WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Касаткина Елена Александровна

Концепт «власть» в русской лингвокультуре:

когнитивный и фразеосемантический аспекты

Специальность

10.02.19 – теория языка

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Ростов-на-Дону – 2012

Работа выполнена на кафедре русского языка и теории языка Педагогического института ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет».

Научный руководитель:

доктор филологических наук, профессор Меликян Вадим Юрьевич

Официальные оппоненты:

Факторович Александр Львович, доктор филологических наук, профессор, Кубанский государственный университет / кафедра социальных коммуникаций и связей с общественностью, профессор

Котова Нина Сергеевна, доктор филологических наук, профессор, Южно-Российский институт-филиал Российской академии народного хозяйства и

государственной службы при Президенте РФ / кафедра иностранных языков и речевых коммуникаций, профессор

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный университет».

Защита состоится «25» апреля 2012 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 212.208.17 по филологическим наукам при ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» по адресу: 344082, г. Ростов-на-Дону, ул. Б. Садовая, 33, ауд. 202.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Педагогического института ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» по адресу: 344082, г. Ростов-на-Дону, ул. Б. Садовая, 33, ауд. 209.

Автореферат разослан «_24» _марта______ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                Григорьева Надежда Олеговна

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Феномен «власть», представляя собой одну из фундаментальных проблем социальных и гуманитарных наук, привлекает внимание исследователей различных областей знания. Данным понятием интересовались ученые и мыслители разных эпох, исторических этносов начиная с Античности, но особый интерес к феномену проявляется в переломные периоды развития общества. В основном, феномен «власть» рассматривался М. Вебером, Б. Расселом, М. Фуко и другими исследователями в парадигме политической мысли, философии, социологии. В отечественной науке также накоплен определенный концептуальный опыт исследования данного феномена в работах Т.А. Алексеевой, А.Г. Аникевич, А.И. Демидова, А.В. Лубского, В.П. Макаренко, Ю.С. Пивоварова, Е.И. Шейгал и др. Во многих исследованиях феномен «власть» соотносится с государственностью, политической силой, порой приобретает метафорическое значение; с его помощью ученые пытаются реконструировать исторический путь развития государства и нации. В последнее время интерес к разноаспектному изучению проблем власти, репрезентации данного феномена в социуме, в том числе в языке, существенно возрос.

Помимо рассмотрения способов и методов осуществления «власти», политических и социальных рычагов, лиц, наделенных властью, целесообразно изучение феномена через призму лингвистики и когнитологии, что позволит сформировать комплексную, многомерную содержательную структуру феномена. Попытка совместить данные разных наук, гармонизировать их и найти интегральные и дифференциальные характеристики, обозначенные вербально на всем протяжении развития русского языка, является ключевым аспектом настоящей работы. Восприятие и репрезентация представителями социума определенных значимых феноменов позволяет сконструировать национальную языковую картину мира русского народа. Представители разных эпох, возрастных групп, социальных слоев, различных областей научного знания по-разному выделяют значимые в жизни каждого смысловые компоненты феномена «власть», по-разному воспринимают их и дискурсивно репрезентируют. Несмотря на это, феномен «власть» для большинства представителей русского языкового сообщества несет в себе определенную обобщенную значимость и необходимость. Вычленение общих черт феномена позволяет сконструировать единый комплексный набор признаков, формирующих целостность образа феномена «власть». Помимо этого, посредством языка, в частности его фразеологического слоя, сконструированный образ получает объективную репрезентацию.

Рассмотрение феномена «власть» как сложного по содержанию и строению явления, значимого компонента этнокультурного пространства социума способствует проникновению в философско-мировоззренческую концепцию русского народа, выявлению особенностей национального менталитета. Однако до настоящего времени обозначенная проблема не входила в исследовательское поле лингвистики как самостоятельный объект изучения и не получила всестороннего и глубокого освещения. Все это и обусловливает актуальность данной диссертационной работы.

Объектом исследования является концепт «власть», представляющий собой сложный фрагмент объективной действительности, структурируемый пятью наиболее значимыми сферами общественного сознания – политикой, экономикой, социологией, психологией и философией.

Предмет исследования – лингвокультурологический, когнитивный и фразеосемантический аспекты объективации концепта «власть».

Материалом диссертационной работы послужили 532 фразеологические единицы русского языка, извлеченные методом сплошной выборки из наиболее авторитетных фразеографических источников на основании сформированного в работе набора когнитивных и семантических признаков концепта «власть».

Цель диссертационной работы заключается в выявлении средств объективации концепта «власть» в русской лингвокультуре с учетом когнитивной, фразеосемантической и фразеологической составляющих.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

  1. Определить спектр наиболее значимых сфер общественного сознания, в которых функционирует феномен «власть»; установить набор когнитивных признаков применительно к каждой сфере; сформировать соответствующие когнитивные микрополя (КП); построить общее когнитивное макрополе «власть», отражающее концептуальную картину мира.
  2. Проанализировать дефиниции имени концепта «власть» в словарях различного типа и построить его лексико-семантическое поле (ЛСП).
  3. Дать общую характеристику феномена «власть» в системе критериев многомерной классификации концептов.
  4. Выявить фразеологические единицы, объективирующие феномен «власть»; построить фразеосемантическое поле «власть» (ФСП-1) на основе значимости тех или иных семантических признаков для характеристики данного феномена и сформулировать общее представление концепта «власть» в русской фразеологии; построить фразеосемантическое поле (ФСП2) на основе частотности репрезентации отдельных семантических признаков в означаемом фразеологических единиц и сформулировать общее понимание феномена «власть» во фразеосемантическом сознании русскоговорящих.
  5. Установить интегральные и дифференциальные признаки когнитивного и фразеосемантического полей концепта «власть».
  6. Сформировать фразеологическое поле (ФП) «власть», отражающее значимость фразеологических единиц (ФЕ) в процессе репрезентации данного понятия; установить во всех типах полей (КП, ФСП-1, ФСП-2, ФП) соотношение между основными смысловыми компонентами («господство» и «подчинение»), структурирующими их.

Методология настоящего диссертационного исследования основывается на общефилософских принципах, согласно которым язык предстает в качестве материальной, объективной, динамической и развивающейся системы.

Общенаучная методология. В процессе исследования использовались собственно лингвистические данные, а также привлекались сведения из политологии, экономики, социологии, психологии, философии и культурологии. Таким образом, затронутые в настоящем диссертационном исследовании вопросы рассматриваются в свете современной интегральной парадигмы междисциплинарного научного знания.

Частнонаучная методология. Данное исследование выполнено в русле современной когнитивной лингвистики. Научно-теоретической базой послужили идеи о концептуальной и языковой картинах мира, которые разрабатываются в трудах Ю.Д. Апресяна, А. Вежбицкой, Е.С. Кубряковой, Ю.С. Степанова и др.

Основными методами, используемыми в диссертационном исследовании, являются описательный, сопоставительный, а также метод компонентного анализа. Описательный анализ способствует комплексному исследованию феномена «власть» в пяти основных сферах функционирования общества; сопоставительный позволяет сравнить пять микроконцептов и выявить национальную специфику комплексного образа феномена; компонентный – выявить сходства и различия в составе пяти микроконцептов, а также КП, ФСП и ФП.

Результаты диссертационного исследования позволяют сформулировать выносимые на защиту положения:

1. Феномен «власть» представляет собой фрагмент концептуальной картины мира, который наиболее полно репрезентирован в таких сферах общественного сознания, как политика, экономика, социология, психология и философия. Представление о власти в данных сферах имеет общее основание, а также характеризуется наличием отличительных признаков, отражающих специфику идеи «власти» в каждой из них: власть в политике – это, прежде всего, «власть государства», в экономике – «власть денег», в социологии – «власть народа», в психологии – «власть сознания», в философии – «власть идеологии». Это позволяет говорить о существовании пяти микроконцептов: «власть в политике», «власть в экономике», «власть в социуме», «власть в психологии», «власть в философии». Данные микроконцепты структурируют общее когнитивное макрополе «власть», отражающее концептуальную картину мира и содержащее 108 когнитивных признаков. Оно состоит из ядра, формируемого именем концепта «власть», приядерной зоны, включающей в себя два основных смысловых компонента «господство» и «подчинение», а также ближней периферийной зоны (80 признаков) и дальней периферийной зоны (25 признаков). Таким образом, «власть» в русской когнитивной картине мира – это отношения между «субъектом» и «объектом», реализующиеся в форме «воздействия», «контроля» и «управления» и опирающиеся на «волю» и «авторитет» субъекта власти.

2. ЛСП слова власть, построенное на основе словарных дефиниций лексемы, в качестве ключевых в анализируемом аспекте маркирует лишь две сферы функционирования рассматриваемого феномена: политику и социум. Данное поле структурируется 72 семантическими признаками, относящимися к разным зонам поля в следующем соотношении: 1:2:64:5. Таким образом, «власть» интерпретируется здесь как «преимущество» субъекта власти, возникающее в результате «распоряжения» и «захвата» и обусловливающее «испытание» для объекта власти.

3. В системе критериев многомерной классификации концептов феномен «власть» имеет следующие характеристики: в плане отражения объектов окружающего мира он относится к абстрактным концептам; с точки зрения связи с первичным опытом и знаниями личности – к базовым; в соответствии с «областями бытования» – к концептам, функционирующим одновременно во многих сферах общественного сознания, фиксируемых в научном дискурсе, доминирующими среди которых являются политика, экономика, социология, психология и философия; по способу вербализации – к концептам, которые могут быть репрезентированы языковыми единицами разных уровней (лексических, фразеологических, синтаксических); в зависимости от носителей – к универсальным концептам, способным иметь национальную, «групповую» или индивидуальную окраску; в структурном аспекте – к многоуровневым, так как в нем выделяется ядро, приядерная зона и периферийная зона (ближняя и дальняя).

Концепт «власть» в структурном плане имеет свою существенную специфику. Он включает в себя два противоположных и взаимоисключающих начала – «господство» и «подчинение», поэтому является сущностью синкретичной, дуальной, амбивалентной, построенной по энантиосемичной модели. Феномен «власть» формируется благодаря обязательному наличию обеих частей, отношения между которыми носят диалектический характер.

4. Феномен «власть» объективируется 532 фразеологическими единицами, на основе которых структурируются фразеосемантические поля двух типов.

ФСП-1 «власть», сформированное на основе значимости тех или иных семантических признаков для характеристики данного феномена, включает в свой состав 54 семантических признака и состоит из ядра («власть»), приядерной зоны («господство» и «подчинение»), ближней периферийной зоны (43 признака), дальней периферии (8 признаков). Это позволило сформулировать общее понимание феномена «власть» в русской фразеологии: «власть» – это, прежде всего, «управление» на основе «воздействующей» «воли» и «авторитета». Данная речевая формула раскрывает объективно-субъективную сущность феномена «власть», а потому является нейтральной в эмоционально-оценочном плане.

ФСП-2 «власть», построенное на основе частотности репрезентации отдельных характеризаторов в ФЕ, состоит из 54 семантических признаков, структурирующих поле в следующем соотношении: ядро – 5, приядерная зона – 4, ближняя периферия – 7, дальняя периферия – 37. Построение данного поля позволило определить общее понимание феномена «власть» во фразеосемантическом сознании представителей русского языкового сообщества: «власть» – это, прежде всего, «сила», которая «воздействует» и «заставляет» посредством «наказания». Такое толкование раскрывает субъективную сущность феномена «власть», а потому является маркированным в эмоционально-оценочном плане.

5. Когнитивное поле «власть» включает в себя исчерпывающий набор характеристик данного феномена, а потому носит максимально объективный характер. Полная вербальная репрезентация актуальна преимущественно для специалистов, представляющих ту или иную сферу общественного сознания.

Сравнительный анализ КП и ФСП «власть» позволяет говорить о наличии у них интегральных и дифференциальных признаков, структурирующих поле.  Так, ядро и приядерная зона обоих полей полностью совпадают по своему содержанию и структуре: ядро – имя концепта «власть», приядерная зона – два основных смысловых компонента – «господство» и «подчинение». Наполнение ближней и дальней периферийных зон КП и ФСП имеют несоответствия. Так, менее значимые когнитивные признаки не имеют семантических эквивалентов, а наиболее значимые семантические признаки представлены синонимичными единицами. КП «власть» реализовано в соответствующем ФСП  на 50%.

6. Фразеологическое поле (ФП) «власть» структурируется набором ФЕ и отражает значимость отдельных ФЕ в плане репрезентации данного понятия. Установлено, что ядро формируют 31 ФЕ, приядерную зону – 41 ФЕ, ближнюю периферию – 353 ФЕ, дальнюю периферию – 107 ФЕ. Феномен «власть»  представлен в ФП как «влияние» в форме «управления», обусловливающего «зависимость» объекта власти.

При когнитивной, фразеосемантической и фразеологической репрезентации концепта «власть» в русской лингвокультуре значительно преобладают характеризаторы смыслового компонента «господство» над компонентом «подчинение».

Научная новизна исследования заключается в том, что в нем впервые проведен комплексный анализ концепта «власть» в русской лингвокультуре, в частности, выявлены сферы общественного сознания, наиболее значимые для него (политика, экономика, социология, психология, философия), в том числе, актуальные для русской языковой картины мира; определена репрезентативная часть когнитивного поля в лексеме власть, а также в русской фразеологии; сформулировано общее понимание феномена «власть» во фразеосемантическом сознании представителей русского языкового сообщества. Результаты исследования позволили впервые сформировать концептуальное поле «власть», установить его национально-культурную составляющую, а также особенности менталитета русского языкового сообщества в части отношения к феномену «власть».

Теоретическая значимость работы. Диссертационная работа вносит вклад в дальнейшее развитие теории языка, социолингвистики, лингвокультурологии, когнитивной лингвистики, лингвистики текста, фразеологии и фразеографии, теории концепта, теории межкультурной коммуникации. В диссертации исследованы фрагменты концептуальной и языковой картин мира, фиксирующие концепт «власть»; уточняется трактовка понятия «власть» на основании вербализации в значимых для него сферах общественного сознания; углубляется представление о типах когнитивных и фразеосемантических полей, средствах их структурирования применительно к концепту «власть» и составляющим его микроконцептам; расширяется представление о корреляции  между когнитивными и фразеосемантическими признаками и полями. Введенные в научный оборот фактический материал и теоретические обобщения углубляют представление о феномене «власть» и способах его вербализации.

Практическая ценность работы состоит в том, что ее результаты могут быть использованы в ряде областей прикладной лингвистики, в лингвокультурологии, социолингвистике, теории языка, филологическом анализе текста, лексикологии и фразеологии русского языка, стилистике, риторике, а также во фразеографической практике.

Апробация работы. Основные положения диссертации представлены в 8 публикациях, в том числе в 3 изданиях, рекомендованных ВАК РФ. Работа прошла апробацию на VII Международной научно-практической конференции «Ключевые проблемы современной науки – 2011» (Прага, 2011 г.), Международной научно-практической конференции «Перспективные инновации в науке, образовании, производстве и транспорте – 2011» (Одесса, 2011 г.), а также на II Международной заочной научно-практической конференции «Социально-гуманитарные и юридические науки: современные тренды в изменяющемся мире» (Краснодар, 2011 г.).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, выводов по главам, заключения, списка литературы и приложений.

  1. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, определяются объект и предмет исследования, формулируются цель и задачи работы, характеризуется материал, описываются методы, раскрывается новизна, теоретическая и практическая значимость проведенного исследования, приводятся основные положения, выносимые на защиту, сообщаются сведения об апробации диссертации.

В первой главе «Теоретические основы и принципы исследования языковой картины мира» излагается история вопроса, проводится глубокий и многоаспектный анализ теоретических источников, отражающих специфику рассматриваемых в исследовании единиц языка, анализируются ключевые проблемы когнитивной лингвистики, лингвоконцептологии и теории фразеологии.

В параграфе 1.1. «Языковая картина мира как базисный компонент мировидения человека» анализируются существующие подходы к изучению концепта. Отмечается, что термин «концепт» не имеет единого толкования в языкознании на современном этапе его развития. Существуют лингвокогнитивное и лингвокультурное, а также историко-культурологическое, психолингвистическое и философское толкование концепта. Представители когнитивной лингвистики (А.П. Бабушкин, Е.С. Кубрякова, З.Д. Попова, И.А. Стернин и др.) делают акцент на ментальной сущности концепта, на его принадлежности к сфере сознания индивида. При лингвокультурном подходе ученые (Н.Д. Арутюнова, С.Г. Воркачев, В.И. Карасик, С.Х. Ляпин, Г.Г. Слышкин, Ю.С. Степанов и др.) в качестве основного отмечают факт этнокультурной обусловленности концепта. Однако все современные подходы к толкованию концепта не являются взаимоисключающими, так как представляют одно явление, но с разных сторон. Односторонний подход к трактовке концепта не дает полного представления о его природе, а потому целесообразно применять комплексное толкование данного феномена.

Концепт имеет сложную структуру, предполагающую как понятийную основу, так и социо-психо-культурную составляющую. Содержание концепта не столько мыслится носителем языка, сколько переживается им. Концепт включает в себя ассоциации, эмоции, оценки, национальные образы, присущие данной культуре, и многое другое.

Языковые средства своими значениями репрезентируют лишь часть концепта (некоторую часть наших знаний о мире), поскольку из-за его объемности целиком концепт выразить невозможно. Языковая единица, выступающая в роли имени концепта, выражает этот феномен в наиболее обобщенной форме.

В параграфе 1.2. «Общее представление о феномене “власть”» описывается понимание феномена «власть» в различных сферах функционирования общества.

К анализу понятия «власть» обращались многие философы, социологи и политические деятели, в том числе Б. Бэрри, М. Вебер, Х. Лассуэлл, С. Льюкс, Ч. Мэрриам, Б. Рассел и др. Начиная с 1950-х гг. объем «кратологической» литературы стал резко возрастать. Существенный вклад в развитие концепции власти внесли Р. Берштедт, Д. Болдуин, Т. Болл, Т. Вартенберг, У. Коннолли и многие другие исследователи.

В отечественной социально-философской, социологической, юридической и политической литературе также накоплен определенный концептуальный опыт исследования понятия. Однако традиции эти не столь глубоки. Вплоть до 1960-х гг. изучение понятия «власть» как социального явления практически отсутствовало, а само понятие не имело самостоятельного места в системе социальных понятий и обычно отождествлялось с понятием «государственная власть». Позднее появились работы, частично или полностью посвященные определению понятия «власть» и ее отдельных видов (см. работы Т.А. Алексеевой, Ю.М. Батурина, И.Л. Болянского, А.А. Дегтярева, В.В. Дементьева, С.В. Ермакова, В.Г. Ледяева, Б.М. Макарова, И.В. Солонько, Н.М. Степанова, Е.И. Шейгал, И.Б. Щеболевой и др.). Изучение власти вылилось в создание науки о ней – кратологии, которая изучает многочисленные общественные явления, связанные с властью. Кратология рассматривает проблемы власти, ее происхождение, функционирование и развитие, виды и формы власти, ее носителей, функции и задачи и т.д.

Феномен «власть» представляет собой глобальное явление, целый мир явлений, имеющий небольшое количество равных себе феноменов. Являясь ключевой социальной сущностью, объектом исследования многих поколений людей, рассматриваемый в настоящей работе феномен существует в системе общественных явлений, человеческих ценностей, отношений и взаимодействий. Власть органично связана с ними, взаимодействует и влияет на них, испытывая, в свою очередь, воздействие многочисленных и разнохарактерных явлений, процессов и событий. Исключение этих особенностей способствовало бы формированию неполного, одностороннего образа феномена «власть». Конечно, не все явления, в мир которых погружена «власть», равнозначны и сопоставимы как по уровню и масштабам своего «господства», так и по влиянию, испытываемому ими со стороны власти, «подчинению».

Основной идеей параграфа 1.3. «Фразеологические единицы в фокусе концептуализации жизнедеятельности человека» является репрезентация идиоматического слоя языка как эффективного средства отражения менталитета национальной языковой личности, ее психологии и культурологических ценностей, как одного из наиболее «культуроносных» пластов языка, отражающих жизнь и ценности народа, его поэзию и мудрость.

В настоящей работе мы понимаем фразеологическую единицу (ФЕ) как относительно устойчивое, воспроизводимое в речи, раздельнооформленное единство, содержащее хотя бы один переосмысленный лексический компонент и обладающее целостным (или частично целостным) значением. Семантическая структура абсолютного большинства ФЕ представляет собой симбиоз предметно-логического (денотативного) и эмоционально-экспрессивного (коннотативного) аспектов содержания.

Во второй главе «Феномен “власть” в концептуальной картине мира» рассматривается фрагмент концептуальной картины мира, который занимает в ней концепт «власть». Результаты анализа феномена «власть» позволяют сформировать общее для носителей русского языка и русской культуры концептуальное поле.

Феномен «власть» является значимым для различных областей жизнедеятельности общества: политики, экономики, социологии, психологии, философии. Поэтому анализ концептуальной картины мира осуществляется с учетом тех признаков, которые обусловлены данными сферами функционирования этого явления, а также того места, которое они занимают в целостном представлении мира. Это позволяет выявить как представление о «власти» в рамках каждой из этих сфер жизни человека, так и общий образ данного феномена. Последовательность их описания определяется степенью значимости понятия «власть» в каждой из данных областей научного знания.

В любом обществе и на любом этапе его развития ведущей сферой функционирования феномена «власть» является политика. В современном обществе возрастает значимость политической коммуникации, открыто обсуждаются вопросы власти, и решение целого ряда политических проблем зависит от того, насколько адекватно эти проблемы интерпретированы языком. Весьма высокой является роль данного понятия в экономике, где оно трактуется через призму обладания материальными ресурсами. Третьей областью проявления феномена «власть» выступает социология, где он трактуется как проявление воли и воздействия в социуме. Далее следует психология, которая способствует раскрытию значения феномена «власть» как реакции индивидов на действия политиков и высших чинов. Данная наука делает акцент на выявлении в каждом человеке и в обществе в целом психологических черт, обусловливающих лидерство одних его представителей и подчинение других. Философская мысль формулирует вопросы о природе «власти» и видит ее как некое безличное полевое образование, как некое достояние, которым следует обладать.

Далее подробно рассматриваются микроконцепты, входящие в состав когнитивного поля «власть»: «власть в политике», «власть в экономике», «власть в социуме», «власть в психологии», «власть в философии». Последовательность рассмотрения каждого из пяти микроконцептов обусловлена степенью значимости феномена «власть» для той или иной сферы общественного сознания. В каждой сфере выявляется набор признаков, формирующих образ феномена «власть». Структурация поля осуществляется с учетом степени значимости каждого признака для раскрытия данного понятия. В каждом микрополе выделяется ядро, содержащее имя концепта – «власть», приядерная зона, формируемая двумя «полярными», взаимообусловленными смысловыми компонентами – «господство» и «подчинение». Наполнение ближней и дальней периферийных зон пяти микроконцептов несколько различается. Однако в каждом микрополе ближнюю периферию формируют признаки, обладающие высокой степенью актуальности для широкого круга представителей каждой из пяти рассматриваемых сфер. Дальняя периферийная зона структурируется признаками, используемыми для характеризации феномена «власть» узким кругом специалистов конкретной области.

1. Анализ феномена «власть» в политическом сегменте, его толкования в политологических словарях и других научных источниках (т.е. в политическом дискурсе) способствует построению поля микроконцепта «власть». Микроконцепт «власть в политике» как единица структурного знания имеет определенную организацию. Он состоит из минимальных компонентов, концептуальных, в данном случае когнитивных признаков, которые образуют различные его слои.

Ядром поля является имя феномена – «власть». Приядерную зону формируют основные смысловые компоненты, общие для всех сфер жизнедеятельности общества. Это «господство (господствовать)» и «подчинение (подчиняться)». Когнитивные признаки приядерной зоны имеют высокую степень значимости для характеристики рассматриваемого феномена. Они являются основными, через них раскрываются оттеночные значения и формируется цельный образ феномена.

Ближнюю периферийную зону формируют 44 когнитивных признака. Признаки данного слоя по своему характеру различаются. Они делятся на элементарные (простые) и синкретичные (составные). Первые представляют собой характеристику лишь одного концептуального компонента («господство/господствовать» или «подчинение/подчиняться»), вторые имеют отношение к обоим компонентам. Так, компонент «господство/господствовать» включает в свой состав 29 элементарных признаков: «влияние/влиятельный», «воля/волевой», «доминирование», ««принуждение/принудительность», «распоряжение», «руководство», «управлять» и др. Число простых признаков, через которые раскрывается компонент «подчинение/подчиняться», значительно меньше – 6 («зависимость», «повиновение/повиноваться» и др.).

К ближней периферийной зоне относятся также 9 синкретичных признаков: «борьба», «закон/законный/законность», «неравенство», «положе­ние», «сотрудничество» и др. В зависимости от области проявления данные признаки имеют определенные оттеночные значения. Так, компонент «положение» свойственен обеим сторонам проявления власти, имеет особое значение, ибо определяет причастность личности к «красным» или «белым», «неравенство». Происходит «борьба» между властвующими и подвластными с обращением к нормам и правилам, «закону». Процесс «борьбы» прекращается в момент достижения определенного согласия, «сотрудничества» между представителями господствующего и подчиняющегося слоев общества.

Степень значимости признаков данного слоя для определения феномена «власть» несколько ниже, чем у признаков приядерной зоны, но также существенна для его описания.

Дальняя периферийная зона включает когнитивные признаки, содержание которых в наименьшей степени раскрывает сущность феномена «власть» и осознается ограниченным кругом носителей русского языка и культуры, преимущественно специалистами в области политологии и смежных областей. Она включает в себя 5 различных по характеру признаков: 2 элементарных («господство» – 2, «подчинение» – 0) и 3 синкретичных.

Таким образом, два основных смысловых компонента – «господство / господствовать» и «подчинение/подчиняться» – имеют различную значимость при трактовке феномена «власть» в политической сфере. Первый представлен 31 элементарным когнитивным признаком, второй – 6. Это обусловлено, прежде всего, онтологически: первичными по своему происхождению являются «господство/господствовать», «подавление», а лишь потом появляется «подчинение/подчиняться». Кроме того, первое является более привлекательным для членов социума, чем второе, так как связано с известными «преимуществами», «благами», «льготами», которые сулит факт обладания властью, т.е. доминирование и господство. Выявленные данные подтверждают закрепившееся мнение о том, что политика есть стратегия конструирования властных отношений на основе изменения бытия и сознания людей.

Относительно большим оказалось количество синкретичных когнитивных признаков, структурирующих обе периферийные зоны, – 12. Факт их наличия еще раз подчеркивает двойственный характер феномена «власть», которая основана как на «господстве», так и на «подчинении». Именно заложенная в нем диалектика придает «власти» динамику и позволяет постоянно обновляться и развиваться.

При этом преобладают признаки элементарные, относящиеся лишь к одному из описываемых смысловых компонентов. Общее их количество – 37. Благодаря этому трактовка феномена «власть» в политической сфере получает стабильность и устойчивость, которые необходимы любой развивающейся системе.

Все когнитивные признаки, характеризующие феномен «власть», были проанализированы на предмет их синонимичности для исключения дублирования идентичных по значению признаков. При этом дублетные синонимы не учитываются при анализе КП. Однако целесообразно сохранить знание о дублетной синонимии признаков, так как это будет востребовано при анализе других видов полей. Идеографические синонимы, кроме общей смысловой базы, имеют также дополнительные смысловые компоненты, которые расширяют представление о феномене «власть». Поэтому их следует учитывать в качестве отдельных, самостоятельных признаков. Кроме того, данные признаки располагаются в разных зонах поля (ближняя периферийная зона и дальняя периферийная зона) и имеют разную степень элементарности/синкретичности.

Таким образом, представление о «власти» в политической сфере (микроконцепт «власть в политике») формируется на основе 52 когнитивных признаков, структурированных и отнесенных к различным когнитивным слоям в соответствии с присущей каждому из них степенью значимости. Власть в политике – это, прежде всего, «власть государства».

2. Анализ экономического дискурса позволяет выделить основные элементы, конструирующие феномен «власть» в экономике, и сформировать поле микроконцепта «власть в экономике». Когнитивные признаки каждого слоя соответствующего поля выявляются при анализе слова «власть» в словарях и энциклопедических справочниках по экономике, которые представляют собой специфический экономический дискурс. Ядром поля является имя феномена – «власть». Приядерную зону формируют активные признаки, конструирующие представление о данном феномене. Это два основных смысловых компонента, которые пронизывают все сферы общественного сознания («господство» и «подчинение/подчиняться»), подчеркивая неравенство в экономической жизни социума.

Ближняя периферия формируется 28 когнитивными признаками, которые соотносятся с феноменом «власть»: 18 элементарных признаков характеризуют смысловой компонент «господство» («влияние/влиять», «контроль», «навязывать», «принуждение», «распоряжаться» и др.), 3 – «подчинение/подчиняться» («объект», «зависимость», «издержки»). Кроме того, выявлено 7 синкретичных когнитивных признаков, характеризующих феномен «власть» со стороны субъекта и объекта власти («борьба», «соперничество», «неравенство» и др.).

Степень значимости когнитивных признаков ближней периферийной зоны несколько ниже, чем у признаков приядерной зоны, однако они весьма значимы для формирования целостного образа феномена «власть» в экономике.

Дальнюю периферийную зону формируют 9 когнитивных признаков, 4 из которых имеют характер элементарных и характеризуют основной смысловой компонент «господство» («капитал», «прибыль», «предприниматель», «собственность/собственник»). Остальные 5 когнитивных признаков являются синкретичными («конкуренция/конкурентный», «рынок», «корпорация», «цена» и «инфляция»).

Таким образом, основные смысловые компоненты «господство» и «подчинение/подчиняться» имеют различную степень значимости при толковании образа «власти» в экономике. Первый компонент представлен 22 элементарными когнитивными признаками, второй – тремя. «Господство» является более привлекательным для членов сообщества, так как связано с «богатством», «прибылью», «собственностью». Данные собственно лингвистические выводы подтверждают расхожее мнение о том, что деньги дают власть, прежде всего, «господство».

Относительно большим оказалось количество синкретичных признаков, структурирующих обе периферийные зоны, – 12. Благодаря этой основе феномен «власть» получает стабильность и устойчивость, которые необходимы любой развивающейся системе.

Таким образом, представление о власти в сфере экономики (микроконцепт «власть в экономике») формируется на основе 40 когнитивных признаков. Власть в экономике – это, прежде всего, «власть денег».

3. При анализе феномена «власть» в социальной сфере удалось сформировать микроконцепт «власть в социуме». Ядром данного микроконцепта является имя феномена – «власть». Приядерная зона поля содержит два основных смысловых компонента («господство/господствующий» и «подчинение / подчиняющийся»).

Ближнюю периферийную зону формируют 26 когнитивных признаков. Компонент «господство/господствующий» включает в свой состав 18 элементарных признаков («влияние», «воля», «командование», «контроль», «принуждение», «руководство», «сила», «указание», «управление/управлять» и др.), компонент «подчинение/подчиняющийся» – 4 («объект», «зависи­мость», «исполнение», «согласие»). Данный слой включает также 4 синкретичных признака: «иерархичность», «отношение», «социум/социальный» и «поведение».

Дальняя периферийная зона включает в себя 2 когнитивных синкретичных признака: «норма», «универсализм».

Таким образом, два основных смысловых компонента – «господство / господствующий» и «подчинение/подчиняющийся» – имеют различную значимость при трактовке феномена «власть» и в сфере социологии: первый представлен 18 элементарными когнитивными признаками, второй – 4. «Господство» является более привлекательным для членов социума, так как связано с известными «благами», которые сулит широким массам «власть народа».

Относительно небольшим оказалось количество синкретичных когнитивных признаков, структурирующих обе периферийные зоны, – 6. Факт их наличия еще раз подчеркивает двойственный характер феномена «власть», который основан как на господстве, так и на подчинении.

При этом преобладают признаки элементарные, относящиеся лишь к одному из описываемых смысловых компонентов. Общее их количество – 22. Это обусловливает стабильность и устойчивость феномена «власть».

Таким образом, представление о «власти» в сфере социологии (микроконцепт «власть в социуме») формируется на основе 31 когнитивного признака. Власть в социуме – это, прежде всего, «власть народа».

4. Микроконцепт «власть в психологии» формируется определенным набором когнитивных признаков. Центром поля является имя феномена – «власть». Приядерная зона традиционно содержит два смысловых компонента – «господство/господствующий» и «подчинение/ подчиняться /подчиненный».

Ближнюю периферийную зону формируют 33 когнитивных признака. Из них элементарных 28: компонент «господство/господствующий» включает в свой состав 23 признака («авторитет», «влияние», «воля», «доминировать», «значимость», «контроль», «лидер/лидерство», «манипуляция», «наказание», «насилие», «превосходство», «распоряжение», «сила», «управление» и др.), «подчинение/подчиняться/подчиненный» – 5 («объект», «зависимость/за­висимый», «преклонение», «слабость», «страх»). Кроме того, выявлены 5 синкретичных признаков: «борьба», «неравенство», «потребность», «справедливость», «централизация».

Дальняя периферийная зона включает в себя 6 когнитивных признаков. Из них 4 элементарных: 2 раскрывают содержание компонента «господство» («самовыражение», «самоутверждение»), 2 – «подчинение» («бессознательность», «инстинкт»). Также в состав данного слоя входят 2 синкретичных признака: «психика» и «универсализм».

Таким образом, два смысловых компонента – «господство / господствующий» и «подчинение/подчиняться/подчиненный» – имеют различную значимость при трактовке феномена «власть» в сфере психологии. Первый представлен 25 элементарными когнитивными признаками, второй – 7.

Относительно небольшим оказалось количество синкретичных когнитивных признаков, структурирующих обе периферийные зоны, – 7.

Таким образом, представление о власти в сфере психологии (микроконцепт «власть в психологии») формируется на основе 42 когнитивных признаков. Власть в психологическом аспекте – это, прежде всего, «власть созна­ния».

5. Рассмотрение микроконцепта «власть в философии» позволяет построить его поле, выделить когнитивные признаки феномена разной степени актуальности. В центре поля располагается имя исследуемого явления – «власть». Приядерную зону поля формируют смысловые компоненты «господство» и «подчинение/подчиненный», выделенные как ключевые характеристики данного явления.

Ближнюю периферийную зону формируют 19 элементарных и синкретичных когнитивных признаков. Так, компонент «господство» включает в свой состав 13 элементарных признаков («авторитет», «воздействие», «контроль», «насилие», «руководство», «сила», «субъект», «управление» и др.), компонент «подчинение/подчиненный» – 2 («объект», «сопротивление»). Кроме того, выявлено 4 синкретичных признака: «закон», «отношение», «поведение», «социум».

Дальняя периферийная зона включает в себя только 6 синкретичных когнитивных признаков: «вездесущность», «достояние», «измерение», «смысл», «традиция», «энергия».

Таким образом, два основных смысловых компонента – «господство» и «подчинение/подчиненный» – имеют различную значимость при трактовке феномена «власть» в аспекте философии. Первый представлен 13 элементарными когнитивными признаками, второй – 2. «Господство» является более привлекательным для членов социума, так как связано с известными «благами», которые сулит факт обладания «властью» в сфере идеологии.

Значительным оказалось количество синкретичных признаков, структурирующих обе периферийные зоны, – 9.

Таким образом, представление о «власти» в сфере философии (микроконцепт «власть в философии») формируется на основе 27 когнитивных признаков. Власть в философском аспекте – это, прежде всего, «власть идеологии».

6. Выявленная значимость феномена «власть» для исследуемых сфер общественного сознания подтверждается и количественно: количеством когнитивных признаков, призванных раскрывать сущность этого явления в каждой из них. Власть в политике репрезентирована 52 когнитивными признаками, в экономике – 40, в социологии – 31, в психологии – 42, в философии – 27. Как видим, лишь одна сфера, а именно – психология, не укладывается в нисходящую кривую. Вероятно, это объясняется тем, что психология имеет непосредственное отношение к человеку, который является субъектом действия во всех наиболее значимых сферах функционирования феномена «власть». А потому «власть в психологии» представляет собой ту зону, где взаимодействуют характеристики всех этих областей знания. Именно поэтому в психологии «власть» представлена чрезвычайно разнообразно как в количественном, так и, соответственно, в качественном плане.

7. Концепт «власть» структурирован совокупностью когнитивных признаков, формирующих 5 микроконцептов обозначенных сфер функционирования общества. Структура концепта «власть» и пяти микроконцептов, образующих его, сходна. Их ядром выступает имя феномена – «власть». Приядерная зона включает два «ключевых» признака – «господство» и «подчинение», раскрывающих сущность рассматриваемого явления. Таким образом, базовый слой концепта «власть» и каждого микроконцепта имеет идентичное содержание. Данные конструкты наиболее точно отражают содержание описываемого феномена и актуальны для всех исследуемых в данной работе сфер научного знания. Они отображают две стороны одного явления, едины во всех сферах функционирования общества, обязательны и неотъемлемы от рассматриваемого объекта.

Общее количество признаков периферийной зоны когнитивного поля «власть» – 105, из них 72 элементарных и 33 синкретичных.

Ближнюю периферийную зону формируют 80 когнитивных признаков, где компонент «господство» репрезентирован 51 признаком, компонент «подчинение» – 11 признаками. При этом обнаружено существенное преобладание элементарных признаков (62) по отношению к синкретичным признакам (18).

Дальняя периферийная зона когнитивного поля «власть» состоит из 25 когнитивных признаков. В данном слое, в отличие от ближней периферии, преобладают синкретичные признаки: 10 элементарных и 15 синкретичных. Компонент «господство» раскрывается 8 признаками, «подчинение» – 2.

В целом в структуре периферийного слоя преобладают элементарные признаки, относящиеся лишь к одному из описываемых смысловых компонентов. Общее их количество – 72, из них 59 признаков участвуют в описании компонента «господство», 13 – компонента «подчинение». Это свидетельствует о том, что большинством людей феномен «власть» соотносится, прежде всего, с «господством» одних членов сообщества над другими. «Власть» в когнитивной картине мира русского языкового сообщества – это отношения между «субъектом» и «объектом», реализующиеся в форме «воздействия», «контроля» и «управления» и опирающиеся на «волю» и «авторитет» субъекта власти. Данная речевая формула власти включает в себя 6 признаков, характеризующих компонент «господство», и 1 признак – компонент «подчинение».

Концепт «власть» в структурном плане имеет свою существенную специфику. Он представляет собой двустороннюю сущность, включающую в себя два противоположных и взаимоисключающих начала – «господство» и «подчинение». Поэтому он является сущностью дуальной, амбивалентной, построенной по энантиосемичной модели. Феномен «власть» формируется благодаря обязательному наличию обеих частей, которые находятся между собой в отношениях противоборства. Именно борьба и нахождение «золотой середины» между этими двумя началами и обусловливают само существование данного феномена, а также существование и самого общества и человека.

8. Концепт «власть» в части репрезентации объектов окружающего мира является абстрактным концептом; с учетом связи с опытом и знаниями, полученными индивидом в процессе его развития, он относится к базовым концептам; в плане «области бытования» – к концептам, функционирующим одновременно в нескольких видах научного дискурса, в частности в политическом, экономическом, социологическом, психологическом, философском и др.; по способу вербализации – к концептам, которые могут быть репрезентированы языковыми единицами разных уровней (лексемой, свободным сочетанием слов, фразеологизмом, предложением); с точки зрения носителей – к универсальным концептам, имеющим национальную, «групповую» или индивидуальную окраску.

Третья глава «Концепт “власть” в языковой картине мира» включает в себя анализ этимологии слова власть, а также лексико-семантический, фразеосемантический и фразеологический аспекты описания феномена «власть».

1. Рассмотрение толкования лексической единицы власть в словарях разного типа и назначения позволяет определить объем его смыслового наполнения, а также проследить эволюцию формирования.

Данный анализ показал, что слово власть имеет идентичную основу на протяжении многих веков, пополняясь при этом за счет дополнительных смысловых элементов. Это позволяет говорить о значимости феномена, особой его роли в жизни как всего общества, так и отдельной личности.

Компонентный анализ значений слова власть позволяет построить его лексико-семантическое поле. В центре (ядре) располагается название феномена – «власть». Приядерную зону ЛСП слова власть структурируют смысловые компоненты «господство» и «подчинение», которые представляют собой своеобразные смысловые комплексные единства в силу сложности внутренней структуры. Данные характеристики нераздельны, взаимно предполагают друг друга и могут реализовываться как два типа личности – склонной «господствовать» или «подчиняться». Оба типа общественно необходимы. Данные категории могут воспроизводиться в форме крупных политических структур и отношений между ними – государства и общества, правительства и масс и т.д.

Ближняя периферийная зона ЛСП слова власть включает в свой состав 64 смысловых компонента, 47 из которых раскрывают компонент «господст­во» («владычество», «завоевание», «могущество» и др.) и 17 сем – компонент «подчинение» («зависимость»/«зависеть», «исполнение», «повиновение»/«по­виноваться» и др.).

Дальняя периферийная зона содержит 5 этимологических и исторически значимых, однако частично устаревших смысловых признаков, которые не осознаются большинством носителей языка и культуры и известны лишь специалистам. Тем не менее, из этого не следует, что для них данный слой семантического поля слова власть вообще отсутствует. Он существует опосредованно, как основа, на которой возникли и держатся другие слои. В состав дальней периферийной зоны входят 2 элементарных признака, характеризующих компонент «господство» («отряд», «войско»), а также 3 синкретичных признака («волость», «удел», «княжество»).

Таким образом, рассматриваемый феномен представляет собой емкое явление, содержание которого раскрывается через значительный ряд сем, передающих разные его характеристики. «Власть» в ЛСП слова власть – это «преимущество» субъекта власти, возникающее в результате «распоряжения» и «захвата» и обусловливающее «испытание» для объекта власти. Данная речевая формула состоит из 3 признаков, характеризующих компонент «господство», и 1 – компонент «подчинение».

2. На основе анализа фразеологических единиц, репрезентирующих феномен «власть», было сформировано два ФСП: ФСП-1 – на основе значимости тех или иных семантических признаков для характеристики данного феномена, и ФСП-2 – на основе частотности репрезентации отдельных семантических признаков в означаемом ФЕ.

Структура ФСП-1 идентична структуре когнитивного поля «власть». ФСП-1 состоит из ядра, включающего имя рассматриваемого феномена («власть»), приядерной зоны, формируемой при помощи двух основных смысловых компонентов – «господство» и «подчинение», а также ближней периферийной зоны, включающей 43 семантических признака, и дальней периферии, содержащей 8 семантических признаков.

Соотнесение ФСП-1 «власть» с одноименным когнитивным полем позволило выявить зону их пересечения. КП «власть», репрезентированное при помощи 108 когнитивных признаков, получило отражение во фразеологическом слое языка (ФСП-1) при помощи 54 семантических эквивалентов, 20 из которых имеют 30 дополнительных синонимичных признаков. Во фразеологическом русскоязычном сознании 54 когнитивных признака, характеризующих феномен «власть», не вербализованы, что позволяет сделать вывод о существовании соответствующей фразеосемантической лакуны. Данные признаки актуальны для специалистов пяти сфер общественного сознания (политика, экономика, социология, психология, философия), однако не представляются значимыми для обычных людей.

Ядро (признак «власть») и приядерная зона (признаки «господство» и «подчинение») КП «власть» получили полное отражение в ФСП-1. Периферийная зона КП (105 признаков) репрезентирована в ФСП-1 при помощи 51 семантический эквивалент и 27 их синонимов: ближней периферийной зоне КП (80 когнитивных признаков) соответствует 43 семантических эквивалента и 24 их синонима, дальней периферийной зоне КП (25 когнитивных признаков) – 8 семантических эквивалентов и 3 их синонима. Таким образом, ближняя периферийная зона КП отличается гораздо большей репрезентативностью в ФСП-1, чем дальняя периферийная зона. Это свидетельствует о том, что наименее значимые характеристики феномена «власть», располагающиеся в дальней периферийной зоне, актуальны лишь для специалистов соответствующих отраслей знания.

В целом ФСП-1 отражает значимость того или иного семантического признака для раскрытия понятия «власть» с точки зрения «обычных» носителей языка, их фразеосемантического сознания. Таким образом, данные характеристики феномена «власть» раскрывают его объективно-субъективную сущность, а потому оказываются более нейтральными в эмоционально-оценочном плане.

В результате выявления наиболее точно вербализующих феномен «власть» семантических признаков (по принципу максимальной близости к ядру) удалось вывести семантическую формулу, кратко репрезентирующую его в русском фразеосемантическом пространстве (в ФСП-1). «Власть» для русской фразеологии – это, прежде всего, «управление» как результат проявления «воздействующей» «воли» с опорой на «авторитет». Данная речевая формула содержит 4 признака, характеризующих лишь компонент «господство».

Анализ семантических признаков, репрезентированных в ФЕ, по степени частотности позволил сформировать ФСП-2, которое имеет сходную структуру с ФСП-1. Ядро ФСП-2 структурировано 5 признаками, выявленными в значении ФЕ от 46 до 62 раз (имя феномена – «власть», а также 4 элементарных признака, относящихся к смысловому сгустку «господство», – «заставить», «наказание», «воздействие»/«влияние», «сила»). К приядерной зоне относятся 4 признака, реализованных в значении ФЕ от 31 до 45 раз (3 элементарных признака, 1 из которых характеризует компонент «гос­подство» («воля»), 2 – компонент «подчинение» («страх», «зависимость»), а также 1 синкретичный («положение»). Ближнюю периферийную зону формируют 7 семантических признаков (элементарных), представленных в ФЕ от 16 до 30 раз (5 характеризуют компонент «господство» («господствовать», «принудить» и др.), 2 – компонент «подчинение» («подчинить», «покор­ность»). К дальней периферии были отнесены 37 семантических признаков, представленных в ФЕ от 1 до 15 раз: 26 элементарных признаков, 22 из которых характеризуют компонент «господство» («превосходство», «интерес» и др.), 4 – компонент «подчинение» («преклоняться, «слабость» и др.), а также 11 синкретичных признаков («закон», «норма» и др.).

В результате выявления семантических признаков, чаще всего репрезентированных в смысловой структуре ФЕ, вербализующих феномен «власть», удалось вывести семантическую формулу, кратко отражающую данный феномен в русском фразеосемантическом сознании. «Власть» для русского человека, индивидуума, отразившего свое мнение о ней во фразеологическом фонде языка, – это, прежде всего, «сила», которая «воздействует» и «заставляет» посредством «наказания». Данная речевая форму ла содержит  4 признака, характеризующих лишь компонент «господство».

В целом ФСП-2 отражает значимость того или иного семантического признака в повседневной жизни представителей русского языкового сообщества. Таким образом, данные характеристики феномена «власть» раскрывают его субъективную сущность, обусловленную личным опытом каждого индивидуума.

3. Проведенный анализ ФЕ с точки зрения способности и эффективности отражать феномен «власть» позволил сформировать фразеологическое поле «власть». Ядро ФП «власть», фразеологизмы которого содержат в качестве доминирующего (ключевого) признак «власть», формируется при помощи 31 ФЕ. Приядерная зона ФП включает в свой состав 41 ФЕ, содержащую в качестве основного признака сему «господство» или «подчинение», а также в некоторых случаях дополнительные смысловые признаки. Ближняя периферийная зона ФП включает в свой состав 353 ФЕ, содержащие в качестве основного признака одну из сем данного слоя ФСП-1, а также в некоторых случаях дополнительные смысловые признаки. Дальняя периферийная зона ФП формируется двумя группами ФЕ. К первой группе относятся 11 ФЕ, которые содержат определенный семантический признак дальней периферийной зоны ФСП-1 в означаемом фразеологизма. Вторая группа представлена 96 ФЕ, которые имеют такой признак в означающем. Такие ФЕ в наименьшей степени отражают понятие «власть», однако полностью отрицать влияния данных ФЕ на их смысловое наполнение нельзя. Именно поэтому данная группа ФЕ учитывается при структурировании ФП. «Власть» в данном аспекте – это «влияние» посредством «управления», обусловливающего «зависимость» объекта власти. Данная речевая формула власти включает в свой состав 2 признака, характеризующих компонент «господство», 1 – компонент «подчинение».

Результаты проведенного исследования позволяют говорить о яркой репрезентативности феномена «власть» во фразеологическом составе русского языка, который представлен 532 ФЕ.

Репрезентативность двух основных смысловых компонентов – «господство» и «подчинение» – в составе ФП «власть» имеет ту же специфику, что и в составе соответствующих КП, ФСП-1 и ФСП-2. Было установлено, что 380 ФЕ раскрывают значение компонента «господство», 105 – «подчинение», 47 – содержат в своем составе синкретичные смысловые признаки. Таким образом, в составе ФП «власть» сохраняется преобладание фразеологизмов, раскрывающих сущность компонента «господство». Большое количество вербализаторов обозначенного смыслового компонента еще раз указывает на то, что индивидуума больше занимает проблема существования некой силы, которая четко «регламентирует» всю его жизнь, чем вопрос о необходимости подчиняться ей.

Рассмотрение феномена «власть» на уровне языка, описание многомерности сформировавшихся во фразеологии средств его вербализации, выявление зафиксированных в языке результатов когнитивной деятельности человека подчеркивают особую значимость существования данного феномена для русскоязычного сознания, а также способствуют установлению национально-культурной специфики языковой картины мира, пониманию особенностей менталитета русской нации.

Перспективы дальнейшего изучения представляются в исследовании феномена «власть» на материале художественных произведений русских авторов, в сравнении авторских картин мира с учетом временных рубежей и социально значимых событий в жизни общества, а также в описании концепта «власть» на материале других языков и других культур, в выявлении его общих и специфических характеристик, в сопоставлении полученного комплексного образа феномена с его аналогом в языковой картине мира русского языкового сообщества.

В заключении излагаются основные результаты проведенного исследования.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

  1. * Касаткина, Е.А. «Власть в политике» как фрагмент концептуальной картины мира [Текст] / Е.А. Касаткина // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Спецвыпуск «Актуальные проблемы социальных и гуманитарных наук». – Ростов н/Д, 2009. (0,51 п.л.)
  2. * Касаткина, Е.А. Концептуальное поле феномена «власть»: структура и общая характеристика [Текст] / Е.А. Касаткина // Научная мысль Кавказа. – Ростов н/Д, 2010. – № 1. (0,56 п.л.)
  3. * Касаткина, Е.А. Фразеосемантическое поле «власть» в русском языке [Текст] / Е.А. Касаткина // Гуманитарные и социально-экономические науки. – Ростов н/Д, 2011. – №5 (0,78 п.л.)
  4. Касаткина, Е.А. Феномен «власть» как совокупность пяти микроконцептов [Текст] / Е.А. Касаткина, В.Ю. Меликян // Слово. Нравственность. Закон: сборник научных трудов, посвященных юбилею профессора А.В. Осташевского. – Краснодар: КубГУ, 2009. – Ч. 1. (0,8/0,4 п.л.)
  5. Касаткина, Е.А. Концепт «власть» в когнитивном аспекте [Текст] / Е.А. Касаткина // Международная научно-практическая конференция «Перспективные инновации в науке, образовании, производстве и транспорте – 2011». – Одесса: Черногорье, 2011. (0,76 п.л.)
  6. Касаткина, Е.А. Вербализация феномена «власть» в русской фразеологии [Текст] / Е.А. Касаткина // II Международная научно-практическая конференция «Ключевые проблемы современной науки – 2011». – Прага: Publishing house “Education and Science”, 2011. (0,48 п.л.)
  7. Касаткина, Е.А. Концептуальная характеристика феномена «власть» в сфере экономики [Текст] / Е.А. Касаткина // Социально-гуманитарный вестник Юга России / Социально-гуманитарные и юридические науки: современные тренды в изменяющемся мире. – Краснодар: Пресс-Имидж, 2011. (0,5 п.л.)
  8. Касаткина, Е.А. Феномен «власть» в языковой картине мира русского народа [Текст] / Е.А. Касаткина // Культура. Наука. Интеграция. – Ростов н/Д, 2011. – № 3. (0,36 п.л.)

Подписано в печать __.__.2012. Формат 60х84 1/16.
Офсетная печать. Объем 1,0 усл. печ. л. Тираж 100 экз.

Заказ № ____.

Издательство Педагогического института

ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет»:

344082, г. Ростов-на-Дону, ул. Б. Садовая, 33.

Ротапринтный участок ПИ ЮФУ:

344082, г. Ростов-на-Дону, ул. Б. Садовая, 33.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.