WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

  На правах рукописи

Токарева Маргарита Валерьевна

КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ СЛУХОВОГО ВОСПРИЯТИЯ В

СОВРЕМЕННОМ АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ

Специальность 10.02.04 – германские языки

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Иркутск – 2012

Работа выполнена на кафедре теоретической лингвистики федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Иркутский государственный лингвистический университет»

Научный руководитель:

доктор филологических наук, профессор

Семенова Татьяна Ивановна

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор, профессор кафедры немецкой филологии ФГБОУ ВПО «Иркутский государственный лингвистический университет»

Малинович Юрий Марцельевич

кандидат филологических наук, доцент, заведующий кафедрой иностранных языков ФГБОУ ВПО «Иркутский государственный университет путей сообщения»

Скопинцева Татьяна Анатольевна

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Алтайская

государ ственная педагогическая

академия», г. Барнаул

Защита состоится «13» декабря 2012 г. в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.071.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени доктора наук в ФГБОУ ВПО «Иркутский государственный лингвистический университет» по адресу: 664025, г. Иркутск, ул. Ленина, 8, ауд. 31.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Иркутский государственный лингвистический университет».

Автореферат разослан «7» ноября 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета  д. филол.н.  Литвиненко Т.Е.

Реферируемое диссертационное исследование посвящено анализу концептуализации слухового восприятия и его репрезентации в современном английском языке.

Современный подход к языку основывается на принципе антропоцентризма, который  предполагает изучение языка в тесной связи с человеком, его сознанием, мышлением, чувствами и эмоциями. С развитием когнитивных методов исследования в лингвистике происходит выход за рамки языкового знания на уровень структур знания о мире. Взгляд на восприятие и язык как на механизмы когнитивного порядка позволил выдвинуть гипотезу исследования о  существовании в сознании человека ситуации слуховой перцепции в виде когнитивной модели, включающей ряд субмоделей с разными профильными признаками, которые определяют выбор языковых средств для категоризации перцептивного процесса слухового восприятия.

Изучение восприятия как когнитивного процесса позволяет определить способность человеческого разума выйти за пределы непосредственно воспринимаемого и раскрыть роль языка в познавательном процессе. Проблема концептуализации восприятия, в том числе и слухового, исследовалась в лингвистике, однако, в проводимых ранее исследованиях не ставилась цель выявить когнитивную модель слухового восприятия в английском языковом сознании с учётом профилирующих признаков.

В рамках когнитивного подхода были исследованы перцептивные процессы с позиций их отражения в естественном языке [Апресян, 1995; Арутюнова, 1989; Болдырев, 2002; Демьянков, 1994; Колесов, 2008; Кравченко, 1996; Кубрякова, 2003; Лакофф, 2004; Gisborne, 2010; Helle, 2006; Miller, 1976;  Wierzbicka, 1980 и др.]. Применение когнитивного подхода в лингвистических исследованиях позволило ученым создать и описать когнитивные модели восприятия в различных языках [Колесов, 2008, 2009а, 2009б; Рузин, 1993, 1994; Рябинина, 2005; Урысон, 2003; Langacker, 2007; Talmy 2000, 2003; Taylor 1995]. Исследование восприятия как когнитивного процесса представлено работами, посвященными анализу лингвистических аспектов нечеткого, ложного, воображаемого восприятия, кажимости, видимости [Арутюнова, 2008; Кустова, 2004;  Семенова, 2005, 2007а, 2007б, 2007в, 2009].  Анализу подвергаются семантические роли наблюдателя в предложениях со значением восприятия [Верхотурова, 2007; Падучева, 2004]. В рамках семантико-когнитивного направления выполнена работа И.Ю. Колесова, в которой исследованы когнитивные аспекты зрительного восприятия [Колесов, 2008, 2009а, 2009б]. Семантический аспект изучения языковых аспектов восприятия представлен работами о глаголах слуховой перцепции, раскрывающими лексические особенности их номинации и функционально-грамматические признаки [Арутюнова, 1988; Докучаева, 2004; Ковалева, 1987, 2006, 2008;  Кустова, 2002, 2004; Падучева,  2004; Gisborne, 2010; Miller, 1976; Palmer, 1987]. В когнитивном аспекте рассматривается полисемия языковых единиц со значением восприятия, в результате чего выявляется их способность обозначать различные фазы познавательного процесса: восприятие, узнавание, мнение, полагание и пр. [Березина, 2000; Ильчук, 2004; Падучева, 2004;  Шведова, 2004; Gisborne,  2010].  Функционально-семантический аспект категории перцептивности представлен в работах Л.М. Ковалевой по теоретической грамматике английского языка [Ковалева, 1987, 2000, 2006, 2008]. 

Целью настоящей работы является исследование концептуализации слухового восприятия и его репрезентации в современном английском языке.

В соответствии с общетеоретической целью исследования в диссертации решаются следующие задачи:

  1. установить теоретический ракурс исследования слухового восприятия в языке на основе систематизации различных лингвистических подходов к исследованию восприятия;
  2. уточнить понимание слухового восприятия как когнитивного процесса на основе обобщения его сущностных признаков;
  3. определить структуру и содержание ситуации слухового восприятия и на основе этого выявить когнитивную модель слуховой перцепции;
  4. определить прототипическую ситуацию слухового восприятия;
  5. выявить способы языковой репрезентации ситуации слухового восприятия;
  6. определить понятия модели и субмодели ситуации, выявить их соотношение и обосновать их использование при анализе  концептуализации слухового восприятия;
  7. исследовать когнитивные процессы профилирования с позиции их роли в языковой концептуализации ситуации слухового восприятия и  выявить когнитивные субмодели ситуации слухового восприятия с учетом  различных профилирующих признаков;
  8. исследовать концептуальные основания сближения слуховой и ментальной сфер.

Предметом настоящего исследования является ситуация слухового восприятия и её концептуализация в современном английском языке.

В качестве объекта исследования выступают языковые единицы, репрезентирующие слуховое восприятие в современном английском языке.

Материалом исследования послужил корпус примеров, полученных методом сплошной выборки из англоязычных художественных произведений британских и американских авторов (всего 53 названия общим объемом более 23 000 страниц), примеры,  представленные в сети Internet, а также данные британского национального корпуса. Привлекались данные англоязычных лексикографических источников, в частности, материалы толковых и этимологических словарей, словарей синонимов и тезаурусов, а также электронных словарей. Общий объем проанализированного эмпирического материала составляет около 3500 единиц.

Актуальность предпринятого исследования обусловлена интересом современной лингвистики к языковому представлению внутреннего мира человека и к соотношению языковых форм со структурами знания.  Высокая роль восприятия в познании и организации мышления побуждает к необходимости  осмысления слухового восприятия не только как перцептивной категории, но и как эпистемической категории.  Слуховое восприятие занимает второе место в иерархии физического восприятия, и его языковая репрезентация  менее изучена, чем репрезентация зрительного восприятия. Данные факторы определяют значимость изучения языковой концептуализации слухового восприятия в рамках когнитивно-дискурсивной  парадигмы.

Общетеоретической и методологической базой исследования послужили:

1) принцип антропоцентризма [Антропологическая лингвистика, 2003; Апресян, 1995; Арутюнова, 1999; Болдырев, 2001; Вежбицкая, 1986; Внутренний мир человека, 2007; Демьянков, 1994; Зализняк, 2006; Кубрякова, 1997; Падучева, 2004; Роль человеческого фактора в языке, 1988; Fauconnier, 1998;  Lakoff, 1980; Langacker, 2007; Talmy, 2007;  Wierzbicka, 1980 и др.];

2) принципы когнитивного моделирования [Зализняк, 2004, 2006; Колесов, 2008, 2009а, 2009б; Кустова, 2004; Падучева, 2004; Плотникова, 2005; Плотникова, 2007; Fauconnier, 1998; Lakoff, 1987; Minsky, 1980 и др.];

3) принципы профилирования когнитивно выделенных компонентов ситуации [Демьянков, 1994; Кубрякова, 1997, 1999, 2003; Степанов, 1997;  Филлмор, 1981, 1988;  Chafe, 1987; Givon, 2002;  Lakoff, 1987; Langacker, 1991, 1995, 2007, 2008;  Minsky, 1980;  Mulder, 2007; Talmy, 2000, 2003, 2007;  Taylor, 1995; Schmid, 2007 и др.];

4)  постулаты общей и когнитивной психологии, которые состоят в разграничении фона и фигуры и доказывают избирательный характер восприятия [Барабанщиков, 2002; Брунер, 1975, 1977; Веккер, 1998; Грегори, 1972; Лурия, 2006; Найссер, 1981; Рубинштейн, 2000, 2003; Солсо, 2002; Шиффман, 2003; Barlow, 2001; Bruner, 1972; Fish, 2010; Pylyshyn, 1978; Rosch, 1978 и др.].

При решении вышеизложенных задач  в работе использовались следующие методы и приемы научного исследования: компонентный анализ, методы контекстуального и интерпретативного анализа,  а также методы концептуального анализа и  когнитивного моделирования.

Научная новизна настоящей диссертационной работы заключается в следующем:

1) впервые исследуется концептуализация слухового восприятия в современном английском языке с позиции когнитивного профилирования;

2) разрабатываются понятия когнитивной модели ситуации слухового восприятия и её субмоделей;

3) проводится анализ концептуализации ситуаций слуховой перцепции, который заключается в определении того, каким образом построена когнитивная модель слухового восприятия, какой компонент модели находится в фокусе, профилируется, является фигурой, а какой становится фоном;

4) разрабатывается  общая радиальная  модель ситуации слухового восприятия с прототипом в центре и непрототипическими ситуациями на периферии.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Концептуализация денотативной ситуации слухового восприятия состоит в формировании её схематической репрезентации, а именно когнитивной модели, которая представляет собой выделенную сенсорно и когнитивно обработанную денотативную перцептивную ситуацию с субъектом, объектом восприятия и областью определенной пространственно-временной среды восприятия. 
  2. Профилирование вектора денотативной ситуации в когнитивной модели слухового восприятия зависит от  того, как данная ситуация категоризована и интерпретирована, как человек «моделирует» ситуацию. Способы языковой репрезентации ситуации слухового восприятия в английском языке обусловлены тем, какой компонент когнитивной модели профилируется.
  3. Модель слухового восприятия  включает в себя несколько субмоделей, обладающих определенными концептуальными признаками, которые выделяются на основании того, что в рассматриваемой ситуации находится в фокусе внимания.
  4. Когнитивная модель слухового восприятия включает субмодели с профилирующими признаками: «неактивное восприятие» «активное восприятие», «звуковое событие», «нечеткое восприятие», «воображаемое восприятие», «иллюзорное восприятие».
  5. Прототипической ситуацией слухового восприятия является ситуация неактивного слухового восприятия. Вокруг прототипа группируются непрототипические члены, имеющие различный статус в зависимости от того, какими признаками прототипа они обладают. На ближней и дальней периферии формируется континуум, обширная область ситуаций, радиально расположенных по отношению к прототипу. 
  6. Расширение сферы слухового восприятия в сторону ментальных смыслов сопровождается семантическим переходом к  ситуациям получения информации, знания по слухам, согласия / несогласия, веры / неверия, интерпретации внутреннего состояния, к ситуациям оценочного мнения, послушания, ожидания, внимания, интроспекции.

Практическая ценность работы состоит в возможности применения результатов исследования в лекционных и семинарских курсах по лексикологии и теоретической грамматике. Отдельные выводы, положения, материалы могут применяться в разработке спецкурсов по языковой репрезентации перцептивных состояний и действий человека. Результаты и материалы исследования могут быть использованы при составлении учебных пособий, при написании курсовых и дипломных работ.

Апробация работы. Результаты диссертационного исследования обсуждались на заседаниях кафедры теоретической лингвистики в Иркутском государственном лингвистическом университете (январь 2009 г., январь 2010 г., январь 2011 г., декабрь 2011 г., июнь 2012г.), на конференциях молодых ученых в ИГЛУ (март 2009 г., март 2010 г.), на конференции «Аспирантские чтения» в ИГЛУ (май 2011г.), на 4-й и 5-й Всероссийской научной конференции «Проблемы концептуальной систематики языка и речевой деятельности» в ИГЛУ (октябрь 2010г., октябрь 2011г.). Основные положения настоящей работы нашли отражение в 9 публикациях общим объемом 3,2 п. л., в том числе в одной статье, опубликованной в ведущем рецензируемом научном издании.

Объём и структура работы. По структуре работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы, списка использованных словарей и списка источников примеров. Общий объем работы составляет 180 страниц.

Во введении дается обоснование выбора темы, раскрывается её актуальность, выдвигается гипотеза предпринятого исследования, устанавливаются объект, предмет исследования, характеризуются цель, задачи, методы и материал исследования, определяется общетеоретическая и методологическая база исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту, раскрываются научная новизна работы, её теоретическая значимость и практическая ценность.

В первой главе «Теоретические основы исследования концептуализации и языковой репрезентации слухового восприятия» раскрывается онтология слухового перцептивного процесса в психологии и философии; проводится обзор лингвистических работ, посвященных исследованию языкового представления слухового восприятия; определяется значимость когнитивного моделирования для исследования ситуаций слухового восприятия; исследуется концептуализация базовых компонентов когнитивной модели слухового восприятия.

Вторая глава «Концептуализация ситуации слухового восприятия  с различными профилирующими признаками» посвящена исследованию разнофокусных концептуализаций ситуаций слуховой перцепции. Определяются когнитивные механизмы профилирования применительно к языковой концептуализации ситуации слухового восприятия; разрабатываются понятия модели и субмодели ситуации слухового восприятия; определяются способы языковой репрезентации слухового восприятия с учетом профилирующего компонента субмодели; выделяются субмодели ситуации слухового восприятия с профилирующими признаками «неактивное восприятие», «активное восприятие»,  «звуковое событие», «нечеткое восприятие», «воображаемое восприятие» и «иллюзорное восприятие».

В третьей главе «Языковая репрезентация семантического сближения сферы слухового восприятия  с ментальной  сферой» исследуются когнитивные механизмы перехода от перцептивных смыслов к смыслам ментальным, а именно переход от восприятия к ситуациям получения информации, знания по слухам, согласия / несогласия, веры / неверия, интерпретации внутреннего состояния, к ситуациям оценочного мнения, послушания, ожидания, внимания, интроспекции. Раскрываются когнитивные основания сближения сферы слухового восприятия с ментальной сферой.

В заключении обобщаются основные результаты проведенного исследования и формулируются вытекающие из него основные выводы, намечаются перспективы дальнейшего исследования.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Интерес ученых к исследованию восприятия объясняется тем, что оно охватывает широкий круг явлений и процессов, начиная от простого осознания человеком того, что с ним происходит, до обобщения сенсорного или чувственного опыта в виде субъективно-интерпретативного формирования образа внешнего мира. Слуховое восприятие представляет собой когнитивный процесс, поскольку является неотъемлемой составляющей категоризации мира, познавательной деятельности человека и всегда связано с механизмами памяти, внимания и мышления.

Многие лингвистические работы посвящены исследованию языковой репрезентации процессов фокусировки, направленности, распределения внимания при восприятии. Проблема репрезентации процессов профилирования изучается в терминах фона и фигуры, кадрирования внимания (windowing of attention), избирательности человеческого восприятия, которая отражается в языке в виде разнообразных возможностей сдвига фокуса внимания при описании одной и той же внеязыковой ситуации [Talmy, 2000, 2003, 2007].  Вопрос исследуется с опорой на понятия профилирования и перспективизации [Langacker, 1991, 1995, 2007; Taylor, 1995], в рамках фреймовой семантики [Филлмор, 1981, 1988], с точки зрения прототипической теории [Lakoff, 1987], а также дейктического центра [Zubin, 1995]. Идея о том, что грамматические структуры кодируют и контролируют распределение внимания, которое субъект обращает на объекты определенной сцены, является одной из наиболее фундаментальных идей когнитивной грамматики [Talmy, 2000, 2007; Mulder, 2007; Schmid, 2007].  В нашем исследовании мы употребляем термины «фокусировка», «перспективизация», «профилирование», считая их рядоположными. Данные процессы предполагают выбор содержания, которое должно быть обозначено знаком, и организацию этого содержания путем определения его составляющих как фигуры и фона. Использование понятий фона и фигуры, фокусировки внимания, перспективизации, профилирования является плодотворным для решения вопросов о связи языковых форм со структурами человеческого опыта и знаний. Обработка воспринимаемой информации зависит от субъекта восприятия и выбранной им перспективы «рассмотрения» объекта.

Основным средством вербализации слухового восприятия в английском языке являются глагольные номинации hear, listen, sound, overhear,  eavesdrop; устойчивые глагольные словосочетания c существительным ear:  be all ears, prick up ears, lend an ear, keep ears open, fall on smb’s ears, reach smb’s ears; ряд глаголов и глагольных сочетаний, объективирующих производство звуков: shout, roar, whisper, clink, ring, plop, bark и др.; ряд существительных, которые репрезентируют звуковой объект и имеют в значении сему звучания: sound, voice, cry, rumble, stroke  и др.; ряд прилагательных, категоризующих признаки объектов-перцептов: clear, audible, perceptible, loud, deafening, quiet и многие другие. Выбор определенных языковых средств зависит от цели говорящего, интерпретации ситуации внеязыковой действительности, от смыслового варианта события. Когнитивные механизмы профилирования акцентируют различные аспекты ситуации слухового восприятия.

Одну и ту же ситуацию внеязыкового мира можно категоризовать разными способами на языковом уровне, о чем свидетельствует анализ эмпирического материала с семантикой слуховой перцепции, ср.: а) She had hauled herself out of bed when she’d heard the doorbell (BNC); b) Elisa was about to make her second attempt to leave when a bell was heard – the front-door bell (BNC); с) It was nearly half an hour later that the doorbell sounded again (BNC). Человек имеет когнитивную способность воспринимать, интерпретировать и описывать одну и ту же референтную ситуацию по-разному, а способность создавать вариативные способы описания одного и того же является неотъемлемым свойством языка, выходящим за рамки синонимии.  Выделенные курсивом части высказываний близки по смыслу, но не тождественны. В референтной ситуации речь идет о восприятии звука дверного звонка, однако, событие в каждом из высказываний  концептуализировано по-разному. Концептуализации одной и той же ситуации отличаются друг от друга  смещением фокуса внимания. Приведенные примеры профилируют различную степень вовлеченности воспринимающего субъекта в процесс восприятия. В примере (а) профилируется субъект восприятия. Речь идет о воспринимающем субъекте, который получает информацию из внешнего мира. В примерах (b) и (с) в фокусе оказывается звуковой объект восприятия, который является когнитивно выделенным фрагментом в ситуации. Различные концептуализации ситуации слуховой перцепции возможны из-за смещения фокуса внимания, то есть благодаря тому, какой из признаков когнитивной модели находится в фокусе внимания говорящего.  В когнитивной модели ситуации слухового восприятия профилируется определенный вектор денотативной ситуации, в зависимости от того, как данная ситуация категоризована и интерпретирована субъектом восприятия. В фокусе внимания человека оказываются разные компоненты ситуации, а язык отражает способность человека видеть и осмыслять мир в разных ипостасях и проявлениях.

Прототипический подход позволяет выявить  существование прототипической ситуации слухового восприятия и непрототипических.  Вокруг прототипа группируются непрототипические члены, имеющие различный статус в зависимости от того, какими признаками прототипа они обладают. Формируется континуум, обширная область ситуаций, радиально расположенных по отношению к прототипу, на ближней и дальней периферии. Прототипическую ситуацию  слуховой перцепции можно представить в виде когнитивной модели, включающей следующие компоненты: 1) конкретный личностный субъект восприятия, выступающий только в этой роли; 2) неактивное слуховое восприятие; 3) звуковой объект восприятия; 4) локализованность субъекта и объекта восприятия в едином физическом пространстве; 5) одновременность акта слухового восприятия и воспринимаемого события. Ситуация неактивного слухового восприятия является  прототипической для сферы слухового восприятия, на том основании, что при неактивном восприятии субъект восприятия реализует свою способность аудиально воспринимать звуки, категоризовать воспринимаемую информацию, в ситуации отсутствует дополнительный, усложняющий компонент как «контролируемость», «направленность на объект». Эмпирический материал подтверждает прототипичность неактивного восприятия, ср.: He listened but couldn't hear anything (BNC); She listened but heard no sound (BNC); They listened in silence, and presently they heard the sound of dancing (Maugham, 21);.  If you don't want to hear it you needn't listen, of course (Montgomery, 15). В приведенных контекстах глагол неактивного восприятия hear репрезентирует непосредственное слуховое восприятие, акт перцепции, в то время  как глагол активного восприятия listen категоризует не восприятие как таковое, а скорее направленность на объект и готовность воспринять.

Прототипическая ситуация  слухового восприятия наилучшим образом репрезентируется в прототипических конструкциях. Прототипическая конструкция «существует в сознании говорящего как готовая форма для выражения прототипической ситуации» [Lakoff, 1980, р. 70].  Конструкции с глаголом hear и инфинитивным и причастным оборотами являются прототипичными для категоризации ситуаций неактивного слухового восприятия. Прототипичность инфинитивных и  причастных конструкций обусловлена их способностью  экономно, но в то же время максимально полно передавать точную информацию о двух одновременных событиях, а именно восприятии и воспринимаемом событии, например: He heard the water drumming into the kettle and she began to whistle (WS, 36); It was a little uncanny to hear him mumble away as though we were not there (Maugham, 189). Предложения с предметными именами являются по сравнению с инфинитивными и причастными оборотами ущербными, недостаточно информативными, а сложноподчиненные предложения являются избыточными из-за наличия в них временных форм глагола придаточного предложения  [Ковалева, 2008].

Согласно гипотезе исследования, слуховое восприятие может быть представлено в виде когнитивной модели с набором обязательных и факультативных признаков, одни из которых профилируются, другие уходят на второй план, в зависимости от того, как субъект категоризует и концептуализирует ту или иную ситуацию внеязыковой действительности.  Результатом когнитивного моделирования отрезка действительности является определенный когнитивный конструкт, который представляет собой содержательную семантическую структуру и рассматривается в работах лингвистов, получая различные, но синонимичные наименования: фрейм, сценарий [Minsky, 1981]; когнитивная идеализированная модель  [Lakoff, 1987];  ментальное пространство [Fauconnier, 1998]; типовая ситуация [Апресян, 1995];  прототипическая ситуация [Ковалева, 2006; 2008]; ситуация [Зализняк, 2004, 2006; Падучева, 2004]; когнитивная модель ситуации [Кустова, 2004]; протоситуация [Селиверстова, 2004]; когнитивный сценарий [Плотникова, 2007]; когнитивная сцена [Колесов, 2008, 2009а, 2009б].

Когнитивная модель ситуации восприятия представляет собой выделенный сенсорно и обработанный сознанием аспект денотативной перцептивной ситуации. Когнитивная модель слуховой перцепции включает обязательные компоненты, а именно «субъект восприятия», «объект восприятия» и «среда восприятия». Субъект восприятия может активно воспринимать звуковое сообщение либо являться неактивным слушателем. Объект слуховой перцепции может быть только звуковым событием. Модель слухового восприятия включает в себя несколько субмоделей, которые обладают набором  определенных концептуальных признаков и выделяются на основании профилирующего признака. Абстрактная модель ситуации слухового восприятия представлена несколькими субмоделями, которые реализуют весь спектр перцептивных смыслов. 

В когнитивной субмодели ситуации слухового восприятия с профилирующим признаком «неактивное восприятие» субъект восприятия реализует свою способность аудиально воспринимать звуки, категоризовать воспринимаемую информацию. Отличительной особенностью субъекта восприятия в ситуации неактивного восприятия является то, что он воспринимает, не направляя всё своё внимание на звучащий объект, не прилагая дополнительных усилий, перцепция при этом является неконтролируемой. 

Ситуация неактивного слухового восприятия объективируется глаголами hear и overhear. Данные глагольные единицы категоризуют ситуацию неактивного слухового восприятия, поскольку сема неожиданности, неподготовленности, а, следовательно, ненамеренного восприятия является профильным компонентом их значений. Зачастую звуковое событие является неожиданным для воспринимающего, о чем на языковом уровне свидетельствуют наречия:  suddenly, instantly, all of a sudden, all at once, abruptly, accidentally, unexpectedly, out of the blue и прочие, ср.: And then all of a sudden I heard a sound. It was a man’s voice (Maugham, 211); Suddenly he heard a cry (Maugham, 275). Глагол overhear репрезентирует ситуацию неактивного слухового восприятия, однако профильным компонентом в значении выступает неосведомленность объекта о том, что его слышат. Пример ниже описывает ситуацию слухового восприятия, в которой профилируется спонтанность перцептивного процесса и неосведомленность объекта, ср.: The defendant's mother became suspicious because she had suddenly overheard a conversation about drugs (BNC).

В когнитивной субмодели ситуации слухового восприятия с профилирующим признаком «активное восприятие» субъект перцепции целенаправленно использует способность  воспринимать слухом, имеет способность слушать и активно воспринимает звуковую информацию. В модели рассматриваемых ситуаций профилируется признак «активность восприятия», а, следовательно, на первый план ситуации выходит субъект перцепции, который получает большую когнитивную  выделенность в предложении.

Прототипическим средством концептуализации  ситуации активного, контролируемого слухового восприятия, с активным воспринимающим субъектом является глагол listen.  Наличие деятельностной составляющей в семантике глагола listen эксплицируется в словарных дефинициях, судя по которым, listen реализует в своем значении два когнитивных признака: ‘обратить внимание на что-то или кого-то’ (pay attention) и ‘воспринять звуки’ (in order to hear). На языковом уровне активность и контролируемость действия отражается в употреблении обстоятельственных слов и выражений, характеризующих усилия, прикладываемые субъектом с целью выполнения действия: attentively, eagerly, intently, patiently, with absorbtion, with parted lips, hard(er), all ears, ср.: Rat, who was in the stern of the boat, while Mole sculled, sat up suddenly and listened intently (Grahame, 108); He boasted. He praised himself and Mackintosh listened with absorption (Maugham, 124). Грамматическим способом профилирования активности в  слуховом восприятии является возможность употребления глагола listen в продолженных аспектуально-временных формах. Языковой материал подтверждает, что восприятие является активным и контролируемым, ср.: Jack Butler glanced across the table to their host who was listening with rapt attention to a woman dressed as a schoolgirl (BNC);  The Fedpol leader was listening stolidly, giving nothing away (BNC).

Ситуация с профилирующим признаком «воспринимаемое событие» является ситуацией неактивного слухового восприятия с фиктивным наблюдателем или наблюдателем за кадром. В когнитивной субмодели ситуации неактивного слухового восприятия с наблюдателем за кадром в фокусе внимания оказывается объект перцепции, то есть звуковая ситуация, а субъект восприятия является всего лишь потенциальным и возможным. Грамматическим средством фокусировки внимания на объекте восприятия и его свойствах является пассивный залог. При категоризации ситуаций слухового восприятия пассивной конструкцией участник с непрофильным статусом (звуковое событие) становится главной фигурой в описываемом событии, а субъект восприятия не профилируется, находится за кадром, ср.:  Suddenly a thud was heard at the door down the passage (WS, 55); At night he was heard weeping in his miserable hut (BNC). Ситуация с профильным компонентом «воспринимаемое событие» вербализуется также целым рядом глаголов и глагольных сочетаний, объективирующих производство звуков как природного, так и неприродного характера: clank, clink, cry, drum, echo,  jingle, shout, sound, plop, ring, roar. В следующих высказываниях на передний план выходит звуковое событие, а воспринимающий субъект «уходит» за кадр: An earsplitting crash echoed from the other room (Meyer4, 269); Knuckles drummed on the corridor door (Hammett, 33); There is a sound of distant reapers, and yonder rises a blue line of cottage smoke against the woodland (Grahame, 142); Then came Isabel’s voice, lifted and calling, like a bell ringing (WS, 112). Когнитивно выделенный объект получает метафорическую концептуализацию в ситуации слухового восприятия в конструкциях с глаголами reach / fаll on/ hurt ears, ср.: A groaning metallic thud hurt my ears (Meyer3, 29); Footsteps fell on his ear, and the figure of one that walked somewhat wearily came into view (Grahame, 141); Slowly a faint sound reached Jack’s ears (BNC).  В описываемых ситуациях звук как бы оказывает влияние на субъекта, достигает его, доносится, даже причиняет боль. В приведенных примерах можно выделить метафору движения звука  от источника к субъекту восприятия.

Знания, полученные перцептивным путем, не всегда являются истинными, они могут быть ошибочными когнициями в силу субъективности перцепции, неполноты восприятия, разного рода помех [Семенова, 2009]. Помехи, препятствия, концептуализируются как факторы, усложняющие ситуацию, затрудняющие достижение цели или делающие её недостижимой. Различные виды препятствий, помех, мешающих восприятию, влекут за собой непонимание, неясность, ошибки, искажения в восприятии, направляют субъекта перцепции по ложному пути, заводят в сторону, в тупик,  делая  категоризацию  воспринимаемого  проблематичной [Рябцева, 2005]. Помехи в восприятии приводят к изменению эпистемического состояния субъекта: человек не уверен в достоверности воспринятого, а именно в достоверности собственного впечатления [Семенова, 2009].

Посторонний шум в среде восприятия, фоновый шум может являться серьезной помехой для слуховой перцепции. В английской языковой картине мира шум вербализуется  лексемами: noise, din, tumult, uproar, clamour, racket, clatter, outcry, sound и многими другими.  Шум также объективируется существительными, метонимически обозначающими громкий, монотонный звук, препятствующий четкому восприятию running water, bike engine и пр. ср.: Somehow over the running water she finally heard the loud knocking on the cabin door (BNC). Шум льющейся воды не позволял расслышать стук в дверь, до тех пор, пока стук не усилился и не стал различим на фоне шума.

Субъективной помехой для слухового восприятия является определенное состояние субъекта восприятия, при котором восприятие затруднено или невозможно совсем. Это может быть физическое состояние: глухота, боль, недомогание, болезнь, дремота и другие, а так же эмоциональное состояние: стресс, шок, потрясение, страх, эйфория, состояние обращения в себя, сконцентрированность на собственных мыслях и чувствах. Следующий пример эксплицирует ситуацию, в которой восприятие становится проблематичным из-за физического состояния субъекта, ср.: I have a perpetual din in my head and hear nothing aright [ABBYY]. В данном примере субъект ссылается не на шум в среде распространения звукового сообщения, а на шум в собственной голове, что может являться результатом усталости или заболевания. Этот шум «блокирует» слуховое восприятие, делает его очень затрудненным. В следующих примерах категоризуется ситуация, в которой эмоциональное состояние субъекта препятствует полноте восприятия: Theda had hardly heard her, overwhelmed as she had been by the thoughtfulness of the unknown gentleman (BNC); Zen had hardly heard him at the time, shocked by the sight of the man he had been summoned to Perugia (BNC).

Когнитивная субмодель ситуации воображаемого слухового восприятия соотносится с прототипической по принципу «фамильного сходства», поскольку она наследует признак «чувственное восприятие»,  но  процесс перцепции оказывается не в фокусе. На передний план выходит процесс воображения субъекта восприятия, поскольку вопреки законам восприятия объект воображаемой перцепции не находится в одной пространственно-временной  плоскости с перцептивным действием, субъект как бы «слышит» то, что будет или то, что уже было, то есть создает ментальный образ слуховой ситуации. В основе воображаемого восприятия лежит различие в психологии внешнего и внутреннего восприятия: первое основывается на ощущениях, получаемых от органов чувств, второе основывается на сознании, которое отдает себе отчет во «внутренних» психических процессах.

Одним из видов воображаемого восприятия является предвосхищение звукового сообщения, так называемое проспективное восприятие. Слышащий субъект может «в предвосхищении звука думать, представлять, будто он слышит этот звук» [фон Вригт, 2003, c. 13]. Рассмотрим пример: I can hear the sound of violins long before it begins (song “Sway”). Субъект предвосхищает звуки скрипок, возможно, эти звуки ему нравятся, человек испытывает сильные эмоции и уверен, что он действительно воспринимает звуковое событие, хотя на самом деле возникают не слуховые, а ментальные образы. Способность человека воображать приводит к тому, что  даже в звуке ветра он «слышит» голос любимого человека, который в данный момент не звучит в физическом пространстве, ср.: I don’t know where to find you, I don’t know how to reach you. I hear your voice in the wind, I feel you under my skin (song “Adagio”). Возможен и другой вид воображаемой слуховой перцепции, когда ощущение звука остается после того, как звуковая волна перестала существовать, это явление известно как ретроспективное слуховое восприятие или восприятие «по памяти». В таких ситуациях  причиной  воображаемой слышимости также являются ментальные звуковые образы, ср.: She (mother) died of a lung infection a year later, and that’s when my dad and I moved to New York. I think I’ve held on to the accent for her. I can still hear her voice (Frankel, 106). Субъект помнит голоса и услышанные звуки, по памяти воспроизводит их настолько реально, что у него складывается ощущение, что звук всё же звучит.

Отличительной особенностью когнитивной субмодели иллюзорного слухового восприятия является физическое отсутствие такого неотъемлемого компонента ситуации восприятия как  воспринимаемого звукового объекта, этим она отличается от прототипической ситуации восприятия. Субъекту кажется, что он испытывает слуховые ощущения, хотя на самом деле звук в подобных ситуациях является иллюзорным, несуществующим, или точнее, существующим субъективно, только в сознании субъекта. Иллюзия представляет собой искаженное восприятие реальных предметов действительности, основанное на обмане чувств, принятие кажущегося, мнимого за действительное [БПС]. Часто из-за обмана чувств «человек принимает субъективное в своем способе представления за объективное» [Кант, 1999, c. 167].

Слуховые иллюзии имеют языковое отражение. В английском языке, как показывает фактический материал, иллюзорность восприятия категоризуется длительной формой глагола hear. Смысл высказывания «это тебе послышалось», которое указывает на ложное, иллюзорное восприятие, передается в английском языке выражением: «you are hearing things» [ABBYY], ср.:  I was hearing voices around 9 o’clock this morning of my dad and 2 brothers talking about cake, which is impossible because none of them were home at that time (help.com). Иллюзорность слухового восприятия категоризуется лексико-синтаксическими конструкциями с глаголом think и глаголом hear типа I think I hear. Лингвоспецифичность этих конструкций состоит в том, что восприятие и сомнение в достоверности воспринимаемого, представленные глаголом перцепции и глаголом полагания соответственно, находят выражение в пределах одной конструкции [Семенова, 2007]. Следующие примеры категоризуют ситуации, в которых субъекту кажется, что он испытывает слуховое ощущение, ср.: The noise was a funny thrumming, a fast, soft beat. I thought I heard it get just a little louder, but then it seemed quieter again (Meyer, 219); Lindsey gave the quiet assurance, and thought she heard him mutter “good girl!”, but told herself she must have imagined it, as he was already striding down the corridor (BNC). В следующем примере человек настолько поглощен мыслями, воспоминаниями, что ему кажется, будто он слышит выстрелы: Thinking so hard about it, he thought for a moment he was hearing guns (BNC).  Большую вероятность иллюзорности восприятия подтверждает наличие  в пределах одного высказывания конструкции с глаголом think и длительной формы перцептивного глагола.

Поскольку восприятие и когнитивная обработка информации тесно связаны и образуют один сложный процесс, это не может не отражаться на языковом уровне. Когнитивная операция профилирования, выдвижение на первый план того или иного фрагмента ситуации слуховой перцепции, является основанием для семантической деривации значений перцептивных предикатов. Источником семантического материала для новых значений является не только исходное значение, то есть лингвистическое знание, но и ситуация, знание о психических характеристиках процесса слухового восприятия, то есть знание энциклопедическое. 

Результат связи слухового восприятия и мыслительной деятельности отражен в толковых словарях. Все они фиксируют ментальное значение  глагола hear –  be told or informed [LDCE];  find out some news or information by someone telling you or by means of radio or television [COBUILD]; be informed or told; learn about [CALDCE]. Профилирующим является ментальный компонент, а именно идея восприятия информации, хотя, разумеется, сохраняется представление о слуховом канале поступления её в сознание субъекта, ср.: Er . . . any of you boys heard of any rules?” he said after a while (Pratchett, 166); Have you heard the news? [CALD]; She didn’t want to hear the truth (Maxwell, 140). Изменение значение предиката происходит в силу того, что изменяется когнитивная модель ситуации, то есть концептуализация денотативной ситуации. На передний план выходит не аудиальный канал получения информации, а процесс приобретения знания. «Услышать» в данном случае значит совершить определенные ментальные операции по освоению, осознанию, интерпретации полученной информации, и в итоге овладеть определенным квантом знания. Происходит так называемое «повышение» значения предиката от восприятия к знанию, владению знанием.

На языковом уровне  ситуация получения информации может быть категоризована различными конструкциями с глаголом hear. Это могут быть предложения с глаголом hear и послелогами about, of, from, ср.: You will come with me into the smoking room, and there you will hear some facts about yourself (Grahame, 90); The first time the family had even heard of Meredith was the day they both came over for dinner to announce their engagement (Ahern, 61); Seremy Haskins, my old friend is close to 80. Every time I hear from London I hold my breath (S.S.S., 215); сложноподчиненные предложения, вводимые союзами that, how, what, why, when, ср.: You haven’t even heard what I’m offering (Meyer4, 76); She cried with joy when she heard that the children were safe (LA, 712); When she heard why she was missing, Di immediately agreed to meet Tessa when her official visit was over (BNC); а также конструкции, где в качестве объекта восприятия выступает не звуковая, а ментальная сущность, ср.: I'm really pumped to hear the wisdom you learned in the Himalayas and the message you promised your teachers you would bring back to the West (Sharma, 51); In a country where freedom of speech is guaranteed, citizens should expect to hear ideas with which they disagree (LA); I’d like to hear your opinion of what I’m doing (Maxwell, 187); I should like to hear other’s views (Snow, 270).

Искажение сообщений при передаче происходит в силу того, что субъект-распространитель информации, получив её из «чужих рук», ошибочно интерпретирует, либо добавляет к ней собственную информацию, чаще всего оценочного типа [Крейдлин, 2003, c. 143]. Конструкции hear that, hear tell/say, hear on/through the grapevine, а также конструкции с глаголом hear, где объектом выступают существительные rumor, gossip, категоризуют ситуации получения информации по слухам, «из вторых рук», ср.: I heard through the grapevine that his grandfather had been a prominent senator and his father a highly respected judge of the Federal Court (Sharma, 15); Dobby heard tell that Harry Potter met the Dark Lord for a second time (Rowling2, 12); Er . . . I heard tell that really advanced monks can live on the, er, life force in the actual air itself (Pratchett, 208). Приведенные примеры категоризуют ситуации, где говорящий не хочет брать на себя ответственность за истинность информации, поэтому он употребляет глагол tell, который указывает на то, что информация получена от третьих лиц. Это такая информация, от «авторства которой говорящий дистанцируется, не принимая на себя так называемого «эпистемического ручательства»» [Семенова, 2002, c. 192].

Анализ фактологического материала доказывает, что перцептивная лексика способна сближаться с ментальной и развивать значения выражения согласия / несогласия. Глагол hear развивает смысл выражения несогласия. Конструкции со вспомогательными глаголами Future Simple и Future Simple-in-the-Past в отрицательной форме и глаголом hear с послелогом of  (won’t hear of/ wouldn’t hear of) имеют значение: не позволять чего-то, не соглашаться на что-то, ср.: “I also got some paint and fabric samples so we can start planning your room design, but I’m only designing according to feng shui rules. I won’t hear of anything else” (Ahern2, 162); tried to make it only one show a night, but he wouldn’t hear of it (Maugham, 160). Из примеров очевидно, что глагол восприятия категоризует ситуации, в которых субъект не соглашается, не позволяет кому-то что-то совершить против его воли. В данном случае  когнитивным основанием деривации глагола hear является следующий факт: чтобы согласиться с чем-то или кем-то, одобрить идеи или предложения, сначала необходимо с ними ознакомиться, выслушать собеседника. Если субъект отказывается от перцептивного контакта, не желает слушать и слышать, а, следовательно, не желает знать, то он априори не соглашается и не одобряет.

Человек постоянно сталкивается с разнообразными ситуациями, требующими от него принятия решения, а полной информацией он не всегда располагает. Это вынуждает его либо верить (доверять и вверяться) кому-либо или чему-либо, либо сомневаться, не верить, отвергать предложенное или случившееся. Человек верит тому, что его органы восприятия сообщают ему об окружающей действительности. Подобная особенность восприятия является когнитивным основанием для смещения значения глагола listen в сторону значения ментального предиката believe, о чем на языковом уровне свидетельствуют примеры, ср.: Another time perhaps you will listen to me when I warn you of the dangerous ground you are treading (BNC); Don’t listen to his promises [ABBYY]. В значении перцептивного глагола listen компонент ‘воспринимать на слух’ находится не в фокусе, на передний план выходит компонент оценки воспринимаемого объекта как такого, которому можно или нельзя верить.

Человек живет в поверхностном мире, а хочет проникнуть в его суть и, прежде всего, увидеть «насквозь» другого человека [Арутюнова, 2008, c. 93].  Семиосфера внутреннего мира человека является одной из актуальных лингвистических проблем [Антропологическая лингвистика, 2007; Внутренний мир человека: семантические константы, 2007; Этносемиометрия ценностных смыслов, 2008 и мн. др.]. Очевидно, что внутренние состояния и чувства нельзя увидеть или услышать напрямую, но стороннему наблюдателю в большинстве случаев по некоторым  признакам удается определить, какие чувства испытывает человек, какие эмоции переживает. Для того, чтобы оценить объект, человек должен пропустить его через себя [Арутюнова, 1988, с. 58]. Наблюдатель замечает, то есть видит, слышит или ощущает любые внешние проявления человека, с тем, чтобы интерпретировать их и составить представление о его внутреннем состоянии. На аудиальном уровне познать внутренний мир собеседника возможно благодаря тому, что человек слышит не только то, что говорится, но и то, как говорится и что имеется в виду [Найссер, 1981, c. 172]. Воспринимая звучащую речь, мы извлекаем не только смысл сказанного, а также интерпретируем «как» сказано, те есть мы категоризуем воспринимаемую информацию как определенное эмоциональное состояние [Семенова, 2003].

Особенность физического восприятия заключается в том, что только материальные сущности могут выступать в качестве объектов восприятия, в случае слухового восприятия прототипическим объектом перцепции может являться только звуковая ситуация. Однако нередки случаи, когда в предложениях с предикатами восприятия позицию объектов восприятия занимают существительные, объективирующие идеальные нематериальные сущности, такие как  fear, joy, pain, hatred, despair etc.: She heard the pain and appeal in his voice (Lawrence, 56); I could hear something else in his voice besides impatience. Stress. Nerves (Meyer 4, 467); Don’t you hear sincerity in my voice when I talk? (song “Love the Way You Lie”); He heard loneliness and pain (Maxwell, 160). В приведенных высказываниях номинация голоса используется как средство зафиксировать объективную, хотя и извлекаемую слушающим субъектом звуковую информацию о говорящем и о том, что сказано. Кроме того, голос является одним из средств распознавания актуального эмоционального состояния человека и его настроения, а также главным выразителем человеческих эмоций [Крейдлин, 2000, c. 463]. Звуковая оболочка несет значимую просодическую информацию: перцептуально воспринимаемые акустические, артикуляционные свойства (модуляции голоса, тона) категоризуются как определенное эмоциональное состояние. Слуховые впечатления, которые получил субъект восприятия, являются основанием для последующей концептуализации ситуаций, именно по определенным характеристикам голоса человек распознает, угадывает в нем  боль, просьбу, раздражение и т.д. (heard pain, appeal, impatience, stress, nerves).

Восприятие является познавательным процессом, формирующим субъективную картину мира, то есть, представляет собой результат упорядочения ощущений и их превращение в знания о предметах и событиях физического мира [Шиффман, 2003]. Являясь главным источником получения информации об окружающей действительности, воспринятая информация оказывает серьезное влияние на мысли, чувства, состояние и  поведение человека. Свойство восприятия воздействовать на когнитивные системы человека, оказывать на него влияние, является когнитивным основанием для семантической деривации глагола listen, ср.: He was older so I listened to him, so I'd shoplift all these things and give them to him (BNC); You must all listen to her! Do what she says [DC], I’d beg him not to go sometimes or at least to wait till the weather was more settled, but he’d never listen. He’s obstinate, and when he’s once made up his mind, nothing can move him (Maugham, 20). Признак перцептивности становится фоном, на передний план выходит то, как воспринимающий субъект действует, получая информацию, какое влияние на него оказывает объект. В описываемых ситуациях профилируется компонент значения ‘слушаться, подчиняться’, а не компонент ‘воспринимать’, что подтверждают словарные дефиниции: listen –  heed, obey [DC]; do what they advise you to do [CCELD].

В ситуации ожидания, репрезентированной перцептивным предикатом,  профилируется напряжение, попытка услышать, а не слуховое восприятие как таковое. Говоря о восприятии предполагаемого акустического явления,  имеется ввиду своеобразный поиск информации, а движение, обозначенное глаголом listen for, носит поисковый характер [Богданова, 2006]. Употребление глагола listen в качестве фразового с послелогами for, out for (listen out for, listen for) свидетельствует об активности субъекта восприятия, ср.: Would you listen out for the phone while I'm in the garden? [CALD]; Isabel Perrin was listening for two sounds – for the sound of wheels on the drive outside and for the noise of her husband’s footsteps in the hall (WS, 93). Ситуации в приведенных примерах не являются прототипичными для слухового восприятия, поскольку субъект не слышит звук, а только предвидит, ожидает услышать.

Внимание представляет собой процесс и состояние настройки субъекта на восприятие информации, подразумевает готовность активного слухового и  зрительного восприятия [БПС]. В следующем примере предикат слухового восприятия употреблен в повелительном наклонении (listen; listen up) для привлечения внимания собеседника, с целью установить перцептивный контакт, ср.: Listen to me, Summer! Open your eyes, Summer! (Meyer5, 424); Okay, people, listen up, Gosse told the crew (Grogan, 60). Говорящему важно, чтобы на него обратили внимание, внимательно его выслушали, этот компонент находится в коммуникативном фокусе подобных высказываний.

Таким образом, в работе доказано, что когнитивные процессы мышления, знания, понимания, которые в прототипической ситуации слуховой перцепции присутствуют, но занимают периферические места, оказываются на переднем плане, что способствует сближению перцептивной и ментальной сфер.  В когнитивной модели ситуации наблюдатель получает статус познающего субъекта, звучащий объект становится информационным, а акт перцепции усложняется, «повышается» до акта познания.

В целом следует сделать вывод о том, что вокруг прототипической ситуации слухового восприятия радиально группируются ситуации активного, направленного слухового восприятия и ситуации издавания звука с потенциальным субъектом восприятия. Далее от прототипа находятся ситуации нечеткого, иллюзорного и воображаемого слухового восприятия.  На дальней периферии располагаются ситуации получения информации, знания по слухам, согласия, осмысления, послушания, веры, ожидания, внимания, в которых профилируются признаки, характерные для  данных ситуаций, а на втором плане оказываются признаки ситуации слухового восприятия.

В дальнейшем результаты настоящего исследования могут быть полезны при изучении концептуализации других перцептивных систем человека в рамках когнитивно-дискурсивного подхода. Перспективным представляется исследование языковых особенностей категории перцептивности с позиции теории профилирования.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях:

  1. Токарева, М.В. Языковая концептуализация когнитивно выделенных компонентов в ситуации слухового восприятия [Текст] / М.В. Токарева // Вестник Иркутского государственного лингвистического университета. Сер. Филология. Иркутск, 2011. №3 (15). С. 97-103 (1п.л.).
  1. Токарева, М.В. Когнитивные основания семантической деривации глагола LISTEN [Электронный ресурс] / М.В. Токарева // Аспирантские чтения ИГЛУ: сборник научных статей. – Иркутск: ИГЛУ, 2011. – С. 276- 287 – 1 электрон. опт. диск (CD-ROM) (0,5 п.л.).
  2. Токарева, М.В. Репрезентация нечеткого слухового восприятия в современном английском языке [Текст] / М.В. Токарева // Проблемы концептуальной систематики языка, речи и речевой деятельности: материалы 4-ой всероссийской научной конференции (14-15 октября 2010). –Иркутск, 2010. – С.122-128 (0,4 п.л.).
  3. Токарева, М.В. Стратегии семантической деривации глагола LISTEN [Текст] / М.В. Токарева // Проблемы концептуальной систематики языка и речевой деятельности: материалы 5-й Всероссийской научной конференции. – Иркутск: ИГЛУ, 2011. – С. 272-278 (0,4 п.л.).
  4. Токарева, М.В. Концептуализация семантического расширения слухового восприятия  в сторону когнитивных смыслов [Электронный ресурс] / М.В. Токарева // Magister Dixit: электронный научно-педагогический журнал Восточной Сибири. – 2012, №2, http://md.islu.ru/sites/md.islu.ru/files/rar/statya_tokareva_m.v..pdf (0,3 п.л.).
  5. Токарева, М.В. Репрезентация слуховых иллюзий в современном английском языке [Текст] / М.В. Токарева // Актуальные проблемы лингвистики и методики преподавания иностранных языков: материалы Всероссийской научно-практической конференции (15 апреля 2010). – Уфа,  РИЦ БашГУ.  – С. 172-175 (0,2 п.л.).
  6. Токарева, М.В. Концептуализация профилирования объекта перцепции в ситуациях слухового восприятия (на материале современного английского языка) [Текст] / М.В. Токарева //Актуальные проблемы теории и методологии науки о языке: материалы междунар. науч.-практ. конф., 18 марта 2011 г. – СПб.: ЛГУ им. А.С. Пушкина, 2011. – С. 62-65 (0,2 п.л.).
  7. Токарева, М.В. Категоризация прототипической ситуации слухового восприятия [Текст] / М.В. Токарева //  Современные проблемы гуманитарных и естественных наук: материалы конференции молодых ученых (Иркутск, 2-5 марта 2009). – Иркутск: ИГЛУ, 2009.– С. 160-162 (0,1 п.л.).
  8. Токарева, М.В. Слуховые иллюзии с лингвистической точки зрения (на материале современного английского языка) [Текст] / М.В. Токарева //  Современные проблемы гуманитарных и естественных наук: материалы конференции молодых ученых (Иркутск, 1-5 марта 2010). –Иркутск: ИГЛУ, 2010.  – С. 155-157 (0,1 п.л.).






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.