WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Цветкова Анна Николаевна

Контраст в образном строе английской народной сказки

Специальность 10.02.04. – германские языки

Автореферат диссертации

на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва – 2012

Работа выполнена на кафедре английского языка факультета иностранных языков  федерального государственного бюджетного образовательного  учреждения высшего профессионального образования

«Вологодский государственный педагогический университет»

Научный руководитель:

доктор филологических наук, профессор

Блох Марк Яковлевич

Официальные оппоненты:

ПОПОВА Татьяна Георгиевна,

доктор филологических наук, профессор,

«Военный университет Министерства обороны Российской Федерации»,

кафедра английского языка, профессор

ДИАНОВА Елена Михайловна,

кандидат филологических наук, доцент

ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет», факультет иностранных языков,

кафедра лексики английского языка, профессор

Ведущая организация:

ГАОУ ВПО «Московский государственный областной социально-гуманитарный институт»

Защита состоится «17» декабря 2012 года в 14 ­часов на заседании диссертационного совета Д 212.154.16 при ФГБОУ ВПО  «Московский педагогический государственный университет» по адресу:  119571, г. Москва,  пр-т Вернадского,  д.88, ауд. 602.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет» по адресу:  119991, г. Москва, ул. Малая Пироговская,  д.1, стр.1.

Автореферат разослан  «____»  ____________ 2012 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета  Мурадова Лариса Андреевна

Реферируемая работа посвящена изучению языкового феномена контраста в образном строе английской сказки с позиций теории диктемного строения текста.

Актуальность данного исследования определяется важностью системного анализа реализации контраста в образном строе текста английской сказки, что отражает тенденции современного языкознания и культурологии.

Теоретической базой исследования являются положения парадигматического синтаксиса и теория диктемной структуры текста, выдвинутые профессором М.Я. Блохом, положения стилистики декодирования И.В. Арнольд, положения лингвостилистики, психолингвистики и прагмалингвистики. В рамках диктемной теории текст рассматривается как последовательность диктем - тематизирующих единиц текста.

Исходная гипотеза заключается в том, что контраст следует рассматривать как основу образного строя текста народной английской сказки.

Целью настоящей работы является описание языкового механизма действия контраста в создании образной структуры целого текста и отдельного образа в частности, а также изучении контраста с позиций диктемной теории текстообразования. 

Для достижения данной цели предполагается решить следующие задачи:

- проанализировать природу явления контраста согласно существующей лингвистической традиции;

- определить формальные границы художественной структуры образа и системные взаимоотношения его компонентов в тексте английской народной сказки;

- выявить способы выражения контраста на разных уровнях языка в свете учения о диктеме;

- определить соотносительную художественную силу воздействия типов контраста на слушателя/ читателя;

- показать многоаспектность проявления контрастных значений в тексте  сказки.

Методика исследования включает сплошную выборку, структурно-семантический анализ и семантико-контекстологический анализ. Интерпретация иллюстративного материала производится с применением процедур стилистики декодирования.

Научная новизна работы состоит в том, что в ней впервые на материале английской народной сказки проводится многоаспектный анализ явления контраста, произведено уточнение типологии контраста, в свете диктемной теории строения текста контраст показан как основной принцип импрессивного отображения образного строя фольклорного жанра сказки.

Теоретическое значение исследования заключается в установлении сущности контраста как языкового принципа реализации воздействующей силы текста, роли контраста в реализации эстетической функции произведения.

Практическое значение работы заключается в возможности использования её материалов и выводов в соответствующих разделах учебных курсов по английскому языку: при чтении лекций по стилистике и лингвистике текста, на практических занятиях по аналитическому чтению и интерпретации текста.

Материалом исследования послужили английские народные сказки из собраний Дж. Ривза, Дж. Риордана и Дж. Джакобса.  Фактический материал, собиравшийся методом сплошной выборки, составляет более 500 примеров контрастных контекстов из 146 сказок общим объёмом около 1000 страниц.

На защиту выносятся следующие положения:

- Контраст – это выразительное противопоставление, выражающее в тексте сказки противоположность образов, смыслов, значений. Посредством контраста реализуется импрессивная функция текста, актуализируются наиболее значимые элементы художественного произведения в восприятии читателя.

- Лингвистическое воплощение контрастных представлений осуществляется на всех уровнях языковых единиц, находящих свое отражение в диктеме как интегративной речевой единице, в группах диктем, объединенных тематически, в целом тексте.

- Выразительное противопоставление представлено в тексте различающимися по степени эксплицитности конструкциями: от прямой продемонстрированной противоположности до контекстно организованного косвенного контраста.

- Многоконтрастность выразительного противопоставления художественного объекта обусловлена многоаспектной природой контраста, создаваемой в иерархической созависимости структурных, композиционных и семантических видов контраста, реализующихся в создании образности каждого конкретного произведения.

- Контраст является коренным принципом выразительности сказки как жанра.

Апробация работы.

По теме диссертационного исследования опубликовано 5 статей.

Структура диссертации.

Диссертация общим объёмом 167 страниц состоит из введения, трёх глав, заключения, библиографического списка и списка цитируемых источников исследования.

Во введении дается общая характеристика диссертации, отмечается ее актуальность, новизна, теоретическая и практическая значимость, определяются цели, задачи исследования, методы, материал исследования, положения, выносимые на защиту, даются сведения об апробации и структуре работы.

Первая глава посвящена изложению основных теоретических предпосылок исследования, рассмотрению теории о диктемном строении текста,  уточнению и раскрытию понятий «образность», «контекст» и «контраст». В главе рассматриваются различные подходы к определению понятия «образ» с учетом специфики его художественной структуры. Здесь же приводится обзор научной литературы по проблемам интертекстуальности и прецедентности как неотъемлемых свойств текстов жанра народной сказки.

Во второй главе представлена существующая типология видов контраста, обосновывается необходимость выделения прямого и косвенного видов семантического контраста, определяется роль контраста как лингвистического механизма реализации воздействующей силы текста в компонентах художественной структуры образа в составе диктемы.

В третьей главе диссертации выявляются особенности реализации контраста в рамках образной структуры целого текста. Рассматриваются особенности воплощения контрастных значений в композиционном строении текста, его ритмической организации.  На примере сказочного текста демонстрируется иерархия контрастных значений в композиционном, структурном и семантическом аспектах формирования образности как общего свойства текста.

Каждая глава завершается выводами.

Содержание диссертации.

В первой главе «Лингвистические предпосылки исследования» излагаются основные положения теории диктемного строения текста,  уточняется понятие образа и определяется роль контраста как языкового феномена. 

Текст, будучи объектом анализа многих гуманитарных дисциплин, рассматривается нами как связное целое, обладающее тематической завершенностью, коммуникативной направленностью и прагматической значимостью. Предметом анализа являются его качественные свойства.

Тематическая завершенность текста в знаковом воплощении отражается в связности элементов текста, обладающих минимальной тематической завершенностью.  Таким элементом, реализующим все основные языковые функции (номинативную, предикативную, стилистическую, тематическую) является диктема, отражающая минимальную самостоятельную микротему.

Информационный комплекс, содержащийся в каждом тексте, актуализирует определенный набор информационных рубрик в зависимости от коммуникативной установки текста. Так, для художественного текста характерно выдвижение на первый план экспрессивной информации, реализующей эстетическую ценность произведения. Текстовой категорией, отражающей в знаковом воплощении воздействующую силу высказывания, или импрессивность (М.Я. Блох), является образный строй текста, создаваемый автором посредством целенаправленного выбора языковых средств в соответствии с коммуникативной установкой целостного произведения.

Рассматривая контраст в качестве основы образного строя текста, мы определяем его место в диктемно-текстовом комплексе информации по двум традиционно выделяемым параметрам контекстного выражения: в микроконтексте и макроконтексте.

Контекст как минимальная среда существования той или иной языковой единицы, позволяющая актуализировать конкретное значение знака, релевантное для данных условий его употребления, рассматривается нами на материале диктемы как наиболее полно отражающей все языковые функции в рамках тематической завершенности отрезка текста. Макроконтекст как пространство целого текста позволяет актуализировать максимальное значение языковой единицы за пределами единой стилистической функции, т.е. в иерархии целостной текстовой категории. Выявление явных и неявных текстовых смыслов производится на уровне макроконтекста внутри диктемных сопоставлений и противопоставлений.

Одной из специфических черт художественной литературы является интертекстуальность как особое качество текстов, взаимодействующих с другими текстами в плане содержания и выражения [Чернявская, 2009]. На примере текстов сказок, интертекстуальность как собственно лингвистическое понятие проявляется двояко: 1) взаимодействие отдельного текста и целостной системы жанра при наличии таких особенностей лингвистического оформления, как, например, клишированные фразы (“Once upon a time”, “They lived happily ever after”); 2) взаимодействие между двумя и более текстами, которое можно продемонстрировать на примере имен-апеллятивов в сказке. Частотность повторов имен-апеллятивов в нескольких сказках приводит к появлению дополнительных коннотативных значений, снижая индивидуализированность образа. Жанровая специфика фольклорных текстов также определяется прецедентностью текстов английской сказки как особым свойством, определяющим ее семантическую структуру. Речевой знак, которым является текст сказки, выступает в качестве обозначающего, а подтекстное наполнение - в качестве означаемого; максимальная глубина подтекста формируется языковыми средствами, «отягощенными» дополнительными смыслами и ассоциациями, природу которых помогает раскрыть понимание интертекстуальных и прецедентных свойств народной сказки.

Понятие образа входит в терминосистему многих наук гуманитарного профиля, приобретая в каждой из них свою специфику. Отражение свойств объекта, творчески переработанных автором, закрепляется в художественном образе, входящем в состав образного строя всего текста. Речевой образ – отражение предмета или явления, которое интенсивно воздействует на сферу чувств читателя [Блох, Асратян, 1996].

Литературоведческий подход к понятию «художественного образа» фокусируется более на содержательной стороне произведения, в то время как лингвисты рассматривают системы языковых средств, его воплощающих. При этом не существует однозначного общефилологического понятия «художественный образ», объединяющего точки зрения литературоведов и лингвистов. В своем исследовании Е.Б. Борисова формулирует определение образа, которое объединяет оба подхода, восполняя этот пробел: «Литературный образ – это конкретная и в то же время обобщающая картина бытия, отражающая в той или иной мере восприятие художника слова, созданная им при помощи вербальных средств и художественно-композиционных приемов и имеющая эстетическое значение» [Борисова 2010:10]. При создании образа не только изобразительно-выразительные средства, т.е. тропы и фигуры речи, но и языковые единицы различных уровней (слово-словосочетание – предложение – диктема) реализуют двойственность своей природы и передают/кодируют не только основное содержание (фабулу), но и метасодержание (создают художественную действительность и эмоционально-эстетическое воздействие на читателя).

Художественный образ персонажа является важнейшим средством развертывания сюжета и общей композиции художественного произведения, испытывая, в свою очередь, изменения, связанные с развитием сюжета. Для понимания сложной семантики образа как единого целого, необходимо предварительно рассмотреть каждый его элемент в отдельности. В качестве неотъемлемых компонентов образа мы рассматриваем: словесный портрет персонажа, под которым понимается внешнее портретное описание персонажа, включающее также номинативные цепочки имен-обозначений (в терминологии Е.А. Гончаровой), психологическую и речежестовую характеристику персонажа, складывающуюся из его вербального и невербального поведения и оценочных характеристик из уст других персонажей. Особое значение в создании образа персонажа приобретают пространственно-временные параметры текста (хронотоп), и художественная деталь, соотносящаяся с образом как часть и целое.

Подобное рассмотрение структуры образа обуславливает необходимость изучения роли контраста как фактора импрессивности образной структуры целого текста по двум направлениям: от компонентов художественной структуры образа в языковом материале диктемы до организации образного строя в макроконтексте отдельной сказки. 

Посредством контраста достигается отчетливое изображение наиболее важного, значимого в произведении искусства; контраст, основываясь на оппозициях составляющих его элементов, позволяет раскрыть связь между явлениями, предметами, процессами. Сущность контраста не может быть сведена к пониманию технического приема, контраст формируется на уровне содержательных компонентов произведения, пронизывая все уровни элементов, его составляющих, и отражается в эстетической информации, заложенной в понимании каждого предмета искусства.

Рассмотрение контраста как лингвистической категории было бы невозможно без ряда предшествующих работ, посвященных реализации категории противоположности в языке в целом и проблеме антонимии (Н.Б. Боева 2001, Л.П. Иванова 1982, В.Н. Комиссаров 1957, Л.А. Новиков 1973, Л.А. Матвиевская 1978, В.А. Михайлов 1983, Н.С. Рымарева 2003). Контраст также описывался как разновидность оппозиции (Ю.М. Лотман 1970, М.Риффатер 1980, Н.С. Трубецкой 2000). Ряд исследователей посвятили свои работы изучению языковых средств выражения контраста в рамках одного произведения или идиостиля одного автора (О.В. Тумбина 2004, Ю.В. Шинкаренко 2006). Значительный вклад в описание стилистического аспекта контраста как комплексного лингвистического феномена внесли Л.Г. Бабаханова (1967), Г.М. Белова (1970), Л.В. Вертаева (1984), Е.М. Гутман (1970), Н.Н. Золина (1983), разработав теорию антитезы. Оксюморону как одному из стилистических приемов, основанных на контрасте, посвящены исследования Е.А. Атаевой (1975), В.Я. Пастуховой (1980), Л.И Татановой (2006). Контраст описывается как один из принципов «выдвижения» в монографиях И.В. Арнольд (1999, 2005) Н.А. Постоловской (1981), Э.В. Седых (1997). Организация художественного текста по принципу контраста рассматривается в многочисленных работах исследователей: Н.Л. Соколовой (1977), Н.А. Купиной (1980), В.В. Одинцова (1980), Г.В. Андреевой (1984), Н.С. Болотновой (1992), Л.П. Позняк (2002), М.С. Торосян (2005), О.П. Мартыновой (2006), Н.Ю. Степановой (2010), где контраст определяется как противопоставление предметов и явлений, выраженное в различных типах текстов системой разнообразных языковых средств. В указанных работах осуществляется попытка комплексного изучения и описания контраста как принципа структурно-смысловой организации.

Стилистический подход к проявлению контрастных значений в тексте традиционно фокусируется на описании стилистических приемов антитезы и оксюморона. В работах С. Ульмана (1980), Ю.М. Скребнева (1975) М.П. Брандес (1983), А.Н. Мороховского (1984), Л.И. Татановой (2006), Е.С. Булгаковой (2007) антитеза рассматривается как фигура речи, основанная на синтаксически параллельном строе с контрастными по смыслу словами (антонимами или другими контрастивами). Вслед за О.П. Мартыновой, подробно рассмотревшей соотношение антитезы и контраста [Мартынова 2006:13-16], мы признаем, что антитеза является частным случаем проявления контраста. Непосредственными маркерами контраста являются антонимы, приобретающие необходимую экспрессивность в непосредственном употреблении, реализуя авторские идеи, связанные с контрастным изображением действительности, апеллирующим к чувственной сфере читателя.

В данном исследовании контраст рассматривается как вершина иерархии выразительных средств, реализующая значение противоположности в образной и идейно-концептуальной основе текста. Будучи нелинейным языковым феноменом, контраст проявляется во всех функциях диктемы как минимальной тематически обособленной единицы текста. Противопоставленные друг другу лексические единицы, соотносясь в отношениях предикации, составляют основу стилистического уровня, антитезы и оксюморона, выдвигающих на первый план наиболее значимые элементы текста образы, апеллирующие к чувственной сфере читателя. Так контраст актуализирует эстетическую информацию, заложенную в художественном тексте.

Вторая глава «Контраст в микроконтексте диктемы» посвящена рассмотрению реализации механизма контраста в рамках диктемы как наименьшей тематизированной единицы текста. Здесь описываются существующие классификации контраста, вводятся понятия прямого и косвенного типов контраста, описывается механизм их реализации в компонентах художественного образа.

Классификация контраста как семантико-функциональной основы текста короткого рассказа, разработанная О.П.Мартыновой, распределяет проанализированные контексты контраста по трем аспектам: семантическому, структурному и композиционному. Структурный признак, заложенный в основу классификации контраста, отражает различное знаковое воплощение контрастной пары: фонетическое противопоставление, морфологическое противопоставление (субстантивное, адъективное, глагольное, адвербиальное), лексическое противопоставление (антонимы, конверсивы, эквонимы, ассоциативные контрастивы), синтаксическое противопоставление (антитезное противопоставление в простом, простом распространенном, бессоюзном, сложноподчиненном и сложносочиненном предложении с соединительными, разделительными и противительными союзами) [Мартынова, 2006]. Помимо одномерного противопоставления, средства передачи значения контраста в тексте могут создавать многомерную систему разноуровневых лингвостилистических средств или стилистический контекст контраста, способный продуцировать текстовую импликацию.

Различная степень эксплицитности контрастирующих значений и смыслов в рамках единого текста является основой для выявления эксплицитно-имплицитного типа контраста. По нашему мнению, существует объективная необходимость разделить данный вид контраста на две категории, чтобы разграничить два взаимоисключающих семантических признака – эксплицитность и имплицитность. Механизм реализации контрастного значения на основе различной степени языковой эксплицитности позволяет выявить два различных вида выразительных противопоставлений: прямое и косвенное. В лингвистике оппозиция рассматривается как пара противопоставляемых элементов. Контрастное значение может быть выражено в тексте прямо, в непосредственном соположении контрастных элементов, реализованных в неких лексических маркерах, расположенных как контактно, так и дистантно в пространстве текста; или косвенно, где один из элементов контрастивной пары подразумевается и выводится из контекста. Поясним на примерах.

Прямой контраст определяется нами как эксплицитно выраженное противопоставление, где оба элемента пары антонимичны друг другу. Например: “He had one little granddaughter, whose face he never looked upon. He hated the child from the day she was born, because on that day her mother died, and her mother had been the old’s favourite and dearly loved daughter.”(Tattercoats),[Ривз 2005:12]. В данной диктеме представлено, как создается семантика выразительной противоположности в тексте. Маркерами контраста служат антонимические пары «hated/loved», «born/died», которые прямо противопоставляют образы героев. В рамках номинативной функции языка на отрезке этой диктемы задается оппозиция словесных образов, создается зачин для их будущего контрастивного развития.  Они органически входят в целостный образный строй текста сказки и определяют расстановку акцентов в построении сюжета. Образная структура текста приобретает экспрессивное значение, составляя основу для дальнейшего развития сюжетного противостояния.

Косвенный контраст как выразительное противопоставление, где один из элементов контрастивной пары подразумевается и выводится из контекста, может отражать противопоставление между образами фольклорных персонажей. Так, в тексте сказки The Two Princesses косвенное противопоставление главных персонажей повышает импрессивность противопоставлений на уровне целостной образной структуры текста:

“Kate was pleasant enough to look at, and by herself she might be thought beautiful. But when she was with Ann, as usually she was, people did not look at her as they looked at Ann. So the Queen began to hate her stepdaughter and try to think of some was in which she could spoil her beauty.” (The Two Princesses), [Ривз 2005: 44]

Образ персонажа Кэйт, передаваемый в словесном портрете и речежестовой характеристике другими (второстепенными) персонажами, построен на косвенном противопоставлении эксплицитно выраженного лексического маркера (“pleasant enough to look at”) и контекста, (“But when she was with Ann, as usually she was, people did not look at her as they looked at Ann”), имплицитно передающего значение противопоставления Кэйт ее более красивой сестре. Маркером контрастного противопоставления является также союз “but”, указывающий на семантическое противопоставление сопрягаемых элементов. В рамках тематизирующей функции рассматриваемая диктема является звеном в блоке диктем, раскрывающих основу сюжетного конфликта и предпосылку к дальнейшему развитию действия.

Проявляясь в микроконтексте диктемы и макроконтексте целого произведения, косвенный контраст является средством повышения воздействующей силы текста в рамках его образного строя.

Различные формы проявления косвенного и прямого контраста в структуре образа позволяют акцентировать внимание читателя на определенных компонентах в его структуре, выдвигая их на первый план сообщения. В композиционном единстве с развертыванием действия в сюжете, описанием мыслей героев и диалогом действующих лиц, особое значение имеет портрет, отличающийся особой степенью изобразительности и зрительной наглядностью в создании художественного образа. Под словесным портретом мы подразумеваем внешнее портретное описание персонажа и номинативные цепочки имен-обозначений персонажей.

Для подавляющего большинства описаний внешности персонажа в сказке характерно минимальное наличие описательных характеристик с упором на одну, выделяющую объект из ряда подобных. Рассмотрим пример: “There was one upon a time a good man who had two children a girl by a first wife, and a boy by the second. The girl was as white as milk, and her lips were like cherries. Her hair was like golden silk, and it hung to the ground. Her brother loved her dearly, but her wicked stepmother hated her.” (The Rose Tree), [Jacobs 1890:17]. Конвергенция, состоящая из сравнения, синтаксически параллельной структуры предложений, создающих ассимилятивную ритмическую организацию диктемы, и антитезы,  акцентирует внимание читателя на внешнем облике героини. Контраст,  реализуясь как прямо (антитеза), так и косвенно (wicked/ ----), в рамках словесного портрета как компонента образной структуры, выступает в роли организатора подтекста, акцентируя внимание читателя на резком противопоставлении персонажей. Тематическая функция инициальной диктемы в тексте заключается в передаче не только фактуальной информации, но и эстетической. В макроконтексте сказки контраст реализует выразительное противопоставление в основном сюжетном конфликте, распределяя образы героев по оси добро/зло с самого начала повествования.

Особое значение в создании образа имеет цепочка имен-обозначений, состоящая из имени собственного и имен нарицательных, употребляемых в тексте только по отношению к рассматриваемому персонажу (аппелятивов).  Анализ материала показал, что большая часть примеров (около 60% именований в рассмотренных контрастных контекстах) цепочек имен-обозначений помимо имени собственного включает в себя упоминание профессии персонажа, его социального статуса, семейного положения. В ряде случаев (около 15%) имя собственное отсутствует. Стереотипы языковых форм именования сказке облегчают для читателя восприятие нереальных событий; о которых идет речь в сказке, лаконизм языковой формы акцентирует в характеристике героя выполнение им определенных функций, а не психологизм или достоверное отображение личности в тексте, что позволяет минимизировать языковые средства при создании образа и направить внимание читателя на перепетии сюжета. Так, в сказке “The Red Ettin” [Jacobs 1890:136-143] единственное имя собственное, относящееся к одушевленному персонажу это имя отрицательного героя, монстра с тремя головами Red Ettin. Именование остальных героев осуществляется с помощью следующих цепочек обозначений (в порядке появления в тексте): a widow; her eldest son – the lad – the young man – he – the poor young man; shepherd; the younger brother – the young man of sense – he – the young man; an old woman who was a fairy (The Red Ettin) [Jacobs 1890:136-143].

Выразительность противопоставления сил добра и зла усилена отсутствием имен собственных в цепочке имен-обозначений положительных персонажей.

Психологический портрет персонажа формируется из трех основных составляющих: прямая характеристика персонажа, представленная в тексте (cruel stepmother, silly boy, good old lady), эмоциональность персонажа как проявление его характера (they loved one another like real sisters), характеристика персонажа другим персонажем (she called him a wicked boy for leaving his old mother).

Выразительность психологической характеристики персонажа, складывающейся из указанных компонентов, повышается на основе продемонстрированного противопоставления:

“Tommy Grimes was sometimes a good boy, and sometimes a bad boy; and when he was a bad boy, he was a very bad boy. Now his mother used to say to him: ‘Tommy, Tommy, be a good boy, and don’t go out of the street, or else Mr. Miacca will take you.’ Bit still when he was a bad boy he would go out of the street; and one day, sure enough, he had scarcely got round the corner, when Mr. Miacca did catch him and popped him into a bag upside down, and took him off to his house.” (Mr Miacca) [Jacobs 1890:171].

Грамматические противопоставления становятся релевантными в определенном лексическом контексте, от которого они приобретают дополнительную семантическую окраску. Так, противопоставление грамматической формы повелительного наклонения ‘to be, don’t go’ и изъявительного наклонения в форме прошедшего времени того же глагола ‘would go, was’ : ‘be a good boy, and don’t go out of the street / still when he was a bad boy he would go out of the street’, подчеркивает контраст между просьбой матери и непослушанием мальчика. Маркером контраста также служит союз ‘but’, отражающий противительную синтаксическую связь. Значение противопоставления усиливается в стилистической градации, сформированной нарастанием элементов от нейтрального ‘take’ в предупреждении матери до ‘did catch him and popped him into a bag upside down, and took him off to his house’. Контраст в хронотопе (‘still-one day’)как одном из элементов образа акцентирует два смысловых центра в завязке текста – до и после события, отмечающего начало развития динамичного действия, одновременно с этим отражая противоположность характера героя и восприятие его другим(и) персонажами, в данном контексте матерью. В тексте сказки проявление психологических особенностей персонажа раскрывается в непосредственном сюжетном функционировании персонажа, отражается в диалогической речи. Поэтому речежестовая характеристика становится неотъемлемой частью психологического портрета, также характеризующегося лаконизмом эксплицитного выражения. 

Особенностью сказочного текста является особая иносказательность, или намеренное создание подтекста, отражающего идейное содержание сказки. Художественная деталь как элемент в структуре образа отличается высокой имплицирующей силой и частотностью в структуре образов сказочных персонажей. Эмоционально-окрашенная деталь может отражать эволюцию образа в сюжете, дополняя характеристику персонажа и воплощая динамику повествования. Так происходит в следующей диктеме, тематически отражающей награду положительного персонажа за прохождение испытаний:

The first said: ‘I weird her to be so beautiful that she charm the most powerful prince in the world.’

The second said: ‘I weird her such a sweet voice as shall far exceed the nightingale.’

The third said: ‘My gift shall be none of the least, as she is a king’s daughter; I’ll weird her so fortunate that she shall become queen to the greatest prince that reigns.’ (The three Heads of the Well) [Jacobs 1890:234-235]. Эмоциональная насыщенность деталей возрастает за счет стилистических сравнений, расположенных в параллельных синтаксических конструкциях. Контраст художественных деталей по отношению к образу второй дочери, не прошедшей испытание, создается параллельным расположением языковых средств дистантно, в рамках макрокомпозиции текста. Таким образом, художественная деталь обладает способностью функционировать в качестве маркера контраста образов, реализуя значение противопоставления в макроконтексте.

Специфика хронотопа в системе компонентов образа обусловлена особенностями его семантики, которая не отражает качественные характеристики персонажей и объектов образного мира текста, а располагает их во времени и пространстве при помощи языковых средств, создающих в тексте определенную систему координат. В тексте сказки ‘The Three Heads of the Well’ изменения в пространстве и времени отражены в анафорически расположенных в начале каждой диктемы указателях времени: Long before … - In the midst of his glory … - But in a few weeks …-  one day… Пространственно-временные координаты в рассматриваемом примере воплощаются в рамках номинативной функции диктем в непосредственном лексическом значении наречий, существительных, числительных и словосочетаниях с ними, называющих те или иные промежутки времени или временные указатели; в собственном лексическом значении глаголов, отражающих перемещение в пространстве. Каждое последующее проявление хронотопа в языковом материале создает стилистическую градацию: действие развивается от более обширного показателя до максимально узкого “in the midst of his glory” “in a few weeks” “one day”. Последний элемент в перечислении приобретает особую значимость в стилистическом контексте и в тематической функции диктемы отражает переломный момент в развитии сюжета – когда героиня отправляется на поиски своего счастья. Cинтаксический ритм, усиливая импрессивность градации в стилистической функции диктем, подчеркивает поступательность развития действия. Языковые единицы, передающие значения пространственно-временных показателей в тексте, организованы по принципу контраста, где поступательное развитие действий и событий противопоставляется описанию статичных элементов текста.

Рассмотренные выше примеры наглядно демонстрируют, что реализация воздействующей силы текста, воплощаемой его образным строем, во многом достигается благодаря разноуровневым контрастным противопоставлениям. Совокупность семантики компонентов образной структуры получает бльшую степень выразительности благодаря резкому противопоставлению языковых единиц как внутри каждого отдельного компонента, внутри образа, так и между образами в общем образном строе сказки. 

Третья глава «Контраст на уровне целого текста» посвящена рассмотрению реализации контрастных значений в рамках макроконтекста сказки. Здесь уточняется роль контраста в организации композиционного строя текста, вводится понятие структурно-ритмического контраста, проявляющегося в структуре целого текста, представлен подробный анализ контрастных противопоставлений различных уровней, участвующих в реализации образного строя сказки The Tulip Pixies. Примеры контраста сгруппированы по типу текстоорганизующих категорий, отраженных в их семантике: композиционный, структурный, структурно-ритмический, семантический. 

Анализ реализации контрастных значений в макроконтексте сказки проводился нами по трем направлениям: в композиционном строе текста, в структурно-ритмической организации, в соотношении семантических типов контраста.

Зачин как элемент композиции текста, занимающий начальную позицию в тексте как синтаксическом образовании более высокого уровня, реализуется в диктеме или блоке диктем, объединенных на основе тематической целостности. Согласно существующей типологии речевых форм, зачин в сказке может быть представлен следующими видами: диктема-повествование, диктема-описание, диктема-рассуждение.

Каждый из вышеуказанных типов зачина противопоставляется: 1) основной части текста по типу композиционно-речевой формы; 2) концовке по типу композиционно-речевой формы; 3) основной части текста в рамках целостной образной структуры текста в хронотопе как компоненте образа; 4) концовке в рамках целостной образной структуры текста в хронотопе как компоненте образа.

Контраст как многоаспектное явление проявляется не только непосредственно в организации языковых единиц, но и на уровне текста в виде композиционно-речевых форм, противопоставляющихся друг другу для повышения экспрессивности того или иного текстового элемента, создания динамики действия, вовлечения читателя в развитие действия.

Реализуя противопоставление между поступательным развитием текущего действия и его завершением в концовке, контраст является механизмом выдвижения концовки в сильную позицию текста, организовывая импрессивную информацию в рамках макроконтекста. Концовка сказки тематически представлена двумя типами: закрытым и условно-закрытым (концовка-возвращение). Импрессивность обоих основана на контрасте как противопоставлении в хронотопе, элементе образного строя текста: если в первом случае противопоставляется текущее время и место событий неопределенному будущему (they lived happily ever after), то во втором типе противопоставляется текущее действие и его завершение (she returned home). 

Анализ соотношения зачинов и концовок в композиционной структуре текста народной сказки позволил выявить не только наличие соотносимых элементов в композиции текста народной английской сказки, но и конрастное соположение композиционной рамки. Контраст между зачином и концовкой реализуется в смысловом (сюжетном) противопоставлении, противопоставлении в образном строе текста, противопоставлении типов информации, выдвигаемых на первый план во взаимосвязи языковых единиц. Совокупность элементов макрокомпозиции и микрокомпозиции в диктемно выраженных противопоставлениях обеспечивает эмоциональное воздействие контраста, реализованного на определенном участке текста, что обеспечивает создание единой образной системы текста и служит средством обеспечения его структурной и тематической целостности.

Заглавие сказки, находясь в сильной позиции текста, служит выразителем ключевого понятия всего произведения. Рассматривая заглавие как монодиктему, мы выделяем три основных типа ее знакового отражения: пропозитивный тип, выраженный именем собственным/нарицательным, пропозематический тип с ядром в виде имени (собственного или нарицательного) или денотемы, и предикативный, выраженный предложением. Наиболее частым вариантом языкового наполнения заглавия служит имя собственное, входящее в структуру образа персонажа как элемент цепочки именования и словесного портрета. Приобретая различные коннотации при повторах в тексте, такое заглавие способно выступать в роли элемента контрастной пары при наличии антагониста в образном строе текста, что характерно для сказки как жанра, построенного на тематике противопоставления сил добра и зла. 

Одной из рубрик информационного комплекса, содержащегося в диктеме, является информация структурная, отражающая строевые особенности текста, типологически его маркирующие [Блох 2000 : 64]. Исследование особенностей ритмической организации текста сказки с ядром в виде тема-рематической зависимости элементов показало, что для сказки как жанра художественной литературы характерно наличие отрезков текста как ассимилятивных, так и диссимилятивных по ритмической организации, где сбой ритма с инверсией тема-рематического членения в рамках диктемы соответствует повышению импрессивности отрезка текста. Особенности ассимилятивного ритма отдельных участков текста, организованных диктемами или группами диктем, объединенными одним тематическим стержнем, реализуются в углублении подтекстовой сферы значения всего текста, возникающем в нарастании напряжения при лексических повторах, оформленных ритмически однородно. Диссимилятивный тип синтаксического ритма отражает противопоставление участков текста сказки несущих разную ритмическую упорядоченность, что  порождает подтекстное значение противопоставления, которое, будучи порождением синтаксиса на одном, семантизируется на следующем языковом уровне – уровне текста. При анализе целого текста сказки было выявлено, что группа диктем, объединенная ярко выраженным ассимилятивным ритмом на основе семантико-синтаксического повтора, выделяется в общей структуре текста, будучи противопоставленной ей по диссимилятивной ритмической организации. Так как в результате такого противопоставления повышается образная выразительность текста, то мы можем говорить о выделении особого структурно-ритмического типа контраста.

Целостный анализ комплексного взаимодействия лингвистических приемов в макроконтексте сказки (на примере текста The Tulip Pixies) позволил подтвердить положение о многоконтрастности образной структуры. Рассмотрев указанный текст методом семантико-контекстуального анализа в рамках теории диктемного строения текста, мы выявили следующую иерархию типов контраста в образной системе текста: 

  1. Контраст в композиции текста как элементе его структурной организации реализуется в противопоставлении композиционных элементов (заглавие и корпус текста, противопоставление авторской и персонажной речи, реализованных кумулемой и оккурсемой), композиционно-речевых форм (композиционная рамка зачина и концовки, реализованная описанием, противопоставляется основной части текста, представленной повествованием).

2. Контраст в ритмической организации текста реализуется в прерывании ассимилятивного синтаксического ритма и смене его параметров, что создает неоднородность восприятия его читателем и маркирует структуру текста ритмически противопоставленными элементами, повышающими экспрессивность промаркированных участков.

3. Контрастные пары по своей структуре представлены субстантивными, глагольными, адъективными, реже – в степенях сравнения, адвербиальными, прономинативными парами. Анализ композиционной структуры и морфологического выражения лексических маркеров контраста выявил их наибольшую частотность в составе стилистических эпитетов, антитез, сравнений, и метонимий, метафор и олицетворений. В синтаксическом аспекте контраста реализуется в простых, сложносочиненных и (реже) сложноподчиненных предложениях.

4. Контраст в семантике образной системы отражается в резком противопоставлении образов (в данном случае противопоставляются тюльпаны и петрушка, приобретающие символическое значение в тексте, реализуемое в соотношении семантико-ассоциативного контраста), в тематической цепочке текста, в косвенном контрасте внутри каждого образа, между его структурными компонентами, в цветовом контрасте.

Реализуясь в стилистических контекстах, сформированных различными выразительными средствами языка, контрастные значения в макрокомпозиции текста сказки образуют два основных семантических вида – контраст сюжетный и контраст образный. Анализ текстов сказки позволил выявить в них тему взаимоотношения положительных и отрицательных персонажей, событий, сил. Рассматривая сказку как текст, построенный на соотношении добра и зла, мы принимаем сюжетный контраст как константу, подтверждаемую в каждом инварианте целого текста. Такое семантическое свойство сказки конституирует контраст сюжетный как вершину иерархии типов контраста, рассматриваемых в рамках макрокомпозиции текста, и закрепляет за ним роль организатора фактуальной информации как части тематической наполненности текста.

Проанализированные виды семантического контраста, охватывая все уровни взаимоотношений языковых единиц и смыслов, создаваемых их соотношением, создают единую иерархически взаимосвязанную систему контраста в тексте The Tulip Pixies. Контрастное положение образов в структуре текста сказки организует импрессивную информацию для оказания максимального наибольшего воздействия на читателя, путем резкого противопоставления различных языковых единиц. Наиболее полное исследование контраста позволяет материал диктемы.

Суммируя вышеизложенное, мы констатируем, что контраст как продемонстрированная противоположность образов, смыслов и тем, проявляющаяся как в микроконтексте отдельно рассматриваемой диктемы, так и на уровне целого произведения может выражаться в прямом и косвенном противопоставлении языковых средств. Комплексный лингвостилистический анализ воздействующей силы контекстов контраста в макросистеме целого текста подтверждает тот факт, что контраст является коренным принципом формирования импрессивности образного строя текста сказки.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора:

  1. Цветкова А.Н. Прямой и косвенный контраст в тексте английской народной сказки / А.Н. Цветкова // Вестник ЛГУ имени А.С. Пушкина. Серия Филология. СПб, 2010. Т. 1. - № 1. С. 256-263 (0,4 п.л.).
  2. Цветкова А.Н. Контраст как основа строя текста сказки / А.Н. Цветкова // Вестник череповецкого государственного университета. Череповец, 2011. Т. 2. - № 4(34). С. 108-112. ( 0,2 п.л.)
  3. Цветкова А.Н. Контраст как основа образа (на материале английской народной сказки) / А.Н. Цветкова // Вестник Московского государственного областного университета. Серия Лингвистика. М., 2011. Т.1. - № 3. С. 71-78. ( 0,4 п.л.)
  4. Цветкова А.Н. Контраст как основа словесного портрета персонажа / А.Н. Цветкова // Филология, искусствоведение и культурология: актуальные проблемы и тенденции развития: материалы международной заочной научно-практической конференции. (27 июня 2011 г.) – Новосибирск: изд. «ЭНСКЕ», 2011. – С. 34-41. (0,4 п.л.)
  5. Цветкова А.Н. Контраст как механизм создания зачина в тексте английской народной сказки / А.Н. Цветкова // "Актуальные вопросы филологических наук": материалы международной заочной конференции. (12 ноября 2011г.) – Чита: изд-во «Молодой ученый», 2011. – С. 141-144. (0,2 п.л.)





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.