WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ХАРТАВАКЯН Вардуи Габриеловна

ЛАТИНСКИЕ ВХОЖДЕНИЯ

В СОВРЕМЕННОМ АНГЛоязычном

институциональном дискурсе

Специальность 10.02.04 – германские языки

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Ростов-на-Дону – 2012

Работа выполнена на кафедре английской филологии

ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет»

Научный руководитель:

доктор филологических наук, профессор

Николаев Сергей Георгиевич

Официальные оппоненты:

Кудряшов Игорь Александрович,

доктор филологических наук, профессор, ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет»/ кафедра русского языка и теории языка, профессор

Ширяева Татьяна Александровна,

кандидат филологических наук, доцент,

ФГБОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет»/ кафедра английского языка и профессиональной коммуникации, зав. кафедрой

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Волгоградский государственный социально-педагогический университет»

Защита состоится «28» ноября в 13 часов на заседании диссертационного совета Д 212.208.17 по филологическим наукам при ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» по адресу: 344082, г. Ростов-на-Дону, ул. Б. Садовая, 33, ауд. 202.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» по адресу: 344082, г. Ростов-на-Дону, ул. Б. Садовая, 33.

Автореферат разослан «27» октября 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                        Григорьева Надежда Олеговна

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

В современном глобальном коммуникативном пространстве латинский язык характеризуется изменившимися сущностными свойствами и новым функциональным комплексом, что обеспечивает его уникальность и выделяет этот язык среди иных, причем не только живых, но и мертвых, древних, классических. Такое положение диктуется тем, что, являясь языком высокоразвитой цивилизации, языком, обладающим чрезвычайно мощным ореолом культуры, латынь выступает сегодня в качестве универсального культурного кода в мировом коммуникативном пространстве.

Принципиальным для данного исследования, проводимого в рамках общесистемной, функционально-стилистической и когнитивно-дискурсивной парадигм, является то, что значение латинского языка проявляется на всех системных уровнях современного английского языка, во всех функциональных стилях современной английской речи. Значимым также представляется присутствие латинского компонента в английском дискурсе – во всех без исключения типах институционального дискурса и их разновидностях. Причиной этому являются как лингвистические, так и экстралингвистические факторы; в числе последних первостепенное значение в рамках настоящего исследования приписывается когнитивным основаниям.

С учетом сказанного актуальность диссертационной работы обусловлена необходимостью уточнения лингвистических представлений о комплексном воздействии разноуровневых латинских вхождений на все системные уровни современного английского языка, отражающих специфику англо-латинских языковых контактов в исторической ретроспективе. Кроме этого, актуальность обусловлена высокой репрезентативностью латинского компонента в современном английском дискурсе, что в свою очередь является показателем той роли, которую играет латинский язык в современном британском англоязычном социуме. Одновременно с этим актуализируется необходимость системного анализа специфики значения латыни для системы функциональных стилей современной английской речи и типов английского институционального дискурса. Такой ракурс исследования позволяет сформировать комплексное представление о характерных особенностях взаимодействия латинского и современного английского языков в диахроническом и синхроническом срезах.

Основополагающим в диссертационной работе выступает понятие «вхождение». Названный термин требует уточнения.

В отличие от ставшего традиционным в лингвистике «заимствования», термин «вхождение» не ограничен указанием на сферу лексики, но предполагает принципиально разноуровневую природу языковых единиц, проникающих в язык-реципиент извне. Одновременно и в связи с этим термин «вхождение» характеризуется более абстрактным, «общим» номинативным содержанием, поскольку подразумевает не только межъязыковое влияние (в виде заимствований), но также процессы, наблюдаемые внутри языка-реципиента и обусловленные воздействием разноуровневых специфик языка-донора. В нашем случае языком-реципиентом выступает современный английский, а донором – латинский язык. Упомянутые процессы в большинстве случаев носят скрытый характер и обнаруживаются исключительно в процессе углубленного лингвистического анализа. Ввиду вышеуказанных фактов, вслед за такими учеными, как В.А. Хомяков, Г.Г. Котов, В.П. Коровушкин, мы оперируем термином «вхождение». В наименовании «вхождение» соединяется устойчивость и динамика, процессность, что связано со смысловой структурой мотивирующего  глагола «входить». Вхождение – аспект заимствования как огромной макросистемы (см. Котов Г.Г. Заимствования в  английском литературном языке из скандинавских языков [Текст] / Г.Г. Котов // Филология: Приложение к науч. журн. «Синергетика образования». – М.; Ростов н/Д, 2012. – №12. – С.11-16).

Сформулированное положение непротиворечиво иллюстрируется фактами, рассматриваемыми в диссертации. Так, заметный рост частотности и расширение функций причастных оборотов в древнеанглийский период объясняются влиянием именно латинской грамматики. Другим примером может служить воздействие латыни на графическом уровне, которое выражалось во введении латинизированного написания английских слов (релатинизация в европейских языках XIV-XVI вв.).

Таким образом, объектом настоящего исследования выступают латинские вхождения в современном английском языке, представляющие собой единую систему единиц всех уровней латинского языка – графо-фонетического, лексического, грамматического.

Предмет исследования составляют функционально-стилистические и когнитивно-дискурсивные аспекты разноуровневых латинских вхождений в современном английском языке.

Материалом исследования послужили тексты, репрезентирующие четыре функциональных стиля современной английской речи – официально-деловой, научный, церковно-религиозный, публицистический. Все анализируемые тексты созданы в период с 2010 по 2011 гг.  Для объективации выводов по работе объем привлекаемых текстов был приблизительно одинаковым в отношении каждого из четырех функциональных стилей. Весь изученный текстовый корпус составил 1650 печатных страниц.

Дискурсивный материал манифестирован в Британском национальном корпусе (последняя версия выпущена в 2007 г.), который включает около 100 млн. слов, употребленных в контексте живой английской речи – как письменной, так и устной.

Методологическая база исследования. Общефилософской основой диссертационной работы являются диалектико-материалистические принципы связи мышления и языка, формы и содержания, причины и следствия.

В качестве общенаучных методологических концепций, определяющих парадигму исследования, принимаются принципы антропоцентризма и системности при изучении языка как материального, динамического, функционирующего и развивающегося образования, а также диахронический и синхронический подходы к изучению языковых явлений и единиц.

Частнонаучную методологическую базу изучения разноуровневых латинских вхождений в современном английском языке составляют:

  • основные положения исследований в области изучения функций латыни и ее периодизации, разноуровневых единиц латинской языковой системы, авторами которых являются У. Беренс, Ф. Блатт, Я.М. Боровский, А.В. Грошева, А.А. Грушка, Д.А. Дрбоглав, А.Н. Дынников,  Т. Кенен, М.Г. Лопатина, Р. Нагука, Р. Райт, К. Серенсен, М.Н. Славятинская, Ю.А. Стасюк, И.М. Тронский, Н.В. Юшманов и др.;
  • основные идеи и результаты исследований в области теории заимствования, представленные в работах О.С. Борисовой, Е.А. Володиной, И.Г. Добродомова, А.К. Казкеновой, Н.А. Кохан, Л.П. Крысина, С.Г. Николаева, Т.А. Суходоевой, М.В. Тарасовой, А.Г. Цыгулевой и др.;
  • основные положения исследований по теории функциональных стилей, разрабатываемые в трудах А.Н. Васильевой, И.А. Вещиковой, И.Р. Гальперина, Л.Р. Дускаевой, М.Н. Кожиной, М.П. Котюровой, О.А. Крыловой, И.П. Лысаковой, Л.М. Майдановой, В.А. Мальцева, О.В. Протопоповой, О.А. Прохватиловой, Н.М. Разинкиной, Ю.М. Скребнева, Г.Я. Солганика, Е.С. Троянской и др.;
  • разнообразные подходы к определению дискурса как такового и его природообразующих признаков, а также к соотношению текста и дискурса, авторами которых являются О.В. Александрова, Н.Ф. Алефиренко, Н.Д. Арутюнова, М.К. Бисимаева, В.З. Демьянков, В.И. Карасик, А.А. Кибрик, Е.С. Кубрякова, В.М. Лейчик, М.Л. Макаров, К. Маккьюин, Г.Н. Манаенко, Т.В. Милевская, Ю.С. Степанов и др.;
  • основные положения по теории когнитивных моделей, представленные в работах Ж.А. Вардзелашвили, Т.А. ван Дейка, М. Джонсона, Г.В. Колшанского, Г.И. Кустовой, Дж. Лакоффа, Г.Н. Манаенко, В.М. Сергеева, Т.А. Ширяевой и др.

Цель диссертационного исследования заключается в интегративном изучении и описании сущностных свойств и функций латинского языка в британском обществе как неотъемлемой составляющей глобального социума, а также в комплексном анализе специфики участия латинских разноуровневых вхождений в формировании функциональных стилей современной английской речи и репрезентации латинского компонента в англоязычном дискурсе.

Достижение цели исследования требует решения следующих задач:

  • обосновать и охарактеризовать функциональный комплекс и сущностные свойства латинского языка в британском социуме как части глобального социума, а также определить степень интенсивности использования разноуровневых латинских элементов на всех системных уровнях современных европейских языков;
  • дать системное описание функциональных стилей современной английской речи с учетом значения латинского языка, выделить те из них, чьи основные стилевые черты сформировались с непосредственным участием латинских разноуровневых вхождений, а также выявить специфику функционирования латинизмов в указанных стилях;
  • на основании анализа центральных концептов четырех наиболее репрезентативных типов англоязычного дискурса с точки зрения латинского участия, их фреймов, а также слотов этих фреймов определить характерные особенности репрезентации латинского компонента в центральных концептах английских дискурсивных типов;
  • выявить характерные особенности латинской атрибуции в фреймах определенных разновидностей современного англоязычного дискурса, обнаруживающих в своей структуре значительную степень зависимости от латинского языка;
  • схематизировать специфику участия латинского компонента в формировании английских дискурсивных типов в виде экспериментальных когнитивных моделей с учетом различной степени присутствия латинского языка в их базовых компонентах.

Уточним, что система задач ориентирована на интеграцию функционально-стилистического и когнитивного аспекта латинизмов, а конкретно разноуровневых латинских вхождений в современном английском языке. Этим обусловлена и система методов исследования.

Решение поставленных задач предполагает использование на разных стадиях исследования традиционных для лингвистики методов, в том числе гипотетико-дедуктивного, описательного, этимологического, сравнительно-сопоставительного, методов сплошной выборки, межъязыкового сопоставления, статистического анализа, дискурсивного моделирования, а также  когнитивно-дискурсивного анализа.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Для полисистемы современного английского языка принципиально, что латинский язык выступает в качестве универсального культурного кода, общего для целого ряда этносов и представленного во всех сферах вербальной коммуникации. Этот статус латыни закреплен в английском языке особым функциональным комплексом. Степень интенсивности использования выявленного кода варьируется в зависимости от системного уровня: наиболее интенсивно он используется на графическом и лексическом уровнях, менее интенсивно на грамматическом уровне со значительным преобладанием морфологии над синтаксисом, в то время как латинская фонетика практически не востребована современным говорящим англофонным обществом.
  2. В стилях современной английской речи параллельно (но неравнозначно) функционируют два кода: английский языковой код и – преимущественно в скрытом виде – универсальный культурный код – латынь. Латинский разноуровневый компонент во многом предопределяет такой признак функциональных стилей, как их формализованность, которая предполагает «жесткую» структурную организацию высказывания и лежит в основе разделения стилей на формализованные (официально-деловой, научный, церковно-религиозный, публицистический) и неформализованные (художественный, разговорно-обиходный).
  3. Исторически значение латинского компонента для англоязычного дискурса выразилось в формировании параметра дискурсивной жесткости. Хотя вербализаторы ключевых концептов делового (money ‘деньги’), научного (research ‘исследование’, knowledge ‘знание’, truth ‘истина’), религиозного (faith ‘вера’, God ‘Бог’), публицистического (nation ‘нация’, welfare ‘благоденствие’) типов дискурса, а также слотов этих концептов, принципиальной зависимости от латинского компонента не обнаруживают, последний представлен во всех фреймах вышеназванных концептов. Латинское значение в рамках фреймов ключевых концептов проявляется следующим образом: а) непосредственные заимствования из латинского языка либо лексемы, пришедшие в английский язык через французское посредство; б) заимствования из французского или англо-норманнского языков, имеющие исходную латинскую форму; в) заимствования из древнегреческого или других древних языков через латинское посредство.
  4. Одновременно с этим жесткие дискурсивные разновидности включают латинский язык в качестве неотъемлемого дискурсообразующего компонента. Латинское значение проявляется следующим образом: во-первых, основу фреймов составляют концепты, в большинстве своем вербализованные латинской исходной формой; во-вторых, участники коммуникации (оба либо только адресант) должны обладать знанием латинского языка, которое является свидетельством высокого уровня образования и принадлежности к «социальной элите»; в-третьих, фонд знаний коммуникантов должен включать латинский компонент; в-четвертых, тексты жестких дискурсивных разновидностей являются примерами формализованных функциональных стилей английской речи.
  5. В базовых компонентах экспериментальных моделей четырех типов институционального дискурса латинский язык обнаруживает три степени присутствия: высокую; умеренную; неявную. Специфика присутствия латинского языка в моделях жестких разновидностей делового, научного, религиозного типов дискурса характеризуется существенным сходством. Различие проявляется в степени латинского присутствия в каждом из составляющих в четырех базовых компонентах. Одновременно с этим публицистический дискурс демонстрирует заметно меньшую роль латинского языка по сравнению с тремя другими. Об этом свидетельствует также модель публицистического дискурса, в которой имеются компоненты, обнаруживающие исключительно неявную степень присутствия латыни, что принципиально отличает его от делового, научного, религиозного дискурсивных типов.

Научная новизна работы определяется комплексным подходом к изучению специфики взаимодействия мертвого языка (латинского) и современного языка (английского); в работе впервые предпринята попытка анализа функций и сущностных свойств латыни в британском коммуникативном пространстве в частности и глобальном социуме в целом. Впервые выделен феномен латинского языка как универсального культурного кода и определены его характерные черты. Предпринята попытка исследования специфики участия латыни в развитии функциональных стилей современной английской речи, а также в формировании их стилевых черт. В научный обиход вводится понятие формализованности функциональных стилей, на основе которого они классифицированы на формализованные и неформализованные. Впервые воздействие латыни на современный английский язык рассматривается с точки зрения когнитивно-дискурсивной парадигмы, в связи с чем введен параметр дискурсивной жесткости, а также осуществлена попытка построения экспериментальных моделей четырех типов английского институционального дискурса с учетом присутствия в них латинского компонента. На основании сказанного выдвигается гипотеза о комплексном и продуктивном взаимодействии двух коммуникативных кодов: английского языкового кода и универсального культурного кода, латыни, проявляемом во всех функциональных стилях современной английской речи и имеющем значение для всех типов английского институционального дискурса.

Теоретическая значимость исследования состоит в том вкладе, который диссертация вносит в изучение проблем, связанных с теорией языковых контактов и теорией заимствования, в частности, в дифференцировании традиционного понятия «заимствование» и менее традиционного для современной лингвистической мысли понятия «вхождение» с дальнейшим расширением семантического наполнения термина «вхождение»; также в определении изменившихся функций и сущностных свойств мертвого, древнего, классического языка, определяющих его уникальность среди подобных ему языков (например, древнегреческого); также в рассмотрении латинской атрибуции в современной английской речи и описании специфики латинского компонента в англоязычном дискурсе.

Практическая ценность. Результаты диссертации могут найти применение в таких вузовских курсах, как общее языкознание, история английского языка, лексикология и стилистика современного английского языка, практические занятия по устной и письменной речи английского языка, практическая и теоретическая грамматика английского языка и др. Использование результатов и промежуточных выводов работы способно повысить профессиональную и читательскую компетенцию в обучении английскому языку, при подготовке будущих специалистов-лингвистов и филологов.

Апробация результатов работы. По теме диссертации опубликовано 14 статей, в том числе 3 статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ для представления кандидатских диссертаций. Результаты исследования докладывались на региональных и международных конференциях, в частности: Международной научной конференции «Слово и текст: коммуникативный, лингвокультурный и исторический аспекты» (Ростов-на-Дону, 1-4 октября 2009), V Международной научно-практической конференции «Личность в межкультурном пространстве», посвященной 50-летию РУДН (Москва, 18-19 ноября 2010), Международной междисциплинарной научно-практической конференции «Понимание в коммуникации – 5» (Москва, 15-17 февраля 2011), VI Международной научно-практической Интернет-конференции «Альянс наук: ученый – ученому» (25-26 февраля 2011), II Международной научно-практической конференции памяти проф. Загоруйко А. Я. «Лингвистика: традиция и современность» (Ростов-на-Дону, 20 апреля 2011), IV Международной научной конференции «Вопросы теории языка и методики преподавания иностранных языков» (Таганрог, 20-22 сентября 2011); а также обсуждались на заседаниях кафедры английской филологии факультета филологии и журналистики Южного федерального университета (Ростов-на-Дону, 2008, 2010, 2011, 2012).

Структура диссертации определяется поставленной целью и задачами исследования. Работа состоит из введения; трех глав, каждая из которых завершается выводами; заключения; библиографического списка и списка справочных изданий и словарей; списка источников эмпирического материала. Диссертация иллюстрирована 4 таблицами. Общий объем исследования составляет 192 страницы; библиографический список представлен 297 работами, из которых 26 – на иностранных языках.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается выбор темы, ее актуальность и научная новизна, формулируются цель и задачи исследования, дается краткая характеристика материала и методов анализа, характеризуется методологическая база исследования, определяются теоретическая значимость и практическая ценность проводимого исследования, а также приводятся положения, выносимые на защиту, описывается общая структура работы.

В Главе 1 «Статус заимствований-латинизмов и специфика современного английского языка» описаны основные этапы развития латинского языка, исследуются функции и сущностные свойства латинского языка в глобальном социуме, детерминируется феномен латыни как универсального культурного кода. Разноуровневые латинские вхождения рассматриваются в аспекте когнитивной лингвистики; определяются изначальная принадлежность к языку-источнику разноуровневых латинизмов в английском языке, степень ассимиляции латинских вхождений в нем и языки-посредники.

На протяжении своей истории латинский язык выполнял различные функции. Для современного коммуникативного пространства справедливо будет говорить о расслоении изначального функционального комплекса латыни: 1) латинский язык используется в роли сакрального коммуникативного кода; 2) латинский язык поставляет своего рода «сырье» для пополнения фонда научной лексики и терминологии; 3) латынь предоставляет носителям современных языков значительный корпус крылатых слов и выражений, которые функционируют как текстовые вкрапления («инкрустации»), принципиально не переводимые на современные языки. Использование латинских выражений вместо потенциально возможных эквивалентов в современной речи увеличивает прагматическую значимость высказывания, эксплицитно свидетельствуя о высоком уровне образованности говорящего.

В глобальном социуме латинский язык приобретает новую характеристику: он выступает в качестве универсального культурного кода. Любой культурный код обладает рядом характерных черт, главная из которых – самодостаточность для производства, трансляции и сохранения фактов человеческой культуры.  В современном мире латинский язык служит основой при создании новых слов и выражений, обозначающих новые объекты современной действительности. Уже на протяжении более двух тысячелетий он представляет собой средство для сохранения разнообразного, но прежде всего культурного опыта человечества. Латынь также удовлетворяет следующим параметрам культурного кода: узнаваемость тем социумом, который его использует, а также открытость к изменениям, т.е. способность допускать нечто новое или модифицировать уже имеющееся.

Мы говорим о латинском языке как об универсальном культурном коде, поскольку, во-первых, он характеризует не одну культуру, а целый ряд культур; во-вторых, латинские элементы используются во всех сферах человеческой жизни и практически во всех разновидностях национальных дискурсов; в-третьих, латинские элементы функционируют на всех системных уровнях современных языков.

Что касается графо-фонетического уровня, то общеизвестно, что латиница легла в основу алфавитов большинства языков Европы. Заслуживает внимания и тот факт, что латинские буквы используются не только в качестве повседневного массового письма для многих этносов, но также являются вспомогательным средством для международной передачи нелатинских письменностей, как правило, в научных или административных целях.

Судить о значении латинского языка для фонетической системы современных европейских языков довольно сложно. Не представляется возможным доподлинно установить артикуляционные особенности произношения латинских фонем, интонацию речи. Причиной этому может служить то, что произносительные навыки национальных европейских языков отчасти были перенесены на латинский язык, поскольку на территории Европы латынь на протяжении значительного периода времени (V – XIV вв.) существовала в разговорной и литературной формах наряду с новыми формирующимися европейскими языками.

Лексические заимствования из латыни в европейских языках представляют собой значительный пласт. Этому способствовал целый ряд причин. Во-первых, важную роль сыграли контакты европейских народов с римлянами, что было вызвано завоевательной политикой Римской Империи. Во-вторых, на основе латыни возникла группа европейских языков – романская. Лексический состав этих языков большей частью базируется на латинском словарном фонде. В-третьих, романская группа языков в свою очередь также повлияла на то, что латинская лексика распространилась в европейских языках, а впоследствии на всем глобальном коммуникативном пространстве. В-четвертых, являясь международным языком науки, латынь на протяжении многих веков пополняет терминологический аппарат европейских языков. В-пятых, к моменту зарождения европейских языков латынь была языком высокой цивилизации, языком культуры, и эту функцию она не утратила вплоть до настоящего времени. Латинский язык представляет собой для европейских языков некий коммуникативный «культурный образец», поэтому использование латинского «материала» для образования новых слов широко распространено во многих современных европейских языках, особенно в сфере научной терминологии.

На грамматическом уровне первостепенная роль отводится морфологии, в частности, словообразованию. Современные европейские языки оперируют большим количеством латинских словообразовательных элементов. Наиболее интенсивный период заимствования морфем из латинского языка относится к XIII – XVIII векам ввиду значительного притока латинских слов в этот период. К числу наиболее распространенных морфем относятся префиксы ad-, con- (com-), de-, dis-, ex-, in-, ob-, per-, суффиксы -anus, -iare, -itare, -tor, -or и др.

Наименьшее число латинских вхождений в европейских языках представлено синтаксическими единицами. Если нероманские языки в гораздо меньшей, вплоть до нулевой, степени подверглись воздействию латинского синтаксиса, то в романских синтаксические вхождения из латыни представлены в значительной мере. Так, во французском языке под влиянием латыни сформировались правила согласования и последовательности времен, обособленные причастные конструкции, инфинитивные обороты и др.

Рассмотрение разноуровневых латинских вхождений с точки зрения когнитивной лингвистики приобретает дополнительную научную доказательность при обращении к понятиям «концепт» и «языковая картина мира». «Языковое познание мира произошло давно, на этапе становления этноса и его языка, это слепок с сознания представителей этноса в эпоху его становления <…> и, соответственно, языковая картина мира фиксирует восприятие, осмысление и понимание мира конкретным этносом не на современном этапе его развития, а на этапе формирования языка <…>» (Корнилов О.А. Языковые картины мира как производные национальных менталитетов. [Текст] / О.А. Корнилов. – М., 2003. – С. 15).

Римская культура послужила базисом для развития культур европейских народов и, соответственно, их языков. Современные языки Европы на этапе их формирования (с V в. н.э.) заимствовали из латинского языка элементы всех языковых уровней, и носители данных языков стали использовать их в качестве готовых языковых моделей, естественным образом привнося в свой менталитет элементы римского национального сознания. В средние века языковые модели, выработанные в латыни, стали приспосабливаться в европейских языках ко все увеличивающемуся количеству изобретений в механике, промышленности, торговле, к схоластической и научной мысли (Уорф Б.Л. Отношение норм поведения и мышления к языку [Текст] / Б.Л. Уорф // Зарубежная лингвистика, I. – М., 1999. – С. 85).

Впоследствии латинские элементы проникали в европейские картины мира и внедрялись в них в связи с необходимостью вербализации принципиально новых понятий и явлений. Любое заимствование является точкой соприкосновения двух языковых картин мира. Косвенное заимствование – результат взаимодействия нескольких культур, на его семантику накладывается отпечаток различных языковых картин (зачастую латинизмы проникали в современные европейские языки через посредство третьих – также современных – языков).

Рассмотрение в диссертации разноуровневых латинизмов в английском языке начато с истории англо-латинских языковых контактов, которые в разные периоды развития английского языка носили либо непосредственный, либо опосредованный характер. Основным языком-посредником в англо-латинских языковых контактах выступает французский язык.

Лексические заимствования-латинизмы древнеанглийского периода (V в. н.э. – XI в. н.э.) проникали в язык-реципиент большей частью при непосредственном, «живом» контакте англосаксов с римлянами. Среднеанглийский период (с 1066 по 1485 гг.; эпоха норманнского владычества в Англии) характеризуется тем, что число латинизмов, проникших в английский через французское посредство, значительно превышает число непосредственных заимствований из латинского языка. Начиная с новоанглийского периода (2-ая половина XV в.) и вплоть до настоящего времени большинство лексических единиц заимствуются непосредственно из латыни.

Что касается графического уровня, самые первые письменные документы, записанные латинским алфавитом, относятся к VIII веку н.э. В классической латыни алфавит состоял из 21 буквы; в средневековье буква I дифференцируется на I и J, а V – на U, V, W. Так сформировался алфавит, позднее заимствованный англичанами без посредства других языков.

В рамках уровня грамматики необходимо отметить, что заимствование латинских морфем начинается в X в. и продолжается до XIX в.; наиболее интенсивно морфемы из латинского языка в английский, так же, как и в другие европейские языки, заимствовались в XIII – XVIII вв. По нашим подсчетам, сделанным на основании анализа данных Оксфордского этимологического словаря (The Oxford Dictionary of English Etymology. Edited by C.T. Onions. – Oxford: Oxford University Press, 2003. – 1026 p.), на указанный промежуток времени приходится 89,7% латинских аффиксов, заимствованных английским языком. С точки зрения способа проникновения в английский язык морфемы, подобно лексическим единицам, заимствовались либо непосредственно из латинского языка, либо через французское посредство.

Применительно к заимствованиям латинских синтаксических конструкций английским языком (если допустить возможность подобных заимствований), В.Н. Ярцева утверждает, что «источник влияния латинского языка на английский во все периоды был один и тот же: а) подражание строению латинской фразы при переводах; б) престиж, которым пользовалась латинская грамматическая схема вплоть до XIX в. глазах филологов» (Ярцева В.Н. Развитие национального литературного английского языка [Текст] / В.Н. Ярцева. – М., 2004. – С. 76). Соответственно, синтаксические заимствования из латинского языка носили непосредственный характер.

С точки зрения степени ассимиляции латинские заимствования можно подразделить на полностью ассимилированные; частично ассимилированные; вкрапления. Заимствования-латинизмы в английском языке в большинстве своем полностью ассимилировались, поскольку функционируют в нем уже на протяжении ряда столетий (последняя волна заимствований из латыни завершилась в XVII в.). Этот факт говорит о том, что латинские элементы прочно утвердились в современном английском языке.

В Главе 2 «Разноуровневые латинские вхождения как стилеобразующий фактор в современном английском языке» анализируется система функциональных стилей современной английской речи, выводится признак формализованности стилей, функциональные стили классифицируются на формализованные и неформализованные, а также подробно рассматривается участие разноуровневых латинских вхождений в становлении и развитии формализованных стилей современной английской речи.

Современная английская речь традиционно характеризуется шестью функциональными стилями: официально-деловым, научным, церковно-религиозным, публицистическим, художественным, разговорно-обиходным. Во всех этих стилях неравнозначно функционируют два кода: английский языковой код и универсальный культурный код – латынь.

Помимо традиционно выделяемых стилевых черт, функциональные стили различаются по степени своей формализованности, которая, помимо прочего, зависит от степени участия в их становлении латинского языка. Наряду с существующей характеристикой «стандартизованности» или «стереотипности» (М.П. Сенкевич; О.А. Крылова; М.П. Котюрова), в работе предлагается «формализованность» стиля. Эти две характеристики не идентичны друг другу. Понятие «стандартизованность» понимается, скорее, как признак речи, а не функционального стиля. Стандартизованность подразумевает правильность, адекватность речевого выражения и соотносится с понятием коммуникативно-стилистической целесообразности высказывания. Формализованность же предполагает более высокую, «жесткую», не содержательную, но структурную организацию высказывания, направленную на определенное выстраивание его формы. Процесс формализации функционального стиля занимает длительный промежуток времени в истории языка и зависит от ряда экстралингвистических факторов – таких, как сфера общения, форма мышления, цель общения, типовая ситуация общения, форма речи и др.

Формализованность предполагает наличие определенных принципов отбора и сочетания единиц разных уровней языковой системы для выполнения свойственных данному стилю функций; ведущий («конструктивный») принцип отбора именуется «доминантой» функционального стиля (номинации М.Н. Кожиной). Формализованным является стиль, чей конструктивный принцип допускает только определенные языковые единицы, в то время как другие выступать в качестве составляющих этого стиля не могут; в свою очередь неформализованный стиль – это такой, в котором допускается бльшая степень свободы в выборе языковых единиц, а функции выполняются посредством соответствующего сочетания этих единиц.

В связи с вышесказанным функциональные стили подразделяются в работе на формализованные (официально-деловой, научный, религиозный, отчасти публицистический) и неформализованные (художественный, разговорно-обиходный). Иерархию формализованных стилей можно представить в следующем виде, начиная с наиболее и заканчивая наименее формализованным: 1.официально-деловой; 2. научный; 3. церковно-религиозный; 4. публицистический.

Причинами, способствовавшими тому, что латинские вхождения стали важным стилеобразующим фактором официально-делового стиля, являются следующие: 1) на протяжении столетий (XV – XVIII вв. н.э.) именно на латинском языке составлялись официальные тексты и велась документация; 2) наиболее общим стилеобразующим экстралингвистическим фактором официально-делового стиля является правовая сфера, которая в английском языке обслуживалась латынью (до 1362 г., когда Парламент Англии принял Акт о судопроизводстве на английском языке); помимо сказанного, английское право частично основано на римском праве.

В рамках официально-делового стиля английской речи латинские вхождения выполняют стилеобразующую функцию на всех системных уровнях языка: графическом, лексическом, грамматическом. Графика играет особую роль, поскольку основной формой существования и реализации стиля является письменная. В текстах встречаются графические комплексы – слова, словосочетания, предложения, обнаруживающие непосредственные зрительные ассоциации с латынью. К таковым относится графический комплекс inter alia (от лат. inter alia), представляющий собой разновидность метакомпонента-билингвемы (номинация С.Г. Николаева) – узуальное иноязычное вкрапление. С точки зрения графики, они полностью сохранили латинское написание. Что касается фонетического аспекта, то единица inter alia имеет два варианта произношения: один – согласно английским произносительным нормам [ntrel], а другой – с сохранением исконно латинского [a:]: [ntra:l]. Подобные элементы придают стилю официальность и позволяют сохранить стилистический стандарт.

Что касается морфологии, то в текстах официально-делового стиля функционируют такие латинские аффиксы, как non- (от лат. nn), sub- (от лат. sub) и др. Данные префиксы отличаются книжным характером и употребляются в основном в формализованных стилях английской речи.

Лексические вхождения из латинского языка в официально-деловом стиле способствуют реализации основных его черт – точности, стандартизованности, официальности и безэмоциональности изложения, что достигается посредством: а) лексических единиц, бльшая часть которых несет в лексикографических изданиях стилистическую помету юр. и относится к сфере терминологии или профессиональному лексическому пласту: competent (от лат. competent-), declaration (от лат. dclrre), jurisdiction (от лат. jrisdicti(n-)), ratify (от лат. ratificre), statutory (от лат. stattrius) и др.; б) слов, обладающих книжным характером: arbitrarily (от лат. arbitrrius), indigenous (от лат. indigena), pre-natal (от лат. pr + ntlis) и др.

Стандартность построения текстов, в частности, обеспечивается синтаксическими конструкциями, развившимися в английском языке под влиянием латинского языка. Таковыми являются причастные обороты, традиционно являющиеся характерной чертой письменной  речи. Они придают тексту продуманность и одновременно экономят языковые средства. Широкое распространение данные конструкции получают в период с 1450 по 1650 гг. исключительно в письменной речи (прежде всего в законодательных актах) и постепенно проникают в устную речь.  Так, статьи или пункты статей документов могут состоять из одного предложения, включающего целый ряд причастных оборотов. Подобная традиция глубоко укоренилась в официально-документальном стиле и берет свое начало в латинском языке.

Можно выделить ряд причин, способствовавших тому, что латинские элементы выполняют стилеобразующую функцию в рамках научного стиля английской речи. К важнейшим относятся следующие: 1) с начала своего формирования (XVI в.) и до конца XVII в. научные сочинения в Англии создавались на латинском языке; 2) при переводах научных трудов с латинского языка на английский в текст перевода закономерно переносилось значительное количество лексических и синтаксических элементов; 3) научная терминология, связанная с многими сферами знаний в английском языке, преимущественно позаимствована из латыни.

В рамках научного стиля речи значение латинского языка прослеживается на всех языковых уровнях: графический, лексический, грамматический. Научные сочинения на английском языке, подобно текстам официально-делового стиля, содержат графические комплексы, ассоциируемые с латынью. В текстах научного стиля выделение курсивом подобных комплексов является регулярным, в отличие от текстов официально-делового стиля, где курсивное написание этих единиц характеризуется фрагментарностью. Шрифтовая выделенность служит для создания внешнего, графического контраста между графикой самого текста и графикой его компонента. Примерами билингвем (точнее, их разновидностью – узуальными иноязычными вкраплениями) в научном тексте могут служить следующие графические комплексы, которые преимущественно относятся к сфере терминологии: in vivo (от лат. in vivo), in vitro (от лат. in vitro), in situ (от лат. in situ), per se (от лат. per se), Homo sapiens (от лат. Homo sapiens) и др. Курсивное выделение делает научный текст визуально гетерогенным. Эти слова и сочетания зафиксированы в неспециализированных лексикографических изданиях. Еще большей степенью узуальности и частотности в английских научных трудах характеризуется аббревиатурный графический комплекс et al. (сокр. от лат. et alii) – эквивалент русского и др.; важнейшим показателем узуальности является здесь графическая невыделенность в текстах этой единицы.

Что касается морфологической составляющей английских научных сочинений, то одной из характерных черт является традиционное использование формы множественного числа существительных, принятой в латинском языке: genius (мн.ч. genii), index (мн.ч. indices), minutia (мн.ч. minutiae), torus (мн.ч. tori), tumulus (мн.ч. tumuli) и др., хотя возможно образование множественного числа и при помощи исконно английского суффикса -(e)s, ср.: geniuses, indexes, minutias, toruses, tumuluses и др.

Другой грамматической характеристикой научных текстов является их номинативность, или именной характер высказываний. Наиболее продуктивным для данного стиля речи является суффикс существительных -ion (от лат. -i(n-)) и его разновидности -tion (от лат. -ti(n-)) и -sion (от лат. -si(n-)). Преобладание в научном стиле именных конструкций дает возможность большего обобщения, что способствует созданию отвлеченно-обобщенного характера научной речи и отстраненного характера изложения.

Помимо латинских аффиксальных морфем, для словообразования в английских научных сочинениях привлекаются корневые морфемы. В рамках научного стиля распространено окказиональное словообразование: некоторые из подобных единиц остаются окказиональными и употребляются исключительно в определенных научных сочинениях, другие же входят в узуальное употребление. Примером последних может служить слово nucleus (от лат. nucleus), заимствованное в английский язык в XVIII в.; в XIX в. его словообразовательная парадигма расширилась прилагательным nuclear; в современных научных сочинениях морфема nucleo- активно используется для образования сложных слов, – таких, как nucleocytoplasmic, nucleoporin, nucleoplasmic и др.

Лексические латинизмы выступают в английских научных сочинениях в качестве важнейшего стилеобразующего элемента: они способствуют, с одной стороны, абстрагизации речи (абстрактная лексика): approximately (от лат. approximtus), investigation (от лат. investgre), promote (от лат. prmovre), relation (от лат. reltus) и мн. др., с другой – ее конкретизации (термины): amino acid (от лат. aminoacidum), circumference (от лат. circumferentia), filament (от лат. flamentum), integer (от лат. integer), molecule (от лат. mlcula), importin (от лат. importre), residue (от лат. residuum) и др.

С точки зрения синтаксической организации текстов научный стиль характеризуется большой консервативностью, традиционностью, стереотипностью. Стиль научных сочинений характеризуется четкой системой союзной связи, которая определяется строгой, логически последовательной схемой изложения. Именно здесь произошла постепенная десемантизация таких латинизмов, как connection (от лат. connexi(n-)), consequence (от лат. consequentia), result (от лат. resultre) и мн. др. в следующих сочетаниях: in connection with, in consequence of, as a result и др. Здесь же находит свое наиболее яркое выражение логический синтаксис (Гальперин И.Р. Очерки по стилистике английского языка [Текст] / И.Р. Гальперин. – М., 1958. – С. 425); логика в изложении во многом была привнесена благодаря подражанию латинской грамматике, латинским синтаксическим образцам.

Подобно текстам официально-делового стиля, научные тексты характеризуются наличием значительного числа причастных оборотов. Наряду с этим, в текстах научного стиля широко используются пассивные конструкции, что объясняется стремлением к объективной обобщенности и отвлеченности изложения без указания на субъект действия: «Therefore, cargo translocation is not governed by size exclusion per se» или «A second scenario is shown in Figure 2B where the anchoring sites are more closely spaced» и мн. др. Расширение употребления аналитического страдательного залога со среднеанглийского периода объясняется влиянием латинской грамматики.

Церковно-религиозный стиль, который изначально складывался из элементов латинского и английского языков, фактически начал формироваться в XVI в., когда Англиканская церковь перестала признавать власть Папы Римского и церковные службы были переведены с латинского языка на английский. Во второй половине XX в. традиционные латинские богослужебные тексты стали заменять вновь составленными, переведенными на английский язык; но в 2007 г. традиция проводить ряд церковных служб на латинском языке была восстановлена.

Несмотря на многочисленные попытки пуритан свести (при переводах) к минимуму заимствования из латыни, в текстах церковно-религиозного стиля и сегодня ощущается значительное присутствие латинских вхождений. Это во многом объясняется тем, что тексты являлись каноническими (Библия и другие религиозно-культовые книги и документы), а акт межъязыковой передачи подчас носил подражательный и по преимуществу механический характер: в английские переводы из латыни переносились как лексические, так и грамматические единицы и конструкции, которые впоследствии проникали и в устную речь священнослужитей. Эти элементы в значительной степени участвовали в формализации церковно-религиозного стиля.

На графо-фонетическом уровне латинские элементы не выполняют функции графических и интонационных маркёров.

Морфологической особенностью данных текстов, подобно текстам научного стиля речи, является их именной характер. В роли наиболее частотных аффиксов существительных выступают латинские суффиксы: -ion (от лат. -i(n-)) и его разновидности -tion (от лат. -ti(n-)), -sion (от лат. -si(n-)), а также -ity (от лат. -ittem), характеризуемые высокой продуктивностью в современном английском языке.

К числу характерных грамматических стилистических черт религиозного текста, отличающих его от текстов официально-делового и научного стилей, относится настоящее богословского обобщения (термин Д.С. Лихачева), которое используется при обозначении речевого действия, происходившего в прошлом и не совпадающего с моментом речи. В английском языке подобное использование настоящего времени носит название настоящего исторического (Historical Present), и его функционирование принципиально объясняется влиянием латинской грамматики: «Paul is describing his early days as a Christian»; «Peter stands for hierarchy and order; Paul stands for some kind of creative newness» и мн. др.

Стилеобразующей является следующая лексика: а) терминология, несущая в лексикографических изданиях стилистические пометы церк. или рел.: dissident (от лат. dissident-), resurrection (от лат. resurrcti(n-)), salvation (от лат. salvti(n-)) и др.; для данного стиля характерно и то, что значительная часть его терминологии имеет греческое происхождение, но пришла в английский язык через латинское посредство: apostle (от лат. apostolus – от греч. apstolos), baptize (от лат. baptizre – от греч. baptzein), Christ (от лат. Chrstus – от греч. Khrsts) и мн. др.; б) книжная лексика, способствующая книжному характеру изложения: abrogation (от лат. abrogre), incontrovertible (от лат. contrversus), obstinately (от лат. obstintus), sacramental (от лат. sacrmentum) и мн. др.; в) публицистическая лексика, отличающая данный стиль от официально-делового и научного стилей: controversy (от лат. contrversia), oppression (от лат. oppressre), reconcile (от лат. reconcilire) и др.; г) эмотивная лексика, направленная на оказание положительного эмоционального воздействия на аудиторию: desperately (от лат. dsprtus), glorious (от лат. glrisus), perfectly (от лат. perfectu-s) и др.

Синтаксис церковно-религиозного стиля, подобно синтаксису официально-делового и научного функциональных стилей, отвечает требованиям логичности, последовательности и связности изложения, чему во многом способствуют причастные обороты.

Публицистический стиль начал обособляться примерно с середины XVIII в. Так же, как в церковно-религиозном стиле, на графическом уровне публицистического стиля значение латинского языка фактически не прослеживается.

Что касается морфологии, то данный стиль характеризуется использованием префиксов иноязычного происхождения; значительная их часть имеет латинское происхождение: com- (от лат. com-) и его алломорфы col-, con-, cor-, co-; re- (от лат. re-); extra- (от лат. extr) и др.

В данном стиле представлены суффиксальные образования существительных со значением лица по профессии, роду занятий, а также по принадлежности к какой-либо партии, организации, общественному движению. Наиболее частотными являются латинские суффиксы -er (от лат. -rius) и -or (от лат. -or / -trem / -itrem). Первый из них прошел долгую историю развития: германский праязык позаимствовал его из латыни; затем суффикс проник в староанглийский язык, а впоследствии в современный английский. Второй был заимствован непосредственно из латинского языка.

В публицистическом стиле стилеобразующей является лексика: а) политическая: coalition (от лат. coalscere), legislate (от лат. lgis lti), mandate (от лат. mandtum), radical (от лат. rdclis) и мн. др.; б) интернациональная, источником которой в современном глобальном социуме является, наряду с греческим, латинский язык: conference (от лат. conferentia), perspective (от лат. perspectva), private (от лат. prvtus) и др.; в) оценочная и экспрессивная: passionate (от лат. passiontus), totally (от лат. ttlis) и др.

В данном стиле  традиционно используются слова и устойчивые словосочетания фразеологического типа, которые имеют газетно-публицистическую функционально-стилевую окраску, например: to lift status (от лат. status) or image (от лат. imginem), whole-community (от лат. commnittem) approach, reputation (от лат. reputti(n-)) for pugnacity (от лат. pugnci-) и др. Элементы этих словосочетаний либо полностью, либо частично представлены лексическими латинизмами.

Синтаксис публицистического стиля фактически не подвергся влиянию латыни.

Роль латинского языка в формировании специфических черт формализованных стилей английской речи распределяется следующим образом. Во всех четырех стилях латинская лексика сыграла ключевую роль в стилеобразовании. Не меньшую роль сыграла грамматика латинского языка, особенно в том, что касается официально-делового и научного стилей: в первом доминирующая роль принадлежит синтаксису, во втором и морфология, и синтаксис принимали непосредственное участие в формировании стиля; грамматика церковно-религиозного и публицистического стилей демонстрирует меньшую роль латинского языка. Наименьшей значимостью с точки зрения стилеобразования характеризуются единицы графо-фонетического уровня (в основном латинские графические элементы): если в официально-деловом и научном стилях латинские элементы сыграли определенную роль в формировании их характерных черт, то в церковно-религиозном и публицистическом стилях их значение не проявляется. В целом, латинский язык во многом обусловил более или менее жесткую структурную организацию всех четырех формализованных стилей.

В Главе 3 «Экспериментальное дискурсивное моделирование с учетом наличия в современной англоязычной коммуникации латинского компонента» рассматривается проблема соотношения текста и дискурса как единиц разных уровней коммуникации; выводится параметр дискурсивной жесткости;  в рамках четырех типов английского институционального дискурса – делового, научного, религиозного, публицистического – определяются ключевые концепты; выделяются жесткие дискурсивные разновидности и конструируются их фреймы; а также производится экспериментальное моделирование названных типов дискурса с учетом присутствия в них латинского компонента.

С позиций участников общения традиционным является противопоставление личностно-ориентированного и статусно-ориентированного дискурсов. Институциональный дискурс понимается как специализированная клишированная разновидность общения между людьми; он строится по определенному шаблону, но «степень трафаретности» различных типов и жанров дискурса различна (Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс [Текст] / В.И. Карасик. – М., 2004. – С. 239). Соответственно, различают «мягкие» и «жесткие» разновидности институционального дискурса: в мягкой разновидности коммуникативное событие имеет вариативную структуру, но определяющие компоненты этой структуры не могут исчезнуть; жесткая разновидность предполагает четко закрепленную структуру, такие формы общения, в которых соблюдается реальная необходимость следовать обозначенным правилам и моделям.

В исследование введены параметры мягкости и жесткости как ингерентные, присущие дискурсу по его природе, и определяющие его сущность. Любой дискурсивный тип складывается как из жестких, так и из мягких разновидностей. Параметр жесткости дискурса можно условно соотнести с признаками формализованности и стандартизованности функционального стиля (см. Главу 2 диссертации).

Формирование английского делового дискурса (древнеанглийский период) фактически совпадает со временем формирования английской народности (VII – X вв.). До 1300 г. практически все государственные акты, составляемые в Англии, излагались на латинском языке; в большей степени это касалось парламентских актов. Городские акты (например, уставы гильдий) во многих городах составлялись на латыни (наряду с французским языком); так, до 1422 г. лондонские пивовары вели записи на латинском или французском языках. Вплоть до XVIII в. в английском деловом дискурсе латынь частично функционировала в качестве языка делопроизводства и дипломатии. Однако значение латинского языка для английского делового дискурса не сводится исключительно к языковой составляющей дискурсивной деятельности. С точки зрения участников общения, знание латыни и использование ее в речи позволяет говорящим стать полноценными членами делового сообщества; таким образом, латинский язык сыграл значительную роль и в становлении экстралингвистической компоненты английского делового дискурса.

Ключевым в английском деловом дискурсе является концепт money ‘деньги’. В качестве примеров рассмотрены законодательный акт и торговая сделка, поскольку они типизируют жесткие разновидности английского делового дискурса.

Ранние стадии в генезисе английского научного дискурса, а именно появление предпосылок для его развития, традиционно связываются с принятием христианства народами, проживающими на территории современной Великобритании (с 597 г. н.э.). Уже в первые века после введения христианства монастыри стали не только проводниками новой религии и политического влияния папской власти, но также центрами литературной и научной жизни древнеанглийского общества. В этот период занятие наукой в основном сводилось к переводу монахами ученых трактатов с латинского языка на английский. Важными этапами в становлении науки как социального института стали основание в XII – XIII вв. Оксфордского и Кембриджского университетов и участие Великобритании в Великих географических открытиях XV – XVI вв. В 1660 г. было основано Лондонское королевское общество, с чем связано постепенное перемещение в XVII в. центра научных исследований Европы в Великобританию и, соответственно, быстрое становление и развитие английского научного дискурса. С ХІХ в. британская наука занимала главенствующую позицию в мире, и только во второй половине XX в. она уступила первое место американской.

Значительная разница между английским деловым дискурсом и научным дискурсом обнаруживается в историческом аспекте. Из делового дискурса латынь как язык делопроизводства была сравнительно легко оттеснена на второй план ввиду специфики данного типа коммуникации, которая должна быть точной в аспекте выражения и понятной участникам коммуникации (этому в большей степени способствовал родной английский язык). В научном общении латынь в какой-то степени искусственно использовалась научными деятелями вплоть до конца XVII в. как живой разговорный язык для сохранения «кастовости» научного сообщества с целью предотвращения проникновения в данную сферу человеческой деятельности людей, не имеющих отношения к науке.

Базовые ценности английского научного дискурса сконцентрированы в его ключевых концептах – research ‘исследование’, knowledge ‘знание’, truth ‘истина’. В качестве примеров жестких разновидностей научного дискурса сконструированы фреймы защита диссертационного исследования и научная статья.

Корни английского религиозного дискурса можно обнаружить уже во времена существования отдельных племен, проживающих на территории современной Великобритании, еще до образования английской народности, поскольку апелляции к лицу, обладающему сверхъестественными способностями, присуще людям издревле. Однако формирование церкви как социального института связанно со временем христианизации Британии (597 г. н. э.), т.е. распространения христианской религии среди ее населения в результате стремления папской власти подчинить себе эту область. С этого времени латынь становится языком католической церкви. Несмотря на многочисленные последующие попытки вывести латынь из церковного обихода, латынь все же отчасти используется в английском коммуникативном пространстве как язык литургических служб. Так, для Тридентской мессы, утвержденной собором Католической церкви в 1570 г., вопрос выбора языка – латинского или английского – вообще не стоит. В этом отношении проявляется уникальность латыни как сакрального кода, используемого в определенных разновидностях английского религиозного дискурса в качестве живого, разговорного языка, в то время как в деловом и научном дискурсах функция латыни как языка институционального общения утрачена несколько столетий назад.

Ключевыми концептами английского религиозного дискурса являются faith ‘вера’, God ‘Бог’. К жестким дискурсивным разновидностям относятся, например, молитва, проповедь, псалом, обряды и др. Фреймы молитва и проповедь рассмотрены как типичные разновидности, проявляющие непосредственную зависимость от латинского компонента.

Начало формирования английского публицистического дискурса относят к периоду образования английской нации (XVI в.). Ранее остальных дискурсивных разновидностей оформилась публичная речь, развившаяся из риторики вследствие усиливающегося интереса к эстетико-выразительной функции языка, появлением серии книг по риторике начиная с 1524 г. В целом данный дискурсивный тип в исследуемом отношении значительно отличается от делового, научного, религиозного типов институционального дискурса. Единственный аспект, где обнаруживается косвенное влияние латыни, – это классическая риторика, на чьи образцы опирались английские авторы книг по ораторскому мастерству. Более того, публицистический дискурс, ориентированный на массового адресата, должен был характеризоваться общей доступностью при восприятии, чему латынь не способствовала. Этот факт в известной мере релевантен и для остальных дискурсивных типов. Однако в них латынь, в отличие от публицистического дискурса, на протяжении многих столетий выступала в качестве единственно возможного языка коммуникации, участвовала в формировании характерных дискурсивных черт и способствовала преимущественной жесткости данных типов институционального дискурса.

Ценности публицистического дискурса выражаются в его ключевых концептах – nation ‘нация’, welfare ‘благоденствие’. Что касается параметра жесткости в публицистическом дискурсе, то он проявляется относительно слабо и в ограниченном количестве дискурсивных разновидностей: публичная речь, рецензия, газетная статья и некоторые другие. В качестве наиболее репрезентативной разновидности с точки зрения латинского присутствия выделена публичная речь.

Модель каждого, любого институционального дискурса состоит из четырех базовых компонентов: «сцена действия», «участники» (составляющие «внешний контекст» речевого общения), «содержание» и «текст» (образующие «внутренний контекст»). В каждом из составляющих данных компонентов латынь обнаруживает три степени присутствия: высокую, умеренную, неявную. Высокая степень подразумевает, что латынь является одним из ключевых факторов в функционировании определенных составляющих современного дискурса. Умеренная степень указывает на то, что хотя латынь представляет собой существенный фактор, но первостепенная роль отводится исконно английским элементам. При неявной степени присутствия латинский компонент практически не проявляется; тем не менее, полностью исключить его значение также невозможно. На основе принципов моделирования дискурса Т.А. ван Дейка, дополненных разработками Г.В. Колшанского, Г.Н. Манаенко, Т.А. Ширяевой, предложены собственные модели английского делового, научного, религиозного, публицистического типов институционального дискурса с участием латинского компонента.

В большинстве случаев в рассмотренных типах дискурса центральные вербализаторы ряда ключевых концептов имеют латинскую исходную форму (money (от лат. monta) ‘деньги’, faith (от лат. fdere) ‘вера’, nation (от лат. nti(n-))‘нация’); другие же влияний латыни не обнаруживают (research ‘исследование’, knowledge ‘знание’, truth ‘истина’, God ‘Бог’, welfare ‘благоденствие’). Несмотря на значительную роль латыни в формировании жесткости дискурсивных разновидностей, вербализаторы ключевых концептов не выявляют принципиальной зависимости от латинского компонента. Тем не менее, в рамках фреймов ключевых концептов в большинстве вербализаторов ощущается латинское присутствие. Оно проявляется следующим образом: 1. непосредственные заимствования из латыни либо лексемы, пришедшие в английский язык через французское посредство; 2. заимствования из французского или англо-норманнского языков, имеющие исходную латинскую форму; 3. заимствования из древнегреческого или других древних языков через латинское посредство.

В структуре жестких разновидностей дискурса латынь фигурирует в качестве неотъемлемого, важнейшего дискурсообразующего компонента. Ее присутствие проявляется следующим образом: 1) основу фреймов составляют концепты, в большинстве своем вербализованные латинской исходной формой; 2) участники коммуникации (оба либо только адресант) должны обладать знанием латыни, которое является свидетельством высокого уровня образования и принадлежности к «социальной элите»; 3) фонд знаний коммуникантов должен включать латинский компонент (элементы Римского права; классическая риторика; процедура инициации, ассоциируемая с латынью; роль латыни как сакрального кода); 4) тексты жестких дискурсивных разновидностей являются примерами формализованных функциональных стилей английской речи.

Публицистический дискурс обнаруживает заметно меньшую роль латыни по сравнению с тремя другими типами. Соответственно,  данный тип институционального общения нельзя назвать жестким по преимуществу. В модели публицистического дискурса есть компоненты, которые обнаруживают исключительно неявную степень присутствия латыни, что принципиально отличает его от делового, научного, религиозного дискурсивных типов. Основной характеристикой, объединяющей четыре типа дискурса, являются языковые средства, обеспечивающие формализованность текстов соответствующих функциональных стилей английской речи.

В Заключении обобщены итоги исследования и обоснованы его возможные перспективы, которые можно представить следующим образом: 1) изучение латинского значения для современного английского языка в прагмалингвистическом аспекте; 2) рассмотрение латинского компонента в английском дискурсе с точки зрения социолингвистики, поскольку намеренное «латинизирование» речи во многих случаях выявляет стремление говорящего к манифестации и утверждению собственного социального статуса; 3) изучение значения иных мертвых языков (например, древнегреческого, санскрита, иврита) для современного англоязычного дискурса.

Основные положения и результаты исследования отражены в следующих публикациях:

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК РФ

  1. Хартавакян В.Г. Латинская атрибуция как стилеобразующий фактор в научном стиле английской речи [Текст] / В.Г. Хартавакян // Научная Мысль Кавказа. – Ростов-на-Дону, 2010. – №4. – С. 151-156 (0,5 п.л.).
  2. Николаев С.Г., Хартавакян В.Г. Моделирование английского делового дискурса с учетом присутствия в нем латинского компонента [Текст] / С.Г. Николаев, В.Г. Хартавакян // Вестник ПГЛУ. – Пятигорск, 2011. – №3. – С. 116-120 (0,5 п.л./0,4 п.л.).
  3. Хартавакян В.Г. Экспериментальное моделирование английского публицистического дискурса с учетом присутствия в нем латинского компонента [Текст] / В.Г. Хартавакян // Гуманитарные и социальные науки [Электронный ресурс]. – Ростов-на-Дону, 2012. – №4 // Режим доступа: http://www.hses-online.ru (0,4 п.л.).

Другие публикации

  1. Хартавакян В.Г. Об онтологическом статусе разноуровневых латинских заимствований в современном английском языке [Текст] / В.Г. Хартавакян // Слово и текст: коммуникативный, лингвокультурный и исторический аспекты: Материалы межкультурной научной конференции. – Ростов-на-Дону: НМЦ «Логос», 2009. – С. 209-210 (0,3 п.л.)
  2. Хартавакян В.Г. Латынь как универсальный культурный код в современном коммуникативном пространстве [Текст] / В.Г. Хартавакян // Культура в фокусе знака: Сб. науч. тр. / Рос. филос. о-во, Твер. гос. ун-т; ред.: В.Ю. Лебедев, А.Г. Степанов. – Тверь: СФК-офис, 2010. – С. 310-321 (0,5 п.л.)
  3. Хартавакян В.Г. О специфике освоения лексических латинизмов современным английским языком [Текст] / В.Г. Хартавакян // Личность в межкультурном пространстве: Материалы V Международной научно-практической конференции, посвященной 50-летию РУДН: В 2-х частях. – М.: РУДН, 2010. – Ч. II. – С. 376-382 (0,3 п.л.)
  4. Хартавакян В.Г. Разноуровневые латинские вхождения в современных европейских языках как проблема когнитивной лингвистики [Текст] / В.Г. Хартавакян // Материалы конференции «Понимание в коммуникации – 5» / Сб. работ [Электронный ресурс]. – М., 2011 // Режим доступа: http://www.mgpu.ru/download.php?id=11784 (0,2 п.л.)
  5. Хартавакян В.Г. Грамматические заимствования-латинизмы в современном английском языке [Текст] / В.Г. Хартавакян // Альянс наук: вчений – вченому: матерiали VI Мiжнар. наук.-практ. конф., 25-26 лют. 2011 р.: У 8 т. – Днiпропетровськ: Бiла К.О., 2011. – Т.4. – С. 77-81 (0,2 п.л.)
  6. Хартавакян В.Г. Латынь как стилеобразующий фактор в публицистическом стиле английской речи [Текст] / В.Г. Хартавакян // Лингвистика: традиции и современность: материалы 2-й Международной научной конференции. – Ростов-на-Дону: ИПО ПИ ЮФУ, 2011. – С. 122-125 (0,4 п.л.)
  7. Хартавакян В.Г. Латынь как стилеобразующий фактор в официально-деловом стиле английской речи [Текст] / В.Г. Хартавакян // Проблемы современной филологии: Сборник статей, посвященный 100-летию со дня рождения доктора филологических наук, профессора Галины Васильевны Валимовой. – Ростов-на-Дону: ПИ ЮФУ, 2011. – С. 282-289 (0,5 п.л.)
  8. Хартавакян В.Г. Роль латинских вхождений в формировании «дискурсивной жесткости» (на материале современного английского языка) [Текст] / В.Г. Хартавакян // Труды аспирантов и соискателей Южного федерального университета. – Ростов-на-Дону: ИПО ПИ ЮФУ, 2011. – Т. XVI. – С. 206-209 (0,2 п.л.)
  9. Хартавакян В.Г. Разноуровневые вхождения-латинизмы в современных европейских языках [Текст] / В.Г. Хартавакян // Вопросы теории и методики преподавания иностранных языков: IV Международ. науч. конф. (20-21 сентября 2011 г., Таганрог): сб. науч. тр.: в 2 ч. / отв. ред. проф. Г.Т. Поленова. – Таганрог: Изд-во Таганрог. гос. пед. ин-та, 2011. – Ч. 2. – С. 73-80 (0,5 п.л.)
  10. Хартавакян В.Г. Латынь как стилеобразующий фактор в церковно-религиозном стиле английской речи [Текст] / В.Г. Хартавакян // Современные подходы к исследованию ментальности: сборник статей; отв. ред. М.Вл. Пименова. – Санкт-Петербург: СПбГУ, 2011. – С. 450-456 (0,5 п.л.)
  11. Хартавакян В.Г. Экспериментальное моделирование английского религиозного дискурса с учетом присутствия в нем латинского компонента [Текст] / В.Г. Хартавакян // Вестник МГОУ. – Москва, 2012. – № 1 (47). – С. 64-69 (0,6 п.л.)





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.