‘не умеющий читать и писать, неграмотный’ – 2 единицы, ‘умственно отсталый’ – 2 единицы, ‘умный’ – 9 единиц, ‘грамотный, умеющий читать и писать’ – 6 единиц. Следует отметить, что большинство слов, относящихся к ТГ «Глупый человек», являются семантическими синонимами. В ТГ «Умный человек» отмечаются как синонимы-дублеты, так и семантические синонимы.

Весь материал построен на основании дефиниций, данных в словарях (БТСДК, СДГВО). Однако в ряде случаев составители словарей дают не очень точное определение значений лексем, не всегда передают тот или иной оттенок значения. Например, ряд имен прилагательных с семой «глуповатый» представлен в нашем материале следующими  12 лексемами: благой малохтарный приглупетый отдалённый невинный дюбнутый простенький дурастной дурачливый придурный придурастый придурочный, из которых пять последних являются однокорневыми, их можно назвать словообразовательными вариантами (образованы от корня дур- или производящего слова дурак-). Девять единиц, судя по дефинициям словарей, являются дублетами: благой, малохтарный, приглупетый, простенький, дюбнутый, дурастной, дурачливый, придурный, придурастый, остальные имеют добавочные значения.

Если же обратить внимание на иллюстративный материал, то, по нашему мнению, некоторые лексемы, которые зафиксированы в словарях как дублеты, различаются оттенками значений, в них можно выделить дополнительные семы. Например, диалектизм благой (благой ‘глуповатый’ [СДГВО: 45]) связан с единицей невинный (невинный ‘глуповатый, чудаковатый, юродивый’ [БТСДК: 316]), т. е. имеет дополнительную сему ‘юродивый’; придурный (придурный ‘глупый, придурковатый’ [Там же: 419]) и придурастый (придурастый ‘глупый, придурковатый’ [Там же]) примыкают по значению к лексеме придурочный (придурочный ‘глупый, неразумный, бестолковый, придурковатый’ [СДГВО: 473]) и имеют дополнительные семы ‘неразумный, бестолковый’; лексема дюбнутый (дюбнутый ‘глупый, придурковатый’ [Там же]) имеет стилистически сниженное значение, поскольку дюбнуть в диалекте означает ‘ударить, стукнуть’ (А ана как дюбнить прамеж глас – К-яр.) [Там же].

В параграфе 3.2 «Явление синонимии среди фразеологических единиц, характеризующих человека по умственным способностям, в донских казачьих говорах» рассматриваются синонимические отношения между ФЕ значений «глупый человек» и «умный человек».

В настоящей диссертации под фразеологическими синонимами понимаются такие ФЕ, которые имеют общее денотативное значение, одну и ту же или близкую эмоционально-экспрессивную характеристику, но разную образную основу [Блинова, 1984: 112]. Одной из особенностей диалектных фразем-синонимов является отсутствие в синонимическом ряду доминанты.

Все фразеологизмы условно можно разделить на два синонимических ряда: 1) «глупый человек» и 2) «умный человек». С точки зрения семантического критерия, исходя из словарных дефиниций, в ТГ «Глупый человек» можно выделить синонимические ряды со значениями 1) ‘глупый человек’, 2) ‘очень глупый человек’, 3) ‘глупый, несообразительный человек’, 4) ‘глупый, неразумный человек’.

В ряде случаев в словарях донских говоров представлены ФЕ, на наш взгляд, с противоречивыми дефинициями, на основе которых трудно определить, к какому семантическому ряду следует отнести ту или иную ФЕ. Например, фразеологизмы пустая кадушка [СДГВО: 228], язёвый лоб [Там же: 301], с мухами в голове [Там же: 327], с мякушкой в голове [Там же: 328] могут относиться как к очень глупому человеку (максимальная степень значения признака), так и к несообразительному (минимальная степень значения признака).

Синонимы, благодаря тождеству или сходству значений, реализуют свои основные семантические функции: уточнения (Письменный и письмённый – значить грамотный – Чёрн. [СДГВО: 421]; Халаумный – эт глупой – Рдч. [Там же: 361]; Дабрина чилавек – эта глупой чилавек, каторый ничаво ни панимаить – Кл.-П. [Там же: 649]), замещения (Пра умнава гаварили – смыслёный – В-гн. [Там же: 555]; Растяпа – то жа, что разбуздай – Чрк. [Там же: 499]; Неукый – ниучёный, ниграмотный – Дьяк. [Там же: 355]) или взаимозаменяемости.

В параграфе 3.3 «Мотивированность донских диалектных единиц тематических групп “Умный человек” и “Глупый человек”» в центре внимания находятся мотивационные отношения, которые содержат отсылку непосредственно к человеку.

Мотивационные отношения являются самым частотным типом отношений лексических единиц, реализующихся в диалектной речи.

Под мотивированностью слова в нашем исследовании мы (вслед за О.И. Блиновой) понимаем структурно-семантическое свойство слова, позволяющее осознать рациональность связи значения и звуковой оболочки слова на основе его лексической и структурной соотносительности  [Блинова, 1984: 15]; под мотивацией – связь между словами, обнаруживающую их мотивированность [Блинова, 2004: 42].

При рассмотрении ТГ «Глупый человек» и «Умный человек» выявлено, что основными принципами номинации человека по умственным способностям в донских казачьих говорах являются принципы номинации по признаку  и по функции.

Для диалектоносителя ориентация на мотивационный признак является основополагающим фактором при номинации объекта по степени умственных способностей, служащим для выделения того или иного человека их ряда подобных. В основе семантики большинства номинативных единиц лежит этимологический элемент содержания, остаточное представление о каком-либо факте, явлении, событии. В диалектных лексических системах могут отражаться реальные факты (в донских говорах байбак ‘глупый человек’ [СДГВО: 31] – по аналогии с названием степного грызуна), нереальные представления (долдон ‘глупый человек’ – от просторечного глагола долдонить  ‘упрямо твердить одно и то же; долбить’ [МАС, Т. I: 423] образованы имена существительные долдон, долдониха со значениями ‘человек, повторяющий одно и то же’, на основе данного значения у отглагольных субстантивов возникает значение – ‘бестолковый человек’), сравнение человека с предметами (как пень ‘о глупом, несообразительном человеке’ – в донском казачьем диалекте, как мы уже отметили, в качестве эталонов, характеризующих тупого человека, употребляются наименования деревьев и их частей), образами (фразеологическая единица осёл малёваный ‘о несообразительном человеке’ – животное осел в диалектной картине мира выступает эталоном глупости), событиями, фактами окружающего мира (мешком из-под угла стебанутый ‘глупый человек’ – в результате неожиданного удара человек может получить увечья не только физические, но и связанные с умственной деятельностью).

Для говорящего первоочередной задачей является необходимость выразить свою мысль в языковой форме так, чтобы она была максимально понятна слушающему. Поэтому в речи казаков задействованы наиболее сильно воздействующие на восприятие языковые средства. Например, одно из значений лексемы балда (прост., бран.) ‘бестолковый, глупый человек’ [Там же: 57]. В своем исходном значении (‘тяжелый молот’) данная единица не связана с признаком «глупый», но обозначает предмет, который используется при однообразных, повторяющихся действиях, не требующих особой мыслительной деятельности. В донском диалекте употребляется фразеологизм осиновая балда, который имеет значение ‘глупый, несообразительный человек’. Дополнительный компонент осиновая конкретизирует значение слова балда. Усиление значения происходит за счет прилагательного: не просто предмет, которым можно повторять однообразные действия без мыслительных затрат, но еще и осиновый, деревянный, а дерево, как известно, является эталоном глупости.

Представленный нами материал выявляет связь значения «глупый человек» со значениями «болтливый человек» и «бестолковая речь», «ленивый человек» и «бездельник».

В заключении диссертации подводятся итоги проведенного исследования и формулируются перспективы дальнейшей работы, которые видятся нам в возможности дальнейшего сопоставительного анализа диалектных единиц тематических групп «Человек» и «Умственные способности человека» в донском диалекте и других диалектах русского языка, выявлении особенностей выражения степени умственных способностей человека в лексике разных этнических групп.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора:

Статьи в рецензируемых журналах, рекомендованных
ВАК Минобрнауки России

1. Кобызева (Шкабара), Н. И. Устойчивые сравнения как средства характеристики умственных способностей человека в донских говорах / Н. И. Кобызева // Изв. Волгогр. гос. пед. ун-та. Сер.: Филологические науки. – 2011. – № 10 (64). – С. 80–83 (0,5 п.л.).

2. Шкабара, Н. И. Тематическая группа «Умный человек» в донском диалекте/ Н. И. Шкабара // Изв. Волгогр. гос. пед. ун-та. Сер.: Филологические науки. – 2012. – № 8 (72). – С. 99–102 (0,5 п.л.).

3. Шкабара, Н. И. О мотивированности некоторых имен существительных тематической группы «Глупый человек» в донских говорах / Н. И. Шкабара //  Вестн. Челяб. гос. ун-та. Филология. Искусствоведение. – Вып. 69. – 2012. – № 23 (277). – С. 137–142 (0,5 п.л.).

Статьи в сборниках научных трудов
и материалов научных конференций

4. Кобызева (Шкабара), Н. И. Особенности словообразования имен существительных и имен прилагательных, характеризующих человека по умственным способностям, в донских говорах / Н. И. Кобызева // Проблемы изучения живого русского слова на рубеже тысячелетий: материалы V Междунар. науч.-практ. конф. – Воронеж : ВГПУ, 2009. – С. 199–202 (0,3 п.л.).

5. Кобызева (Шкабара), Н. И. Характеристика человека по умственным способностям в донских говорах/ Н.И. Кобызева// Система ценностей современного общества: сб. материалов V Всерос. науч.-практ. конф.: в 2 ч. / под общ. ред. С.С. Чернова.– Новосибирск: ЦРНС – Изд-во «СИБПРИНТ», 2009.– Ч. 1. – С. 129–132 (0,3 п.л.).

6. Кобызева (Шкабара), Н. И. Лексико-семантическая группа прилагательных «умный — глупый» в донских казачьих говорах / Н.И. Кобызева // Живое слово Севера: сб. науч. тр. / сост., отв. ред. Н.В. Хохлова, Н.В. Осколкова. – Архангельск, 2009. – С. 121–123 (0,2 п.л.).

7. Кобызева (Шкабара), Н. И. Диалектные фразеологизмы, характеризующие интеллект человека и его умственную деятельность/ Н.И. Кобызева// Живое слово: фольклорно-диалектологический альманах. Вып. 4/ под ред. Е.В. Брысиной. – Волгоград: Изд-во лицея №8 «Олимпия», 2011. – С. 58–60 (0,2 п.л.).

8. Кобызева (Шкабара), Н. И. Эмотивно-экспрессивные свойства лексико-фразеологических единиц, характеризующих интеллект человека (на материале донских казачьих говоров) / Н.И. Кобызева // Живое слово: фольклорно-диалектологический альманах.– Волгоград: Изд-во лицея № 8 «Олимпия», 2010.– 128 с. – Вып. 3. – С. 95–97 (0,2 п.л.).

9. Кобызева (Шкабара), Н. И. Диалектные фразеологические единицы, характеризующие глупого человека, в донских казачьих говорах/ Н.И. Кобызева// Лексический атлас русских народных говоров (материалы исследования) 2011 / Ин-т лингв. исслед. – СПб.: Наука, 2011. – С. 259–264 (0,5 п.л.).

ШКАБАРА Наталья Ивановна

ЛЕКСИЧЕСКИЕ И ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ

ДИАЛЕКТНЫЕ ЕДИНИЦЫ, ХАРАКТЕРИЗУЮЩИЕ ЧЕЛОВЕКА
ПО УМСТВЕННЫМ СПОСОБНОСТЯМ, В ДОНСКОМ ДИАЛЕКТЕ:
СИСТЕМНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ И МОТИВАЦИОННЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук

Подписано к печати 02.11.12. Формат 60×84/16. Печать офс. Бум. офс.
Гарнитура Times. Усл. печ. л. 1,4. Уч.-изд. л. 1,5. Тираж 110 экз. Заказ  .

Издательство ВГСПУ «Перемена»

Типография Издательства ВГСПУ «Перемена»

400131, Волгоград, пр. им. В.И.Ленина, 27






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.