WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

МЕДНИКОВА Татьяна Юрьевна

КОГНИТИВНО-СЕМАНТИЧЕСКАЯ РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ХРОНОТОПИЧЕСКОГО Я В АНГЛОЯЗЫЧНОЙ ПРОЗЕ

Специальность: 10.02.04 – Германские языки

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Санкт-Петербург – 2012

Работа выполнена на кафедре английской филологии и лингвокультурологии филологического факультета федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет».

Научный консультант: Хомякова Елизавета Георгиевна – доктор филологических наук, профессор (ФГБОУ ВПО «Санкт Петербургский государственный университет»)

Официальные оппоненты: Воронцова Татьяна Ивановна – доктор филологических наук, профессор, заведующая кафедрой фонетики английского языка факультета иностранных языков (ФГБОУ ВПО «Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена») Гудкова Кира Владимировна – кандидат филологических наук, доцент кафедры английского языка филологического факультета (ФГБОУ ВПО «Санкт Петербургский государственный университет»)

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов», гуманитарный факультет

Защита состоится « » _______ 2012 года в ________ часов на заседании совета Д.212.232.48 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени доктора наук при ФГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет» по адресу: 199034, Санкт-Петербург, Университетская набережная, д. 11, ауд. ___.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке имени М. Горького СанктПетербургского государственного университета по адресу: 199034, Санкт-Петербург, Университетская набережная, д. 7/9.

Автореферат разослан "___" _____________ 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета д.ф.н. С.Т. Нефедов Данное диссертационное исследование посвящено выявлению и описанию языковых средств репрезентации хронотопической структуры Я англоговорящего индивида.

В основу работы легло положение о том, что Я говорящего обладает хронотопической природой: образ Я не является статичным, он претерпевает изменения в зависимости от времени и места реализации действия или состояния говорящего. При этом множество проявлений Я не стираются из его памяти, а сосуществуют в сознании и языке, дополняя каждый более поздний во времени образ самого себя, который выступает в роли Субъекта восприятия по отношению к каждому из более ранних.

Объектом научного анализа в рамках данной работы является вербализованный образ хронотопической структуры Я англоговорящего индивида, рассматриваемый как результат развития Я в пространстве и времени.

Предметом исследования выступает комплекс англоязычных средств репрезентации образа Я говорящего, реализуемого в определенных пространственно-временных координатах в художественном тексте.

Актуальность диссертации обусловлена (1) соответствием объекта исследования антропоориентированной лингво-когнитивной парадигме; (2) использованием в работе междисциплинарного подхода, позволяющего объединить достижения и методы таких областей научного знания, как лингвистика, философия языка, психолингвистика и логика; (3) обращением к вопросам самопознания, самовосприятия и самоидентификации говорящего посредством анализа языковых образов Я в тексте современного англоязычного произведения, что соответствует лингво-когнитивной парадигме; (4) исследованием на материале английского языка центрального элемента языковой картины мира – образа Я говорящего в изменяющемся пространстве и времени.

Теоретической основой исследования послужили положения когнитивной лингвистики, разрабатываемые в трудах отечественных (А. Д.

Арутюнова, Ю. Д. Апресян, В. З. Демьянков, Е. С. Кубрякова и др.) и зарубежных лингвистов (Ch. J. Fillmore, G. Lakoff, R. Langacker, L. Talmy и др.), работы представителей лингвокультурологии (Н. Г. Брагина, С. Г. Воркачев, О. А. Корнилов, В. В. Красных и др.), современные исследования языковой репрезентации категорий времени и места (А. В. Бондарко, М. В. Всеволодова, Е. Ю. Владимирский, В. Г. Гак, К. Г. Красухин, Е. В. Рахилина и др.), категории компаративности (Н. Д. Алхазова, В. П. Гор, V. Jovanovi, G. Leech и др.), Я говорящего (М. М. Бахтин, Е. А. Гончарова, В. А. Лекторский, Ю. М. Лотман, Е. С. Петрова, И. А. Щирова, R. Harre и др.).

Цель работы заключается в исследовании совокупности языковых средств реализации хронотопической структуры Я говорящего в английском языке, а также особенностей лингвистических способов репрезентации процесса развития и формирования образа Я в изменяющихся хронотопических условиях англоязычного текста.

К задачам, обусловленным целью исследования, относятся следующие:

1. Рассмотреть основные представления о пространстве и времени и существующие лингвистические концепции актуализации соответствующих категорий в языке.

2. Исследовать особенности реализации субъектно-объектных отношений в рамках оппозиции Я – Другой как одного из ключевых инструментов самопознания на материале англоязычного текста.

3. Уточнить особенности функционирования авторского Я в тексте англоязычного автобиографического произведения в русле когнитивной лингвистики.

4. Описать языковую репрезентацию понятий индивидуальность и личность, участвующих в формировании образа Я говорящего в условиях хронотопического единства (пространство-время-Субъект восприятия).

5. Выявить роль логической операции сравнения в формировании образа Я как неотъемлемой составляющей языковой картины мира, а также вывести общую модель ситуации актуализации хронотопического Я в англоязычном тексте.

6. Описать Я говорящего как совокупность пространственно-временных образов Я на основании анализа языковых средств репрезентации хронотопической структуры Я в тексте англоязычного автобиографического произведения.

7. Исследовать вербальный образ автобиографического хронотопа, выступающего в качестве объекта и мотива оценки в англоязычном тексте.

Источниками языкового материала стали тексты художественных произведений автобиографического характера современных англоязычных авторов. Методом сплошной выборки для исследования были отобраны фрагменты англоязычных текстов, репрезентирующие хронотопический образ Я говорящего, в количестве 2500 единиц.

Методологической основой исследования языковой репрезентации хронотопического образа Я в англоязычной прозе являются следующие положения: а) языковая картина мира представляет собой совокупность знаний и опыта говорящего, зафиксированную в вербальной форме, и носит субъективный характер; б) Я говорящего выступает в качестве центрального элемента языковой картины мира и может одновременно выполнять функции Субъекта и Объекта восприятия; в) формирование картины мира (а также образа Я как её составляющей) в языке и сознании индивида осуществляется в определенном пространстве и времени, что влияет на характер материализуемых в языке образов.

При решении поставленных задач в ходе исследования применяются следующие методы и приемы лингвистического анализа:

- метод лексико-семантического анализа отобранного языкового материала для выявления и описания способов и средств языковой репрезентации хронотопического образа Я говорящего в англоязычном тексте;

- структурно-когнитивный метод для определения элементов ситуации актуализации хронотопического Я в англоязычном тексте и описания их функций и возможных параметров взаимодействия;

- сравнительно-сопоставительный анализ ситуаций актуализации хронотопического Я в англоязычном тексте для построения их классификаций;

- метод лингвистического моделирования для наглядного представления результатов, полученных в ходе исследования материала английского языка;

- индуктивно-дедуктивная методика и элементы логико-семантического анализа.

Научная новизна работы обусловлена изучением хронотопической структуры Я как продукта речемыслительной деятельности человека и заключается в следующем: в данной диссертации впервые (1) предпринята попытка когнитивно-семантического анализа репрезентации Я говорящего в англоязычной прозе как многоуровневого хронотопического образования;

(2) разрабатывается общая модель языковой ситуации актуализации хронотопического Я в англоязычном тексте; (3) осуществляется классификация способов репрезентации взаимодействующих когнитивных категорий пространства и времени, а также Я говорящего в английском языке;

(4) описывается хронотопичность Я говорящего как комплекс признаков, выраженных в тексте англоязычного произведения; (5) проводится исследование актуализации автобиографического хронотопа в тексте англоязычного произведения на примере хронотопа футбольного стадиона.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что она вносит вклад в дальнейшее развитие антропоориентированного подхода в лингвистике и разработку методов и средств когнитивно-семантического анализа репрезентации Я говорящего в английском языке, а также представляет собой материал для дальнейшего изучения в рамках когнитивной науки в целом.

Посредством анализа средств английского языка в работе достигается осмысление взаимосвязанности и взаимоопределяемости представлений говорящего о себе самом и о мире, в котором он живет, в т.ч. и о таких физических данностях, как пространство и время. В рамках проводимого исследования вербальный образ Я рассматривается как результат одновременного протекания двух разнонаправленных когнитивных процессов, в которых Я выполняет функции Субъекта восприятия, с одной стороны, и Объекта восприятия – с другой. Я представляет собой целостный динамический саморефлексирующий образ, вбирающий в себя неограниченное множество хронотопических проявлений Я говорящего.

Практическая значимость работы состоит в возможности применения полученных при исследовании языкового материала результатов в лекционных курсах по теоретической грамматике английского языка, стилистике и лингвистике текста, анализу текста, проблемам литературоведения, а также на семинарах по художественному творчеству.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Необходимым условием осуществления самопознания является овладение человеком когнитивными категориями Субъекта и Объекта восприятия, что становится возможным при соотнесении образа Я с образом Другого. Для говорящего Другой представляет собой Объект восприятия как в окружающем мире, так и внутри себя. Язык при этом выступает в качестве одного из основных когнитивных инструментов, используемых для осуществления противопоставлений Я – Другой, Субъект – Объект в языковом сознании человека.

2. Субъектно-объектные отношения, в рамках которых когнитивные категории Субъекта и Объекта репрезентированы Я говорящим, лежат в основе актуализированного в языке процесса саморефлексии, разворачивающегося в определенном пространстве и времени.

3. Языковой образ Я говорящего является динамическим целым, формирующимся и развивающимся в течение жизни человека, что актуализируется в англоязычном автобиографическом тексте. На каждом последующем этапе развития образ Я дополняется вновь приобретенными свойствами и характеристиками, что позволяет говорить о существовании множества отдельных проявлений Я, зафиксированных в памяти говорящего и отраженных в тексте англоязычного произведения.

4. Образ Я как Объект рефлексии при репрезентации в английском языке может приобретать различные характеристики в зависимости от особенностей (в т.ч. лингвокультурных) самовосприятия говорящего в пространстве и времени.

Так, например, языковой образ Я может обладать ярко выраженными индивидуальными чертами или, напротив, ничем не отличаться от образов других членов социума, к которому принадлежит говорящий.

5. Совокупность вербальных образов Я в тексте англоязычного произведения, ассоциируемых с определенными участками пространственновременного континуума, образует хронотопическую структуру Я.

6. Хронотопическая структура Я репрезентирована в английском языке посредством соотнесения отдельных проявлений Я с определенными событиями, представляющими собой содержательную сторону хронотопа.

7. Противопоставление двух и более вербализованных пространственновременных образов Я, участвующих в формировании целостного образа динамического Я в английском языке, производится на основании их удаленности друг от друга в пространстве и времени.

Апробация работы: основные положения диссертации были изложены в докладах на IV Всероссийской научной конференции "Англистика XXI века" (2008), на V Всероссийской научной конференции "Англистика XXI века" (2010), а также на аспирантских семинарах кафедры английской филологии и лингвокультурологии филологического факультета Санкт-Петербургского государственного университета. Результаты исследования отражены в четырех публикациях общим объемом 1,5 п.л., две из которых опубликованы в изданиях, зафиксированных в перечне ВАК РФ.

Структура и объем работы: диссертация содержит 184 страницы текста и включает в себя введение, три главы с последующими выводами и заключение. К тексту работы также прилагается библиографический список, насчитывающий 163 источника, и список сокращений.

Содержание работы. Во введении определяется объект исследования, обосновываются актуальность и новизна работы, формулируются основная цель и задачи работы, определяются методы исследования, излагаются основные положения, выносимые на защиту, обосновывается теоретическая и практическая значимость работы.

Первая глава «Хронотопическое Я в языковой картине мира» посвящена исследованию ключевых понятий, образующих теоретическую основу работы:

категорий пространства и времени, Субъекта и Объекта восприятия и способов их языковой актуализации, Я говорящего и понятия хронотопа в лингвистике.

В связи со спецификой темы работы, а также её цели и задач исследование проводится в русле когнитивной парадигмы и носит антропоориентированный характер. Таким образом, основные понятийные категории и их репрезентация лингвистическими средствами рассматриваются с учетом личности говорящего. Отображение мира и себя как его части в языковом сознании человека находится в непосредственной зависимости от социально-этнической принадлежности индивида, его личных качеств, того или иного эмоционального состояния, социального опыта и т.д.

На основании мнения когнитивистов о том, что языковая картина мира складывается в сознании человека в процессе социализации и, как следствие этого, неминуемо ощущает на себе влияние национально-культурных факторов (Гвоздева 2004, Колшанский 2005, Корнилов 2003, Красных 2002, Новикова 2000), в диссертации делается вывод об экстралингвистической обусловленности процесса и результата самовосприятия. Языковая репрезентация Я, составляющая часть языковой картины мира, определена рядом внутренних и внешних факторов, среди которых положение говорящего в пространственно-временном континууме выполняет одну из ключевых ролей.

Категории пространства и времени в языковой картине мира обладают свойствами, которые отражают и научные, и наивные представления о соответствующих реалиях.

Опираясь на языковой материал, исследователи-лингвисты разработали множество классификаций способов восприятия языковой репрезентации времени (Арутюнова 1997, Есперсен 1952, Красухин 1997, Касевич 1977, Рейхенбах 1962, и др.) и пространства (Кубрякова 1997, 2000, Кобозева 1997, Кравченко 1995, Топоров 1983, 1988, Яковлева 1994, Levinson 1996, Talmy 1983, и др.). В языке современного человека временные и пространственные отношения могут принимать различную форму благодаря метафорической природе познания и способности индивида определять свое положение в континууме и положение внешних объектов относительно не только неодушевленных предметов, но и других людей, совместно образующих определенное социальное пространство, относительно неких событий, общепринятых географических и лингвокультурных ориентиров.

В рамках антропоориентированного подхода в лингвистике на первый план выходят субъективные характеристики понятийных категорий времени и пространства, поскольку они позволяют приблизиться к более глубокому пониманию когнитивных процессов. Говорящий живет и функционирует в «своих личных индивидуальных пространстве и времени, зависимых от него, им же обусловленных, без него невозможных» (Брагина, Доброхотова 1981: 149).

В основе познания, осуществляемого говорящим в определенном пространстве и времени, лежат субъектно-объектные отношения. Говорящий выполняет роль Субъекта восприятия, в то время как в качестве Объекта может выступать любой элемент окружающей действительности, в т.ч. Другой [человек]. Способность воспринимать Объект в Другом отсылает сознание Субъекта к самому себе. Самопознание, таким образом, вторично и обусловлено возможностью говорящего выполнять функции Субъекта и Объекта восприятия одновременно (Хомякова 2002, Cassam 1997, Strawson 1994 и др.).

Сложные когнитивные процессы, связанные с познанием своего Я находят отражение в системе языка и в языковой картине мира человека. Одним из основных лингвистических средств реализации отношений Я – Другой в пространстве и времени выступает категория дейксиса (Апресян 1995, Стернин 2001, Уфимцева 2004, Goddard 1997, Lyons C. 1999, Peirce 2003 и др.).

Дейктические показатели вербализуют как объективные отношения между участниками коммуникативного акта, так и субъективное восприятие окружающего мира и себя в нем Я-Субъектом.

Самовосприятие осуществляется Я-Субъектом в определенном пространстве и времени, т.е. в хронотопе. Понимание пространства-времени как единой категории получило развитие в трудах представителей различных областей научного знания, в т.ч. литературоведения и лингвистики, как следствие семантической неразделимости в языковом сознании человека (Бахтин 1975, Щукин 2004, Леонтьева 2009 и др.). Такое объединение двух понятийных категорий в одну возможно благодаря субъективному характеру восприятия пространства и времени человеком. Включение Субъекта в пространственно-временные отношения естественным образом наделяет хронотоп неким смыслом. Так, пространство и время – это принадлежащий внешней действительности субстрат события – ментальной сущности, принадлежащей сознанию говорящего.

Понятие хронотопа как воспринимаемого человеком во всей полноте свойств пространственно-временного континуума представляет собой один из базовых элементов проводимого исследования. То, каким индивид видит самого себя в тот или иной момент жизни, зависит от соответствующих этой точке координат и, соответственно, событий. В рамках каждого отдельно взятого события человек определенным образом оценивает окружающий мир и самого себя в нем. Следовательно, общий образ Я индивида формируется из множества единичных пространственно-временных проявлений Я, реализуемых в различных хронотопических условиях. Иными словами, хронотопическое Я – это способ реализации языковой личности, представляющий собой совокупность личностных и индивидуальных характеристик, ассоциированных с пространственным положением и моментом времени и зафиксированных в памяти и языке говорящего.

Рассмотренные теоретические аспекты изучения Я говорящего в соответствии с лингво-когнитивной парадигмой позволили объединить такие категории, как пространство, время, Субъект и Объект восприятия в комплексное понятие хронотопического Я и определить круг задач, которые связаны с тем, что в рамках проводимого исследования необходимо:

- подробно описать структуру языковой ситуации актуализации хронотопического Я, для того чтобы выявить ее облигаторные и факультативные элементы, а также установить возможные отношения между ними;

- провести анализ языковых средств репрезентации хронотопического Я с последующим построением классификаций ситуаций его актуализации в англоязычном тексте;

- определить комплекс признаков, характеризующих Я говорящего в определенной точке пространственно-временного континуума для лингвистического описания такого свойства субъекта речи, как хронотопичность;

- обратиться к понятию хронотопа и на конкретном языковом материале исследовать характер влияния, оказываемого пространственно-временными условиями актуализации на формирование образа Я говорящего.

Вторая глава «Способы актуализации хронотопического Я в английском языке» посвящена анализу английских языковых средств репрезентации хронотопической структуры Я как совокупности множества противопоставленных пространственно-временных образов Я. Текст англоязычного автобиографического произведения, на материале которого рассматриваются особенности актуализации Я говорящего, способствует более глубокому исследованию функционирования хронотопических координат при реализации отдельных проявлений Я.

Автобиографическое произведение представляет собой художественное отображение поэтапного процесса формирования единого динамического образа Я. В работе учитывается тот факт, что Я-повествователь, наделенный характеристиками, свойственными человеку как объекту материального мира, является структурно-композиционным элементом повествования и не тождественен личности автора.

Для построения общей модели языковой ситуации, необходимой для репрезентации сложного пространственно-временного образа авторского Я, в диссертации выделены ее основные свойства:

1) В основе ситуации актуализации хронотопического Я лежит ситуация сравнения.

2) Авторское Я совмещает функции субъекта и объекта сравнения.

3) В качестве коррелирующего объекта сравнения может выступать пространственно-временной образ Я или образ Другого в идентичном хронотопе.

4) Для осуществления сравнения между двумя и более пространственновременными проявлениями авторского Я необходима языковая репрезентация хронотопических условий актуализации каждого образа Я.

При этом хронотопические координаты могут быть выражены как эксплицитно, так и имплицитно. Именно различия в хронотопе позволяют выявить каждое проявление Я и рассматривать его как отдельный самостоятельный образ, играющий роль объекта в ситуации сравнения.

Вышеперечисленные особенности ситуации актуализации хронотопического Я в англоязычном тексте можно представить с помощью следующей общей модели:

Я-Субъект (t0,p0) Я-Объект1 (t1,p1) Я-Объект2 (t2,p2) / Другой-Объект (t1,p1) Функция субъекта сравнения (Я-Субъект) выполняется одним из проявлений Я, характеризуемых определенными временными (t0) и пространственными координатами (p0). Объектом сравнения (Я-Объект1) также выступает один из языковых образов Я во времени (t1) и пространстве (p1).

Коррелирующий объект сравнения может быть представлен образом Я (ЯОбъект2) в координатах t2 и p2 или образом Другого в том же хронотопе, что и Я-Объект1.

В результате исследования фрагментов англоязычного текста в соответствии с представленной моделью в диссертации разработаны классификации ситуаций актуализации хронотопического Я по способу репрезентации их отдельных элементов.

В рамках проводимого исследования особый интерес представляют способы репрезентации Я в английском языке как Объекта восприятия, поскольку в центре нашего внимания находятся процессы саморефлексии, самопознания, направленные на восприятие образа Я говорящего в пространстве и времени. Особенности языковой репрезентации Я как Объекта восприятия отражают закономерности процесса самопознания, обусловленные экстралингвистическими факторами. Анализ языкового материала позволил выделить следующие способы актуализации образа Я:

1)Я как часть группы людей, объединенных общим признаком;

Соотнесение с определенной группой людей, определенным социальным единством представляет собой один из самых частотных способов языковой репрезентации Я. В таком случае Я говорящего наделяется свойствами, характерными для каждого члена группы или социума, к которым он принадлежит, и воспринимается как часть целого.

1. Until 1970, people of my age and a good few years older knew more about Ian Ure than they did about the greatest player in the world. (…)Six years after Marshall McLuhan published Understanding Media, a good three-quarters of the population of England had about as clear a picture of Pel as we’d had of Napoleon one hundred and fifty years before (Hornby 1992).

Автор-повествователь видит себя в прошлом как часть двух социальных групп: возрастной группы (people of my age and a good few years older) и большей части населения Англии (a good three-quarters of the population of England). Свою принадлежность к упомянутым группам рассказчик обозначает посредством использования личного местоимения первого лица множественного числа – we.

2) автономинация Я как объекта восприятия;

В данной группе объединены примеры языковой репрезентации Я говорящего с помощью его номинации, как если бы речь шла не о самом говорящем, а о третьем лице.

2. I’ve had spots for years and years and years. You’d have thought I’d have grown out of them now that I’m a wife, mother and half of that oh-so-glamorous celebrity couple Posh and Becks. But no. Out they come, just to remind me that money can’t buy you everything (Beckham 2002: 48-49).

Автономинация репрезентирована в приведенном текстовом фрагменте существительными с зависимыми словами, выполняющими функцию предикатива: жена, мать, половина этой эффектной звездной пары Пош и Бекс (a wife, mother and half of that oh-so-glamorous celebrity couple Posh and Becks).

3)репрезентация Я посредством генерализации.

Использование любых местоимений кроме личных и притяжательных местоимений первого лица приводит к репрезентации некоего обобщенного образа, включающего в себя и Я говорящего.

3. Even the fact that I was one of only three boys wearing shorts wasn’t as traumatic as it should have been. As long as you knew the name of the Burnley manager, nobody much cared that you were an eleven-year-old dressed as a six-year-old (Hornby 1992).

Употребление личного местоимения второго лица подчеркивает, что описываемое в тексте примера правило распространялось не только на Яповествователя, но и на других школьников. Следует отметить, что в данном примере осуществляется сравнение образа Я с образом Другого в одном хронотопе.

Различия в наборе существенных свойств Я на разных этапах его развития позволяют говорить о сосуществовании в языке и сознании человека множества отдельных пространственно-временных образов Я. Совокупность дифференциальных признаков, отличающих одно хронотопическое проявление Я говорящего от другого, придает образу Я общее свойство хронотопичности.

Последнее является неотъемлемой характеристикой Я и репрезентировано в языке соответствующим образом.

Анализ английского языкового материала показал, что перемены, происходящие с хронотопическим Я, могут носить внешний или внутренний характер. Иными словами, изменения могут быть доступны восприятию извне посредством таких чувств, как зрение, слух и т.д., или непосредственно не наблюдаться, если они связаны с ментальной деятельностью или эмоциональным состоянием говорящего. К хронотопическим изменениям, отличающим одно пространственно-временное проявления Я говорящего от другого, могут быть отнесены, например:

- перемены во внешнем виде;

4. The original dull, brown, thin hair was now dull, brown, big hair. This was my contribution to the eighties (Beckham 2002: 56).

- перемены в поведении;

5. I was fifteen, and the option of tears was not available as it had been in 1969; when the final whistle went I can recall my knees buckling slightly (Hornby 1992).

- смена эмоционального состояния.

6. He [Dave] put his hand into his bag and pulled out the fixtures for the first team. The firsts! I was stunned. (…) My fury over the fiver disappeared immediately (Gerrard 2007: 86).

Я хронотопично во всей своей целостности. Иначе говоря, внешние и внутренние особенности и изменения образа Я составляют единый комплекс характеристик, поскольку они связаны прочными причинно-следственными отношениями в языковом сознании говорящего. Внешние перемены имплицируют внутренние (и наоборот), как представлено в тексте англоязычного художественного произведения.

Изменения, происходящие с автором повествования в зависимости от его положения в системе пространственно-временных координат англоязычного текста, указывают на то, что именно занимаемая им позиция определяет набор внешних и внутренних характеристик и особенностей, присущих ему на соответствующем этапе его развития. Сравнение образов Я, сформированных условиями различных хронотопов, позволяет Я говорящему произвести самооценку, что находит соответствующую репрезентацию в тексте англоязычного автобиографического произведения.

Поскольку хронотопическое Я обусловлено двумя типами координат (пространственными и временными), изменение любой из них приводит к переменам и в структуре Я.

Классификация способов репрезентации противопоставления образов Я по временным параметрам в англоязычном тексте состоит из 2 категорий:

биографическое время может выступать как (1) маркер момента реализации действия или состояния и как (2) маркер периода реализации действия или состояния. Данные категории также подразделяются на 3 и 2 подгруппы соответственно.

Противопоставление по моменту реализации может осуществляться по схеме:

1) план предпрошедшего – план прошедшего;

7. By the time I was fifteen I was no longer quite so small… (Hornby 1992).

Время, когда герой достиг возраста пятнадцати лет (by the time I was fifteen), становится границей, разделяющей повествование на два отрезка в прошлом: до упомянутого события и после.

2) план прошедшего – план настоящего;

8. I begged and pleaded and nagged, and eventually my mother gave in and allowed me to travel to away games. Back then I was jubilant; now I’m indignant (Hornby 1992).

Хронотопические проявления авторского Я в данном отрывке эксплицитно соотносятся с моментами времени в прошлом (тогда – back then) и в настоящем (сейчас – now).

3) план прошедшего – план будущего в прошедшем.

9. If anyone had told me then I’d be married to a footballer I wouldn’t have believed them (Beckham 2002: 4).

Уверенность в невозможности создания семьи с футболистом, репрезентированная в тексте фрагмента с помощью формы Past Conditional глагола to believe, характеризует более ранний образ Я, реализованный в прошедшем времени (тогда – then). Из контекста известно, что однажды героиня будет вынуждена поверить в реальность такого брака, потому что он станет реальностью: I’d be married to a footballer (Future-in-the-Past).

Биографическое время как маркер периода реализации действия или состояния репрезентировано в англоязычном тексте:

1) с учетом длительности периода;

10. If I had been correct in assuming previously that my indifference marked the onset of maturity, then that maturity had lasted just ten months, and by the age of nineteen I was already into my second childhood (Hornby 1992).

Продолжительность периода времени эксплицитно выражена в тексте:

зрелость длилась всего лишь десять месяцев – maturity had lasted just ten months.

При этом подчеркивается его скоротечность, не соответствующая понятию зрелости личности.

2) без учета длительности периода (важен только хронотоп).

11. I wasn’t afraid of hard work. I’d always had to work hard at junior school just to keep up: I was never one of the clever ones (Beckham 2002: 24).

В приведенном примере период времени, на протяжении которого реализуется хронотопический образ авторского Я, совпадает со временем обучения в начальных классах (at junior school), однако его продолжительность не влияет на репрезентированный в тексте образ Я.

Пространственная характеристика не менее важна для создания отличных друг от друга проявлений хронотопического Я, чем временная. При составлении классификации способов репрезентации пространственного аспекта актуализации хронотопического Я в англоязычном тексте одним из ключевых факторов стала социальная составляющая Я говорящего. Так, в ходе анализа отобранного для исследования текстового материала были выявлены следующие способы определения своего местоположения человеком:

1) место как пункт пребывания, местность;

Общим для языковых ситуаций, отнесенных к этой категории, является текстовая актуализация представлений человека о месте как о некоем ограниченном пространстве, наделенном физическими и географическими характеристиками.

12. I lived at No. 10 Ironside Road on the Bluebell Estate. Ironside was known as the Happy Street. … Bluebell’s quite a big estate, a warren of roads with four pubs, one on each side… (Gerrard 2007: 14).

2) место как социум;

К данной категории отнесены примеры, иллюстрирующие представления человека о месте как о социальном пространстве. Под социальным пространством мы понимаем коллектив людей, разделяющих образ жизни, культуру, традиции, язык общения и т.д. – т.е. то, что определяет поведение в рамках этого общества.

13. Anfield just felt right, going to the club I adored and being coached by people whose trade mark is trust (Gerrard 2007: 42).

3) место, отождествляемое с процессом, деятельностью;

Данная категория объединяет те языковые ситуации, в которых проявление хронотопического Я формируется в процессе некоей деятельности или в рамках некоего события, которое обладает постоянными пространственными характеристиками. Подобные характеристики могут носить как общепринятый, так и индивидуальный характер.

14. At dancing I wasn’t an outsider at all. I even had friends (Beckham 2002: 50).

4) место, отождествляемое с человеком.

Особенностью данной группы примеров стала языковая репрезентация того, как человек определяет свое местоположение относительно других индивидов. Характерной чертой такого ориентира является способность людей перемещаться в пространстве с сохранением того влияния, которое они оказывают своим присутствием на окружающих. В отличие от социального пространства, в примерах этой категории акцентируется не социальная составляющая коммуникации, а личное знакомство и личное отношение говорящего к тому человеку, который своим присутствием определяет черты соответствующего моменту проявления хронотопического Я.

15. In fact our classes were held anywhere they could find in Broxbourne that had a wooden floor: church halls and even a scout hut. Only one place had a barre and mirrors. But my disappointment only lasted about two minutes because Miss Christine was a really nice person (Beckham 2002: 24).

При том, что хронотопический образ Я характеризуется двумя типами координат – пространственными и временными – в тексте они эксплицируется лишь частично, в зависимости от релевантности той или иной информации.

Импликация одного типа хронотопических координат при экспликации другого возможна благодаря представлениям человека о пространственно-временном континууме как неделимом целом. События, номинирующие отдельные участки хронотопа, характеризуются неким пространственным и временным положением. Упоминание самого события отсылает к определенному моменту и месту его свершения. Таким образом, при экспликации одного типа координат с целью референции события остальная информация говорящим подразумевается или вытекает из контекста. При условии уникальности события необходимость в экспликации хронотопических координат полностью отпадает.

Поскольку каждое проявление авторского Я, реализуемое в рамках некоего события, обладает пространственно-временными координатами, а для референции события достаточно лишь одного типа координат (пространственных или временных), в языке возможно противопоставление двух и более образов Я на основании разных категорий координат.

16. Why was I so serious? I was a child everywhere else: at home; at school… But when I was watching Arsenal, I don’t think I felt relaxed enough to laugh until I was well into my twenties (Hornby 1992).

Одно из проявлений Я в приведенном фрагменте характеризуется через место актуализации (дома, в школе – at home, at school), где автор вел себя как ребенок (I was a child). Второй репрезентированный в тексте образ Я идентифицируется через время актуализации (когда я смотрел футбол – when I was watching Arsenal) и описывается как сосредоточенный, недостаточно расслабленный (not relaxed enough). Сопоставление двух образов Я на основании пространственной референции в одном случае и временной – в другом возможно благодаря обязательной импликации всего комплекса координат в понятии события.

Выводы, полученные в результате исследования материала англоязычной автобиографической прозы, свидетельствуют о том, что образ Я говорящего представляет собой многоуровневое динамическое образование, состоящее из множества проявлений Я, обусловленных различными хронотопическими координатами, репрезентированными в англоязычном автобиографическом тексте. Хронотоп, как показал анализ языкового материала, выступает в качестве условий актуализации отдельных пространственно-временных образов Я как единое целое.

В третьей главе «Хронотоп как условия актуализации Я в англоязычной прозе» особое внимание уделяется исследованию языковой ситуации оценки применительно к реализации Я говорящего в автобиографическом хронотопе англоязычного произведения.

Особенность аксиологической характеристики хронотопа заключается в двух уровнях её актуализации. Во-первых, единое пространство-время выступает в роли Объекта восприятия и, соответственно, оценки наряду с другими элементами окружающей действительности. Присутствие Субъекта восприятия, как было упомянуто ранее, придает хронотопу статус события в языковом сознании говорящего. Во-вторых, оценочное суждение формируется говорящим в определенном хронотопе под воздействием внешних и внутренних факторов, соответствующих времени и месту события. Следовательно, хронотоп не только играет роль объекта оценки, но и определяет критерии оценки, является ее мотивом.

Сопоставляя оценочные суждения, сформированные относительного одного и того же объекта в различных хронотопических условиях, Я говорящий сравнивает не только сами оценки, но и имплицированные в них характеристики себя как Субъекта. Таким образом, автор косвенно осуществляет самооценку.

На основании результатов исследования хронотопа как совокупности условий реализации образа Я в англоязычном тексте в работе выводится следующее определение понятия автобиографического хронотопа:

Автобиографический хронотоп – это совокупность языковых образов пространственно-временного континуума, порожденных Я-сознанием и обуславливающих его развитие на каждом этапе жизни индивида.

В качестве примера автобиографического хронотопа в диссертации приводится хронотоп футбольного стадиона, играющий важную роль в английской языковой картине мира. На материале трех произведений современных английских авторов исследуются особенности языковой актуализации Я в пространственно-временных координатах футбольного матча с учетом лингвокультурных, социальных и личностных характеристик говорящего.

Общим для автобиографических героев Ника Хорнби («Fever Pitch»), Виктории Бекхэм («Learning to Fly») и Стивена Джеррарда («My Story») является то, что хронотоп футбольного стадиона расширяется за пределы собственно архитектурного сооружения. Стадион, таким образом, – это не определенная точка физического пространства, обладающая географическими координатами, определенным адресом и именем собственным, а, прежде всего, коллектив людей, объединенных общим интересом и общим знанием и в то же время разъединенных духом спортивного соперничества и классовой неприязни.

Как любой коллектив, стадион обладает своими законами, своей иерархией, правилами поведения, своим языком.

Для изучения актуализации образа Я в хронотопе футбольного стадиона, все текстовые фрагменты были условно разделены на три группы в соответствии с основными факторами, оказывающими влияние на формирование пространственно-временного проявления Я говорящего: (1) время и пространство футбольного матча, (2) результат матча, (3) участники матча.

Как показало исследование текстового материала в третьей главе, ядром хронотопа стадиона является пространство и время футбольного матча, организованное участниками события. Хронотоп стадиона может выступать в качестве объекта оценки (субстрата события). Оценка носит субъективный характер и отсылает к свойствам и особенностям реализации отдельного пространственно-временного проявления Я говорящего. При этом в качестве мотива оценки может фигурировать как сам хронотоп стадиона, так и любой другой хронотоп, в котором актуализирован образ Я.

В заключении диссертации подводятся итоги и формулируются общие выводы, актуальные для дальнейших исследований:

- образ Я говорящего, запечатленный в тексте англоязычного автобиографического произведения, обладает хронотопической структурой, представляющей собой совокупность противопоставленных друг другу во времени и пространстве отдельных вербализованных проявлений авторского Я;

- противопоставление проявлений Я в англоязычном тексте возможно по нескольким взаимосвязанным параметрам: месту актуализации, времени актуализации, способам репрезентации Я повествователя, характеру хронотопических признаков Я, соответствующих образу на данном этапе его развития;

- хронотопическое по своей природе Я говорящего находится в постоянном развитии, а не является статичной данностью, что придает языковой репрезентации Я говорящего свойство полифоничности.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

1. Счастливые часы // Вестник Челябинского государственного университета (серия «Филология, искусствоведение»). № 39 (177). — Челябинск: Изд-во Челябинского государственного университета, 2009. — С. 111–114. — 0,5 п. л.

2. Я и Ты // Вестник Санкт-Петербургского государственного университета (серия «Филология, востоковедение, журналистика»). № 2. — СПб: Изд-во Санкт-Петербургского государственного университета, 2010. — С. 129– 134. — 0,7 п. л.

3. Мнемические аспекты эгосферы // Англистика XXI века: материалы IV Всероссийской научной конференции 21-23 января 2008 года. – СПб: СПбГУ, 2008. С. 60-62. – 0,14 п. л.

4. В нужном месте в нужное время // Англистика XXI века: материалы V Всероссийской научной конференции памяти профессора В. В. Бурлаковой 2022 января 2010 года. – СПб: СПбГУ, 2010. С.189-191 – 0,16 п. л.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.