WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Богданова Елена Александровна

Концепты  «добро» и «зло» в русской и французской  лингвокультурах: аксиологический  аспект

10.02.19 – Теория языка

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Майкоп – 2012

Работа выполнена на кафедре общего языкознания в ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный университет»

Научный руководитель:

кандидат филологических наук, доцент

Сокурова Саида Нурбиевна

Официальные

оппоненты:

Кимов Рашад Султанович,

доктор филологических наук, профессор,

ФГБОУ ВПО «Кабардино-Балкарский

государственный университет

им. Х.М. Бербекова»/ кафедра английского языка, профессор

Фанян Нелли Юрьевна,

доктор филологических наук, профессор,

ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный

университет»/ кафедра французской филологии, профессор

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Волгоградский государственный  социально-педагогический  университет»

Защита состоится «28» мая  2012 г. в 11.30  на заседании специализированного диссертационного совета К 212.001.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата филологических наук при ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный университет» по адресу: 385000, г. Майкоп, ул. Первомайская, 208, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный университет» по адресу 385000, Республика Адыгея, г. Майкоп, ул. Пионерская, 260.

Текст автореферата опубликован на сайте Высшей аттестационной комиссии (ВАК) http: //www.vak2.ed.gov.ru/ и на сайте ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный университет» http: //www.adygnet.ru/ «27» апреля 2012 г.

Автореферат разослан  «27»  апреля  2012 г.

Ученый секретарь
диссертационного совета

Хачмафова Зайнета Руслановна

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

В общей проблематике когнитивной лингвистики все большую значимость приобретает анализ соотнесенности различных аспектов языка с аксиологическими категориями этической, эстетической и этнокультурологической направленности. В структуре национальной языковой картины мира аксиологический компонент, отражающий особенности мировосприятия,  занимает одно из центральных мест. Ценностные ориентации человека являются стратегически жизненными целями, образуют основу его когнитивной и этнокультурной системы.

Актуальность настоящего диссертационного исследования определяется недостаточной изученностью аксиологических концептосфер представителей русской и французской лингвокультур, а также  значимостью выявления смыслового наполнения концептов, обозначающих ценности для различных социальных и возрастных групп.

Необходимо отметить, что за последние годы в научных исследованиях рассматривалась исключительно ядерная и приядерная зоны концептов «добро» и «зло» в русской и французской лингвокультурах на лексикографическом, паремиологическом и дискурсивном материалах (Моспанова Н.Ю., 2005 (народные сказки), Палеха Е.С., 2007 (поэзия), Санаева И.В., 2007 (художественный текст), Георгиева О.Н., 2010 (юмористический дискурс), Печагина Т.В., 2011 (детская фэнтези)). В нашем исследовании предпринимается попытка анализа периферийных  зон данных концептов на основе результатов ассоциативного эксперимента.

Степень разработанности темы. Проблемы  взаимообусловленности языка и культуры, влияния коллективного языкового сознания на формирование национально-специфических концептов разработаны  в трудах А. Вежбицкой, Й.Л. Вайсгербера, Г.Д. Гачева, В. фон Гумбольдта, О.А. Корнилова, В.А. Масловой, Э. Сепира, С.Г. Тер-Минасовой, Б. Уорфа и других.

Основные положения теории концепта как предмета исследования когнитивной лингвистики и лингвокультурологии,  нашли отражение  в работах  А.П. Бабушкина, С.Г. Воркачева, Т. ван Дейка, В.З. Демьянкова, В.И. Карасика,  Е.С. Кубряковой, Р.И. Павилениса, З.Д. Поповой, Г.Г. Слышкина, Ю.С. Степанова, И.А. Стернина, В.И. Тхорика, Н.Ю. Фанян  и других авторов.

Вопросам объема и содержания понятия «оценка», природы и типов языковых оценок, статуса оценки как лингвистической категории посвящены исследования В.И. Абаева, Н.Д. Арутюновой, Е.В. Бабаевой, В.А. Василенко, Е.М. Вольф, Л.П. Дроновой, А.Ф. Журавлева, A.A. Ивина, М.А. Лукьяновой, Т.В. Маркеловой, М.В. Пименовой, Т.В. Писановой, О.В. Сахаровой, Л.Н. Столович, В.Н. Телии, В.И. Шаховского и других исследователей.

Работы Ю.Д. Апресяна, Н.Н. Болдырева, Т.В. Булыгиной, М.К. Голованивской, Р.С. Кимова, В.В. Колесова, В.В. Красных, И.Ю. Марковиной, О.Г. Почепцова, Ю.А. Сорокина, Е.В. Урысон, Т.А. Фесенко, А.Д. Шмелева посвящены  проблемам выявления особенностей языковых картин мира  и специфике национального менталитета.

Вопросы моделирования языковой личности разработаны В.И. Карасиком, Ю.Н. Карауловым, Е.В. Красильниковой, К.Ф. Седовым, И.И. Халеевой.

Несмотря на значительный задел в области  практических предпосылок исследования, многие аспекты данной проблемы остаются недостаточно разработанными.  В частности  открытыми остаются  вопросы, связанные со способами языковых репрезентаций ценностей и анализом аксиологических картин мира.

В основу  диссертационного исследования положена гипотеза о том, что «добро» и «зло» являются базовыми лингвокультурными концептами, определяющими ценностные ориентиры. Они представляют этическую оппозицию «хорошо-плохо», синтезируя общечеловеческие ценности и особенности национального языкового сознания.

Объектом настоящего диссертационного исследования являются концепты «добро»/«зло»  и «bien»/«mal», являющиеся доминантными единицами  в структуре аксиологических концептосфер «добро» и «зло»  русской и французской лингвокультур.

Предметом исследования выступают этноспецифичные лингвокультурные характеристики указанных аксиологических компонентов, закрепленные в семантике имен концептосфер «добро»/«зло»  и «bien»/«mal».

Цель исследования выявление универсальных и этноспецифических компонентов аксиологических концептосфер добра и зла, представляющих собой ключевые мировоззренческие категории, путем семантического анализа соответствующих лексем и паремиологических единиц в русском и французском языках, а также данных ассоциативного эксперимента.  Для достижения поставленной цели в ходе диссертационного исследования предполагается решить следующие задачи:

1. Определить этическую значимость дихотомической парадигмы «добро - зло» как ядерного компонента аксиологического фрагмента русской и французской языковой картины мира.

2. Рассмотреть лексикографическую характеристику концептов «добро»/«зло»  и «bien»/«mal».

3. Провести реконструкцию ценностных элементов концептосфер «добро» и «зло» в паремиологических единицах русского и французского языков.

4. Провести анализ особенностей ассоциативного восприятия элементов аксиологической парадигмы носителями русского и французского  языкового сознания.

Методологической основой   исследования послужили труды по философии языка (В. фон Гумбольдт, Д.С. Лихачев, А.Ф. Лосев, Ю.М. Лотман, М. Хайдеггер и др.);  основные положения теории концепта как единицы исследования  при изучении лингвокультур (С.Г. Воркачев,  В.З. Демьянков, В.И. Карасик, Е.С. Кубрякова, З.Д. Попова, Г.Г. Слышкин, Ю.С. Степанов, И.А. Стернин), концепции взаимосвязи языка и культуры (Н.Н. Болдырев, А. Вежбицкая,  Й.Л. Вайсгербер, Г.Д. Гачев, В. фон Гумбольдт,  Р.С. Кимов, О.А. Корнилов, В.А. Маслова, Э. Сепир, С.Г. Тер-Минасова, Б. Уорф), лингвоаксиологии (Ю.Д. Апресян, Е.В. Бабаева, Т.В. Булыгина, В.И. Карасик, Е.В. Урысон, А.Д. Шмелев).

  Материалом исследования послужили толковые,  энциклопедические, паремиологические и ассоциативные словари, данные ассоциативного эксперимента.  Эмпирические данные репрезентации концептов «добро»/«зло»  и «bien»/«mal» представлены лексическими единицами (концепт «добро» – 51, концепт «зло» – 60, всего – 111), паремиями (750), данными ассоциативного словаря (560), данными ассоциативного эксперимента (5550)  (всего – 6971 исследовательская единица).

В качестве основных положений на защиту выносятся следующие:

1. Аксиологическая дихотомия «добро-зло» определяется антонимическими, но  образующими единую смысловую парадигму концептами «добро»/«зло»  и «bien»/«mal». Границы содержания координат оценки анализируемых концептов определяются не только этнокультурными особенностями, но  и возрастными и социальными  установками.

2. Выявленные лексикографические характеристики ядерных элементов концептосфер «добро» и «зло», а также этноспецифичные положительные и отрицательные аксиологические элементы национального языкового сознания русских и французов, зафиксированные в паремиях, позволяют  констатировать традиции доминирования  духовных ценностей в аксиологическом пространстве русской лингвокультуры и склонность к предметному мышлению представителей французской лингвокультуры.

3. Оценочные характеристики лингвокультурных концептов «добро»/«зло»  и «bien»/«mal» сводятся к оппозиции «хорошо – плохо». Вариативность ценностной оценки напрямую связана со сменой приоритетов современной эпохи в русской и французской лингвокультурах.

4.  Данные ассоциативных экспериментов свидетельствуют о переносе центра тяжести в современном русском языковом сознании в сторону материального благополучия и социального положения. Представители французской лингвокультуры на настоящем этапе  приоритетными считают духовные ценности - дружба, любовь. Таким образом, наблюдается тенденция смещения ценностных ориентиров в современном аксиологическом пространстве концептосфер «добро»/«зло»  и «bien»/«mal».

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что на материале русского и французского языков:

- установлено смещение смысловых акцентов, произошедшее в русской и французской  картинах мира применительно к аксиологическому аспекту  концептосфер «добро»/«зло»  и «bien»/«mal». Констатация данного факта  стала  возможной благодаря учету возрастных аспектов представителей русского и французского языкового сознания при интерпретации результатов ассоциативного эксперимента;

- подтверждено, что отношения смежности и сходства, отражающие основные виды связей между явлениями объективной действительности, лежат в основе возникновения и закрепления подавляющего большинства словесных ассоциаций в языковом сознании;

- доказано, что большинство реакций, данных испытуемыми в ассоциативных экспериментах (около 94 %),  представляют собой некоммуникативные (непредикативные и немодальные) тексты-выражения, являющиеся искусственными моделями примитивных текстов-высказываний.

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что оно вносит вклад в развитие когнитивной  лингвистики, уточняя интерпретацию духовных ценностей в аксиологическом пространстве разных лингвокультур.

Практическая ценность исследования определяется возможностью использования его материалов и выводов в университетских курсах теории и практики перевода, межкультурной коммуникации, в спецкурсах по лингвокультурологии и лингвоаксиологии.

Методы исследования. В диссертационном исследовании использовались: приемы дефиниционного анализа на материале сплошной выборки; методика интерпретативного анализа; ассоциативный эксперимент; компонентный и концептуальный анализ; элементы количественного анализа.

Апробация работы. Теоретические положения исследования изложены в опубликованных автором научных статьях  и докладывались на научных конференциях (Нижний Тагил (2005), Нальчик (2008), Майкоп (2007, 2008, 2009, 2011)). Основные положения  диссертационного исследования обсуждались на заседаниях кафедр французской филологии и общего языкознания Адыгейского государственного университета. По теме диссертации опубликовано 8 статей, в том числе одна статья в журнале из перечня ВАК.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются выбор темы исследования, ее актуальность, степень разработанности, научная новизна, теоретическая и практическая значимость, определяются цели и задачи работы, указываются методы исследования, приводятся основные положения, выносимые на защиту и данные об их апробации.

В первой главе «Концептосфера как составляющая лингвоаксиологии» предлагается аналитический обзор исследований по проблемам соотношения культурной и языковой картин мира. Последовательно формируются исходные теоретические положения исследования, анализируется понятие концепта как многомерного ментального образования, отмеченного лингвокультурной спецификой.

Рассмотрение языковой картины в качестве объективации ментальной картины мира с точки зрения понимания языка как «зеркала» материальной и духовной культуры этноса, является центральной проблемой лингвистической культурологии.

Изучение языкового выражения картин мира русской и французской лингвокультур  в контексте современных культурологических концепций позволяет обозначить многие сложнейшие для языкознания проблемы и более глубоко исследовать систему мышления, которой обладают носители анализируемых языков. В особенностях языковой картины мира следует искать источник этнического своеобразия различных форм духовной жизни народа.

Закономерным шагом в становлении антропоцентрической парадигмы лингвистического знания  стало выделение концепта как ментального образования, отмеченного лингвокультурной спецификой и отражающего коллективный опыт определенного этноса (А.П. Бабушкин, А. Вежбицкая, В.И. Карасик, С.Х. Ляпин, В.П. Нерознак, Ю.С. Степанов, И.А. Стернин и др.).

Все существующие на современном этапе развития лингвистики точки зрения относительно сущности лингвокультурного концепта сходятся на общей идее о том, что базовой характеристикой концепта является ментальность.

Для анализа концепта интересным представляется подход Р.М. Фрумкиной, которая предлагает различать ядро (словарное значение лексемы) и периферию концепта (субъективный опыт, коннотации и ассоциации) (Фрумкина, 2001).

Исследование аксиологического компонента национальной картины мира позволяет выявить взаимодействие человека и окружающего мира, который «членится говорящим с точки зрения его ценностного характера - добра и зла, пользы и вреда, и это вторичное членение, обусловленное социально, весьма сложным образом отражено в языковых структурах» (Вольф, 1985).

В связи с этим, особый интерес вызывает анализ аксиологических концептов, т.е.  концептов, сформировавшихся в ментальном пространстве представителя той или иной лингвокультуры в результате ценностного познания фрагментов действительности и представляющих собой элемент ценностной картины мира соответствующего языкового сообщества (Карасик, 2006).

При исследовании концепта необходимо учитывать его многомерность, а именно его смысловое содержание и оценку объекта человеком с учетом особенностей познающего субъекта.  Наиболее важной задачей является  определение доминант  концепта.

Во второй главе  «Объективация ценностных элементов концептов «добро»/«зло» и  «bien»/«mal» в лексическом и  паремиологическом слое русского и французского языков»  последовательно раскрывается содержание исследуемых концептов как аксиологических компонентов концептосфер, выявляются соответствующие лексикографические характеристики, выраженные словарными дефинициями. Материалом для реконструкции языковой картины мира также послужили  паремиологические единицы русского и  французского языков.

«Добро» и «зло» представляют собой ключевые концепты в аксиологическом фрагменте  русской и французской лингвокультур и определяют сущность исследуемых  языковых картин мира, выполняя функцию критерия оценки социального поведения людей.

Исследуемые концепты являются диалектически нерасторжимыми единствами, семантически противопоставляемыми представителями одной лингвокультуры в зависимости от социальных и возрастных стереотипов. Лингвокультурологическое описание средств репрезентации концептов «добро»/«зло» и «bien»/«mal» позволяет увидеть национально-культурную специфику осмысления ценностного значения объектов окружающей действительности.

Категории «добро» и «зло», являясь категориями этики и морали, выражают в своей дихотомии как нравственную ценность, так и антиценность. Ценностно - противоположные ориентиры исследуемых понятий находят свое отражение в способах вербализации ядерной зоны  концептов «добро» и «зло» в исследуемых лингвокультурах.

Ядро концептов «добро»/«зло» и «bien»/«mal» в русской и  французской культурах представлено основными понятиями добра и зла, выраженными словарными дефинициями, данными  одно- и двуязычных словарей русского и  французского языков.

Философские, религиозные и светские смыслы лингвокультурных концептов «добро» и «зло» составляют ценностные доминанты, варьирующиеся в соответствии с эпохой. Так, ядерное значение концепта «добро» в русской лингвокультуре изначально базировалось на материальном восприятии добра как имущества, богатства. С течением времени изначальное ядерное значение сместилось на периферию концепта, а ранее периферийное значение добра как моральной ценности заняло центральную позицию. Во французской лингвокультуре наблюдался обратный процесс: ядерное значение добра – духовной ценности уступило место периферийному пониманию добра как материальной выгоды. Аксиологический аспект исследуемых концептов выражается в универсальном восприятии добра как моральной и материальной ценности, а зла как антиценности.  Лингвокультурные концепты «добро» и «зло» в своем противопоставлении представляют совокупность универсальных (общечеловеческих) и этноспецифических ценностей.

В настоящем  исследовании анализ аксиологических концептов «добро»/«зло» и «bien»/«mal» осуществляется от лексических значений слов, через понятия, стоящие за ними, к самим концептам как ментальным сущностям, актуализируемым в языках.

Результаты проведенного анализа словарных статей  позволили констатировать следующее:  лексическая наполняемость концепта «добро» неравномерна в исследуемых языках: в русском языке «добро» выступает как моральное качество, во французском же языке преобладает понимание добра в качестве материальной выгоды, и основной вес в употреблении ложится на значение имущества и богатства. «Зло» представителями обеих культур понимается как антиценность, противоположная добру.

Паремии рассматриваются  в качестве  компоненты лингвоспецифичной актуализации исследуемых аксиологических концептов. Паремиологические средства представления анализируемых концептов составляют переходную зону от их языкового бытования к индивидуальному. В пословицах и поговорках заключены исторически сложившиеся ценностные представления народа, иногда и устаревшие, так как паремии не могут отражать актуального состояния культуры ввиду своего историзма.

Противоречивый характер пословиц о добре и зле объясняется особенностями познания. В пословицах противопоставляются не ценности, а жизненные ситуации, в которых они проявляются. Антонимические пары паремий представляют способ сравнительного познания мира. Одна и та же ситуация может оцениваться по-разному, в зависимости от ценностных установок субъекта, зависящих от социальных и возрастных особенностей.

Язык по отношению к культуре выполняет аксиологическую кумулятивную функцию. Паремиологический фонд содержит в себе ценностные характеристики культуры в диахроническом аспекте.

Правомерно выделение нескольких групп пословиц о добре и зле, формирующих периферийный когнитивный признак исследуемых концептов:

  1. Добро оценивается как положительное качество человека, а зло – как отрицательное:

Доброго человека в красный угол сажают. Доброе дело без награды не остается. Qui fait le mal craint la lumire (Темные дела света боятся). Jamais bon chien n’aboie faux (Добрый пес на ветер не лает).

  1. Добро и зло часто взаимосвязаны:

Нет худа без добра.  Добрыми намерениями дорога в ад устлана.  L’enfer est pav de bonnes itentions (Благими намерениями дорога в ад выстлана). Nul miel sans fiel (Нет меда без горечи). A force de mal aller, tout ira bien (Без худа добра не бывает).

  1. Зло сильнее добра:

Ложка дегтя испортит бочку меда. Пусти черта в дом, не вышибешь его и лбом. Не буди лихо, пока оно тихо (N’veillez chat qui dort). Mauvaise herbe crot toujours (Худая трава скоро растет). Mauvaise rputation va jusqu’ la mer ; bonne rputation reste au seuil de la maison (Добрая слава лежит, а худая бежит).

4. Добро многовариантно:

За добро добром не платят. За доброе жди добра, за худо худа. И от хорошего худое родится. Un bien fait n’est jamais perdu (За добро добром платят). Qui est bien ne se meuve. (От добра добра не ищут).

5. Добро безвозмездно, милосердно и вечно:

Доброму человеку и чужая болезнь к сердцу. Доброму человеку помощь не убыток.  Лихо помнится, а добро век не забудется. Le soleil brille pour tout le monde (Солнце сияет и на благих и на злых).

6. Добро представляет бльшую ценность, чем материальное богатство:

Не хвались серебром, а хвались добром.  Краденое добро впрок не идет. Biens mal acquis ne profite jamais (Чужое добро впрок нейдет). Beau temps et bon temps rendent le monde content (Что мне золото, светило бы солнышко). Bonne renommе vaut mieux que ceinture dore (Честь дороже денег). Qui trop embrasse, mal treint (Много желать, добра не видать).

7. Добро понимается  как материальная ценность:

Все хорошо, что есть: чего нет, то худо. Всяк хлопочет, себе добра хочет. Где хлебно, да тепло, там и жить добро. Добро серебро, а золото лучше. Les bons comptes fonts les bons amis (Счет дружбы не портит). Biens mal acquis ne profite jamais (Чужое добро впрок нейдет). Peu de bien peu de soucis (Без денег сон крепче). Ce qui est bon prendre est bon  rendre (Долг платежом красен).  Abоndance de bien ne nuit pas (Кашу маслом не испортишь; лишняя денежка карману не тяжесть).

Анализ пословиц и поговорок показал,  что понимание добра в исследуемых лингвокультурах варьируется от абстрактного понимания  до конкретного. В  русском языке «добро» более абстрактно, а во французском языке преобладает  конкретизированный смысл.

Традиционно концепту добра противостоит концепт зла, понимаемый исследуемыми культурами как абсолютная антиценность. Например: Злому человеку не прибавит бог веку. Кто за худым пойдет, тот добра не найдет. Лихости не уймешь благостью. Будешь плох - не даст и бог. Ce qui vient de la flte (s'en) retourne au tambour (s'en va par le tambour) (С ветром пришло, на ветер и ушло). De diable vient, diable ira (Чужое добро в прок нейдет (досл. – от дьявола  идет, к дьяволу уйдет)). De deux maux il faut choisir le moindre (Из двух зол надо выбирать наименьшее). Qui fait le mal craint la lumire (Темные дела света боятся).

В русских пословицах и поговорках встречается метафоричное представление зла, выраженное образами животных, что создает яркое представление концепта: Змея умирает, а все зелье хватает. Иной пес и не лает, а кусает. Щучка умерла, да зубы живы.

Во французском языке встречаются примеры, выражающие как моральный, так и прагматический аспекты. Например: A quelque chose malheur est bon (Нет худа без добра). Le mal vient cheval et s’en retourne pied (Зло появляется на лошади, а уходит пешком). Il n’est mal dont bien ne vienne (Не было бы счастья, да несчастье помогло). Le mal a des ailes (Беда скоро ходит). Le mal d’ autrui n’est que songe (Чужую беду руками разведу).On n’a rien sans mal  (Без труда не выловишь рыбки из пруда). Le mal porte le venin en queue (У зла жало налито ядом).

Опираясь на приведенные паремиологические единицы, можно заключить, что для представителей русской и французской лингвокультур зло одновариантно, а оценка «злой» намного сильнее, чем «добрый».

Анализ лексикографических характеристик ядерных элементов концептосфер «добро» и «зло», а также паремий, содержащих  аксиологические элементы национального языкового сознания русских и французов, позволил заключить, что в пространстве традиционной русской культуры доминируют духовные ценности, в то время, как представители французской лингвокультуры демонстрируют склонность к предметному мышлению. Причины такого различия  необходимо искать в различных истоках культур и способах их развития.

В третьей главе «Ассоциативные свойства лингвоконцептов «добро»/«зло» «bien»/«mal»»  приведены результаты ассоциативного эксперимента, проведенного в период с 2010 до начала 2012 года.

Данные проведенных свободного, направленного и дефиниционного ассоциативных экспериментов позволили  выстроить интегральную модель психолингвистического значения слова с установлением ядерных и периферийных значений в семантеме лексической единицы. В результате экспериментов семантические компоненты были ранжированы с точки зрения их значимости для языкового сознания носителей языка.

Автором диссертации было проведено анкетирование, в процессе которого было опрошено 100 носителей русского языка и 100 носителей французского языка, относящихся к разным возрастным и социальным категориям. Анкеты были составлены на русском и французском языках с учетом основных правил проведения ассоциативного эксперимента. Опросники включали в себя задания для выполнения свободного, направленного и дефиниционного ассоциативных экспериментов. Респонденты лично приводили свои ассоциации к каждому из предлагаемых слов-стимулов, входящих в семантическую структуру концептов «добро»/«зло» и «bien»/«mal» в исследуемых языках (до трех ассоциаций, спонтанно пришедших в голову на слово-стимул). Необходимо было ответить на вопросы: «Что такое добро (зло)?», «Que reprsente pour vous la notion du bien/du mal?», завершить  фразы: «Это не добро (зло), а зло (добро), потому что…», «Ce n’est pas mal, c’est bien, car…».

В начале анкеты испытуемые указывали свой возраст, пол, профессию, род деятельности, родной язык и место проживания.

В результате было получено 3130 ответов-реакций на русском языке и 2420 реакций на французском языке.

В процессе свободного эксперимента было получено 1654 ассоциаций к словам-стимулам, входящим в семантическую структуру концепта «добро» (добро, хорошо, радость, благо, доброта, добрый), и 1488 реакции на слова, связанные с понятием «bien» (bien, bon, bont, bonheur, joie). К словам-стимулам, относящимся к понятию зла (зло, плохо, злой, худо, плохой, худой), было дано 1476 реакции. Носители французского языка дали 932 реакции на слова-стимулы, связанные с понятием «mal» (mal, malheur, mauvais).

По гендерным характеристикам испытуемые, владеющие русским языком, делятся следующим образом: 40 мужчин, 60 женщин. По возрастным показателям: испытуемые от 17 до 30 лет – 25 человек, от 31 до 40 – 25 человек, от 41 до 50 – 25 человек, от 51 до 70 – 25 человек. Среди носителей французского языка в ассоциативном эксперименте приняли участие 49 мужчин и 51 женщина следующих возрастных категорий:  от 17 до 30 лет – 25 человек, от 31 до 40 – 25 человек, от 41 до 50 – 25 человек, от 51 до 70 – 25 человек.

В ходе эксперимента мы намеренно опрашивали представителей, имеющих возрастные, социальные и гендерные различия, для наибольшей объективности полученных результатов, с целью минимизировать элементы случайности и выявить особенности ассоциирования, связанные с возрастной и социальной дифференциацией. Испытуемыми выступили студенты (20 человек), преподаватели (20 человек), работники сфер коммерции (20 человек), юриспруденции (20 человек), управления (20 человек), обслуживания (20 человек), представители творческих профессий (20 человек), медработники (20 человек), а также пенсионеры (20 человек) и домохозяйки (20 человек).

Анализ полученных результатов свободного ассоциативного эксперимента позволил  выявить особенности фрагментов ценностной составляющей русской и французской картин мира, выраженных в базовых концептах «добро» и «зло».

Полученные единичные реакции на слово-стимул не являются  неоднородными, а входят в основные тематические отношения между номинативными единицами, проявляющиеся в функциональных синонимических, антонимических  и словообразовательных отношениях.

Антонимические ассоциации подтверждают  вывод о дихотомическом характере исследуемых концептов, сделанном при анализе паремиологических единиц исследуемых языков. На слово стимул «добро» носителями русского языка было дано значительное количество антонимических реакций: добро – зло, добрый - злой, плохой. Следует отметить, что подобные антонимичные ассоциации не  были зафиксированы в реакциях носителей французского языка.

Данный факт может свидетельствовать о том, что дуалистическое мировоззрение, имеющее в целом универсальный характер, наиболее ярко проявляется в сознании носителей русской лингвокультуры. Подобная идея была высказана еще Н.А. Бердяевым, утверждавшим, что для русского сознания характерно сочетание антонимичных начал.

Для русского самосознания зло ассоциируется с несчастьем и исходит, также как и добро, главным образом, от самого человека.  Для представителей французской лингвокультуры зло связано с внешними факторами, то есть происходит оно, прежде всего, не от человека, а от  таких явлений,  как болезнь, несчастный случай и т.п.

Для представителей исследуемых лингвокультур восприятие ценностей связанных с понятием добра варьируется от абстрактного понимания, интерпретируемого как высшая духовная ценность, до конкретных понятий: здоровье, ребенок, комфорт. Психолингвистическое значение добра отличается от его лексикографического значения. Нематериальные ценности начинают занимать приоритетные позиции в сознании французов: семья, здоровье, любовь, счастье, дети. Тем не менее, стремление к физическому комфорту и выгоде присуще французскому языковому сознанию.  Представители русской культуры видят добро в самом человеке, в его положительных качествах.

Ассоциативный эксперимент подтвердил, что  границы содержания анализируемых концептов определяются не только этнокультурными особенностями, но и социальными и возрастными установками. Представители более молодой категории испытуемых (20-30 лет) нацелены на получение материальной выгоды и достижение успеха. Старшее поколение (40 лет и старше) приоритетными считает моральные ценности и связанные с ними понятия. Среди социальных групп испытуемых также были отмечены особенности восприятия элементов аксиологической парадигмы «добро»-«зло». Представители интеллектуальных сфер деятельности и  пенсионеры дали вербальные реакции, содержащие лексемы со значениями, отражающими  моральные и материальные смыслы. Отметим, что зло представителями обеих культур, разных возрастных и социальных категорий понимается как антиценность, противоположная добру.

Варьирование реакций в зависимости от возрастных и социальных характеристик наблюдается у русско -  и франкоязычных испытуемых. Так, студенты, представители сферы обслуживания и торговли  дали не только реакции, связанные  с морально-оценочным пониманием категорий добра и зла, но и реакции, содержащие материальный аспект. Интересен и тот факт, что респонденты старшего поколения дали реакции, основанные исключительно на абстрактных понятиях.

Представители французской лингвокультуры отметили  материальную выгоду наряду с более конкретным пониманием добра и зла: 48% от общего числа реакций. Динамика реакций, отражающая тенденцию смещения ценностных ориентиров, может быть представлена следующим образом. Младшее поколение характеризует добро как выгоду (profit), старшее поколение подчеркивает необходимость моральных качеств, таких, как великодушие (gnrosit). Зло конкретизируется всеми испытуемыми и связывается с несчастными случаями: аварии, болезни, проблемы близких (accident, maladie, problmes des proches). Конкретизация значений наблюдается у людей, занимающихся активной профессиональной деятельностью, – экономистов, юристов, преподавателей. Студенческая  молодежь  нацелена как на материальную выгоду и успех, так и на любовь, дружбу и т.п. Люди пенсионного возраста определяют «добро» и «зло» с позиции их дихотомии (антонимичные реакции, абстрактные понятия).

Дихотомический характер  исследуемых концептов подтверждается и результатами направленного и дефиниционного ассоциативных экспериментов: чаще всего определения добра давались испытуемыми в сравнении со злом и наоборот. Анализ результатов с учетом возрастных  особенностей  представителей русской лингвокультуры показал следующее:  добро как получение конкретной выгоды определяется  64 %  испытуемых в возрасте от 17 до 30 лет (студенты),  40% от 31 до 40  лет (преподаватели, представители торговли, медработники, домохозяйки), 40% от 41 до 50 лет (юристы, экономисты, преподаватели) и 20 % в возрасте от 51 до 60 лет (домохозяйки и пенсионеры) (каникулы, выгода, прибыль, деньги).  Большинство русскоязычных испытуемых (84 %)  указанных возрастных категорий определили зло как отрицательное качество, противоположное добру. Интересен тот факт, что  20%  испытуемых от 17 до 30 лет (студенты) связывают со злом учебу, сессию, недостаток материальных средств.

Франкоязычные респонденты дали типичные ответы: приоритетным проявлением добра стала выгода, а проявлением зла – болезнь и несчастье близких. Таким образом,  определение добра как моральной ценности присуще  старшей возрастной категории испытуемых: от 51 до 70 лет (70%). Испытуемые в возрасте от 20 до 50 лет дали 80% ответов с акцентом на материальной выгоде.

Определения и ассоциации довольно разнообразны. Образы добра и зла представляются в исследуемых лингвокультурах разными способами: образ неопределенного человека (преимущественно мужчины), образ конкретного человека (Колюш – основатель сети точек бесплатных обедов  для социально не защищенных слоев,  Далай-Лама, Бенуа XVI,  Кадафи, Гитлер), религиозные образы (Иисус, Бог, ангел, дьявол, рай, ад), политические и социальные явления (свобода, расизм, революция, дискриминация, диктатура).

Некоторые  реакции обусловлены актуальной политической ситуацией и не могут являться устойчивыми (например, Кадафи). Подобные ответы объясняются политизированным сознанием европейцев, в том числе и французов. Ни один из представителей русской лингвокультуры не дал реакций, связанных с современной политической обстановкой. Носители французского языка отметили положительно революцию, в особенности в арабских странах, и отрицательно – диктатуру и личность Кадафи. Предполагается, что в настоящий момент испытуемые, возможно, не ассоциировали бы «зло» с указанной личностью. Отметим, что в реакциях русскоязычных испытуемых возникает политическая личность Гитлера. Французы в данном случае дают более обобщенную реакцию: нацизм. Подобные частные наблюдения подтверждают гипотезу о существовании исторической памяти народа.

Политические ассоциации, наряду с акцентированием моральных ценностей, характерны для представителей старшего поколения французской лингвокультуры, занимающихся преподавательской деятельностью и работающих в сфере юриспруденции и коммерции. Молодое поколение предлагает религиозные и абстрактные образы исследуемых понятий.

Разнообразие определений и ассоциаций указывает на многомерность и неоднозначность исследуемых концептов в русской и французской  лингвокультурах.

В заключении диссертационного исследования делаются общие выводы, подводятся итоги и намечаются перспективы дальнейшего изучения данной проблемы.

Основные результаты диссертационного исследования отражены в следующих публикациях:

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК России:

  1. Богданова Е.А. О некоторых национальных особенностях коммуникативного поведения носителей русского, французского и адыгейского языков (на материале паремиологических единиц о добре и зле)  // Вестник адыгейского государственного университета. Серия «Филология и искусствоведение». – Майкоп: изд-во АГУ, 2011. – Вып.  1. – С. 69 – 73. – [Статья. – 0,3 п.л.]

Другие статьи и материалы конференций:

  1. Богданова Е.А. К вопросу о национально-культурной специфике паремий // Материалы 45-й студенческой научной конференции, посвященной 65-летию Адыгейского государственного университета / 20 - 21  апреля/: – Майкоп: изд-во АГУ, 2005. – С. 189 – 190. – [Тезисы. – 0,1 п.л.]
  2. Богданова Е.А., Хут С.Н. Концепты добра и зла в контексте разных культур // Современные проблемы языкового образования: методический и филологический аспекты // Материалы Первой Всероссийской научно-практической конференции:  Современные лингвистические и филологические исследования. Часть 2. Нижний Тагил, 2005. – С. 34 – 38. – [Статья - 0,3 п.л./0,2 п.л.]
  3. Богданова Е.А. Концептуальный анализ как экспликатор культурного мира этноса (на материале паремиологических единиц русского и французского языков) // Актуальные проблемы языкового образования. Международная научно-практическая конференция 15-16 ноября 2007: Майкоп, редакционно-издательский отдел АГУ, 2007. – С. 27 – 31. – [Статья– 0,3 п.л.]
  4. Богданова Е.А., Хут С.Н. Русский культурный концепт «добро» и его французские эквиваленты  // Материалы V Всероссийской научной конференции молодых ученых «Наука. Образование. Молодежь.» 7-8 февраля 2008 года. Том 3. –  Майкоп, изд-во АГУ, 2008. – С 90 – 93. – [Статья– 0,25 п.л./0,1 п.л.] 
  5. Богданова Е.А. Место концепта «добро» в национальной картине мира носителей русского и французского языков  //  Материалы Международной научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов «ПЕРСПЕКТИВА-2008». Т 4. – Нальчик: Каб.-Балк. ун-т, 2008. – С. 21 – 24. – [Статья – 0,25 п.л.] 
  6. Богданова Е.А. Паремии как источник семантико-когнитивного описания концептов (на материале русских и французских пословиц о добре и зле)  // Актуальные проблемы языкового образования: материалы международной научно-практической конференции. – Майкоп: редакционно-издательский отдел АГУ, 2009. – С.42 – 45. – [Статья– 0,25 п.л.]
  7. Богданова Е.А. О взаимосвязи концепта и значения // Актуальные проблемы языкового образования: материалы международной научно-практической конференции. – Майкоп: Изд-во АГУ, 2011. – С. 89 – 94. – [Статья – 0,4 п.л.]

Богданова Елена Александровна

Концепты  «добро» и «зло»

в русской и французской  лингвокультурах:

аксиологический  аспект

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой

степени кандидата филологических наук






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.